Jump to content

Prince

Пользователи
  • Content Count

    459
  • Joined

  • Last visited

  • Days Won

    7

Posts posted by Prince


  1. Письмо девяти игумений

    10191-1-600x523.jpg

    Мы решили написать это письмо, т.к.  уверены, что клевета, которая развернулась в интернете вокруг Малоярославецкого Свято-Никольского Черноостровского женского монастыря инспирирована антицерковными, богоборческими кругами.

    В своей «Исповеди бывшей послушницы» Мария сознательно нападает на все монашеские традиции, о важности соблюдения которых, так ясно говорил Патриарх на съезде игуменов и игумений. Недаром эта «исповедь» вышла сразу после съезда. Мария, и те, кто ее поддерживает, направляют свой удар против основ монашества, которые Матушка игумения Николая укрепляет и развивает в своем игуменском служении. Выступая против духовного окормления (о чем недавно говорил Патриарх на собрании игуменов и игумений), «бывшая послушница» извращает его смысл, называя его «доносами» (хотя Матушка учит нас каяться всегда только в своих греховных помыслах и ругает сестер не за помыслы, а за поступки).  Против молитвы, главной монашеской добродетели, направлена и  хула на практику Иисусовой  молитвы и хранения уст в монастыре. На послушание, как основу монашеского делания дьявол через своих «послушниц» набрасывается с особенной яростью,-  автор «исповеди»  называет его «культом личности», и ведением не за Богом, а за собой. Мишенью для обличения является не только игумения Николая, но и духовные старцы – схиархимандрит Илий, схиархимандрит Власий, архимандрит Наум, а также Святой Иоанн Лествичник, которого «разоблачители монашества» причисляют к садистам, а его бессмертную «Лествицу» называют пиаром для «садистов-игуменов».

    Далее в ее писании следуют несостоятельные обвинения в плохом питании, изнурительных трудах, отсутствии отдыха и лечения, не только сестер, но даже и  даже детей приюта «Отрада». (Для сведения: в монастыре установлена итальянская сыроварня,  и монастырь кормит всех прихожан по воскресеньям и праздникам – 150-200 человек, 2-3 раза в месяц раздает продукты питания более 70 бедным   семьям  , так неужели не позаботится о родных сестрах и детях. В монастыре имеется лечебная сауна, физиотерапевтический и зубной кабинеты, и большая аптека.) Атмосфера приюта названа казарменной, а дети – сидящими в «четырех стенах». Только в этом году у детей приюта было 7 заграничных поездок, – это ставшие обычными  выступления детского хора и танцевального коллектива, а также паломничества. Каждый год воспитанницы приюта Отрада отдыхают у моря, – в Греции или в Крыму.

    Клеветники формируют образ Матушки игумении, как грубой, властной и жестокой тиранки. Но все, кто бывал в монастыре, знают, как все сестры не только Малоярославецкого монастыря, но и всех наших монастырей,  любят Матушку. Мы все живем, как одна большая, дружная, любящая семья, уходить никто не хочет, ибо придя в монастырь, мы выбрали эту игумению для себя.

    Мы, как бывшие сестры монастыря, удивляемся, какое должно быть злобное и извращенное зрение у пишущих эти клеветы, чтобы увидеть наш родной монастырь и Матушку, всегда полную любви и терпения наших немощей, в таком извращенном виде. Думаем, не имеет смысла отвечать на всю эту дьявольскую ложь конкретно, но не можем терпеть и хотим встать на защиту тех высоких духовных идеалов, которые утверждают Матушка Николая и наш духовник Схиархимандрит Власий (ранее Лаврский Схиархимандрит Михаил) и которые приносят видимые плоды, свидетельствуемые всеми духовными современными авторитетами монашества. Многие архиереи просят игумений в свои епархии из Свято-Никольского монастыря. Из обители вышли 15 игумений во все концы нашей страны, игумения православного монастыря Святого Паисия в Америке считает своей духовной матерью матушку Николаю. Обитель любят и ценят и ценили за духовный настрой и следование традициям монашеского предания и митрополит Афанасий Лимассольский, схиархимандрит Илий, схиархимандрит Власий, схиархимандрит Ефрем Ватопедский, покойный старец Иосиф Ватопедский и многие другие духовные люди.

    В монастыре проживают 120 сестер, случаи ухода сестер бывают очень редко, и это касается в основном трудниц или послушниц. За последний год не ушло ни одной приукаженной  сестры, а пришли 13 сестер.

    Наша Матушка за свои труды на благо Церкви и государства имеет 2 правительственные награды (орден Дружбы и орден Святой вмц. Екатерины), и шесть церковных орденов.

    Очевидно, что эта компания спланирована и направлена против монашества, как церковного института, против благотворительной деятельности монастырей, т.е. против самой Церкви Христовой.  Происходит сознательная фальсификация информации (откуда ушедшая в 2011 году Римма- Регина Шамс, а тем более послушницы, ушедшие в 1993 г. знают, что происходит в нашем монастыре сейчас ?).

    А автор кто? Когда Мария после ухода из монастыря снова занялась фотографией, то в фотогалерее на ее сайте были выставлены, сделанные ею, фотографии обнаженных женщин. Сейчас она, находясь в Бразилии, собирает информацию обо всех, ушедших и «обиженных», иногда фабрикует ложные комментарии.

    Все это заставляет нас сугубо молиться за наших гонителей, но «молчанием предаётся Бог», и если мы не ответим на эту клевету, то враги Церкви будут торжествовать победу. Мы все, жившие и воспитывавшиеся в этом монастыре игумении и монахини, вместе с  сестрами наших монастырей свидетельствуем, что все в пресловутой «Исповеди бывшей послушницы» – ложь, распространяемая врагами Церкви и монашества. И если вы хотите узнать правду – приезжайте в Малоярославец (всего 110 км от Москвы), и все увидите своими глазами.

    Пребываем с Любовью о Распятом и Воскресшем  Господе:

    1. Игумения Феодосия (Свято-Алексеевский монастырь, г.Саратов)
    2. Игумения Антония (Свято-Петропавловский монастырь г.Хабаровск)
    3. Игумения Анастасия (Спасо-Воротынский монастырь, г. Воротынск)
    4. Игумения Нектария (Серафимо-Покровский монастырь, г.Кемерово)
    5. Игумения Михаила (Свято-Успенский женский монастырь, г.Кемерово)
    6. Игумения Варвара (Свято-Георгиевский женский монастырь, г.Ессентуки)
    7. Игумения Феодосия (Христо-Рождественский монастырь, г. Вятка)
    8. Игумения Еликонида (Иоанновский женский монастырь, п.Алексеевка, Саратовской обл.)
    9. Игумения Макария (Владимирский женский монастырь, г.Вольск, Саратовской обл.)
    10. Монахиня Параскева, настоятельница подворья (монастырь Калужской Божией матери, пос.Ждамирово)
    11. Монахиня Михаила, старшая сестра (Свято-Успенский Гремячев монастырь)
    12. Матушка Елизавета, старшая сестра (Свято-Успенский Шаровкин монастырь)
    13. Матушка Иоанна, старшая сестра (монастырь Тихвинской Божией Матери)

    ______________________________

    Источник: http://www.pravmir.ru/pismo-devyati-igumeniy/


  2. Мирянам, может, непонятно, но монахи часто встречаются с духовностью. Духовных людей так и тянет в монастыри. Ниже специально публикую классическое письмо духовного человека, желающего спасаться. Такого рода письма, - настоятели монастырей могут подтвердить, - приходят в русские монастыри, в том числе и в наш, постоянно, буквально раз в месяц. Это замечательные письма, их очень интересно читать. Особенно будет интересно тем, кто профессионально интересуется психиатрией. Важно отметить, что две третьих наших монастырей уже заселены такими духовными людьми.

    И вот после прочтения таких писем мне всегда приходит на ум вопрос по поводу обсуждения проекта положения о монашестве: зачем и для кого этот проект?

    Письмо.

    +
    Господи, благослови.
    Во имя Отца + и Сына + и Святаго Духа +.
    Возлюбленный о Господе отец архимандрит, наместник Богородице-Сергиевой пустыни!

    Прошу с твоей легкой руки сделаться мне твоим послушником перед тем, как, если Бог даст, успею постричься, если выдержу искус, в монахи.

    Непреодолимо влеком к монашеской жизни, но не к общежительной, а к сугубо уединенной, образ которой обкатываю в миру уже значительное количество лет.

    О себе. Склонен к интересам ума и обостренной потребности богословия, поклонник разума, но не рассудка, беспонятицы и чувств, ради чего добровольно обнищал и промыслительно безбрачен. Ищу глубокого уединения в монашеской среде. Хорошо бы вселиться в хату (избу) вне территории монастыря в безлюдном месте… Варианты близкие к этим готов рассмотреть.

