Jump to content

Георгий.

Пользователи
  • Content Count

    1344
  • Joined

  • Last visited

  • Days Won

    26

Blog Entries posted by Георгий.

  1. Георгий.
    Один человек так сильно желал стать духовным чадом у одного из знаменитых среди верующих старцев, что досаждая старцу с этой просьбой просил принять его в духовные чада.
    На что старец спросил его, а сможет ли он со смирением принять все даже несправедливости от старца ему причиненные?..
    На что проситель утвердительно сказал: отче, приму все, даже не справедливости от вас и во всем буду вам покорен и свято чтить вас как отца своего родного. Вот этот новоиспеченный духовный сын с ревностью стоял на защите старца и все выполнял что от него требовалось. 
    Прошло время, этот дух. сын по своему обычаю всячески сыновьим рвением защищал от нападок на его духовного отца от всех, кто как то справедливо и не очень клеветал на духовника его.
    Как то, по своему обыкновению это дух. чадо всячески как мог стоял на защите своего дух. отца. Старец подошел к своему дух. чаду, и как огреет его оплеухой перед всеми кто ругался на старца. Это дух.чадо  тут же покраснел от стыда, потом, побелел от гнева, в глазах загорелось гневной искрой. Все кто был свидетелем этой оплеухе рассмеялись: ну, что.., таков ли теперь хороший твой старец?.. 
    Так со стыда убежал горе удрученный дух. сын от всех. Спрятался от всех и гневом на своего старца кипит, и сам в себе.., как старец мог его так опозорить перед всеми, я ведь, так его защищал, а он, так меня опозорил!! Ладно бы не прилюдно, принял бы со смирением, а он на людях....
    Долго не появлялся у своего дух. отца это дух. чадо, но прошло какое то время, осмелился таки снова придти это чадо к старцу, и старец его спрашивает: ну, что, так ли хорош для тебя твой дух. отец?
    Стоит переминаясь с ног на ногу, промямлил не поднимая глаз: да отче.
    Старец снова спрашивает: и как, и теперь будешь желать остаться моим дух. чадом? 
    Робко и со стыдом не поднимая глаз на старца отвечает: да отче. 
    Со временем, дух. сын старца понял, почему с ним произошло такое падение: от рвения и ревности по дух. отце без внимания к своим порокам. Осознав, что защищая своего духовника он сам в определенный момент может оказаться на месте ругателей, потому, что сам не обладал тем смирением, которое требовал от других. 
     
  2. Георгий.
    (Из личного Архива черновик 26.12.2014)
     

     
    Как в детстве мы ждали и радовались наступающему Новому году! Предпраздничные хлопоты: покупка елки и мишуры, елочных украшений, хрупких шаров с новогодней росписью и диковинными изображениями на них.
    Взрослые закупали все к праздничному столу, готовили полуфабрикаты, что бы накануне из них сделать шедевры кулинарных блюд. Дети, дергая за рукав родителей, просили, вернее, требовали сначала украсить елку.
    — Потом, еще успеем, отвечают родители своим надоедающим детишкам еще не время завтра или послезавтра. 
    Взрослые забыли это чувство предвкушения Новогодних торжеств, которые дети воспринимают как некое чудо.
    Ворча, родители все же уступают детям в их настойчивом желании заняться прежде установкой зеленной красавицы с последующим ее украшением. Дети от радости принялись распаковывать новогодние гирлянды и елочные игрушки, в процессе которых упадет и разобьется пара-тройка стеклянных хрупких шаров.
    Вот елочка наряжена, подключена гирлянда мигающими наперебой из красного, зеленного, желтого или какие еще там бывают цветовые решения.
    Дети как завороженные, не могут оторвать взгляд от этой лесной прелестницы в детском мире это как волшебство своего рода мир сказок и чудес.
    Родители уходят дальше заниматься своими предпраздничными хлопотами, а дети, оставшись одни, ложатся под елку и снизу вверх через крону наряженной мигающей елки разглядывают все ее прелестные украшения.
    В сознание детей проносятся чудесные ведения как у Вити и и Маши в Новогодней сказке: кот Баюн, кощей бессмертный, добрая тетушка-русская печь, которая угощает Витю и Машу пирожками, незаметно сознание детей переносит их из мира сказок в мир сновидений и они крепко засыпают.
    Зайдя родители, умилившись видом уснувших своих детей под елочкой, тихонечко переносят их в кроватки, поцеловавши в их лобик с улыбкой, пожелают им всегда оставаться счастливыми детьми. Теперь же нет этого чувства радости, предвкушения Новогоднего торжества, вместо этого, посилился страх, тревога и какое-то отчаяние. Словно, злой Финч, этот кровожадный тролль проник из-за моря-океана и украл у наших детей этот праздник.
    У родителей осталось одно гневное чувство, и крик-призыв: верните нам наше.., верните детям детство!
     
