Jump to content

Leaderboard


Popular Content

Showing content with the highest reputation since 09/23/18 in Blog Entries

  1. 6 points
    (Из личного архива 2013 год.) Одна женщина постоянно страдала болями в животе, ходила по врачам, делала медицинские анализы, но найти причину постоянных болей в кишечнике у страдающей женщины врачи не могли, только сожалеющие разводили руками. Женщина долго мучилась и страдала постоянными приступами тошноты, спазмами в желудке. Женщина сильно похудела, видом стала похожа на тень, и все больше напоминала старуху. Как то, после очередного похода к врачу она встретила свою подругу с которой, когда то, училась в институте. Разговорившись о том, о сем женщина поделилась со своей подругой своей проблемой о том, что врачи не могут ей помочь и хуже всего, что врачи не знают причины ухудшения ее состояния здоровья. Тогда ее подруга, посоветовала ей сходить в один монастырь, который находился за городом, в этом монастыре служит один старенький монах, который обладает духовным опытом и может ей помочь. Женщина удивилась, как мне могут помочь духовные советы ведь болит не душа, а тело? Но все же поблагодарила свою подругу и обещала съездить в этот монастырь к старцу, попрощавшись, каждая пошла в свою сторону. На следующий день, женщина приехала в тот монастырь, узнавши от других, где можно найти этого духовного старца-монаха. Наконец она смогла его разыскать, подошла к нему, поздоровалась и попросила с ней поговорить о ее проблеме со здоровьем. Рассказав ему, что с ней происходит и то, что врачи не могут ей помочь … Когда женщина поведала ему все свои горести, старец выслушал ее внимательно и спросил ее: - Есть ли у вас муж, дети? Есть батюшка, есть муж и дочь-подросток. - Всели, здоровы? спросил старец. Нет, батюшка, также болеют, не так сильно как я, но тоже часто хворают. Муж страдает головной болью и высоким давлением, дочь же стала плохо спать и увядает как цветок. - А аппетит у вас и вашей семьи хороший? Раньше кушали все с аппетитом, а в последнее время ни у кого нет аппетита и всякая пища вызывает тошноту хотя в гостях, когда нас приглашали друзья к себе в гости, кушали все хорошо и ни чего и ни у кого из нас не вызывало болей от принятой пищи. - А все ли спокойно у вас в семье, ни кто: не ругается ли у вас, не гневается, не сквернословит? Ой, батюшка, поначалу все, как и у всех: было конечно, не без ссор, было, но в последние время мы часто стали ругаться, гневаться, раздражаться друг на друга. - А не было ли такого, что бы вы, в гневе своем проклинали кого из домашних своих? Да, батюшка, пару лет назад, я в гневе на мужа, сама того не желая, прокляла его, а потом и на дочь в гневе сказала дурно из-за ее непослушания. После этого, наша семья стала другой: муж стал чаще оставаться до позднего времени на работе, а когда приходил, был злой и нервный, ссоры были частыми и гнев захлестывал нас, да так, что в гневе могли наговорить, много всякой гадости, да и дочь стала не послушной и нервной. - Душенька, а скажите, как давно вы стали себя плохо чувствовать? Господи, неужели вы считаете, что все мои несчастья это моя вина из-за того, что сама накликала, своим гневом и проклятием на себя и на всю мою семью болезни?! - Да, деточка моя, гнев, раздражение еще более страшное ваше проклятие, произнесенные в сердцах, причинили не только лично вам страдания, но и на всю вашу семью принесли скорбь. Как же теперь мне быть, дорогой батюшка, как все исправить? - Вам нужно раскаяться и принести покаяние за ваш грех, и как можно быстрей причастится Святых Таин и молитесь Господу слезно о прощении вашем, что бы грех гнева и проклятия был прощен вам. Еще не много пообщавшись, старец благословил страждущую женщину и отпустил с миром. Прошел год и эта женщина снова приехала к этому старцу, но уже не узнать в той женщине высохшую и страдающую от боли женщину, теперь она, как расцветший цветок и во всем ее облике говорило о прекрасном здоровье. Вот как гнев и проклятия может отравить не только пищу, но и всю душу в человеке и только с достойным раскаянием человек может, надеется на милость Божью!
  2. 3 points
    *** о.Василию (Рослякову) Я на могилу красных тюльпанов Вам принесу с сердцем. Приимите. Отченька, отче! Благословите!... Тронет ладони солнце и ветер, Тихой любовью взгляд Ваш ответит. Божий избранник, мученик светлый!... Крест деревянный, дух же бессмертный. Я в мире дольнем, Вы в мире дальнем. Благословите звоном Пасхальным. *** Апрель. В пасхальных звонах Оптина. Удар клинка. Три жизни, три души, три оклика Издалека! Как, подающий руку помощи За бездны край, Не я, а мне из дали солнечной: «Не умирай!» Во тьму мою, в моё бессилие Лучи любви: Три лика, три свечи, три имени, Молитвы три.
  3. 3 points
    6 ФЕВРАЛЯ Остров Васильевский. Петербург. Будут ветра насевать Снег, и февральские поведут Тропы к блаженной Ксении. Остров Васильевский. Льётся ввысь Пенье и пахнет ладаном. Ксения, милая, помолись, Чтобы душа не падала! Кофта зелёная. И платком Красным покрыты волосы. Не о вещественном, о святом Не оставляла помыслов. Подвиг блаженства, как крест неся, Бога в лишеньях славила, Голос молитвенный не иссяк И по кончине праведной. Не зарастает любви родник, Не убывают милости. Даруй и нам на путях своих К радости тихой вырасти.
  4. 3 points
    Приложусь ли к солнечной деснице, Побываю ль в Оптинских краях? Только взмах страницы за страницей, Только взмах. Там в Часовне теплится лампада, На стене иконы светлый Лик, Может быт исполнится когда-то Этот миг? Многое сбывается на свете. Буду ждать в сердечной глубине. Помолитесь, кто туда поедет, Обо мне.
  5. 3 points
    Свято-Успенская Почаевская Лавра, Почаев, Украина Мозаичная красота (+ 60 ФОТО) Беседа с художником Дмитрием Кунцевичем Юлия Гойко Дмитрий Кунцевич, руководитель мозаичной мастерской минского Свято-Елисаветинского монастыря, – о радостях и сложностях работы с мозаикой, о секретах этого древнего искусства, о творчестве как со-работничестве Богу. Основание мастерской и кое-что оставшееся «за кадром» – Дмитрий, расскажи, пожалуйста, как мастерская начала быть. – Наша мастерская существует уже около 12 лет. Она была основана по благословению духовника Свято-Елисаветинского монастыря – протоиерея Андрея Лемешонка. Когда в монастыре начали возводить храм в честь иконы Божией Матери «Державная», спроектированный в византийском духе, идея мозаичного убранства показалась очень уместной. Монахиня Марфа и архитектор Николай Дятко, ответственные за храм, вынесли эту идею на обсуждение отца Андрея и сестер. Батюшка благословил: «Давайте попробуем мозаику». Начиная работать в Державном храме, мы не представляли, что сможем осуществить такой грандиозный проект. Но когда воплотилось задуманное, а точнее сказать – немыслимое, у всех была такая радость – Пасха! Кстати, когда после окончания работ намывали храм, готовясь к праздничному богослужению, произошел один необычайно знаковый случай. Тогда я не придал ему значения, а если честно, даже вознегодовал. И только много лет спустя, читая предание о создании Софии Киевской, обнаружил, что нечто подобное упоминается и там. Дмитрий Кунцевич Голуби кружились под изображением Матери Божией, исчезали в фигуре Господа под куполом, снова вылетали… Зрелище это было сказочное! А случилось вот что. Мы зашли с отцом Сергием, нашим главным иконописцем, посмотреть, как продвигается уборка, и увидели такую картину: из вентиляционного отверстия в куполе храма (отверстие замаскировано мозаикой), прямо из фигуры возносящегося Спасителя вылетели два голубя. Они кружились, садясь на карниз в конхе под изображением Матери Божией, снова исчезая в фигуре Господа под куполом, перелетая от одной композиции к другой. Зрелище это было сказочное, но видеокамер в телефонах тогда еще, к сожалению, не было… Из санитарных соображений мы пытались выгнать птиц через окна, но ничего не выходило. А через несколько часов, на пасхальной службе, их уже не было. Художественный ликбез – А с чего начинали? – Начинали с нуля – то есть с меня… Тогда, еще будучи студентом, я нес послушание в сестричестве – посещал болящих в интернате при психоневрологическом диспансере (микрорайон Новинки г. Минска. – Ю.Г.), помогал в иконописной. Решил привлечь своих друзей – тех, с кем учился в Академии искусств. Некоторые из них уже были верующими людьми, кто-то начинал воцерковляться. Именно эти братья стали основой, фундаментом и авангардом нашей артели: Михаил Лавшук, его брат Димитрий, Саша Трусковский, Максим Дударев, Денис Черновец и др. Мы трудимся вместе до сих пор. Про «пуд соли» не скажу, но тонны смальты уже «съели». Ионинский монастырь, Киев, Украина Никаких знаний не имели, опыта тоже… Это во многом и помогло нам, иначе вряд ли мы взялись бы за такое дело. В институте на кафедре монументально-декоративного искусства, где мы отучились, технологии мозаики был выделен один семестр. Этого, конечно, было недостаточно. Специфика храмового искусства предполагает наличие богословских знаний, которых мы в академии не получили. Для меня это было серьезной трудностью. Ведь существуют определенные закономерности и требования к церковной стенописи. Занялись самообразованием – иначе говоря, «ликбезом». Начали с посещения святынь – с благоговением осматривали древние храмы Киева, монастыри России. Тогда же поехали на машине в Ферапонтово, Вологду, Кириллов. Из путешествия вернулись пешком: под Новгородом Великим видавший виды двигатель «Мерседеса» нашего компаньона Ильи Мохова «стукнул» – и так и не восстановился. Потом ездили в Питер, Москву, разыскивали мастеров-мозаичистов с опытом – их не так много оказалось. Но и они не на все вопросы имели ответы. Многое приходилось изобретать самим. И, как говорил известный иконописец архимандрит Зинон (Теодор): «Сразу ничего не выйдет, но если пробовать снова и снова, обязательно получится». Кроме этих вдохновляющих слов он открыл нам и некоторые важные приемы написания образа. Неоценимую помощь, точнее сказать – закваску, я получил в Оптиной пустыни. Стенописцы – иеромонах Иларион, инок Алипий (недавно скоропостижно скончавшийся), монахиня Мария – незримо присутствуют во всех наших работах, их методами и рецептами мы пользуемся до сих пор. С благодарностью вспоминаю Александра Николаевича Солдатова, преподавателя иконописной школы при Московской духовной академии; московского художника-мозаичника Корноухова Александра Давыдовича и других. У некоторых мастеров учились «заочно», глядя на плоды их трудов. Ионинский монастырь, Киев, Украина Созванивались с ребятами из Тихоновского тогда еще института, просили пленки с негативами древних балканских росписей, мозаик Италии для печати фото. В Минск возвращались с сумками снимков – это был шикарный материал, предел мечтаний. Влетали такие поездки по тем временам в копеечку. Но разве счастье измеришь рублями? – Сейчас, видимо, гораздо проще добывать информацию и материалы. – Даже и сравнивать нечего… Тогда на дворе стояла совсем другая эпоха – всё приходилось собирать по крупицам огромными усилиями. Не было интернета, всевозможных гаджетов – использовали такие «носители», как книги, фотографии (очень скудные, конечно), журнальные вырезки. Московские иконописцы и искусствоведы имели возможность бывать в Сербии, Греции, Италии, нам такое и не снилось. Однажды в телефонном разговоре известный реставратор А.Н. Овчинников из лучших побуждений посоветовал мне не тратить времени на собирание фото, а лучше самому съездить в Равенну и на месте поглядеть интересующие меня мозаики. Кому сейчас за 35, могут представить мою реакцию – недавнего пионера из рабоче-крестьянской семьи, воспитанного в советской школе, отец которого, строитель, был разве что в Афганистане с дружественным визитом по коммунистической путевке… Источник и продолжение:http://pravoslavie.ru/75594.html
  6. 2 points
  7. 2 points
    Ико­на Бо­жи­ей Ма­те­ри «Всех скор­бя­щих Ра­дость» (с гро­ши­ка­ми) про­сла­ви­лась в 1888 го­ду в Пе­тер­бур­ге, ко­гда во вре­мя страш­ной гро­зы мол­ния уда­ри­ла в ча­сов­ню, но на­хо­див­ша­я­ся в ней свя­тая ико­на Ца­ри­цы Небес­ной, пред­став­ля­ю­щая со­бой спи­сок с ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри «Всех скор­бя­щих Ра­дость», ко­то­рую из Моск­вы при­вез­ла кня­ги­ня На­та­лия Алек­се­ев­на (сест­ра Пет­ра Ве­ли­ко­го), оста­лась непо­вре­жден­ной. Об­раз, до то­го вре­ме­ни с по­тем­нев­шим от ко­по­ти ли­ком, об­но­вил­ся и про­свет­лел. Об­го­рел толь­ко шнур, на ко­то­ром свя­тая ико­на ви­се­ла в уг­лу ча­сов­ни, да при­лип­ли к по­верх­но­сти несколь­ко мел­ких мед­ных монет (гро­ши­ков) из раз­би­той вдре­без­ги круж­ки для по­да­я­ний. С тех пор мно­гие бо­ля­щие и страж­ду­щие, при­бе­гав­шие к Пре­свет­лой Вла­ды­чи­це с ис­крен­ней ве­рой и го­ря­чей мо­лит­вой, по­лу­чи­ли ис­це­ле­ние пе­ред Ее свя­тым об­ра­зом. В 1898 го­ду на ме­сте ча­сов­ни бы­ла по­стро­е­на цер­ковь. Икона находится в Скорбященской церкви Санкт-Петербурга (подворье Свято-Троицкого Зеленецкого монастыря).https://azbyka.ru/palomnik/Церковь_иконы_Божией_Матери_«Всех_скорбящих_Радость»_с_грошиками_(Санкт-Петербург) http://skorbyashenskaya.ru/ Источник и продолжение:https://azbyka.ru/days/ikona-vseh-skorbjashchih-radost-s-groshikami Вестник Православия. От 12 августа. Икона Божией Матери "Всех скорбящих Радость" (с грошиками) Духовно-публицистическая программа Санкт-Петербургской митрополии. *** Икона Божией Матери «Всех скорбящих Радость» Церковь иконы Божией Матери Всех Скорбящих Радосте (с грошиками) Фильм из цикла "Живые церкви Петербурга" посвящен храму иконы Божией Матери Всех Скорбящих Радосте (с грошиками), который является подворьем Свято-Троицкого Зеленецкого мужского монастыря. Храм сей прославлен чудотворной иконой Божией Матери Всех Скорбящих Радосте с грошиками и местом покоения петербургской странницы Матроны – босоножки. О важном историческом прошлом, дне сегодняшнем и о совсем близком дне завтрашнем всего храмового комплекса и его прихода этот фильм. Икона Божией Матери "Всех скорбящих Радость" Разнообразие икон Богородицы поражает воображение. И хотя некоторые специалисты называют число около семисот, сколько их на самом деле — доподлинно не знает никто. Как гласит предание о жизни Матери Спасителя, «икон Матери Божией, как звезд на небе: число их знает только Сама Царица Небесная». Порой у одной прославленной иконы появляются копии, которые становятся чудотворными. Люди исцеляются от тяжелых болезней, и новая икона прославляется. Так случилось и с образом «Всех скорбящих Радость» (с грошиками). Икона Божией Матери «Всех скорбящих Радость» (с грошиками) (день памяти — 5 августа) Для начала окунемся в историю иконографии «Всех скорбящих Радость». Этот образ появился в России в XVII веке, хотя и под влиянием западноевропейских произведений. Надо отдать должное русским иконописцам, которые весьма творчески перерабатывали католические творения. Названием послужило начало богородичной стихиры: «Всех скорбящих радосте и обидимых заступнице…». Первое письменное упоминание об иконе с таким названием появилось в 1683 году. Автором значится придворный живописец Иван Безмин. Спустя пять лет в Москве перед ликом Богоматери «Всех скорбящих Радость», находившимся в Спасо-Преображенской церкви на Ордынке, исцелилась от тяжелой болезни Евфимия Петровна Папина. Она была родной сестрой Патриарха Московского и Всея Руси Иоакима (Савелова). После усиленной молитвы перед образом женщина вновь обрела здоровье. Чудесное исцеление произошло 6 ноября, и в память об этом в честь иконы «Всех скорбящих Радость» было установлено празднование. Сам храм, в котором произошло чудо, вскоре прославился на всю столицу под именем «Скорбященский». Икона «Всех скорбящих Радость» полюбилась людям и распространилась по всей Руси. Каким образом одна из икон оказалась в Неве — неизвестно, но однажды один из представителей петербургского рода Куракиных нашел ее прибитой волнами к берегу реки. Образ долгое время хранили как семейную реликвию. Так бы и стояла она в домашнем иконостасе, если бы не чудесное спасение потомка этого рода при шторме. Он единственный уцелел после того, как лодка перевернулась во время сильной бури. Уцепившись за доску прямо посреди Невы, он взмолился Богородице о спасении. Подул боковой ветер, и доску с утопавшим прибило к тому месту, где стояла Тихвинская часовня. Благодарный купец Семен Иванович Матвеев после возвращения домой пожертвовал икону «Всех скорбящих Радость» в небольшую часовенку в деревню Клочки на окраине Петербурга. Ныне это историческая часть в Невском районе Санкт-Петербурга, между рекой Невой, Соединительной линией железной дороги, рекой Оккервиль и улицей Коллонтай. Именно в Тихвинской часовне летом 1888 года случилось чудо. 5 августа над Петербургом разразилась гроза. Сокрушительной силы молния ударила в часовню и сожгла все внутренние стены и убранство… за исключением подаренного Скорбященского образа. Перед глазами очевидцев предстала изумительная картина: лик Богородицы на иконе обновился. Прежде потемневший от времени и копоти свечей, теперь он просветлел. Стоявшая рядом с иконой кружка для пожертвований разбилась вдребезги, деньги рассыпались по полу, а к образу в разных местах прилепилось 12 медных монет (позднее 1 монета отпала). Грошики держались на поверхности иконы без всякой видимой причины — как свидетельство чуда Божия. Слухи о необыкновенном происшествии быстро облетели округу, и уже на следующий день к часовне потянулись богомольцы. Начались чудесные исцеления. Было официально задокументировано и подтверждено два чуда. Спустя два года после обретения иконы, в 1890 году, выздоровел юноша по имени Николай Грачев. Он страдал от эпилепсии, которую в те времена называли падучей болезнью. Парню приснился удивительный сон: перед ним предстали Пресвятая Богородица и Святитель Николай Мирликийский Чудотворец, а также прозвучал чей-то голос: «Поезжай в часовню, где упали монеты, и ты получишь исцеление. Но заранее никому ничего не говори». На глазах изумленных прихожан отрок, подойдя и приложившись к образу, навсегда исцелился от болезни. Вторым чудом стало выздоровление молодой женщины Веры Белоногиной. Это в наши времена от туберкулеза можно излечиться, а в конце XIX века туберкулезных больных ждала мучительная смерть. Эта участь нависла и над красавицей Верой, любимой женой писаря, работавшего на суконной фабрике Торнтона. Сначала женщина просто потеряла голос. Врачам казалось, что это фарингит, однако ничего не помогало — несчастная сипела, голос не возвращался. И стало ясно, что женщину поразил страшный недуг — горловая чахотка (так называли тогда туберкулез гортани). Врачи развели руками, и Вера стала изо всех сил уповать на Бога. Однажды во сне женщина услышала некий голос, повелевший идти в часовню. После молебна у чудотворной иконы «Всех скорбящих Радость» (с грошиками), она, зайдя в дом, с порога громко сказала своему мужу: «Я абсолютно здорова!» Вскоре появился новый тип иконы «Всех скорбящих Радость», на которой краской стали писать грошики. Празднование в честь иконы установили 5 августа, в день ее чудесного преображения. На самом образе Богородицу окружают нуждающиеся люди — нищие, больные, голодные, а среди них находятся ангелы. Сама Заступница пишется на иконе во весь рост, в красно-синем одеянии и с белым платом на голове. Над ней в облаках восседает Спаситель, в левой руке у Него Евангелие, а правой Он благословляет людей. После того замечательного (иначе о нем и не скажешь) пожара на месте сгоревшей часовни построили храм в честь чудотворной иконы. Причем обгоревшую прежнюю часовню оставили внутри, а большая каменная часовня в русском стиле стала ее «футляром». На тот момент она оказалась самой большой часовней в России, так как могла вмещать до 800 человек. К сожалению, меньше чем через 20 лет ее не стало. После революции 1917 года Скорбященский храм взорвали. К счастью, верующие смогли спрятать чудотворную икону и тайно сохранить ее от коммунистов. Во время Великой Отечественной войны удалось открыть доступ к святому образу. Его установили для поклонения в Свято-Троицком храме. В годы страшной блокады, во время нечеловеческих страданий, жителям Ленинграда так нужны были утешение и укрепление Божией Матери. И многие свидетельствовали потом, как получали помощь от Богородицы после молитвы перед иконой. Ныне образ хранится в том же храме Святой Живоначальной Троицы. Если отправиться в паломническую поездку в Санкт-Петербург, то приложиться к святыне можно на проспекте Обуховской обороны. Мимо церкви вы уж точно не пройдете: за необычный внешний вид ее называют «Кулич и Пасха». Источник и продолжение: http://Икона Божией Матери «Всех скорбящих Радость» (с грошиками) (день памяти — 5 августа) http://kashin.ortox.ru/vsekh_skorbjashhikh_radost_ikona/view/id/1175006
  8. 2 points
    В этой записи я хочу рассказать о людях. Эта история не о фанатизме и неофитстве. Это видение монастыря глазами ребенка, который еще не запятнан мирской грязью. Я приезжала в Оптину в возрасте 8-13 лет, и эти поездки навсегда останутся в моем сердце. Путешествовала я как с родителями, так и в составе паломнической группы воскресной школы Христорождественского собора города Хабаровска. Описание тех жизненных примеров, которые сформировали мое представление о православном богослужении, те образы, которые я до сих пор храню. Порой мы не представляем, что являемся примером для других людей: хорошим или плохим, поучительным или разочаровывающим. Мы просто живем своей жизнью, выполняем свою работу, взаимодействуем с людьми, отвечаем на их вопросы, даем советы. Приезжая в Оптину Пустынь, я стремилась увидеть людей, монахов. Понять их жизнь, образ мыслей, узнать их истории, приведшие в монастырь. Причем, не было стремления восхититься святостью: я прекрасно понимала, что в монастыре такие же люди, только что-то осознавшие в жизни. Даже если кто-то в обитель «убежал от проблем», то он же убежал именно сюда, а не в другие места, которые предлагает нам мир. Первое, на что приковало мое внимание в храме – это церковное пение. Его слаженность, торжественность, но при этом простота. Именно здесь Бог сподобил меня увидеть и услышать красоту православного богослужения. Как же величественно смотрится канонарх, возглашающий запевы и строки стихир с амвона! Хоры несколько отличаются друг от друга по манере исполнения: правый клирос под управлением иеромонаха Виталия поет очень необычно. Это пение невозможно спутать ни с каким другим. Мне важно было увидеть сам процесс клиросного послушания: как задается тон, как руководит регент, каким образом происходит смена книг, каким образом разложены ноты. Мелодии песнопений ложатся на слух сами собой и остаются в памяти. Вечером после ужина организуется крестный ход, начала которого ждешь с особенным трепетом. Вроде и народу не так много, но чувствуется духовная сила и радость. Во время шествия поются тропари: иконам Божией Матери «Умягчение злых сердец», «Умиление», святому Георгию Победоносцу, преподобному Пафнутию Боровскому, праведному Иоанну Кронштадскому и многим другим святым. Тропари пелись всегда в одном и том же порядке, причем без каких-либо книг, по памяти. Тексты молитвословий сами собой ложатся на слух. Именно после участия в крестных ходах мне запомнились все эти тропари, что в дальнейшем очень существенно помогло при несении клиросного послушания. После завершения крестного хода оставалось совсем немного времени для нахождения на основной территории, так как вскоре врата закрывались и паломники отправлялись к месту проживания. Я любила сидеть у могил иеромонаха Василия и иноков Ферапонта и Трофима. Солнце уже село за горизонт и монастырь погружался в серую пелену наступающей ночи. Народу практически не было: иногда только проходили задумчивые насельники монастыря и паломники, спешно завершающие послушание по уборке храмов. А за стенами обители еще кипела жизнь: на лавочках отдыхали многочисленные гости, кто-то гулял до скита, читал молитвы. В гостинице для паломников было неуютно и сыро, поэтому до последнего момента хотелось побыть на свежем воздухе. Из паломнической трапезной выходили последние посетители-рабочие, и потихоньку смолкал шум мытья посуды. Находясь в монастыре, понимаешь, что день прожит не зря, и с чистым сердцем воздаешь славу и благодарность Богу за Его бесконечные милости.