    Хорошими будут те условия, когда всякое общение с кем-либо, кроме одномысленного, можно будет исключить. Хотя до времени лучше и такого не иметь. Способен жить автономно, лишь бы было бы где и из чего испечь хлеб. Воды достаточно будет с крыши от дождя, а зимой – снег. Не претендую в крайнем случае по безвыходности моего предельно шаткого в бытовом устроении положения даже и на самое нужное для меня, проводя «день и нощь!» (Пс. 1, 2) в чтении и творчестве, – электрический свет. Одежда и самые необходимые книги на первый случай есть. Остальное Бог по благодати подаст.

    Но много бы лучше от монахов получить келлию во славу Божию (хотя монахи больше любят брать, чем давать) вне монастыря, но официально не касаться к ним. Однако если будут материально опекать, то не откажусь и юридически зависеть от них.

    Не менее важное – тишина: отсутствие людей и звуков, музыки, мата, табачного и бытового светского от людей, одежд, офисов и денег смрада, бичей, тракторов, собак, бензопил и бензокосилок, коров, воров, ворон и машин. Ибо это все то, чем я при моем существовании в среде пресыщения невольно вредным во множестве промыслительно и до времени бессознательно на каждый день тем или другим бываю аж сверх меры «сыт».

    На сегодня мой товар – рукописи, а не то, что «спыдлапаты»; но сегодня на этом поприще со мной из не духовного духовенства не хочет сообщаться никто, ибо духовный элемент, похоже, из Церкви ушел совсем, то есть пропал, в воду канул, навсегда ли исчез или нет, но его на сегодня в бывшей святой или грешной Руси больше нет! Потому как если превышает в ком дух работы, то о духе сыноположения не приходится и мечтать («Деяния Вселенских Соборов», том 1, часть 1, стр. 24, изд. 2008). А жаль, что все так! Вера же, изложенная святыми отцами на Вселенских и равных им по значимости Поместных соборах непоколебима. И если кто даже из вас захочет поколебать непоколебимое, тот сам поколеблется (там же, т. 2, ч. 1, с. 10). Пишу в расчете на промысл наткнуться по благодати хотя и не на духовного, но все же на того, кто по крайней мере не отвергает устроения духовного... Однако, если честно сказать, исходя из предыдущего горчайшего опыта, подобного биению рыбы об лед, надежды, даже интуитивной, на это чудо нет... И тем не менее «надежда умирает последней», что для заключения моего неординарного опыта проникновения в ряды духовно-созерцательного монашества и требуется подтвердить и еще раз для не менее неординарной, горькой русской монашеской истории непредвзято на открытом интеллектуальном плацдарме монахам Русской Церкви безобидно, хотя и не без боли, показать. Бойтесь все равнодушия, но особо шарахайтесь, как от огня, от невежества, ибо то и другое, но быстрее и сильнее второе, ввергают без исключения любого из твари поднебесной разумной в духовную спячку и вечную духовную смерть. 
    Будь добр, имей добрую совесть, будь всегда готов всякому требующему у тебя отчета в твоем уповании, дать ответ собственной – БЕЗ ПОСРЕДСТВА КАНЦЕЛЯРИСТОВ – своей рукой с кротостью и благоговением (ср.: 1 Пет. 3, 16, 15).

    Валерий, Иванов сын, раболепствующий перед Церковью наёмник (чтобы ты и это знал, что я «продался» Церкви добровольно!), раб Божий непотребный Христов, из русских, скобарь, по деду Петров.
    +++

    ______________________________

    Источник: https://www.facebook.com/mon.diodoros/posts/636313249800868


  3. Пожалуйста, это чтобы перед операцией копи/пейст лучше представлять, кого мы цитируем 

     

    Я, собственно, опираюсь на свой опыт (тот, до монастыря, и настоящий), и копипаста тут не при чем. Вы поехайте (а не поезжайте) на север, а не на юга, тогда будем на равных рассуждать. Если хотите подробностей, я могу Вам рассказать при личной встрече, но боюсь, что это не впишется в ваше устоявшееся мировоззрение.

    примерно то же, что вино "Шепот монаха" ))

    ну это Вы зря ))))


  4. Несовсем согласен с Диодором, думаю образ старого левиафана (в виде скелета на берегу) и нового, который плавает олицтворяет смену коммунистического режима (вспомните расстрел портретов лидеров ЦК КПССС) на современный, с уклоном в национализм и более, в русский шовинизм. Человеческие жертвы в виде старых остовов шлюпок и новых, в виде жены серебрякова. И рядом Церковь, в виде своих представителей, которая не может дать ответа, что (вернее Кто) есть истина. И да, согласен, что "когда начинает говорить митрополит, и в финале это звучит ужасающим аккордом, всякий вопрос о Боге словно исчезает. Словно его и не было никогда. Не было трагедии, смерти, слёз, преступлений. Не было греха и искупления. Словно Христос не воплотился." Далее, вполне обосновано, Диодор обвиняет нас (РПЦ) и себя в том числе (а он не РПЦ?): "Церковь отвечает пустой риторикой, усыпляющей совесть, помпезными шествиями, грандиозными стройками. Она ослеплена лучами Левиафана — научилась играть, сидя у него на брюхе, и даже не замечает, что первой устремляется с ним на дно. Левиафан — там, где вместо рыбы даётся камень, где вместо веры — лицемерие. Где вместо хижины Иова — белокаменный храм." Думаю, что Диодор слишком преувеличенно относится к Звягинцеву, якобы того волнует судьба Церкви, но он прав в том, что "именно Церковь в лице своих служителей снова и снова предаёт и распинает Христа." И в другом с ним абсолютно согласен, что " ... тому, кто не смотрел фильм, советую никого не слушать, не читать возмущённых отповедей и рецензий, дышащих праведным гневом и обидой на затронутые «святые чувства», и обязательно посмотреть. После просмотра становится абсолютно ясно, что режиссёр не рассчитывал ни на какие награды, а спокойно снимал то, что ему важно, и рассказывал о том, что для него дорого. В фильме Звягинцева нет никакой обиды для России, потому что показанная действительность ... "

    P.S. Lost sheep`у спасибо за наводку.


  5. Вынужден признать, "Левиафан" гениальное кино. Много и долго был на севере, видел там воочию попытку суицида  - все правда, к сожалению. Сейчас рецензию Диодора заценим.


  6. У о. Диодора есть весьма показательная рецензия на фильм Левиафан  ... После этого необходимость читать остальные его многобукв лично у меня отпала.

    Цитируя того же Диодора "…, — тогда я понял: надо смотреть!"


  7. Золотые иконостасы, золотые купола…

    — Отец Диодор, мне бы хотелось задать вам несколько вопросов по поводу «Исповеди бывшей послушницы», о которой все сейчас говорят. Вы сами читали это произведение?

    — Да, прочитал.

    — У вас уже сложилось какое-то мнение об этой книге?

    — Да, сложилось, причём буквально с первых строчек: как только я начал читать, понял всю важность и значение этого текста. Многие вещи сразу видны: состояние человека, который пишет об этом, проблемы, которые он поднимает, ту перспективу, в которой он это рассматривает. А дальше всё расширяется и углубляется. Текст очень живой, прямой и ясный. Видно, что автор не заботится о красоте слога, а старается описывать всё как есть.

    — Это что-то новое в околоцерковной литературе, вы можете назвать аналоги подобного сочинения, или это действительно «бомба», которая взорвалась?

    — Это такой текст, который назревал в течение последних нескольких лет, потому что проблемы такого рода обсуждались очень много, и, прежде всего, в 2012 году, когда вышел проект «Положения о монастырях и монашествующих». Тогда как раз «бомбой» были комментарии многих монахов и монахинь. Это было совершенно неожиданно, вылилось наружу. Всё это очень громко прозвучало, произвело огромное впечатление.

    Примерно в то же время вышла книга «Плач третьей птицы», которую я просто не смог прочитать. Такого рода тексты не могу читать, мне показалось, что там сплошная вода. Абстрактные рассуждения. Тем не менее, многие за эту книгу ухватились, потому что это была хоть какая-то постановка вопросов о монашестве — более честных и правильных. Ведь у нас привыкли говорить, что всё хорошо. Золотые иконостасы, огромные храмы с золотыми куполами, — значит, и внутри всё нормально. Но выясняется, что гораздо труднее наладить жизнь монашескую, чем соорудить внешние постройки.

    «Исповедь бывшей послушницы» отличается от предыдущих текстов на эту тему тем, что написана она совершенно честно, искренне, непосредственно, без всякой воды, без двусмысленных намёков, поучений, совершенно ненужных отвлечений от темы. Пишется прямо и ясно о том, как человек это всё пережил, как он видит, как это всё представляет себе. В этом большой плюс этого текста.

    — Видимо, потому, что ту книгу писала игуменья, а эту повесть — послушница? Поэтому у неё такое отношение простое.

    — Неважно, кто писал. Тексты как небо и земля друг от друга отличаются. В той книге я ни одному слову не мог верить, даже читать не смог. А этот текст читается запоем. Оторваться невозможно. Потому что просто веришь всему, что там описывается.

    — У меня тоже было чувство абсолютного доверия к этому тексту, но люди говорят, что многое вымышлено и вообще, невозможно, чтобы такое происходило. Вы что об этом думаете?

