Jump to content

OptinaRU

Модераторы
  • Content Count

    3316
  • Joined

  • Last visited

  • Days Won

    277

Blog Entries posted by OptinaRU

  1. OptinaRU
    Пишешь о своем брате, который страдает душевною болезнью подозрения, будто бы тайная полиция всюду и чрез всех его преследует, так что он подозревает самых близких к нему людей в злоумышлении и сообщении с тайною полициею. Душевная эта болезнь произошла у него вследствие того, что он стыдился или просто не захотел вовремя покаяться в детских своих грешках, считая их маловажными. Но совесть — неподкупный судья — упреками своими напоминала ему о необходимости покаяться, внушая, что он не прав, а виноват, а он, вместо покаяния, внушение совести обратил на преследование полиции. А присоединившееся к сему неверие и долгое отлучение себя приобщения Святых Тайн еще более усилили душевную болезнь неосновательной подозрительности. Ты боишься, что он помешается в уме. Но это из зол и бедствий легчайшее. В этом положении, по крайней мере, сохранена будет его жизнь, если он будет находиться в заведении для умалишенных, и что человек в помешательстве не отвечает уже за то, что в таком положении делает. Разумеется, за прежнее не может быть безответен. Если бы ты могла умудриться свозить брата своего к преподобному Сергию и в пещерах отслужить с ним молебен пред чудотворною иконою Божией Матери, называемою Черниговскою, предварительно приготовивши хорошего духовника для брата, то это было бы хорошо, потому что после молебна пред сею иконою поврежденные в уме приходили в здравый смысл и хорошо исповедовались, и чрез это исцелялись. 
    Из писем преподобного Амвросия Оптинского
  2. OptinaRU
    Враг всюду расставляет свои сети, желая погубить человека, и губит неосторожных.
     
    Начальник нашего Скита, отец Анатолий, лично передавал мне следующий случай. В доме его знакомого, который ныне служит управляющим казенной палатой в одной из губерний Царства Польского, завелся бес. Появление его ознаменовалось стуком по ночам, передвижением мебели в комнатах, а главное – ужасом, который нападал на всех живущих в доме, особенно по ночам. Детям он представлялся в виде небольшого мальчика, одетого в красную куртку и выделывавшего разные кувыркания и прыжки.
     
    Этот знакомый рассказывал о всем бывающем в его доме одному городскому протоиерею, ученому-академику. Многоученый отец-протоиерей в ответ на это только посмеялся над простотой и легковерием своего друга, но впрочем, обещал зайти и лично убедиться в бесовских проделках. По приходе его, во время вечернего чая, вдруг он, да и все прочие, сидя в комнате видят, что по воздуху идет рюмка с водкой и становится против него на столе. За ней – другая, далее – третья, так что множество рюмок, наполненных водкой, настойками, винами появились таким же образом пред протоиереем, который от изумления и ужаса не мог прийти в себя, видя совершающееся пред его глазами... Поневоле поверил ученый в существование бесов.
     
    Скитский мантийный монах о. Адриан рассказывал мне следующий случай. Ему было около 7 лет. Однажды пошел он в гости к родственникам, которые жили в одном с ним селе. У этих родственников в доме было, как принято говорить вообще про подобные дома, «неспокойно». Играя в комнате с хозяйскими детьми, они все увидели какое-то существо, выглядывавшее из-под кровати. Это было среди дня, хотя в комнате никого из взрослых не было. Самой старшей девочке, игравшей с ними, дочери хозяйки, было не более 12 лет. Дети бросились бежать из комнаты, и он с ними; девочка бежала последней, а он перед ней, и когда выбежал в сени и оглянулся, то увидел, что какое-то живое существо, похожее на шар и покрытое волосами, выбежало из-под кровати. Девочка в это время хотела затворить дверь, но существо уперлось в дверь лбом и не допускало ее затворить, так что дверь оставалась не затворенной на четверть, и в это время он и успел разглядеть невидимое существо.
     
    На крик девочки и прочих детей прибежали взрослые, но в ту самую минуту, когда они приблизились к девочке, упершейся в дверь из сеней, существо мгновенно исчезло и они его не видели. Высота неизвестного существа была около аршина, и это была не собака, не кошка и не еж.
     
    Вот видите, против скольких мы должны бороться, но, конечно, Бог попускает борьбу сообразно силам каждого... Отсюда, из монастыря, виднее сети диавола, здесь раскрываются глаза, а там, в миру, действительно, ничего не понимают.
     
    Из бесед прп. Варсонофия Оптинского
  3. OptinaRU
    <iframe width="560" height="349" src="http://www.youtube.com/embed/m3xt_jo9iL0?rel=0" frameborder="0" allowfullscreen></iframe> Размеры храма в честь иконы Божией Матери "Живоносный Источник" невелики – 9,56 метров в длину и 3,57 в ширину. Весной он транспортируется трактором в район полевого стана, а осенью возвращается на место своей стоянки на подсобном хозяйстве монастыря. Несмотря на небольшие размеры храма, в нем умещается до 30 молящихся. Алтарь может вместить в себя до 4-5 человек служащих, включая диаконов. Богослужения проходят в храме по особому расписанию. Братия «полевого стана» вычитывают в нем монашеское правило и последования служб (вечерню, утреню, часы и обедницу). Таким образом, труждающиеся на монастырских полях не лишены духовного утешения, проистекающего от божественных служб; вся их жизнь освящается молитвой, да и сам облик полевого стана приобрел внешнее благолепие. И если по слову святых отцов, уже одного взгляда на духовные книги, находящиеся в келии монаха, достаточно, чтобы возбудить его к благочестивому настроению, тем большее влияние должен производить на монаха настоящий храм, стоящий на опушке леса, в тени русских берез и осин...

    Подробнее о храме здесь
  4. OptinaRU
    Если нет болезни или вообще какой-либо немощи, то соборование необязательно, потому что при соборовании молятся об исцелении, молятся о телесном и душевном здравии. Телесное здоровье не всем и не всегда дается, ибо Господь знает, что для нас полезнее. А душевное — всегда подается (прп. Никон).
     
    * * *
    ...В нынешнем веке, к крайнему сожалению, таинства сего многие опасаются, как предвестника смерти. А оно установлено святыми апостолами во исцеление от всех недугов и в предохранение от смерти, что самое и я на опыте испытал, ибо чрез особорование мною, недостойным, человек до двадцати, все они от тяжких и неисцельных болезней освободились (прп. Антоний).
     

     
    ...Соборование святым елеем имеет благодатную силу врачевать не одни только телесные болезни, но и душевные недугования, а также дарует оставление грехов, вовсе забытых нами. А как недуги душевные нередко гнездятся в весьма здоровом человеке и румяном по наружности, то не должно нерадеть и об душе своей, якоже о вещи бессмертной, которая не только честнее тела, но и дороже всего видимого в мире (прп. Антоний).
     
    * * *
    Только нынешнего века люди совсем против этого: будто кого приобщают, то уже и к смерти готовят; «как это можно, его этим испугаешь»; оттого многие и остаются без сего напутствия и особорования маслом, и наконец нельзя <то есть пропущено время>, тогда как оное установлено не для готовящихся к смерти, а для исцеления... у нас часто, случается, бывают отчаянно больные, а по особоровании елеем выздоравливают и живут еще долго (прп. Макарий).
     

     
    В утешение... могу предложить совет святого апостола Иакова, который говорит так: «болит ли кто в вас; да призовет пресвитеры церковныя, и да молитву сотворят над ним, помазавше его елеем во имя Господне: и молитва веры спасет болящаго, и воздвигнет его Господь: и аще грехи сотворил есть, отпустятся ему» (Иак.5, 14—15). Неизвестно, почему в России вкоренилось такое мнение, будто бы к Таинству елеосвящения тогда только нужно прибегать, когда в человеке не остается надежды к продолжению жизни. Напротив, в Греции и здоровые люди принимают Таинство елеосвящения в Великий Четверток, по тамошнему обычаю, и делают это ради неизвестности смерти. Да и вышесказанные слова Апостола показывают совсем противное вкоренившемуся неправильному мнению в России, так как ясно в них говорится: «и молитва веры спасет болящаго, и воздвигнет его Господь: и аще грехи сотворил есть, отпустятся ему» (Иак.5, 15). Сила Таинства елеосвящения состоит в том, что им прощаются в особенности грехи забвенные по немощи человеческой, а по прощении грехов даруется и здравие телесное, аще воля Божия будет на сие (прп. Амвросий).
  5. OptinaRU
    Одна раба Божия пришла как-то ко мне и просила меня объяснить ей значение слов <a href="http://bible.optina.ru/old:ps:136:start" target="_blank">136-го псалма</a> “На реках Вавилонских”, я ей обещал исполнить ее просьбу, и затем мне пришла мысль сказать всем вам несколько слов на эту тему, так как этот псалом весьма подходит к нам, инокам, и в особенности теперь, когда нас изгоняют из святой обители. Наше настоящее скорбное переживание весьма подходяще с тем переживанием иудеев, когда лишили их отечества, их возлюбленного Иерусалима, святого храма, и повели в плен; нам подходяще значение и смысл сего псалма, ибо в нем слышится скорбь и плачь, подобные тем, кои ныне преисполняют и наши сердца.

    http://dl.dropbox.com/u/10296212/blog/na_rekah_vavilonskih.mp3
    В псалме оплакивается судьба Иерусалима и иудеев; им было попущено за их согрешение пленение Вавилонское, и когда их вели в Вавилон, они, принужденные ведущими их вавилонянами к пению, горько плакали, вспоминая свое отечество, свой славный город Иерусалим, свой храм. Как было у них хорошо, какого они лишились блага, счастья, свободы и удобства к служению Господу, и они скорбно восклицали: “Како воспоем песнь Господню на земли чуждей? Прильпне язык мой к гортани, если забудем тебе Иерусалиме, если будем искать иного утешения кроме тебя!”. Подобную скорбь, подобную печаль переживаем и мы, иноки, в настоящее время. Нас гонят из монастырей, хотят, чтобы мы забыли свои святые обители, чтобы мы оставили образ иноческого жития, чтобы начали иную жизнь, жизнь мирскую, чтобы мы пренебрегали своими монашескими обетами... Но... нет! Пусть и наш язык прильпнет к гортани нашей, если мы забудем наши монашеские обеты, оставим служение Господу, пренебрежем Его Святыми заповедями и пойдем по мирскому и пространному пути мира сего в забвении и грехах. “Прильпни язык мой гортани моему, аще не помяну тебе Иерусалиме!” Да не будет сего с нами! Будем всегда неизменно помнить, как хорошо нам было в Святых обителях, в которых самая обстановка, условия жизни и все возбуждало в нас желание служить Господу, исполнять Его святые заповеди, побуждало хранить свою совесть, очищать сердце от страстей, рождало хорошие благочестивые мысли и чувства, где все нас располагало к Богоугодному житию. Хотя теперь и силятся отнять у нас все эти удобства для духовного делания, но мы не забудем своих обетов, не оставим своего иноческого жития, будет стремиться служить Господу в усердном исполнении Его Святых заповедей, хотя бы и в мирской обстановке. Я замечаю, что многие из вас весьма скорбят о том, что приходится переселяться в иное место...
    <img src=http://www.optina.ru//photos/blog/336446.jpg width=400 hspace=10 vspace=10 align=left>Я сам на днях должен буду тоже выехать отсюда. Жаль оставлять обители, невольно делается грустно. Но хотя эта печаль вполне естественна и понятна, все же нам надо не забывать, что все это внешнее, а потому и не имеет первостепенной важности, что это не то, о чем нам надо скорбеть по преимуществу. В настоящей нашей печали не должны мы плакать и скорбеть безутешно, хотя нас и разбрасывают и разлучают, и принуждают насильно оставлять святые обители наши. Ведь здесь, как и во всем, есть воля Божия, попускающая претерпевать нам сие за грехи наши, да и сказано еще: “Блажени, есте егда разлучат вас и поносят вас”. Не о сем нам нужно скорбеть, а нужно нам глубже вникнуть в самих себя и тщательно проследить за своими помыслами, чувствами и плакать о имеющихся в нас страстных греховных чувствах, желаниях и помышлениях, их должны мы непременно изгнать, как Богу не угодные, и изгнав, уже отнюдь не допускать в свое сердце, ибо не можем мы в страстном состоянии петь песнь Господню. Невозможно сердцу страстному, сердцу не очищенному возглашать хвалебные гимны Богу. Такому оскверненному сердцу грехами, приличны не хвалебные песни, гимны, а горький покаянный плач о своем греховном страстном состоянии, плач о греховном своем пленении и молитвенное воздыхание ко Господу о помощи. Необходимо очистить сердце свое от всякой греховной скверны, ибо только чистым сердцем можно воспевать Богу песнь нову. “Терпя потерпех Господа” в подвиге ради Царства Небесного и “внят ми и услыша молитву мою, и возведе мя от рова страстей и от брения тины, и постави мя на камени” - веры Христовой, - “нозе мои, и исправи стопы моя”, то есть, направив и утвердив в делании святых заповедей Божиих, “и вложи во уста моя песнь нову, пение Богу нашему” <a href="http://bible.optina.ru/old:ps:039:02" target="_blank">(Пс.39,1-4)</a>.
     