    П.С. Немного, ностальгии по детству, кто помнит этот фильм сказку это для вас:
     
     
     
  3. Георгий.
    (Из личного Архивного черновика от 2013 года)
     

     
    Тихо падал снег в ночном лесу, похрустывая на морозе, чуть наступишь и слышно, как он хрустит под ногами.
    Уснувшие деревья, в тихом зимнем сне покрывшись белоснежными как пух покрывалом, мирно спали.
    Зеленные Ели оделись в нарядные шубки и шапки из белоснежного меха как изысканные модницы одна краше другой.
    Все вокруг замерло в торжественном ожидание Рождества, и только одна звезда на небосводе сверкала ярче других, как маяк для заблудившегося путника.
    Все очень таинственно в этом заснеженном лесу и что-то подсказывает о Великом чуде, которое должно произойти тут и сейчас.
    Яркий свет Рождественской звезды освещает все в этом заснеженном лесу и от ее света на душе становится тепло, спокойно и радостно.
    Утомившийся путник, присев на заснеженное повалившееся ветхое дерево, стал ожидать чудес Рождественской ночи.
    На какое то время, как ему показалось, он вздремнул, но очнулся от прикосновения к его ноге кого то ?
    Открыл глаза и увидел, в шаге от себя двух белоснежных зайцев они обнюхивали все своими маленькими носиками.
    Потом на мгновение остановились, посмотрели на странника, стали удаляться дольше в лес, но при каждом их прыжке останавливались, смотрели в его сторону, словно приглашали проследовать за ними.
    Потихоньку, что бы ни испугать своими движениями этих белоснежных вестников, пошел следом за ними.
    Пройдя со всем немного, за ними они остановились, снова посмотрели в его сторону, словно говоря, что бы, остался на месте, и ускакали прочь.
    Было немного смешно, мол, зайцы плутишки решили разыграть, завели не весть куда и были таковы.
    Огляделся по сторонам все так же тихо, спокойно, хотел было уже повернуть назад, пока совсем не заблудился, но тут еще один лесной гость пожаловал ..
    Робко и тихо, переставляя свои копытца, вышла Оленица она мирно посмотрела на путника своими большими красивыми глазами и так же спокойно повернувшись пошла в глубь заснеженного леса.
    Сколько времени прошло с того момента как пришел он в этот дивный лес, но чувство времени исчезло, не ощущал: ни холода, ни голода, ни усталости, а только росло чувство ожидания, чего то очень важного, Великого, чуда Рождества.
    Пока шел в обратном направлении заметил, что постоянно, куда бы, не направлял свой шаг, ему сопутствовал луч света, остановившись, огляделся, но не мог понять, откуда исходит этот свет.
    Поднял голову и увидел как ярким мерцающим лучом, звезда указывает путь, не зря ее называют путеводной все путники и мореплаватели.
    Мороз стал понемногу крепчать от этого снег стал при попадание на него света сверкать разноцветными огоньками: от синего к красному, от зеленного к желтому так красиво, словно самоцветы, взгляда не оторвать от такой красоты.
    Понемногу стал падать снег, но так тихо, что не сразу это заметил.
    Посмотрел наверх, но звезды уже не стало, а только тихий свет от нее пробивался через облака закрывавшие ночное небо.
    Было ощущение, что происходящее во всем мире в целом это что — то очень важное для каждой частицы во всей вселенной !
    Снег понемногу стих, ночное небо открылось и в радостном восторге, каждая звездочка в ночном небе Торжествовало и шептала на сердце восторженные Воззвания от которых в душе становилось радостно и так спокойно:
    Христос Рождается, славьте Его !
    Христос с небесе, встречайте Его !
     