  9. 2 points
    Всеми мерами надобно стараться, чтоб сохранить мир душевный и не возмущаться оскорблениями от других; для сего нужно всячески стараться удерживать гнев и посредством внимания ум и сердце соблюдать от непристойных движений. Такое упражнение может доставить человеческому сердцу тишину и соделать оное обителью для Самого Бога. Образ такого безгневия мы видим на Григории Чудотворце, с которого в публичном месте жена некая блудница просила мзды, якобы за содеянный с нею грех; а он, на нее нимало не разгневавшись, кротко сказал некоему своему другу: даждь скоро ей цену, колико требует. Жена, только что прияла неправедную мзду, подверглась нападению беса; святый же отогнал от нее беса молитвою. Ежели же невозможно, чтобы не возмутиться, то, по крайней мере, надобно стараться удерживать язык, по глаголу Псалмопевца: смятохся и не глаголах (Пс. 76, 5). В сем случае сможем в образец себе взять святого Спиридона Тримифунтского и преподобного Ефрема Сирина. Первый так перенес оскорбление: когда, по требованию царя греческого, входил он во дворец, то некто из слуг, в палате царской бывших, сочтя его за нищего, смеялся над ним, не пускал его в палату, а потом ударил и в ланиту; святой Спиридон, будучи незлобив, по слову Господню, обратил ему и другую (Мф. 5, 39). Преп. Ефрем, постясь в пустыне, лишен был учеником пищи таким образом: ученик, неся ему пищу, сокрушил на пути, нехотя, сосуд. Преподобный, увидев печального ученика, сказал к нему: не скорби, брате, аще бо не восхоте приити к нам пища, то мы пойдем к ней; и пошел, сел при сокрушенном сосуде и, собирая снедь, вкушал ее: так был он безгневен. А как побеждать гнев, сие можно видеть из жития великого Паисия, который явившегося ему Господа Иисуса Христа просил, дабы Он освободил его от гнева; и рече ему Христос: аще гнев и ярость купно победити хощеши, ничесоже возжелай, ни возненавиди кого, ни уничижи. Дабы сохранить мир душевный, должно отдалять от себя уныние и стараться иметь дух радостный, а не печальный, по слову Сираха: печаль бо многих уби и нeсть пользы в ней (Сир. 30, 25). Когда человек имеет большой недостаток в потребных для тела вещах, то трудно победить уныние. Но сие, конечно, к слабым душам относиться должно. Для сохранения мира душевного также всячески должно избегать осуждения других. Неосуждением и молчанием сохраняется мир душевный: когда в таком устроении бывает человек, то получает Божественные откровения. К сохранению душевного мира надобно чаще входить в себя и спрашивать: где я? При сем должно наблюдать, чтобы телесные чувства, особенно зрение, служили внутреннему человеку и не развлекали душу чувственными предметами: ибо благодатные дарования получают токмо те, кои имеют внутреннее делание и бдят о душах своих. Источник и продолжение:https://www.pravmir.ru/poucheniya-prepodobnogo-serafima-sarovskogo/ Епископ Пантелеимон: как сохранить мир в душе? В молодости хочется все узнать, все попробовать. В зрелости хочется чего-то достичь, в старости хочется успокоения и мы ходим на работу, стараемся кому-то помогать. Но если в душе нет мира, тогда мы ничего не приобретаем ни делами своими, ни своими мнимыми заслугами, и, главное, не можем помочь другим. Надо опять вспомнить слова прп.Серафима Саровского: «Стяжи мирный дух в своей душе и тогда вокруг тебя спасутся тысячи человек». Очень важно об этом помнить и ради этого жить. Если поставить перед собой такую цель – обрести этот мир, стяжать его в своей душе – тогда Господь будет нам с вами в этом помогать. Господь, когда пришел на землю, говорил: «Покайтесь, ибо приблизилось Царствие Небесное». Что это означает? Это означает, что Царствие Божие, в котором есть тот мир, который мы с вами взыскуем, приблизилось с пришествием в мир Христа. И Христос в этом мире пребывает до скончания века. А мы не можем воспринять этот мир только потому, что наша душа искажена грехом, только потому, что мы не каемся в наших грехах. Не каемся по-настоящему. Не плачем о своих грехах, не стремимся их исправить, не просим помощи у Бога. Поэтому тот мир, который изливается Богом в церковных таинствах — в крещении, в миропомазании, исповеди и особенно в Причастии Святых Христовых Таин — мир, которым Господь отвечает на наши молитвы, не вмещается в наше сердце и в наши души. Поэтому, самое главное – увидеть и признать, что мира в моей душе нет Епископ Пантелеимон: как сохранить мир в душе? 9589 05.11.2015 / Екатерина ЗАГУЛЯЕВА Источник и продолжение:https://www.miloserdie.ru/video/episkop-panteleimon-kak-sohranit-mir-v-dushe/ Беседы с батюшкой. Можно ли сохранить душевный мир в современной жизни? Эфир от 23 ноября 2015г – Сегодня у нас в гостях кандидат богословия, ответственный по миссионерской работе Сергиево-Посадского благочиния, клирик храма Ахтырской иконы Божией Матери (с. Ахтырка), протоиерей Димитрий Беженарь. Тема нашей передачи – «Душевный мир: возможно ли его сохранить в современной жизни?» – Что такое душевный мир? Каковы его свойства? – Господь наш Иисус Христос в Евангелии от Иоанна в 13-й главе говорит очень важные для всех христиан слова: «По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин. 13-35). В этом же Евангелии Господь говорит еще об одном очень важном явлении для всех христиан (кроме любви между собою, которая сразу будет отличать христиан – последователей Господа нашего): мир будет их всегда ненавидеть. Конечно, наш русский язык при всем его богатстве имеет только одно слово «мир», хотя в греческом оригинале есть три разных слова, обозначающие мир как космос, мир как совокупность человеческих страстей и мир как внутреннее благодатное состояние. Господь говорит: «вас будут все ненавидеть имени Моего ради». Почему такое происходит? Господь сказал: «Если бы вы (ученики) были от мира, то мир любил бы свое (то, что сродно ему)». Мир как совокупность человеческих страстей любит в каждом человеке что-то свойственное миру: страсти, похоти, стремление к славе, богатству и всему тому, что удаляет от Бога. А далее Господь говорит Своим ученикам: «Но Я избрал вас от мира, и поэтому мир вас ненавидит». То есть это то важное свойство, которое отличает христиан от всех окружающих людей – мир будет их ненавидеть, и в то же время Господь говорит, что раб не больше господина своего и ученик не выше учителя своего: «Если Меня гнали – и вас будут гнать. Если Мое слово соблюдали – и ваше будут соблюдать». Христиане должны иметь любовь между собою, и хотя мир будет их ненавидеть, они должны светить своим внутренним миром окружающим людям, должны продолжать любить всех и помогать всем прийти ко Христу. Источник и продолжение: http://tv-soyuz.ru/peredachi/besedy-s-batyushkoy-efir-ot-23-noyabrya-2015g
  10. 2 points
    Помоги мне, Господи, помоги! Я заплутал в долгой долине лет, За плечами горести и долги Тяжелы веригами дольних бед. Отпусти мне, Господи, отпусти Всё, чем я пресытился и устал! Эту нить, которой ты мог вести - Я рукой упрямою распускал. Расплескал я, Господи, не донёс, Раздробил на мелкие черепки… Принимал серьёзное не всерьёз, Променял достоинства на грехи. Отвори мне, Господи, отвори! Я ключи к закату не подобрал. То, что смерть настоена на крови – Ты явил и этого не скрывал. Как я мал, и беден и нищ и наг, От дождя и ветра продогший весь, Но я силюсь сделать свой первый шаг. Помоги мне, Господи, где Ты есть?!
  11. 1 point
    Недавно, 9 июня, в нашей жизни было великое, радостное событие - мои родители, Николай и Анфиса, отметили юбилей - золотую свадьбу и венчались! Это настоящее чудо и милость Божия к нам. Я ведь так долго этого ждала, много, много лет, молилась к Господу, чтобы они повенчались. Знаете, дорогие друзья, это была для всех нас, родных и близких, такая радость! В храме, во время венчания, мы с сестрой были очень счастливые и так было мирно, благодатно и радостно. Слава Богу за все! Вот так надо нам всегда - верить и надеяться, и молиться и Бог не оставит всех нас без утешения!
  12. 1 point
    В записи на Вознесение писал, как скучала моя душа при отдании Пасхи. И вот в храме на Троицу услышал, то, что много раз слышал: "елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся". И подумалось мне: вот теперь Дух Святой сошел на нас, а ведь это Дух Христов, и мы соединяемся с Ним. Так что действительно, Пасха "не отходит", она в нас всё сильнее с каждым витком богослужебного круга.
  13. 1 point
    Вознесение Господне! Все православные, небо и земля радуются о Господе. А у меня, грешного, вот уже много лет в сердце сожаление о том, что вот теперь целый год не будем приветствовать друг друга "Христос Воскресе", не будем читать "Ангел вопияше..." Какое-то неудачное название "Отдание Пасхи". Как будто можно её отдать... И вот, в этом году Господь послал мне вразумление. Ведь и апостолы опечалились, когда Господь сказал им, что идет к Пославшему Его: "Но от того, что Я сказал вам это, печалью исполнилось сердце ваше." (Ин.16:6). Но дальше-то: "Но Я истину говорю вам: лучше для вас, чтобы Я пошел; ибо, если Я не пойду, Утешитель не приидет к вам; а если пойду, то пошлю Его к вам" (Ин.16:7). Так что Пасху никуда не отдали, и Вознесение, и Сошествие Утешителя нашего Святого Духа - всё Пасха Красная! О чем и батюшка преподобный Серафим Саровский свидетельствовал, встречая всех возгласом: "Христос Воскресе!" ... Так и утешаю себя.. А всё-таки, хорошо, что Пасха у нас - каждое воскресенье! Велича́й, душе́ моя́, возне́сшагося от земли́ на не́бо Христа́ Жизнода́вца.
  14. 1 point
    Русь. XII. Свт. Николай. Икона. Русь. Конец XII в. Русский музей. Спб. Святитель Николай, архиепископ Мирикийских[/floatleft]Л Святитель Николай, архиепископ Мирикийских, чудотворец прославился как великий угодник Божий. Он родился в городе Пахаре Ликийской области (на южном побережье Малоазийского полуострова), был единственным сыном благочестивых родителей Феофана и Нонны, давших обет посвятить его Богу. Плод долгих молитв ко Господу бездетных родителей, младенец Николай со дня рождения своего явил людям свет будущей своей славы великого чудотворца. Мать его, Нонна, после родов сразу исцелилась от болезни. Новорожденный младенец еще в купели крещения простоял на ногах три часа, никем не поддерживаемый, воздавая этим честь Пресвятой Троице. Святой Николай во младенчестве начал жизнь постническую, принимал молоко матери по средам и пятницам, лишь один раз, после вечерних молитв родителей. С детских лет Николай преуспевал в изучении Божественного Писания; днем он не выходил из храма, а ночью молился и читал книги, созидая в себе достойное жилище Святого Духа.Дядя его, епископ Татарский Николай, радуясь духовным успехам и высокому благочестию племянника, поставил его во чтеца, а затем возвел Николая в сан священника, сделав его своим помощником и поручив ему говорить поучения пастве. Служа Господу, юноша горел духом, а опытностью в вопросах веры был подобен старцу, чем вызывал удивление и глубокое уважение верующих. Свт. Николай Чудотворец НИКОЛАЙ МИРЛИКИЙСКИЙ - Древо Постоянно труждаясь и бодрствуя, пребывая в непрестанной молитве, пресвитер Николай проявлял великое милосердие к пасомым, приходя на помощь страждущим, и раздавал все свое имение нищим.Узнав о горькой нужде и нищете одного ранее богатого жителя его города, святой Николай спас его от большого греха. Имея трех взрослых дочерей, отчаявшийся отец замыслил отдать их на блудодеяние для спасения от голода. Святитель, скорбя о погибающем грешнике, ночью тайно бросил ему в окно три мешочка с золотом и тем спас семью от падения и духовной гибели. Творя милостыню, святитель Николай всегда старался сделать это тайно и скрыть свои благодеяния.Отправляясь на поклонение святым местам в Иерусалим, епископ Патарский вручил управление паствой святому Николаю, который и исполнял послушание с тщанием и любовью. Когда епископ возвратился, тот, в свою очередь, испросил благословение на путешествие в Святую Землю. По дороге святой предсказал надвигавшуюся бурю, грозящую кораблю потоплением, ибо видел самого диавола, вшедшего на корабль. По просьбе отчаявшихся путников он умилил своей молитвой морские волны. По его молитве был поставлен здравым один корабельщик-матрос, упавший с мачты и разбившийся насмерть. Достигнув древнего города Иерусалима, святой Николай, взойдя на Голгофу, возблагодарил Спасителя рода человеческого и обошел все святые места, поклоняясь и творя молитву. Ночью на Сионской горе сами собой отверзлись запертые двери церкви перед пришедшим великим паломником. Обойдя святыни, связанные с земным служением Сына Божия, святой Николай решил удалиться в пустыню, но был остановлен Божественным гласом, увещавшим его вернуться на родину. Возвратившись в Ликию, святой, стремясь к безмолвному житию, вступил в братство обители, именуемой Святым Сионом. Однако Господь снова возвестил об ином пути, ожидающем его: "Николай, не здесь та нива, на которой ты должен принести ожидаемый Мною плод; но обратись и иди в мир, и да будет прославлено в тебе Имя Мое". В видении Господь подал ему Евангелие в дорогом окладе, а Пресвятая Богоматерь - омофор. Свт. Николай "Великорецкий". Икона. Русь. XVI в. ЦАК МДА. http://www.patriarch...ext/908632.html И действительно, по кончине архиепископа Иоанна он был избран епископом Мир Ликийских после того, как одному из епископов Собора, решавшего вопрос об избрании нового архиепископа, в видении был указан избранник Божий - святой Николай. Призванный пасти Церковь Божию в архиерейском сане, святитель Николай оставался тем же великим подвижником, являя пастве образ кротости, незлобия и любви к людям. Это было особенно дорого для Ликийской Церкви во время гонения на христиан при императоре Диоклитиане (284-305). Епископ Николай, заключенный в темницу вместе с другими христианами, поддерживал их и увещевал твердо переносить узы, пытки и мучения. Его самого Господь сохранил невредимым. По воцарении святого равноапостольного Константина святитель Николай был возвращен к своей пастве, с радостью встретившей своего наставника и заступника. Несмотря на великую кротость духа и чистоту сердца, святитель Николай был ревностным и дерзновенным воином Церкви Христовой. Ратоборствуя с духами злобы, святитель обходил языческие капища и храмы в самом городе Миры и его окрестностях, сокрушая идолов и обращая в прах капища. Свт.Николай http://days.pravosla...ii1635&3457.htm В 325 году святитель Николай был участником I Вселенского Собора, принявшего Никейский Символ веры, и ополчался со святыми Сильвестром, папой Римским, Александром Александрийским, Спиридоном Тримифунтским и другими от 318 святых отцов Собора на еретика Ария. В пылу обличения святитель Николай, пламеневший ревностью ко Господу, даже заушил лжеучителя, за это он был лишен святительского омофора и посажен под стражу. Однако нескольким святым отцам было открыто в видении, что Сам Господь и Богоматерь посвятили святого во епископа, подав ему Евангелие и омофор. Отцы Собора, уразумев, что дерзновение святителя угодно Богу, прославили Господа, а Его святого угодника восстановили в святительском сане. Вернувшись в свою епархию, святитель принес ей мир и благословение, сея слово Истины, пресекая в самом корне неправомыслие и суетное мудрствование, обличая закоренелых еретиков и врачуя падших и уклонившихся по неведению. Он был поистине свет миру и соль земли, ибо житие его было светло и слово его было растворено солию премудрости. Еще при жизни святитель совершал многие чудеса. Из них наибольшую славу доставило святителю избавление от смерти трех мужей, неправедно осужденных корыстолюбивым градоначальником. Святитель смело подошел к палачу и удержал его меч, уже занесенный над головами осужденных. Градоначальник, обличенный святителем Николаем в неправде, раскаялся и просил его о прощении. При этом присутствовали три военачальника, посланные императором Константином во Фригию. Они еще не подозревали, что им вскоре также придется искать заступничества у святителя Николая, так как их незаслуженно оклеветали перед императором и обрекли на смерть. Явившись во сне святому равноапостольному Константину, святитель Николай призвал его отпустить неправедно осужденных на смерть военачальников, которые, находясь в темнице, молитвенно призывали на помощь святителя. Много других чудес совершил он, долгие годы подвизаясь в своем служении. По молитвам святителя город Миры был спасен от тяжкого голода. Явившись во сне одному итальянскому купцу и оставив ему в залог три золотых монеты, которые тот обрел в своей руке, пробудившись наутро, попросил его приплыть в Миры и продать там жито. Не раз спасал святитель утопающих в море, выводил из плена и заточения в темницах.Достигнув глубокой старости, святитель Николай мирно отошел ко Господу († 345-351). Честные его мощи хранились нетленными в местной кафедральной церкви и источали целебное миро от которого многие получали исцеления. В 1087 году мощи его были перенесены в итальянский город Бар, где почивают и поныне (о перенесении мощей см. 9 мая).Имя великого угодника Божия, святителя и чудотворца Николая, скорого помощника и молитвенника за всех, притекающих к нему, прославилось во всех концах земли, во многих странах и народах. На Руси множество соборов, монастырей и церквей посвящено его святому имени. Нет, пожалуй, ни одного города без Никольского храма. Во имя святителя Николая чудотворца был крещен святым Патриархом Фотием в 866 году Киевский князь Аскольд, первый русский князь-христианин († 882). Над могилой Аскольда святая равноапостольная Ольга(память 11 июля) воздвигла первый в Русской Церкви храм святителя Николая в Киеве.Главные соборы были посвящены святителю Николаю в Изборске, Острове, Можайске, Зарайске. В Новгороде Великом один из главных храмов города - Николо-Дворищенская церковь (ХII), ставшая позже собором. Прославленные и чтимые Никольские храмы и монастыри есть в Киеве, Смоленске, Пскове, Торопце, Галиче, Архангельске, Великом Устюге, Тобольске. Москва славилась несколькими десятками храмов, посвященных святителю, три Никольских монастыря находились в Московской епархии: Николо-Греческий (Старый) - в Китай-городе, Николо-Перервинский и Николо-Угрешский.Одна из главных башен Московского Кремля называется Никольской. Чаще всего ставились храмы святителю на торговых площадях русскими купцами, мореходами и землепроходцами, почитавшими чудотворца Николая покровителем всех странствующих на суше и на море. Иногда они получали в народе именование "Николы Мокрого". Множество сельских храмов на Руси посвящено чудотворцу Николаю, свято чтимому крестьянами милостивому предстателю перед Господом о всех людях в их трудах. И святитель Николай не оставляет своим заступничеством Русскую землю. Древний Киев хранит память о чуде спасения святителем утонувшего младенца. Великий чудотворец, услышав скорбные молитвы родителей, потерявших единственного наследника, ночью вынул младенца из воды, оживил его и положил на хорах храма святой Софии перед своим чудотворным образом. Здесь и был найден утром спасенный младенец счастливыми родителями, прославившими со множеством народа святого Николая чудотворца.Много чудотворных икон святителя Николая явилось в России и пришло из других стран. Это и древний Византийский поясной образ святителя (ХII), привезенный в Москву из Новгорода, и огромная икона, написанная в ХIII веке новгородским мастером. Два изображения чудотворца особенно распространены в Русской Церкви: святителя Николая Зарайского - в рост, с благословляющей десницей и Евангелием (этот образ был принесен в Рязань в 1225 году византийской царевной Евпраксией, ставшей супругой рязанского князя Феодора и погибшей в 1237 году с мужем и младенцем-сыном при нашествии Батыя), и святителя Николая Можайского - тоже в рост, с мечом в правой руке и городом в левой - в память чудесного спасения, по молитвам святителя, города Можайска от нападения вражья. Невозможно перечислить все благодатные иконы святителя Николая. Каждый русский город и каждый храм благословлен такой иконой по молитвам святителя. Источник и продолжение : Святитель Николай, архиепископ Мир Ликийских, чудотворец... Святитель Николай архиепископ Мир Ликийских, чудотворец... Святитель Николай, архиепископ Мирликийский (НиколайЧудотворец... Храм-подворье святителя Николая Чудотворца в Бари сегодня Протоиерей Владимир Кучумов Вряд ли в России найдется дом православного человека, в котором бы не было иконы святителя Николая Чудотворца. Точно так же среди нашего верующего народа вряд ли обнаружишь того, кто, помолившись святителю Николаю, не получал от него помощи. Поэтому не удивительно, что в итальянском городе Бари, где покоятся мощи святого, есть храм Русской Православной Церкви. Но, хотя русское подворье в Бари имеет почти 100-летнюю историю, в полную силу оно функционирует лишь последние десять лет. О сложной судьбе подворья и о современной его жизни рассказывает настоятель храма-подворья святителя Николая Чудотворца в г. Бари протоиерей Владимир Кучумов: Лампада в виде корабля перед чтимой иконой свт. Николая. Фото:А.Поспелов / Православие.Ru Источник и продолжение: https://pravoslavie.ru/33289.html
  15. 1 point
    Белый снег, темный храм, службы окончанье. Тишина, полумрак, да лампад мерцанье. Догорает свеча, огоньки померкли... Я стою возле врат полутемной церкви. Благодать: купола и кресты мерцают. И луга, и поля ночи ожидают. Снег ложится ковром, белоснежной шалью, Покрывает земля всё вокруг вуалью. Вспоминаю всегда вечер незабвенный: Постриг в мантию тот - тихий, сокровенный. В храме тишь, темнота... Собрались монахи... Мысли все разбрелись и пропали страхи. Вот послушник в дверях в белом показался, Лег на пол вниз лицом и крестом распялся. Хор запел строго так, горько и уныло: "Приими, Боже мой, блудного мя сына"... Подойдя к алтарю, низко поклонился. Тот послушник с мирской жизнию простился. Троекратный удар ножниц об книг Книгу, Постриг влас... Умер брат... И воскреснул мигом. Он воскрес, он рожден новым человеком, Изменив злым грехам и мирским утехам. Хор поет, точно гимн, тропари, молитвы. Вот начало пути и духовной битвы. Так дерзай, милый брат, и не бойся сбиться! Знай, что с Богом всего сможешь ты добиться. Ну а мне пожелай мира и терпенья, Чтобы суметь побороть гордость, нераденье. Может, мне суждено тоже в час полночный Умирая, восстать, бросить мир порочный. Я стою и молюсь, плачу и рыдаю. Я стараюсь восстать, душу очищая... 2003.
