Jump to content

Рэвилт

Пользователи
  • Content Count

    13
  • Joined

  • Last visited

  • Days Won

    1

Everything posted by Рэвилт

  1. Несмотря на потуги льстивой улыбочки, процесс воспитания весьма плачевен, жалок, и почти что вырожденный. Уже с начальных классов отроки, а подчас и отроковицы, не гнушаются залепить бранное словцо, используя для этого любой повод и случай. Предварительно взяв в руки изгаженный черпак, они преклоняются перед отхожим местом силясь почерпнуть с самого дна, самое гнусное, и почерпнув – бездумно пьют, оскверняя самих себя, щеголяя друг перед другом и вытирая ноги о тех, кто подвернётся. Такова жизнь, ибо таковы мы, родители, воспитатели, преподаватели; мы, вложившие в детские руки зловонный черпак и указавшие на отхожее место. И так, вот город, который хотелось назвать городом дурных фантазий, но, всё же, назовём его Разлука, в этом городе жил мальчик, Клёп. Десятилетний мальчишка был неопрятный, запачканный так, что и не скажешь какого цвета у него волосы. Ух, любил он так заклепать словцо, что б ни выдрали! А клепал он черпаком, который всегда носил на поясе своих лохмотьев, и который подарил ему отец, а ему, в свою очередь – его отец. Так что, достался Клёпу черпак по наследству, от деда. Если в свободное время от школы, кроме уроков, Клёп был задира и проказник, то дома изображал из себя примерного мальчика. Родители делали вид, что не замечают его настоящего, а если вдруг и пытались заметить, то на этот случай на их шеях были удавки, которые Клёп умеючи затягивал, в случае непослушания отца и матери, своими выходками и капризами. Учился Клёп в школе под названием Цвет Сельный, учился плохо и не охотно, даже не зная зачем и почему. Но, классный руководитель, учительница, его очень даже жаловала, особенно за лесть. - На уроке чистенький, пригожий, – ставила она порою Клёпа в пример всему классу. А если вдруг в классе Клёп встречал подозрительные взгляды одноклассников, то тут же грозил черпаком. Учительница, имя её Что-Ни-День, что ни день –появлялась в новом наряде, похваляясь какой-нибудь косметической штукой или бижутерией. Но знаете, её усилия втуне, возраст, однако, почти почтенный. У неё тоже имелся черпак, правда небольшой, почти игрушечный, но, на длинной ручке, которая легко могла удлиняться и достать до любого ученика в классе. Сегодняшний день в жизни Клёпа был особенным, и дело не в том, что близились летние каникулы, а в том, что он выкурил первую сигарету, которую стащил у старшеклассников. На самом деле он стащил целую пачку, стащил неудачно – его заметили, но Клёп ловко сбежал, он вёртким был и если нужно – бегал быстро. И так, за школой, выкурив сигарету, к Клёпу подошли старшеклассники, у которых и была стибрена пачка сигарет. Ловкач Клёп орудовал черпаком, затеняя солнышко, а один из старшеклассников стал орудовать своим черпаком, да таким древним, почти окаменелым, наверно от прапрадеда. В общем, когда столкнулись черпаки, Клёпу едва не разбило голову. Что было дальше, ещё не знаю. Но если Клёп не сделает выводы, если так и будит всю вину за свои неудачи сваливать, то на родителей, то на учителей, то ещё на кого, то, боюсь, его история закончится трагически. Слишком много таких историй.
  2. Доброго времени. Прошу молитв, Христа ради, о Дмитрии. Сильно пьющем: в последний раз едва откачали. Повреждения у него сильные - доходит практический до одержимости, а тут страшно и о том умолчу. Ныне всё осложнилось тем, что он уехал на вахту, и запил, а значит безумие не за горами. Помочь физически просто нечем. Остаётся молитва. Храни вас, Господи.