    Итак, мы должны на все смотреть глубже, с духовной стороны, и Господь, по слову Апостола, всем хощет спастися, ибо любящему Бога все поспешествует во благое, все служит средством для спасения, ибо все внешнее при помощи Божией и при своем искреннем желании можно обратить во благо себе. Единственное зло есть грех. И святые отцы, усматривая во всем внешний духовный смысл, так истолковывают этот псалом: под пленом вавилонским разумели они пленение души человека грехом.
     
    Когда человек находится в плену у греховных страстей “Како воспою песнь Господню на земли чуждей?” - так восклицали они, чуждою землею называя страстное состояние сердца. Невозможно, невозможно в страстном состоянии богословствовать, петь хвалебные песни Господу,- нужно плакать, нужно, непременно нужно, прежде всего озаботиться и постараться землю сердца своего очистить от всего страстного, порочного, от всяких греховных помыслов и чувств покаянным плачем. ”Дщи Вавилоня окаянная блажен иже имет и разбиет младенцы твоя о камень”. Многие поражаются кажущейся им в этих словах жестокостью, понимая все буквально; правда, в Ветхом Завете так и понималось, но в Христовой новой благодати это понимается совершенно иначе. Младенцами здесь, как объясняют святые отцы, названы возникающие страстные помыслы, страстные движения. Эти-то вот страстные помыслы и движения, как только они возникнут, как только они родятся, в самом начале их возникновения, так сказать, в их младенчестве, на давая им возрастать, но пока они еще малы и не укрепились, и надо уничтожать, разбивать о камень. А Камень есть Христос. Бей именем Иисусовым, умерщвляй, уничтожай молитвой Иисусовой и вообще средствами благодати Христовой сих младенцев вавилонских! Вот какое глубокое понимание слов этого псалма оставили нам святые отцы!
     

    Невольно вспоминаю здесь сон Батюшки отца Варсонофия, лично мне им рассказанный. Видел он себя стоящим в каком-то храме высоко на хорах. Перед ним проходят младенцы чередой, один за другим. Идет один мимо него по хорам, падает с хор и разбивается об пол; другой точно также, проходит, падает и разбивается; третий также и все они идут, падают и разбиваются. Один из них задержался было возле Батюшки, видимо желая привлечь к себе его внимание и сочувствие, но Батюшка на него гневно прикрикнул и он упал с хор и разбился. Так действительного и разбивались Батюшкой Варсонофием вавилонские младенцы о камень. Так, действительно, и побеждал он страсти греховные силою Христовою, именем Иисусовым: “блажени, иже имет и разбиет младенцы твоя о камень”. Не задерживались в сердце Батюшки лукавые помыслы и движения страстные - эти младенцы вавилонские падали и разбивались они о камень. Так и нам надо никогда не останавливаться на помыслах. Пусть идут мимо, если они пришли к нам, отражайте их Иисусовой молитвой, пусть не находят они в сердцах наших сочувствия себе. Старайтесь очищать свои сердца, для этого-то и необходима, как я не раз говорил вам, кроме молитвы Иисусовой, памяти Божией, тщательная и откровенная исповедь, а я должен с прискорбием заметить, что некоторые из вас не только не открывают своих недостатков, но даже обманывают меня, духовного отца своего, лгут мне. До сих пор я не говорил этого, не обличал, по причинам мне известным, но вот теперь, говорю вам, что вижу и замечаю, как меня обманывают иногда и этого огорчает меня. К духовнику надо иметь откровенность и искренность, а не лукавство. Старайтесь тщательно очищать сердца свои от всего, Богу не угодного, откровенною исповедью, Иисусовой молитвой и исполнением заповедей Божиих, так как только очищенное сердце может петь песнь Господню.


     

    Из бесед преподобного Никона Оптинского


  6. OptinaRU
    Молитвенное освящение монастырской трапезы достигает завершения своего в «чине о панагии». Церковное предание этому чину усвояет прямо апостольскую древность. Это предание помещается в Псалтири следованной вслед за изложением чина, но оно входит составною частью и в то повествование об успении Пресвятой Богородицы, которое дается Четьи-Минеями. По этому преданию, когда апостолы, после сошествия на них Святого Духа и до от­правления на проповедь в разные страны, жили вместе, то обычно за обедом они оставляли за столом незанятое место для Христа, полагая там возглавие с укрухом хлеба. По окончании обеда и после благодарственной молитвы они этот укрух подымали со словами: «Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе. Слава Отцу и Сыну и Святому Духу. Велико имя Святыя Троицы. Господи Иисусе Христе, помогай нам» (заменяя два последние возгласа в пасхальные дни «Христос воскресе»). Этот обряд совершали апостолы и после разлучения друг с другом — каждый отдельно. Собранные чудесно к преставлению Божией Матери и совершивши погребение Ее, они на третий день сидели вместе за трапезой. Когда после обеда они, возвышая по обычаю укрух хлеба в память Христа, произнесли: «Велико имя...», то увидели на воздухе Пресвятую Богородицу, окруженную Ангелами и обещающую пребыть с ними всегда; невольно апостолы тогда воскликнули вместо«Господи Иисусе Христе помогай нам» — «Пресвятая Богородице, помогай нам». Отправившись после этого ко гробу Богоматери и открывши его, апостолы не нашли там пречистого тела Ее и уверились, что Она вознесена на небо к Божественному Сыну Своему.
    <iframe title="YouTube video player" width="480" height="390" src="http://www.youtube.com/embed/sMcoSAjQ5hg" frameborder="0" allowfullscreen></iframe>
    Молитвенное благословение трапезы христианская Церковь могла перенять от ветхозаветной — еврейской. Какой вид оно имело в последней, можно отчасти судить по обрядам позднего иудейства (обряд вообще устойчив): за обычным обедом, в составе, впрочем, не менее 3 человек, глава семьи или самое почетное лицо читает формулу благословения над хлебом, режет и раздает куски сотрапезникам; часть хлеба остается до окончания трапезы, как символ присутствия Божия; так же благословляется и вино, причем чаша приподнимается над столом; над каждым отдельным блюдом читаются благословения. Христианские агапы, особенно когда они не соединялись с евхаристией, без сомнения, дали начало многим обрядам чина о панагии.
     
    С возникновением монастырей трапеза в них сразу получила особенно молитвенную обстановку и рассматривалась как краткая церковная служба. В Пахомиевских монастырях эта служба состояла из псалма и молитвы, иногда из нескольких псалмов и молитв.
    Сущность чина о панагии заключается в том, что из храма по окончании литургии износится всей братией со священными песнями просфора, из которой на литургии была вынута частица в честь Богородицы, в монастырскую трапезу, там ее полагают на особом блюде и по окончании трапезы с прославлением Св. Троицы и молитвою Пресв. Богородице просфору возвышают (поднимают) над иконами и вкушают от нее. Смысл чина, очевидно, — живо представить присутствие за трапезой Самого Бога и Пресв. Богородицы. На такое знаменование чина указывает и предание о возникновении его, помещенное в Псалтири следованной. По Симеону Солунскому, «часть хлеба мы каждодневно приносим сущему в Троице Единому Богу нашему о имени Богородицы, потому что посредством Ее Божественного рождения мы познали Св. Троицу и потому что Она родила нам Хлеб животный». Ближайшая цель чина — настолько тесно соединить трапезу с только что окончившейся литургией, чтобы та и другая явились одним богослужением и первая сообщила свою благодать второй. Благодаря чину о панагии, действительно, монастырский обед превращается в настоящее богослужение типа изобразительных и повечерия с кондаком и за-достойником вместо канона (на Пасху и с целою песнью канона).
     
    «Панагия» (παναγ?α — «Всесвятая»), или «Пресвятая» — наименование, прилагаемое обычно к Богоматери, но в чине о панагии или, как он полнее называется, «о возвышении панагии» это название прилагается к просфоре, из которой на литургии изъята была частица в честь Пресв. Богородицы. Эта просфора является поэтому наиболее священной после той, из которой изъят Агнец и которая, как самая священная, вкушается не в трапезе по принятии пищи, как панагия, а в самом храме до какой-либо пищи (антидор).
  7. OptinaRU
    Глава из книги "Голос заботливого предостережения" Архимандрита Лазаря (Абашидзе)
     
    Иеромонах Доримедонт укоряет святителя Игнатия в том, что он не смог по достоинству оценить современных ему духовных наставников, не признавал духовного делания за Оптинскими старцами, будучи послушником старца Леонида, этого «благодатного основоположника Оптинского старчества»[1], отошел от него, что и определило его «личный духовный опыт», «опыт… жизни без послушания старцу». Но пересмотрим кратко житие самого старца Леонида, затем святителя Игнатия в период его послушничества, чтобы глубже проникнуть в суть духовных отношений старца и ученика и того, что могло стать причиной их разлучения. Старец Леонид (в миру Лев Данилович Наголкин) в начале своего монашеского пути вступил в
    Оптину пустынь (1797), но через два года перешел в обитель Белобережскую. Причина этого перехода, скорее всего, была в том, что в то время в Белых Берегах настоятельствовал иеромонах Василий (Кишкин), старец духовной жизни, подвизавшийся немалое время на Афоне. Здесь же Лев вскоре был пострижен в монашество и наречен Леонидом, а затем вскоре же был рукоположен в иеромонаха. Уже через пять лет по вступлении отца Леонида в Белобережскую обитель братия избрала его настоятелем. Показательно, что и эти пять лет он не находился здесь постоянно, но временно переселялся в Чолнский монастырь, где тогда подвизался его земляк - схимонах Феодор, ученик великого старца Паисия (Величковского). Именно под руководством этого наставника отец Леонид научился противоборству страстям и достиг духовного просвещения. Тогда же он имел и духовное общение с настоятелем Брянского Свенского монастыря[2]. С избранным наставником отец Леонид не имел возможности видеться часто, тем более после того, как сам стал игуменом. Но вскоре сам старец Феодор переселился в Белобережскую обитель. Через четыре года по избрании игуменом отец Леонид сложил с себя настоятельство и вместе со старцем Феодором и другим подвижником - иеросхимонахом Клеопою - поселился в безмолвном месте, в глуши леса недалеко от обители. Но и здесь недолго прожили отцы вместе. Уже через год после вселения в пустынь отца Леонида старец его переселился в Новоезерский монастырь, а затем перешел в Палеостровскую пустынь. Через два года после разлучения со старцем отцы Леонид и Клеопа перебрались на Валаам, куда на следующий год прибыл и сам старец Феодор. Причем во всех этих обителях против старцев возбуждалось недовольство, и они натерпелись немало притеснений и гонений от братии. Причиной этих гонений было то, что к отцам стекалось за советами много народу - не только монахов, но и мирян всех сословий. Такое руководство старцев-подвижников тогда еще было новостью во многих русских обителях, и не все могли понимать учение их. Некоторые, даже из благомыслящих подвижников валаамских, смотрели на жительство старцев с недоумением. Так что и с Валаама старцам Феодору и Леониду пришлось перебраться в Александро-Свирский монастырь[3]. 
    Стоит нам обратить внимание на то, какие отношения были у отца Леонида со старцем Феодором: «Замечательно,- говорится в житии,- что отец Феодор, бывши старцем-наставником отца Леонида, в то же время имел его своим духовником и другом духовным. Опасаясь, как бы отец Леонид, как ученик, не стал действовать в отношении к своему старцу по пристрастию снисходительно, отец Феодор, приступая к исповеди, скажет, бывало, иногда: “Ну, Леонид, смотри, чтобы не щадить”. И если отец Леонид делает своему старцу какое-либо замечание, оно всегда принималось им с любовию и благодарностию»[4]. Через пять лет по переселении в обитель Александро-Свирскую отец Феодор окончил многотрудное поприще земной своей жизни, испустив дух на руках любимого своего ученика, «а вместе и духовного отца своего, отца Леонида»,- говорится в житии. Перед смертью, получив дар прозорливости, старец отечески уговаривал своих сподвижников: «Отцы мои! Господа ради друг от друга не разлучайтесь, поелику в нынешнее пребедственное время мало найти можно, дабы с кем по совести и слово-то сказать. Да вы теперь сие и на опыте, яко в зерцале, видите. Но, к сожалению, за премногие грехи мои, в нашем союзе не находится ныне такого мужественного и достойного строителя, который бы мог содержать обитель и нас окормлять по преданию святых отец, и назидать благорассмотрительно… Но собраться воедино, кажется, полезно для подкрепления друг друга»[5].
     
