Jump to content

sasha

Пользователи
  • Content Count

    1905
  • Joined

  • Last visited

  • Days Won

    34

Blog Comments posted by sasha


  1. Святейший Патриарх Кирилл освятил закладной камень в основание храма Новомучеников и исповедников Российских в Сретенском монастыре

     

    28 декабря 2013 года, по окончании Божественной литургии в соборе Сретения Владимирской иконы Божией Матери в Сретенском ставропигиальном монастыре г. Москвы, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл возглавил крестный ход с иконой Новомучеников и исповедников Российских к месту закладки нового храма на территории обители.

     

    Святейший Патриарх Кирилл освятил закладной камень в основание храма Новомучеников и исповедников Российских на крови, что на Лубянке.

     

    По окончании богослужения Предстоятель Русской Церкви обратился к собравшимся с кратким словом:

     

    «Мы приближаемся к столетию события, которое до глубины потрясло наш народ, страну нашу, и привело ко многим последствиям в жизни всего мира. Осознавая и глубоко переживая тот факт, что это событие и последовавшие за ним были отмечены многими несправедливыми жертвами нашего народа и явлением сонма тех, кого мы называем новомучениками и исповедниками Церкви Русской, мы закладываем сегодня храм. На месте, которое непосредственно примыкает к месту принятия многих решений, отмеченных пролитием крови, мы освящаем закладку храма в честь новомучеников и исповедников российских. Мы совершаем это без всякой злобы в сердце, как и подобает христианам. Мы знаем, что пути Божии неисповедимы, и верим, что тяжелейший крестный путь, которым прошел наш народ, был путем спасительной Голгофы. Дай только Бог, чтобы осознание всего того, что произошло с нами, всего того, что принесло неисчислимые страдания и жертвы, помогало нам, современным людям, сохраняя память о тех событиях, ни при каких условиях, ни под каким видом не повторять трагических ошибок наших предков.

     

    Мы именно поэтому возводим здесь храм в честь новомучеников и исповедников, чтобы молиться Господу об Отечестве нашем, о том, чтобы по молитвам и предстательством новомучеников Он приклонил милость Свою к Отечеству нашему, к народу нашему, дал нам мудрость и духовную силу прозревать смысл того, что с нами происходит, и, основывая жизнь свою на вере, устраивать земную жизнь так, чтобы не было невинно пролитой крови, чтобы не было страшного и кощунственного отрицания Бога, чтобы не было отрицания тех священных страниц нашей истории, которые и прославляют народ наш пред лицом Божиим. Пусть Его милость молитвами новомучеников и исповедников Церкви Русской будет пребывать с народом нашим, помогая нам духовно восходить от силы к силе. Аминь».


  2. А причем тут шарфики?!?!? Эээй .... Arbeit macht frei !!!

    а при том... что Wahrheit macht frei (Истина сделает вас свободными Ин.8:32) - если против паломниц и общения с ними (вообще!) - надо идти в аскетизме до конца... то есть "минус" шарфики и "причитания-советы" о бронхите... ну ... и не сообщать паломницам (блудницам-этаким-вавилонским-которые-знай-себе-маскируются-под-порядочных) своих печалей и нужд)))) будьте последовательны в следовании выбраного пути))) а то миленько - в чате - шарфики и бронхит... в блоге - "все правильно" - старинная монашеская мудрость - "от женщин добра не жди"))))


  3. Горячо становится :342:

    да не... становится прохладно ибо "-" (минус) шарфики ... )))) и "минус" причитаний-советов на тему драгоценственого бронхита))) - но цветочки на могилку... всегда пожалуйста)))


  4. Даа... сегодня, похоже, у многих рука нажимала на кнопочку камеры, где бы человек не был.. :) Саша, позволь и мне добавить чуть-чуть сегодняшней осени из своей окраинной московской деревни.)))

     

    Красота да и только :75: спасибо!


  5. насчет связующих нитей... вот в житии прп Сергия Радонежского есть такое -

     

    Однажды ночью в своей келье преподобный услышал голос, назвавший его имя: «Сергий!» Открыв оконце, Сергий увидел необычайный небесный свет и множество «зело красных птиц». И тот же голос торжественно произнес: «Им же образом видел еси птица сия, тако умножится стадо ученик твоих, и по тебе не оскудеют, аще восхотят стопам твоим последовати».

     

    Как писал архимандрит Никон (Рождественский), «духовное потомство великого Радонежского подвижника распространилось по всей северо-восточной Руси, повсюду зажигая благодатный огонек духовной жизни и разливая свет просвещения христианского».

     

    вот, думается, тоже и с Оптинскими старцами и их учениками...