  3. Не знаю в уместность ли, администрация коль что подскажет. В общем, рассказ - в меру моей глупости. А за ошибки и недочёты - прошу прощения. С уважением. Для ознакомления: Инесент (за ошибки и недочёты - прошу прощения).pdf
  4. Чином мирским сло́жено: напевы, песенки, да строки разные. Интересно – пожалуйста, еже ли нет – прошу прощения. Воскре́снути Боже Моления си не умаслить, о Вы́шний, Текучая песнь оболга́ти не смочь. Як пси́лос мой дух пред Тобою, услышь мя, Воскре́снути Боже, чтоб сыну помочь. Исхо́дище жизни моей угасает, Печалится Древо и корни гнилы. Всея́дец гостит и к себе приглашает, Воскре́снути Боже, чтоб сына спасти. Куде́ источилась граница – дорога, Объятый безмолвием праотцев путь. Во кротости сей одинцо́м чахнет мо́га, Воскре́снути Боже, жизнь в сына вдохнуть. Моления си не умаслить, о Вы́шний, Текучая песнь откровение нас. Як пси́лос мой дух пред Тобою, услышь мя, Воскре́снути Боже, воскре́снути Спас. Март 2014 (из сборника «Наголо́ски») Песнь Соударение, соударение, Прикосновение единъ начал. И тмы движение, и тмы движение, И ве́рху бездною песнь изливал. И верху бездною, И верху бездною, И верху бездною, Песнь изливал… За бесконечностью, за бесконечностью, В пересечении ты погребён. И во предвечности, и во предвечности, Предтечей множества разлитый сон. Предтечей множества, Предтечей множества, Предтечей множества, Разлитый сон… Есмь протая́ние, есмь протаяние, Дух преткновения в исходе сил. Ты покаяние, ты покаяние, Да верху бездною песнь обронил. Да верху бездною, Да верху бездною, Да верху бездною, Песнь обронил… Апрель 2014 (из сборника «Наголо́ски») Онъ Во суете и в заблужденьях, когда от боли падал ниц, когда ты жаждал пробужденья, смотря на стаи грязных птиц – Я говорил с тобой, но ты не слышал… Во вспышке радостных волнений, в теченьях мыслей и во снах, за занавешенным паденьем, когда ты бился как в силках – Я говорил с тобой, но ты не слышал… Во предрассудках и в познаньях, и в затуманенных речах, когда скрипел на поруганье, твой крест на сдавленных плечах – Я говорил с тобой, но ты не слышал… И вот сейчас с последним вздохом, сквозь смех припадочной толпы, ты шепчем Мне: «о Свя́тый Боже, прости за тяжкие грехи» – Я говорил с тобой, но ты не слышал… Октябрь 2014 (из сборника «Наголо́ски») выдержки из сборника «Плачь разума»: 1.Изолью реки, Господи, изолью: то, что есть подви́жется, содрогнётся. Воспою, Господи, воспою: во смирении да найдётся капля сил: во дыхании прииду́. 9.Оживёт толпа: «Смотрите, – скажет кто-то, – вот тот, кто не имел связей с блудницами и потаскухами. Вот тот, кто в свои тридцать лет ничего не добился; тот, кто не пил и не бывал в местах порочащих имя». И закричат: «При-ду-рок!» – Закричат и высмеют меня. Но Ты, Господи, Ты не отрекайся от меня, не отвратись от меня, и не пре́зри меня. 12.Да что чертоги твои в сравнении с милостью Его? Я утопаю в жажде жизни, но не в жажде удовольствий. Ты слаб, сотонаи́л, но и я не весь сила, но и дары твои ничто в жажде моей. 15.Со́жжет огнь благости наросты этой трясины: ты был когда-то наивный, не увядший. Со́жжет огнь благости язвы презрения: ты был когда-то по-детски глуп, искренен. Со́жжет огнь благости, очистит: ты был когда-то мной, мы были едины. 17.