    По словам отца Доримедонта, «в те времена в русском монашестве опыт послушания старцу жил и плодоносил»! Но, как мы видим, именно то самое старчество, на которое неоднократно он указывает, не понималось в русских монастырях, считалось каким-то странным новшеством и подвергалось гонению. Находим, что самые старцы признавали духовную пребедственность времени, редкость духоносных отцов, свидетельствовали, что мало найти можно таких, с кем по совести и слово-то сказать. Опять находим, что и между этими отцами отношения были иными, чем у послушника со старцем в древнем монашестве: здесь также осуществляется принцип, о котором все чаще говорят отцы последнего времени: «два или три единомысленных пусть составят союз и друг друга руководят или друг друга вопрошают, ведя жизнь во взаимном послушании, со страхом Божиим и молитвою, в умеренной строгости аскетической»[6].
     

    Проследим далее путь святого старца Льва. После смерти отца Феодора иеросхимонах Лев с близкими учениками вновь переселился в Оптину пустынь. Настоятель обители игумен отец Моисей поручил руководству старца всех жительствовавших в обители братий, да и сам подчинился его влиянию. «Старец отец Леонид, как имевший дар прозорливости, вникал во все. В то время назначение послушаний, келий и т. п. - все делалось… по указанию старца. «…» Старец заправлял не только внутреннею, духовною, но и внешнею стороною братства обители»[7]. Но и здесь через некоторое время на старца Леонида было воздвигнуто гонение, как говорится в житии: «В числе прежних оптинских братий были благоговейные, добрые иноки; но каждый из них жил по своим понятиям и подвизался, как сам умел. Главное же их внимание обращалось на внешние труды и на деятельные добродетели… О старческом же пути они не имели никакого понятия. Потому, когда поселился в обители старец отец Леонид со своими учениками, когда заговорили о старчестве и духовном окормлении, об очищении совести и откровении помыслов, об отсечении своих хотений и рассуждений, о внутреннем делании,- все это многим показалось каким-то новым непонятным учением, которое некоторые даже прямо стали называть новою ересью»[8]. Последовали жалобы епархиальному епископу, старцу неоднократно запрещали принимать народ для духовного окормления, переводили из келии в келию. Такое старческое руководство, как говорится в житии, «было тогда не только в Оптиной пустыни, но и во всей Калужской епархии, а может быть, и в целой России… еще новостию»[9]. Дело дошло даже до того, что поползли слухи, будто старца собираются сослать в Соловецкий монастырь. Ученики его, «страшась за старца… опасались и за себя: кто мог без него вести их по пути спасения? Пока жив был отец Леонид, никто для них не мог назваться старцем, ни к кому не было такой полной веры, ничье слово не имело такой великой силы. «…» С отнятием его все падало»[10]. Так что неверно будет утверждать, что в то время старчество в Оптиной было уже обычным деланием, скорее, оно только начинало насаждаться, и с немалыми трудностями. 
    Теперь кратко расскажем о самом святом Игнатии (Брянчанинове) и о том, как он пришел в монастырь и стал послушником старца Леонида. Родился Димитрий Александрович (таково было его мирское имя) в 1807 году в семье богатой и благочестивой, которая происходила от рода древних дворян и была весьма известной и чтимой фамилии. В шестнадцать лет он вступил в главное инженерное училище Санкт-Петербурга, которое было основано по настоянию его Высочества Николая Павловича Романова, в 1825 году ставшего Российским императором. На тот момент Николай Павлович являлся генерал-инспектором инженеров и сам ежегодно отбирал пансионеров, которых брал под свою опеку и на содержание. Вскоре же Великий князь обратил особенное внимание на благообразного, талантливого юношу Брянчанинова и вызвал его в Аничковский дворец, где представил своей супруге Великой княгине Александре Феодоровне, после чего тот был зачислен в ее пансионеры. Став императором, Николай Павлович и его супруга императрица Александра продолжали оказывать свое милостивое расположение Димитрию Александровичу. Когда же до отца его, Александра Семеновича Брянчанинова, стали доходить сообщения, что сын его Димитрий много уделяет внимания духовной жизни, часто посещает храмы и монастыри, то он крайне забеспокоился такой набожностью сына и стал всячески препятствовать ему в его желании избрать иноческий путь. Он привлек к этому своих влиятельных друзей и родственников в столице, от лица которых, наконец, была предъявлена жалоба митрополиту Петербургскому в том, что монахи и духовник Невской Лавры склоняют Димитрия Александровича, юношу весьма любимого императором, к монашеству. После этого митрополит запретил духовнику Лавры принимать Брянчанинова на исповедь. Димитрий Александрович был много наслышен от лаврских монахов о старце Леониде, и, наконец, представился ему случай видеться с самим старцем. Об этой встрече Димитрий говорил впоследствии своему искреннему другу: «Сердце вырвал у меня отец Леонид, теперь решено: прошусь в отставку от службы и последую старцу, ему предамся всецело душею и буду искать единственно спасения души в уединении». Но долгое еще время Брянчанинову препятствовали во вступлении в монастырь и близкие родственники, и влиятельные знакомые, и даже сам император, к тому же прибавлялись затруднения со стороны физического его здоровья. Наконец, на двадцать первом году своей жизни, преодолев множество преград, он вступил в Александро-Свирский монастырь в послушание к старцу Леониду. Беспрекословное послушание и глубокое смирение отличали поведение послушника Брянчанинова. Он со всей душой предался старцу Леониду в духовное руководство, и отношения эти отличались всей искренностью и прямотой. Послушник во всем повиновался воле своего духовного отца, все вопросы и недоумения разрешались непосредственно старцем. Старец же не ленился делать замечания своему юному питомцу, вел его путем внешнего и внутреннего смирения. В отношении Димитрия им был предпринят крайне смиряющий образ руководства, скорее всего, для того, чтобы победить в молодом ученом офицере всякое высокоумие и самомнение, которые обыкновенно присущи каждому благородному и образованному человеку, вступающему в среду простецов. Старец постоянно подвергал своего ученика испытаниям, и такие опыты смирения нравились благородному послушнику. Димитрий Александрович с покорностью отправлял и низкие служения. Но, как говорится в жизнеописании святителя Игнатия, «испытаниям, хотя бы они совершались в духовном разуме, есть мера, свыше которой они утрачивают свою привлекательную духовную сторону, остаются при одной внешности. Усердие и ревность подвергаемого испытаниям начинают тогда ослабевать, когда не получают подкрепления в силе духовного разума, которым должны быть проникнуты такие испытания. Старец при таком образе действований должен обладать в достаточной степени этой силой, чтобы его действия были несоблазнительны и удобоприемлемы… Древние святые отцы в таких случаях действовали чудодейственной силой, и она удерживала при них послушников. Разум рождается от опытности, опытность приобретается от многих примеров; а этот пример обращения с благовоспитанным и умственно необыкновенно развитым послушником в духовной практике отца Леонида едва ли был не первый. Тщательное воспитание при всем внимании к духовно-нравственной стороне требует сообразо[вы]ваться и с физическим состоянием воспитываемого, а умственное его развитие нуждается в соответственном себе упражнении. Трудно предположить, чтобы все это соблюдалось при помянутых испытаниях…»[11]. Сам святитель Игнатий замечает, что в древности, «когда старцы обиловали благодатными дарами, а новоначальные - усердием и силой произволения», уничижение часто употреблялось при воспитании монахов, при этом «вырабатывалось сердечное смирение». Однако, как подчеркивает далее святитель, «духовное врачевство это, сохраняя само по себе все достоинство свое, нуждается в наше время в особенном благоразумии при употреблении его. Благоразумие требует от современного старца, чтоб он, всматриваясь в собственное свое преуспеяние, не возлагал на ближнего таких бремен, каких сам не нес и не в силах понести. Жестокое уничижение в наше время может сокрушить новоначального, расстроить его навсегда»[12]. Иногда одолеваемый духом уныния послушник не только находится в опасности изнемочь от уничижений, но нуждается даже в похвале со стороны наставника. Как говорила игумения Арсения Себрякова (1833-1905), матушка весьма высокой духовной жизни, «похвала, иногда и просто по-человечески приятная и ласкающая самость, бывает полезна, как ободряющая унывающий дух. Бывало, при матушке [схимонахине Ардалионе, старице игумении Арсении] почувствуешь уныние духа от понятия и ощущения полной греховности и немощи своей и придешь к матушке с просьбой, чтоб она похвалила меня и уверила бы меня в моей способности к спасению. Матушка действительно начнет уверять, и так серьезно и сильно, что я поверю, и утешусь, и ободрюсь. И не боялась она поблажить самости, но и ее употребляла как орудие, спасающее против уныния, наносимого иногда силою вражиею. Так десными и шуиими соделывается наше спасение»[13]. По замечанию святых отцов, между иноками бывает много несходств и различий, и добрый наставник «должен ясно знать состояние и устроение каждого из подчиненных», при этом «часто немощнейший бывает смиреннее сердцем, а потому и судии духовные должны такого легче наказывать»[14]. Были ли все эти тонкости духовного руководства верно употреблены в отношении юного Димитрия старцем Леонидом? Это остается под вопросом.
     
    Спустя год по вступлении Димитрия Брянчанинова под руководство отца Леонида первая горячность в послушании старцу начала остывать. У него стало появляться недовольство старцем: некоторые его поступки казались послушнику не согласными с учением святых отцов, также старец Леонид не мог удовлетворительно отвечать на все его вопросы, разрешать все его недоумения. Как говорится в жизнеописании, «вероятно, эти вопросы касались более возвышенных сторон жизни духовной, которая в высших своих проявлениях в каждом подвижнике представляет свои особенности, а потому неудивительно, что отец Леонид, при всей своей мудрости духовной, не мог удовлетворительно разрешить такие вопросы»[15]. Димитрий Александрович не вскоре отошел от руководства старца Леонида, он еще следовал за ним при переселении старца с учениками в Площанскую пустынь. Здесь духовная неудовлетворенность, скорбь и томление еще более увеличились в душе послушника, но старец приписывал это неудовольствие то болезненному состоянию ученика, то внутреннему его превозношению против других, чего на самом деле Димитрий был вполне чужд. Он ощущал только свою немощь и опасался своего крушения, что ускользало, однако, от проницательного старца и приводило к ошибочности взгляда его на душевное состояние ученика. К отделению от старца располагало Брянчанинова и то обстоятельство, что на него и его искреннего товарища Михаила Чихачева (который к тому времени присоединился к Димитрию) оказывала душевредное влияние рассеянность и молва, имевшая место в среде весьма увеличившегося числа учеников старца. Димитрий Александрович и Михаил задумали отделиться от отца Леонида и по примеру святого Паисия (Величковского) устроиться уединенно в отведенной им в обители келии и жить на правилах скитской жизни, то есть жить вдвоем с общего совета и друг друга тяготы носить ради Христа. Старец Леонид поначалу не соглашался на такое их отделение. Димитрий видел, что его не понимают, превратно судят его намерение, он постоянно болезновал, изнывал душой, не переставая умолять Господа устроить судьбами Его их жизнь. Через некоторое время Димитрию Брянчанинову было благодатное видение, которое указывало предначертанный ему от Господа путь искреннего отречения от мира и удел страданий, в которых товарищ его должен стать участником. Видение было передано старцу Леониду, который увидел из него, что нет воли Божией удерживать этих послушников при себе. Он благословил их жить отдельно и избрать себе другого духовника - общего монастырского.
     
    Святителю Игнатию часто ставят в вину то, что он не остался навсегда под духовным руководством старца Льва Оптинского. Но ведь и сам старец Леонид не сразу избрал себе духовного наставника, который бы мог удовлетворить его духовные нужды. Мы не находим, чтобы послушник Лев, недолго думая, в первой же обители, куда привел его Бог, сразу же с верой предался в полное руководство какому-либо опытному монаху и оставался в таком послушании до смерти, что, казалось бы (если встать на позицию отца Доримедонта), должно было быть самым предпочтительным для него, кратчайшим путем к небу. Однако отец Леонид вышел из обители, в которую вступил вначале, в поисках более духовного руководства. Вот, казалось бы, он находит старца духовной жизни, подвизавшегося немалое время на Афоне, настоятеля обители, однако опять не удовлетворен, обращается за руководством к подвижнику, живущему в другой обители, и ради этого по временам живет там.
     
    При таком упрощении вопроса о выборе духовного руководителя и полного вверения в руки его своего спасения можно и святого Паисия (Величковского) винить в том, что он, так ревностно желая найти старца, проходил мимо многих подвижников, неоднократно находился в послушании у достаточно опытных духовников, однако не удовлетворялся их наставничеством, тайно убежал из обители, где обретались и прозорливые отцы, как видно из жития. Как понимать то, что и с теми старцами, от которых, по словам самого преподобного Паисия, он получил и монашеское наставление, и великую духовную пользу, он не мог остаться, опасаясь рукоположения во священство? Почему же он не посчитал возможным в этом вопросе отсечь свое мудрование и ради послушания духовному старцу целиком предоставить ему решение и этого вопроса? Как видим, преподобный Паисий многие годы находился в послушании у отцов то в одной обители, то в другой, но тем не менее утверждает, что за все это время не нашел желаемого душе его духовного (старческого) руководства, «не сподобился… даже следа от кого-нибудь увидеть здравое и правильное рассуждение, наставление и совет, согласный с учением святых отцов…». То же самое говорит о себе святитель Игнатий: «Я желал быть под руководством наставника, но не привелось мне найти наставника, который бы вполне удовлетворил меня, который был бы оживленным учением отцов. Впрочем, я слышал много полезного, много существенно нужного, обратившегося в основные начала моего душеназидания»[16]. «Когда я поступил в монастырь, ни от кого не слыхал ничего основательного, определительного. Бьюсь двадцать лет, как рыба об лед! Теперь вижу несколько делание иноческое, но со всех сторон меня удерживают, не впускают в него…»[17].
     