     
     
  4. Георгий.
    (Черновик от 09.2013)
     
    Мартовским утром, в тайге, на берегу бегущей под скалами горной реки, по берегам которой усыпано грядой каменных глыб, покрытых нетронутым снегом, тянулся алый, кровавый след.
    У самой кромки реки, обледеневшего берега, облокотившись спиной к каменной глыбе, лежал раненый монах, прижимавший окровавленное, израненное смертельно тело старого монаха.
    Гражданская война коснулась всех и каждого, добралась до самых отдаленных уголков необъятной Русской земли, где она прошлась, принесла разрушение, горе и страдания ни кого не щадя. 
    Большинство монастырей было разграблено, а насельники монастырей выгнаны, либо замучены. Многие монахи, вынуждены были идти в другие монастыри, которые смогли устоять в это мятежное время, а другим монахам, которые не смогли отправиться в дальние святые обители, вынуждены были укрыться в глухомани лесной.
    В дебрях лесных очень далеко от ближайшего поселения людей находилась старая хибарка охотников, в которой укрылись два монаха.
    Монахи: брат Зосима и брат Елисей пришли в эти места прошлой весной, брат Елисей был из этих мест, он еще в молодости до принятия монашества был охотником на пушного зверька. Жил в 40_ка верстах от хижины охотников в небольшом поселении со своим отцом и двумя старшими братьями, вместе они и промышляли охотой, но в молодости брат Елисей (в миру Трофим) не очень любил охотничий промысел и тяготился этим. К сожалению, он не мог ни чего изменить, отец Трофима был человек жесткий и без его слова и воли ни братья Трофима, ни он сам не могли и слова сказать наперекор, воспитанные в почтении к отцу они подчинялись ему во всем.
    Но, у Господа был иной промысел, другого путь был уготован в судьбе Трофима.
    Отец Трофима, видя, что его младший сын не любит и тяготится этим занятием, поэтому решил его отправить в город к своей сестре, раз от него тут проку мало, может там, у сестры сможет быть полезней, так и было решено.
    С год Трофим прожил у родной тетки, но его не радовала жизнь в городе, он привыкший к тишине в таежном поселке уже не мог воспринимать городскую суету, и вернуться в поселение он уже не мог, зная, что ему тогда снова придется браться за тяготящую его душу занятие.
    Рядом с домом тетки был мужской монастырь после работы в теткиной лавке он уходил туда, старался не пропускать не одного богослужения. Так шаг за шагом он стал понимать, что его дальнейшая жизнь связанна не мирской суетой, а с полным удалении от него. Трофим поступил в этот монастырь послушником, через три года стал рясофорным монахом, а еще через год был пострижен в монахи с именем Елисей.
    Брат Зосима, уже был монахом в том монастыре, куда пришел Трофим, Зосима, был с раннего детства при монастыре, куда попал, будучи ребенком, оставленным своей матерью, которая не могла сама его прокормить.
    Монахи его приютили, стали для него одной большой семьей, так у маленького Гриши (имя до монашества) появился новый дом и семья.
    С малых лет до принятия монашеского пострига Гриша усваивал с азов монашеский быт и уклад, знал монашеский и церковный устав умел петь на клиросе и читать, часто выполнял послушание в алтаре, читал Апостол. Послушания всегда нес исправно и ни когда не перечил и не проявлял не послушания.
    Когда Григорий вырос, было ему лет 16_ть, позвал его настоятель этого монастыря, отец Прокопий и спросил у него.
    — Григорий, ты уже вырос, и тебе пора уже выбрать свой путь. Ты, можешь уйти в мир, найти работу, и строить свою жизнь, мы не вправе тебя лишать жизненного пути, но мы тебя и не высылаем из монастыря, ты можешь и дальше остаться при монастыре, выбирать, как тебе жить ты должен сам.
    Если ты, решишь все же уйти, я дам тебе некоторую суму, что бы ты мог пока не поступишь на работу и не снимешь жилье прожить не нуждаясь.
    Если решишься остаться, мы тебя примем, и ты так же будешь нести послушания, как и раньше.
    Григорий, с минуту задумался, но практически сразу ответил, отец настоятель, если вы мне благословите, хочу остаться при монастыре это мой дом и вся братия это моя семья, я не мыслю своей жизни вне святой обители, позвольте мне остаться и нести послушания.