Ты непо́знан, Ты вне понимания, Ты за пределом воображения, и Пути Твои не исхожены, и Милость Твоя неизведанна. Ты не отвернулся от язв моих, Ты не гнушался скверн моих, Ты протянул мне руку и вложил в меня что-то чистое, тёплое, настоящее. Зачем я тебе? Ты Вечен, я – нет. Зачем я тебе? Я, совершающий множество ошибок, постоянно оступающийся и теряющийся в познании? Я! неспособный постичь Твою мудрость, Твою силу и Твой страх, неспособный ценить Твою щедрость и Твои наставления? Зачем тебе я?! Зачем?.. Ты непо́знан, Ты вне понимания, Ты за пределом воображения… Будь, будь Таким же несравненным, непостижимым, непревзойдённым. Будь, будь во веки веков, и в род рода, будь! 29.Не слышу, Господи, Херувимов Твоих. Не вижу, Господи, блага Твоего. Рябь тьмы за́стила глаза мои, пульс тишины лишил меня покоя! Усталость извела тело моё, дыхание едва ли есть в груди моей, война снедает душу мою. Господи, что я есть в этом преткновении? 38.Всё лучшее было в тебе: дыханье, исток и начало. Аз возвысил тебя, ты пал, и имя тебе: грешник. Затерялся в мирской суете: слова, но не дело. Аз тебя призывал, ты отвороти́лся, и имя тебе: грешник. Твой храм на мёртвой земле, тлен в твоей пустоте. Аз к тебе приходил, ты Меня прогнал, и имя тебе: грешник. Схоро́нен в правде своей: пожирай плоды свои! Аз упокоил тебя, Аз возвёл надгробье, и имя тебе: грешник. 41.Это суета погибели, это равнодушие Самой жизни, это мир, который со́здал человек. Это страх Божий недостойный воспоминания, это Любовь на руках похоти, это мир, который со́здал человек. Это Истина забитая в угол, это грех взошедший на пьедестал, это мир, который со́здал человек. И этот мир падёт пред ликом Господа, ибо Он отринет ложь и сметёт всё нечистое – всё! Ибо этот мир со́здал Бог. 52.А и ду́шенька, ду́шенька грешная, Оступилася да посрамилася! Что же слёзы льёшь да кручи́нишься? Знать не всё в тебе осквернилося. А и вни́ду в потоки-то мысли, Окунусь во течения помысла, И шагну за теченья, к источнику, Ко росточку, ко невеликому. А и множит росточек-то скверныя, А и вонью объят, брызжет мерзостью, Зарождаются здесь искушения, От лукавого семя пригретое! А и выдрать росток, – не по силе-то! Вглубь корнями растёт, углубляется, И грехи во болото сливаются, На раздирание уцелевшего! Призову я Христа Вседержителя: Христе Боже, уми́лостись, Дай мне силушки самую малость-то, Дай мне силушки самую крохоньку! Ухвачу же росток да и выдеру! А и выдру с корнями дремучими! Во корнях содрогается, бьётся: Душа-душенька, душенька грешная! А и Господи! Господи! Господи! А душа-то червями изъедена! А душа-то корнями разодрана! Мне не выстоять в этом падении… 60.И нету сил, и нету дней, былого нету слёз. О ангел мой, в душе моей: храни тебя Христос. Во мраке темь, я сокрушён, разбит и сломлен весь. О ангел мой, я так смешон: храни тебя Христос. И в сеть греха и миражей я пал, и крест возрос. О ангел мой, пора уже: храни тебя Христос. 61.Здесь приют беззаконных – вопию́т срамом, пологая живот свой за скверну. Вынь неомрачённое! укрытое за ширмой наваждения. Здесь приют убогих – вопиют жалостью, пологая живот свой за притворство. Вынь неомрачённое! укрытое за ширмой заблуждения. Здесь приют взрастающих – вопиют в невежестве, пологая живой свой за наглость. Вынь неомрачённое! укрытое за ширмой совращения. Здесь приют греха – а́лкают падшие, жаждут погибели, и живот свой положили за пустое. Вынь неомрачённое! – частицу искалеченной души. В могилу заключённые поют о веселии, делая шаг во тьме. 71.