  16. 1 point
    Оптина .Часовня Воскресения Христова
  17. 1 point
    Серёжа Старк (Антонина Осоргина) СЕРЁЖА СТАРК 19-го февраля 1940 года после продолжительной болезни тихо отошёл ко Господу на 10-м году жизни СЕРЁЖИК СТАРК. Простое объявление в газете… Те, кто не знал его, прочли, остановились на мгновение, подумали: «Бедный мальчик, совсем ещё маленький… всего 9 лет.» Те, кто хотя бы случайно встречались с семьёй о. Бориса Старка и знали Серёжика, с искренним участием подумали: «Как — это сын того молодого священника, этот весёлый, здоровый мальчик с блестящими глазками? Как жаль! И что это была за болезнь?» Для тех, кто имел счастье ближе знать этого здорового мальчика с блестящими глазами, слова этого объявления связаны с целым миром лучших, высших переживаний, заставивших сердце их мучительно сжиматься от страшной жалости и скорби, и в то же время приоткрывших перед ними на мгновение таинственную завесу, которая отделяет от нас небесный потусторонний мир, куда ушёл от нас необыкновенный мальчик. Я имела счастье знать его близко, любить его, имела счастье испытать на себе его детскую доверчивую привязанность и такую недетскую, глубоко чуткую ласку. Помню нашу первую встречу в июле 1939 года. Летний солнечный день в Эленкур. В большой столовой русской колонии спешно накрывают столы, гремят посудой, стучат ножи, вилки. В большие открытые окна льётся солнечный свет, вдали, в голубой дымке, Эленкурский горизонт. Я только что приехала и стою среди столовой, разговаривая с отцом Борисом. Вдруг в крайнем окне, в которое врываются крики детей, играющих в волейбол, появляется весёлая тёмная головка с необыкновенно сияющими, брызжущими шалостью глазами, цепляются за подоконник загорелые ручки. — Серёжик! Слезай сейчас! — кричит о. Борис. — Сколько раз тебе запрещали в окно лазить! Сияющая рожица быстро исчезает. Как мы подружились, сблизились — не помню. Только очень скоро он стал у нас, как свой. Отпрашивался гулять со мной и моими племянниками, убегал из колонии и появлялся у нас во все часы дня, с раннего утра, когда ещё я не была готова, и комната не убрана. Тук, тук, тук в дверь. «Кто там?» В щёлке появляется свежеумытое детское лицо, ласковое… чуть-чуть заискивающая улыбка — и нельзя не впустить, хотя и подметать пол нужно и торопиться в колонию… А Серёжик в одну минуту уже во всех трёх комнатах побывал, всё осмотрел, и под кровать залез — что-то там интересное увидал, и на чердак сбегал, и железку какую-нибудь сломанную разыскал и просит позволения взять её — и ни в чём нельзя отказать, и рассердиться на безпорядок нельзя, когда видишь эти лучистые глаза, эту, такую подкупающую, детскую доверчивость. Гулять с нами он очень любил. Его влекло к нам то, что мы своей семьёй гуляем, не как колония; привлекала большая свобода, привлекал маленький велосипед, на котором он по очереди с моим племянником катался и, к моему великому ужасу, летел, сломя голову, без тормозов, с раскрасневшимися щеками, горящими глазами, с невероятным увлечением и задором. Привлекало его и то, что он чувствовал в нас что-то своё, родное — церковное. Знал, что мой отец Священник. Знал, чувствовал, что я так же думаю, верю, того же направления, как и его родители. Скоро он стал садиться ко мне на колени. Вдруг порывисто влезет, обовьёт руками шею, прижмётся всем своим крепеньким тельцем и так поцелует! «Ты хорошая!» — у меня сердце таяло. Случилось так, что моё место за обедом оказалось на конце стола, против о. Бориса, его жены и Серёжика, который всегда сидел между родителями. Я спросила, почему Серёжа не сидит за детским столом, и тут узнала, что он уже несколько лет не ест мяса, и тут, в колонии, родители взяли его за стол взрослых, во избежание осложнений. Он ел картофель, овощи, фрукты, макароны и, видимо, страдал, если в картофель попадал мясной соус. Мать его рассказала мне всю историю его отказа от мясной пищи. Ему было не больше трёх лет, когда на Рождество, на ёлке, ему подарили много шоколадных зверушек и печенья в виде зайчиков, барашков и т. д. Серёжик любил сладости и шоколад, как все дети, но зверьков есть не стал, бережно выбирал их из другого печенья, складывал в коробку и прикрывал ватой. Через некоторое время он как-то был с матерью на базаре и, проходя мимо мясной, спросил: «Что такое мясо?» Пришлось ему объяснить. Вернувшись домой к завтраку, он наотрез отказался от мясного блюда. Никакие уговоры и просьбы не подействовали. С этих пор никогда мяса и не ел. Но это не было отвращение к мясу, это было принципиальное решение. До этого Серёжик очень любил ветчину и телятину. Как-то он спросил: «А что — ветчина — тоже мясо?» «Да». «Как жаль, я её так любил». Но больше никогда не попробовал. Рыбу он ел. («Почему же ты ешь рыбу, а мяса не ешь? Рыба тоже живая» — говорили ему. Серёжик отвечал: «Рыба не дышит воздухом»). Родители боялись, что он ослабеет без мяса, пытались его обманывать. Долгое время уверяли, что сосиски делают из рыбы или же из какого-то «морского коня», который живёт в воде и не дышит воздухом. Сперва он верил, но потом, когда узнал, что сосиски — тоже мясо, горько плакал и упрекал родителей: «Зачем вы меня обманывали?» Как-то Серёжик после обедни в церкви на ул. Дарю был в гостях у о. Никона. Отец Никон дал ему большой банан. Серёжик сидел, поглядывал на банан, но не ел его и не трогал. Его несколько раз угощали. Наконец, Мать говорит ему: «Что же ты не ешь банан?» Он ответил: «Вы меня опять обманываете: Она была гусеницей, и у неё оторвали лапки…» Нет, это было не отвращение от мяса, это была любовь ко всему живому, ко всему, что «дышит воздухом» и имеет право на жизнь. Но вместе с тем, Серёжик уже тогда знал, что монахи никогда не едят мяса и, главным образом, это и было у него монашеское решение. Твёрдый, сознательный отказ от мяса. Не вегетарианский, а монашеский взгляд: рыбу есть можно, ведь Спаситель ел рыбу. Встреча с о. Никоном сыграла большую роль в жизни Серёжика. Это был первый монах, с которым он сблизился и который стал его духовным отцом. Как маленький мальчик понимал монашеский путь, как он объяснял себе монашество? Один Господь это знает. Но решение стать монахом явилось у него естественным — и никогда ни о чём другом он не мечтал, не менял своего решения, как это часто делают дети. Он говорил своим родным: — Я вас очень люблю, а всё-таки от вас уйду. И это своё решение он держал в глубине своего сердца, не говорил о нём, так же, как не говорил, почему он не ест мяса. Как-то ужасно стеснялся, если его об этом спрашивали или вообще обращали на это внимание. Назван он был в честь великого подвижника и наставника русского монашества, но ему как-то ближе всех святых был преподобный Серафим. Он был ещё совсем маленьким, когда Мать рассказала ему житие преподобного. С тех пор он постоянно говорил: — Я хочу быть, как преподобный Серафим. Ведь преподобный Серафим ел одну травку, почему же я не могу? Я хочу быть как он! Всё это не мешало Серёжику быть весёлым, живым, жизнерадостным мальчиком, шалуном, и каким шалуном! Достаточно было посмотреть на эту круглую, весёлую рожицу, увидеть его исцарапанные, грязные коленки, ручки, которые так и лезли в карманы, а это строго запрещалось. А в карманах-то чего-чего не бывало! Всякие невозможные сокровища в виде камешков, железок, пробок, верёвочек — самые мальчишеские карманы. И при этом глаза, такие глаза — сияющие, весёлые, искрящиеся. В них был и свет, какой-то внутренний, и жизнь, и шалость детская. Но шалости его были просто шалости. Никогда ничего плохого в нём не было. Семи лет Серёжик поступил в русскую гимназию. Все там его знали. Все помнили этого весёлого шалуна, которого и из-за стола выгоняли за шалости, — но все любили. Большие гимназистки с ужасом вспоминают, как он шалил по дороге в автобусе, как перекидывался ранцем с другими мальчиками. Кондуктора автобусов все знали и любили, да и нельзя было не любить его. И вот, в душе этого весёлого, жизнерадостного ребёнка глубоко и ясно запечатлелся закон Христов, закон любви и правды. В жизни для него всё ясно было. Да — да. Нет — нет, а что сверх того, то от лукавого (Матф. 5, 37). До принятия священства о. Борис с семьёй жили в одном из пригородов Парижа, в большом квартирном доме. Серёжик часто видел на улице нищих, ожидающих подаяния, с надеждой озирающихся на окна домов и квартир. Видел, как иногда из этих окон нищим кидали монетки. Этого он не мог выносить! Зачем кидают деньги, зачем заставлять нищих нагибаться? Сколько раз он сбегал по лестницам, чтобы подать нищему или же подобрать и подать ему то, что кинули другие. Он спрашивал свою мать: «Можно позвать к нам нищих обедать? Почему ты зовёшь к нам обедать людей, которые сыты и хорошо одеты, а не зовёшь нищих, которым правда надо дать есть?» Как трудно ответить на такой вопрос! Серёжик вообще любил нищих. На Пасху в церкви на ул. Дарю он просил позволения христосоваться со всеми нищими на паперти и ужасно огорчался, что ему этого не разрешали, огорчался серьёзно и не понимал, — почему? Фальшь жизни, неправда наших условностей глубоко оскорбляли его. Почему в Подворье, после прощальной вечерни так хорошо все просят друг у друга прощение, а когда потом мы встречаем знакомых и даже родных, мы у них не просим прощения? Почему дома, на Подворье, у о. Никона перед обедом читают молитву, а у знакомых просто садятся за стол? Почему мы не можем у них молитву прочесть? Ему казалось, что когда прочтут молитву, когда батюшка благословит еду, и еда-то становится вкуснее. Когда отец Борис сделался священником, как огорчало Серёжика, что не все подходят под благословение папы, а некоторые здороваются с ним за руку, как с простым человеком, а Папа — Священник. Это было ещё до священства о. Бориса, Серёжику было всего 5 лет, когда на Пасхе Старки после ночной службы в церкви на ул. Дарю поехали разговляться к родным. С собой в церкви у них было 10 крашеных яиц. Серёжик почти все яйца раздал нищим, одно подарил Владыке Митрополиту. Приехали к родным. Пасхальный стол, цветы, нарядные платья, весёлые лица. Серёжику этого было недостаточно. Он всё ждал молитвы, ждал «Христос Воскресе». Без этого ему казалось невозможно сесть за стол. Но никто, казалось, не собирается петь молитву. Тогда маленький пятилетний мальчик подошёл к своему месту за столом, положил кулачки на стол и запел: — Христос Воскресе из мёртвых! Шумное веселие взрослых затихло, смолкли кругом. Он допел до конца — как ни в чём не бывало, весёлый, радостный сел за стол и начал разговляться. Для него свет Христов светил всегда, освящал и наполнял все уголки его домашней, детской жизни. Вера его была проста и сильна. Он всё удивлялся, что когда болеют, то зовут докторов: — Зачем это? Надо просто помолиться или позвать на помощь какого-нибудь святого — и всё пройдёт! Так он говорил, и был случай, когда он по просьбе своей матери помолился о себе и о своей больной сестрице. Это было накануне праздника Входа Господня в Иерусалим. У обоих детей была высокая температура и болело горло. Серёжик помолился, как обещал, и на следующее утро оба были совершенно здоровы и были у обедни. С церковной жизнью Серёжик сроднился рано, прислуживал в церкви на ул. Дарю, всегда одинаково с любовью и радостью собирался в церковь. Прислуживал вместе с папой. Ему было 7 лет, когда о. Борис в день св. Александра Невского был посвящён во диаконы. Как Серёжик переживал это! Во время литургии он стоял на правом клиросе, откуда всё хорошо было видно. В алтаре был Владыко Владимир Ниццкий, который обратил внимание на это сияющее детское лицо и спросил: — Кто этот мальчик с таким ангельским лицом? Весь этот день Серёжик не отходил от отца, ему хотелось сидеть прямо около него. Это был уже не просто папа — «Папик», а папа — духовное лицо, священное, церковное. Когда о. Борис сделался священником, Серёжик всегда прислуживал ему в церкви. Как трогательно и умилительно было видеть их вместе! Высокая фигура о. Бориса и рядом маленькая фигурка в стихарике, чёрная головка, поднимающийся кверху нежный детский профиль, внимательные, серьёзные, чёрные глаза. В церкви, в этих глазах не было и тени обычной шалости. Когда я узнала Серёжика, когда я видала его в церкви, я всегда поражалась той переменой, которая происходила в нём во время богослужения. В его прислуживании в алтаре не было никогда не только шалости, которую так часто, к сожалению, видишь у мальчиков, раздувающих кадило, играющих с церковными свечами. Нет, прислуживал Серёжик всегда с благоговением, с таким особенным, до конца серьёзным выражением лица. Это не была внешняя дисциплина, это было внутреннее чувство, настоящая молитва. Он чувствовал Бога, ходил перед лицом Божиим. В церкви всё было свято для него, всё преисполнено дивной стройности и красоты. И он в своём стихарике, около своего папы составлял тоже частицу этой стройной гармонии, участвовал в богослужении, со всем усердием детским служил Богу. — Мы с папой служим, — говорил он. И это нисколько не мешало ему после службы, выйдя из церкви, начать шалить, бегать, всюду находить что-нибудь интересное, со всеми, с кем только можно, поздороваться, поговорить, набрать в карманы всевозможные и невозможные находки. В церкви он никогда не скучал. Ещё совсем крошкой он выстаивал длинные великопостные службы. Выстаивал, не присаживаясь, не шелохнувшись. Мать его рассказывала мне, как один раз, когда ему было 5 лет, она была с ним в церкви на ул. Дарю у Стояния Марии Египетской. Несколько раз во время длинной службы она наклонялась к Серёжику с предложением сесть. Он отказывался. В конце концов он сказал матери: — Я совсем не устал. Я всегда в церкви читаю молитву Иисусову, и я не замечаю службы! Он читал молитву Иисусову! «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного…» То, чего многие с трудом, с терпением, со слезами ищут и добиваются годами, — это сокровище молитвы, дыхание молитвы было у маленького пятилетнего мальчика. Откуда он научился молитве Иисусовой? Ни отец, ни мать никогда его этому не учили. В доме у них долго болела и скончалась бабушка Серёжика, любимая «Букочка». Серёжик слышал разговоры о. Бориса с Бабушкой о молитве Иисусовой, видел, что папа сам по чёткам молится, всё это запоминал, воспринимал, складывал в своём сердце. Ему очень хотелось самому иметь чётки, и как-то в Подворье, где он был любимцем всех студентов и иеромонахов, он сказал о своём желании о. Сергию Мусину-Пушкину. У того как раз были маленькие чёточки, в 20 бусин, сделанные из остатков больших чёток. Эти чёточки Серёжик получил в подарок и сияющий прибежал показать его родителям. Мать не хотела, чтобы он молился по чёткам, боялась, чтобы в этом не было чего-то показного. Вернувшись домой, она взяла у Серёжика его чётки и повесила на гвоздик к образам. Серёжику не позволялось выходить с ними из комнаты. Но иногда, он, когда молился, брал их. Иногда его заставали среди дня перед образами со своими чёточками: стоит, молится, потом обратно повесит их на гвоздь. Часто в метро, в автобусе мать видела, что он шепчет молитву. Глаза серьёзные, губы по-детски шевелятся; чёток нет, так он пальчиками перебирает. Или вытащит из кармана пачку билетов метро, которые он собирал, и по ним отсчитывает молитву Иисусову. Он вообще молился удивительно горячо и сознательно. Когда умерла его бабушка (ему было тогда 6 лет), в первый раз после её смерти он стал на молитву — как трудно ему было перевести бабушку из числа живых в число умерших. Он помолился за живых — пропустил бабушку. Но когда начал заупокойную молитву, он остановился и вот просто не мог помолиться о бабушке, как об умершей. Уткнётся в подушку, поплачет, потом снова станет на молитву, опять дойдёт до этого места — и опять остановится. В заупокойной молитве Серёжик просто и реально сознавал души умерших людей. Как-то раз он попал в церковь на ул. Дарю, когда там были похороны, и слышал, как там поминали «рабу Божию Екатерину». Он внёс её имя в свою молитву и никогда не забывал поминать. Некоторое время спустя родители спросили его: — Отчего ты молишься за неё? Ведь ты её не знал? — Как не знал? — ответил Серёжик. — Ведь мы с ней на ул. Дарю встретились. С тех пор и отец его внёс в своё поминание «рабу Божию Екатерину». Когда Серёжик сделался отроком, то есть начал говеть, с ним случалось иногда, что после причастия он совсем менялся. Он, такой весёлый, живой, становился молчаливым, ни с кем не разговаривал, отказывался кофе пить, завтракать. Отойдёт к окну, серьёзно куда-то смотрит, тихий такой, и молчит. Его звали к столу, спрашивали, что с ним. Один раз даже мать спросила о. Никона, духовного отца Серёжика, что это значит. — Оставьте его, не трогайте, — сказал о. Никон. Серёжик очень любил рисовать. Нельзя сказать, чтобы он хорошо рисовал. Всё, что он изображал, было очень примитивно даже для его возраста. Но интересно то, что он рисовал, что привлекало и занимало его. Я рассматривала все уцелевшие его рисунки, все эти изрисованные и иногда измаранные бумажки. Всюду церкви, крестики, могилки, священники и часто — картины из Священной истории. Видно, как он всё замечал, всё представлял себе живо, реально. Ему запрещалось изображать Спасителя — уж очень некрасиво он рисовал человеческие лица, и всё-таки есть рисунок Распятия. Сохранилась большая картина Входа Господня в Иерусалим со всеми подробностями еврейской толпы. Дети с пальмовыми ветвями, деревья, человек, влезающий на пальму за веткой… Люди идут по дороге, и много радости чувствуется во всех примитивных фигурках. А на самом краю картинки, справа показываются голова и ноги ослика и только видно большое сияние Сидящего на нём. Тут Серёжа не посмел изобразить фигуру Христа. Больше всего мне понравилось изображение Успения Божией Матери. Видно, с каким живым воображением рисовалась эта картина. Апостолы собрались вокруг Тела Божией Матери, видны остатки облачков, на которых они прилетели; тут же неверующий кощунник, схватившийся за одр Богородицы, руки его отсечены, пристали к одру, кровь течёт. А над всем Спаситель в небесах принимает в объятия душу Божией Матери. Рядом с этими духовными сюжетами — самые простые, детские: собачки, зверушки разные. Как он любил зверушек! У него был целый заветный мешочек любимых игрушек-зверушек: мишки, зайчики, собачки, лошадки. Он ужасно любил их, иногда расставлял на столе всё своё полчище и любовался на них. Самый любимый был Яшка, большая плюшевая обезьяна, до невозможности истрёпанная и затёртая. С Яшкой Серёжик никогда не расставался, любил его нежно, спал с ним, и расстался только во время предсмертной болезни. Последнее лето жизни Серёжика, лето 1939 года, о. Борис с семьёй проводил в детской колонии в Эленкур, в чудной по красоте местности. Там-то я и познакомилась с ними, близко узнала Серёжика, сблизилась и подружилась с его родителями. Как я уже говорила, мы много времени проводили вместе. Серёжик стал меня звать «тётей» и говорить мне «ты», приняв меня доверчиво и просто в своё родство. Никогда не забуду тех двух-трёх дней, которые он провёл всецело на моём попечении. Это была первая его разлука с родителями. Смутное, тревожное было время. В воздухе нависала война, тяжёлая, грозная атмосфера чувствовалась кругом. Дела вызвали о. Бориса в Париж. Жена его не хотела покидать его в такое неспокойное время, да, кроме того, ей надо было показаться доктору. Поручив мне детей, о. Борис с женой уехали в Париж. Мы провожали их на автокаре. Дети махали до тех пор, пока знакомые лица в окне грязного автокара не скрылись за поворотом. Верочка поцеловала меня, объявила, что сегодня ночью будет спать на маминой кровати, и побежала в колонию к своим подругам. Серёжик сказал, что в колонию не пойдёт, хочет быть всё время со мной и хочет сейчас же писать письмо маме, только на маминой бумаге и в мамином конверте. Мы пришли ко мне. Я села с книгой, а Серёжик устроился к столу и принялся за письмо. Из-за книжки я поглядывала на него. Косые лучи солнца лились в открытое окно. Наклонённая тёмная головка, воротник матросской курточки; губы и язык усиленно помогают писать, глаза сверкают, щёчки постепенно разгораются от труда и переживаний. С орфографией дело не очень-то ладилось. Ошибки он принёс проверять ко мне на колени. Помню наизусть его письмо: «Милая Кисанька! Как ты доехала? Как Папик доехал? Когда я вас проводил, я снаружи смеялся, а внутри плакал. Пишу у Тёти Тони, только там у неё я нахожу утешение в своём горе…» Тут же решено было писать письма каждый день. На следующий день он прибежал ко мне, сел за стол, написал: «Дорогой Мамик!», но дальше пороху не хватило, погода была так хороша, так хотелось в лес бежать. Так этот «Дорогой Мамик!» и остался у меня в блокноте. Через два дня родители вернулись. Объявление войны застало нас в Эленкуре. Люди семейные, люди, имевшие на своём попечении детей, с тревогой спрашивали себя, где лучше устроить детей, куда их перевозить, где учить зимой. Принимались и отклонялись решения несколько раз в день. Скоро судьба разлучила меня с семьёй Старков надолго. Они переехали в детскую колонию Вильмуассон. Сперва жили в бараке в лесу, к зиме переехали в большой тёплый дом колонии. Дети поступили во французскую школу. До этого, как я уже говорила, Серёжик учился в русской гимназии, но говорил по-французски совсем хорошо. Учился он в этом году отлично. Несколько раз получал медаль и очень был этим доволен. Обожающая детей Танечка (старая гувернантка его матери) за каждую медаль дарила Серёжику денег. Так он накопил 10 франков, отложил в особый кошелёчек и решил непременно подарить дедушке, чтобы он себе хорошего вина купил. Этой осенью он был, как и всегда, впрочем, весел, жизнерадостен, живой. Прибежит из школы, фуражка съехала на затылок, пальто нараспашку, щёки румяные. Сумка с книгами летит в одну сторону, пальто в другую, пальцы в чернилах, глаза так и сверкают. Вот он весь перед вами, живой, весёлый, здоровый мальчик — милый, хороший мальчик. Случалось — и не послушаться, покапризничать, поворчать, поссориться с Верочкой, — но так немного этого было! И что это в сравнении с той горячей лаской и приветом, которые сияли в его глазах и обдавали всякого встречавшегося ему человека. Этой осенью он написал мне письмо. Я переживала тяжёлые, грустные дни: умирал мой отец. Серёжик это знал и всем своим горячим сердечком хотел выразить мне сочувствие. «Милая тётя Тоня! — писал он мне, — если тебе плохо, приезжай к нам, ты знаешь ведь, где мы живём, мы всегда тебя приласкаем». Маленький, золотой мальчик, он и приласкал меня, так приласкал, когда я уже после смерти своего отца на один день приехала к Старкам. И приласкал, и помолился со мной у заупокойной обедни, которую о. Борис отслужил для меня. В последний раз видела я тогда Серёжика, прислуживающего отцу в белом стихарике, с кадилом в руках. Заболел он в день Крещения. Утром прислуживал за обедней, и кто-то ещё сказал матери: «Какое у него сегодня особенное выражение лица было за службой!» Днём у него поднялась температура — 37,5, он жаловался на ухо, железки за ушами распухли. Казалось, пустяки, но температура быстро стала подниматься, обнаружилось воспаление лёгких. Две недели он болел дома. Всё это время температура была то очень высока, то немного спускалась. Доктора путались в симптомах. Один находил менингит, другой — воспаление в лёгких от какой-то бациллы. Подозревали стрептококки, подозревали коли бациллы, делали безконечные анализы, которые ничего не давали и всех сбивали с толку. На 15 день болезни доктора сказали, что положение угрожающее и посоветовали перевезти Серёжу в госпиталь. Все жители дома в Вильмуассон любили Серёжика, все волновались из-за его непонятной болезни. Когда пронеслась весть, что его перевозят в госпиталь, в коридоре, у дверей его комнаты столпились многие, желавшие помочь, посочувствовать или просто взглянуть на милого мальчика. Он лежал в своей кроватке, знал, что его перевозят и как-то совсем спокойно принял это известие. До этого дня он волновался своей болезнью, так что от него скрывали его высокую температуру, говорили, когда он спрашивал, — 38° вместо 40°. Но с этой минуты он как будто понял, что положение его очень серьёзно, и совершенно этому покорился. Вдруг он начал громко молиться, петь всенощную. Было около 6 часов вечера. — Господи, воззвах к Тебе, услыши мя, услыши мя, Господи! — и опять — Господи, воззвах к Тебе, услыши мя! В ручках он сжимал крестик. Было что-то до того трогательное в этой молитве, что все, слышавшие её в коридоре, в дверях, плакали. При отъезде Серёжик старался каждому сказать какое-нибудь ласковое слово, оказать внимание. Просил, чтобы не забывали кормить собачку Жучка. В госпитале его положили в отдельной комнате. В тот же вечер, подчиняясь правилам госпиталя, родителям пришлось вернуться домой, оставить его одного. Серёжик подчинился этому просто и покорно. Понял, что так надо. С ним ночевала милая, добрая сестра, католическая монахиня, которая, как и все, полюбила его, и, когда он просил, давала ему держать своё Распятие. Так потянулись дни в госпитале. Утром родители приходили, проводили день, вечером прощались, расставались на долгую, тревожную ночь. Продолжала упорно держаться высокая температура, всё около 40°. Один раз под вечер Серёжику стало совсем плохо, сердце слабело. Сестра вдруг сказала родителям, что лучше им остаться на ночь при нём, что она не ручается за эту ночь. Распорядилась, чтобы в палату внесли диванчик для родителей на ночь. Когда Серёжик увидал этот диванчик, он понял, что папе и маме позволили остаться с ним на ночь и, повернувшись к сестре с полными слёз глазами, сказал ей: «Спасибо! Я не забуду никогда то, что Вы для меня сделали!» К утру сердце опять выправилось. На следующую ночь родителям пришлось опять уйти. Сестра сказала: «Этой ночью ничего не случится». И Серёжик спокойно их отпустил, как будто и он знал, что сегодня он от них ещё не уйдёт. Мать его всё боялась, что он будет бредить по-русски, просить что-нибудь и что сестра его не поймёт. Поэтому мать внушала ему без них говорить по-французски. Так он и делал. Сестра рассказывала потом, что в долгие, томительные часы безсонницы Серёжик всё молился вслух. То молился по-русски своими словами и вежливо объяснял ей: «Я просто по-русски молюсь, Вы поэтому не понимаете». Иногда он молился по-французски, и она слышала, как он молится за всех солдатиков, которые в траншеях, за всех несчастных, за всех, кому холодно, кто сейчас на дорогах, за раненых. Потом, уже в конце болезни, один раз он вдруг сам себя пожалел и заплакал: «Я сам теперь в раненого солдатика обратился». В госпитале сестра ухаживала за ним от души, действительно боролась с болезнью, но как он страдал, бедненький, от этого лечения! От него не осталось ничего, одни кости, весь он был сожжён горчичниками, истыкан уколами. Сестра говорила, что не припомнит, чтобы кому-нибудь делали столько уколов. От болезни Серёжик совсем не страдал, но от лечения — очень, и когда сестра появлялась со шприцем или горчичником, он, чтобы не кричать, судорожно сжимал в ручках Распятие, молился напряжённо, так, что покрывался потом, и только так не кричал. За всю болезнь, которая продолжалась 32 дня, температура редко спускалась ниже 40°, доходила до 41,8°. Чего только не делали врачи, чтобы спустить температуру. Все обычные способы не давали результатов. Так, например, после холодного обёртывания температура не спускалась, а поднималась ещё выше. Сестра разводила руками. Видели Серёжика 9 докторов. Одного светилу, детского специалиста (профессора Вейль-Аллэ, заведующего Парижским госпиталем «Больных детей») выписывали из Парижа. Все предположения докторов не оправдывались, все их расчёты опрокидывались… Всё, что было в человеческих силах и возможностях, было сделано, чтобы спасти его. Но, видно, Господь судил иначе. Последние 15 дней Серёжик причащался каждый день. Он был в сознании до самого конца, иногда путался, иногда бредил, но, в общем, всё время всё осознавал. Причащался каждый день с таким особым благоговением, так ждал Причастия, так готовился к нему! Очень его мучило сначала, что он не может припомнить свои грехи — жар мешает. О. Борис стал причащать его, как больного, без исповеди, и это его успокоило: «Теперь папа причащает меня без исповеди, значит, больше нет у меня грехов». Как-то он сказал: «Мне так будет хорошо у Бога! — И сразу добавил матери. — Только ты не плачь». Раз он видел во сне преподобного Серафима. Проснувшись, рассказал, что преп. Серафим подошёл к его кровати и снял с него горчичники, которые так его мучили. Действительно, в этот же день доктора отменили горчичники совсем. Это было самое мучительное в его лечении. Как-то раз, страдая от боли, Серёжик сказал своей матери, что вот, мученики, когда страдали, им это легче было, потому что они страдали за Христа. И мать поняла его мысль: они, мученики, — за Христа страдали, а он, Серёжик, за самого себя, то есть, для своего здоровья страдает. Мать сказала ему, что и он может свои страдания как-то отдать в жертву Богу, терпеть для Христа. Серёжик сразу же уловил эту мысль и успокоился, приготовился терпеть. Маленький, девятилетний мальчик! Но вот, явился преподобный Серафим и избавил его от лишних страданий. В другой раз не во сне, а наяву преподобный Серафим его поддержал. Серёжик говорил: «Я знаю, что преп. Серафим здесь! Я его не вижу, но я чувствую, что он здесь». Удивительно, что, как будто сговорившись, все друзья и близкие, переживавшие всем сердцем болезнь Серёжика, привозили ему и присылали образки и разные святыни именно от преп. Серафима. Прислали ему большой образ с вделанным камешком преподобного, другой образок, написанный на том камне, на котором молился преподобный Серафим. Этот камень Серёжик и в ручках держал и под подушкой, и целовал его, прижимаясь к нему. Привезли ему святой воды из колодца Саровского, вывезенной из России. Прислали большой образ с множеством частиц мощей. Вся эта святыня окружала его. Молились за него, смело можно сказать, десятки людей. В скольких церквях его поминали, молились горячо, усердно, становясь на колена, со слезами. Скольких людей захватила и, прямо скажу, перевернула эта болезнь, эта невероятная борьба жизни и смерти в маленьком детском существе, и эта сильная борьба и победа духа этого ребёнка над земными страданиями. Я не преувеличу, когда скажу, что не только близкие, но чужие люди, не знавшие Серёжика, переживали остро все стадии его болезни, справлялись о его здоровье, старались получить последние известия. Мы все, пережившие эти дни, никогда не забудем этого времени, этого молитвенного порыва, в котором мы все соединились, молясь за Серёжика. А как он сам молился! С каким напряжением держал в ручках крестик, прятал его, поднимая