    Через два месяца, Григория постригли в монашеский чин с именем Зосима.
    Зосима был тихим, и не многословным монахом, всегда все свои послушания строго выполнял.
    На тот период как Елисей (в миру Трофим) принял монашеский постриг, ему определили быть в духовном послушании у стареющего монаха Зосимы (в миру Григория). Они жили в одной келии, неся совместно молитвенные правила, чтением вслух Псалтири и Священное Писание.
    Если кто-то из них заболевал, друг за другом ухаживали, неся при этом свое, обычное послушание при монастыре, молитвенные правила, установленные монашеским уставом порой, не имея лишней минуты для собственного отдыха, они безропотно сносили тяготы друг друга.
    Но вот пришла беда, после революции началась полная анархия, которая переросла в гражданскую войну.
    Люди бежали со своих домов, городов и селений со своими пожитками, кто куда. У тех, кто имел деньги или родню за границей убегали к ним, а у кого этого не было просто бежали туда, где как они думали, будет спокойней и безопасней.
    Постепенно пустели города и села, на место жизни в них поселилось запустение и страх, но монастырь ни куда и не думал сбегать, жизнь в монастыре протекала, как и обычно за послушанием неся данные верные обеты Богу.
    Пришло испытание и на долю монастыря, к ним в монастырь ворвалась многочисленная вооруженная до зубов бандитский отряд.
    Они принялись грабить монастырь, забегали в храм, громя все, что им казалось не ценным, громили алтарь жертвенник, сломали иконостас.
    Забирали все, что хоть как то напоминало по цвету золото, сдирали с икон позолоченные ризы и оклады, чудотворные иконы бросали наземь и топтали их, зло творилось под их ногами, стреляли в иконостас, пытаясь угодить в лик святых.
    Кельи монашеские так же были подвергнуты разгрому, выбитые оконные рамы, сломанные двери, в некоторых кельях даже доски пола были вырваны, бандиты наверно думали, что монахи спрятали свое золото под полы.
    Уже под вечер погромы закончились, бандиты заперли монахов в монастырском подвале, а сами целую ночь пьянствовали, смеялись. Веселились с привезенными собой гулящими женщинами, все потешались над монастырем и монахами.
    На следующий день, когда бандиты проснулись, собрали все награбленное, были готовы покинуть монастырь, только не могли решить что делать с оставшимися монахами, которые томились в подвале.
    Одни кричали, что всех пустить в расход, другие, мол, пусть живут, все ровно с голоду передохнут, а иные хотели потешаться, напоследок придумывая как получше поиздеваться над монастырской братией всякое предлагали, порой такое, что и лютый зверь не сделал бы.
    Наконец решили просто их оставить запертыми в подвале, но предварительно бросить пару гранат, а там, если Бог есть, как они смеялись, Он их спасет, а нет, тогда сами передохнут на том и решили.
    К вечеру этого дня монастырь опустел, город был укутан пожаром, те, кто не успел сбежать из города, был убит или прятался в тайных местах стали выходить из своих убежищ о монахах ни кто, и не думал, каждый был поглощен своим личным бедствием.
    На следующий день зарево ранней весны окрасило небосвод над полу сгоревшим городом народ измученный тушением своих не уцелевших от огня домов стали подтягиваться к монастырю в надежде найти пристанище среди монастырских стен, но мало что уцелело после разграбления в монастыре. Монастырский двор имел только каменную церковь, а остальные сооружения имели деревянные постройки и только пару деревянных строений имели каменный фундамент с подвалами для хранения запасов.
    Горожане в поисках пищи открывали уцелевшие от пожара монастырские подвалы в надежде, что найдут хоть что то съестное.
    В одном из подвалов горожане застыли, не решая с двинутся с места, перед их глазами открылась страшная картина бандитских преступлений.
    Большая часть монахов были убито взрывом гранат брошенной в подвал бандитами те, кто был еще жив, медленно умирал от полученных ран.