    — Я думаю, что те люди, которые говорят, что это невозможно, просто этого не переживали и не видели сами.

    — А вы переживали?

    — В повести меня как раз поразило то, что человек описывает фактически то же самое, что я наблюдал в течение нескольких лет. Один к одному. Наблюдал сам я и слышал много подобных рассказов от других монахов. Те вещи, о которых она пишет, очень хорошо известны в монашеской среде, обсуждаются между нами. Поэтому это всё не является для меня открытием какой-то новой планеты, как для многих, кто этому не верит.

     

    — Меня больше всего впечатлило, что игуменья перед обедом по два-три часа обсуждает ту или иную провинившуюся сестру, и потом сёстры едят холодный суп. И это происходит почти ежедневно. Это такая распространённая практика в русских монастырях? Действительно, так делается, вы это видели?

    — Это не то что практика в русских монастырях. Всё зависит от конкретной личности игумена-настоятеля. Могу сказать, что для меня совершенно неожиданным открытием в монастыре было то, что один человек может просто совершенно безумно, очень громко и в течение получаса кричать на другого человека. То есть настоятель на братию. В чём-то они провинились, например, кто-то не вовремя попил чай, кто-то замешкался на послушании и куда-то не успел, у кого-то не такая походка, у кого-то взгляд не такой, какой мог бы понравиться настоятелю… Не то, чтобы какие-то серьёзные нарушения, а вот такие мелочи. И вот, он может их выстроить в ряд перед храмом, ходить, как прапорщик, перед ними и в течение часа очень громко и остервенело кричать. Когда я слышал это первые несколько раз, просто смеялся — мне казалось, что это какая-то шутка, что такого не может быть на самом деле. Но это было в реальности.

    А потом тот же самый человек мог очень жалостно и даже как бы с удивлением говорить о себе, что он так устаёт, болеет, что-то может забыть, а к нему не проявляют снисхождения, требуя слишком многого. И братия часами должны были сидеть с ним и успокаивать его, жалеть. Вот так.

    Если бы мне рассказали, я бы тоже не поверил. Но когда ты сам такие вещи видишь, а потом читаешь это в тексте, знаешь, о чём идет речь. Это мне напоминало сцены из «Князя Серебряного», где описывался переменчивый характер Ивана Грозного.

    Но есть люди, которые, например, жили в монастыре: паломники, рабочие, близкие настоятелю, — они частично видели такие сцены. Но отношение у них было другое: что настоятель «воспитывает» братию, что он их так сильно любит, а кого любит, наказывает, что он просто строгий. Но миряне имели свои дома и уезжали, а то, что происходило внутри, внутренних отношений между игуменом и братией всё равно не могли видеть. И тем более не могли видеть развития ситуации в психиатрическом контексте.

    — Происходило что-то серьёзное, психические заболевания?

    — Да, конечно. Нездоровое отношение настоятеля, проявляемое в гневе и подозрительности, например, сильно выматывает подчинённую личность, которой даже некуда спрятаться — человек всё время на виду и всё время под «прицелом». Это приводит к акцентуации в поведении, к нервным срывам. Человек всё это подавляет, держит в себе, но здоровье его постепенно расшатывается. И это переходит в постоянные хронические неврозы.

    У монахов, которых я видел, со временем это стало проявляться, например, в резких скачках давления и сердцебиении при любом внезапном испуге, при громких звуках, при резких движениях… Были случаи госпитализации в психиатрическую клинику, когда у одного послушника вследствие таких условий и отношения случился приступ, начались галлюцинации и серьёзные психические нарушения. Один иеромонах, который долгое время подвергался унижениям и издевательствам со стороны настоятеля, со временем стал заговариваться, путать слова, резко менять суждения на противоположные — в зависимости от того, чего от него ждут, испытывать перепады настроения, то смеясь, то неожиданно погружаясь в депрессию, и так далее.

    В «Исповеди» очень хорошо и последовательно описаны ситуации, которые, как правило, приводят к тем результатам, о которых я рассказываю. В мужских монастырях такие вещи влекут за собой, как правило, алкоголь — люди начинают всё время думать о спиртном как о празднике, который освобождает на какое-то время от невыносимой реальности и вообще смягчает нервное напряжение. В женских монастырях, видимо, это приводит к употреблению лекарств и даже, как описано в «Исповеди», сильнейших седативных средств и антидепрессантов.

    В таких условиях создаётся атмосфера внутренней созависимости, когда одному требуется постоянно унижать других, но при этом он ощущает себя жертвой, а другим необходимо быть унижаемыми, но при этом они осознают себя мучителями. Думаю, это действует, как наркотик, который атрофирует некоторые части душевных реакций и мышления.

    Но это крайне опасно: влияет на мозг, искажает восприятие реальности и приводит к нарушениям психического характера. О таких вещах обязательно надо писать и публично их обсуждать — как только становится известным о принятии таких средств монахами, нужно бить тревогу.

    Поэтому очень странно слышать тех, кто не был в таких условиях, и говорит о тексте, что в нём якобы содержится клевета и неправда. Там всё чистая правда.

    Не хуже, чем у греков

    — Я, надо сказать, поверила сразу же. В самом языке этой рассказчицы есть искренность, даже неловкость в подборе слов, но как раз именно это больше всего и убеждает. Любой человек, который идет в монастырь, должен быть готов принять то, что описано? Если он хочет спасаться в монастыре, он должен знать, что его ждёт нечто подобное?

    — Вообще, конечно, это серьёзная проблема современного монашества. Монастыри в постсоветское время были основаны совершенно спонтанно. Туда ставили настоятелями людей, которые имели какие-то организаторские способности, лидерские качества, умели объединить вокруг себя, но совершенно не представляли себе сути духовной традиции. Даже не понимали, что такое монашество. Потому что сами в монастырях до этого никогда не жили, или жили в таких, которые мало напоминают традиционный монастырь восточной традиции.

    Например, в Троице-Сергиевой Лавре послушников рукополагали в священный сан через два-три месяца или через месяц. Такой монах, будучи ещё совершенно новоначальным послушником, часто не успевшим окончить даже семинарию, сразу становился священником, и его тут же посылали исповедовать. Он окунался в эту среду отношений с мирянами, от него требовали духовных советов и духовного руководства. Он, как священник, обслуживал целый ряд людей, общался с этими людьми, но совершенно не имел возможности и времени, чтобы самому прожить какую-то часть времени простым монахом. Без всяких отношений с мирянами.

    В результате молодые монахи обзаводились кучей духовных чад, обособлялись от братии, становились в центре своей группки, собравшейся вокруг. Между собой у монахов были совершенно не братские отношения, а такие — немножко подозрительные. На расстоянии. А самые близкие отношения были с духовными чадами. И как это можно назвать? Это что? Монастырь или что это? По сути, это уже не монастырская жизнь.

    Даже сегодня это продолжается: «советская» традиция рукополагать всех монахов в священный сан без долгого опыта жизни простым монахом утвердилась в наших монастырях повсеместно. А тогда в Печоры по несколько тысяч человек приезжало на праздники. И всех же нужно исповедовать, все хотят причащаться. Поэтому всех монахов поголовно, за исключением каких-то больных и дурачков, рукополагали в иеромонахов. В женских монастырях, думаю, в советское время было получше. Но, тем не менее, всё равно, монашеская традиция у нас после революции прервалась.

    — А что изменилось в советское время?

    — Например, богослужебный устав фактически отождествился с приходским. Изменился не только суточный круг — утреню стали служить вечером, чтобы утром служить Литургию, — но и ввели массу неуставных «частных» богослужений, таких как молебны, акафисты и так далее. Епископ, живущий в городе иногда за сотню километров от монастыря, стал настоятелем, который определяет всю жизнь братии. А его заместитель на месте, то есть «наместник», стал рассматриваться как простой администратор, управляющий по светскому образцу. Он перестал быть одним из монахов и стал начальником, которому не привыкли доверять.

    Избрание игумена монахами также было отменено. То есть была упразднена традиция отношения к игумену как духовному руководителю, ведь духовного руководителя невозможно «назначить», его можно только добровольно выбрать, и так далее.

    Фактически, монастыри стали «большими приходами», или в некоторых случаях, так скажем, «фермами» для обеспечения нужд епархии. А потом, когда в 90-е годы были открыты новые обители, все эти люди неожиданно стали назначаться игуменами и игуменьями. Из больших монастырей стали назначать настоятелей. Кто-то из них глубоко проникся монашеской жизнью (думаю, есть такие монастыри, в которых живут скромно, смиренно и по-монашески). Но большинство продолжало жить той жизнью, к которой они уже привыкли. То есть вести себя как администраторы и светские начальники.

    В 90-е годы в монастыри был большой приток людей. И через несколько лет половина всех тех, кто пришёл, ушли из-за неустроенности внутренней монашеской жизни.