Неподви́жен. В речах лука́внующих – не осквернён. В путях сбивающих – неотступен! В силка́х сгнивающих – не совращён. Наивен и смешон, Наивен и смешон… Омыться б чистою водой, Да исцелиться бы Небесной ширью. Ты в силе, Господи! Кто я такой? во бездне, в песне панихидной. Неподви́жен. Во ху́льных низложениях – ревнитель истин. И во теченьях суеты – твердыня. Во гласе тьмы – смотритель! Наивен и смешон, Наивен и смешон… Омыться б чистою водой, Да исцелиться бы Небесной ширью. Ты в силе, Господи! Кто я такой? во бездне, в песне панихидной. Неподви́жен. Во преткновенье заточённый грешник. Во омут заблуждений погружё́н! Сотонаи́л! Мне Бог мой, дух мой подарил! Наивен и смешон, Наивен и смешон… Омыться б чистою водой, Да исцелиться бы Небесной ширью. Ты в силе, Господи! Кто я такой? во бездне, в песне панихидной. Неподви́жен. 76.Изыма́ли Бога из души, Из сердец, из памяти, из жизни; Напоя́я ложью разум, мысли, Распиная Господа – ПРОСТИ!!! Изымали Бога из души… 78.Нет! так не должно быть. В этом тупике лишь похваленье падшим. Смейтесь! что вам ещё остаётся? Лишь ликованье в собственных ошибках. Я воздержусь и не одобрю, и в нерушимости отстранюсь. Смейтесь! что вам ещё остаётся? Кричите хоть до хрипоты – я не услышу и буду твёрд, и сдержанность мне не в укор. Когда придёт жнец, когда могильный холод коснётся вас – будит поздно. Уже ничего не исправишь. Бойся, ибо Суд Божий и страх Божий не плод воображения. Уповать на милость Его и совершать дурное – камень к могиле твоей, гниль к душе твоей. Ибо чернь даст плоды, но ты не заметишь, воспримешь как обыденность и будишь слеп. Не откупиться, не избежать, ибо смерь не обманешь, ибо пред Ним не солжёшь! Смейтесь! смейтесь… В путях моих вы не властны. 83.А у матушки заплаканы глаза, А у матушки на сердце беспокойство. Матерь порождает чудеса, Ей к лицу особенное свойство. Ты, пожалуйста, за нею Присмотри, Обогрей и приюти в Твоих чертогах. На её усталость Не смотри, Благослови её на всех дорогах. 90.Успоко́ися душа, успоко́ися. Располилася да в напра́снину. Бога да побойся душа, ох побойся! Натерпелася, натерпелася… да во брани не паду! Обере́жьем сохрани, Свя́тый Господи. Помолитесь за меня, помоли́теся. Бога да побойся душа, ох побойся! Натерпелася, натерпелася… да во брани не паду! Нелука́внуяй душа, нелука́внуяй. В храме сердца моего непритво́рствуяй. Бога да побойся душа, ох побойся! Натерпелася, натерпелася… да во брани не паду! 91.Чёрный силуэт, Белая дорога, Весь простор ветвистый путь… В траур чернело небо, По́дняли вой ветра. Дух на штыки! По́днят грехми́! Сброшен во бездну, Тьма… Дух на штыки! По́днят грехми́! Сброшен во бездну, Тьма… Ты со слезами припадала, И убивалась что есть сил. Дух сокрушённый обнимала, Мой шестикрылый серафим, Мой шестикрылый серафим… Знамя Христа в руке, Враг легион, один. Дух на штыки! По́днят грехми́! Сброшен во бездну, Тьма… Дух на штыки! По́днят грехми́! Сброшен во бездну, Тьма… Ты со слезами припадала, И убивалась что есть сил. Дух сокрушённый обнимала, Мой шестикрылый серафим, Мой шестикрылый серафим… Пламенем дышит вера, Храм изливает песнь. Дух на штыки! По́днят грехми́! Сброшен во бездну, Тьма… Дух на штыки! По́днят грехми́! Сброшен во бездну, Тьма… Ты со слезами припадала, И убивалась что есть сил. Дух сокрушённый обнимала, Мой шестикрылый серафим, Мой шестикрылый серафим… Чёрный силуэт, Белая дорога, Весь простор ветвистый путь… 93.