    Прошел месяц с тех событий из монашеской братии монастыря осталось в живых только два монаха брат Зосима и брат Елисей. Их выходила одна женщина полученные ранения при взрыве гранты были не смертельными, тело их было покрыто многочисленными шрамами, и полученные контузии не причинило им смертельно вреда, они быстро поправлялись.
    Монахи Зосима и Елисей первым делом как стали передвигается сами, без посторонней помощи решили пойти в разрушенную обитель, что бы навестить могилы убиенных братьев и на месте решить, как быть им дальше.
    Прейдя к монастырским стенам, они заплакали, увидев свой родной монастырь, разрушенный практически до основания, могилы бережно похороненной братии благочестивыми горожанами были расположены рядом с разграбленным и полуразрушенным монастырским храмом.
    Помолившись на могиле братии, они вернулась в дом к выходившей их женщины присели возле крыльца дома взвешивая свое нынешнее положение. Восстановить монастырь не было ни какой возможности. Не было не обходимых инструментов, ни строительных материалов, в городе не осталось запасов пищи, помощи ждать не откуда, а зима придет рано. Город постепенно вымирал, люди уходили, покидали свои разрушенные дома да и боялись новых набегов многочисленных в то время бандитских групп которые бесчинствовали не щадя ни млад ни стар.
    Вечером женщина сказала брату Зосиме и Елисею, что утром она уходит с города вместе с другими горожанами в более безопасное место предлагая и им уходить с ними.
    Утром следующего дня, собравшись, они присоединились к группе людей покидающий свой город.
    Через несколько дней пути на колону беженцев напали бандиты, не многим удалось спастись, многих убили ради их пожитков, что уцелели во время пожара.
    Зосима и Елисей едва смогли во время неразберихи и паники людей укрыться в лесу.
    Пробираясь сквозь лес Елисей стал замечать, что места ему знакомы, с этим он подошел к брату Зосиму и говорит ему.
    — отец Зосима, мне эти места знакомы. С родными братьями и отцом был охотником, и промышляли на пушного зверька, тут не далеко должна быть хижина охотников, благословите.
    Получив разрешение, они отправились дальше, вглубь таежного леса.
    Путь был не близкий и изнуренные длинными переходами, наконец, под сумерки они добрались, к хижине.
    Старая хижина, спустя столько лет осталась все еще крепкой хоть и поросла лишайником. Внутри хижины был старый дощатый стол, скамья, небольшая печка, несколько предметов утвари, две импровизированные лежанки, даже сохранился отцовский топор и лопата. Не весть, что, но много ли нужно монахам отшельникам.
    Ночь опустилась быстро над хижиной, принесенные собой спички позволили распалить печь, от чего стало теплей и не много уютней. Порывшись в своих дорожных котомках, они достали, все те припасы, что были при них. Пищи было не много, но они привыкшие к многодневным постам и малоедением, но это не сильно их огорчало. Пищу в тайге можно найти тем более, если с детства в ней жил и знаешь что и где искать.
    На следующий день брат Зосима и Елисей встали, как по часам привыкшие к ранним подъемам они по памяти выполнили свое молитвенное правило, почитали псалтирь и несколько глав из Священного Писания. Эти книги, которые им удалось забрать собой из разоренного бандитским набегом монастыря, много ли нужно для нестяжательных монахов. Так день за днем и жили эти два отшельника, выполняя свой обычный монашеский обет.
    Елисей был по моложе и знаком с тайгой, он каждый день ходил к горной реке, устраивая небольшие запруды, куда могла попасть рыба или ходил в тайгу находил, где волки частенько могли убить лося и остатки лосиной туши могли быть еще годны в пищу. Летом собирал ягоды, грибы, собирал растения и высушивал их, они могли быть полезными при болезни.
    Зосима собирал хворост, заготавливал дрова, носил воду из ручья, убирал в хижине.
    Прошел почти год с того времени как они поселились в этой охотничьей хижине.
    Одним мартовским вечером когда брат Зосима и Елисей по обычаю молились услышали что кто то подъехал на лошадях к их хибарке. Дверь хибарки распахнулась от удара ноги в нее валилось несколько человек с оружием в руках и один из зашедших грозно рявкнул:
    — Кто такие? Указывая нагайкой на двух молившихся монахов.
    — Мы монахи ответил брат Зосима.