    И потом роковую роль сыграла Греция. «Наместники» и настоятельницы стали туда ездить и наблюдать, как там хорошо организована монашеская жизнь. И решили позаимствовать некоторые элементы устава, чтобы показать, что они не хуже греков. Но в том-то и дело, что можно было бы учиться от них, а наши игумены и игуменьи, которые считали себя достаточно знающими, по-настоящему учиться не захотели. Таких похожих историй очень много: когда «наместники» и настоятельницы монастырей хотели перенести что-то греческое в свою среду и брали только то, что им понравится.

    В «Исповеди бывшей послушницы» рассказывается об откровении помыслов. Игуменья увидела, как в греческих монастырях практикуются откровения помыслов (видимо, греческие старцы говорили ей, что это полезное дело). Вот она и решила тоже это всё использовать, ввела в своём монастыре откровение помыслов. Стала требовать абсолютного послушания. Но вместо пользы это обернулось вредом, привело к ещё худшим последствиям, потому что это всё применялось внешне, но совершенно не было попытки понять суть по-настоящему, разобраться, чем дышит восточное монашество, чем оно живо. Не было понимания того, что вот эти внешние факторы — откровение помыслов или послушание — не являются чем-то исключительным и самодостаточным. Они являются чем-то, что входит в общий контекст жизни.

    — Вы хотите сказать, что они просто повыдёргивали отдельные правила из контекста?

    — Вот именно. Если эти принципы вырывать из контекста, они начинают работать во вред. Принцип послушания важен, да, но он важен именно в ряду других добродетелей. Причём это душевная добродетель, одна из самых высоких. Человек, пришедший в монастырь, не может с первого дня иметь абсолютное послушание. Он ещё этому не научился. Опытные монахи на Востоке видят это, своим примером и любовью показывают монашескую жизнь, учат человека иметь не только послушание, но и другие добродетели: молитву, любовь, смирение, кротость, долготерпение, благость, милосердие, веру. И послушник естественным путем, постепенно приобретает более высокое понятие о послушании. В конце концов эта добродетель становится второй его природой. Выправление своей воли по воле Божией — тонкий и деликатный процесс, который сродни профессиональному освоению сложной научной дисциплины. Это работа, которая длится десятилетиями.

    Я думаю, большинство проблем в таких монастырях возникает от того, что люди имитируют эти добродетели. У послушания есть такой эрзац, искажённая копия, которая внешне похожа, но на самом деле является его противоположностью. Это то, что называется человекоугодием или лестью.

    Если начать требовать ни с того, ни с сего абсолютного послушания от человека, который даже не понимает элементарных вещей, не научился исполнять не только заповедей Христовых, но и простых норм общечеловеческой морали, такой человек либо надрывается, противится этому и впадает в уныние, либо же начинает имитировать послушание.

    То же самое с откровением помыслов: под видом откровения помыслов, как об этом рассказывается в «Исповеди», сёстры пишут о других сестрах. И постепенно это становится ябедничеством. Из хорошего дела получается противоположное. Настоятель, который это начинает делать, думает, что он вводит что-то хорошее. Но он же тоже человек, у него тоже изменяется что-то внутри. Проходит несколько лет, и ему кажется, что он всё сделал как надо. На самом деле, постоянная лесть и человекоугодие его тоже изменяют. Конечно, настоятелю льстит думать, что в его монастыре всё по греческим уставам, не хуже, чем у греков. Он видит подтверждение этому в тех людях, которые ему льстят. Он как бы смотрится в зеркало, слушая только тех, кто привык ему постоянно поддакивать. И тогда начинается следующий этап, который может закончиться очень плачевно. Это этап серьёзных душевных расстройств, чему я был тоже свидетелем и о чём мы выше говорили.

    cristianocattolico1.tumblr.com_-398x600.

    cristianocattolico1.tumblr.com

    Первым любовь должен проявить настоятель

    — Меня в этой книге больше всего поразило то, что изображаются христианские отношения, но по сути, всё прямо противоположно Евангелию. И это всё выдается за норму монастырской жизни. И вот такое противоречие, эта ложь и лицемерие, просто ужасает. А вы бывали в греческих монастырях, как там удается этого избежать?

    — Архимандрит Никодим, настоятель монастыря на Пелопоннесе в Греции, с которым мы много обсуждали эти вопросы в разное время, говорил всегда, что любовь — и есть то невидимое и внутреннее монастырское предание, которое сокрыто за правилами и уставами. Новоначальный послушник воспринимает внешний устав, но параллельно с этим приобщается и к внутреннему «преданию», учится тем проявлениям любви, которые видит у старших и более опытных монахов, в первую очередь, конечно, у игумена. Роль игумена, или духовного наставника, оказывается ключевой, потому что этот человек становится для послушника — на какое-то время — главным источником монашеского предания. Поэтому очень важно понимать ключевое правило этого предания: первым любовь должен проявить настоятель. Потому что так он подражает Самому Христу.

    Мы любим Бога, потому что Он первый нас возлюбил. Наша любовь к Богу всегда ответна, всегда вторична, она рождается от Его любви. Это очень важный момент, который является образцом для жизни в монастыре. Игумен должен первым возлюбить приходящего монаха, дать ему эту любовь, и тогда тот тоже возлюбит. Потому что он ученик, он пришёл учиться, он ещё не знает любви. Он ещё не вкусил её и не познал. Чтобы он её познал, нужно дать ему эту любовь. В этом и состоит монашеское предание по своей сути.

    И мне кажется, что вот этот текст, который я читал, «Исповедь бывшей послушницы», очень хорошо изображает ситуацию, когда под монашеством подразумевается всё что угодно, только не само монашество. Я это называю мышиной вознёй, когда происходят такие страсти и интриги, когда игуменья не понимает сестёр, сёстры боятся игуменью, с подозрением относятся друг к другу. В женских монастырях доходит даже до какого-то абсурда: в «Исповеди» описаны попытки угрожать друг другу откровением помыслов. В такой атмосфере сложно сориентироваться. Но это не является невозможным, если есть голова на плечах. Проблема тут ещё ведь в отсутствии головы…

    — Сложилось представление, будто в монастыре так и должно быть: дескать, не будет скорбей, не будет и спасения. Считается, что такая жизнь — не для слабонервных.

    — Да, согласен, в России прижилось мнение, будто в монастыре должно быть невыносимо. На самом деле, это не норма, это извращение. И исправить всю эту ситуацию, кажется, очень сложно, вообще, невозможно. А я, когда читал «Исповедь бывшей послушницы», подумал, что исправить это легко — стоит проявить хотя бы капельку любви. И эта маленькая капелька любви может проявиться в обычном человеческом доброжелательном отношении к другому. Повседневная жизнь может состоять из простых проявлений любви… Если бы такие проявления появились в жизни этих монахинь, мне кажется, всё могло бы сразу кардинальным образом измениться.

    Монастырь часто представляется группой людей, которая существует непонятно ради чего вообще. Люди в чёрных одеждах зачем-то собираются вместе, для совместного проживания, при этом очень трудно друг с другом взаимодействуют, все относятся друг ко другу с недоверием. Сёстры боятся матушку, которая тоже боится сестёр и всё время что-то подозревает. Эти отношения складываются в такой клубок страстей. Эта ситуация кажется совершенно безысходной. Но если кто-то в этот момент возьмёт и поймёт, кто мы такие, зачем мы тут собрались, ситуация сразу же перестанет быть безысходной.

    Это всегда твой личный выбор. Ведь Христос говорит об этом в качестве условия. Он нас не заставляет соблюдать Свои заповеди. Он говорит: если любите, тогда соблюдёте. Не любите — не будете соблюдать. Если к этому отнестись серьёзно и понять, что мы все — христиане, которые собрались здесь жить по-христиански ради Христа, тогда картина переменится, совершенно изменится изнутри. Я думаю, в этом монастыре могло бы такое быть.

    Если понять, что мы христиане и пришли сюда жить по-христиански, и на первом месте у нас заповеди Христовы, которые мы исполняем ради любви ко Христу, а «тот, кто Меня любит, тот соблюдет Мои заповеди», то в жизни появится другое измерение, не правда ли? Страсти и интриги просто покажутся неинтересными.

    — Владыка Панкратий в своем интервью много раз говорил: уходи из этого монастыря, если тебе там не нравится. Вы бы так не сказали — уходи?

    — Нет, конечно, потому что человек, который приходит в монастырь, приходит не к какому-то настоятелю и не к человеку. Он приходит ко Христу. Я думаю, в любом монастыре можно жить и спасаться, жить по-христиански. Об этом свидетельствует вся человеческая история и вся история монашества.

    Идеальный монастырь сложно найти и не нужно его искать. Даётся такой монастырь, который человеку и нужен. «Претерпевший до конца спасётся». И если он претерпит до конца, то приобретёт такой духовный плод, такую пользу, которую ни с чем не сравнить. Но для этого необходимо иметь хотя бы небольшую духовную зрелость, понимание того, для чего ты пришёл, к Кому ты пришёл. Поэтому совет уходить из монастыря я считаю, абсолютно неправильным, он противоречит вообще всему опыту монашества, всей истории монашества.