  6. да, очень красиво! довелось паломничать в этот монастырь и в его скит один раз в жизни - как раз "по дороге" в Оптину Пустынь...внутри собор тоже очень красивый...

     

    вот осмелюсь добавить чуть-чуть из истории обители:

     

    В XIX в. обитель преподобного Тихона переживала период своего расцвета. Настоятели в это время назначались из пострижеников Оптиной пустыни. Неоднократно посещал Тихонову Пустынь преподобный Макарий Оптинский. Также неустанную заботу о монастыре проявляли преподобные Моисей и Амвросий Оптинские, направляя туда новых иноков. Благодаря попечению Оптинских старцев в монастыре преподобного Тихона было насаждено старчество. Наиболее известным старцем Тихоновой пустыни был Оптинский постриженик иеросхимонах Иоанн (†25 июня/8 июля 1884 г.). Широкую известность монастырю принесли многочисленные исцеления у святого источника и у раки преподобного Тихона.

     

    В начале XX в. в монастыре было 226 человек братии, действовало 7 храмов. На территории монастыря располагались Преображенский собор, Успенский храм, трапезный храм в честь святителя Николая и домовый храм во имя иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» в больничном корпусе. Кроме того, было 3 храма за пределами монастыря: в честь иконы Божией Матери «Живоносный источник» на источнике преподобного Тихона и 2 храма в Сретенском скиту –– в честь Сретения Господня и в честь Калужской иконы Божией Матери.

     

    читать далее...


  7. соглашусь с тем, что тому кто в чем-то ограничен - с людьми тяжело... только

    что брошена не только людьми ,но и БОГОМ

    - это неправда... всем, каждому тяжело жить с открытым сердцем - всех предают, бросают, используют, обманывают.... и не смотря ни на что - сердце закрывать Бог не велит... и Сам подаст велию милость всем кто осмеливается жить с открытым, живым сердцем ... и уже сейчас, а не в будущем веке...


  8. часть 3 - еще свидетельства о последних днях преп. Никона Оптинского, исповедника - см здесь http://www.rusvera.mrezha.ru/556/4.htm - выдержка:

     

    В 1927 году о.Никона сослали на Соловецкие острова, до которых он не доехал из-за разыгравшегося на море шторма. После отбытия срока в Кемском концлагере его отправили в ссылку в село Пинега Архангельской области. Матушка Амвросия, узнав из переписки, что её духовный отец находится там при смерти, также приехала в Пинегу и наравне с другой шамординской послушницей, сестрой Ириной (Бобковой), оставалась близ старца до самой кончины.

     

    Несмотря на тяжёлую, затянувшуюся болезнь, отец Никон отошёл в вечность тихо и спокойно, с улыбкой на устах. Последние два месяца он постоянно исповедовался и почти каждый день причащался Святых Христовых Таин. До самой кончины он диктовал письма своим чадам, не оставляя их без духовного руководства и молитвенной помощи, – донёс тяжёлый крест старчества до самого конца.

     

    Свою последнюю исповедь о.Никон принёс глубоко почитавшемуся им оптинскому старцу Макарию, умершему за 190 лет до этого. За четыре дня до кончины он услышал стук в дверь и сказал: «Да-да, войдите. О, какое посещение...» В это время рядом с ним находилась сиделка, оптинская сестра Ирина. Отца Никона удивило, что обычно услужливая и спешащая по первому зову духовная дочь мешкает. «Ирина, что же ты? – спросил батюшка. – Пришёл старец Макарий меня исповедовать, а ты не даёшь ему стула?» Ирина обмерла, не зная, как поступить. Ведь о.Никон находился в полном духовном здравии, не в бреду, но вот разговаривал с кем-то... «Не обижайтесь на неё, – сказал о.Никон невидимому гостю, – неопытная она. Выйди-ка на пять минут, сестра Ирина, я поисповедуюсь...» Не зная, что и думать, Ирина ушла на вторую половину дома и слышала, как долго кому-то неведомому исповедуется батюшка.

     

    За три дня до кончины о.Никон снял с себя и подарил Ирине двухстороннюю серебряную иконочку великомученицы Варвары и святителя Николая, благословлённую ему перед началом монашества епископом Трифоном (Туркестановым), а также надел на неё свой нательный крестик. Может быть, благодаря этим великим дарам и молитвенному заступничеству старца Господь продлил жизнь послушницы Ирины (в будущем схимонахини Серафимы) до возрождения Оптиной пустыни и Шамординского монастыря. Она, в свои 105 лет, стала одной из первых насельниц возрождённой Свято-Амвросиевой обители.