    Подошедши вплотную к монахам, он пристально на них посмотрел с видом не скрываемого призрения.
    — Монахи .., говоришь!.. И со всего размаху ударил по лицу Зосиму. Зосима упал, ударившись о край стола, и на короткое мгновенье потерял сознание.
    Елисей наклонился к Зосиме пытаясь его привести в чувство, но удар тяжелым сапогом повалил его.
    Двое из вошедших бандитов связали монахов и оттащили к стене хибарки, а сами стали рыться в личных вещах монахов.
    Не найдя ничего ценного перевернули все в хижине словно что то ища конкретное тогда снова старший бандит подошел к монахам и снова задал вопрос.
    — Вы кто такие? Елисей снова повторил слова Зосимы:
    — Мы монахи!
    — Допустим, вы монахи, а как вы, оказались здесь в такой глуши, откуда вам известна, что тут есть хижина, не похоже, что бы вы случайно нашли ее!.. Вокруг тайга, места глухие, откуда вам известно об этом месте?..
    Елисей рассказал, что он из этих мест, а хижина была построена им его братьями с отцом, когда в свою бытность они в этих местах охотились.
    Хорошо, сказал бандит. Расспросил еще немного, убедившись, что монахи говорят правду, немного успокоился.
    Ночь прошла тягостно, бандиты, что-то, между собой обсуждали, а под утро, как только расцвело, взяли лопаты и куда-то вышли, оставив охранять связанных монахов одного из своих подручных.
    Через некоторое время бандиты пришли в хижину с явно плохим настроением это ни чего хорошего не предвещало.
    Старший бандит снова подошел к монахам и грозно пригрозил, если они, что-то будут от него скрывать, им не поздоровится.
    Елисей снова повторил им, что они простые монахи и им скрывать не чего.
    Вопросами и угрозами они что-то пытались выяснить, но прямо ни чего не говорили. Наконец главный бандит, теряя терпение, снова стал им угрожать, что он убьет их, если не расскажут всего что знают, но ни чего так и не выяснивши принялись их бить, мучать палить огнем, выламывая руки, душить, требуя признаний.
    В конце концов, бандит спросил на прямую:
    — Где золото?.. и не думайте врать, если скажите правду, вас просто убьют, а если вздумаете врать, вам ад покажется раем.
    Но что могли монахи знать, о каком-то бандитском золоте, они просто молчали, терпя мучения и издевательства бандитов.
    Бандиты уже теряли терпение, ругались между собой, главарь понял, что смысла нет, дальше находится там, шепнул на ухо одному из своих подчиненных и вышел. Отдавая приказание собираться.
    Монахов вывели из хижины, и повели в сторону реки. Поднявшись по склону отвесной скалы, возвышающейся над горной рекой, их поставили у самого обрыва.
    И ради смеха решили дать им выбор пригнуть с обрыва или прострелить им ноги и все ровно скинуть в низ.
    Монахи стояли и тихо произносили отходные молитвы, не реагируя на насмешки бандитов, после чего приказали монахам повернуться лицом к обрыву.
    Прозвучало два выстрела и пронзенные болью смертельно раненые монахи упали с обрыва их окровавленные тела лежали у подножья скалы на белом мартовском снеге, который пропитался кровью безвинных мучеников.
    Бандиты посмотрели с обрыва, решили, что все кончено, ушли, оставляя эти места и место своих злодеяний.
    Чуть слышный стон доносился с места, где лежали израненные тела двух монахов и только встревоженные птицы их могли слышать да таежная река, протекающая рядом, которая шумела, пробивая себе путь, через лежащие в ней каменные глыбы.
    Брат Елисей изнемогая от боли, пытался пошевелиться, но ранение и травмы после падения с обрыва причиняли страшные боли.
    Собравшись из последних сил, попытался подползти к рядом лежащему телу брата Зосимы лежавшего всего в двух шагах от него. Но, увы, брат Зосим был мертв его окровавленное тело лежало бездыханно. Елисей оттащил тело Зосимы, под рядом лежащий валун, облокотившись спинной на каменную глыбу. Подтянул, бездыханное тело отца Зосимы и крепко прижав его израненное тело, тихо заплакал.
    Неожиданно пошел снег плотной стенной, все скрылось как в тумане, и только слышно было шум бегущей реки и где то, высоте небесной кричали пролетающие над тайгой стая журавлей, возвращающихся на свою родину.
     
