Jump to content

Leaderboard


Popular Content

Showing content with the highest reputation on 10/13/21 in all areas

  1. 3 points
  2. 2 points
    Сестры ГАЛИНА ЕФИМОВНА СНИГИРЬ и МАРИЯ ЕФИМОВНА РИБЧИНЧУК 5 октября 2021 года в Киеве от сердечного приступа умерла Снигирь Мария Ефимовна одна из "Сестер Жукова". Знаменитые на весь Киев "Сестры Жукова" известны тем, что долгие годы приходили в парк Славы с портретом маршала Жукова, собирали милостыню и на собранные деньги ремонтировали памятники воинам-освободителям в Киевской области. Они – неотъемлемая часть всех праздничных шествий ко Дню Победы в украинской столице: и до майдана, и в период, когда бандеровско-фашистское отребье оккупировало Киев. Галину Ефимовну Снигирь и Марию Ефимовну Рибчинчук в селе Гора Бориспольского района Киевской области считают блаженными, поскольку живут они не по правилам. За межу ни с кем не дерутся. Коз держат, но молоко раздают соседям - сами-то православные посты соблюдают, и денег брать не хотят, говорят - пусть дети попьют на здоровье. В их комнате на стенах - лики святых. По вечерам молитвы поют или военные песни, чаще всего «Катюшу». Каждый год 9 мая надевают медали и ордена своих погибших родственников и с портретом маршала Жукова едут в Киев, к Вечному огню, чтобы постоять вроде почетного караула и как бы отчитаться перед строгим взором Георгия Константиновича: «Все в порядке, празднуем Победу!» А 22 июня отправляются на попутных машинах на родину. К старому дубу, где среди ветвей поместили икону - в память о тех, кто погиб на войне. "Родились мы в селе Ошитки Вышнедубечанского района Киевской области. Когда война началась, отец и его братья стали ополченцами. В сорок третьем в Ошитки пришли каратели. Село вспыхнуло как факел. Силосные ямы доверху забили замученными людьми и еще сутки они шевелились и стонали." Сестрам повезло не сгореть, не сгинуть на виселице - всего лишь по малости лет попасть в концлагерь в Броварах. И выжить - даже там. Недаром маме говорили подруги: «Близняшек твоих Бог хранит!» Вернулись на пепелище. И дали себе Галина и Мария слово: пока живы, ухаживать за этими безымянными могилами. Вытесывали кресты - благо лес рядом, да и брат Петро помогал. Прибивали жестяные таблички и выводили на них краской простые слова: «Не дожидай, мати, свого сина в гостi» и «Вечная память». О Георгии Константиновиче Жукове много лет назад рассказал сестрам монах Иринарх из Флоровского монастыря - он в войну служил под его началом на Ленинградском фронте. Книги мемуаров подарил. И с той поры они почитают маршала как святого. "Жуков любил Отечество. Потому Господь наградил его талантом великого полководца. И мы не стали рабами фашистов!" Портрет маршала стоит в горнице на самом почетном месте, в окружении Богоматери с младенцем и Спасителя. Вот такая история... Спасибо вам Бабушки-Бойцы! Низкий поклон за вашу несгибаемую смелость и волю! Упокой Господи душу новопреставленной рабы Твоей Марии.
  3. 1 point
    Спаси Господи. Толкования на Лк. 5:8 http://bible.optina.ru/new:lk:05:08
  4. 1 point
    Много мне встречалось за церковную жизнь белых платочков, тех самых, про которых когда-то Святейший Патриарх Алексий I сказал: «Белые платочки спасли Россию!» Это были те жёны-мироносицы советского периода, которые, несмотря ни на что, шли к Господу Своему. Сильно поразил меня один такой «белый платочек» по имени Анна. Нет, монахиней или инокиней Анна не была. Но эта женщина стоит и сейчас перед моими глазами как образец стойкости и крепости веры. Старенькая, сгорбленная, полностью слепая. Но вот что невероятно! Живя достаточно далеко от церкви, она каждую субботу приходила вечером на службу. Исповедовалась, ночевала в храме, прямо на голой скамье и, несмотря на то, что настоятель ей предлагал ночевать на кровати, категорически отказывалась от нее. За ночь наизусть вычитывала необходимое молитвенное правило и Псалтирь. Утром выстаивала — повторюсь, кто не понял: выстаивала всю службу и причащалась. Идя обратно до остановки, она никогда не останавливалась перед проезжей частью. Просто осеняла дорогу крестным знамением и шла. Машины тормозили перед ней, как львы перед дрессировщиком, и никто из водителей не смел ей даже посигналить. Для нас, послушников, было особым счастьем, если удавалось помочь ей перейти дорогу. Водители автобусов ее маршрута, завидя Анну, всегда выходили из кабины и помогали ей зайти. А мы, послушники, потом порой довольно долго не могли перейти дорогу в обратную сторону: движение было очень интенсивное, а перехода не было. Как-то раз кто-то ей сказал об этом, так она подходила к нам, каждого называла по имени (узнавая, будучи полностью слепой, без ошибки) и долго просила прощения. А один раз произнесла: «Миленькие, недолго вам осталось на ентой дороге мучиться!» Скоро она перестала ходить в храм, и мы узнали, что она умерла. Сын отвез ее тело на родину, в деревню, и похоронил рядом с мужем — ветераном войны. И что самое поразительное, в день ее смерти возле храма сделали пешеходный переход и поставили светофор. А батюшка Владимир сказал: «Не иначе как Анна своими молитвами расстаралась»! Протоиерей Дмитрий Харцыз (журнал "Форма")
×
×
  • Create New...