     

    Удивительно и то, что отпет был о.Никон по монашескому чину собором священнослужителей из семи отцов. Это в ссылке, под строжайшим надзором! Подобное своеволие могло печально окончиться для каждого из отпевающих, как минимум дополнительным сроком. Господь словно специально устроил так, что священники были отпущены в Пинегу за неделю до кончины старца с работ на лесозаготовках, которые находились за десятки километров от города. При отпевании батюшку облачили в полумантию, холщовые поручи, епитрахиль из белого полотенца, которую сделал сам о.Никон перед смертью. В руки вложили свечу и кипарисовый крест. На шее остался большой медный крест – материнское благословение.

     

    Проводить старца до кладбища пришло ещё несколько ссыльных священников, хорошо знавших и почитавших его. Летний июльский день 1931 года выдался ясным и солнечным. Вдруг откуда ни возьмись набежала тучка и пролилась серебряным дождиком – словно сама природа оплакала батюшку...

     


  9. часть 2 см здесь http://pstgu.ru/news/martir/2011/07/08/30964/ - выдержка:

     

    К середине мая болезнь преп. Никона приняла мучительную форму: высокая температура, жар, озноб, сменяющийся изнурительным потом, ужасающая слабость, отдышка и пролежни. Ему нечем было дышать: легкие его сократились. Все это время отец Петр самоотверженно ухаживал за ним. В последние два месяца болезни преподобный почти ежедневно причащался Святых Тайн. Молитвенное настроение преп. Никона передавалось и его сожителю, и чувствовал себя отец Петр, как когда-то в Оптинском скиту, а не в ссылке.

     

    В конце апреля одна из его духовных дочерей видела сон, поразивший ее своей отчетливостью. Она описала его в письме преп. Никону. Виделось ей, что оптинский старец Варсонофий пришел на квартиру преподобного в Козельске и начал выносить вещи из комнаты. Когда же он взял кровать, чтобы ее вынести, она сказала: «Батюшка, зачем кровать-то выносить? Ведь отцу Никону негде будет спать». Старец на это ответил: «Он собирается ко мне, и ему кровать не нужна. Я ему свою дам кровать».

     

    Страдания отца Никона к последним дням жизни уменьшились. Оставалась только слабость. Вспоминал он оптинских старцев и братий, называл по именам духовных детей, крестил воздух, как бы благословляя кого-то. Однажды увидел он почившего оптинского старца Макария: «А, всечестнейший батюшка, отец Макарий. Ирина, подай стул… К нам пришел старец Макарий, а ты не видишь». Сестра Ирина медлила исполнить приказание, думая, что преп. Никон бредит. «Простите, батюшка, ведь она неопытная», – тихо произнес преп. Никон и затих. До последних дней он едва слышным голосом диктовал отцу Петру ответы на письма. 25 июня он ослабел до такой степени, что и говорить не мог. Видя его тяжелое состояние, отец Петр поспешил пригласить архимандрита Никиту, который причастил его Святых Тайн и прочитал канон на исход души. Вечером того же дня отец Никон мирно почил о Господе в возрасте 43-х лет. В последние дни своей жизни он часто молил Господа о ниспослании ему христианской кончины, и Господь услышал его молитву и даровал ему кончину праведника, безболезненную, тихую, непостыдную, мирную. Казалось, что он не умер, а заснул спокойным сном до общего воскресения.

     

     


  10. вроде была информация что братия Оптиной Пустыни ездили во Владокурье - нет ли возможности опубликовать рассказ о том паломничестве?

     

    в последние дни с преп. Никоном был и иеродьякон Петр (Драчев), позже - схиигумен Павел... воспоминания о нем и его о том времени тут http://pstgu.ru/news/martir/2011/03/29/28989/ - выдержка:

     

    О жизни в Пинежском районе схиигумен Павел вспоминать не любил. «Какой там народ нелюбовный был», - обронил он как-то. Но Пинега в его памяти связана с именем преподобного Никона, исповедника. В его жизнеописании есть упоминание об о. Петре и других насельниках Оптиной пустыни, оказавшихся по неисповедимым путям Божиим в ссылке вместе. Здесь встретились оптинцы: иеромонах Никон, иеромонах Парфений (Крутиков), трудившийся на послушании в монастырской канцелярии, и скитской иеродиакон-садовник и канонарх о. Петр, а также его родная сестра и духовная дочь о. Никона инокиня Валентина (Устюша Драчева) - из Шамордино.

     

    Когда незадолго до смерти о. Павлу привезли карточку о. Никона, он поцеловал ее и заплакал. Он вообще без слез не мог вспоминать те последние месяцы и дни жизни умирающего батюшки, что провели они вместе в Пинеге.