    Примечательно, что и Оптинский старец Макарий не скоро нашел такого руководителя, который мог бы вполне удовлетворить его духовные нужды. В самом начале своего вступления в монастырь (Площанскую пустынь) он был поручен попечению братского духовника. Молодой послушник предал себя ему в полное повиновение. Однако внимание старца было обращено главным образом на внешнее делание, и душа юного подвижника не могла удовлетвориться этой одной внешней стороной иночества. Мысленная брань, бесовские приражения не давали покоя душе. «И чем более преуспевал он во внешнем делании,- говорится в жизнеописании старца,- тем более сознавал недостаток в руководстве с даром рассуждения помыслов для преуспеяния в делании внутреннем, без которого… нельзя достигнуть плода иноческой жизни, или преуспеяния»[18]. Тогда отец Мелхиседек (имя отца Макария по пострижении в рясофор) решил отправиться в Киев для поклонения мощам святых угодников, заходя по пути в разные пустынные обители. Здесь он разузнавал о старцах духовной жизни, вступал с ними в беседу, «имея в намерении отыскать бесценный бисер - Христа»[19]. По возвращении в свою обитель он вскоре был пострижен в мантию с именем Макарий. Тогда же в Площанскую пустынь пришел на жительство один из учеников старца Паисия (Величковского), схимонах Афанасий, старец духовной жизни. Отец Макарий вошел с ним в духовное общение и по благословению настоятеля перешел под его руководство, которое продолжалось почти десять лет. Старец Афанасий имел при себе много духовных книг и среди них - верные списки всех письменных трудов старца Паисия. Отец Макарий по благословению наставника с горячим рвением принялся утолять свою духовную алчбу и жажду внимательным чтением и списыванием этих рукописей. «Но чем более углублялся любомудрый инок в чтение святоотеческих писаний,- говорится в жизнеописании,- тем более возгоралась в нем ревность достигнуть желаний края - духовного делания, научиться умной Иисусовой молитве…»[20]. Но старец его не мог удовлетворить любознательность своего ученика с этой стороны, поскольку сам проходил лишь устную молитву, имея запрещение от старца Паисия касаться ему высокого молитвенного делания. Отец Макарий должен был ожидать благоприятного случая для сближения со старцами, которые стяжали сей дар по преемству от других опытных наставников. После того опять отец Макарий совершал паломничество к киевским святыням, опять встречался и общался со многими старцами, желая обрести наставника в молитве. Наконец он примкнул к сонму учеников старца Леонида, поселившись в Оптиной.
     
    Итак, мы видим, что одной только решимости со стороны послушника быть во всецелом послушании у наставника недостаточно для того, чтобы разрешились все его духовные проблемы. К тому необходимо иметь достаточную опытность и духовную проницательность самому старцу.

    Доримедонт [Сухинин], иеромонах. Учение святителя Игнатия… С. 17.
    См.: Житие Оптинского старца иеромонаха Леонида (в схиме Льва). Оптина пустынь, 1994. С. 5-11.
    См.: Там же. С. 12-27.
    Там же. С. 28.
    Житие Оптинского старца иеромонаха Леонида… С. 31-32.
    Феофан Затворник, святой. Творения. Собрание писем. Вып. V-VI. Печеры; М., 1994. Письмо 917. С. 200.
    Житие Оптинского старца иеромонаха Леонида… С. 55.
    Там же. С. 97.
    Там же. С. 195.
    Житие Оптинского старца иеромонаха Леонида… С. 301.
    Жизнеописание епископа Игнатия Брянчанинова. С. 53-54.
    Отечник. Избранные изречения святых иноков и повести из жизни их, собранные епископом Игнатием (Брянчаниновым). [Брюссель], б. г. С. 152.
    Путь немечтательного делания. Игумения Арсения и схимонахиня Ардалиона. М., 1999. С. 280.
    Иоанн Лествичник, преподобный. Лествица. Слово особенное к пастырю. Гл. 7:4. С. 260; Гл. 10:3. С. 262.
    Жизнеописание епископа Игнатия Брянчанинова. С. 54.
    Игнатий (Брянчанинов), святитель. Аскетические опыты. Т. 1. С. 561.
    Собрание писем святителя Игнатия… Письмо 162. С. 318.
    Агапит (Беловидов), архимандрит. Жизнеописание Оптинского старца иеросхимонаха Макария. М., 1997. С. 23.
    Там же.
    Там же. С. 28.

  8. OptinaRU
    Жизнь и подвиги преподобного Пафнутия Боровского приходятся на XV век. 20-ти лет он принял постриг в Высоком Покровском монастыре близ Боровска, многие годы подвизался в этой обители, был избран ее игуменом и старцем-духовником. На 51-м году жизни преподобный Пафнутий тяжело заболел, оставил игуменство и принял великую схиму. После выздоровления он ушел из монастыря и поселился с одним иноком в безлюдном месте на берегу реки Протвы. Вскоре к нему стала собираться братия. Был построен каменный храм в честь Рождества Пресвятой Богородицы, в росписи которого принимал участие лучший иконописец того времени Дионисий. Преподобный Пафнутий подавал пример братии, ведя строгую жизнь: келия его была беднее всех, из пищи брал худшее. В понедельник и пятницу не вкушал совсем, а в среду держался сухоядения. Из общих работ преподобный избирал самые тяжелые: рубил и носил дрова, копал и поливал огород, в то же время первым приходил на церковную службу. Преподобный пользовался глубокой любовью и почитанием не только братии своего монастыря, но и других обителей. Промыслом Божиим в обитель к нему был направлен 20-ти летний юноша Иоанн Санин. Испытав пришедшего, преподобный постриг его в иночество с именем Иосиф. Впоследствии преподобный Иосиф Волоцкий, твердо хранивший чистоту Православной веры, возглавил борьбу против ереси жидовствующих. На этот подвиг молодого инока благословил преподобный Пафнутий.
     
    За неделю до смерти преподобный предсказал свою кончину.
     
    Исполнив последнюю молитву и благословив братию, он отошел ко Господу 1 мая 1477 года.
     
    Преподобне отче Пафнутие, моли Бога о нас!
    Из жития преподобного Пафнутия Боровского (прочитано на вечернем богослужении в Оптиной Пустыни)
    <iframe width="560" height="349" src="http://www.youtube.com/embed/Hk75kOuohLc?rel=0" frameborder="0" allowfullscreen></iframe>
  9. OptinaRU
    В начале своих заметок несколько слов о том, что буквально ровно один месяца назад я гнал от себя мысли о паломничестве по святым местам России в силу ряда причин. Да и житие Симеона Столпника говорит о том, что спасение возможно, и находясь на одном месте. Но в то же время великий угодник Божий Николай Чудотворец совершал паломничества по святым местам.
     
    Как я уже писал на форуме, 10 июня у меня состоялась беседа с монахиней, живущей уже 7 лет при Почаевской Лавре, которая до этого проживала в нашем доме, а теперь приезжала в отпуск к сыну. В ходе беседы она мне посоветовала совершить паломничество в Почаевскую Лавру, а по возможности и пожить там с недельку. Своими мыслями по этому поводу я поделился после воскресной Литургии со своим приходским батюшкой, на что с его стороны была своеобразная реакция, он спросил: «Что? Тоже вернешься и будешь от паспорта отказываться?», но также добавил: « Я в понедельник еду в Свято-Успенский Жировичский монастырь (для православных Беларуси этот монастырь, если конечно уместно проводить аналогии в данном случае, то же, что Троице-Сергиева Лавра для России и Киево-Печерская Лавра для Украины), и могу тебя взять с собой». Подумав, решил съездить в Жировичский монастырь, а также там остаться на недельку на посильном послушании.
     
    Приехав в монастырь, знакомясь с Успенским собором, увидел икону Собора Старцев Оптинских, с частичками мощей святых, подумалось тогда, что это будет хоть неким утешением по поводу невозможности на сегодня паломничества в Оптину Пустынь. Мое место во время утренних и вечерних богослужений в течение моего пребывания в Жировичах конечно же было рядом с этой иконой. Также стоит упомянуть о том, что в Успенском Соборе к моей радости была также и икона Божией Матери «Державная», с некоторых пор стал собирать информацию, связанную с ней. В монастыре познакомился с Иваном из-под Бреста, который поделился планами, что собирается в паломничество в Россию по святым местам со знакомыми на микроавтобусе, и оплатить надо только расходы за топливо водителю. По расчетам это около 50 долларов. Информация о возможности паломничества за 50 долларов в Оптину Пустынь и Троице-Сергиеву Лавру меня равнодушным не оставила. Обменявшись с Иваном номерами телефонов, попросил, что если будет свободное место, то я бы хотел присоединиться к их группе. Иван позвонил…
     
    9 июля я поехал в свое первое паломничество по святым местам России.
     
    Началось паломничество с того, что уже находясь в пути от дома к месту встречи микроавтобуса позвонил Иван и сказал, что они задержались с выездом и чтобы я не спешил к условленному месту встречи. Подумав, решил все же ехать и коотать появившееся время на месте встречи, т.к. по картам в интернете на перекрестке дорог был символ автозаправки, а на автозаправках, расположенных на трассах, обычно есть буфеты или мини-кафе. Приехав на перекресток трасс Брест-Москва и Минск-Могилев, автозаправки не обнаружил. Но было новое здание, на котором был написан адрес сайта www.shate-m.by , выбирать не приходилось, пошел к зданию в надежде найти укромное место. Войдя в здание и спросив у дежурного разрешения посидеть в холле в ожидании автобуса, расположился в установленном кресле. Сидя и изучая холл нового здания, увидел первые 2 иконы в своем паломничестве, причем как потом окажется, они были в чем-то знаковыми.
    Во-первых, икона Спасителя, не знаю, как она точно называется, но Христос на ней восседает на троне, и одна из версий, что она называется «Царь Царей» (если кто знает точно, то поделитесь информацией). Икона достаточно редко встречается, поскольку несколько лет назад купив себе икону Божией Матери «Державная», на которой Богородица с Младенцем также восседает на троне, то в пару к этой иконе хотел иметь и икону Спасителя, восседающего на троне, которую мельком увидел на телеканале Союз. Но в ходе поиска в течение последних двух лет продавцы и на выставках, и в церковных лавках разводили руками, и на сайте «Софрино» в каталоге такой иконы тоже не было. Но все же в ходе своего недавнего паломничества в Жировичи там наконец-то приобрел икону Спасителя, восседающего на троне. Но изумление меня ждало дома по возвращении из паломничества, в четверг 14.07.11, когда зашел на сайт Оптины и начал просматривать видео «Память обретения святых мощей преподобных Оптинских Старцев, 10 июля 2011 года» на 1:42 минуте камера снимает алтарь Казанского храма через открытые Царские врата и хорошо видно, что за престолом на горнем месте находится икона Спасителя, восседающего на троне (будучи в Оптиной я этой иконы не видел). Самое интересное, что первая икона, которая мне попалась на глаза в храме в честь иконы Божией Матери «Казанская» Оптиной Пустыни, была икона Божией Матери «Державная», писаная иконописцами Оптины и расположенная справа от входа на колонне и очень похожа на мою домашнюю икону, изготовленную в «Софрино».
     
    Во-вторых вторая икона в холле офиса «Шате-М» была икона Божией Матери «Казанская» (если я не ошибаюсь) в очень дорогом оформлении. Как потом выяснится, в день первого моего приезда рака с мощами преподобного Амвросия Оптинского находится в храме в честь иконы Божией Матери «Казанская», но это только на время ремонта Введенского собора. И в Шамордино собор, который возводился по благословению преподобного старца Амвросия, тоже освящен в честь иконы Божией Матери «Казанская». Увидев фото этого храма, первый раз на календаре я был покорен его архитектурой в «русском стиле». К тому же в храме моего прихода слева от царских врат тоже установлена икона Божией Матери «Казанская».
    И этот пост удалось закончить вечером 21 июля 2011 г. в день празднования иконы Божией Матери «Казанская».
     
    Вот такие интересные совпадения.
     