одеяло, и, глядя на него молился. В такие минуты он говорил родителям: «Не смотрите на меня!» А у них не хватало духу спросить его, о чём он молится, о чём думает. Иногда он бредил и в бреду говорил удивительные вещи, как будто ему дано было видеть и понимать то, чего здоровым людям не увидеть и не понять. Перед его кроватью дома висел большой портрет его покойной бабушки. Раз он так радостно ей улыбнулся, как будто вдруг увидел её: «Букочка милая, мы к тебе приехали!..» В другой раз поздно вечером он всё безпокоился об одном из мальчиков колонии, звал его по имени. Это было, когда он лежал ещё у себя дома, в Вильмуассоне. Дортуар мальчиков находился в том же коридоре, через две комнаты. Все двери были закрыты, дети давно спали. Серёжика успокаивали, но он не переставал волноваться: «Надо посмотреть, что делает Баранов! Посмотрите на Баранова!» Наконец, чтобы успокоить больного, кто-то пошёл в дортуар. И что же? Действительно, все дети спали, а Баранов, оказывается, упал с кровати и продолжал спать на холодном полу между стеной и шкафом. Накануне перевоза Серёжика в госпиталь часов в 6 вечера он вдруг стал говорить матери: «Как мне хорошо! Какой сегодня свет, какое солнышко! Почему ты закрыла ставни, когда так светло?» Думая, что он бредит, мать стала говорить ему, что сейчас уже вечер, на воздухе совсем темно, но так как Серёжик настаивал, она, наконец, открыла занавески и ставни окна, показала ему зимнюю ночную темноту. Серёжик как-то недоумевающе посмотрел на чёрное окно: «Ах, это не то! Неужели ты не видишь, какой свет кругом?!» В это время приехал отец Лев и вошёл в комнату. Серёжик и к нему обратился: «Отец Лев, Вы видите, какой свет здесь? Мне так хорошо.» «Да, да, милый, свет! И слава Богу, что тебе хорошо». Эти слова его как-то успокоили. А вот ещё поразительный случай: в вечер, когда его перевезли в госпиталь, мать его, вернувшись домой, сидела одна в своей комнате, как вдруг со стены сорвалась и упала фотография Серёжика. Она оглянулась. Вдруг с другой стены упала вторая, упала третья… За несколько минут, без всякой видимой причины, упало 5—6 фотографий Серёжика, и именно Серёжика, остальные оставались висеть на своих местах. Может быть, это была случайность, но, конечно, в такую минуту матери это было неприятно. Утром родители вернулись в госпиталь рано. Никто не видал Серёжика со вчерашнего вечера, кроме госпитальной сестры, никто не мог рассказать об этом случае, но когда он увидел мать, он улыбнулся ей и вдруг говорит: «А карточек-то сколько попадало!» В другой раз он вдруг, как бы всматриваясь куда-то, сказал: «Вот катафалк едет чёрный!» «Но он мимо едет, Серёжик?» — спросил отец Борис, затаив дыхание. «Да, мимо». На следующий день узнали, что в этот самый час умерла знакомая девочка в Париже. В конце болезни он всё просил крест. Ему подавали то один, то другой крест. «Нет, нет, не тот! Я знаю, что для меня есть ещё один свободный большой крест!» Понимали родители, о каком кресте он говорил. Наряду с этими, такими особенными словами, прорывался иногда самый детский бред: «Я ещё таблицу умножения не выучил!» Потом, не в бреду, вполне сознательно как-то сказал: «Мне жаль только одного: я хотел школу кончить». Сознавал ли он, что умирает? Конечно сознавал! Он уходил из мира, любя мир, прощаясь с миром, но уходил как-то величественно, просто, с детской доверчивостью и верою в Бога, с молитвой и крестом, как подвижник. А мир он любил. Больше всего на свете любил своих Папу и Маму, любил стольких близких — родных и друзей, собачку Жучка, котёнка, любил свои игрушки. В больнице, когда он был совсем уже без надежды на выздоровление, ему захотелось поиграть игрушечным поездом, который ему тётя подарила. О. Борис на больничном столике пускал ему заводной поезд, а он глазками следил и радовался. В другой раз ему вдруг ужасно захотелось иметь свисток. Конечно, сразу же достали свисток, который очень ему понравился. Серёжик спросил, можно ли ему свистеть вместо того, чтобы звать сестру. Добрая сестра очень обрадовалась такому проявлению жизни: «Ну конечно, мой маленький, свисти, сколько тебе захочется!» Только кажется, один раз он и свистнул. Больше от слабости не мог. Серёжик очень любил песенки. Всё заставлял о. Бориса петь ему «Баю-баюшки-баю», «В няньки я тебе взяла ветер, солнце и орла…» Но больше он любил святые слова. Когда ему бывало особенно плохо, он просил псалмы: «Читай псалмы, читай псалмы!» И под чтение псалмов он успокаивался. Или акафист преп. Серафиму о. Борис читал ему. Прочитает весь, начинает сначала, а Серёжик слушает и утихает. Очень он метался последние дни. Отец Никон, приезжавший к Серёжику в больницу, сказал ему раз, чтобы утешить и подбодрить его: — Вот, поправляйся, вырастешь большим, тогда Владыко Митрополит благословит тебя монашеским крестом и даст тебе имя Серафим! Серёжик как-то необычайно серьёзно отнёсся к этим словам и стал тут же просить, нельзя ли не дожидаться, чтобы он вырос, а теперь же, не откладывая дать ему монашеский крест и новое имя любимого святого, Преподобного Серафима. Так серьёзно он просил, что о. Никону пришлось передать его просьбу Митрополиту. Владыко особенно любил Серёжика, безпокоился о нём и, конечно, очень был взволнован этой необычайной просьбой девятилетнего мальчика. Прислал он ему маленький деревянный крестик с Елеонской горы и сам впоследствии говорил с любовью и со слезами: — Я так и чувствовал, что это будет Серёжикин Елеон, вознесение его… Трудно описать, какое впечатление произвёл на Серёжу этот крестик. Как будто это был действительно его монашеский постриг. Крестик этот он взял, сжал в кулачке и больше с ним не расставался. Матери он сказал: — Только не говори об этом никому чужим. Это была его дорогая, святая тайна. Всем своим близким он протягивал свой крестик, давал целовать его и ручку свою, как будто он благословлял всех, и так значительно благословлял. Разве прежний здоровый Серёжик позволил бы кому-нибудь поцеловать свою руку? Когда я приезжала к нему за 4 дня до его кончины, он также протянул мне свой крестик и сказал своим таким изменившимся, хриплым голоском: «Он мне дал имя…» Больше он не мог говорить, но я уже знала, в чём дело, и поняла. А между тем ему становилось всё хуже и хуже. Не было возможности победить воспаление лёгких, очаг вспыхивал всё в новых и новых местах, температура не спадала. Пришёл момент, когда доктора госпиталя сказали родителям, что больше сделать ничего нельзя. Доктор-француз сказал отцу Борису: — Если бы этот ребёнок был, как другие, можно было бы ещё надеяться, но Вы сами видите, что это ангел… А задерживать на земле ангелов не в наших силах! Родители решили перевезти его домой, чтобы он умер дома. В тот же день его и перевезли (16 февраля). Когда Серёжика увозили из больницы, он скрестил ручки на груди: в одной ручке держал свой крестик, в другой — образок преп. Серафима, а свисток любимый попросил положить под подушку, для него уже не хватало ручки. Привезли его домой, положили в собственную, привычную кроватку — так лучше было ему, окружённому всеми своими любящими лицами, в своих стенах, увешанных знакомыми иконами и фотографиями. Он прожил ещё трое суток. Отец Борис продолжал причащать его ежедневно. В первый же день переезда его домой приехали о. Никон, о. Лев. Решили втроём с о. Борисом пособоровать его. Серёжик так любил всякую церковную службу, молитву, а тут, когда его начали соборовать, он вдруг как-то недоумевающе на всех посмотрел, даже метался немного. Когда о. Никон наклонился к нему, он вполне сознательно сказал: — Зачем это? Я каждый день причащаюсь — ведь это гораздо больше… Всех смутили эти слова. Мне кажется, что усиленная молитва об исцелении казалась ему безсмысленной, он знал, что умирает. Сознание он сохранил до самого конца. Не только сознание, но сохранил свою особенную приветливость, ласковость, внимание к людям. Его последние ласковые слова, его уже прерывающийся голосок никогда не забудешь. Накануне кончины доктор, надеясь найти внутренний гнойный очаг, настоял на радиографии, и Серёжика повезли на автомобиле за несколько улиц[1]. Он ехал ещё довольно бодро и с безпокойством спрашивал о. Бориса: — Папа, тебе не дорого это будет стоить?.. Но после радиографии он так устал, пульс стал слабеть и временами совсем исчезал. Доктору казалось, что он нашёл глубокий внутренний нарыв в лёгком. Он хотел на следующий день сделать выкачивание гноя, но на следующий день Серёжик был так слаб, что решено было сделать ему перед выкачиванием переливание крови. Дала ему свою кровь одна милая русская дама. Серёжик повернул к ней голову после переливания и сказал: — Спасибо! Вам не больно? Сердце всё слабело, дыхание становилось труднее. Через час его не стало. И вот он лежит на столе в своём белом стихарике с крестиком и чётками в руках. Когда шили этот стихарик на Пасхе этого года, Серёжик вдруг спросил: — А вы меня в нём похороните? Он был такой здоровый, весёлый мальчик, никто тогда не обратил внимания на эти слова. Но слова запомнились и вспоминались теперь. Он лежал весь беленький (в первый день ещё не навезли цветов) и в этой простоте и строгости было что-то чисто монашеское. Стихарик, из-под него виднеющаяся вышитая русская рубашечка, крестик, чётки. На столике, в ногах его — собранные святыни, привезённые ему, — аналой с Псалтырью и приготовленным кадилом, лампадка, свечи. Восковые ручки и его дивное личико, такого неземного выражения покоя, мира и света… Скончался Серёжик в понедельник, 19 февраля. Похоронили его в четверг, 22. Три полных дня и три ночи он был ещё с нами. Те, кто пережил чудо этих трёх дней, наполненных невыразимым таинственным присутствием, никогда их не забудут. Несколько раз служились панихиды, и многие, многие собирались вокруг Серёжика помолиться. Редко о. Борис служил один, чаще ему приходилось сослужить другим священникам, которые приезжали поклониться маленькому подвижнику. Все его знали, все любили, для всех его кончина была потрясением и искренним горем. На первой панихиде как-то невольно о. Александр Калашников помянул его «Блаженный Отрок Сергий». И так и осталось за ним это звание. Воистину «Блаженный Отрок!» Не «Блаженный Младенец», пора младенчества ушла от него, от этого зрелого плода Господней нивы, но блаженство осталось. В промежутках между панихидами, днём и ночью друзья и близкие читали Псалтырь. Я оставалась с родителями Серёжика до самых похорон. Сколько раз, когда меня сменяли в чтении Псалтыри, я с сожалением отдавала книгу. Не хотелось покидать эту комнату, не хотелось уходить из этой светлой, молитвенной атмосферы, окружавшей его. Ночью, когда в промежутках между чтением, я ложилась отдыхать в соседней комнате, я невольно думала: «Вот, ложусь отдыхать, спать, а рядом — эта красота». Не хотелось упускать редких драгоценных минут. И в тишине ночной особенно хорошо было около Серёжика, особенно чувствовалось присутствие невидимое, таинственное, светлое… К некоторым панихидам приводили детей колонии. Один раз директор французской школы пришёл к службе и привёл одноклассников Серёжика. Очень трогательно было видеть этого беленького отрока в стихарике, который лежал с таким чудным, светлым личиком, окружённого живыми детьми, особенно самыми маленькими. Он так хорошо лежал, так покойно, радостно отдыхал, что детям не могло быть страшно. Малыши неудержимо плакали, так наивно, просто, усердно крестились, вытирали кулачками слёзы. Трудно было, глядя на них, удержаться от слёз. Хоронили Серёжика на 4 день после его кончины, 22 февраля. Во гроб положили накануне, 21 вечером. На лице его не то что не видно было следов разрушения, которых можно было опасаться после такой страшной болезни с внутренним гнойным процессом, — наоборот, исчезли с лица всякие следы страдания, болезни. Личико менялось, светлело, яснело. Он был прекрасен. Серёжика похоронили на Русском кладбище в Ст. Женевьев де Буа. Из Вильмуассона довезли гроб на автомобиле. Собралось семь священников (архимандрит Никон, о. Александр Калашников, о. Лев Липеровский, о. Александр Чекан, о. Дмитрий Клепинин, о. Борис Старк и о. Георгий Сериков). От машины до церкви несли гроб одни священники под медленный перезвон колоколов кладбищенской церкви. Впереди и кругом гроба множество детей несли цветы, венки, привезённые Серёжику. Всё больше белые цветы. Те, кто был на похоронах Серёжи Старка, никогда не забудут этой удивительной службы, этого особенного молитвенного подъёма, красоты и благолепия. Толпы народа собрались к отпеванию, съехались из Парижа, несмотря на дальность расстояния, неудобство и утомительность путешествия. И вот она, могилка, окружённая русскими крестами, недалеко от милой русской церкви с синим куполом, под необъятным, ясным куполом весеннего неба, в котором заливаются первые жаворонки. А разве Серёжик сам в могиле? Разве не смотрит он на всех нас своими ясными, просветлёнными глазками оттуда, из этого высокого, голубого неба? Не радуется, что множество людей собралось вокруг его могилки, что все они и многие другие, души человеческие ради него возносят тёплые молитвы к Богу? Его собственное и постоянное устремление к Богу, проявлявшееся во всей его недолгой жизни, благодатным свежим воздухом пахнуло в души всех тех, кто молился за него. Многим, молясь за него, невольно хотелось молиться Ему… Автор: АНТОНИНА МИХАЙЛОВНА ОСОРГИНА Послесловие К написанному Антониной Михайловной Осоргиной (ныне монахиней Серафимой) мне хотелось бы прибавить несколько подробностей, которые от неё ускользнули. Серёжик был большой уставщик — хранитель церковных порядков и традиций. Он знал, что человека, постриженного во чтецы и как такового носящего стихарь, хоронят в нём. А над ним не была совершена хиротессия во чтецы и поэтому он не знал, можно ли его хоронить в стихаре. Действительно эта мысль занимала его вскользь ещё раньше, но когда он заболел и когда он уже был уверен, что умирает, эта мысль вновь забезпокоила его. Он настолько знал, что умирает, что попросил принести в больницу всё, во что его надо будет облачить, и в том числе и стихарик. Когда увидел, что мама принесла всё, вздохнул с облегчением. Когда после тревожной ночи, проведённой нами в больнице на диване, он увидал, что на следующую ночь диван унесли, он сказал нам: — Идите… Это не на сегодня. Видите, диван унесли! Он распределил многие свои вещи, игрушки, книги — кому что после него подарить. Может показаться странным, что в больнице не сделали рентген, но это было первое полугодие войны, всё ещё не наладилось, и, в частности, из-за отсутствия топлива зал с установкой рентгена был не топлен, и в феврале им пользоваться не могли. Наш вильмуассонский врач взял кабинет и клиентуру своего коллеги, ушедшего на фронт, и там была полная рентгеноустановка. Этот доктор появился во время пребывания Серёжика в больнице, и до больницы мы к нему обратиться не могли. Другой доктор такой установки на дому не имел, и поэтому до больницы сделать просвечивание было невозможно. Пенициллин был уже в обращении, но он появился только-только и весь был отдан фронту и войскам, а мирное население им ещё не лечили. О. Борис Старк (Протоиерей Борис Старк 1909 (Кронштадт) - 1996 (Ярославль) Здесь можно послушать https://azbyka.ru/audio/audio1/propovedi-i-besedy/stark/vsja-moja-zhizn-chudo/03_169.mp3
  18. 1 point
    В утешение всем кто не смог попасть на Крестный ход с Калужской иконой Божией Матери из Оптиной в кафедральный собор г.Козельска 28.10.18 благословение Матери Божией https://youtu.be/H77DhzFAqsM
  19. 1 point
    (Из личного архива 2013 год) Жил себе сверчок под порогом деревенского дома, в котором жил зажиточный мужик. Мужик тот жил одиноко потому, что ни кого не любил, ни людей, ни животных всех презирал. Как то, ночью, по своему обыкновению сверчок скрипел под порогом дома мужика. Мужик проснулся от назойливого скрипа и стал искать источник шума, а когда нашел .., скрипа после этого уже не стало. Наследующий день, мужик поехал на свое хлебное поле и остался там ночевать. Всю ночь сверчки скрипели по всему хлебному полю мужика, он вертелся на стогу сена и все ни как не мог уснуть, все мешал ему шум сверчков. Утром, мужик злой, уехал в город, а к вечеру привез бочки с ядом от насекомых, нанял работников, что бы те, на его поле все опрыскали. Прошло много ночей, шума от сверчков уже не было, ни в доме, ни на поле мужика, он был доволен, что больше уже не услышит этот назойливый скрип сверчков по ночам, а с ним и этих назойливых стрижей, которые днем свиристели над его полем, чего терпеть не мог злой фермер. Но, пришло бедствие, на поле налетела саранча и пожрала за ночь весь его урожай, мужик в одну ночь потерпел большие убытки и все сетовал, за что, так пострадал?.. Мораль притчи в том, что все живое на земле имеет важность, а лишаясь одного, теряем все!
  20. 1 point
    (Из личного архива 2013 год) Не когда, в былые времена, жил себе кузнец сильный и трудолюбивый, но, он имел, скверный характер. Как то, во время сильного дождя, к нему, в кузнецу, забрел нищий, попросился переждать не погоду. Кузнец хоть и был скверного характера, но ни когда не отказывал в милости несчастным и нуждающимся. Предложил путнику горячий травяной чай, предложил поближе подойти к горящему горну, что бы, путник мог обогреться и немного просушить свои мокрые вещи, нищий поблагодарил и стал молча греться у кузнецкой печи. Кузнецу, не когда было отдыхать, и он продолжил свой тяжкий труд, выковывая очередную работу. Дождь все лил и не затихал, кузнец закончил работу и присел передохнуть, посмотрел на нищего и увидел, что тот босой и вся его одежда изношена до дыр. Внешне, нищий выглядел здоровым, не старым, но что то, с ним не так, почему с виду здоровый и еще не старый человек дошел до такого нищенского состояния, лодырь, что ли? Кузнец не выдержал и спросил на прямую нищего, от чего так сложилась его жизнь, почему он, влачит такое жалкое существование, почему не найдет себе достойного занятия и не поправит своего бедственного состояния. Нищему было не чего ответить на эти вопросы, просто пожал плечами и дальше стал греться у печи, но кузнец не унимался и все допытывался. Нищий уже был и не рад, что зашел в кузнецу, переждать не погоду, немного погодя, дождь перестал, и нищий заспешил покинуть гостеприимного хозяина, простившись с ним, ушел восвояси. Кузнец махнул рукой в сторону уходящего нищего, что-то себе под нос пробормотал и снова приступил к своей работе. Не успел он приступить к работе, как разразилась страшная гроза, и пошел дождь еще сильней, такой, что не было видно ни чего через стену сплошного потока дождя. Кузнец пожалел, что он отпустил нищего в такую не погоду. Бросился вдогонку за нищим, что бы тот не простыл и не заболел, но нищего и след простыл, так и не нашедши его, вернулся к себе в кузнецу расстроенный, хоть и был кузнец скверного характера, но он был весьма богобоязненный и милостивый ко всем. Поздно уже за полночь кузнец закончил свою работу, лег у себя в кузнице и уснул. И приснился ему в эту ночь сон, что он стоит посреди прекрасной кузницы, о которой он всегда мечтал, и видит кузнеца, стоящего возле наковальни и отбивающего метал. Этот кузнец был в светлых одеждах и ни капли сажи или копоти не было на Его одеждах. Он подошел поближе, к другому загадочному кузнецу, что бы увидеть, что этот мастер выковывает. Не успел он, приблизится, как голос другого кузнеца спросил его, желаешь увидеть, что Я выковываю, да брат кузнец, покажи, ведь я так же являюсь кузнецом и хотел бы увидеть Твое мастерство. Хорошо, подойди мой брат кузнец и посмотри, кузнец немного в замешательстве приблизился и увидел выкованный золой крест, который сиял, так как тысячи солнц. От увиденного, прекрасного креста, не выдержал кузнец и спросил: а для кого Ты выковал этот прекрасный крест, на что получил ответ, это был бы твой крест, а теперь этот крест уйдет другому кузнецу. Незадачливый кузнец удивился и спросил, а почему этот крест был для него и почему теперь этот крест перейдет другому кузнецу? Тогда другой кузнец ответил ему: ты всегда был тружеником, ни когда не ленился, всегда был честным, милостивым к другим и много других твоих прекрасных качеств заслуживали, что бы для тебя был выкован этот крест, и ты бы его получил, но одно твое качество характера лишили этой награды. Ты слишком требователен к немощам других, не у каждого есть те силы, которыми наделил тебя Бог, каждый несет свой крест с теми силами, что получил от Бога, но ты пренебрегаешь этим, считая, что ты, можешь судить о людях по себе.
  21. 1 point
    (из личного архива 2013 год) Два друга детства, собрались побывать в одном из святых мест во время Рождественского поста и понести свое послушание до самого Праздника Рождества Христова. Устроившись, в купе вагона они стали ждать отправления состава к месту назначения, наконец, поезд тронулся со своего места, постепенно набирая свой ход. Друзья были рады, что в купе они остались только вдвоем и есть возможность почитать молитвенное правило, ни смущая при этом, ни кого. Время было вечернее, поезд должен подойти к месту прибытия без остановок, рано утром, так что, у них была возможность, подготовится и к ранней службе. Проводница принесла чай, пожелала доброго пути, пообещав их рано разбудить, что бы они смогли успеть подготовится к прибытию на станцию назначения. Вздохнувши с облегчением, они принялись пить чай и не много по рассуждать о добродетелях людских. С самого начала разговор как то не клеился, не могли прийти к общему знаменателю, рассуждение заключалось в следующем, может ли богач, будучи праведником спастись?.. Почему вдруг их затронула, казалось бы, к ним не относящаяся тема?.. Дело в том, что они друзья с детства, вместе ходили в садик, школу даже служили в одной части, вместе пришли к вере в Бога и осознанно решили посвятить свою жизнь Богу. Готовясь к этому серьезному шагу, они два раза в год ездили в один из понравившийся монастырей. Там несли свое послушание, готовясь остаться, когда им благословит отец настоятель. Они имели много общего, но одно их разделяло это происхождение, один был из бедной семьи работяг, которые едва концы сканцами сводили, а другой происходил из семьи ученой интеллигенции и они, ни когда не в чем, не нуждались и имели все что душе угодно. На дружбу их это ни когда не влияло, но.., знак равенства всегда был под вопросом. Не известно сколь бы они еще провели времени, рассуждая об этом вопросе, но их дискуссию прервал стук в дверь купе, дверь открыл седовласый и седобородый старичок. Он поздоровался и присел с краю и как бы, не желая мешать молодым людям, сидел тихо, словно его там и нет. Одет он был простенько, аккуратно в старой не по современной моде одежде даже для пожилых людей. Старенькое черное пальтишко, такая же старомодна черная шляпа, напоминавшая шляпу английский «котелок». Из багажа у него был старенький саквояж, такие обычно были у докторов конца 19 — начала 20 века. По виду странный старичок и сам напоминал такого доктора с прошлых веков, если бы добавить ко всему его описываемому образу еще пенсне, тогда ассоциация была однозначной. После недолгой паузы друзья решили продолжить рассуждение о волнующим их вопросе, тем временем, старичок ни чем не выдавал свое присутствия. Так друзья за этим рассуждением и впали в унывное состояние, не смогли прийти к общему выводу, но этот вопрос их так долго мучил уже столько лет, что один из них решился спросить у загадочного старичка, что он думает на этот счет, рассказав предварительно о сути вопроса. Старичок неохотно согласился, но видя, как два друга не могут найти согласия и ради спокойствия их души рассказал им одну притчу «о бедном и богатом праведнике». Некогда жили два друга уже прожившие в этом мире много лет, ни кто не мог их обвинить в каком либо грехе, всегда их почитали за праведных людей и угодивших Богу. Но одно.., терзало их праведные души, у каждого было свое положение в обществе. Один был зажиточным купцом, а другой бедный крестьянин и только это не равенство между ними и ставило неприятное пятно на их дружбе, что не могло не печалить их, ведь они дружили с детства и любили друг другом как братья. В один из дней оба друга умирают, в один и тот же час и оба предстают перед ангелом, который должен был их проводить в Райские обители, но, он их не пропускал. Очень удивились праведные старцы, почему их не пропускает ангел в райские чертоги?.. Тогда ангел отвечает им, Вы достойны Царствия Божия, Вы действительно достигли наивысшей степени праведности и нет причин по которым бы Вас не пропустить, но .., ваш давний спор о вашем земном статусе кидает тень на ваши души, а в Царствие Небесном нет ни чего, что бы бросало тень. Поэтому не могу Вас пропустить, пока Вы не решите ваш спор, поэтому Господь разрешает вам вернуться еще на какое-то время к вашим жизням, но, в этот раз Господь каждому из вас даст Дар побывать в разных гражданских статусах. Сначала вы будите, бедны, каждый день будите искать средства для существования, потом так же, станете богаты и ни будите, ни в чем нуждаться, когда Вы вернетесь к своим жизням этот разговор уже не вспомните, но после испытания Вашего мы снова встретимся, и тогда будет ясно сможете ли Вы войти в Царствие Небесное или нет. С этим словами два друга вернулись к жизни в тот же день и час, их уже омыли и готовы были нести хоронить. На следующий день богатый купец обнищал, и у него не осталось даже дома, и все его семейство оказалось на улице. Когда об этом несчастье, постигшем друга узнал бедняк, поспешил к нему и слезно просил его разделить с ним его старую и жалкую лачугу, все же лучше чем на улице. Делясь с ним и его семейством последним, что у них было так и стали поживать два праведных друга. Каждый день оба друга в поте своего лица трудились, получая за свой тяжкий труд самую низкую оплату, которой не хватало, что бы прокормить не то что бы все семейство, но и просто самих себя, но они не унывали и каждый день благодарили Бога за все, что Он им ниспосылает. Как до смерти своей они были праведными такими и оставались и после своего чудесного воскресения. Так они и прожили целый год, радуясь тому, что имеют и благодарили Бога за все что имели и не роптали на свою долю. Через год неожиданно случилось удивительное событие, разорившейся, праведный купец получил назад все свое потерянное богатство. Оказалось, что один завистливый купец, решил, во что бы то не стало разорить удачливого и к тому же праведного купца, но сам, спустя столько лет, мучимый совестью написал завещание. Ведь жил он одиноким и без семьи, а перед смертью решил очистить свою душу, написав в своем завещании правду и дал распоряжение после своей смерти рассказать всю правду и вернуть все незаконно отобранное богатство обнищавшему по его воле праведному купцу. Помимо прочего, все остальное его богатство так же отдать этому купцу в качестве посмертного извинения так все и случилось. Тот купец скоропостижно скончался и все вернули разоренному купцу и при этом, получив такое наследство которое было равно его потере. Снова разбогатев, купец просил своего друга разделить с ним полученное таким чудесным образом богатство. Вот теперь эти два старинных друга стали жить лучше прежнего и уже больше нуждаться ни в чем. Так они прожили еще целый год, творя дела богоугодные Богу и ни чем не запятнавшие свою душу при этом, не теряя от приобретения богатства своей праведности. Спустя годы эти праведные старцы имели два гражданских статуса, и их не испортила, ни нищета, ни богатство как они были чисты перед Богом и людьми такими и остались до последнего своего пребывания в этой жизни. Вот они предстали снова перед тем же ангелом, что несколько лет назад их не пропустил в Царствие Небесное, но в этот раз он радовался их приходу и открыл им врата Рая. Старцы обрадовались этому, но у них был один вопрос, почему.., теперь их ангел Божий пропускает, что изменилось с того часа?.. Ангел с улыбкой ответил, вы получили второй шанс исправить то, что вам мешало пройти в Райские чертоги. Вы достойно прожили две жизни до и после воскресения к жизни, ни чем не согрешили, жили так же праведно и не роптали и всегда благодарили Бога за все. Когда вы были оба в нищете, и потом.., когда вы разбогатели ни кто из вас не потерял своей праведности, не роптал, и не обвинял один другого ни в чем у Вас не было споров о равенстве статусов и более того.., вы разделили все тяготы и радости братской любовью. Теперь вы понимаете, что не нищета, не богатство не может изменить истинную братскую любовь, а то, что вас были споры о равенстве среди нищеты и богатства это всего лишь житейская суета. При получении вам второго шанса по воскресении своем вы забыли о этих спорах и жили один для другого — возлюбивши ближнего своего как самого себя и вам уже не было нужды спорить кто из вас прав потому, что все это приходящее, а любовь к ближнему своему вечна. С этими словами ангел проводил двух святых праведников в Царствие Небесное! Так и закончил старик свою притчу, извинившись, он взял свой саквояж простился с попутчиками и вышел с купе. Друзья долго сидели, молча, потом взяли каждое свое молитвенное правило, вычитав его готовились ко сну, но что то не давало им уснуть, ворочаясь с одного бока на другой. Один из них не выдержал и сказал, послушай друг и брате мой во Христе. Прости меня за то, что спорил с тобой по такому маловажному вопросу, для меня это не имеет значения какой у тебя статус, главное, что мы друг друга любим и ценим такими, какие мы есть, а не за то, какой у нас статус, прости мне брате, прости! И ты прости меня брате во Христе, сказал второй друг, не понимаю, что на меня нашло, для меня ведь так же не важно какой твой статус в обществе, главное, что мы друг у друга есть, и всегда будем любить друг друга во Христе Спасе нашем, прости мой брат, прости! Обменявшись просьбой о взаимном прощении, и простивши друг, друга уснули так быстро и спокойно, что на утро даже не поняли как так вышло. Проснувшись бодрыми с радостным чувством на душе словно наступила Светлая Пасха Христова! С таким радостным состоянием они подъехали на станцию назначения, а от туда автобусом приехали в монастырь где пребывают и по ныне, неся свое монашеское послушание, и неся свою братскую любовь во Христе Иисусе не только по отношению к друг, другу, но и ко всей братии и ко всем с кем бы они на своем пути не повстречались! Христос Воскресе, радость моя!
  22. 1 point
    Недавно, прогуливаясь в городском парке, заметила впереди идущую пожилую пару и умилилась! Глядя им в след в душе радовалась и думала, что как же трепетно и бережно они относятся друг к другу, видно, что они любят и уважают друг друга. Вот нам пример для подражания - без слов и в самую душу!