     

    С наступлением зимы 1930 года преп. Никон почувствовал резкое ухудшение здоровья. Он поселился в деревне Воепола, в 3-х километрах от Пинеги, куда ссыльные ходили «отмечаться». Очень быстро он убедился, что хозяйка его квартиры - женщина с характером исключительно жестоким и сварливым. Она помыкала им, как своим рабом, заставляя делать самую тяжелую работу, хотя по состоянию здоровья он даже в концлагере был освобожден от таких работ. Отец Петр жил в соседней деревне Козловке, за 3 км от Воеполы, и знал по рассказам других о злом нраве хозяйки. Он не один раз предлагал о. Никону перебраться к нему и жить вдвоем. Но, верный своему намерению жить только по воле Божией, а «не самому, по своему смышлению располагать свою жизнь», старец от этих предложений молча уклонялся. «Верую, - писал он из ссылки, - что Господь пошлет мне именно то, что нужно и полезно мне». В начале Великого поста врач Пинежской районной больницы подтвердил, что у о. Никона далеко зашедший туберкулез легких. Хозяйка, узнав об этом, разволновалась и потребовала, чтобы он немедленно убирался из ее дома (болезнь действительно была очень опасной). «Иди куда хочешь,- кричала она, сбрасывая на пол его вещи, тюфяк и одежду. - Ты мне больной не нужен. Еще заразишься от тебя, чахоточного!» И тут вспомнилось ему, как в тихом и благодатном скиту, когда он был еще послушником Николаем, преп. Варсонофий молитвенно произнес над ним пророческие слова: «Господи! Спаси раба Твоего сего Николая! Буди ему помощник! Защити его, когда он не будет иметь ни крова, ни приюта!» И Господь не оставил Своего избранника. В Лазареву субботу, 22 марта/4 апреля 1931 года, к нему пришел о. Петр. Войдя в комнату, он увидел такую картину: больной лежит на 2-х сдвинутых табуретках, в шапке, в ватном подряснике и валенках. В изголовье стоит вещевой мешок со всеми пожитками.

     

    - Что это значит? - спросил ошеломленный о. Петр. <br style="font-size: 12px; color: rgb(74, 89, 92); font-family: Verdana, Arial, Helvetica, sans-serif; margin-top: 0px; margin-right: 0px; margin-bottom: 0px; margin-left: 0px; padding-top: 0px; padding-right: 0px; padding-bottom: 0px; padding-left: 0px; text-align: justify; line-height: 18px; ">- А это значит - вылетай, куда хочешь, - ответил преподобный Никон и сам стал просить о. Петра о переезде к нему.

     

    Тот спешно пошел обратно в свою деревню, взял лошадь и перевез батюшку к себе. Новая квартира стала последним пристанищем преп. Никона.

     

    Вскоре, окруженный попечениями и заботами собрата, о. Никон стал чувствовать себя немного лучше. Он повеселел и охотно беседовал с о. Петром, вспоминая милую Оптину, этот потерянный рай, и беседы со старцем Варсонофием. Квартира, в которой они жили, была спокойная, ничто не нарушало тишины, столь необходимой для тяжело больного человека. О. Петр по мере своих сил самоотверженно ухаживал за старцем. Стараясь улучшить его стол, изобретал более вкусные кушанья, выменивал молоко и яйца, приносил рыбу. Он читал батюшке молитвенное правило и письма его духовных чад, предварительно отмечая в них карандашом наиболее существенное, писал под диктовку ответы.

     

    Он очень привязался и искренне полюбил о. Никона за время совместной с ним жизни. Молитвенное настроение преподобного передавалось; ему, и чувствовал себя о. Петр, как когда-то в далеком, теперь недосягаемом Оптинском скиту, как около своего любимого учителя и старца. Все они были единого духа - Оптинского.

     

    До последнего дня и часа о. Петр был рядом с преподобным старцем. Он вспоминал, как в июне 1931 года, истощенный до крайности, о. Никон едва слышным голосом попросил дать ему лист бумаги и карандаш - хотел что-то написать. «Какая красота в духовных книгах», - начал он, и карандаш выпал из его ослабевшей руки. Видя его тяжелое состояние, о. Петр поспешил пригласить архимандрита Никиту (Курочкина; †1937), насельника Зосимовой пустыни, родного брата одной из духовных дочерей о. Никона, который не замедлил прийти к умирающему и причастить его Св. Христовых Тайн и тут же после причащения прочитал над ним канон на исход души. В 10 часов 40 минут вечера 8 июля о. Никон отошел ко Господу, к Которому так стремился всю свою жизнь. Его духовная дочь сестра Ирина (Бобкова; схимонахиня Серафима; †3 ноября 1990) и о. Петр со страхом и трепетом видели, как душа преподобного покидала тело. Гроб для него был заранее заказан тоже о. Петром.

     

×
×
  • Create New...