    Кроме того, в «монашеском праве» есть каноны, которые указывают, в каких случаях и каким образом монах или послушник имеет основание оставить обитель. В «Правилах» святого Василия Великого говорится, что такое возможно в случае ереси настоятеля и в случае духовного вреда. Последнее поясняется в «правилах» Никифора, патриарха Константинопольского, который говорит, что монастырь можно оставить, если есть соблазн от противоположного пола. И если настоятель этим пренебрегает или намеренно ничего не предпринимает. Возможны и другие интерпретации понятия «духовного вреда». В любом случае, святой Василий ставит условием оставления обители одобрение со стороны «духовных мужей». Зная порядок устроения общежитий Василия Великого, можно сказать, что под «духовными мужами» он подразумевает настоятелей других монастырей области.

    Такие меры предосторожности необходимы по многим причинам. Прежде всего, потому, что всякий уход из монастыря — это некоторая духовная катастрофа, которая отражается потом на всей жизни. Даже если ты ушёл вроде бы справедливо и от «плохих» людей.

    — Получается, послушник в каком-то смысле уходит и от Христа?

    — Когда дают такой совет, я думаю, хотят сказать, что уходить надо именно из этого монастыря или подобного тому, что описан в повести. Для этого и даётся послушничество, якобы, чтобы испытать себя. Но опыт показывает, что человек, который в одном монастыре пожил и не прижился, нигде потом не приживается. Потому что имеет силу ещё и другая сторона дела. Помимо того, что внешние условия для конкретного человека могут быть трудными, и в нём самом действуют страсти. Дьявол сам его хочет сбить с толку, внушить, что в данном конкретном месте плохо, «не спасительно».

    Как разобраться, откуда помысел происходит, действительно ли это плохо, или это совершенно несправедливый помысел, который клевещет на устав монастыря? Новоначальный послушник в этом не может разобраться.

    monasterium.ru_-600x400.jpg

    monasterium.ru

    Сказочная деталь — старичок из леса

    — Ещё хотелось у вас спросить об авторе этого текста. Вначале вы сказали, что сразу увидели, какой автор пишет, какие проблемы он обсуждает…

    — Когда читаешь этот текст, с первых строчек понятна совершенная незрелость этой послушницы, которая пришла в монастырь. Меня поразил её рассказ о том, как она впервые попала туда. Она была фотографом, снимала девушек-моделей, была совершенно светским человеком. Они поехали на съёмки, остановились возле какого-то монастыря и разбили возле него палаточный лагерь. И потом ей встретился православный старичок, мышление которого абсолютно лишено какой-либо рациональности и адекватности.

    И этот разговор между нею и старичком — вообще квинтэссенция абсурда. Старичок ей сказал: вы должны к нам прийти, нам нужен повар. И всё это было сказано на таком мифологическом, полусказочном языке, на котором нормальные люди не выражаются. Она, думаю, будучи светским человеком, молодой женщиной, у которой в прошлом были какие-то приключения, просто заинтересовалась возможностью нового приключения. Думаю, из-за этого она туда и попала. Вот ведь какая сказочная деталь: старичок из леса! Так она и втянулась в эту среду.

    Надо понимать, что есть определённый горизонт, в котором существует мышление такого рода людей, шатающихся по монастырям. У них свой жаргон, свои представления буквально обо всём. Они рассуждают об ИНН, об антихристе, ещё о чём-то, в лучшем случае, в рамках «Домостроя». Полная каша в голове, ничего такого, что касается христианской веры и серьёзных проблем духовной жизни. Её втянуло, засосало, и она сама стала так же рассуждать. У неё абсолютно отключились мозги, всё рациональное мышление.

    Она туда попала на несколько лет, «пошла по монастырям». Характерная черта этого текста — в том, что автор попала в монастыри совершенно незрелой, не понимая, зачем это ей. Если даже и понимала что-то, то именно в этом мифологическом измерении. Само по себе это не могло дать ей возможность, силу и знания, благодаря которым она сумела бы преодолеть очень серьёзные трудности, возникшие впоследствии.

    12977262_907012392730951_732369093462505

    Богородице-Сергиева пустынь. Facebook/Диодор Ларионов

    — Попади она в хороший монастырь, у неё был бы шанс преуспеть на монашеском пути?

    — Конечно. Что такое хороший монастырь? Это тот, в котором есть правильное духовное руководство. Задача наставника не в том, чтобы повелевать учениками, а в том, чтобы научить самостоятельно принимать зрелые христианские решения. По сути, задача наставника — это воспитание цельной, зрелой личности.

    Наставник проявляет к ученику отеческую любовь, показывая, что он ему отец. И ты уже видишь, как он к тебе расположен, как о тебе заботится, насколько тебе много даёт в духовном плане. И ты хочешь тоже этому учиться, подражать, в тебя проникает его любовь, и ты в ответ начинаешь любить. Тогда завязывается вот эта «родственная» связь, и ты осознаёшь, что это твой отец, который тебя рождает постепенно в духовной жизни.

    В монастыре же, который описывает автор «Исповеди», происходило, наоборот, постепенное отчуждение между ею, послушницей, и наставницей — игуменьей. То есть она пришла с некоей иллюзией относительно настоятельницы, с полным доверием к ней и открытостью, ещё не зная её, но уже думая, что та представляет собой некое «высшее создание», гуру, который безошибочно определяет пути спасения для всех — но столкнулась с тем, что это оказалась немощная женщина со своими страстями и заблуждениями. Так постепенно стало происходить отрезвление, схождение «на землю».

    — Мне бы хотелось, чтобы вы сказали несколько слов о роли старцев. Мы видим, сколько людей приходит в монастыри, потому что какие-то старцы решают, вот идите туда…

    — Я подозреваю, что все эти старцы — своего рода ролевая игра. Они знают, что нужно делать, как общаться с людьми, чтобы эта игра осуществлялась. Это к христианству не имеет никакого отношения. Это ложная, абсолютно придуманная вещь в большинстве своём, виртуальная реальность со своей сюжетной линией и мифологией. Есть люди, которые хотят этих старцев, есть старцы, которые знают, чего хотят люди.

    Я считаю, что и те, и другие ведут себя абсолютно неразумно. Старцы поступают вообще преступно, а люди, которые к ним приходят, по меньшей мере, безответственно. Это не имеет никакого отношения к Оптинским старцам или преподобному Серафиму, которые своими подвигами достигли высокой степени святости. Эти старцы совершенно другого духа, и об их делах мы можем судить по плодам. Они просто разрушают чужие жизни, обращаются с другими людьми, как с марионетками. Абсолютно бессердечная, жестокая игра, которая калечит духовное и душевное здоровье всех причастных.

    И девушка, автор повести, попала в эту мифологическую реальность, в этот горизонт мышления, и для неё православие стало каким-то приключением, ролевой игрой. Вся проблема в том, что сама автор пришла не ко Христу по-настоящему, не ради Него пошла в монастырь, а угодила туда, как в болото, её просто засосало. Она изначально включилась в игру, поверила в миф, в приключение. Сначала через этого старичка она попала в религию, потом поехала к старцу, потом от старца — в монастырь…

    Мне кажется, в монастырь надо приходить с совершенно другими ориентирами в жизни. Абсолютно без этих вот хождений по старцам. Потому что никто не может тебя благословить в монастырь. Это собственное решение человека. Оно созревает внутри совершенно добровольно.

    Тоталитарная духовность

    — Когда читаешь всякие отзывы об этом произведении, видишь, что большая часть просто хватается за голову от того, что происходило в этом монастыре, а другая часть осуждает и критикует автора. Какова всё-таки польза этого произведения? Оно что-то может изменить?

    — Такие тексты обличают то, что другие люди скрывают. Смотришь на эту систему существования, и она кажется нереальной. То, что в ней происходит, сокрыто от большинства, даже часто бывающих в монастыре и живущих там подолгу.

    Конечно, хорошо, что это получает огласку. Люди могут задуматься о сложности и опасности такой религиозной жизни, которая не сопряжена с разумностью и ответственностью. А монашествующие могут увидеть себя со стороны. Познакомиться с опытом другого человека и посмотреть на себя, испытать себя.

    Да просто написать о том, что ты пережил — это уже хорошо. Может быть, она испытала какое-то нервное потрясение или шок после всего, и чтобы от этого избавиться, ей нужно было написать об этом. Она долго находилась в замкнутой системе, и когда из неё выбралась, захотела это осмыслить, а чтобы осмыслить, проще всего об этом просто написать. Для неё, мне кажется, это некий опыт самопознания. Но ей не хватает, мне кажется, именно духовного понимания — это видно из текста. Она вошла в эту жизнь, прожила какой-то отрезок, а потом не понимала, что с ней произошло. Для неё это попытка разобраться.

    Чем больше другие люди пишут о своём опыте, особенно касающемся монастыря, тем лучше. Это так или иначе затрагивает многих, и, конечно, полезно узнать о том, что человек испытал, находясь в подобной ситуации. Конечно, у этого текста могут быть последствия в виде какого-то соблазна для людей, не понимающих христианской жизни, сути монашества, и читающих книгу как развлекательную повесть о том, что где-то плохо. Ну так этот текст не для них написан. Он не для всех.