  23. 1 point
    Священник шёл просёлочной дорогой. Вдруг мальчика на поле увидал. Тот, стоя на коленях, что-то Богу В слезах своих так искренно шептал. Приблизился священник с умиленьем, Но слышит буквы: «А, Б, В, Г, Д…» Застыл мужчина, полный удивленья- Таких молитв не слышал он нигде. И снова алфавит весь повторился. Усердно мальчик буквы называл, Как будто сдать экзамен торопился. Священник молча недоумевал. Зачем здесь этот бедненький мальчонка, Глотая слёзы, буквы говорит? Зачем в мольбе протянуты ручонки? Зачем он повторяет алфавит? Но вот ребёнок путника заметил. Священник, подойдя, всё расспросил. «Без матери остался я на свете. Я здесь у Бога помощи просил. Всегда молилась мама утром рано… А я запомнить слов её не смог. Хозяин меня лупит постоянно… Но мать учила: есть на небе Бог. Сюда я прибегаю на рассвете. Я выучил недавно алфавит… И вот, я повторяю буквы эти, А мудрый Бог их Сам соединит» Священник, детской верой восхищённый, Обнял мальчишку и продолжил путь. О, эти буквы достигают трона! Поспорит ли с ребёнком кто-нибудь? А мы порой сидим – уста зажаты, Когда слова не можем подобрать. И если красноречьем не богаты, Стесняемся свой голос возвышать. А Бог всё знает, видит наше сердце. А Бог за каждой мыслью Сам следит. Он понимает и слова младенца, И лепет наш о многом говорит. Бог может из него молитву сделать. Он знает, что хотим Ему сказать. О, как бы мне хотелось просто верить, Молиться просто и ответа ждать.
  24. 1 point
    Оптина Пустынь… Сколько воспоминаний и впечатлений связано с этим местом! Моё знакомство с обителью состоялось в августе далекого 1999 года, когда мы, совершенно растерянные, стояли на автовокзале города Козельска. По лужам и окнам колотил проливной дождь, было жутко неуютно и холодно. По дороге шел бородатый мужчина, чисто "православного" вида, в темной рубахе и с рюкзаком на плече. - Вы случайно не в Оптину? - В Оптину! - ответил он. Нам показалось, что Бог послал ангела-хранителя. - А как дойти до монастыря? - Пешком! Эту дорогу через сосновый бор я не забуду никогда. Небо затянуто густыми темными тучами. Создается ощущение, что ты находишься в преддверии другого мира: строгого, благоговейного, тихого, так не похожего на повседневность. Оказалось, что у нашего попутчика в Оптиной пустыни живет знакомый монах: - Отец Роман встретит, всё расскажет, поможет с поселением. Слава Богу: сами бы мы точно не справились! Встретив нас у ворот обители, батюшка сказал, что проведет нас в гостиницу. Хотя в то время русский народ не был избалован заграничными турне, всё же слово «гостиница» ассоциировалось с комфортом и отдыхом. А главное – с теплом: ведь было жутко холодно и мы полностью промокли. В мыслях рисовался уютный двухместный номер, накрахмаленное белое белье и долгожданный отдых. Однако, увидев «апартаменты» мы не поверили глазам: трехэтажные нары в узкой комнате на 100 человек, ничем не передаваемый запах и сырость. Пожалуй, это было самое кошмарное место, в котором мне доводилось побывать. Помню, как сели мы на лавочку и задались вопросом: «Что делать? Как ЗДЕСЬ можно прожить два дня?». Смирившись со своим положением, мы отправились в храм на вечернее богослужение. И тут паломнику открывается вся красота не только Оптиной пустыни, но Православия в целом. Это молитвенное пение, благолепие, величие, строгость Устава. Служба совершается практически без сокращений. Все возгласы размеренны, неторопливы: никто никуда не спешит. Канонарх, как бы обращаясь к клиросу, произносит каждый стих песнопения. Хор отвечает стройным пением: "Всемирную славу... от человек прозябшую... и Владыку рождшую...". В как торжественно и затаенно звучит Великое Славословие!.. После службы - трапезная. Перловка и травяной чай с белым хлебом. Ну что ж… значит, мой ужин – травяной чай с белым хлебом . Кстати, вкус этого чая я тоже никогда не забуду. Из каких трав его готовили? Вечер. Тишина. Купола и кресты. Братское кладбище. Могилки отцов Василия, Ферапонта и Трофима казались почти свежими: не было даже мраморных надгробий - только красные кирпичики выложены аккуратным прямоугольником. Ощущение, что ты находишься дома. Несмотря на погоду и трудности проживания, здесь просто надо быть! Ты в Оптиной впервые, всё в новинку, но в то же время чувство, словно никуда не уезжал: так и прогуливался каждый вечер по аллее до скита, молился в этих храмах, покупал именно эти вкуснейшие просфоры и свечи с заостренными верхушками. Есть такое выражение «духовная Родина». Место, где осознаёшь то, зачем и ради чего живешь, где видишь мощь и непоколебимость Православной веры, где все родные лица и куда хочется возвращаться вновь и вновь... На следующий день после Литургии мы, как все порядочные люди, направились в сторону трапезной - на завтрак. Трудники шли ровным строем, мы – за ними. Сели за длинный деревянный стол, взяли ложки. - Вы на послушание? – спрашивает трапезарь. - Не совсем – смущенно отвечаем мы, люди, находящиеся в монастырской трапезной во второй раз. - А завтрак только для трудников! – строго сказал брат. Похоже, сегодня мы без завтрака... Замечу, что такие понятия, как «чайная», «продуктовый ларёк» и прочие блага цивилизации в Оптиной отсутствовали. Зато, как оказалось, нам всё же необходимо явиться на послушание, поскольку мы живем в гостинице. Что ж, надо – так надо! Резиновые сапоги, рабочие длинные юбки, тяпки, лопаты и вперед! Такой перед нами предстала оптинская подсобка: хозяйственные постройки, теплицы и вид на монастырь со строящейся колокольней. После работы – вечерняя служба... Мы уезжали из монастыря со светлой радостью и твердым убеждением, что сюда необходимо вернуться вновь. Пожить, помолиться, потрудиться, постараться понять внутренний уклад и «душу» обители. Я очень рада, что узнала Оптину такой: суровой, строгой, только-только восстающей из руин. Невозможно переоценить труд первых насельников, трудников и паломников монастыря. Продолжаю восхищаться их мужеством, усердием, любовью к Богослужению и истинной, неподдельной верой. Без веры и упования не смогли бы они воссоздать столь прекрасную обитель. А в наших сердцах всегда будет память о том, какой ценой досталась возможность приезжать сюда «просто пожить», полюбоваться красотами и благолепием этого святого места…
  25. 1 point
    СТРАСТНАЯ НЕДЕЛЯ (поэма) Он отказался без противоборства, Как от вещей, полученных взаймы, От всемогущества и чудотворства, И был теперь, как смертные, как мы. Б.Пастернак Не о тех ли, которые выбыли Переулки рыдают навзрыд? Горьким запахом вечной погибели От заборов дощатых разит. Но на камне сидящего ангела, Но Петра, что не смог устоять, - В этот вечер Двенадцать Евангелий Возвращают на землю опять. 1 Рассвет какой-то необычный, Озноб, растерянность развал. Простился с матерью вторично, Сестер опять поцеловал. Зачем идти на этот праздник В совсем чужой Ерусалим, Где насмеются и задразнят, Где надругаются над ним? Всё было странно и нервозно… И думал он, что грязен путь, Что даль черна и небо грозно, Что, может быть, еще не поздно Ему обратно повернуть. 2 Дома и лужи Назарета, Труды и тесные врата. И вдруг разнузданная эта Столичной давки пестрота. Среди толпы в парче и в злате Он только чувствовал одно, Что здесь грядущий на осляти, Пожалуй, выглядит смешно. 3 Они с горы спускались вниз, И кто-то в давке многолюдной Спросил: не трудно ли спастись? И он ответил: - Нет не трудно. Тогда Иуда произнес, Усмешку судорожно пряча: - А мне на этот же вопрос Ты отвечал совсем иначе. 4 Уж день четвертый, или пятый, Уж тот распался, может быть, А он с улыбкой виноватой Все просит камень отвалить. Или от плесени безглазой Он ждет неслыханных чудес? И камень сдвинули не сразу. - И се, из гроба вышел Лазарь Самой земле наперерез. 5 Так вешним вечером в Вифанье, Спустясь в удушливый подвал, Еще одно существованье У смерти он отвоевал. Был черный дым, и тень большая, И зуд назойливый в мозгу: - Других зачем-то воскрешаю, А сам воскреснусь не смогу. 6 Ворвалась в горницу Мария, Пред ним склонилась у стола, И ароматы дорогие Ему на ноги возлила. И думал он потом об этом И в синагоге, и везде - Что тут какая-то примета, Какой-то знак и быть беде. 7 Спросил Петра: - А ты заметил, Как ощущаются грехи, Когда с тревогой на рассвете Кричат о чем-то петухи? И замолчал и плечи поднял, И думал, голову склоня, И вдруг сказал: - А ведь сегодня Ты отречешься от меня. 8 От страхов его и смятений, От мыслей о судьбах земли - Огромные черные тени На белую скатерть легли. Нервировал денежный ящик И профиль на фоне дверей… И голос дрожал, говорящий: - Что делаешь, делай скорей! 9 Иуда вышел ночь и тьма, И видит он в окно снаружи, Как подошел к Петру Фома, Как Иоанн подсел к нему же. И он решил, что этот стол Излишне праздничен и светел: Иуда мрачен был и зол, - Того, что он сейчас ушел, Никто из них и не заметил… 10 Ни шум толпы, ни топот конский С горы не слышен Елеонской, И здесь он вновь заговорил Про тьму кромешную могил. Он повторял: - Слепую глину Я непременно опрокину, И землю мокрую в гробу Локтями сразу разгребу. Он говорил легко и просто, Порой немного нараспев, - Как упадут на землю звезды, Пространство вдруг преодолев. И всё сольется, наконец-то, - Огни, и музыка, и детство, И Бог, и лужи у ворот, И небо травы обовьет, И будут ангелы на страже… - Когда же Господи, когда же? 11 Ужель подрублен самый корень И гибнут ветви и плоды? Храпят апостолы: снотворен Был запах дыма и воды. Весь мир во мраке и в унывньи, А ночь могилы холодней… Такой же взор, сквозной и синий, Его преследовал в пустыне, Где он постился сорок дней. 12 Упал в траву, прижался к дереву, Но тут же, выбившись из сил - Петра и сына Заведеева Он лихорадочно будил. И, объяснившись с Богом начисто, Опять будил их, потому Что было просто по-ребячески Безумно страшно одному. 13 Увидел Иуду спросонья, Который припал горячо, Но кто же за ним посторонний, И кто же за этим еще? Возникла внезапная пауза… И вдруг, отшатнувшись назад, Иуда навзрыд засмеялся И что-то сострил невпопад. 14 Был во всех этот страх одинаков, Были звезды, обрыв и бурьян, И в солому забился Иаков, И в канаву заполз Иоанн. И, теснимый тоской отовсюду, Обезумев от страха совсем - Все равно, я пойду, как Иуда, И врагам его тайну повеем. 15 Гримасой лицо исковеркав, Считаю монеты в кармане. Огромная, душная церковь Едва переводит дыханье. Сквозь воздух тяжелый и жаркий, Сквозь запах каких-то растений Опять от Луки и от Марка Евангелий слышится чтение. 16 Крыльцо и несколько ступенек… Мелькнула мысль, что все, как дым, И что ему первосвященник Казался издали другим. Что скрылся Петр. Что отблеск алый Не может стену обогнуть, Что до рассвета срок немалый, Что всё уладится, пожалуй, И обойдется как-нибудь. 17 Двор Каиафы. Бревна и конюшни. С мыслями собраться не легко… Этот вечер, только что минувший, Вдруг отпрянул страшно далеко. - Ты молчишь? Так вот тебе за это! - И тогда в растоптанную грязь Струйка крови Нового Завета Из губы разбитой пролилась. 18 Лицо движеньем инстинктивным Он заслонил рукой своей, И быстро вздрагивал под ливнем Плевков, ударов и камней. - О, только б зубы не хрустели, О, только б дух перевести… Земля качалась, как качели… - О, Боже, Боже! Неужели Иного не было пути? 19 Глаза кусались, как крапива, - И серый, заспанный, шальной, Апостол Петр, смеясь визгливо, Отрекся, брызгая слюной. Был запах дыма и закута, Кустов шумела шелуха, А он болтал и что-то путал И все боялся почему-то Услышать пенье петуха. 20 Сверкают звезды. Кратки речи. Безумный ужас в горле сперт. Не может трижды не отречься В такую ночь апостол Петр. Кричать петух не перестанет, Иные звуки заглуша… - Иль на тебе и впрямь креста нет, Моя несчастная душа? 21 Иуда слушал за плетнем С какой-то жадностью безмерной, Как отрекался напролом Апостол преданный и верный. И он в корявую дыру Старался голову просунуть, - Чтобы апостолу Петру В лицо испуганное плюнуть. 22 Вдруг Иуда почувствовал с дрожью, Что без этих вчерашних монет - Был бы просто предутренний дождик, Был бы просто туманный рассвет. А вон тот, что избит, искалечен, Тот, над кем разразилась гроза, - Он теперь бы проснулся беспечно, Протирая ладонью глаза. 23 Огни запрыгали, как жабы, Пахнуло плесенью могил, - Не только немощный и слабый, Никто б не выдержал, когда бы Ту ночь Господь не сократил. Бессвязный мир пред нами вырос, Кричал петух, и до утра Синела мартовская сырость В глазах апостола Петра. Забыл он зори Назарета, Страшась побоев и обид… - С тех пор тоска повсюду эта, И потому в часы рассвета Всегда вселенную знобит. 24 Шел дождик с дымом вперемежку. Рассвет, и лужи, и разлад… Его допрашивал с усмешкой, Слегка прищурившись, Пилат. - Скажи, посланник высшей силы: Какая истина - не ложь? - Но тот молчал: его тошнило И спать хотелось невтерпеж… 25 Опять вели его куда-то, И думал он, что, может быть, Во всем усталось виновата, А он у Понтия Пилата Забыл и это объяснить. Иль Богу срам его неведом? От стужи, дыма и дождя Его охватывало бредом… - Иуда шел за ними следом, Поспешно лужи обходя. 26 Как томительно в царство небесное Сквозь ушко продираться иглы… Что за площадь, косая и тесная, Где с углами смешались углы, Где вороны орут бестолковые, Где в канавах растет лебеда… Говорят, это место Голгофою Называли евреи тогда. 27 Во всем усталость виновата… Но это лучше, как-никак, Что вместе с ним ведут куда-то Еще каких-то двух бродяг. И ноги вдруг отяжелели. Сейчас порвется эта нить… - О, Боже, Боже! Неужели Никак нельзя повременить? 28 Их распяли и всё осталось ниже. Один мычал сквозь пену и слюну: - Разбойника, воскреснув, помяни же! - И тот ответил: - Помяну. Сегодня же услышишь перезвоны, Когда в раю появимся вдвоем… И захрипел. И мрак сомкнулся оный. И поминали, каркая, вороны Их до утра во царствии своем. 29 Проснулась стража. Гром и гул. Гробницы вдруг раскрылись сами, И небо кто-то зачеркнул Тремя огромными крестами. И сотник тут же у стены Упал бы с воплем и с молитвой, Когда б узнал - какою битвой Они теперь окружены. 30 Всю ночь мелькали непрестанно Повсюду пятна фонарей. Быть может, это Иоанна Опять разыскивал Андрей. В стекле закопченном и плоском Дрожал колеблемый огонь, Текло по пальцам и по доскам… - Не потому ль горячим воском Моя закапана ладонь? 31 Кого же матери оплакать? Ведь обернули в белый плат Неузнаваемую слякоть, Безостановочный распад. Каких-то клочьев размягченье, Чего-то мутного разлив… И все вздохнули с облегченьем, Ко гробу камень привалив. 32 Изнемогая от ужимок, Иуда, в давке, в тесноте Все заговаривал с чужими О том, погибшем на кресте. И людям, виденным впервые, Твердил, удерживая дрожь, - Что он на матерь, на Марию Был удивительно похож. 33 Хотел сорваться и затопать, Кусая камни и дома, И что-то липкое, как копоть, Хотел откашлянуть Фома. Была листва нежнее кружев, Был отблеск вечера в воде… - Легко ли жить, не обнаружив Тебя, о Господи, нигде? 34 К стене рыданьями приперт В каком-то пасмурном закуте, Одежды все апостол Петр Порвал на мелкие лоскутья. - О, позабудь мои грехи, О, утоли мои печали, О, сделай так, чтоб петухи Хоть на секунду замолчали. 35 Всю ночь после дела нечистого Иуда, блуждая во тьме, Веселое что-то насвистывал И складывал числа в уме. И было скрипенье всегдашнее Тяжелых сандалий его… И понял он самое страшное, - Что страшного нет ничего. 36 Чьи-то тени и матери проседь, Кто-то плачет, кусая губу… Это несколько жен-мироносиц Собираются камень отбросить, Чтобы стало не душно в гробу. Почему же бежит Магдалина И врывается в дом со двора, Что-то сбросив, сорвав, опрокинув, И кричит, и ударами в спину, Как безумная, будит Петра? 37 Легко свершилось воскресенье: Синела ночь со всех сторон, В какой-то лужице весенней Был угол дома отражен. Он видел сад и чьи-то двери, И сердце чувствовал в груди, И все никак не мог поверить, Что смерть осталась позади. 38 Чернел забор, был март сырой и терпкий, И много тьмы, и вздувшихся желёз, Но свечку я горящую из церкви Сквозь этот мрак по улицам пронес. И с той поры подъезды и заборы, И оттепель, и окон огоньки Участвуют в событьях, о которых Рассказано у Марка и Луки. И снова тот же дым великопостный, И досок отсыревших аромат, И вывески, и плачущий апостол, И руки умывающий Пилат… И эта ночь, бульвары и аптеки - Теперь они останутся навеки. 39 Повторяется всё каждый год теперь: Где-то камень отбросили прочь - И опять воспаленную оттепель Охватила зеркальная ночь. Разомкнулись широты и градусы, Натыкалась на звезды душа, И вороны кричали от радости - К опустевшему гробу спеша.
  26. 1 point
    Сильно! Я знаю, что многие у нас приступят к этой Священной Трапезе по случаю Праздника. Итак должно, как я часто и прежде говорил, не Праздники наблюдать, чтобы приобщаться, а очищать совесть, и тогда касаться Священной Жертвы. Преступный и нечистый не имеет права и в праздник причащаться этой Святой и Страшной Плоти; а чистый и омывший свои погрешения искренним покаянием в праве и в праздник и во всякое время причащаться Божественных Тайн и достоин наслаждаться Божественными Дарами. Но поскольку, не знаю почему, некоторые не обращают на это внимание, и многие, исполненные бесчисленных грехов, видя наступивший праздник, как будто побуждаясь самим этим днем, приступают к Святым Тайнам, на которые и смотреть не должно находящимся в таком состоянии, то тех, которые известны нам, мы сами непременно удалим, а неизвестных нам, предоставим Богу, знающему тайны помышлений каждого. В чем же состоит этот грех? В том, что приступают не с трепетом, но с давкою, ударяя других, пылая гневом, крича, злословя, толкая ближних, полные смятения. Об этом я часто говорил и не перестану говорить. Не видите ли, какое бывает благочиние на олимпийских играх, когда распорядитель проходит по площади, держа в руке жезл, а глашатай объявляет, чтобы было тихо и благоприлично? Не нелепо ли, что там, где торжествует дьявол, бывает такое спокойствие, а там, где призывает к Себе Христос, бывает великий шум? На площади безмолвие, а в церкви крик? На море тишина, а в пристани волнение? К чему ты, скажи мне, беспокоишься, человек? Что гонит тебя? Необходимые дела, конечно, призывают тебя? В этот час ты особенно сознаешь, что у тебя есть дела, особенно помнишь, что ты находишься на земле, и думаешь, что обращаешься с людьми? Но не каменной ли душе свойственно думать, что в такое время ты стоишь на земле, а не ликуешь с ангелами, с которыми ты воссылаешь таинственное песнопение, с которыми ты возносишь победную песнь Богу? !!! Хотите ли, я скажу, чье дело делают те, которые уходят прежде окончания и не совершив благодарственных песнопений по окончании трапезы? Может быть, покажется жестоким то, что будет сказано, однако необходимо сказать по причине нерадения многих. Иуда, приобщившись последней вечери в ту последнюю ночь, поспешно вышел, тогда как все прочие еще возлежали. Вот кому подражают и те, которые спешат прежде последнего благодарения! Если бы он не вышел, то не сделался бы предателем; если бы не оставил соучеников, то не погиб бы; если бы не отторгнул себя от стада, то волк не захватил бы его одного и не пожрал бы; если бы не отделил себя от пастыря, то не сделался бы добычею зверя. Посему он был с иудеями, а те с Господом вышли, воспевая. Видишь ли, по какому образцу совершается последняя молитва после жертвоприношения? Будем же, возлюбленные, представлять себе это, будем помышлять об этом, страшась предстоящего за то осуждения. Творения свт. Иоанна Златоуста Том II
  27. 1 point
    Такие слова сказала о себе на днях в разговоре со мной одна женщина верующая, пожилая. Я ее знаю уже лет 15 где-то. И что интересно, ведь раньше как будто она более исправная была. А сейчас грех полез из нее. И вот теперь она стала настоящей, нелицемерной, это видно из ее поведения. А это ведь дар - видеть свои грехи, свою грешную душу. Вот со стороны как раз и видно, что человек верующий, живущий церковной жизнью, меняется. Господь его перерождает, ведет ко спасению. Сами то мы спастись не можем, Господь наш Спаситель, Он нас и спасает по Своей милости. Господи, спаси нас грешных!
  28. 1 point
    Первый и единственный выпуск передачи «В мире живых православных» Сегодня мы расскажем вам о таком подвиде православных как послушник обыкновенный. Послушник Обыкновенный (лат.- ryasoforus normalis) – сокращ. ПО. ПО довольно редкий и ценный вид православных. В нашей стране представители ПО обитают в основном в центрально-европейской части. Это обусловленно историческим фактом - строительством монастырей на территории Древней Руси. Как вы уже поняли, чаще всего ПО обитает в монастырях. ВНИМАНИЕ! Если вы встретили ПО, пожалуйста, не пытайтесь его приручить. Этим вы подвергаете опасности его и свою жизни. Отведите его в ближайший монастырь. Там знают , как о нем позаботиться. Я расскажу вам о ПО на примере конкретного представителя, который знаком мне как я самой себе. Обычно ПО поселяются в монастыре после получения образования. Диплом специалиста прибавляет баллы к гордыньке ПО, однако в монастыре довольно быстро выясняется, что свой диплом (если он не врач, не ветеринар или на худой конец не бухгалтер) он может засунуть в подмышку или отгонять им мух. В результате этого открытия баллы гордыньки уменьшаются. Молодые представители ПО обычно хороши собой, ну или прямо скажем, что уж тут, красивы. Это тоже прибавляет к гордыньке, поэтому миловидность ПО скорее минус, чем плюс. Среди исследователей ходят споры о том, каким ПО должен быть внешне: высоким или низким, толстым или худым, светлым или темным или с пятнистым окрасом...единого мнения нет. По моим наблюдениям, лучшего всего быть низеньким и пухленьким. Как правило ПО поселяется в монастыре здоровым. Но через некоторое время особи, гордынька которых очень завышена, приобретает какую-либо болезнь. Болезный ПО – это самая бесполезная единица монастыря, поэтому болезнь автоматически прибавляет к смирению. В древней Спарте болезного ПО скинули бы со скалы, но православные знакомы с Евангелием, поэтому вынуждены терпеть БПО. Обычно поступивший в монастырь ПО ожидает стать вскорости подвижником, но спустя какое-то время понимает, что для этого он слишком любит макароны и конфеты. Поступает ПО в монастырь с качествами, которые очень ценятся в миру – гордость, тщеславие, дерзость, веселость, общительность. Однако вскоре обнаруживается, что в монастыре ценятся совсем другие качества, те над которыми ПО раньше только мог насмехаться. Итак, необходимые для ПО качества: смирение, послушание, самоосуждение, скромность, молчаливость. Как вы понимаете, нашему ПО приходится переосмысливать все свои представления о мире и это занимает не один год. Трансформация ветхого ПО происходит довольно болезненно, сопровождается обильным слезоистечением и переодическим впаданием в уныние. Лечение таких состояний заключается в принятии епитимий от матушки игумении ну и конечно чая с конфетами (5 раз в день). Несмотря на все трудности, после успешной метаморфозы ПО может расчитывать на спасение своей вечной души. В питании ПО неприхотлив. Большую часть года он обходится постной пищей. Предпочитает макаронные изделия, жареную картошку, кофе и конфеты. Алкоголь в месте селения ПО не приветствуется. Раз в год допускается непродолжительное отлучение ПО из места заключ….простите, поселения. Пожалуй, в этом выпуске обойдемся представленной информацией. Возможно продолжение)) (с)
  29. 1 point
    Господь учит нас горделивых, чтобы мы никого не осуждали. Недавно такую историю из жизни услышала: Одна не очень воцерковленная женщина плохо думала об одном священнике. Не раз замечая, как батюшке в карман прихожане деньги клали, у нее мнение сложилось, что он сребролюбив. И вот пришло время, когда в тяжелом состояние духа, в уныние и отчаяние, из-за не имения средств для выплаты кредита, она пошла в церковь и решила исповедаться. И попала на исповедь как раз к тому священнику, которого осуждала. Поделилась с ним своим горем. Каково же было ее изумление, когда батюшка вдруг из карманов достал все деньги, что у него были и отдал ей со словами: - Бери, не знаю сколько здесь. Когда она дома пересчитала деньги, то еще больше удивилась – денег было ровно столько, сколько нужно было, чтоб погасить кредит! С чувством покаяния и благодарности Богу и священнику она разрыдалась…
  30. 1 point
    «Учить может лишь тот, кто сам научился» - народная пословица. Старец Серафим Шустов в 1978 году в беседе с Павлом (будущим протоиереем Павлом Недосекиным) такие слова сказал: «А это батюшка Серафим на камне молится, – показал архимандрит на другую картину. – Ведь он за свою жизнь почти все подвиги святости повторил: и постником был, и безмолвником, и столпником, и юродивым даже. Переносил свой подвиг со смирением, а учить людей стал только когда Сама Пресвятая Богородица его на это позвала. Тогда открыл дверь своей кельи, и пошла к нему вся Русь Православная. Так все великие святые поступали, не вызывались нарочито учить, а только по повелению свыше. Только век приходит, Павлуша, другой. Скоро все учителя будут. Еще сам ничего не постиг, а уже будет учить. Это гордость». (http://www.pravoslavie.ru/89561.html ) Как это важно помнить нам, грешным ...
  31. 1 point
    Из поучений преподобного Силуана Афонского Сражение наше идет на каждый день и час. Если брата укорил, или осудил, или опечалил, то свой мир потерял. Если потщеславился или превознесся над братом, то потерял благодать. Если блудный помысл пришел и ты не сразу отогнал его, то душа твоя потеряет любовь Божию и дерзновение в молитве. Если любишь власть или деньги, то никогда не познаешь любви Божией. Если волю свою исполнил, то ты побежден врагом и уныние придет в душу твою. Если брата своего возненавидел, то, значит, отпал ты от Бога и злой дух овладел тобой. Если же брату сделаешь добро, то обретешь покой совести. Если волю свою отсечешь, то прогонишь врагов и получишь мир в душе твоей. Если прощаешь брату обиды и любишь врагов, то получишь прощение грехов своих и Господь даст тебе познать любовь Святого Духа. А когда совсем смиришься, тогда обретешь совершенный покой в Боге.