  5. Георгий.
    В память о маме в День ее Рождения! 
    Еще не настал этот день, а мысленно, уже к нему готовишься, как вспомнить о маме в день ее рождения?.., когда ее уже нет рядом. Вспоминаешь каждый день ее жизни: сколько доброты и любви от нее исходило, сколько без сонных ночей она проводила, когда был в болезни или нуждался в ее утешении. Сколько часов каждый день она проводила в слезах перед ликами святых, прося о их помощи ее непутевому сыну, сколько?.. Сам Господь ведает: "за тепле приносимыя  ею о мне моления пред Тобою и за все дары, ею испрошенные мне от Тебе". 
    Всей жизни не хватит что бы сказать своей маме - СПАСИБО мама!
    Каждый день все ближе наступает ее День Рождения, молюсь о том что бы ни какая хворь или иная напасть не помешала мне пойти в этот день и помянуть ее на Литургии и пусть там, без кровная, приносимая жертва Богу будет ей этим Святым Даром в Царствие Небесное!
    Каждая вынутая из святой просфоры частица будет вопиять ко Господу о помилование ее души, это будет моим святым подарком маме в День ее Рождения, Царствие Небесное тебе мамочка моя родная!
     
    Отрывок из молитвы: 
     
  6. Георгий.
    Некий человек считал, что он в широком смысле определения гордыня не является ее рабом, но, к сожалению, он забыл, гордыня, как куст, имеет разные отростки грехов, происходящие от одного корня гордыни.
    Видит как - то этот человек сон:
    Будто бы он едет на длинной телеге, вокруг старухи умастились, где кто, а напротив него сидел знакомый ему священник, которого он много раз хотел увидеть вживую и расспросить по ряду вопросов.
    Тот священник что – то из духовного рассказывал старухам, которые, даже не слушали его, а он, все рассказывал, да так оживленно, словно вокруг него внимательные и благодарные слушатели, но, увы. Старушкам его слова и не были слышны, сидели каждая о своем, или, и во все, потупив взгляд, мыслью были, где то не со словами священника.
    Тут этот человек заметил, что ему скоро спрыгивать с телеги, а свои вопросы он так священнику и не задал. Пробравшись по ближе к священнику он стал спрашивать его о своих вопросах, но тут народ стал слазить с телеги из – за этого толком не давали задать свой вопрос.
    Вот, уже выбравшись из телеги, человек увидел, что и священник так же слез из нее на дорогу, казалось бы, появилась спокойная возможность для своих вопросов. Он подошел к священнику и стал его спрашивать, а священник, словно не обращает на него внимания, да и другие стали к нему подходить с вопросами.
    Так человек стоял, ждал своей возможности, но постоянно кто – то мешал, а священник видел, что тот ждет и давно, но все ни как не желал подходить к нему и лишь хитро улыбался, попеременно с хитринкой в глазах поглядывал на незадачливого человека с вопросами.
    В конец, этому человеку надоело терпеть, такое отношение к себе и раздосадованный махнул рукой и стал удаляться от священника по своим делам.
    Тут, его священник снова позвал с готовностью его выслушать, но, этот человек, так был раздосадован, что не было желания спрашивать. Недовольно бормоча себе под нос, снова махнул рукой и стал уходить, а священник с доброй усмешкой и хитринкой в глазах с добротой возгласил уходящему
    - смешной вы человек!.. куда же вы?.., спрашивайте, но, человек тот, уже не слышал его…
    Проснулся человек поутру и понял, что он, зря считал, что он не горделив, что бы не забыть, сразу все записал, что ранее считал не свойственный для себя грех и попутно вспомнил и о других грехах, в которых считал себя не повинным.
    В чем человек в последствие раскаялся на исповеди!
     