    — Отец Диодор, автор пишет, что в монастыре практически действуют законы секты. Вы согласны? Это правильное определение монастыря как тоталитарной секты?

    — Я бы сказал, что такая ситуация очень напоминает тоталитарную секту, но слово «секта» тут можно употреблять чисто метафорически. Тоталитарные секты чем отличаются от других групп? Тем, что их лидер себя объявляет основателем новой религии. И присутствие какого-то особого вероучения — очень важный элемент секты. Здесь этого нет. В монастыре придерживаются всех догматов православия, но, тем не менее, в отношениях есть тоталитарная составляющая. Я бы сказал, что это скорее тоталитарная группа внутри Православной Церкви.

    Отдельный монастырь — довольно замкнутая структура, и развитию тоталитарных отношений способствует именно замкнутость. Внутри этой группы внушаются такие правила, как откровение помыслов — то есть чистосердечный рассказ обо всём, что находится у тебя в душе и в голове, — а также требование абсолютного послушания, и так далее. Вся эта система может работать хорошо, если при этом присутствует духовное рассуждение наставника и любовь наставника. Иначе возникает то, что можно было бы назвать «тоталитарной духовностью».

    Raskolam.net_-600x397.jpg

    Raskolam.net

    — А из чего видно отсутствие духовного рассуждения? Как это понять в таких условиях, о которых рассказывается в «Исповеди»?

    — Человек, который принимает помыслы, должен понимать, что это — не таинство исповеди. По сути дела, откровение помыслов — это разговор двух заинтересованных людей о том, как разобраться с внутренними движениями души, как настроить энергии своей души так, чтобы они работали нам на благо, а не на зло. Более опытный человек просто помогает в этом деле другому, учит его искусству управления своими душевными силами.

    Это первый момент, который касается отношения наставника к ученику. И второй момент касается личного беспристрастия. Нужно принимать помыслы бесстрастно на основе объективных критериев, которые даны в Евангелии, евангельских заповедях, в учении Церкви, монашеском предании и монастырском уставе. Потому что в помыслах содержится элемент страсти. Обычно люди со страстями друг от друга заражаются: если один осуждает, другой сразу присоединяется к осуждению — возгорается от страсти, как от спички. Особенно легко передаётся гнев и страсти, связанные с гневом. Поэтому, слушая помыслы, неопытный наставник, будучи подвержен страстям, тоже ими заражается, начинает гневаться на послушника, подозревать его в чём-то, ревновать, завидовать, не доверять. То есть он реагирует на откровение чужих помыслов в соответствии со своими страстями, которые в нём сидят. Вот это показатель отсутствия рассуждения. Такой наставник ещё больше вводит человека в смущение и ещё больше вредит его преуспеянию.

    Духовный наставник должен осознавать, что он — советник, помощник, а не начальник или господин. Что душа, которая доверилась ему — бесценна, и принадлежит не ему, а Богу. Что он присутствует при становлении человеческой личности, которая первична в отношении к Богу, а он, как свидетель и присутствующий при этом, вторичен.

    — Чем такая система плоха для монашеской жизни?

    — Тем, что настоятель, который действует методами абсолютистской власти, как монарх, который владеет телами и душами своих подчинённых, лишает монахов, абсолютно во всём следующих его мнениям и даже капризам, возможности становиться зрелыми личностями. Здесь происходит опасный психологический надлом. Большинство из тех, кто составляет «костяк» подобной общины, приходят в эту общину молодыми. Потом они вырастают телесно, но внутренне остаются на том же уровне, на котором были, когда пришли. Они ничего не могут сделать без своего настоятеля, даже поговорить с другим человеком.

    Я был свидетелем того, как 35-летний иеромонах не мог взять телефон, потому что «боялся», что кто-то «большой и незнакомый» будет с ним разговаривать и спрашивать те вещи, которые знает только «батюшка». Монахам внушается, да и они сами себе внушают, что это добродетель послушания. Такая психология, когда человек вырастает, ему уже за тридцать, ближе к сорока, а сознание, как у десятилетнего.

    Инфантильность — это болезнь. Это не просто «человек не созрел». Нельзя, будучи взрослым, оставаться с сознанием ребенка. Должно быть сознание взрослого человека, ответственность за свои поступки. А человек, который вырос, но имеет сознание ребенка, не способен отдавать себе отчёт о своих поступках, принимать решения. Поэтому, когда происходит испытание, требующее поступка, связанного с моралью, они теряются и не знают, что делать.

    Например, настоятель говорит всем, что нужно солгать «спонсору» или «нужному» паломнику и сказать, что у нас строгий распорядок, что мы просыпаемся ночью в два часа, служим полунощницу. Такого нет, но все говорят, что так и есть, потому что считают, что батюшка лучше знает, — раз он так сказал, значит, так надо. Они не могут, как взрослые люди, отдавать себе отчёт в своих поступках. Они делают всё «по послушанию». Потому что привыкли считать, что батюшка за них всё решает.

    Обмануть кого-то, совершить неблаговидный поступок, например, оклеветать ближнего, «ради его исправления», подделать документы, что-то украсть, любить кого-то или неожиданно возненавидеть — они на всё готовы, потому что атрофируется сознание взрослого человека, понимающего, что такое добро и зло. Воспитывается определённый тип личности, психологически неполноценный, который ограничен в моральном суждении.

    Это очень большая опасность. И она всегда присутствует там, где есть претензия на «духовность». Я считаю, что в России, если вводить абсолютное послушание и откровение помыслов формально и ничего не делать с духовной точки зрения, не иметь любви и рассуждения, не воспитывать личности в заповедях Христовых, эти личности будут превращаться в манипулируемых, управляемых людей, совершенно безответственных, которые способны совершенно на всё. Они будут превращаться в людей без морального сознания. Сделают любую подлость и пойдут на любое преступление, потому что батюшка так говорит, потому что матушка так говорит. С христианской точки зрения происходит то, что образ батюшки и матушки заслоняет собой образ Христа. Постепенно Христос исчезает за ненадобностью. Его просто не существует в личном горизонте такого человека. Всё определяет батюшка или матушка.

     

    — Есть ли возможность это исправить? Чего не хватает монастырям, чтобы там не было подобных искажений?

    — Как я уже сказал, необходимо следование внутреннему духу монашеского предания, которое по большей части выражается в любви и рассуждении. Кстати сказать, внешний устав монастырей, как он задумывался святыми отцами, великими основателями монашеских традиций, пропитан этим духом и полностью логически ему подчиняется, вырастает из него. Каждое, даже самое небольшое, положение устава, не говоря уже о таких важных и основополагающих, как избрание игумена (и иногда даже эконома) братией монастыря, духовное руководство в монастыре и прочее, о чём мы постоянно говорим, написано кровью. И каждый монах поэтому должен стоять насмерть за это предание, иначе никакого монашества не будет. Оно умрёт.

    И второй очень важный момент, это богословие. Любая практика должна быть обоснована здравой и убедительной теорией, иначе, как показывает опыт, есть опасность развития иррациональных неконтролируемых импульсов, то есть страстей. Наша теория — это Христология Халкидона. Со времён Максима Исповедника на этом фундаменте строится вся наша практическая жизнь. Догматическое сознание необходимо для наставника и старшей братии любой обители, тогда и другие, несведущие в теории монахи, смогут безопасно подвизаться и быть причастными общей атмосфере. Через эту причастность они на практике впитают то, что содержится в теории. Так это происходило веками.

    Об этих важных вещах я и хотел сказать. Вот такие вопросы ставит этот текст.

    ***

    Правмир обратился к автору “Исповеди бывшей послушницы” – Марии Кикоть. Однако, она отказалась от очного интервью.

    ____________________________

    Источник: http://www.pravmir.ru/tam-vsyo-chistaya-pravda1/


  8. Бывают простодушные почитатели Грозного, которые особо ни во что не вникали и просто поверили в сказку про доброго царя, которого оболгали злые "западники-евреи-либералы". Для них, а также и для всех интересующихся и сомневающихся даю ссылки по теме: "О массовых репрессиях при Иване IV" и "Роль Ивана IV Грозного в российской истории". Писал это не западник, не еврей, не либерал и не профан, а православный русский историк, специалист по этой теме. Добавлю еще одну ссылку на текст другого православного исследователя: "Иван Грозный не был великим правителем". И на статью третьего: "Иван IV Грозный: миф и реальность". Поскольку в интернете сейчас большие тексты не читают, специально даю ссылку на маленькие, где все в сжатом и доступном виде, но вообще у обоих авторов есть опубликованные тома по Ивану Грозному, кому хочется разобраться более основательно, тот может это сделать: 12
    Гораздо более, чем упомянутые простодушные, меня печалят те православные почитатели Грозного, которые все знают о нем - и оправдывают. Когда я слышал в Сербии о том, что покойный патриарх Павел во время войны отвечая на вопрос, можно ли нарушить заповеди ради спасения народа, сказал: "Даже если все сербы погибнут, включая меня, и ради спасения народа нужно будет нарушить заповедь Божию, то лучше нам умереть, чем нарушить даже одну заповедь" - я в этом вижу евангельский дух. А когда я слышу от наших православных: ну, подумаешь, что оболгал, сместил и убил святого предстоятеля Русской Церкви, зато границы страны расширил! Подумаешь, что массово пытал и убивал, в том числе и младенцев, зато подавил "пятую колонну" внутри страны! Подумаешь, что шесть раз женат был, зато стихиры писал! - когда я такое слышу, то вижу в этом крайне болезненное и опасное извращение Православия. Которое выразилось теперь в установке памятника и в его освящении. 
    Всех православных призываю беречь себя от этого извращения, провозглашающего допустимым нарушение заповедей Божиих ради достижения неких благих мирских целей.