Богатыри, реквием. Что лежишь в сырой земле?! Хва-а-А-ТИТ спать! Засея́ет вражье край, Всходит тёмный урожай, Дух подъя́т! Хва-а-А-ТИТ СПАТЬ!!! По-сто-им… ПОСТОИМ ЗА РУСЬ!!! Что лежишь в сырой земле?! Хва-а-А-ТИТ спать! Святость топится в крови, И идут, идут жнецы, Дух изъят! Хва-а-А-ТИТ СПАТЬ!!! По-сто-им… ПОСТОИМ ЗА РУСЬ!!! Что лежишь в сырой земле?! Хва-а-А-ТИТ спать! Слышишь плачь во всём краю? Я молитву донесу, Дух распят! Хва-а-А-ТИТ СПАТЬ!!! По-сто-им… ПОСТОИМ ЗА РУСЬ!!! 97.Что с честью, то и к ладу. Не во множестве сила – в единстве! Что стоишь во грехах, искушаешь? Я ещё не потерян в безумстве. Смуту во мне не сей! Путями моими не правишь! Истину сбросил, Ложь воспел, Поклоняйся же падшим!!! Что с честью, то и к ладу, Не во множестве сила – в единстве! Пусть я бездной твоей пожираем, Но не окаменел в безрассудстве. Смуту во мне не сей! Путями моими не правишь! Истину сбросил, Ложь воспел, Поклоняйся же падшим!!! Что с честью, то и к ладу, Не во множестве сила – в единстве! Святу-песнь воспою на издохе, Подавись же своим лихоимством! Смуту во мне не сей! Путями моими не правишь! Истину сбросил, Ложь воспел, Поклоняйся же падшим!!! 111.Поют Ангелы Небесныя, Поют Ангелы Господния, Выну жертву я ко Господу, Выну жертву покаяния. Ты прости меня, про-сти! Иисус Христос, Во грехах родился я, во грехах возрос. Горько плакал мой Хранитель обо мне, Обо мне, потерянной душе! И молилась слёзно Матушка Твоя, Пречистейшая, Борогодица. Бился в скорби шестикрылый серафим, Пел молебны херувим! Помолитеся Святые обо мне, Обо мне, потерянной душе. Ты прости меня, про-сти! Иисус Христос, Во грехах родился я, во грехах возрос. Поют Ангелы Небесныя, Поют Ангелы Господния, Выну жертву я ко Господу, Выну жертву покаяния. 123.Неупивайся виной, человече, не воскрешай грехи! Восстань же из мёртвых! из объятий могилы! из праха и тлена, Дух освободи! Он верит в тебя! всей Святостью Верит, твой грех искупляя в Своей же Крови́! Взвали же на плечи, Крест, данный рожденьем, и с чистою верой, без страха иди. Он верит в тебя, всей Святостью Верит, и Не оставит в погибель тебя! Не распинай Его, человече, не воскрешай грехи. 130.Во Святая святых, Во Святая святых не дойти. Если пал во грехе, Во грехе и в могилу сойти. Если пал во грехе, Во грехе и в могилу сойти. Что грызёте меня? Что грызёте лукавая мреть?! Жизнь моя за Христа, За Христа моя грешная смерть. Жизнь моя за Христа, За Христа моя грешная смерть. Во Святая святых, Во Святая святых не дойти. Если пал во грехе, Уповай на Христа, крест неси. Если пал во грехе, Уповай на Христа, крест неси. 135.А кто дал ти́бе право поучать, поучать других? Ты и сам, ты и сам едва живо-о-ой. Говорить говорила, говорила в ти́бе злая. Ты и сам, ты и сам, ты и сам не свой. На других не ищи, не ищи вины проклятой. Ты и сам, ты и сам идёшь вино-о-ой. Воспевать воспевала, воспела в ти́бе злая. Ты и сам, ты и сам, ты и сам воспет грехом. Прииди́, поклонись, помолись Царе́ви Богу. Ты и сам, ты и сам изрыт душо-о-ой. Во Христе, во Христе, во Христе твоя дорога. Ты и сам, ты и сам, ты и сам и Он с тобой. 140.