  32. 1 point
    Как милость Божья велика! Она дает душе прощенье согрешений, Вселяет в сердце радость, мир, надежду на спасенье И дарит просветленье от Господа Христа! *** Самая великая милость Божия к нам – это Честные Тело и Кровь Христовы, которые мы по безграничному милосердию Божию за Божественной литургией принимаем в себя. В Таинстве Причастия мы соединяемся с Самим Богом, а это самое высокое и драгоценное, что может быть на этой земле!
  33. 1 point
    Не так давно на одном из московских монастырских Подворий стала свидетелем очень похожей ситуации, описанной в рассказе Нины Павловой "Две кражи в один праздничный день". Не буду вдаваться в подробности...Когда-то священник в Оптине сказал такие слова - современные скорби. Наверное, и это тоже современная скорбь, которая не случайна, попущена Господом для чего-то, что еще не понятно...Вчера прочитала упомянутый рассказ и успокоилась что ли. Все - управится...Надо только потерпеть.... Из рассказа Нины Павловой "Две кражи в праздничный день" (полностью рассказы есть на "Азбуке" http://azbyka.ru/fiction/rasskazy-nina-pavlova/ "...К сожалению, в этой истории всё легко узнаваемо. А потому, избегая соблазна хвалить или хулить кого-то, передам рассказ послушника в обобщённом виде. В некотором царстве, в некотором государстве в одном старинном монастыре отправили в отпуск отца эконома. А тот на время своего отсутствия поставил управлять монастырским хозяйством своего заместителя, молодого послушника, получившего блестящее экономическое образование в Англии. Сам отец эконом был из практиков – всё знал, всё умел, а получить образование не случилось. Правда, всю жизнь он тянулся к знаниям и буквально благоговел перед своим учёным помощником. Просматривает тот, бывало, по интернету биржевые новости, изрекая нечто мудрёное о падении индекса Доу-Джонса, а отец эконом интересуется: – А своими словами это как? – А своими словами, батюшка, нам за электричество уже нечем платить, а вы разбазариваете всё на прихлебателей. Знаете, сколько стоит прокормить одного нахлебника? Вот, пожалуйста, у меня всё подсчитано. А сколько таких нахлебников в монастыре? Нахлебников, действительно, было много. Бомжи и нищие облепили паперти храмов, а ведь в обед потянутся в трапезную, чтобы получить свою тарелку супа. А ещё помогали немощным старицам, работавшим прежде в монастыре. От юности они безвозмездно служили святой обители – пекли просфоры, мыли полы, готовили в трапезной, а потом состарились и стали болеть. И отец эконом старался помочь им дровами, выписывал к празднику продукты со склада, а в трапезной сажал на самое почётное место. Были, наконец, в обители и такие хитрованы-паломники, что умудрялись подолгу жить в монастыре, отлынивая при этом от работы. А порядок в монастыре простой – три дня ты гость, а потом иди работать на послушании. А они поработают день-другой и идут жаловаться монастырскому врачу – здесь болит, там колет. А потом начиналось общее расслабление организма с широко известным диагнозом: лень перешла в грипп. Что поделаешь? В любом обществе есть немощные, хворые люди, но и их питает Господь. Монастырь всегда кормил болящих и нищих, и обитель не зря называли святой, ибо в годину бедствий монахи сами голодали, но делились последним куском хлеба с обездоленными. А теперь эти древние заветы святости вступили в неодолимое противоречие с рыночной экономикой. Как теперь прокормить нахлебников, если цены на продукты запредельные, налоги грабительские, а за электричество действительно задолжали? Собственно, отец эконом потому и согласился поехать в отпуск, что вдруг остро почувствовал – его время прошло. И неучи, привыкшие хозяйствовать по старинке, должны уступить своё место таким блестяще образованным молодым людям, каким был его помощник. Пусть покажет себя в работе, а ему, старику, пора на покой. И учёный эконом себя показал. В первый же день он ввёл одноразовые пропуска в трапезную для штатных монастырских рабочих и для паломников, действительно трудившихся на послушании. Раздавать пропуска поручили древнему монаху Евтихию, уже настолько отошедшему от жизни, что он лишь молча молился по чёткам, и взять у него пропуск мог любой желающий. Словом, первыми обзавелись пропусками именно хитрованы. А рабочие монастыря то ли не знали о пропусках, то ли знали, но ведь некогда бегать по монастырю в поисках отца Евтихия – работа встанет! А в обеденный перерыв обнаружилось – в трапезную без пропусков никого не пускают. И у дверей трапезной собралась большая возмущённая толпа. Помощник эконома вкратце объяснил толпе тот новый распорядок, когда бесплатное питание отныне полагается лишь тем, кто сегодня работает в монастыре, а посторонним в трапезную вход воспрещён. И тут все, не сговариваясь, посмотрели на бабу Надю, в тайном постриге монахиню Надежду. Сорок лет она проработала в трапезной монастыря, кормила и утешала людей, а теперь тихо угасала от рака в онкологическом центре. Собственно, баба Надя выпросилась в отпуск из больницы не ради бесплатных монастырских щей – ей хотелось перед смертью проститься с родной обителью и подышать таким родным для неё воздухом. Главный инженер монастыря тут же предложил бабе Наде свой пропуск в трапезную, но она лишь молча поклонилась ему и молча же ушла. И было так тягостно смотреть ей вслед, что не один человек тогда подумал: вот проработаешь всю жизнь в монастыре, а потом тебя вышвырнут вон, как старую ветошь, и даже обозначат словами – ты отныне здесь посторонний, а посторонним вход воспрещён. Позже, конечно, сочинили небылицы, будто в монастыре был бунт и усмирять его вызвали спецназ. Разумеется, ничего подобного не было. Народ в монастыре в основном смиренный. Первыми смирились и ушли нищие, понимая, что монастырь не обязан их кормить. Бомжи, будучи людьми абсолютно бесправными, тоже ни на что не претендовали. Их и раньше из-за неопрятности не пускали в трапезную, но через специальное окошко в притворе выдавали по миске супа и хлеб. На этот раз заветное окно не открылось и бомжи, потоптавшись, ушли. Даже рабочие монастыря особо не роптали, но вместо того, чтобы отправиться за пропусками к отцу Евтихию, они пошли в ближайший гастроном, купили там кое-что покрепче лимонада и, как говорится, загуляли. Словом, помощник эконома бился как рыба об лёд, пытаясь залатать дыры в монастырском бюджете: резко сократил расходы на питание за счёт введения пропусков, отказал в материальной помощи детдому и прочим просителям, а также ввёл систему платных услуг. Например, если раньше монастырские трактора бесплатно распахивали огороды многодетным семьям, инвалидам и своим рабочим, то теперь эти услуги стали платными. Нововведений было много, но тем неожиданней стал итог. Вскоре стало нечем платить даже зарплату рабочим, ибо перестали поступать пожертвования от прихожан. И здесь надо пояснить, что монастырь, говоря по-старинному, был кружечный. То есть во время службы идут по храму монахи с подносами, а люди жертвуют на монастырь от своих щедрот. Раньше на подносах высились горы купюр в нашей и иностранной валюте. А тут ходят сборщики по храму неделю, другую, а на подносах лишь медные копейки. – Отцы, – спрашивают их, – вы хоть на чай собрали? – На чай собрали, но только без сахара. Главное, куда-то исчезли спонсоры. На Луну они, что ли, все улетели? А энергетики, потребовав заплатить долги, вдруг отключили монастырь от электричества. В ту же ночь в монастырь забрались грабители, правда их успели вспугнуть. А наутро оттаяли холодильники и нестерпимо завоняло протухшей рыбой. Нестроений было столько, что забеспокоились даже животные. Лошади тревожно ржали и лягались. А кроткий монастырский бык Меркурий вдруг поддел на рога отца келаря, и тот лишь чудом спасся, успев залезть на крышу коровника. Залезть-то залез, а слезть не может – бык роет рогами землю и бросается на людей, не подпуская никого к коровнику. Сутки бедный келарь сидел на крыше, умоляя вызвать МЧС. Но в монастыре поступили проще – вызвали из отпуска отца эконома. Первым делом тот пристыдил быка: – Меркуша, Меркуша, как тебе не стыдно? В святой обители живёшь, а так себя ведёшь? И Меркуша, устыдившись, ушёл в свой загон. Потом отец эконом велел келарю накрыть в трапезной столы по архиерейскому чину, как это делалось при встрече высоких гостей. – Что, митрополит с губернатором к нам приезжают? – оживился отец келарь, очень любивший парадные приёмы и умевший блеснуть на них. – Бери выше, отче! И келарь почему-то вообразил: к ним едет президент, тем более что переговоры о визите президента, действительно, велись. Надо ли объяснять, какой пир был уготован для столь высокого гостя? Золотистая севрюжья уха, расстегаи с сёмгой, жюльен из белых грибов и рыжиков, блины с красной икрой – всего не перечислишь. Келарь очень старался. И он буквально потерял дар речи, когда отец эконом привёл в трапезную толпу нищих и каких-то страшных калек. – Батюшка, да что вы творите? – закричал в негодовании помощник эконома. – А творю я то, что творили наши отцы, – спокойно ответил отец эконом. – Читал ли ты, брат, Житие святого мученика архидиакона Лаврентия? – А-а, того, что сожгли на костре? При чём здесь Лаврентий? – А при том, что перед казнью царь потребовал у святого Лаврентия открыть, где спрятаны сокровища Церкви. И тогда архидиакон привёл к царю множество нищих, сирых, больных и увечных. «Вот, – сказал он царю, – главное сокровище нашей Церкви. И кто вкладывает своё имение в эти сосуды, тот получает вечные сокровища на Небе и милость Божью на земле». После этого пира для нищих что-то изменилось в монастыре. Даже погода будто повеселела. А вскоре в монастырь приехали благотворители и не только с избытком заплатили долги, но и пожертвовали деньги на строительство богадельни. Конечно, бывают в монастыре и сегодня периоды острой нужды. Отец эконом в таких случаях скорбит и всё же старается помочь обездоленным, памятуя мудрый совет царя Соломона: «Пускайте по водам хлебы ваши, и они возвратятся к вам». А вот этого пускания хлебов по водам учёный помощник эконома не выдержал и перешёл на работу в банк..."
  34. 1 point
    Сегодня была на литургии. Слава Богу причастилась. Но вот ведь не задача — всю службу мысли дурные так и лезли в голову. Так как на неделе народа мало, всего-то человек десять нас было, то все как на ладони. Вот и начинается: кто как одет, у кого что откуда торчит (правда-правда — то блузка не заправлена, а у той вон брюки из-под юбки и т. д. и .т.п.), кто как и когда крестится, кто как кланяется и нет ни конца, ни края этим мыслям. Хотя нет — закрою глаза и уходят мысли, не вижу никого и не думаю о них. Но всю службу не могу с закрытыми глазами. Открываю их и опять понеслось. И так мне это надоело. Вся расстроилась. Думаю: «Да что ж это такое? Да как же я такая к Причастию пойду?!». Эээээх...но не уходить же из-за этого. Глаза закрою — хорошо, хор поет, служба идет. Открою — опять эта ерунда. Измучилась. Подхожу к Чаше, а батюшка мне: «Уста пошире, большая Частичка». И такая большая Частичка мне досталась...да за что?! Мне! Которая всю службу только и делала, что обсуждала всех вокруг у себя в голове! И так хорошо стало...и до слез прям...А потом проповедь батюшка произнес и слова такие в ней были, что мы милость Божию заслужить никак не можем (конечно должны стремиться, но не можем), т. к. мы грешники великие и Господь лишь по своей бесконечной любви к нам милует и спасает нас. И вот с этой большой Частичкой доставшейся сегодня мне я поняла, что ничего-то я не могу сама и за что Господь меня любит тоже не знаю, но точно знаю, что любит!
  35. 1 point
    http://www.optina.ru/audio/d1/01.mp3 К истории гимна Свете Тихий. Время создания гимна Свете тихий и разбор мнений о его создателе с публикацией греческого, славянского и русского текста этого гимна. 1. Время написания гимна Свете тихий и его автор. Ныне употребляющийся на Вечерне гимн Свете тихий принадлежит к древнейшим церковным песнопениям, и возник не позднее III века. Уже свт. Василий Великий упоминает об этом песнопении, как древнем. Вот слова св. Василия: «Отцам нашим заблагорассудилось не в молчании принимать благодать вечернего света, но при явлении его немедленно благодарить. И не можем сказать, кто виновник сих речений (ρημáτων) светильничнаго благодарения; по крайней мере, народ возглашает [эту] древнюю песнь… хвалим Отца и Сына и Святаго Духа Божия». Последние слова почти буквально совпадают с гимном Свете тихий, где также говорится: поем Отца, Сына и Святаго Духа, Бога. Кто был автором этого песнопения свт. Василий не знал, и признает, что не может сказать «кто виновник сих речений». В рукописной традиции этот гимн приписывается то свщмч. Афиногену (III в.), еп. Педахтоэ, который пострадал при имп. Диоклетиане, быв сожжен в огне, то свт. Софронию Иерусалимскому (VII в.), или просто надписывается Гимн светильнич (Ύμνος του̃ λυχνικου̃). Разбор мнений о принадлежности гимна Афиногену или Софронию можно найти в чтениях по церковной археологии и литургики А.П. Голубцова. Кратко передадим мысль ученого. Приписывание гимна и Афиногену, и Софронию исторически ни чем не обосновано. Приписывание гимна Афиногену произошло из-за неверно понятых слов Василия Великого, который сразу после рассказа о том, что отцы возносили светильничное благодарение, переходит к повествованию об мученике Афиногене и его песни. Песнь Афиногена, о которой говорит святой отец не есть одно и то же с гимном Свете тихий (к такому же выводу приходил и Филарет (Гумилевский). Песнопевцы. – С. 56.). Приписывание гимна св. Софронию произошло из-за того, что он упоминается в «Лимонарии» аввы Иоанна и Софрония. То, что гимн Свете тихий древнее св. Софрония не подлежит ни каким сомнениям, он читается уже в т.н. Александрийском кодексе (IV в.). Это показывает, что ко времени написания Александрийского кодекса Библии, этот гим был уже довольно известен и распространен. Следовательно, нужно признать, что время его написания должно относить не позднее, чем к III-ему веку. Кто же был его автором, для нас (как уже и для св. Василия) остается неизвестным. 2. Традиция светильничих гимнов. Сама традиция воспевать песнь при возжжении светильника довольна древняя и уходит своими корнями в дохристианскую эпоху. По свидетельству Варрона, древние греки имели обычай, при возжжении светильника приветствовать его словами свете добрый (φως aγaθόν). Этот обычай перешел и в христианство, только, вместо языческого стихиопоклонения, он переосмысляется в христологической перспективе. Христиане изменили эту условную житейскую, языческую поговорку и вместо φως aγaθόν стали петь Φω̃ς ι̉λaρόν, переходя, таким образом, от языческой традиции благодарения вечернего света (возжжения светильника) к анагогическому воспеванию Света Божественного – Сына Божия. Действительно древние греки, будучи язычниками, благодарили сам огонь, как бы наделяя его неким сверхъестественным свойством, обожествляя его. Он податель света, жизни и т.п. Это отголосок древнего языческого поклонения стихиям, которое со временем и вошло в традицию благодарить огонь, или богов, при возжжении вечером светильника вечером, при наступлении темноты. Христиане, воссылая благодарность Богу Истинному, при наступлении вечернего света (т.е. времени, когда возжигали светильники) воспевали: Φω̃ς ι̉λaρόν κ. τ. λ., возводя таким образом свою мысль от света естественного (светильничного), который освещает ночную тьму, к Свету духовному, Свету Божественному – Сыну Божию, воплотившемуся Логосу – Христу Спасителю. Свету, просветившему нас благодатию божественной, Свету просветившему тьму языческую. Этим и объясняется христологический, по преимуществу, контекст гимна Свете тихий. 3. Богословское содержание гимна Свете тихий. Важную богословскую ценность этого древнего христианского песнопения заметил уже св. Василий Великий. В 29 гл. своей книге «О Святом Духе», он приводит это народное песнопение, как свидетельство троического славословия. Но сам гимн исполнен конечно же христологическим контекстом. Он посвящен Христу. В нем воспевается наш Спаситель Иисус Христос, святый Свет истинный, Слава Бессмертного святого Отца Небесного. Как Свет Отца, Господь имеет непреходящую славу, немеркнущий свет, но он умалился и, ради нас, пришел на запад солнца, воплотившись от пречистых кровей Приснодевы Богородицы. Став истинным человеком, воплощенный Сын Божий дошел даже до предела жизни и, пострадав, был умерщвлен за нас. Поэтому мы, доживши до захода вещественного солнца и видев вечерний свет, поем Тебе, воспоминая Твои страдания и крестную смерть. Ибо Ты Свет истинный пришел к нам, к своим созданиям. Ты даровал нам жизнь и поэтому, достоин чтобы Тебя воспевали во все времена. Благоговейно воспеваем Тебя Христе, Сыне Божий, даровавший нам новую жизнь в Боге, и примиривший нас с Отцем, хвалит Тебя и весь мир. Каждая строчка этого песнопения глубока и многообразна, наполнена святым благоговением. Глубокий, озаренный Божией благодатью ум, конечно же, найдет в ней большой догматический и богословский смысл. В этих кратких стоках воспевается Таинство Троичной иконимии (домостроительства) нашего спасения. Таинство воплощения Владыки Христа. Здесь четко различаются Ипостаси Отца Небесного, Сына и Святого Духа в единстве Божества. Этот гимн научает нас и еще тому, что христиане должны воссылать благодарения Богу во всякое время, во все времена, всегда воспевать Славу Святой Троицы и неизреченное и бесценное таинство воплощения Божия Сына. 4. Предуведомление к тексту гимна Свете тихий. Ниже мы публикуем греческий, славянский и современный русский текст гимна Свете тихий. Греческий текст взят из чина Вечерни «Велигого Орология». Славянский текст из чина Вечерни. Русский перевод гимна Свете тихий взят из книги Н. Нахимова. Текст мы снабдили некоторыми примечаниями, отчасти заимствованными у Н. Нахимова, отчасти составленными нами. Русский перевод будет в основном следовать Н. Нахимову, но с некоторыми изменениями и уточнениями, которые будут оговорены в соответствующих примечаниях. Примечания будут иметь филологический характер, затем мы дадим некоторые примечания богословско-догматического характера. Греческий и славянский тексты даны параллельно, а русский перевод дан отдельно ниже. Греческий текст Славянский текст Φως ιλaρον aγιaς δοξης, aθaνaτου Πaτρος, ουρaνιου, aγιου, μaκaρος, Ιησου Χριστε, ελθοντες επι την ηλιου δυσιν, ιδοντες φως εσπερινον, υμνουμεν Πaτερa, Υιον, κaι Aγιον Πνευμa Θεον. Aξιον σε εν πaσι κaιροις υμνεισθaι φωνaις aισιaις, Υιε Θεου, ζωην ο διδους· Διο ο κοσμος σε δοξaζει. Свете Тихий святыя славы Безсмертнаго Отца Небеснаго, Святаго, Блаженнаго, Иисусе Христе! Пришедше на запад солца, видевше свет вечерний, поем Отца, Сына и Святаго Духа, Бога. Достоин еси во вся времена пет быти гласы преподобными, Сыне Божий, живот даяй, темже мiр Тя славит. Русский перевод. Иисусе Христе, Свет радостный святой славы бессмертного Отца Небесного, Святого, Блаженного! Дошедши до заката солнца и увидевши вечернюю зарю мы воспеваем Бога, – Отца, Сына и Святого Духа. Сыне Божий, дающий жизнь! Достоин Ты, чтоб Тебя воспевали во все времена голосами подобающими Поэтому прославляет Тебя мир.
