Jump to content

ХБР (хочу быть регентом)

Sign in to follow this  
Яна Б.

116 views

Перешагнув впервые порог храма во время богослужения, и услышав церковное пение, я поняла: "Хочу на клирос!". Оказавшись впервые в Оптиной Пустыни, и услышав пение монахов, я поняла: "Хочу петь в мужском хоре!". Оказавшись в группе церковного пения воскресной школы, я поняла: "Хочу быть регентом!". 

 

В моей семье никто особо не занимался творчеством: возможно, таланты и были, но вот реализовывать их никто не стремился. Только сейчас я задумалась: а как вообще родителям пришла мысль записать меня в творческую студию? Конечно, они последовали рекомендации моей троюродной сестры, которая к тому времени неплохо преуспела в актерском мастерстве. Театральная студия, спонсируемая «американскими партнерами», считалась лучшей в городе: профессиональные педагоги по музыкальной культуре, сценической речи, хореографии, английскому языку. К слову сказать, действительно мастера своего дела и отличные люди. Дети в возрасте от 6 до 16 лет выступали на сцене краевой филармонии и приглашались на разного рода значимые мероприятия. Так бы и постигала я премудрости лицедейства, если бы не приход в храм.

 

Момент, когда я впервые осознанно начала вникать в церковные песнопения, настал сам собой. Безусловно, мне очень повезло: в нашем храме пели действительно превосходно. Хору тогдашнего состава удалось воплощать необходимый настрой: строго, молитвенно, слаженно, грамотно. При этом, исполнялись песнопения различных стилей и направлений. Учитывая, что собор в то время являлся кафедральным, архиерейские службы были торжественными и величественными. Через год Владыка благословил меня поступать в воскресную школу. Помимо основ православной культуры, воспитанники занимались творчеством: ребят распределяли по группам согласно их способностям. Проявивших таланты в музыке записывали в певческую группу, в изобразительном искусстве – в художественную, ну а если зачатков особых дарований отыскать не удавалось – отправляли учиться рукоделию. Попасть в певческую было нелегко и перед прослушиванием я испытала волнение как перед экзаменом. В голове витала мысль: «А если не возьмут? Что тогда?» Взяли! Записали в сопрано. 

 

Со временем голос стал понижаться, и на клирос я пришла уже тенором. К тому моменту за плечами были и концерты, и опыт паломничества, и тот самый незабываемый день в Оптиной. В монастыре служба в целом, и пение в частности, раскрываются во всей своей полноте. Когда понимаешь, что предначинательный псалом и «Блажен муж» на вечерни – не просто выдержки, а полноценные произведения, включающие в себя и пение, и чтение.

 

Когда в нашем городе на базе одного из приходов запланировали открыть мужской монастырь, Господь сподобил меня оказаться на клиросе. Это был незабываемый и очень важный опыт. Именно здесь появилась возможность вплотную заняться изучением богослужебного Устава и применить его на практике. И, хотя, обитель так и не была учреждена (не везет нашей епархии с мужскими монастырями :)), однако воспоминания о том времени остались самые добрые.

 

Далее в моей жизни возник вопрос выбора дальнейшего образования: или какой-либо гуманитарный университет, либо регентское отделение семинарии. После недолгих раздумий, я приняла решение поступать на… юридический. Наверное, здесь дал о себе знать семейный пример необходимости «серьезного» образования и мое личное желание обладать научными знаниями. Во время обучения мне с легкостью удавалось совмещать и общественную деятельность, и послушание субрегента. А вот с началом трудовой деятельности о клиросе пришлось на время забыть. Певчий, не посещающий спевки и приходящий только по выходным – скорее, не помощь, а обуза. Однако жизнь сложилась так, что я приняла решение уволиться с государственной должности. Мне предложили устроиться на рядовую должность в духовной семинарии «временно, пока не найду что-то подходящее».