Где бы был бы я? Ты бы был в могиле. Кем бы был бы я? Был бы просто трупом. Что оставил я? Лишь грехи и только. Что с собою взял? Ни-че-го. А тебе Господь дозволил жить. А ТЕБЕ ГОСПОДЬ ДОЗВОЛИЛ ЖИТЬ!!! Песнь воспеть, И дышать. В покаянии, В ПО-КОЯ-НИИ, Во кро-тости! Путь свой продолжать. Кем же ныне стал? Просто человеком. Что с собою взял? Чистой, чистой веры. И куда иду? То никто не знает. И когда усну? Ты не ждёшь ответа. А тебе Господь дозволил жить. А ТЕБЕ ГОСПОДЬ ДОЗВОЛИЛ ЖИТЬ!!! Песнь воспеть, И дышать. В покаянии, В ПО-КОЯ-НИИ, Во кро-тости! Путь свой продолжать. 188.Не ропщи! иски́вый стать греху. Заблудша́вый! Али нет смирения в тебе? Али Бог не кроток? Испей меру свою, и в мере своей ходи. 218.Всё это эхо грехопадений, Ещё отцов принявших в нечистотах смерть. Приязни бесовского заблужденья, Безбожие, и во прельщенье сеть. И в мёртвенность впадая понимаешь: Нет сласти здесь, здесь всё обман. Помоями ты душу напитаешь, Срамя Христа, когда срамишься сам. Когда небе́сны силы отступают, Когда гниёшь, увядший в темноте. Тебя молитвы чьи-то очищают, Распятого на собственном кресте. Всё это смерть грехопадений, Всё это плачь далёкой старины. Но Ты, во кротких откровеньях, Явил хранители мои: Святую Мать, святое войско Неба, Святых отцов и Дух Святой. И Ты со мною где б я не́ был, И где б я не́ был, я с Тобой. 233.В разрозненности имён, Во власти противоречий, В изменчивости знамён, В понятиях и красноречии: Смердит, забитая Русь, Отстранившись Христа. В лукавстве, в поеда́ньи друг друга, Во свободе фальшивых стремлений, Мы вскармливаем Иуду, Во смерть поколений: Смердит, забитая Русь, Отстранившись Христа. Мы пашем кровавые земли, Ожидая высших даров, Забывая: а с кем мы? В чём нравственность наших основ? Смердит, забитая Русь, Отстранившись Христа. И небо врата отворяет, И сходят святые, смотри: Они во Христе, за Христа умирали, Они так чисты и просты. Русь Святая храни, Русь Святая веру храни! 242.Вре́тище моё снедает мя, и душа моя полога́яй беззаконие. Несть бо спаса́яй, несть до единого. Ближнии мои льщаху мне, и поползновение моё в радость им вни́де. Несть бо спаса́яй, несть до единого. Из глубин моих взы́де безумие моё, объя́т мя и напита́яй мя страхом. Несть бо спасаяй, несть до единого. Тьма заволокла́, ниже́ погубила: душа моя, покайся! Несть бо спасаяй, несть до единого. Пожру молитвы моя, имя Его призову: живот мой вверю Ему: сердце моё Ему покори́ся: и дух мой утверди́ся. Обнови́ся душа моя, обнови́ся… 249.И во свете живых я угасну, исчезну: мне не петь на просторе раскидистых песен; аз во Духе Твоем оживу и воскресну: есмь с Тобой на Кресте, есмь с Тобой в откровении. прозаический набросок: А́нгеле Где-то, да-да, где-то… вы сами можете придумать где: любой уголок планеты подойдёт для нашей истории. Если угодно, то вы можете очертить горы, избитые дороги меж полей и зелёных равнин, можете придумать любое время года, всё на усмотрение ваше. А возможно, что и не было этого, ничего этого и не было, всего-то история, только-то маленькая девочка. Да, где-то там, там жила маленькая девочка. Она очень болела. Когда она выходила на прогулку, то никто не бежал ей навстречу. - Бо́ля, боля! – дразнили её сверстники. Дразнили с таким задором, с таким весельем, что наворачивались слёзы. Но ей становилось куда тяжелее когда взрослые ну́дили детей своих: - С бо́лей не водись. Негожая! «Негожая, – подумала