    Вернусь к заметкам о паломничестве. На оптинском форуме я давал объявление о том, что есть свободное место для паломника из Беларуси. Никто не позвонил. Форумчанка в словах поддержки написала "Не исключайте и того, что Ваш попутчик встретится по пути". И что вы думаете, когда ребята выехали на трассу Брест-Москва, то увидели в районе г. Жабинка голосующего молодого батюшку в черном подряснике и с крестом, что вобщем-то необычно, поскольку в это время года особенно в жару священники ходят в серых подрясниках и то во время служб в храме и совершении треб, в остальное время ходят в мирских одеждах (из наблюдений за батюшкой своего прихода). Остановились. Оказалось, что батюшке надо было ехать в Оршу, а это путь в 500 километров, от западной до восточной границы Беларуси. Что заставило батюшку добираться нон-стопом, я не знаю. Интересное было замечено нами еще вот что, с трассы Брест-Минск два поворота в г. Орша, от первого поворота 15 км до Орши, а от следующего за ним поворотом, через несколько километров по трассе, всего 7 км. Батюшка вышел на первом, увидев указатель поворота на Оршу. Когда он покидал нас, естественно благословив каждого, светило солнце и не было ничего, что бы предвещало непогоду. Покуда мы доехали до второго поворота на Оршу, то небо затянулось черными тучами и пошел проливной ливень. Надеюсь, батюшка успел сесть на попутку до того, как ливень добрался до места нашего расставания.
     
    Перед рассветом заблудившись и немного поплутав по Калужской области, приехали в Оптину Пустынь к 6 утра. Зайдя на территорию монастыря и увидев, что вход в Казанский храм заполнен паломниками, решили пройтись по монастырю и поклониться Оптинским новомученикам.
    Здесь должен признаться, что знакомились мы с Оптиной скорее по наитию, чем по какой-то составленной программе обязательного ознакомления с теми или иными святынями. К сожалению, являясь почти уже год активным читателем форума, почему-то не пришло в голову более подробно познакомится со святынями Оптиной Пустыни на её сайте накануне паломничества, где они достаточно хорошо описаны. Поэтому советую тем, кто особенно в первый раз едет в Оптину выкроить время и предварительно проработать информацию на сайте.
     
    После поклонения Оптинским новомученикам вернулись к Казанскому храму и решили, несмотря на скопление паломников у входа, потихоньку продвигаться внутрь храма, чтобы хоть как минимум подать записки о поминовении и поставить свечи. Войдя в храм мой взгляд пал сразу на икону Божией Матери «Державная», расположенную сразу справа от входа на колонне. Когда намеченную программу минимум мы выполнили (правда не смогли поставить свечи возле святых мощей батюшки Амвросия и возникшая идея хотя бы поисповедовать основные грехи, но не причащаться, поскольку не готовились, тоже не осуществилась) то богомольцев по окончании чтения акафиста преподобному Амвросию Оптинскому стали просить отступить от солеи назад, в связи с этим те, кто стоял сзади, стали покидать храм, к тому же послышались реплики «выходим встречать». Оказалось, что люди выходили и выстраивались для встречи Митрополита Калужского и Борового Климента. Когда прошел Владыка, то подошел Иван и сообщил, что в Преображенском храме находится батюшка Илий. Вопрос о том, куда дальше идти, не стоял, конечно же в Преображенский храм. Войдя в храм вижу, что батюшка Илий исповедует. Не осуществившаяся недавняя идея поисповедоваться в Казанском храме превратилась в идею поисповедоваться у самого духовника Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла.
     

    Здесь прерву хронологию событий и поделюсь своими мыслями по поводу батюшки Илия и вообще о старцах живущих в наше время. Узнал я об архимандрите Илии на форуме Оптиной Пустыни. К тому времени прочитав жизнеописания и воспоминания о старцах наших современниках, таких как Николай Гурьянов, Иоанн Крестьянкин и Анатолий Сидоренко тоже захотелось бы услышать совет прозорливого старца, но в ближайшем моем окружении о таких ныне живущих никто не знал. Но ловил себя на мысли, что я хочу все же спросить у старца Илия не совет о духовной жизни которой по мере своего скудоумия пытаюсь жить (новоначальному вполне достаточно советов своего приходского батюшки), а скорее что бы он расставил точки над і в мои заморочках, а что бы про них рассказать и в час не уложишься. Из житий Оптинских старцев мне было известно, что они вели переписку к ним за разрешением своих вопросов присылали письма на которые старцы через своих келейников давали ответ. Но позвонив в Оптину и спросив, можно ли батюшке прислать письмо, мне ответили что у отца Илия такой практики нет.
    Несколько лет назад, читая книгу “Воспоминания о старце Николае Гурьянове” составленой Г. П. Чиняковой (“Ковчег”, Москва, 2007 год), мне запомнился случай из воспоминаний Анатолия и Ирины Жбановых, описаный на странице 108, который по-моему может стать притчей-наставлением людям, которые стремятся попасть во что бы то ни стало именно к старцу.
    «Однажды мы с Толей приехали и вместе с большой толпой стояли, ждали, когда выйдет отец Николай. Дверь отворилась, старец вышел из домика и стремглав побежал по тропинке к храму. Толпа бегом кинулась за ним. Отец Николай вбежал в храм и через некоторое время тихо вышел из него. У входа его уже ждали запыхавшиеся паломники. "Чего вы за мной бежите? Вы бы в храм так каждый день бегали, как сегодня за мной бежали".

    Не сразу, но некоторое время спустя эти слова старца повлияли на то, что я стал постоянно ходить в храм по воскресеньям и большим праздникам на Божественную Литургию. В своем большинстве мы воспитанные на сказках, в которых всегда случаются чудеса и поэтому надеемся, что поговорив со старцем все наши вопросы в раз разрешаться не прилагая со своей сторона никаких усилий.
     
    В книге «Остров Божественной любви : Протоирей Николай Гурьянов» составитель Л.А. Ильюнина (Санкт-Петербург, «Ладан», «Троицкая школа»,2008г.) на странице 85 есть такие нравоучительные слова одного священника относящиеся к батюшке Николаю Гурьянову, но они актуальны и сегодня, как и тогда люди « Не искали воли Божией, а ехали уже с определенным решением: “Я знаю, что надо делать, чтобы было хорошо”. Ну вот, старец и благословлял, видя такую внутреннюю установку, а потом человек набивал шишки и начинал учиться серьезной духовной жизни, в которой нет ничего механического. Часто люди ехали именно с такой формулировкой: “Батюшка, помолитесь, чтобы…” А может, молиться нужно совсем о другом? “Батюшка, благословите на то-то и то-то”. А может, нужно сначала спросить: “А нужно ли мне это делать?” Но человек уже заранее убежден, что “его дело правое”, нужно только благословение получить. Поэтому старец часто на все вопросы отвечал только: “Помоги вам Господи, спаси Господи”, то есть как Бог Сам все устроит, так и будет.» « Старцы, подвижники — это те, кто правильно молится. И Бог посылает им свои дары. А мы все умничаем. Вопросы любим задавать, хотим, чтобы у нас в жизни все поскорее да получше разрешалось. А нужна верная основа жизни для каждого человека — правильно молиться и учиться всю жизнь у Церкви, остальное приложится».
     
    В общем, в конце концов я оставил мысли о том, что мне надо непременно попасть к старцу, и стал регулярно посещать богослужения в ближайшем от моего дома храме, рассудив, если будет воля Божия на необходимость моей встречи со старцем, не обязательно с отцом Илием, то это рано или поздно произойдет. А по поводу размышления, что на моем приходе батюшка молодой, а поэтому малоопытный, то я вразумление прочитал когда ехал в электричке. Напротив меня сидел мужчина с бородой и читал книгу, и перед самым выходом я заглянул в неё и первое что я увидел были слова Феофана Затворника “Если нет опытного наставника и христианин будет ходить к духовнику, какой есть, тогда за смирение покроет его Господь”. Благо было немного времени до выхода, и я это поучение успел записать в свою записную книжку.
     
    И вот это пару дней назад на форуме прочитал:
    "По истине, если кто направит сердце свое по воле Божией то Бог просветит и малое дитя сказать ему волю Свою. Если же кто не хочет искренно творить волю Божию, то хотя он и к пророку пойдет, и пророку положит Бог на сердце отвечать ему сообразно с его развращенным сердцем." Преподобный Дорофей Палестинский († 620).

    Но вернусь к пребыванию в Оптине. Пристроившись к желающим поисповедоваться у отца Илия, стал ждать и думать, какие грехи в первую очередь необходимо назвать, а какие можно и опустить, что бы не отнимать драгоценное время у батюшки, к тому же причащаться не собирался, т.к. не готовился. Но когда оставалось передо мной человек десять, батюшка прекратил исповедовать и ушёл в алтарь. Началась Божественная Литургия, которую возглавлял схиархимандрит Илий. Во время Литургии один из дьяконов подошел к тем, кто не успел поисповедоваться у батюшки Илия и сказал: “ Давайте записки для поминовения батюшкой Илием”. Как оказалось, для многих это было неожиданно, и все, у кого были бумага и ручка, начали писать записки. Написал и я. Передали через дьякона. Подошла к концу Литургия (на которой как обычно я был рассеян и даже не запомнил о чем говорил на проповеди отец Илий), как-то так оказалось, что я оказался рядом с амвоном и когда пришло время крестоцелования, то вышел отец Илий, и Господь сподобил в числе немногих приложиться к напрестольному кресту из рук старца. Еще во время крестоцелования в храме стали раздавать разнообразные новые книги и брошюры (вероятно кто-то пожертвовал). Досталось и мне несколько наименований, одна брошюра, в частности, с наставлением отца Илия и назывется “ТАЙНА БЕЗЗАКОНИЯ. Два откравения 1909 года” в которой всего два рассказа, изданные в России в 1909 году: Н.П. Рышковский “Шествие разрушителя” и Пасхальный рассказ “Не может быть”.
     
    Вот так Господь свёл меня грешного со старцем Илием. Если подытожить то в пассиве - не удалось поисповедоваться у старца, но в активе: был на Литургии (хотя так и не смог сосредоточится, был рассеян) которую вел батюшка, подал записку о здравии родных и близких которую прочитал батюшка и приложился к напрестольному кресту из рук старца. Думаю так, что этого достаточно для меня на сегодняшний день, Господь видит сколько каждому надо и подает.
     
    Выйдя из Преображенского храма, решили, поскольку для поклонения мощам Амвросия Оптинского по-прежнему стоит много паломников, чтобы не терять время, посетить святые источники. Сходили к колодцу Амвросия Оптинского, источник Параскевы Пятницы и Серафима Саровского. После этого придя в монастырь, зашли в Казанский храм и без толчеи приложились к святым мощам Амвросия Оптинского и поклонились преподобным Нектарию, Моисею, Антонию и Исаакию Оптинским.
     
    Зашли в лавку, которая находится в цокольном этаже (крипте) Казанского храма. Покупая себе кое-что, поговорил при этом с монахом, несшим послушание продавца в лавке. Итогом нашей беседы явилось то, что мне он подарили фото иконы Божией Матери «Спорительница хлебов», написанной по благословению батюшки Амвросия, и написанное на холсте поучение о том, как жить, преподобного Амвросия (на входе в монастырь на настенной фреске слева батюшка изображен со свитком с этим поучением), цена его в лавке 90 рублей. Приехав домой решил (где-то в подражание монастырю) повесить это поучение в коридоре квартиры возле входной двери: пусть читает всяк входящий.
     
    В конце пожелание для тех, кто занимается ассортиментом монастырских церковных лавок, к сожалению не нашел отдельной иконки преподобного Никона Оптинского, в наличии были только отдельные иконки преподобного Амвросия Оптинского. Интерес мой к иконе Никона Оптинского был связан с тем, что меня попросил привести его иконку мальчик пономарь (10 лет) нашего прихода, у которого буквально на днях родился уже 4-й братик и его назвали по святцам в честь Никона Оптинского. Конечно же, приобрел для него икону собора Старцев Оптинских, но пожелание было иным.
     
    Вот и окончилось паломничество в Оптину Пустынь.
     
    Впереди было посещение Шамардино и Троице-Сергиевой Лавры.
     
    Автор:
  10. OptinaRU
    Продолжаю свою мысленную брань с пороком курения, но пока все еще безуспешно. А бросать это скверное и глупое занятие надо: оно чувствительно для меня разрушает здоровье – дар Божий, и это уже грех. Приснопамятный батюшка Амвросий как-то раз услыхал от одной своей духовной дочери признание:
    – Батюшка! Я курю, и это меня мучает.
    – Ну, – отвечал ей старец, – это беда невелика, коли можешь бросить.
    – В том-то, – говорит, – и горе, что бросить не могу!
    – Тогда это грех, – сказал старец, – и в нем надо каяться, и надо от него отставать.
    Надо отстать и мне; но как это сделать? Утешаюсь словами наших старцев, обещавших мне освобождение от этого греха, когда «придет время».
     