    __________________________

    Источник: священник Георгий (Максимов) http://yurij-maximov.livejournal.com/412498.html


  9. Мне вообще трудно понять, как отец Илий попал в эту компанию коммунистов? Насколько я знаю, он последовательно выступает против них, а тут и Проханов и и Кургинян, да и  при поддержке губернатора-коммуниста Потомского открывался памятник.

    wx1080.jpg


  10. Ссылаться на патриарха Алексия в вопросах истории, пардон, совсем некорректно

    Не нравится мнение патриарха? Можете пользоваться мнением комиссии по канонизации и утвердившим его Архиерейским собором. Если Вы хотите уйти уж совсем в плоскость истории, то это уже вне рамок темы и этого форума. Основная канва этой темы, как нам, православным христианам, относится к поступкам и словам представителей РПЦ в связи с освящением памятника царю Ивану IV.


  11. Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн Снычев "Самодержавие духа" (отрывок):

     

    Иоанн Васильевич Грозный. Ложь и правда. Истоки опричнины.

    Еще Кураев в книге "Перестройка в церковь" недоумевал: "Жуткая потеря нравственных ориентиров стоит за любимыми опричниками текстами типа «напряженная духовная жизнь нации требовала своего выражения не только в литературных и летописных произведениях, но и в деяниях власти, отражавших ее самосознание выразительницы всенародных чаяний и святынь. Уже Иоанн Грозный далеко не случайно УТВЕРДИЛ НА КРАСНОЙ ПЛОЩАДИ В КАЧЕСТВЕ МИСТИЧЕСКОГО ЦЕНТРА РОССИИ ОБРАЗ ХРИСТОВОЙ ГОЛГОФЫ — ЛОБНОЕ МЕСТО». Митрополит Иоанн (Снычев). Русская симфония. СПб, 1998. С. 406.

    Какая же сволочь, ненавидящая Россию, подсунула эти строки доброму и наивному петербуржскому архипастырю?

    Неужто «мистический центр» России не кремлевский Успенский собор и не Ceргиева Лавра, а место казни бандитов?!

    Неужто «образ России» — палач с секирой, а не Серафим Саровский, миловавший даже разбойников, сломавших ему позвоночник?

    А места казни жидовствующих и мужеложников — готовы ли опричники почитать как святой образ Голгофы и «мистический центр»?"

     

    Далее он приводит цитату митрополита Кирилла (нынешнего патриарха): «Я не знаю, что заставило старца дать свое согласие — и было ли оно вообще — на то, чтобы ряд статей, написанных не им самим, вышли в свет под его именем. Бывало, Влыдыка даже не подозревал о содержании некоторых своих публикаций. Вспоминаю одно из заседаний Священного Синода: митрополит Иоанн листает какую-то книгу. Подхожу к нему и спрашиваю: «Что это у Вас?». Он, смущенно улыбаясь, показывает мне титульный лист. Книга была о митрополите Филарете (Дроздове), автор — митрополит Иоанн. Из дальнейшего разговора стало ясно, что старец впервые читает это произведение» (Митрополит Кирилл. О прессе церковной и псевдоцерковной // Московский церковный вестник. M., 1998. № 3(240))


  12. "Какая-то группа псевдоревнителей Православия и самодержавия пытается самочинно, "с черного хода" канонизировать тиранов и авантюристов, приучить маловерующих людей к их почитанию. Неизвестно, действуют ли эти люди осмысленно или несознательно. Если осмысленно, то это провокаторы и враги Церкви, которые пытаются скомпрометировать Церковь, подорвать ее моральный авторитет. Если признать святыми царя Ивана Грозного и Григория Распутина и быть последовательными и логичными, то надо деканонизировать митрополита Московского Филиппа, прп.Корнилия, игумена Псково-Печерского и многих других умученных Иваном Грозным. Нельзя же вместе поклоняться убийцам и жертвам. Это безумие. Кто же из нормальных верующих захочет оставаться в Церкви, которая одинаково почитает убийц и мучеников, развратников и святых?

    Если же эти люди действуют не вполне осознанно, а подчиняясь своим эмоциям, своей жажде сильной власти, олицетворяемой Иваном Грозным, своему стремлению увидеть в России, наконец, порядок вместо того морального и криминального безпорядка, в котором мы все еще находимся, то им бы следовало понять одну элементарную истину, много раз доказанную всей человеческой историей. Несправедливость и зло невозможно победить, искоренить внешним насилием и другим злом. Жестокостью и насилием, которые сами по себе есть зло, но которые иногда используются для достижения якобы добрых целей, можно на какое-то время ограничить проявления зла; страхом можно загнать зло в подполье, вглубь, но там оно будет продолжать расти и умножаться, будучи недоступным внешнему давлению. Корень зла не вовне, а внутри человеческой души, в отсутствии или искажении моральных ценностей, в греховной воле, в потемнении сознания. Победить зло, исправить жизнь можно только осознанным глубоким покаянием, изменением всего строя жизни, возвращением на путь добра и правды, то есть к Богу."

     

    Из Обращения Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия к клиру и приходским советам храмов г. Москвы на Епархиальном собрании 25 марта 2003 года


  13. Принц, ссылочку можно на Архиерейский собор.

    Пожалуйста. http://www.patriarchia.ru/db/text/420877.html

    На этом соборе обсуждался вопрос возможности канонизации царя Иоанна IV и Распутина. Вот, что, в частности, сказал патриарх Алексей : "Я хотел бы также отметить, что епархиальных архипастырей не должно, как мне кажется, смущать то, что какая-то группа воинственно настроенных людей около дверей Зала Церковных Соборов пытается посеять сомнения в души и сердца членов Архиерейского Собора. Это не люди верующие, а лица, которые хотят внести разделения в жизнь Церкви. Мы знаем немало таких людей, которые имеют средства и издают газеты (такие, как, например «Русь Православная»), дискредитирующие Церковь и ее иерархов. Они пытаются внести раздор и сомнение в души верующих. Вся их деятельность сводится к попыткам разделить Церковь." На определении собора по канонизации постановили:

    1. Одобрить доклад Преосвященного Митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия (он как раз и выступил с докладом по царю и Распутину и в частности озвучил результаты работы комиссии "Подробно и тщательно изучив все доводы сторонников канонизации царя Ивана Грозного, Комиссия пришла к выводу о том, что нет оснований ни для его прославления, ни для опровержения авторитетных общепризнанных выводов исторической науки."), Председателя Синодальной Комиссии по канонизации святых, и деятельность комиссии.

    2. Считать правильными методологию и критерии исследовательской деятельности Комиссии, а также выразить удовлетворение результатами ее работы в межсоборный период.


  14. Цитату Вам на сон грядущий из заявления архиерейского собора: "в среде почитателей Ивана Грозного не появилось ни одного исследования, которое могло бы опровергнуть наличие традиционно инкриминировавшихся Ивану Грозному в исторической науке и церковном предании исторических преступлений и нравственных пороков. В данном случае прежде всего имеются в виду многотысячные и чаще всего безвинные жертвы опричного террора, разрушавшая страну внутренняя (опричный передел земли) и внешняя (Ливонская война) политика второй половины его царствования, гонения и убийства, в том числе и канонизованных как мучеников служителей Русской Православной Церкви, убийство собственного сына, неоднократно выражавшееся в его сочинениях, ложное с церковно-богословской точки зрения понимание значения царя в церковной жизни, многоженство, в результате которого последние десять лет своей жизни царь был отлучен от причастия Святых Христовых Тайн."


  15. Принц, Вы просто забалтываете. И приписываете мне то, что я не писала. )) Карамзин - историк. Его читайте и ему верьте. Это хотите сказать?

    Причем тут Карамзин, я на него даже и в мыслях не опирался. Есть дошедшии исторические документы (переписка с Курбским), а высосанные из пальца мысли митр. Иоанна я обсуждать не хочу, так как есть заявление архиерейского собора 2004, которое для меня гораздо авторитетнее и я им буду руководстоваться. А кто им не руководствуется, тот вбивает "правый" клин в Церковь и создает причины для раскола.