она». Плакать, ей так хотелось плакать! чтоб никто не видел, чтоб никто не знал. А эта синь, эта небесная синь столь широка, столь глубока! - Бог долго терпит, да больно бьёт, – усталые слова, усталый вздох. Се слова принадлежали человеку: сложно сказать какому, но и с ним никто не стремился общаться. Жители кликали его оборванцем. Но меж тем, нет-нет, да просили его подсобить с каким-нибудь делом по хозяйству или ремеслу разному, подчас обманывая его в цене и оставляя ни с чем. Она его хорошо знала, хорошо знал её и он: они словно появились в этих краях одновременно. Она с тех пор подросла лет на десять, а он как был, таким и остался: незнакомец и чужак для здешнего разума. И вот, в дни воскресные, среди извилистых тропок, они сидят на скрипучей скамье, обмениваясь редким словом. Лет пять, как она стала сиротой, и лет пять, как живёт последним днём. Находилась она на попечении приюта, где из-за её болезненного состояния ей выделили отдельную комнатушку, точнее ловко обустроенный под это дело чуланчик. Доктора не знали что с ней, да и платить за обследование и лечение было не кому. И если бы не эти воскресные встречи… впрочем, кто знает… Сегодня, как и лет пять назад, она присела на скамью, он тяжко выдохнул: словно, как и она, доживает последние дни. Небо широкое, Судьбы обы́чныя… Гигантские острова облаков нависли в вышине. Редкие крики птиц. Сегодня, сегодня она очень устала, очень… - Бо́ля, бо́ля! – крикнули мальчишки, но поспешно скрылись. Незнакомец их пугал. За все десять лет так никто и не узнал его имени. Даже взрослые его боялись, хоть и смеялись над ним, хоть и порою оплеухами кормили, и даже избили однажды, но его молчаливость и смирение по-настоящему пугали. Сегодня, сегодня как и тогда… Небо широкое, Судьбы обы́чныя… Его избили лет пять назад, в тот день, когда она сломалась. Она захлёбывалась слёзами не потому, что её ударил отец, а скорее потому, что за неё не вступилась мать. В тот день шло веселье: праздник без особой причины. Шумные гости походили на бесноватых, и их, почему-то, забавляло, что она их побаивается. Вскоре, как водилось, разгорелась ссора между родителями, она что-то затрепетала, за что и получила от отца. Но когда он поднял руку во второй раз, его остановил незнакомец. И откуда он? И кто он? И как здесь? Никто не знал, но тысячи проклятий посыпались на него. Безумие возросло в людях, опьянило, ослепило, обесчеловечело. Незнакомца били, жестоко, очень жестоко. Он был тих и смирен, а она кричала, умоляя отца прекратить. Безумие! Через какое-то время её забрали у родителей: суд, лишение родительских прав: се, давняя история. В итоге, детский дом. Она знала, что о ней не тоскуют, да и родителей трезвыми и не вспомнит когда видела. Она сломалась, живя одним днём. Небо широкое, Судьбы обы́чныя… И так тяжело, тяжело на душе! - А́нгеле, ангеле, – прослезилась она, – где твои крылья?