    Утешал меня и друг наш о. Нектарий, которому я не раз жаловался на свою слабость. Он рассказал мне следующее:
    <…> – Чего вам унывать, что не афонским ладаном из уст ваших пахнет?.. А знаете, что? – воскликнул он, и лицо его расцветилось милой улыбкой! – Вы не поверите! Я ведь и сам едва не записался в курильщики. Было это еще в ребячестве моем, когда я дома жил сам-друг с маменькой… Нас ведь с маменькой двое только и было на свете, да еще кот жил с нами… Мы низкого звания были, и притом бедные: кому нужны такие-то? Так вот-с, не уследила как-то за мной маменька, а я возьми да и позаимствуйся от одного-то из богатеньких сверстников табачком. А у тех табачок был без переводу, и они им охотно, бывало, угощают всех желающих. Скрутят себе вертушку, подымят, подымят, да мне в рот и сунут: «На, покури!» Ну за ними задымишь и сам. Первый раз попробовал – голова закружилась, а все-таки понравилось. Окурок за окурком – и стал я уже привыкать к баловству этому: начал попрошайничать, а там и занимать стал в долг, надеясь как-нибудь выплатить… А чем было выплачивать-то, когда сама мать перебивалась, что называется, с хлеба на квас, да и хлеба-то не всегда вдоволь было… И вот стала маменька за мной примечать, что от меня как будто табачком припахивает…
    – Ты что это, Коля (меня в миру Николаем звали), никак курить стал поваживаться? – нет-нет, да и спросит меня матушка.
    – Что вы, – говорю, – маменька? И не думаю! – А сам скорей к сторонке, будто по делу. Сошло так раз, другой, а там и попался: не успел я раз как-то тайком заемным табачком затянуться, а маменька – шасть! – тут как тут.
    – Ты сейчас курил? – спрашивает.
    Я опять:
    – Нет, маменька!
    А где там – нет? – от меня чуть не за версту разит табачищем… Ни слова маменька тут не сказала, но таким на меня взглянула скорбным взглядом, что, можно сказать, всю душу во мне перевернула. Отошла она от меня куда-то по хозяйству, а я забрался в укромный уголок и стал неутешно плакать, что огорчил маменьку, мало – огорчил: обманул и солгал вдобавок. Не могу выразить, как было то мне больно!.. Прошел день, настала ночь, мне и сон на ум нейдет: лежу в своей кроватке и все хлюпаю, лежу и хлюпаю…
    Маменька услыхала.
    – Ты что это, Коля? Никак плачешь?
    – Нет, маменька.
    – Чего ж ты не спишь?
    И с этими словами матушка встала, засветила огонюшка и подошла ко мне; и у меня все лицо от слез мокрое и подушка мокрехонька…
    И что у нас тут между нами было! И наплакались мы оба, и помирились мы, наплакавшись с родимой, хорошо помирились!
    Так и закончилось баловство мое с курением.
     
    Из книги И.М. Концевича «Оптина Пустынь и ее время»
  11. OptinaRU
    Брат ваш утверждает: «От догматов до духа христианского как до звезды небесной далеко». Неправда. Когда воплотившийся Сын Божий ученикам Своим апостолам открыл догмат о Святой Троице, сказав: «Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа» (Мф.28, 19), то тут же с сим догматом соединил нераздельно и учение о духе христианском, говоря: «уча их соблюдать всё, что Я повелел вам» (Мф.28, 20). Всем здраво рассуждающим известно, что дух христианский и вместе Дух Христов заключается в соблюдении заповедей Христовых. А брат ваш измыслил какой-то иной дух христианский. Да как же это может быть дух христианский без Христа, без соблюдения учения Христова? Это какой-то дух самоизмышленный и, так сказать, самодельный, и никак не достоин называться христианским именем, потому что думает любить всех безразлично, как христиан, так равно и турок, и язычников. Христос же Господь в учении Своем положил в этом различие, говоря во Евангелии: «если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь» (Мф.18, 17). Да и Сам Всеблагий Господь праведных любит, а грешных только милует. И истинные христиане, подражая Господу, так же поступают: оказывая милость и снисхождение всем безразлично, являют полную любовь только правоверующим. 
    Брат ваш говорит: «я считаю совершенно возможным человека, признающего все решительно догматы веры и вместе с тем очень далекого от духа христианства». Правда, что иногда, к сожалению, так бывает. Только такие люди, если захотят исправить свою жизнь, очень удобно обретают путь спасения. Кто же имеет непра­вильные, сбивчивые и ложные понятия о вере и истине христианской, тому неудобно обрести спасение, когда бы и захотел. Кольми паче невозможно ему иметь духа хри­стианского и духа Христова. Из всех слов брата вашего видно, что он попал в секту индиферентистов, которые учат: веруй, как хочешь, а только имей любовь к ближнему. Индиферентисты думают утверждать свое мнение на учении <апостола> Иоанна Богослова. Но в его Посланиях сказано, что кроме Духа Христова есть дух лестчий и дух антихристов. Потому святой Иоанн и предостерегает, чтобы не веровать всякому духу, но испытывать духи, «аще от Бога суть» (1 Ин. 4, 1).
     
    Вы пишете, что ваш брат кончил курс в Петербургском университете. Если бы кто стал уверять брата вашего, что не нужно учиться ни в гимназии, ни в университете, а только имей любовь к ближнему и получишь хорошую должность в окружном суде, или даже в судебной палате, поверил ли бы брат ваш этому? Подобно должно рассуждать и о том, что невозможно иметь Духа Христова тому, кто не имеет правильного и истинного ведения догматов веры христианской...
     
    Из писем преподобного Амвросия Оптинского
  12. OptinaRU
    Когда Господь сказал Своим ученикам: мир Мой даю вам, мир Мой оставляю вам (Ин. 14, 27), то как же, получив от Бога такой великий дар — мир, душа не может иметь спокойствия? Но когда кто не имеет спокойствия, то причина тому наши страсти, внутри нас кроющиеся и не побежденные и не истребленные деланием заповедей Божиих; и ежели мы удаляемся случаев, которые нам показывают наши страсти, то никогда не возможем оных истребить; а иногда и бывают случаи оскорбления от других; но мы, вместо того, чтобы попещись об исцелении своей страсти, укоряем других, нанесших нам неприятность, не понимая того, что не они вложили в нас страсть, но залог ее лежит внутри нас, а они токмо показали нам, смотрением Божиим, гнилость нашего устроения, коих бы нам должно считать своими благодетелями, ибо без них мы не познали бы нашей немощи.  
    Вот причина, почему душа не имеет спокойствия — наши страсти. А что человеку возможно иметь спокойствие души, то веруйте относительно этого не моим словам, но словам Самого Спасителя и Господа нашего Иисуса Христа; Он сказал: научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем, и обрящете покой душам вашим (Мф. 11, 29). Итак, когда нет спокойствия, то явно, что нет и смирения. Если мы исполняем, по-видимому, долг христианский: ходим в церковь, читаем книги и другие обязанности исполняем, и при всем том увлекаемся в высокоумие и мнение о себе, то уже нельзя ожидать мира и спокойствия; но при всем оном исполнении благого надобно быть смиренным и нищим духом, тогда и спокойствие водворится в нас.
     
    Из писем прп. Макария Оптинского
  13. OptinaRU
    Христос Воскресе!
     
    Помоги, Господи, рассказать о той помощи, которую мне оказали мчч. Василий, Ферапонт и Трофим.
     
    Дело было в марте 2008 года. Тогда об этом сказала некоторым людям, сказала в церкви, заказывала панихиду новомученикам (священник объяснил, что пока не молебен - панихиду).Сейчас стала чувствовать настоятельную потребность сообщить об этом случае.
     
    Живу в г.Рязани. По рабочим делам ехала на машине (ВАЗ 99-ой) в районе ул. Октябрьской. Проезжала дворами. Резко вдруг почувствовала, что машина падает и застревает. Смена скоростей, направления движения - ничто нисколько не помогало. Вокруг вода неизвестной глубины. Для проезда место было для меня незнакомое. Находилась там впервые. Смогла открыть, но не свою водительскую, а пассажирскую дверцу и как-то ("Помоги, Господи!") выпрыгнуть на островок.
     
    Картина была такая: машина стояла, если можно так сказать, скорее висела на правой стороне. Накренилась сильно, в глубокой воде. Одна дверца, из которой я выбралась, открыта, и вода снаружи - ровно с полом машины. Вокруг вода, местами ещё нерастаявший снег. Двор пустынный.. Далее было следующее: звала на помощь, обращаясь к редким прохожим, останавливая машины, которые виртуозно объезжали мою застрявшую, просила звать на помощь, если встретят кого-то. Сама топталась с небольшими перемещениями на островке. Звонила по сотовому в службу автохелпа, просила помочь. Поняв ситуацию, мне ответили,что будут направлять кран и сохранность кузова гарантировать не могут. Так прошло где-то полтора часа. Здорово замёрзла и ждала. Недалеко проходили подростки, услышала разговор:"Смотри, кто-то опять сорвался. Видно люди не знали, что эта дорога из бетонных плит". То есть, моя машина оказалась насаженной на острый край бетонной плиты, вдобавок - под глубокой водой.
     
    Старалась молиться, просила помощи свыше. Вдруг вспомнила, что в книге "Пасха красная", упоминалось, что Новомученики Оптинские все были водителями. И обратилась к ним :"Святые убиенные мученики Василий, Трофим и Ферапонт, помогите!"
     
    Всё затем происходящее случилось очень быстро. Подбежал какой-то человек, подъехала грузовая машина. Ничего мне не говоря, не объясняя, молча кинули какие-то небольшие дощечки ёлочкой. Непонятно как смогли забраться в мою машину, непонятно как, балансируя на этих маленьких дощечках, подцепили её к своей и абсолютно спокойно сразу съехали с бетонки, проехали на сухое место и передали машину мне. Всё молча. От денег отказались. Уговорила на небольшую сумму, только сказав, что иначе буду плохо себя чувствовать, никак не отблагодарив. И моментально уехали. Машине не было причинено никаких повреждений: ни этим длительным висением на острие плит, ни эвакуацией.
     
    Позвонила в фирму-эвакуатор, где очень удивились моему избавлению, отменила вызов. Поехала на работу, где меня давно ждали. И сразу - в ближайший храм Вознесения Господня для благодарения Богу и заказа заупокойной службы.
     
    Слава Тебе, Господи! Дивен Господь во всех Святых Своих!
     
    Машкова Надежда Александровна, 1955 г/р, г. Рязань.
     

  14. OptinaRU
    И вы тоже, детки, когда случится в этом надобность, встаньте на защиту своей веры и Христа. И, может быть, ваше простое слово произведет не меньшее впечатление, чем богословские доказательства. Но сами на такие споры не вызывайтесь. Меня иногда спрашивают:
     
    <img src=http://www.optina.ru//photos/blog/P1030444.jpg width=450 hspace=10 vspace=10 align=left>— Что мне делать? Бываю в гостях, и вот за столом начинаются кощунственные разговоры о религиозных предметах. Хозяева одни молчат, другие поддакивают, а то и сами начинают кощунствовать. Что мне делать?
     
    — Молчать, – отвечаю.
     
    — Но как же молчать, когда вся душа горит?
     
    — А тебя спрашивают?
     
    — Нет.
     
    — Ну, если не спрашивают, то молчи. Другое дело, если спросят, тогда не скрывай своей веры: «Нет, –ответь, – я с вами не согласна».
     
    Такое заявление обольет их как ушатом холодной воды, но и заставит, может быть, в душе призадуматься.
     
    Один знакомый мне доктор, потерявший веру, говорил однажды:
     
    — Как верить, когда нынче никто не верит, а если кто и верит, то должен молчать, так как иначе засмеют.
     
    — Да, действительно, плотские люди смеются над последователями Христовыми, а другие, боясь насмешек, малодушно молчат и не защищают свою веру. Но Христос, прозирая именно наш век, вот какие страшные слова произносит в Св. Евангелии Своем: "Иже бо аще постыдится Мене и Моих словес в роде сем прелюбодейнем и грешнем, и Сын Человеческий постыдится его, егда приидет во славе Отца Своего со ангелы святыми" (Мк. 8, 38). Вы читали Евангелие?
     
    — Полностью я его не читал, но в гимназии учил катехизис, в котором встречались тексты из Евангелия, но такого я не помню.
     
    Я раскрыл Евангелие и показал ему.
     
    — А что будет тем, которые стыдятся Христа?
     
    — Читайте дальше: «И идут сии в муку вечную, праведницы же в живот вечный» (Мф. 25, 46). Мука вечная – какое ужасное состояние, и это, непременно, исполнится над грешниками.
     
    Призадумался доктор...
     
    Не стыдитесь же, детки, исповедывать Христа, чтобы и Он вас не постыдился. Страшное время мы переживаем. Прежде открыто гнали Христа. Говорят, например, христианину:
     
    — Если не откажешься от своих убеждений, то мы оденем на тебя раскаленные ботинки.
    — Нет, не откажусь, несите их.
     
    И он их одевает и претерпевает мучения ради Христа. Правда, нынче не одевают нам раскаленных ботинок, не кладут обнаженных или в одних рубашках на железные раскаленные кровати, но теперь гонения другого рода. Исповедующих Христа считают людьми отсталыми, их осыпают насмешками, сильно действующими на самолюбие, но надо все это претерпеть, чтобы остаться верными Христу. Такие нападки на веру затем перейдут в открытое гонение.
     