  36. 1 point
    ПРИМЕНЕНИЕ ТЕОРИИ НЕОПЛАЗИИ И ПРАВОСЛАВНОГО ПОНИМАНИЯ ПЕРВОРОДНОГО ГРЕХА ДЛЯ РЕШЕНИЯ ЭТИЧЕСКИХ ВОПРОСОВ, СВЯЗАННЫХ С ГЕНЕТИЧЕСКИМИ МАНИПУЛЯЦИЯМИ ДОКЛАД ПРОФЕССОРА А. И. ХОЛОДНОГО Один из самых сложных вопросов, с каким можно столкнуться, как на богословском, так и на чисто человеческом уровне - это страдание и смерть детей. Как может Всемилостивый Бог допустить такую вопиющую несправедливость к невинным? Что говорит нам страдание детей о нашей вселенной, о ее законах, о ее Создателе? Как человечество должно реагировать на такие страдания? С появлением мощных новых технологий, особенно связанных с генетическими манипуляциями, эти вопросы стали куда более острыми и существенными. В этом выступлении я постараюсь описать возможные точки взаимопонимания между естественными учеными и врачами с одной стороны и богословами с другой. Научное изучение болезней привело к нескольким очень важным открытиям о самом человеке. Одно из них это то, что раковые заболевания являются неизбежным следствием законов нашей вселенной. Такое утверждение, естественно, имеет и богословское значение. Для ясности позвольте сделать маленькое медицинское отступление. Что такое рак? Рак - это нерегулированный, хаотический рост клеток [1]. Когда организм начинает существовать в утробе матери, он состоит из недифференцированных многопотенциальных стволовых клеток, другими словами, из клеток, у которых еще нет определенной функции и которые могут в дальнейшем развиться в любую клетку или орган в теле. Дифференциация клеток и развитие организма - это сложнейший процесс, который в норме происходит под очень четким руководством. Каждый орган растет до определенных размеров и формы и достигнув их, его развитие и рост останавливаются. Клетки, из которых состоит определенный орган, производят очень специфические функции, свойственные только этому определенному органу. Злокачественные же клетки растут неорганизованно, хаотически и перестают быть похожими на те клетки, от которых они произошли [1]. Это называется де-дифференциация. Развитие каждой клетки и производство белков (которые, собственно, и определяют вид и функцию клетки) контролируется молекулой ДНК. Рак происходит от изменений, или ошибок, в молекуле ДНК, которые называются мутациями. Откуда появляются мутации? Мы знаем из законов статистической механики и принципа Гейзенберга, что сложные физические процессы, как например, климатические условия или ядерный распад, не могут быть с точностью предсказуемы и иногда приводят к непредвиденным результатам. Эти законы физики также относятся к ДНК. Второй закон термодинамики гласит, что во всех реакциях, где есть обмен энергии, энтропия (или беспорядок) увеличивается. Это значит, что любая термодинамическая система впадает в беспорядок, истановится со временем все более и более хаотичной. Мы это видим каждый день. Например, если оставить красивый сад неухоженным, то он скоро обрастет сорняками. Тот же самый процесс происходит и с ДНК. Размножение молекулы ДНК и сохранение ее целостности - очень сложный процесс. Трудно предположить, как сложно сохранить неизменной молекулу ДНК, длина которой несколько сантиметров, в каждой клетке нашего тела. ДНК подвластна тем же законам термодинамики, как все остальное физическое в нашей вселенной. Со временем ее распад, ошибки или мутации неизбежны. Следовательно, ДНК не статична, но подвержена постоянным изменениям, которые и называются мутациями. С одной стороны это имеет положительную сторону, т.к. приводит к генетическому многообразию и к выявлению положительных генетических изменений. С другой стороны, нестабильность ДНК приводит к мутациям, ведущим к раку. Следовательно, пока второй закон термодинамики остается в силе, мутации в ДНК неизбежны. Значит, рак - это неизбежное следствие законов нашей вселенной. Это страшное заключение имеет множество богословских последствий, как, например, отношения Бога к Им созданной вселенной, или роль человека в мироздании, как того, кто через свои знания может ввести в мироздание изменения. Это приводит нас к вопросу о грехе и болезни. Иногда болезнь является прямым следствием личных грехов. Например, рак легких [2], рак языка [3], рак пищевода [4] часто являются следствиями курения. Алкоголизм приводит к циррозу и раку печени [5]. Аморальный образ жизни приводит к раку шейки матки [6]. Иногда рак возникает от, как бы сказать, грехов общества, как например, химическое или радиоактивное загрязнение среды. Например, выявлено значительное увеличение количества рака щитовидной железы в районах Чернобыльской катастрофы. А как насчет раковых опухолей у детей? Естественно, сами дети в этом не виноваты. Очень часто эти опухоли возникают благодаря спонтанным мутациям, которые возникают сами по себе.. Как мы видели выше, эти спонтанные мутации возникают не по чьей-то вине, а из-за фундаментальных физических законов нашей вселенной. Ни он не согрешил, ни родители его.... (Иоанн 9:3). Это понятие имеет прямую параллель в православном богословии, в частности, в православном понимании первородного греха. Святоотеческая традиция подчеркивает, что из-за первородного греха, вся вселенная, включая человека, претерпела фундаментальные, коренные изменения. Первородный грех имел не только духовные, но и физические последствия. Вселенная и человек подверглись тлению, и остаются в таком поврежденном состоянии по сей день. Апостол Павел нас учит: Потому что тварь покорилась суете (или на языке физики, энтропии - А.Х.) не добровольно, но по воле покорившего ее, в надежде, что и сама тварь освобождена будет от рабства тлению в свободу славы детей Божиих. Ибо знаем, что вся тварь совокупно стенает и мучится доныне (Рим. 8:19-21). Эта богословская мысль доказана физиками, и называется вторым законом термодинамики. Для человечества, первородный грех привел к смерти, болезни и к тлению. Ибо возмездие за грех - смерть (Рим. 6:23). "До падения человека тело его было бессмертно, чуждо недугов, чуждо настоящей его дебелости и тяжести, чуждо греховных и плотских ощущений, ныне ему естественных", учит нас св. Максим Исповедник [7]. Возвращаясь к неопластическим заболеваниям, мы видим, что они возникли по естественным физическим законам, которые, следуя Писанию, возникли из-за греха. Однако это всего лишь временная установка, т.к. в жизни будущего века все будет по-другому. По православному учению человек воскреснет не только душой, но и телом. Однако наше тело по воскресении будет отличаться от теперешнего. Во-первых, мы не будем болеть, идеже несть болезнь, ни печаль, но жизнь безконечная... слышим мы во время отпевания. Наше будущее состояние предвидено пророком Исаией, Тогда откроются глаза слепых и уши глухих отверзутся. Тогда хромой воскочет, как елень, и ясен будет язык гугнивых (Исаия 35:5,6). Тела наши не будут подвластны тлению. Христос же тлению явися чужд (Тропарь, Великая Пятница, глас 2). Выражая это языком физики, второй закон термодинамики перестанет действовать. Энтропия (или беспорядок и хаотичность) больше не будет неизменно увеличиваться. Следовательно закон, благодаря которому раковые болезни неизбежны, перестанет существовать. Иначе говоря, вселенная будет руководима иными законами. Се творю все новое... говорит Бог в Апокалипсисе (21:5). Цель земного существования человека - это райское состояние. Предзнаменование будущей жизни мы видим в житиях многих святых. Святые приближались к Царству Божию не только духовно, но и физически. Мы видим это в нетленных мощах, чем святые нам показывают, что через Божью благодать тление может быть побеждено и в этом мире. Если мы посмотрим на земную жизнь Господа нашего Иисуса Христа, мы увидим, что значительная ее часть была направлена на исцеления больных, этим показывая, что Он пришел исцелить всего человека, как душу, так и тело. Получается, что борьба с болезнью это ни что иное, как борьба с грехом и его последствиями. Здесь можно провести очень сильную параллель между исцелением болезни и борьбой человека со страстями. До смерти и воскресения Господа нашего Иисуса Христа было невозможно достичь Царствия Небесного. Так же как и сейчас невозможно спастись собственными усилиями без Христа, независимо от того, как бы мы не старались, и какой святой жизнью мы бы не жили. Все ветхозаветные праведники очутились за дверьми ада. Но после воскресения Царство Небесное открыто всем верующим, кто будет прилагать усилия. Царство Небесное силою берется (Матфей 11:12). Т. ж. мы не в силах победить смерть и болезнь исключительно нашей наукой и технологией. Как мы видим, чтобы этого достичь, мы должны будем изменить законы физики. Несмотря на всю мою технологию, несмотря на то, что 50% всех раковых опухолей вылечиваются [1], я знаю, что как врач, в конце концов я всегда потерплю поражение. Каждый из моих пациентов умрет, если не от этой болезни, то от следующей. Однако врач всегда должен стараться исцелить своего больного, зная, что истинное здоровье или истинное исцеление будет достигнуто только после воскресения мертвых, когда нынешние законы физики, биологии и медицины упразднятся. Интересной корреляцией этой дискуссии является поддержка естественной наукой православному понятию внутренней борьбы. Мы знаем из квантовой механики, статистической механики и термодинамики, что наша вселенная индетерминистична, т.е. при помощи этих наук, мы не можем предсказать будущее. Те же физические законы проявляются в биологии, включая человеческую биологию. Казалось бы, справедливо сказать, что свободная человеческая воля и возможно даже человеческое сознание - результат этих индетерминистических законов. Значит, рак и страдания, которые он приносит и свободная человеческая воля онтологически связаны через физические законы нашей вселенной. Получается, что те же самые физические законы, которые приводят к генетическим мутациям, позволяют каждому из нас делать выбор между добром и злом, грехом и святостью. Достоевский сказал: "каждый, за всех, перед всеми виноват". Теперь эти слова имеют не только моральное, но и физическое основание. Далее, эти слова Достоевского и поддерживающие их физические законы призывают нас, как свободных существ, к исправлению самой вселенной. Имея виду физические последствия греха, встает вопрос - можно ли бороться с грехом физическими методами или мы ограничены духовными методами? С первого взгляда можно сказать "нет", ведь апостол Павел сказал, что наша брань не против крови и плоти... (К Ефесянам 6:12). Однако это предположение будет неверным, особенно имея в виду нашу православную традицию: бесконечные посты, длинные службы и молитвы, поклоны, не говоря об учении исихастов о правильном дыхании во время Иисусовой молитвы. Значит наша невидимая брань имеет реально ощутимый физический компонент. Или возьмем, например, наше православное богослужение. Все во время службы существует, чтобы сосредоточить внимание верующих на Боге, на молитве; церковные песнопения, строгие лики святых, запах ладана. Здесь важно подчеркнуть единство человека в молитве и в жизни вообще, как его духовной стороны, так и физической. Но что нам говорят приведенные аргументы об использовании технологии? Значит ли это, что мы можем бороться с грехом технологическими приемами, например, генетической манипуляцией? Как врачу, и как естественному ученому, мне кажется, что подавляющее большинство технологий этически нейтральны. Технология приобретает этическую окраску только при ее применении человеком. Это относится как к самым простым, так и самым сложным технологиям. Например, ножом можно сделать жизнеспасающую операцию, или кого-то убить и ограбить. Можно применить ядерную технику к строению бомб или к медицинским сканерам, к радиотерапии или к ядерной медицине. Однако сразу возникают множество вопросов. Кто будет решать, что значит норма, какие дефекты надо стараться исправить и какие методы позволительны? Если честно признаться, то надо сказать, что попытки создать этические системы, основанные на биологии или эволюционной теории, неудовлетворительны. Например, работы Питера Сингера (Рeter Singer) [8,9,10], Ричарда Докинса (Richard Dawkins) [11,12] или Даниэла Деннета (Daniel Dennett) [13,14]. Что остается делать ученому-естественнику? Что мы, как христиане, можем предложить, что будет понятно как ученым, так и политическим деятелям, пишущим законы нашей страны? Надо обязательно иметь в виду, что мысли, высказанные на этой конференции, необходимо придать широкой гласности. Как христиане, мы должны стремиться к христианизации всей нашей собственной жизни, а также и жизни нашего общества. Христианская любовь должна проникнуть и пропитать не только нашу личную жизнь, но и нашу профессиональную жизнь, нашу семейную жизнь, искусство, культуру, науку и технологию. Не должно быть не одной сферы человеческой деятельности, которая оказалась бы вне христианства. Следовательно, наука и технология тоже должны быть насквозь просветленными христианством и любовью Господа нашего Иисуса Христа. В первой части доклада я хотел показать сходство, а иногда поразительное сходство между вещами, которые с первого взгляда никакого отношения друг к другу не имеют: между современным пониманием биологии раковых заболеваний, физическими законами вселенной и святоотеческим понятием первородного греха. Имея в виду убожество этических систем, построенных исключительно на естественной науке, следует, что взаимодействие между естественными учеными и врачами с одной стороны и богословами с другой, не только желательно, но и необходимо. Сегодняшнее сообщение - чересчур краткое для детальной дискуссии специфик генетической манипуляции, однако, можно сделать несколько общих рекомендаций, базируясь на представленном материале. Были высказаны возражения против генетический манипуляции. Есть мнение, что это является вмешательством человека в Божье творение, и что генетическое манипуляция этом нападение на сущность человека. Но мы сегодня показали, что генетические мутации, ведущие к раку, - это ни что иное, как результат греха. Как ученые, как врачи, как христиане, мы обязаны исправить то, что не так. Мы должны следовать примеру Христа: И приступило к Нему множество народа, имея с собою хромых, слепых, немых, увечных и иных многих и повергли их к ногам Иисусовым; и Он исцелил их (Матфей 15:30). Христос назвал болезнь делом рук врага рода человеческого. Говоря о женщине с тяжелым искривлением позвоночника, которую Он исцелил, Господь сказал, что она Дочь Авраама, которую связал сатана, и что ее надлежало освободить от уз сих в день субботний (Лука 13: 16). Нам необходимо раскрыть тайны вселенной, не только духовной, но и физической. Человек должен пользоваться данным ему от Бога талантом и умом, чтобы привести порядок и гармонию здоровья из хаоса ракового заболевания. Христос учил нас: Уверовавших же будут сопровождать сии знамения... на недужные руки возложат, и здравы будут (Марк 16: 17-18). И если мы считаем себя верующими людьми, то и мы должны творити такожде. [1] DeVita, Vincent T., Hellman, Samuel (eds). Cancer Principles and Practice of Oncology. Lippincott Williams & Wilkins. 2000 [2] Wynder EL, Stellman SD. Impact of long-term filter cigarette usage on lung and larynx cancer risk. A case-control study. Journal of the National Cancer Institute. 1979;62:471. [3] Spitz MR et al. Squamous cell carcinoma of the upper aerodigestive tract: a case-comparative analysis. Cancer.1988;61:203. [4] Castellsague X, et al. Independent and joint effects of tobacco smoking and alcohol drinking on the risk of esophageal cancer in men and women. International Journal of Cancer. 1999;82:657. [5] Nalpas B, et al. Hepatocellular carcinoma in alcoholics. Alcohol 1995;12;117. [6] DeVita, Vincent T., Hellman, Samuel (eds). Cancer Principles and Practice of Oncology. Lippincott Williams & Wilkins. 2000, p 1526. [7] Сочинения епископа Игнатия Брянчанинова. Слово о смерти. Москва, 1991, стр 7-8. [8] Singer, Peter. Practical Ethics. Cambridge University Press. 1993 [9] Singer, Peter. The Writings on an Ethical Life: The Essential Singer. 2000 [10] Kuhse, Helga, Singer, Peter (eds). Bioethics: An Anthology. Blackwell Publishers. 1999 [11] Dawkins, Richard. The Selfish Gene. Oxford University Press 1990 [12] Dawkins, Richard, Dennett Daniel. The Extended Phenotype: The Long Reach of the Gene. Oxford University Press 1999 [13] Dennett Daniel. Consciousness Explained. Little, Brown & Company. 1992 [14] Dennett Daniel. Darwin's Dangerous Idea: Evolution and the Meanings of Life. Simon & Schuster 1996. Андрей Игоревич Холодный, профессор радиологии, Корнельский Университет http://www.pravoslavie.ru/sobytia/chelovekkonf/holodny.htm
  37. 1 point
    4 июня 1937 года родился Онегин Гаджикасимов, в иночестве иеросхимонах Симон ... Онегин Юсиф оглы Гаджикасимов, в монашестве Симон: поэт-песенник, автор стихов множества популярных песен советского периода, впоследствии иеросхимонах Оптиной пустыни - родился 4 июня 1937 года в Баку. Родители принадлежали аристократическим семействам, давшим множество известных в истории и культуре Азербайджана политиков, юристов, врачей, литераторов. Мать Онегина Гаджикасимова - Махтабан-ханум, происходила из дворянского рода, родилась в 1905-м году в городе Шамахи, и отец ее был «кази», то есть судьей. Отец Онегина Гаджикасимова - Юсиф-бей Гаджикасимов (1892-1960), окончил юридический факультет Московского университета. Юсиф-бей и Махтабан-ханум поженились в середине 30-x годов в Баку. Махтабан-ханум (1905-1980) прекрасно знала русскую литературу и поэзию и поскольку сын родился в 1937 году, накануне того дня, когда отмечалось 100-летие со дня смерти Александра Сергеевича Пушкина, мать дала ему имя своего любимого героя - Онегин. Онегин окончил Литературный институт имени Горького в Москве, став затем одним из самых популярных и востребованных поэтов-песенников в СССР. В 60-80-х годах прошедшего столетия на его стихи писали песни известнейшие композиторы тех лет - Давид Тухманов, Сергей Дьячков, Арно Бабаджанян, Полад Бюль-Бюль оглы, Юрий Антонов... Их с удовольствием включали в свой репертуар самые популярные певцы и исполнители - Валерий Ободзинский, Муслим Магомаев, Олег Ухналев, ВИА «Веселые ребята»... Песни Гаджикасимова исполнялись не только в концертах, по радио и телевидению - они звучали в каждом доме, где только был проигрыватель... И «Эти глаза напротив», и «Алёшкина любовь», и «Восточная песня», и «Дождь и я», и ещё десятки других - это всё Гаджикасимов, Онегин Гаджикасимов... Несметное количество зарубежных шлягеров стали достоянием российской культуры благодаря изумительным переводам Гаджикасимова. В 1985 году Гаджикасимов крестился с именем Олег и принял Православие, затем был пострижен в иночество с именем Афанасий, а в 1988 году стал монахом только что возвращенного Русской Православной Церкви монастыря Оптина Пустынь. Впоследствии он стал иеромонахом и принял схиму с именем Симон. Многих удивило то что успешный в жизни человек выбрал для себя монастырь, отказавшись от земных материальных ценностей. Он стал одним из известнейших (для своего времени) проповедников Оптиной Пустыни. На проповеди отца Симона приезжало много людей, из самых отдалённых от Оптиной Пустыни мест. Но то чему учит отец Симон - очень трудно выполнимо в реальной жизни... Отец Симон совершал паломничества к святым местам. Там он рассказывал людям лучше любого гида - о том как зарождалось христианство. Рассказывал так как будто сам присутстовал при этом... Многие люди в том же положении (в котором он находился до принятия Православия) считают что «жизнь удалась». Но он пренебрёг земными богатствами и выбрал для себя монашеский подвиг, решил себя до конца отдать Христу.
  38. 1 point
    Иеромонах Гермоген, келарь Данилова <wbr style="font-family: 'trebuchet ms', helvetica, sans-serif; " />монастыря http://pda.sedmitza.ru/text/402132.<wbr />html Кухня батюшки Гермогена Простые и вкусные блюда от известного монастырского кулинара – батюшки Гермогена У ЭТОГО МОНАХА ПОУЧИТЬСЯ ИСКУССТВУ ТРАПЕЗЫ МОЖЕТ ЛЮБОЙ ГУРМАН Когда он появляется на экране телевизора, рука хозяйки тянется к бумаге, чтобы записать оригинальные рецепты, которые обязательно прозвучат, и ценные советы, которыми поделится иеромонах Гермоген (Ананьев), насельник Свято-Данилова монастыря. СТОЛ, НАЧИНАЮЩИЙСЯ И ОКАНЧИВАЮЩИЙСЯ МОЛИТВОЮ, НИКОГДА НЕ ОСКУДЕЕТ (Святой Иоанн Златоуст) Трапеза многие годы была его монашеским послушанием. Служил батюшка Гермоген келарем обители, то есть отвечал за кухню и питание братии. К своему послушанию он отнесся, как и полагается монаху, со всей душой. И достиг в этом деле немалого. Опыт трапезной Данилова монастыря известен широко. Здесь умудряются, не отступая от строгих правил монашеского аскетизма, разнообразить стол и готовить кушанья, которые весьма привлекательны и популярны даже за пределами обители. Тут есть, конечно, и своя тайна. Тем, кому доводилось участвовать в монастырской трапезе, наверняка надолго запоминается особый вкус здешних блюд. Они вроде бы просты, но гораздо вкуснее самых изысканных ресторанных блюд. Почему так происходит? А почему считается, что трапеза в монастыре - это продолжение богослужения? Как и для чего молятся монахи до еды и после? Надо ли разнообразить постный стол и как это делать? На эти и многие другие вопросы иеромонаху Гермогену приходилось не раз отвечать, общаясь с посетителями монастыря и с телевизионными зрителями программы "Православная энциклопедия", где он вел кулинарную страничку. А недавно отец Гермоген выпустил целую книгу, в которой отвечает на подобные вопросы, рассказывает о принципах монашеского питания, об опыте трапезной Данилова монастыря. И, конечно, делится многочисленными рецептами монастырской кухни. Среди них нет мясных блюд, так как в русской монастырской традиции не принято вообще употреблять мясо. Зато есть рецепты специально для постных дней и скоромных, для праздников и поминок. Есть и молитвы, которые читают в те или иные моменты трапезы. И даже тексты застольных песен, которые можно услышать в обители. А также много других занимательных и полезных сведений. Книга, выпущенная издательством "Даниловский благовестник", так и называется "Кухня батюшки Гермогена". Некоторые выдержки из нее предлагаем сегодня читателям. Источник и продолжение : Кухня батюшки Гермогена http://www.chudo-v-h...tegory/9/48/81/ <object width="480" height="360"><param name="movie" value=" name="allowFullScreen" value="true"></param><param name="allowscriptaccess" value="always"></param><embed src=" type="application/x-shockwave-flash" width="480" height="360" allowscriptaccess="always" allowfullscreen="true"></embed></object> Документальный фильм о Великом Посте и других постных днях. Отрывок их цикла передач "Кухня батюшки Гермогена". <object width="480" height="360"><param name="movie" value=" name="allowFullScreen" value="true"></param><param name="allowscriptaccess" value="always"></param><embed src=" type="application/x-shockwave-flash" width="480" height="360" allowscriptaccess="always" allowfullscreen="true"></embed></object> "Ваш Повар TV" - Отрывок из цикла передач "Кухня батюшки Гермогена". Отец Гермоген является ведущим поваром Даниловского монастыря в Москве. Все его кулинарные рецепты просты в приготовлении и очень вкусные. Его блюда из русской кухни особенно порадуют всех постящихся. <object width="480" height="360"><param name="movie" value=" name="allowFullScreen" value="true"></param><param name="allowscriptaccess" value="always"></param><embed src=" type="application/x-shockwave-flash" width="480" height="360" allowscriptaccess="always" allowfullscreen="true"></embed></object> <object width="480" height="360"><param name="movie" value=" name="allowFullScreen" value="true"></param><param name="allowscriptaccess" value="always"></param><embed src=" type="application/x-shockwave-flash" width="480" height="360" allowscriptaccess="always" allowfullscreen="true"></embed></object> <object width="480" height="360"><param name="movie" value=" name="allowFullScreen" value="true"></param><param name="allowscriptaccess" value="always"></param><embed src=" type="application/x-shockwave-flash" width="480" height="360" allowscriptaccess="always" allowfullscreen="true"></embed></object> <object width="480" height="360"><param name="movie" value="http://www.youtube.com/watch?v=eLov0oTINKM?version=3&hl=ru_RU"></param><param'>http://www.youtube.com/watch?v=eLov0oTINKM?version=3&hl=ru_RU"></param><param name="allowFullScreen" value="true"></param><param name="allowscriptaccess" value="always"></param><embed src="http://www.youtube.com/watch?v=eLov0oTINKM?version=3&hl=ru_RU" type="application/x-shockwave-flash" width="480" height="360" allowscriptaccess="always" allowfullscreen="true"></embed></object> <object width="480" height="360"><param name="movie" value="http://www.youtube.com/watch?v=zOPazsGI6g0?version=3&hl=ru_RU"></param><param'>http://www.youtube.com/watch?v=zOPazsGI6g0?version=3&hl=ru_RU"></param><param name="allowFullScreen" value="true"></param><param name="allowscriptaccess" value="always"></param><embed src="http://www.youtube.com/watch?v=zOPazsGI6g0?version=3&hl=ru_RU" type="application/x-shockwave-flash" width="480" height="360" allowscriptaccess="always" allowfullscreen="true"></embed></object> <object width="480" height="360"><param name="movie" value="http://www.youtube.com/watch?v=YaH3_KGelfg?version=3&hl=ru_RU"></param><param'>http://www.youtube.com/watch?v=YaH3_KGelfg?version=3&hl=ru_RU"></param><param name="allowFullScreen" value="true"></param><param name="allowscriptaccess" value="always"></param><embed src="http://www.youtube.com/watch?v=YaH3_KGelfg?version=3&hl=ru_RU" type="application/x-shockwave-flash" width="480" height="360" allowscriptaccess="always" allowfullscreen="true"></embed></object> <object width="480" height="360"><param name="movie" value="http://www.youtube.com/watch?v=fMZiv3graYQ?version=3&hl=ru_RU"></param><param'>http://www.youtube.com/watch?v=fMZiv3graYQ?version=3&hl=ru_RU"></param><param name="allowFullScreen" value="true"></param><param name="allowscriptaccess" value="always"></param><embed src="http://www.youtube.com/watch?v=fMZiv3graYQ?version=3&hl=ru_RU" type="application/x-shockwave-flash" width="480" height="360" allowscriptaccess="always" allowfullscreen="true"></embed></object> <object width="480" height="360"><param name="movie" value="http://www.youtube.com/watch?v=Vuh0ZjeuYXE?version=3&hl=ru_RU"></param><param'>http://www.youtube.com/watch?v=Vuh0ZjeuYXE?version=3&hl=ru_RU"></param><param name="allowFullScreen" value="true"></param><param name="allowscriptaccess" value="always"></param><embed src="http://www.youtube.com/watch?v=Vuh0ZjeuYXE?version=3&hl=ru_RU" type="application/x-shockwave-flash" width="480" height="360" allowscriptaccess="always" allowfullscreen="true"></embed></object> <object width="480" height="360"><param name="movie" value="http://www.youtube.com/watch?v=Oj3SNrVy8ag?version=3&hl=ru_RU"></param><param'>http://www.youtube.com/watch?v=Oj3SNrVy8ag?version=3&hl=ru_RU"></param><param name="allowFullScreen" value="true"></param><param name="allowscriptaccess" value="always"></param><embed src="http://www.youtube.com/watch?v=Oj3SNrVy8ag?version=3&hl=ru_RU" type="application/x-shockwave-flash" width="480" height="360" allowscriptaccess="always" allowfullscreen="true"></embed></object> <object width="480" height="360"><param name="movie" value="http://www.youtube.com/watch?v=8zpn7I-zk-c?version=3&hl=ru_RU"></param><param'>http://www.youtube.com/watch?v=8zpn7I-zk-c?version=3&hl=ru_RU"></param><param name="allowFullScreen" value="true"></param><param name="allowscriptaccess" value="always"></param><embed src="http://www.youtube.com/watch?v=8zpn7I-zk-c?version=3&hl=ru_RU" type="application/x-shockwave-flash" width="480" height="360" allowscriptaccess="always" allowfullscreen="true"></embed></object> <object width="480" height="360"><param name="movie" value="http://www.youtube.com/watch?v=Ap83Evs7COQ?version=3&hl=ru_RU"></param><param'>http://www.youtube.com/watch?v=Ap83Evs7COQ?version=3&hl=ru_RU"></param><param name="allowFullScreen" value="true"></param><param name="allowscriptaccess" value="always"></param><embed src="http://www.youtube.com/watch?v=Ap83Evs7COQ?version=3&hl=ru_RU" type="application/x-shockwave-flash" width="480" height="360" allowscriptaccess="always" allowfullscreen="true"></embed></object> <object width="480" height="360"><param name="movie" value="http://www.youtube.com/watch?v=LtCH1_A5FhQ?version=3&hl=ru_RU"></param><param'>http://www.youtube.com/watch?v=LtCH1_A5FhQ?version=3&hl=ru_RU"></param><param name="allowFullScreen" value="true"></param><param name="allowscriptaccess" value="always"></param><embed src="http://www.youtube.com/watch?v=LtCH1_A5FhQ?version=3&hl=ru_RU" type="application/x-shockwave-flash" width="480" height="360" allowscriptaccess="always" allowfullscreen="true"></embed></object> <object width="480" height="360"><param name="movie" value="http://www.youtube.com/watch?v=QRQKtz5Ldis?version=3&hl=ru_RU"></param><param'>http://www.youtube.com/watch?v=QRQKtz5Ldis?version=3&hl=ru_RU"></param><param name="allowFullScreen" value="true"></param><param name="allowscriptaccess" value="always"></param><embed src="http://www.youtube.com/watch?v=QRQKtz5Ldis?version=3&hl=ru_RU" type="application/x-shockwave-flash" width="480" height="360" allowscriptaccess="always" allowfullscreen="true"></embed></object> <object width="480" height="360"><param name="movie" value="http://www.youtube.com/watch?v=OO9WSKRXKWk?version=3&hl=ru_RU"></param><param'>http://www.youtube.com/watch?v=OO9WSKRXKWk?version=3&hl=ru_RU"></param><param name="allowFullScreen" value="true"></param><param name="allowscriptaccess" value="always"></param><embed src="http://www.youtube.com/watch?v=OO9WSKRXKWk?version=3&hl=ru_RU" type="application/x-shockwave-flash" width="480" height="360" allowscriptaccess="always" allowfullscreen="true"></embed></object> <object width="480" height="360"><param name="movie" value="http://www.youtube.com/watch?v=5d-mPXT0Yek?version=3&hl=ru_RU"></param><param'>http://www.youtube.com/watch?v=5d-mPXT0Yek?version=3&hl=ru_RU"></param><param name="allowFullScreen" value="true"></param><param name="allowscriptaccess" value="always"></param><embed src="http://www.youtube.com/watch?v=5d-mPXT0Yek?version=3&hl=ru_RU" type="application/x-shockwave-flash" width="480" height="360" allowscriptaccess="always" allowfullscreen="true"> </embed></object> <object width="480" height="360"><param name="movie" value="http://www.youtube.com/watch?v=ga_1q3yfli4?version=3&hl=ru_RU"></param><param'>http://www.youtube.com/watch?v=ga_1q3yfli4?version=3&hl=ru_RU"></param><param name="allowFullScreen" value="true"></param><param name="allowscriptaccess" value="always"></param><embed src="http://www.youtube.com/watch?v=ga_1q3yfli4?version=3&hl=ru_RU" type="application/x-shockwave-flash" width="480" height="360" allowscriptaccess="always" allowfullscreen="true"></embed></object> <object width="480" height="360"><param name="movie" value="http://www.youtube.com/watch?v=ASUtEwARTHQ?version=3&hl=ru_RU"></param><param'>http://www.youtube.com/watch?v=ASUtEwARTHQ?version=3&hl=ru_RU"></param><param name="allowFullScreen" value="true"></param><param name="allowscriptaccess" value="always"></param><embed src="http://www.youtube.com/watch?v=ASUtEwARTHQ?version=3&hl=ru_RU" type="application/x-shockwave-flash" width="480" height="360" allowscriptaccess="always" allowfullscreen="true"></embed></object> Кулич "Пасхальный венок" - видео-рецепт для праздничного стола в православные святые праздники <object width="480" height="360"><param name="movie" value="http://www.youtube.com/watch?v=zbyONfq2tQY?version=3&hl=ru_RU"></param><param'>http://www.youtube.com/watch?v=zbyONfq2tQY?version=3&hl=ru_RU"></param><param name="allowFullScreen" value="true"></param><param name="allowscriptaccess" value="always"></param><embed src="http://www.youtube.com/watch?v=zbyONfq2tQY?version=3&hl=ru_RU" type="application/x-shockwave-flash" width="480" height="360" allowscriptaccess="always" allowfullscreen="true"></embed></object> Рецепт приготовления праздничной творожной Пасхи. Отрывок из цикла передач "Кухня батюшки Гермогена". Отец Гермоген является ведущим поваром Даниловского монастыря в Москве. Все его рецепты просты в приготовлении и очень вкусные.