[1] И он ответил тихо, кротко: - Утрачены крылья мои во грехе. - Ангеле, ангеле, где твоя слава? - Развенчана слава моя во грехе. - Ангеле, ангеле, что же да бу́ди? - Гнев Божий на ны, за жизнь во грехе. - Ангеле, ангеле, восстань в покаянии: спаси мою душу: воспой во Христе. Ангеле, ангеле!.. *** Пройдёт ещё несколько лет и о девочке вспомнят: её навестит матушка: незнакомец, сидящий у могилки девочки, не скажет и слова в укор. Небо широкое, Судьбы обы́чныя… 2017 Страх Божий, песнь на слова преп. Ефрема Сирина (из сборника «Плач разума») 302. Тысячи книг в ушах безумных – ни во что. В конце тысячи слов – молчанье. Избегай потерь, ибо начало премудрости страх Господень. Молись тре́звенно, попаляя демонов. Плачь усладительнее смеха. Избегай потерь, ибо начало премудрости страх Господень. Без гнилости не разводится червь, без нерадения не зарождается небрежность – душевный недуг, лукавая страсть. Избегай потерь, ибо начало премудрости страх Господень. Не убивай душу свою, не уклоняйся от заповедей Божьих, не нерадей о Святом Писании. Избегай потерь, ибо начало премудрости страх Господень. Не спускайте рукавов до перстов, и языка – до персей, ибо прии́дет, прии́дет и не замедлит тот страшный час… Избегай потерь, ибо начало премудрости страх Господень. 2017 Панихидная песня Отходи же ото сна сила-силушка, Сила-силушка моя запредельная. Спета песня обо мне панихидная, Панихидная моя, многокрылая. Яко вороны кружат листья осени, Яко вороны кружат беды страшные. Ох ты землюшка-земля, Земля-Матушка, Опалённая душа, изначальная. Ну а мне б ещё поспать упокоенным, Упокоенным поспать, непотерянным. И не слышать голоса в Небе траурном, Одолела пустота распростёртая. Русь-Свята земля дрожит, Русь-Свята земля, Да не стерпят Небеса, опрокинутся. Обрывает цепи сна сила-силушка, Сила-силушка моя запредельная. Спета песня обо мне панихидная, Панихидная моя, многокрылая… Март 2014 (из сборника «Наголо́ски») в дополнение: из сборника "плачь разума": 265. Постигни, приими́ во оружие и разумей: во бездне грехопадений мно́ги потоки: всяк поток был собою, всяк поток имел имя и дух свой имел, и тёк всяк в падении своём: суть теченья – сатана: несть я, несть духа твоего, несть тех кто есть до и после тебя и с тобою: вся восприя́л сатана: подавил и преумножил, и изгладил я с лица твоего. Восста́ни, восстани из течений сих! Восста́ни, Господи! Несть в бездне грехопадений истины Твоей, несть меня: аз есмь с Тобою! Не отри́ни, Господи, восста́ни, восста́ни в век века. 290. О и что ни сон, то бессонница, за оконницем вороная ночь. Ой, ве́тры: бьются бу́йныя – не растолочь. Собира́яйся, собира́яйся сила Божия! Поднима́ятси, поднима́ятси тьма подножия. Что ж Ти пла́коешь, что ж Ти пла́коешь Богородице? Помина́яй нас, помина́яй нас – вся возмо́жится. И плечом к плечу, во единстве дух: Господу Христу тяжкий крест несут. Не крушится в прах: веру не сломить! На златы́х крылах херувим парит. Подрожит земля: песня как огонь: падший сатана, Божий Храм не тронь! Не отвержены, не растоптаны, Плачет Русь Свята́, плачут Божии. Не объять предел: в вере меры нет! За Христа стоять, за Христа и смерть. Отнесите нас в долготу́ веков, со молитвою, в Божий Храм Христов. 304. Невозможно одоле́ти имя Божье ловчей сетью. Сокрушаться о каменья бесовския искушенья. Знамя Божье: Символ веры; Трисвята́я песнь… псалмопенье; опыт святости – смиренье: смерть для греха, и Воскресенье. 305.Откуда нам это: держать носы кверху, нисходя взором до страждущих? Откуда нам это: причитать о тяжбах, изгнав из памяти увечных и немощных? Откуда нам это: осуждать истину, ставя опыт свой против святости? Откуда нам это: строить рай на земле, устраняясь от погребения? Воздух не крести, не ломай Креста, с ясным оком пребывай пред Богом.
×
×
  • Create New...