    Из бесед со старцем Варсонофием Оптинским
  15. OptinaRU
    25 августа 2010 года состоялось освящение источника преподобного Амвросия, старца Оптинского, расположенного в лесу на живописном берегу речки Жорновка вблизи деревни Никитское Клинского района Московской области.С высокого берега вниз спускаются бетонные ступеньки, которые ведут к каменному гроту источника.
    Рядом с гротом на холме установлен трехметровый поклонный Крест, на котором размещены иконы Клинской Божией Матери и преподобного Амвросия.
    Напротив Креста – подсвечник, где перед иконой старца Амвросия с житием можно поставить свечи. Рядом находится колодец, из которого выведена труба к гроту.
    Туда же по природному, выложенному камнями, руслу стремится поток хрустально чистой воды.
    На гроте размещены крест и икона прп. Амвросия. Здесь можно испить целебной воды и помолиться.
    Сверху на крутом берегу находится «аудитория» Батюшки Амросия, учителя веры и благочестия. Среди деревьев полукругом вывешены его краткие поучения.
    На скамеечке перед иконой Батюшки можно отдохнуть, поразмышлять и вспомнить эпизод из жизни преподобного старца, когда в лесу на берегу такого же ручья он явственно в его журчании услышал слова: «Хвалите Бога, храните Бога».
    День ото дня все больше верующих приходят на источник, прося об исцелении души и тела, и уносят с собой тепло и любовь великого старца.
    Преподобный отче Амвросие, моли Бога о нас!
     
    Адрес: Московская область, Клинский район, деревня Никитское, улица Рябинка, далее по указателям в лес (500 м). 
    Проезд: От Ленинградского вокзала г. Москвы до станции Фроловское (время в пути около 1 ч. 20 мин.), выход из последнего вагона на правую сторону по ходу поезда, далее по указателям.
     
    Справки по телефону: 8 919-723-3661 (Евгения) 8 903-248-8718 (Елена)
     
    Расписание движения электропоездов можно узнать по телефону 8 800-775-0000 (звонок бесплатный)
     
    Проезд автотранспортом: От Москвы по Ленинградскому шоссе по направлению к г. Клин до поворота на Фроловское, затем до ж/д станции Фроловское, далее по указателям.
     
    Убедительная просьба оставлять машины у тополиной аллеи перед полем в целях сохранения покоя местных жителей.
  16. OptinaRU
    «Я говорила как-то батюшке <пишет его духовная дочь> об одной семье, что мне всех их очень жаль, — они ни во что не верят, ни в Бога, ни в будущую жизнь; жаль именно потому, что они, может быть, и не виноваты в этом сами, — их воспитывали в таком неверии, или были другие какие причины». — Батюшка закачал головой и так гневно сказал: «Безбожникам нет оправдания. Ведь всем, всем решительно, и язычникам проповедуется Евангелие; наконец, по природе всем нам от рождения вложено чувство познания Бога, стало быть, сами виноваты. Ты спрашиваешь, можно ли за таких молиться. Конечно, молиться за всех можно».
     
    Из писем преподобного Амвросия Оптинского
     

  17. OptinaRU
    Однажды я возвращался от батюшки Амвросия и на пути заехал в Васильсурск. Остановился в знакомом монастыре, и мне предложили посетить послушника монастыря брата Василия, жившего отшельником в лесу. Постучался я, сотворил молитву. Старец с любовью меня принял.— Кто ты такой будешь? — спросил он меня.
    — Я — воин Павел, благословите меня, батюшка.
    — Какой я батюшка, я — простой послушник.
    Разговорились мы с ним. Стал я расспрашивать, как он живет, как угождает Господу.
    — Жить в лесу — от людей спокойно, — сказал старец, — вот только с бесами воевать приходится. Каких только страхований не нагонят они! Однажды среди белого дня вдруг вижу, едет к моей келии множество саней, в которых сидят чуваши. Остановились, стучат в дверь. "Отвори скорее, — говорят, — мы иззябли". Отец настоятель запретил мне пускать кого-либо без молитвы, вот я и говорю: "Сотворите молитву". "Какую там молитву, — отвечают, — отвори". — "Скажите: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас". За дверью раздался смех. Затем все сели в сани и уехали. Вышел я на улицу посмотреть, вижу — никаких следов на снегу, сугробы кругом моей калии огромные, следовательно, все это было призрачное. А то покойник приходил по ночам, стучит кулаком и ревет что есть мочи.
    — Да, такие искушения были и у преподобного Серафима, — сказал я.
    — То — преподобный, а то — я, и молитва у меня слабенькая, а все-таки Господь помогает. Больше всего упражняюсь в Иисусовой молитве.
    Я попросил указания, как ее совершать.
    — Страшная это молитва, — отвечает пустынник, — очень не любит ее сатана и старается всеми силами отомстить тем, кто ее совершает. Без руководства эту молитву проходить опасно. Если хочешь начать, то начни с небольшого. Возьми четки — у тебя есть? По четочкам сто молитв Иисусовых в день с поклонами, хочешь земными, хочешь поясными, все равно.
    …Много и других искушений пришлось вытерпеть старцу. Иисусова молитва есть необходимейшее оружие в деле нашего спасения. Но кто берется за нее, должен ожидать искушений и приготовиться к борьбе внутренней, к борьбе с помыслами. Бесы не любят Иисусовой молитвы и всячески мстят человеку, бьющему их этим бичом. Они начинают нашептывать ему (конечно, невещественными устами) всевозможные сомнения: как это доказать, какой смысл в этом, это неправда, этому никто не верит, это обман и т.д. Чем же бороться подвижнику с этими помыслами? Непринятием их? Но легко сказать — не принимать помыслы. Выполнить это дело настолько нелегко, что борьбу с помыслами Господь принимает за мученичество.
    Хотя молитва Иисусова требует от человека труда, она же несет с собой высокие утешения.
     
    Из бесед прп. Варсонофия Оптинского
  18. OptinaRU
    Не унывай, видя в себе немощи различные, это много зависит от переживаний твоих... Потерпи и себя. Бог даст, окрепнут твои силы душевные и телесные. Я вижу в тебе желание доброй христианской жизни, а если это есть, значит, жива душа твоя. «Жива будет душа моя и восхвалит Тя, и судьбы Твои помогут мне!» (Пс. 118, 175). Так восклицал св. пророк Давид от лица всякого верующего и к Богу прибегающего. Восклицай и ты так в надежде на милость Божию, – и Господь не оставит тебя, ибо ни Господь, ни Ангел-Хранитель не отступали от тебя, а с любовию хранят тебя, защищают тебя. Тебе лишь попускается до времени не чувствовать, не видеть этого заступления, хотя ты и признаешься, что по временам все-таки чувствуешь легкость и какое-то умиротворение. Благодари Господа и за эту милость. 
    Когда чувствуешь к кому-либо нерасположение, или злобу, или раздражение, то нужно молиться за тех людей, независимо от того, виноваты они или не виноваты. Молись в простоте сердца, как советуют св. отцы: «Спаси, Господи, и помилуй раба Твоего (имя) и ради его св. молитв помоги мне, грешной!» – от такой молитвы умиротворяется сердце, хотя иногда не сразу. Можно молиться, если это происходит на людях, без всяких внешних молитвенных проявлений, сидя, ходя, лежа, ибо Бог зрит на сердце.
     
    Из писем прп. Никона Оптинского
  19. OptinaRU
    За советом надо обращаться к одному кому-нибудь. То, что я сейчас говорю, чрезвычайно важно, и блаженны те, кто это знает. Бывает так, что придет кто-нибудь в Оптину, например, посоветуется с одним, потом с другим, иногда у трех-четырех побывает. Каждый советует по-своему, и у вопрошающего получается смущение: он не знает, как поступить, чьему совету последовать. А нужно было спросить у того, к кому он первому пришел, и что тот посоветует, принять во внимание, считая это за волю Божию. 
    Враг ненавидит, когда один относится к другому с искренними чувствами и любовию о Христе. Он всегда старается посеять вражду и разъединение, как ненавистник добра. Вот и я говорю вам, что враг не оставит наших добрых отношений, искренних и прямых, как отца к сыну. Ведь он нередко разъединял святых. Но я говорю, если между нами будет сохраняться откровенность, простота и искренность, то ничего не сможет он сделать, ибо нашей друг ко другу откровенностию будет разрушаться всякая его злоба.
     
    Веруйте, что на пользу говорю вам то, что исполняете за послушание. По вере вашей я и говорю то, что для вас потребно. Вот, приходят ко мне с верой, и я сам удивляюсь, откуда что берется, вспоминаю прочитанное и слышанное и говорю на пользу по вере вопрошающих. А бывает так, что приходят просто из любопытства или вообще, когда не имеют цели – для пользы душевной, и тогда я положительно ничего не могу сказать, говорю: «Молись!» и больше ничего.
     
    Из бесед прп. Варсонофия Оптинского
  20. OptinaRU
    Николай Васильевич Гоголь был большим почитателем Оптиной Пустыни и ее старцев.
     
    Известен случай, когда «из Долбина от И.В.Киреевского Гоголь с М.А.Максимовичем съездил в соседнюю обитель Оптину. За две версты Гоголь со своим спутником вышли из экипажа и пошли пешком до самой обители. На дороге встретили они девочку с миской земляники и хотели купить у нее землянику, но девочка, видя, что они люди дорожные, не захотела взять от них денег и отдала им свои ягоды даром, отговариваясь тем, что «как можно брать со странников!» «Пустынь эта распространяет благочестие в народ», – заметил Гоголь, умиленный этим трогательным проявлением ребенка.
     

    О посещении своем Оптиной Пустыни в июне 1850 года вот что писал Гоголь графу А.П.Толстому: «Я заезжал по дороге в Оптинскую пустынь и навсегда унес о ней воспоминанье. Я думаю, на самой Афонской горе не лучше. Благодать видимо там царствует. Это слышится в самом наружном служении… Нигде не видал я таких монахов, с каждым из них, мне казалось, беседует все небесное. Я не расспрашивал, кто из них как живет: их лица сказывали сами все. Самые служки меня поразили светлой ласковостью ангелов, лучезарной простотой обхожденья… За несколько верст, подъезжая к обители, уже слышишь ее благоухание: все становится приветливее, поклоны ниже и участия к человеку больше. Вы постарайтесь побывать в этой обители…». 
    Кроме этой своей поездки в Оптину Пустынь, Гоголь был там в 1852 году, когда он вернулся из своего паломничества в Святую Землю. <…>
     
    Сохранились два письма Гоголя, адресованные в Оптину Пустынь. Первое – записочка к отцу игумену Моисею: «Так как всякий дар и лепта вдовы приемлется, то примите и от меня небольшое приношение по мере малых средств моих: двадцать пять рублей на строительство обители вашей, о которой приятное воспоминание храню всегда в сердце моем».
     
    Другое письмо от 25 июля 1852 года более значительное:
     
    «Ради Самого Христа – молитесь обо мне, отец Филарет. Просите вашего достойного настоятеля, просите всю братию, просите всех, кто у вас усерднее молится, – просите молитв обо мне. Путь мой труден, дело мое такого рода, что без ежеминутной, без ежечасной и без явной помощи Божией не может двинуться мое перо; и силы мои не только ничтожны, но их и нет без освежения Свыше. Говорю вам об этом не ложно. Ради Христа обо мне молитесь. Покажите эту мою записочку отцу игумену и умоляйте его вознести свои молитвы обо мне, грешном, чтобы удостоил Бог меня, недостойного, поведать славу Имени Его, несмотря на то, что я всех грешнейший и недостойнейший. Он силен, Милосердный, сделать все: и меня черного, как уголь, убелить и вознести до той чистоты, до которой должен достигнуть писатель, дерзающий говорить о святом и прекрасном. Ради Самого Христа, молитесь: мне нужно ежеминутно, говорю вам, быть мыслями выше житейских дрязг, и на всяком месте своего странствия быть как бы в Оптиной Пустыни. Бог да воздаст вам всем за ваше доброе дело. Ваш всей душой Николай Гоголь».
     
    Эти мысли Гоголя об ответственности писателя перед Богом возникли не без влияния бесед со старцем Макарием, перед прозорливым суждением которого он повергал свои сомнения.
     
     
    Из книги И.М.Концевича «Оптина Пустынь и ее время»
  21. OptinaRU
    Сегодня, 27 марта, в день памяти преподобного Венедикта Нурсийского, сердечно поздравляем наместника Оптиной Пустыни, архимандрита Венедикта с днем его тезоименитства.
     


    Многая и благая лета!
     






    Посмотреть весь фотоальбом на сайте

  22. OptinaRU
    Какие пустейшие книжонки даются детям для прочтения и губят юные души. Чтение же Житий святых наполняет их чистые души светом. Ведь и слово «святой» произошло от слова «свет», так как святые разливают Свет Христов вокруг себя. Читая Жития святых, не получишь знаний по физике, химии, но зато научишься углубляться в себя, как познать самого себя. Есть ученейшие люди, которые, кажется, всесторонне образованны, но не имея веры, они совсем не знают и души своей.
     