 

Волей случая, в декрет ушла регент семинарского хора и, совершенно случайно, по какому-то неведомому стечению обстоятельств, которое и является «Промыслом Божиим», меня назначили на ее место. Опять же, временно – на три года. Пожалуй, никогда в жизни я не испытывала большей уверенности в себе: за плечами тринадцать лет клиросного послушания на самых различных приходах. «Руководить мужским хором – это сложно», – с таким напутствием мне передали творческий коллектив семинаристов. «Сложно?», – удивилась я, – «Ничего страшного, ведь я столько лет мечтала петь именно в мужском хоре». После первой же спевки пришло осознание, что всё действительно не так просто. Хор элементарно не может взять тон и запеть четвертый стихирный глас: привыкли к другому регенту. Когда я решила выдвинуть наивные теории о том, что существуют монастырские традиции, и «в Оптиной поют так, а на Валааме – так», то почувствовала себя инопланетянином. Коллектив всем своим видом дал мне понять, что я обратилась не по адресу. Благочинному первая служба также не понравилась. Это было началом проверки на смирение и терпение, а заодно и болючей прививкой от гордости.

 

Но что делать? Надо петь.

 

Хор семинарии – это нечто среднее между хором в монастыре и на приходе. Монастырские черты – поют те, кто есть; певчие тут же живут, тут же служат, пение не является источником дохода. Приходские – люди приходят неподготовленные, зачастую даже без минимальных знаний Устава и особенностей церковного пения, а произведения все хотят слышать красивые, разнохарактерные, профессионально исполненные. Самая большая проблема – текучесть кадров: ежегодно коллектив обновляется, получившие знания певцы выпускаются, новенькие приходят. Абитуриент с музыкальным образованием и/или опытом клиросного послушания – большая редкость. По-хорошему, учиться петь необходимо минимум полгода. Но служить требуется уже сейчас. Таким образом, проводится «обучение на рабочем месте». Порой абитуриенты семинарии вообще не могут понять, зачем им, желающим получить высшее теологическое образование, надо петь, и вообще что такое клирос? Послушание? Тогда почему требуется профессионализм? Работа? Тогда почему она не оплачивается, и нет предварительного обучения? Обязаловка? Тогда что вы вообще от нас хотите? Говорите, это пригодится в будущем? Но священнику максимум надо спеть величание: для чего учить «Ныне отпущаеши» Архангельского и «Хвалите Имя Господне» Византийское?

 

Таким образом, с точки зрения современного нецерковного человека, моя работа – это безумие: заставлять здоровых парней без музыкального образования и опыта несения клиросного послушания, бесплатно петь пять раз в неделю, при отсутствии каких-либо привилегий, без их особого желания, а просто потому что «так надо».

 

А пока у студентов-подготовишек начинается нелегкий путь. Времени практически нет: службы совершаются уже здесь и сейчас. Причем, желательно, «едиными усты и единым сердцем». Приходится буквально по ходу знакомиться не только с такими музыкальными понятиями, как «взять тон», «держать партию», «мягче исполнить звук», но и углубляться в вопросы Устава. Певчий должен ориентироваться в книгах и нотах. Впереди серьезные рождественские, пасхальные и другие общесеминарские мероприятия. Пока студентам Подготовительного отделения это кажется им невозможным и недостижимым. Но уже через год им будет гораздо легче.

 

Конечно, оптинский распев мы никогда не исполним так, как в Оптиной, валаамский - как на Валааме, афонский – как на Афоне. При этом мы не стремимся к слепому подражательству, а пытаемся понять настрой и молитвенный дух святых мест.