  16. Я написал "знаю" в том смысле, что знаю критику по поводу их целостности, поэтому предлагаю Вам предоставить нам ссылки на достоверные исторические документы подтверждающии непричастность царя Иоанна IV крови православных христиан, будьте любезны. Митр. Иоанн историк? Какие у него исторические работы по этому времени? Каков его статус в научном мире? Если Вас так смутило вики, тогда просветите нас, когда и кого впервые венчали на российское царство, когда и кого впервые помазали на царство российское? Откуда взялось последование на венчание и помазывание?


  17. Во всем этом печально то, что втягивается в эти процессы Церковь. Политизация до добра не доведет.

    Печально не то слово, в 17-ом уже поплатились за это, но никого ничему не научило.

     

    Переписка завязалась после того, как Андрей Курбский ... В настоящий момент большинство историков отвергает эту гипотезу в целом, однако признаёт, что переписка Ивана Грозного и Андрея Курбского усилиями авторов XVII века дошла до нас в довольно сильно изменённом виде

    Это мы все знаем. Приведите мне достоверные исторические документы, которые говорят, что Иоанн не проливал христианской крови.


  18. Поделитесь источником, пожалуйста.

    Впервые как глава государства короновался (и с того времени систематически использовал титул царь) Иван IV Грозный в 1547 году. Помазания на царство этот обряд не предусматривал[2]. В 1561 году греческое духовенство преподнесло Ивану книгу царского венчания императоров Византии. Тогда же был составлен чин венчания на царство (вероятный автор — митрополит Макарий)[2]. ... При этом обряд помазания на царство был ошибочно отождествлён с миропомазанием, хотя и в Европе и в Византии эти обряды различались: в отличие от России, там помазание на царство предшествовало венчанию, а не наоборот. Если в других странах царь при помазании уподоблялся царям Израилевым, то в России он стал уподобляться самому Христу.  https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%92%D0%B5%D0%BD%D1%87%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B5_%D0%BD%D0%B0_%D1%86%D0%B0%D1%80%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE#.D0.A6.D0.B0.D1.80.D1.81.D0.BA.D0.B8.D0.B9_.D0.B2.D0.B5.D0.BD.D0.B5.D1.86

    Про третий Рим и наследство от Византии читаем в первом письме Курбскому: "непобедимая хоругвь - крест честной первому из благочестивых царю Константину и всем православным царям и хранителям православия. И после того как исполнилась повсюду воля провидения и божественные слуги слова божьего, словно орлы, облетели всю вселенную, искра благочестия достигла и Российского царства. Исполненное этого истинного православия самодержавство Российского царства началось по божьему изволению от великого царя Владимира, просветившего Русскую землю святым крещением, и великого царя Владимира Мономаха, удостоившегося высокой чести от греков, и от храброго великого государя Александра Невского, одержавшего великую победу над безбожными немцами, и от достойного хвалы великого государя Дмитрия, одержавшего за Доном победу над безбожными агарянами вплоть до отомстителя за неправды - деда нашего, великого князя Ивана, и до приобретателя исконных прародительских земель, блаженной памяти отца нашего великого государя Василия, и до нас пребывает, смиренных скипетродержателей Российского царства."


  19. .... Неудивительно, что наши «заклятые друзья» стараются не только оклеветать, но и любыми средствами закрепить в сознании людей ложь о первом Помазаннике Божием на Русском престоле — Государе Иоанне Васильевиче Грозном. ...

    Скромно забыли упомянуть, что Иоанн сам провозгласил себя царем, Россию третим Римом и заставил помазать себя как царя. Неудивительно, что все монархи Европы его презирали за самозванство.


  20. Собственно, другого и не ожидал. Совершенно дичайшие несуразицы, собранные в одном тексте, показывающие безграмотность и некомпетентность автора Виктора Саулкина и, соответственно, радио "Радонеж", в лице редактора. Например:

    • "В Успенском соборе Московского Кремля над Иоанном Васильевичем было совершено Таинство Миропомазания. Молодой русский царь поднимает Знамя" - автор явно не в курсе того, что Иоанн два раза "венчался на царство" и только после второго раза стал именовать себя царем и, увы, тогда он был уже не молод
    • "О церковной музыке, написанной Государем, с восхищением отзывался Георгий Васильевич Свиридов"  - Иоанн не писал музыки (тогда был знаменный распев и партес еще не вошел в обиход), а писал стихиры (если вообще он их написал, так как подлинников не сохранилось, о чем так любят писать сторонники теории о заговоре и измененнии летописей в ущерб репутации Иоанна)

    Иван велел обливать новгородцев зажигательной смесью и затем, обгорелых и ещё живых, сбрасывать в Волхов; иных перед утоплением волочили за санями; «а жен их, мужеск и женск пол младенцы» он повелел «взяху за руце и за нозе опако назад, младенцев к матерем своим и вязаху, и с великия высоты повеле государь метати их в воду». Священники и монахи после различных издевательств были забиты дубинами и сброшены туда же

    и заметьте, что количество убитых и замученных не указано, и поэтому получилось так, что, цитирую, "царь Иоанн Грозный относительно своих современников-правителей других государств был гораздо мягче их"


  21. Где-то читала, что царь Иоанн Грозный относительно своих современников-правителей других государств был гораздо мягче их, если можно так сказать. Время было такое.

    Интересно, а если бы Вы жили во времена Иоанна грозного и он Вашу семью "оприходовал" не самыми гуманными способами. Что бы Вы сказали своим потомкам, которые будут ставить памятник этому царю. "Ладно нас, вон в Англии больше убили. Время было такое"?


  22. Скажите, пожалуйста, действительно ли батюшка Илия давал благословение на такую молитву?

    http://ruskline.ru/news_rl/2014/09/09/starec_ilij_takogo_blagosloveniya_ne_daval/

     

    P.S. Отец Илий в данное время несет послушание духовника патриарха и живет в Переделкино. Со своим вопросом можете обратиться туда.


  23. В Орле 14 октября открыли памятник Иоанну IV Грозному. Его освятил местный священник, на церемонии был схиархимандрит Илий. В правой руке царя – большой православный крест, в левой - меч. Протоиерей Всеволод Чаплин также сообщил о готовящемся открытии еще одного памятника Грозному — в Александрове 4 ноября.

    content_001________2.jpg
    «Потом в Архангельске, а затем, даст Бог, и в Москве», — предположил бывший председатель Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества Московского Патриархата, после конфликта с руководством покинувший должность.

    Стоит отметить,что в Орле установили первый в России памятник Ивану Грозному.

    Инициатором установки памятника Грозному выступил Фонд славянской письменности и культуры.

     

    Хочется напомнить заявление Архиерейского Собора 2004 г. к вопросу о канонизации царя Ивана Грозного и Г. Е. Распутина

    "Переосмысление прошлого ― процесс естественный и плодотворный, но вместе с тем сложный и неоднозначный. Дискуссии и исследования конца XX в. об историческом прошлом России не только позволили преодолеть стереотипы коммунистической идеологии и существенно обогатили наши знания, но и вызвали глубокий кризис исторического и национального самосознания русского общества. Многие, в том числе и воцерковленные представители современного российского общества, внутренне готовы и весьма отзывчивы к самым фантастическим открытиям и сенсациям и в то же время не доверяют никакой научной аргументации, привыкнув и к фальсификациям, и к их разоблачениям. Многочисленные издательства и различные общественные силы активно пользуются этим в своих коммерческих и политических целях.

    Одним из болезненных проявлений современного кризиса исторического самосознания в церковно-общественной жизни является кампания по «реабилитации» и «прославлению» царя Ивана Грозного и Г.Е. Распутина, которая началась в 1990-е годы на страницах научно-популярных книг и была подхвачена рядом СМИ. Споры о деятельности Ивана Грозного идут уже четыре столетия. Но лишь в наши дни нашлись поклонники не только политических приемов, но и нравственного облика Ивана Васильевича. О Григории Распутине же даже его ближайшее окружение не отзывалось так односторонне восторженно, как его нынешние почитатели.

    Собственно, вопрос о прославлении Ивана Грозного и Г. Распутина ― вопрос не столько веры, религиозного чувства или достоверного исторического знания, сколько вопрос общественно-политической борьбы. Имена Ивана Грозного и Г.  Распутина используются в этой борьбе как знамя, как символ политической нетерпимости и особой «народной религиозности», которая противопоставляется «официальной религиозности» священства. Не случайно, видимо, символами этой кампании стали миряне, известные не своими духовными подвигами, а своею политическою активностью, причем находившиеся, по меньшей мере, в сложных отношениях с представителями церковной иерархии. В лице первого царя и «друга» последнего самодержца пытаются прославить не христиан, стяжавших Духа Святого, а принцип неограниченной, в том числе морально и религиозно, политической власти, которая и является для организаторов кампании высшей духовной ценностью.

    Инициаторы канонизации Ивана Грозного и Г. Распутина не могут не сознавать, что сама идея о возможности такого прославления способна вызвать смущение среди православных верующих. Но цель этой кампании именно в том и состоит, чтобы вызвать борьбу, в борьбе найти сторонников и тем самым обеспечить себе известное положение и влияние в обществе. ..." http://www.patriarchia.ru/db/text/420877.html

    post-3572-0-58455200-1476710934_thumb.jpg

×
×
  • Create New...