  39. 1 point
    Автор: Войно-Ясенецкий (Святитель Лука) Проповеди Вы слышали ныне в Апостольском чтении удивительную речь святого апостола Павла о любви. Никто как он не мог так говорить о любви: он явил нам истинную сущность любви, ее безмерное значение. А любовь есть средоточие всего христианского учения, всего Евангелия. Вникните же в эту божественную речь святого апостола Павла: "Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я - медь звенящая или кимвал звучащий" (1 Кор. 13, 1). А звук меди, звук кимвала есть нечто пустое. Пуст тот человек, который умеет говорить даже на всех языках, и ангельский язык знает, а любви не имеет. Если "имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, - то я ничто" (ст. 2). Видите, какое поразительное возвеличивание любви; святой апостол ставит ее неизмеримо выше даже веры, которая может горы передвигать, даже того познания; которому открыты все тайны. "И если я раздам все имение мое и отдам тело мое сожжение, а любви не имею, то нет мне в том никак" пользы" (ст. 3). Бесполезна жертва тех людей, которые тело свое отдают на смерть - даже на сожжение, любви не имеют. Ибо можно и такие дела сделать: жизнь свою отдать, и имение раздать, - не имея любви, в иных целях, в целях нечистых, не святых. Можно раздать имение свое из тщеславия, желая казаться великий благотворителем. Можно отдать жизнь свою не за всех, кто нуждается в этой жертве, отдать ее только за некоторых, только за людей своего класса, своего народа. Такая жертва жизнью своей может быть лишена любви ко всем, ибо бывает соединена с ненавистью к людям другого класса, другого народа. Только та жертва жизнью своей имеет безмерное значение в очах Божиих, которая творится во имя святой любви ко всем, без исключения ко всем, ибо Господь велит любить не только людей своего класса, своего народа, не только своих близких, но любить всех, без исключения всех людей. "Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине1" (ст. 4-6). "Любовь долготерпит". В ком есть истинная святая любовь, тот умеет терпеть все недостатки, все пороки" все слабости своих ближних, тот всё терпит, потому что любит этих слабых, этих лишенных подлинно христианских добродетелей людей. "Любовь милосердствует". Сердце человека, наполненного любовью, не может равнодушно смотреть на раздетых, голодных, оставшихся без крова. Любовь, наполняющая такое чистое сердце, полна милосердия. "Любовь не завидует". Никому не завидует, и помните: если кому-нибудь завидуете, значит нет в вас любви, ибо если бы сердце ваше было наполнено чувством христианской любви, то вы никому и ничему не завидовали бы. "Любовь не превозносится, не гордится". Тот, кто полон любви, тот чужд гордости, ибо любовь и гордость противоположны. Где есть любовь, не может быть гордости. Где есть гордость, нет любви. Подлинная любовь не только не завидует - она не превозносится, она ничем не гордится, она смиренна. Помните, помните, что если гордитесь когда-нибудь и чем-нибудь в сердце вашем, это значит, что в вас нет любви. "Любовь не бесчинствует". Мало ли бесчинства мы видим вокруг себя? Ему нет края, и тяжка, невыносима нам его безмерность, а это значит, что нет в людях любви. Ибо, если была бы любовь, то не было бы бесчинства! "Любовь не ищет своего". А мы всегда ищем для себя благ и радостей жизни: имения, почета, высокого положения - всего ищем для себя. А любовь не имеет своего. Любовь доверчива, как доверчивы дети, ибо те, в сердце которых живет святая любовь, подобны детям, о которых Господь Иисус Христос сказал: "Если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное " (Мф. 18, 3). Любовь всему верит, она не подозревает людей во лжи, в предательстве. В мире часто оскорбляют тех, кто не лжет, не клевещет, не совершает предательств, кто чист в словах и делах своих. "Любовь не раздражается". А много ли среди нас таких, которые не раздражаются? Много, много таких, которые в раздраженном состоянии кричат исступленным голосом, дерутся и ругаются. А если бы была любовь христианская в сердце нашем, мы не раздражались бы, не топали ногами, не ругались, не дрались. "Любовь не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине". Это значит, что те, в чьем сердце святая любовь, не умеют и не хотят искать в окружающих дурное и злое. Они хотят, они умеют, они стремятся видеть и искать в сердце ближних своих только доброе и чистое. В любви нет злорадства, которого так много в нас, ибо мы всегда радуемся и ликуем, когда видим падение братьев наших, видим их недостатки. Тогда мы радуемся, радуемся бесовской радостью, ибо бесы рады всему дурному, что видят в людях. Когда видит любовь истину в делах человеческих, в словах человеческих, во всех поступках и стремлениях человека, то она радуется истине чистой, ангельской радостью. "Любовь все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит" (ст. 7). Когда мы видим, как согрешает наш брат, закрываем ли мы глаза на этот грех, удерживаем ли язык от разглашения людям о том грехе, который видим в брате своем? Напротив, злорадствуем, бесовски злорадствуем, спешим везде и всюду разглашать, как грешен наш брат. Не покрываем греха брата своего, как делали все святые, а наоборот, открываем, кричим и трубим о чужом грехе, а о своих грехах молчим. Надежда, неуклонная надежда на Бога, надежда на воздаяние в жизни вечной никогда не оставляет тех, в сердце которых живет любовь. "Любовь все переносит". Переносит все издевательства, все насмешки, все мучения за Христа, как переносили блаженные юродивые издевательства, насмешки, голод и холод. Любовь ищет только того, что нужно, что полезно ближним, своего ничего не ищет. "Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится" (ст. 8). Пророчество не вечно, пророки давно умерли, упразднится и гордое знание человеческое, ибо в нем весьма мало истины. "Ибо мы отчасти знаем, и отчасти пророчествуем" (ст. 9). Немного мы знаем, ничтожны знания человеческие, но гордимся, бесовски гордимся этими ничтожными знаниями. "Когда же настанет совершенное, тогда то, что отчасти, прекратится" (ст. 10). Всё знание наше, которое приобрели мы, составляет малую часть полного и истинного знания, - всё это потеряет всякое значение и всякую силу. "Когда я был младенцем, то по-младенчески говорил, по-младенчески мыслил, по-младенчески рассуждал; а как стал мужем, то оставил младенческое" (ст. 11). Разве мы теперь забавляемся детскими игрушками и забавами? Мы это всё оставили. Теперь настало время, когда открылось перед нами истинное и совершенное, и тогда то, чем мы гордились в жизни прежней, - все наши знания, вся мудрость - представляются нам как детские игры, как детские забавы. "Теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло гадательно, тогда же лицем к лицу. Теперь знаю я отчасти, а тогда познаю, подобно как я познан" (ст. 12). Все наши знания, которые кажутся такими ясными, такими светлыми, - ничто иное, как видимое чрез тусклое, нечистое стекло. А когда всё откроется совершенно, мы всю истину и всю правду увидим лицом к лицу. И тогда познаем всё, подобно тому, как я познан, как Бог познал меня; как для Бога нет сокровенного в мире, и для меня не будет сокровенного: я всё познаю. Любовь всё откроет. "А теперь пребывают сии три: вера, надежда, любовь; но любовь из них больше" (ст. 13). Мы должны жить верой, надеждой и любовью: это наша опора, этим мы должны дышать, но надо помнить, что как ни велика вера, как ни благословенна надежда, любовь выше всего. Стяжите же все Христову любовь, очистите сердца ваши и дайте в них место святой любви! 18 августа 1948 г. Святитель Лука (Войно-Ясенецкий). Спешите идти за Христом. Москва 2000
  40. 1 point
    Хочу поделится...Некоторые отрывки из поэмы "Русский Крест" (написана в 1996 г). Автор - Н.А.Мельников (1966-2006). Последние три месяца своей жизни проживал в г.Козельске, часто бывал в Оптиной Пустыни... "По благословению схиигумена Илия. В минувший трагический век Господь дал народу нашему тяжкое испытание. Из него вынесли веру даже те, кто от рождения о ней не слыхивал ни от родителей, ни от дедов своих. Жажда чистоты душевной побуждает молодежь искать веры в Бога, а старшее поколение, на памяти которого все ужасы безверия, и убеждать не надо. Эта дорога поисков силы и смысла жизни изложена в замечательной поэме "Русский Крест", написанной светлым и певучим языком. И не следует рассматривать эту поэму, как историю жизни русской деревни. Это жизнь всех нас, погибающих в безверии, и из руин возрождающихся. Нет, мы не можем умереть - мы такой народ - русский, те, кто живет на этой чудесной земле." ..Сколько ж это будет длиться - молодой, в расцвете лет, Не нашел опохмелиться и покинул белый свет? И при всем честном народе в борозду, к земле упал. Был ты весел, всем угоден...Но ушел... Сгорел... Пропал... А вослед тебе, без счета, души новые летят... Что потом, в конце полета? Что там? Рай? Иль снова ад? Неприкаянные дети, без тепла и без царя вы помыкались на свете и ушли. За так. Зазря. Без креста, без покаянья, и кому теперь нужны ваши мысли и страданья, ваши слезы, ваши сны? Слез Россия не считает - все века в слезах живет... Но уже заметно тает несгибаемый народ... ...В каждый храм, при построеньи, Бог по Ангелу дает, И находится в служеньи в новом храме Ангел тот. Он, бесплотный и незримый до скончанья века тут, и, крылом его хранимы, люди Богу воздают. И молитвы, и обряды, и причастий благодать - под его небесным взглядом, хоть его и не видать. Даже если храм разрушен - кирпичи да лебеда, воли Божией послушен Ангел будет здесь всегда. И на месте поруганья, где безбожник храм крушил, слышно тихое рыданье чистой ангельской души. И в мороз, и в дождь, и в слякоть, все грядущие года будет бедный Ангел плакать вплоть до Страшного Суда Был когда-то храм Успенья на селе Петровский Скит, полусгнившее строенье до сих пор еще стоит. Рухнул купол и приделы, лишь бурьян да лебеда в Божий храм осиротелый поселились навсегда. Как давно все это было, позабыт и час, и день - приезжало, приходило из окрестных деревень в церковь множество народа, и исправно службы шли до семнадцатого года... А потом усадьбы жгли и помещиков с попами отправляли в “мир иной”, пятилетними шагами отмеряя рай земной. “Счастья” вдоволь нахлебались, слез - моря, а не ручьи! Так, в итоге, оказались и ни Божьи, и ничьи. Ни земной, ни рай небесный, а смертельная тоска воцарилась повсеместно и скрутила мужика... От колхозного правленья, где Иван сторожевал, в сотне метров - храм Успенья, запустенье и развал. По ночам в окошко часто сам Иван смотрел туда равнодушно, безучастно, и не думал никогда ни про Веру, ни про Бога, только, может, вспоминал, с кем, когда и как он много возле храма выпивал. Не отыщешь места лучше - на пригорке, у реки, в будни, в праздник и с получки дули водку мужики. Жены к ночи их искали, гнали с криком по домам: - Хоть бы церкву доломали, чтоб вы меньше пили там! Утихали ссоры, драки, кратким был ночной покой... и беззвучно Ангел плакал над беспутностью людской..." http://redactor3.nar...usskiykrest.htm Здесь читает автор http://go.mail.ru/se...o/1109&s=mailru
  41. 1 point
    И почему столько-столько раз не доехали мы до с.Клыково? Может потому, что дальше Оптиной Пустыни не может быть дорог? Вот прорвались недавно. Тишина, покой... Келии матушки Сепфоры - маленькие совсем, и как будто матушка там, встречает ласково, голосочком своим приветствует. Слушаю диск с записью беседы с матушкой о.Мелхиседека, ему тогда - 32 года. Матушка духовно окормляет. И столько ответов на мои вопросы, на которые, как я не старалась (видимо, очень плохо) никак не могла получить ответы! Матушке - 99 ! По стене Придела, возле которого могила матушки - ласточкины гнезда. Только там. Много гнезд и много ласточек. Птичек... Теперь вот так выглядит домик, где жила матушка (с зеленой крышей). Дом не маленький, маленькая келия, где спала матушка, и вторая - тоже маленькая, где всегда с радостью принимала гостей и угощала их разыми пустячками …Матушка Сепфора долго беседовала с молодыми клыковскими строителями, рассказала, что на месте, где с трудом восстанавливают они церковь, вскоре появится монастырь. Построят они колокольню, трапезную, еще один храм, домики для братий и гостей-богомольцев. Все это казалось тогда просто невероятным. А главное - научила, где и как просить, что не жертву искать надо, а просить по старинке: «Сотворите святую милостыню». И только если заметят, что состоятельные хозяева рады им, зазывают к столу, не знают, «где усадить и чем угостить» - тут не подведут. И денег дадут, и помогут, сколько возможно…. Ну и как же без них)))) Кандидат на приемную семью.. А это - небольшая часть из книжечки о монастыре: "...На реке Серене, в нескольких верстах от того места, где теперь село Клыково стоит, известное своим монастырем Спаса Нерукотворного Пустынь, было языческое городище Серенск. И кипела, бурлила в нем далекая от нас жизнь. В заведенном творцом порядке сменяли друг друга времена года. В ненастье в дубравах буянил ветер, шумел в березовых рощах, раскачивал столетние сосны. Дожди размывали дороги, снега опадали, а потом сбегали ручьями в реку Серену. И снова шелестели листья и колыхались травы. Твердели еще недавно размытые дождями тропы. Солнце поднималось все выше, утверждая в правах лето. Но едва успевали порадоваться дружным всходам и летнему теплу , как надвигалась беда. Вначале слышался топот полудиких коней. Затем доносились грубые, резкие голоса ездоков. Со скоростью урагана неслись они с самых южных степей. В этих глухих лесных краях хазары известны были разбойничьей своей славою. Нападали внезапно, жестоко избивали, а то и жизни лишали. Отнимали у вятичей, уже знавших ремесла, промышлявших охотою, рыбною ловлей и земледелием, все, что могли увезти. И уносились прочь до следующего набега. Вятичи же, те, кто оставался в живых, снова пахали, сеяли, удили рыбу, били зверя. Мягкостью нрава не отличались. Да и могло ли быть иначе? Вокруг на сотни и сотни верст простирались леса дремучие, непроходимые, дикий зверь бродил рядом с жильем. Еда добывалась с превеликим трудом. В зимнюю стужу люди замерзали от холода, летом страдали от набегов разбойников-хазар. Единого Бога вятичи не знали. Искали защиты у своих языческих богов. Им приносили жертвы, во всем полагаясь на их покровительство. Идя в лес или в поле, испрашивали у них помощи, умасливая своих идолов жертвоприношениями. И вот нашелся человек – по преданию он был родом из этих мест, - покинувший стены Киево-Печерского монастыря для того, чтобы вернуться к вятичам, просветить их светом веры истинной. Звали его Кукшей. Именно ему суждено было стать первым апостолом вятичей. Епископ Владимиро-Суздальский Симон (1226г), участвовавший в создании Патерика Киево-Печерского монастыря, писал о просветительстве Кукши, о его бесстрашии, о твердой вере, а также о том, как «как бесов прогонял, как вятичей крестил», «как дождь с неба свел, озеро иссушил и много других чудес сотворил». Вместе со своим учеником ходил он по Оке, по берегам притоков ее – Жиздры и Серены. И многие уверовали. Но были и те, кто затвердел в неверии своем, укоренившись в язычестве, не хотел открыться навстречу свету Истины. Такие-то и замыслили убить Кукшу. Злодейски схватив боголюбивых черноризцев, жестоко их мучали, пытаясь заставить отречься от Христа, а затем казнили. Епископ Симон рассказывает о Кукше, о мученическом конце его земного пути: «По многим мукам усечён быть с учеником своим». А произошло это, вероятнее всего (таковы предположения исследователей), в городе Серенске на берегу Серены, недалеко от нынешнего Клыкова. Именно здесь были обнаружены следы христианской проповеди. Археологи нашли во множестве нательные крестики и в их числе крестик с выемчатой эмалью Х1-ХП веков, вероятно, киевского происхождения. Не стало Кукши. Но вскоре семена христианского просвещения на землях вятичей дали дружные всходы.Вероятно, останки Преподобного были перенесены в так называемые ближние пещеры Киево-Печерского монастыря вскоре после мученической кончины. Там покоятся они и поныне. Хочется верить, что вернули монастырю святые мощи сами вятичи и было это их покоянием….. Века проносились над этим благословенным краем. Цвели-невестились яблони, а потом, как водится, цвет опадал, и белой узорчатой кипелью покрывалась земля, снова и снова созревали плоды. Годы стекались в десятилетия, десятилетия утопали в столетиях, и уже казалось, что это навсегда: храм путеводной звездой будет вести в вечность поколения боголюбивых людей. Вокруг же него – в этом яблоневом раю – под колокольные звоны жизнь будет протекать в незыблемой вере и верности Богу. Так жили если не все, то, наверняка, многие. И эти многие вовсе не искали, не чаяли перемен и революций. Однако случилось. Потоп красного террора, волны кровавых бунтов и расправ захлестнули всю Россию, докатились и до Оптиной Пустыни, до всех окрестных селений. Закипела в революционном котле прежде упорядоченная, размеренная жизнь села Клыкова. Здесь, как и повсюду шли аресты, без суда и следствия расстреливали священников и мирян. В это время в России закрывали храмы, глумились над святынями, грабили монастыри. Черным саваном укрыла землю борьба коммунистических безбожников за «светлые идеалы»…. В пору ожесточенной борьбы с «религиозными пережитками» большевики были особенно скоры на расправу. Однажды, в пустовавший тогда храм согнали больше 30 человек из тех «раскулаченных», которых вели по этапу. Впрочем, документы, обнаруженные в архивах, свидетельствуют о более серьезных «преступлениях», которые вменялись в вину мирным жителям Смоленщины. Все они были не только работящими, добрыми хозяевами, но еще и людьми верующими. Скорее всего именно по этому церковь была выбрана местом расправы. Внезапно – никто не ожидал такого поворота событий – командир приказал расстрелять всех. Опомниться не успели, а кто-то уже падал замертво, кто-то силился подняться, хватаясь за рану. Но спасти смогли только одну быстроногую девчушку. Когда началась пальба, и люди в форме отвернулись от входной двери, добивая тех, кого не достало еще острие штыка, кого не сбила с ног смертоносная пуля, раненная мать подтолкнула девочку к порогу. И той удалось спастись…Полвека спустя – в 1991 году – храм села Клыкова, в последнее время служивший хранилищем удобрений, претерпевший от богоборцев надругательства над святынями, разрушенный ветрами и дождями, был возвращен Церкви…Заново отстраивая храм, расчищая его от накопившейся за десятилетия земли и сора, монахи обнаружили в стенах церкви тот самый расстрельный ров, откуда извлекли останки замученных и расстрелянных, исколотых штыками, изрешеченных пулями «врагов народа». Судя по черепам, были среди них и люди зрелого возраста, и дети малые, и старики. Монахи бережно захоронили убиенных, отслужили панихиду…"
  42. 1 point
    Веками утвержденный опыт показывает, что крестное знамение имеет великую силу на все действия человека, во все продолжение его жизни. Поэтому необходимо позаботиться вкоренить в детях обычай почаще ограждать себя крестным знамением, и особенно перед приятием пищи и пития, ложась спать и вставая, перед выездом, перед выходом и перед входом куда-либо, чтобы дети полагали крестное знамение не небрежно, а с точностию, начиная с чела до персей, и на оба плеча, чтобы крест выходил правильный… Ограждение себя крестным знамением многих спасало от великих бед и опасностей. Любил один лишнее выпить. В таком виде он где-то заблудился, и ему представилось, что кто-то подходит к нему, наливает из графина в стакан водки и предлагает выпить. Но тот заблудившийся предварительно, по своей привычке, осенил себя крестным знамением, и вдруг все исчезло, а вдали послышался лай собаки. Пришедши в себя, он увидел, что забрел в какое-то болото и находится в весьма опасном месте, и если бы не лай собаки, не выбраться бы ему оттуда. … Крестное знамение должно на себе полагать или с именем Святой Троицы, произнося: «Во имя Отца и Сына и Святаго Духа», или с именем Единого от Троицы, нас ради вочеловечшагося и волею распеншагося, говоря: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго». Из писем прп. Амвросия Оптинского
  43. 1 point
    С картиной «У креста» я познакомился довольно давно, еще в 70-е годы. Она находилась в учебном музее Духовной академии в Загорске, который был закрыт для широкой публики, и значилась как работа М.В.Нестерова. Уже при первом посещении музея картина «У креста» поразила меня своей трагической символикой. Позднее я вспомнил об этой работе Нестерова. И тут обнаружилось нечто совершенно неожиданное. Оказалось, она не числится ни в каких каталогах выставок Нестеровеких картин, не упоминается ни в одной из книг о творчестве художника. Может быть, картина вообще не принадлежит Нестерову, а является подделкой?.. Чтобы ответить на эти вопросы, пришлось произвести специальные изыскания. Прежде всего, я обратился в издательский отдел Духовной академии, от которого получил слайд картины «У креста». Но сотрудники отдела не смогли ответить на вопрос о том, как попала в музей эта работа. Специалисты же по русскому искусству в Институте теории и истории искусств Академии художеств такой картины Нестерова не знали. Оставался последний шанс — найти кого-нибудь из членов семьи Нестерова и попытаться узнать что-либо у них. От своих коллег-искусствоведов я узнал, что в Москве живет дочь Нестерова Наталья Михайловна (жена Федора Сергеевича Булгакова, сына известного философа). Кроме того, жива и внучка Нестерова Ирина Федоровна Шредер, художник кино. К ней-то я и обратился прежде всего. Оказалось, что картина «У креста» действительно принадлежит Нестерову. (1995) Шестаков В.П. Эсхатология и утопия: Очерки русской философии и культуры
  44. 1 point
    Много я страдал! Страдал наиболее из-за своей пламенной крови, из-за своей пламенной любви к ближнему, люб­ви, соединенной, казалось мне, с чистым, полным самоотвержением; из-за расположения к спра­ведливости; чести; из-за своего плотского разума. И теперь должен смотреть и смотреть за своею кровию, без этого она как раз похитит у моего сердца святой мир, отнимет меня из водительства Святого Духа, предаст водительству сатаны. Знай: Бог управляет миром, у Него нет неправ­ды. Но правда Его отличается от правды челове­ческой. Бог отверг правду человеческую, и она — грех, беззаконие, падение. Бог установил Свою все­святую правду, правду креста — Ею отверзает нам небо. Ему благоугодно, чтоб мы входили в Цар­ство Небесное многими скорбями. Образ испол­нения этой правды Бог подал Собою. Против правды Христовой, которая — Его крест, вооружается правда испорченного есте­ства нашего. Бунтуют против креста плоть и кровь наши. Крест призывает плоть к распятию, требует пролития крови, а им надо сохраниться, усилиться, властвовать, наслаждаться. Путь к кре­сту — весь из бед, поношений, лишений; они не хотят идти по этому пути; они — горды, они хо­тят процветать, величаться. Понимаешь ли, что плоть и кровь — горды? Всмотрись на украшен­ную плоть, на обильную кровь — как они напыщенны и надменны! Не без причины заповеда­ны нам нищета и пост! Не устрашись слов моих: они по наружности, с первого взгляду, страшны, жестоки. Исполнишь спасительный совет мой — и обретешь мир, исцеление сердцу твоему. Твое расположе­ние к N. болезненное. Воню твоего сердца обо­нял я, бывши у вас в обители, потом — при по­лучении первого письма твоего; во втором же письме душа твоя сама сознает его: болезнует, му­чится, мечется, стонет. Писал я тебе, свидетель­ствуясь деланием и учением святых отцов, что желающий перейти из плотского состояния в ду­ховное должен умереть для всех человеков. Ка­кая смерть без болезней! При свидании я тебе сказал: «Ты должен быть один». Сердце твое, ум сознали справедливость произнесенного, но ус­лышала кровь твоя приговор смертный на нее — и ужаснулась. Я понимал это; не остановился, не останавливаюсь сказать истину, необходимую для твоего спасения и преуспеяния. Услышь, ус­лышь голос грешника, слово грешника, голос и слово, избранные Богом в орудие твоего ожив­ления в Духе — и, хотя б то было с пролитием кровавого пота, исполни их. Мечом и луком тво­им отними у аммореев землю, отдай ее Сыну возлюбленному Отца, таинственному Иосифу — Христу. Землею называю твое сердце; аммореями — кровь, плоть, злых ду­хов, завладевших этою землею. У них надо отнять ее душевным подвигом, то есть деланием умным и сердечным. Приступи же к врачеванию прокаженной и расслабленной, беснующейся души твоей. Опира­ясь на веру, на живую, веру, ежедневно вставай — сперва по нескольку раз в день, раза по три и че­тыре — в течение краткой минуты на колени, го­вори Господу: «Господи! N., которого я думал так любить, думал так уважать, называл, обманыва­ясь, моим — Твой, Твое создание, Твоя собствен­ность. Он Твой — всеблагого Творца и Владыки своего! Ты всеблаг: хочешь устроить для него все благое. Ты всесилен: все можешь для него устро­ить, что ни восхощешь. Ты всепремудр: путей Тво­их духовных, судеб Твоих исследовать, постичь человеку невозможно... А я — кто? — Пылинка, горсть земли, сегодня существующая, завтра ис­чезающая. Какую могу принести ему пользу? — Могу лишь более повредить ему и себе моими порывами, которые кровь, которые грех. Предаю его в Твою волю и власть! Он уже есть, всегда был в Твоей полной воле и власти, но этого доселе не видел слепотствующий ум мой. Возвращаю Тебе Твое достояние, которое безумно похищал я у Тебя обольщавшим меня мнением моим и меч­танием. Исцели мое сердце, которое думало любить, но которое только больно: потому что лю­бит вне Твоих святых заповедей, с нарушением святого мира, с нарушением любви к Тебе и ближ­ним». И врагов нам повелено любить, и наруше­ние любви к ним есть нарушение заповеди, нарушение любви к ближнему. Встав с колен, повто­ряй несколько раз неспешно: «Господи! предаю его, себя, всех святой воле Твоей; буди во всем воля Твоя! За все — слава Тебе!» Когда ты с людьми и увидишь, что приближается к душе невидимое искушение, то повторяй мыслию вышесказанные слова. Когда видишь неустройство мира и вашего маленького мира — монастыря, повторяй слова: «Господи! Ты, всесильный, все это видишь; да бу­дет воля Твоя; да совершаются недомыслимые судьбы Твои. А я кто? Пылинка, чтоб мне вмеши­ваться в Твое непостижимое управление!» И N. должен так же поступать относительно тебя — предавать тебя Богу, Его воле, Его Промыслу. Для духовного руководства он слаб — влечет­ся твоею немощию. А в немощи твоей большая сила крови, красноречивой крови, восстающей против духовного закона: кто не ощутил в себе явного духовного действия, дарующего свободу, независимость, тому не выстоять против напора твоей крови. Ты должен быть один. Из тебя ска­зал я это, сказал и повторяю. Те, которым будешь поверять твои брани, повредятся — и, может быть, неисцельно. Мой жребий был постоянное одиночество, был и есть. Что делать? — Претер­пим тягость уединения. Увидев его, увидев сирот­ство наше на земле, Дух Святой в свое, известное Ему время, придет к нам. Тогда будешь не один и порадуешься тому, что был один. Умертвите вза­имное пристрастие истинным смирением, кото­рое предложено в вышенаписанных молитвах боговидения. Не должно вам безвременно, по вле­чению нежного чувства, то есть глупой крови, уча­щать друг к другу. Не будь нежен! Не позволяй себе разнеживаться! Будь истинный муж! В про­тивном случае, чтоб не постыдили нас жены, не причислили нас к женам по причине нашей слабости! Так, некоторая преподобная инокиня сказала нерадивым, некрепким инокам: «Вы — жены!» Имею основание искать от тебя этого. Дай! — потому что можешь дать. Когда придут тебе помыслы ревности и нежно­сти к N., а ему — к тебе, говорите сами себе: «Госпо­ди, он Твой! А я что?» Когда же усилится брань — к себе в келию и на колени!.. Подвизаясь так, вы ощутите по милости Божией исцеление от при­страстия друг ко другу, которым сердца ваши ли­шены свободы; они в плену и оттого в муке. Вре­мя ваше и здоровье теряются в пустых смущени­ях и бесплодных мучениях. Когда Бог дарует вам исцеление от пристрастия и вы ощутите свободу и легкость, тогда познаете, что настоящее ваше состояние было «искушение», было состояние ложное, а не духовное — и потому греховное, бо­гопротивное. Малости, незаметные в мирской жизни, в монастырской делаются уже не мало­стями, но весьма важными недостатками, могу­щими нанести неисцельный вред, не только ос­тановить — прекратить всякое духовное преуспеяние, сделать жительство в монастыре вполне бесплодным В особенности это относится к мо­нашествующим, которым на ниве Христовой до­сталась в удел для возделания умная молитва и прочие сопряженные с нею подвиги внутренние. Умри для челове­ков... Если ж не умрешь для людей, если будешь дозволять сердцу своему увлекаться, пленяться пустыми привязанностями — всю жизнь твою будешь пресмыкаться по земле, не сподобишься ничего духовного: кости твои падут вне земли обетованной. Из "Писем" свт. Игнатия Брянчанинова
  45. 1 point
    ..."Святцы вот смотрю, как имена наши переводятся...с греческого, латинского, еврейского, даже персидские есть. И какие же нам имена даются красивые. Светлые. Послушай только. Добрая...Благопобедная...Благоцветная...Благодать. ..Верная...Мир...Врачующая...Тишина...Свет...Спокойствие. ..Дар Божий...Прямо какой-то цветущий сад! -Да-а-а...- лежащий на печи закончил протирать очки и аккуратно одел их на нос. - Жаль только, что мы таких авансов не оправдываем.... - А теперь представь. - развивал свою мысль Валера. - Если б имена мы получали при конце, по итогам жизни? А? Были бы, наверное, такие: злой... жадный...вредный...лживый...обманщик...предатель. ..истерик...вор......... поросенок обожратый..." (из книги Михаила Веселова "Метельный звон") Да.....
×
×
  • Create New...