 

В неделю проводится две спевки, по возможности, с индивидуальной работой, а также занятия по Уставу. Увеличение числа занятий повлекут усталость, ведь необходимо выполнить домашнее задание по основным дисциплинам. Кто-то совмещает обучение с работой, чтобы обеспечивать себя а, порой, и помогать родственникам. Безусловно, я восхищаюсь тем, что эти ребята поют в принципе. Это всё равно, что набрать группу простых прихожан, дать ноты и сказать: «Пойте!» Конечно, им иногда трудно, ведь приходится перекраивать свою жизнь в целом, подчиняться администрации духовной школы. А ведь порой в семинарию приходят взрослые состоявшиеся люди, которые работали на серьезных предприятиях. Или, напротив, вчерашние школьники, которые решились посвятить свою жизнь нелегкому пастырскому служению… Клиросная работа вызывает целый спектр чувств и эмоций: это и раздражение, непонимание, жалость, сопереживание, радость. «Ну неужели нельзя заранее подготовить книги и заложить закладки на тропари? Неужели нельзя перед службой хотя бы бегло просмотреть текст стихир? Это правда так сложно - вступить сразу, всем, и в необходимую ноту?»

 

Вот, недавно пели литургию. На клиросе находилось восемь человек, а фактически пело трое. После богослужения, как и ожидалось, подходят негодующе-возмущенные прихожане с заявлениями: «А почему остальные не поют? Они что, не готовы?». Раньше я вдавалась в долгие объяснения. Сегодня же мне это просто надоела, и я сказала одну фразу: «Они молчали потому, что так надо. Если такое решение принято, значит, в этом есть логика». Никто не углубляется в подробности, никого не волнует, что ведущий второй тенор не пришел, так как сдавал экзамен, другой тенор сорвал голос, баритон повредил ногу, а остальные присутствующие еще просто не научились петь в тон. Они, конечно, могли бы петь, но тогда посыпались бы обвинения другого характера: «У тебя что, слуха нет? Ты не слышишь, что певчие фальшивят? Что за регент, который не может попросить подчиненных помолчать?». Вот и приходится смиряться и благодарить басов за составленную на службе компанию. А остальных - за моральную поддержку :))

 

Трудно ли руководить мужским хором? Да, нелегко. Но любое послушание насколько трудно, настолько и спасительно. Проходит время, и встречаясь с выпускниками-певчими, среди которых есть даже архиерейский диакон, мы вспоминаем былое время и удивляемся, как же справлялись с таким объемом служб. Естественно, было разное, но в памяти остается только хорошее.
 

Неизвестно, как долго продлится мое пребывание на этом послушании. Я благодарна Богу за то, что моя мечта исполнилась. Однако еще раз убеждаюсь в том, что наши мечты, исполняясь, оказываются весьма отличными от реальности.

 

P.S.

Регент строг: "Будь добрее и веселее!" 
Регент добр: "Будь строже и требовательнее!" 
Пели полтора часа, допустили одну ошибку: "Как вы могли запороть этот переход? Я в вас разочарован!"
Ошибок не допустили: "Ещё бы вы ошибались! А вот над звукоизвлечением еще работать и работать!"
В хоре десять человек, на службе пели трое: "А почему остальные не поют? С ними не ведутся индивидуальные спевки?"
Поют все: "Что-то так фальшиво! Лучше б трое пели, но чисто!"
Поем сложное и партесное: "Вы это не тянете, да и певчим тяжело. И вообще, молитвеннее надо, молитвеннее!"
Поем знаменное: "Ой, скучно! Где праздничное настроение и мощь?"
В составе хора мало студентов: "А когда эти выпустятся кто петь будет? Вон сколько талантов пропадает!"
Студентов в хоре много: "У нас тут не колледж искусств! На кухне работать некому!"...

 

 

Фото: по материалам Информационного центра семинарии.

1.jpg

2.jpg

6.jpg

22.jpg

  • Like 1
  • Thanks 1
Sign in to follow this  


1 Comment


Recommended Comments

как точно все подмечено о высказываниях)) видимо мыслим одинаково.

  • Like 1
  • Thanks 1

Share this comment


Link to comment

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.
Note: Your post will require moderator approval before it will be visible.

Guest
Add a comment...

×   Pasted as rich text.   Restore formatting

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...