    Вспоминается мне мое детство. Жили мы в селе. Родители мои были людьми верующими. Отец обыкновенно по праздникам до обеда читал вслух житие какого-нибудь святого. Помню, мне не было и 7 лет, но я с увлечением слушал отца. Запущу, бывало, ручонки в русые кудри и боюсь слово проронить из того, что читает отец. 
    — Папаша, – говорю я ему, – я хочу быть святым. Только вот идти в печь или в котел с оловом больно.
     
    — Можно сделаться святым и иначе.
     
    — Как?
     
    — Некогда мне с тобой разговаривать, – отвечает отец и продолжает чтение.
     
    Помню, как загоралась душа моя от этого чтения. Был я тогда еще маленьким, и душа была чиста. Чтение имело большое значение для моей последующей жизни. Теперь я, хотя и недостойный, но все-таки инок. Семья наша была православная: и посты все соблюдали, и в церковь ходили. Жаль, что теперь все постановления Церкви нарушают, оттого так портятся дети и вырастают часто совсем негодными.
     
    Когда я был уже офицером, то в моде были сочинения Шпильгагена. Однажды уговорили меня прочесть «От тьмы к свету». Начал я читать и разочаровался. Все там только тьма, герои и героини тоже исполнены мрака; когда же явится свет-то, думал я, но читал, читал, так до света и не дочитал, все одна только тьма. Оставил я эту книгу недочитанной. Вхожу я однажды в комнату денщика дать ему некоторые распоряжения: вижу, он спит, а на столе, рядом с ним, пятачковая книжечка о Филарете Милостивом. Заинтересовался я ею, разбудил денщика, чтобы он открыл двери, если кто придет, а сам взял книжечку и вышел в сад. С первых же страничек я не мог удержаться от слез и с большою охотою прочитал (я вообще читал скоро) всю повесть. Отдал книжечку денщику. Он улыбается:
     
    — Понравилась ли вам книжечка?
     
    — Очень понравилась, – отвечаю, – читал с удовольствием.
     
    — А я, барин, вашу книгу пробовал читать, как ее... Шпиль... Шпиль... не могу выговорить...
     
    — Шпильгагена? Ну, что, понравилась?
     
    — Где уж нравиться, прочел одну страничку, ничего не понял, прочел другую, тоже, ну и бросил.
     
    — Да и мне она не по вкусу, твоя лучше.
     
    — Так зачем же вы читаете?
     
    — Начал читать с чужого голоса, а теперь бросил.
     
    — Да, – заключил глубокомысленно мой денщик, – там одна пустота.
     
    И он был прав.
     
    Я читал много светских и книг, и, большею частью, в них, действительно, одна пустота. Правда, блеснет иногда что-то, как будто отдаленная зарница, и скроется, да и опять мрак. Нынешняя же литература всяких Андреевых и Арцыбашевых совсем уж ничего полезного и утешительного не дает ни уму, ни сердцу. Страшно становится за молодое поколение, которое воспитывается на подобных литературных отбросах. И поэзия, и художество сильно влияют на душу человека и облагораживают ее. Например, талантливо исполненная картина, особенно, если имеет сюжетом что-либо высокое, случается даже, что перерождает душу человека, конечно, по благодати Божией.
  23. OptinaRU
    В нынешний воскресный день мы совершаем память святых царственных страстотерпцев: царя Николая, царицы Александры, царевича Алексия, великих княжон Ольги, Татианы, Марии и Анастасии. Среди славного лика святых в сердце русского народа святые страстотерпцы занимают особое место. Поражает сходство их невинной смерти со страданиями Спасителя.
     
    Царь не захотел бороться за власть, боясь стать причиной нового кровопролития на русской земле, без того уже истерзанной войной и междоусобицей. Царь не имел ни вида, ни доброты, и в этом предании себя до конца в волю Божию напрасно было бы искать какой-либо земной успех. Именно в этом поражении была уже мученическая победа, которая не от мира сего. Святой праведный Иоанн Кронштадтский говорил, что Господь отнимет у России Царя, и попустит ей таких жестоких правителей, которые всю землю Русскую зальют кровью. Зло раскрылось в те дни, кажется, в предельной полноте. Но не тёмным ужасом веет от тех дней, а радостью пасхальной победы: святые мученики и исповедники явились победителями зла. Победа их в том, что они приняли крест Христов, как исполнение заповеди о любви к Богу и человеку. Каждая смерть мученика за Христа отверзает небеса, изливая Божественную энергию любви, проникающую в мир.
     
    Святые царственные страстотерпцы, молите Бога о нас! Аминь.
     
     
    Прочитано на вечернем богослужении в Оптиной Пустыни
  24. OptinaRU
    Как обещала, рассказываю, как месяц послушалась в Оптиной пустыни.
     
    Поехала послушаться в пост перед страстной неделей. Очень боялась, что мест не будет, что очень много послушников. Молилась Старцам Оптинским, чтобы приняли меня на послушание.
    А приехала, как будто меня ждали. Вернее, не «как будто», а реально ждали. Матушка Людмила сразу определила меня на кухню в чайную. Поселили меня в вагончике. Послушание с 9 утра до 17-00. Каждый день, без выходных. Обед 30 мин. с 13-00 до 13-30. Готовили вареники, пельмени с рыбой, котлеты рыбные. Полный цикл – чистка картошки, лука и приготовление начинки, лепка вареников, варка. Формовка котлет, уборка зала, уборка кухни и мытьё посуды. 60% времени лепили пельмени и вареники. Приходилось и смиряться много.
     

    Господь вёл меня по моим же прошлым осуждениям и пр. грехам. Раньше видела молодого человека, сидящего в храме на стульчике, так мысленно осуждала, что, мол и постоять не может, так Господь меня поставил в такие условия, что и встать со стула не могла во время Богослужения, даже засыпала на службе. Вот, думала, что пост на дворе, а от человека колбасой пахнет, так Господь управил лепить мне рыбные котлеты на страстной неделе. Так от меня на километр рыбой с чесноком и луком воняло, люди в храме морщились и отходили от меня подальше. Много я вразумлений от Бога за это время получила, чем очень благодарна Господу. Слава Богу за всё! 
    В пост и великую седмицу в чайной нас работало 5-7 человек послушников, потом все разъехались, и оставалось 1-2 человека. Приехала в «горячее» время, привыкать некогда было, сразу на передовую. Взяла с собой вышивание, книги, думала, будет время почитать, помолиться……… совсем не до этого было.
    Мало того, что организм ослаб после Поста, до ещё и работы много, хочется на все службы ходить. Да и погода была прохладная. В общем, прошелся по нашему вагончику вирус. Все по очереди болели. По кельям. Не миновала и меня эта странная болезнь. Батюшка Благословил меня на страстной неделе ещё раз Пособороваться. А я уже третий день переносила болезнь на ногах и в день Соборования реально падала в обморок на пельмени. Был большой соблазн не идти на вечернюю службу, а за ней на Соборование, а отлежаться в келье. Но взяла себя в руки, поползла. Мне дали стульчик. Половину службы практически не вставала, потом стало полегче, а после 3-го помазания становилось всё лучше и лучше. На след. день, в четверг, проснулась почти здоровой.
     

    Ну а дальше вообще пошли Благодатные дни. Много работы, 2 ночные службы подряд. За неделю три Причастия, и работа несмотря на две ночные службы подряд, с 9-00 до 17-00. Удивительно, но душа пела, чувствовалась усталость физическая, а в душе восторг и пение! Христос Воскресе!!! 
    Вся Пасхальная неделя прошла на одном дыхании. К вечеру уставали, еле шли на вечернюю службу, но через 10 мин. как будто оживали, забывали про уставшие ноги, про всё на свете, опять ликовали «Воистину Воскресе!!!!!» Вечером нас было не уложить, столько Благодати в нас было!
     
    Стала выбираться на источники, три раза ездила после работы в Клыково.
     

    Да и мне помогла матушка Сепфора. Очень переживала я, не знала, как быть. Готовить себя в монастырь или к семейной жизни? Молилась у могилки матушки, чтобы помогла не ошибиться в жизненном пути. И вот, как-то помолилась я, вышла из монастыря, стала садиться в машину, а ко мне подходит человек и передает коробочку, говорит, что просили передать. Открываю её, а там икона……Петра и Февронии. Можете представить моё состояние? Только слезно молилась матушке, и тут же получила ответ. Да какой! 
    Постепенно к моему основному послушанию добавилось и другое – я была на машине, и вскоре стала меня матушка Людмила посылать в Козельск и Калугу за покупками. Один раз даже просфоры возила в храм в Н.Прысках. (Прости Господи, это не хвастовство, просто невозможно скрыть эту радость).
     
    Однажды (видно усталость накопилась), был у меня переломный момент, в 5 часов вечера все работники кухни разбежались, побросав всё и не убрав за собой, я в тот момент была у них одна на послушании, хотелось идти на службу, но кухня была настолько «уделана», что провозилась до 7 вечера. Зароптала. Мою котлы и плачу. Но на следующий день стыдно стало за свой ропот, поняла, что работа «Во славу Божию» не может быть «с такого-то до такого-то», что чем больше получится поработать, тем лучше. Вызвалась помогать на кухне после работы. Постепенно работа стала переходить за рамки «с 9-00 до 17-00». Но это было в радость.
     
    Послушники менялись часто. Многим меняли послушания, переводили на другие работы, кто-то приезжал на 2-3 дня, были и такие, кто приходил послушаться на 2-3 часа. Одну меня никуда не переводили, и с первого до последнего дня я провела на кухне в чайной. Только находишь подруг, только срабатываешься, а тут её возьмут и переведут неожиданно, например, в трапезную или в храм. И уже время послушаний не совпадает и общаться некогда. И в этом тоже смиряешься. Конечно, не всем нравится, что мне дают задание обучать вновь прибывших и следить за работой. И в этом моё смирение.
     

    В связи с праздниками, душ был закрыт и первый раз удалось помыться полностью через 3 недели. Голову мыли чаще, под краном. Но грязи не чувствовалось. Очень хотелось походить на Молебны, на Панихины к новомученникам, на службы, но послушание превыше всего. Леплю вареники и прислушиваюсь к колоколу, знаю, что сейчас в храме «Верую» и вторю про себя. Оглядываясь назад, могу точно сказать, что всё мне было во благо. Все уроки, все вразумления, все слезы радости и все слезы печали. 
    Вспоминаются слова моего Батюшки: Юля, это твоя первая Пасха, которую ты прошла от начала до конца, а моя 23-я.
    Слава Богу, что Господь позволил мне попослушаться в Оптиной! Да в такое время!
     
    Три раза откладывала возвращение домой. Перед отъездом не могла надышаться. Прикладывалась к старцам, ходила на Молебен, молилась новомученникам. С трудом и с болью оторвала себя от Оптины. И то, с условием, что через две недели вернусь обратно. Дай Бог.
     
    Когда уезжала, наш шеф-повар Алексей испек и подарил мне большой кекс в виде улыбающегося медведя, как сказал, в знак уважения. Сейчас пью чай с кексом и вспоминаю самое Благодатное время в моей жизни. Где ещё я смогу сбегать перед работой Благословиться у новомученников и Старцев Оптинских? Где ещё может быть столько благодати? Слава Богу за Всё!!!
     

    @Иулия


    Источник: Послушания в Оптинском монастыре
  25. OptinaRU
    Христос Воскресе!

    Пишет Вам раба Божия Зоя, уроженка Кишинёва (Молдавия), 28 лет.
    Хочу поделиться чудом, произошедшим Божией благодатью со мной, в прошлом году.
    Буду краткой, чтобы не отнимать у Вас много времени.

    ... я великая грешница, и всё же Всемилостивый Бог привёл меня в Церковь. С Божьей помощью я стала потихоньку воцерковляться с 26 лет. Слава Богу. Ходила в храм на службы, даже пела на клиросе, но враг не дремал: не могла найти батюшку для исповеди. Всё ходила, искала, смотрела, слушала... но все "не то". И так несколько месяцев. Настал Великий пост, душа изнемогала от груза грехов; плакать хотелось, что не могу исповедаться.
    Рассказала старшей сестре о беде и попросила о помощи.
    Она написала мне тропарь Амвросию Оптинскому и сказала, что Святой обязательно поможет. Она, в свое время, не могла выбрать духовника, но помолившись Святому Преподобному Амвросию Оптинскому, вскоре Божиим промыслом и молитвой к старцу всё устроилось.

    ...Поверьте, я заходила в храм, и, как первоклассница, читала тропарь Преподобному Амвросию по листику.
    Хотя я не заслужила, Господь Бог, зная мою немощь (так как я очень грешна, мне трудно молиться), очень скоро (в тот самый пост) сподобил меня исповедаться. Слава Богу за всё!
    Сегодня праздник Преподобного Амросия Оптинского, и я решила рассказать о действии молитвы к Чудотворцу за пределами России. Славен Бог во Святых Своих!
    Даст Бог, посещу обитель и поклонюсь Святому старцу. А пока прошу Вас рассказать, если это возможно, монашествующим и мирским, воодушевляя их к молитве.
    Спаси Господи Вас.
×
×
  • Create New...