     
  7. Георгий.
    У кого какие есть истории, как из личного опыта, так из историй других, и конечно, кто вспомнит, может, где кто читал об свидетельствах святых подвижников о том, как помогают наши молитвы усопшим. Особенно, меня интересуют свидетельства о чтение Псалтыря по усопшим. 
     

     
     
     
    Попали терния грехов: 

    Псалтырь по усопшим: 
     
    Старец Самуил пишет...  
    «Мы должны знать имена всех наших предков. Как можно больше поколений назад. Еще узнать о них: от кого мы родились, где они, как им помочь. И это наш долг. Это не просто какой-то исторический интерес. Нет. Это наш долг Богу. Ибо, если они остаются в аде. Их поколениям спасение трудно. Ибо для того именно и нам Бог даровал жизнь, чтобы кроме нашего спасения мы вывели из ада в рай дедов и прадедов своих. 

    Но кто-то скажет нам: да мы-то не виноваты, что они грешили и в ад пошли. Да, это верно, что мы за них не виноваты, но они люто мучаются в аде. Верно ведь то, что на кресте в лютой муке не грешник висят те, что в аде, висит тот Агнец Святейший, который был, есть и будет Господь вседержитель. Поэтому, человече не сердись на тех, что в ад сошли и не любопытствуй, как они мучаются во аде и за что туда попали. 

    А лучше исследуй Божие милосердие и узнаешь ту истину, что нет на людях такого греха, которое не победило бы милосердие Божие и что через благодать Христову, кто умножит ее благодать Христову в себе, можно забрать из ада не только близких сродников, но весьма далекие поколения. Даже и тех, которые совсем не имели понятия о Боге. 

    Самоубийц, разбойников, иноверцев. Не исключая всех приходящих в наш мир. И вот после таких щедрот Святой Троицы неужели тебя, человече, не радует то, что Сам Бог не хочет, чтобы кто-то остался во аде. Но, чтобы все приходящие в мир были спасены от него. Но это спасение идет только через живущих на земле человеков. Так как мы получили спасение через Бога Человека Иисуса Христа и Господь сказал: «Я полагаю душу мою за враги моя. А теперь вы полагайте души свои за своих сродников, за други своя во Христе Господе нашем».

    И еще...

    Митрополит Петр Могила писал, что "По прочтении псалтыри за имена 20-ти раз Господь прощает своим милосердием, снимает любой грех и наши родственники отпускаются с тех мест, где они мучаются".
     
    Материал любезно предоставленный Дмитрием Сиверсом 
     
     
  8. Георгий.
    ["Желаю жития постнического..." многие, чаще новоначальные страстно желают выбрать этот путь и по праву, это благой путь. На форуме не мало тем связанных желанием приобщится к монашескому пути, но мало кто знает, а чаще, до конца не понимает, какой, это тернистый и порой жестокий путь. Те кто уже давно идет этим тернистым путем, знают, как романтизм иноческого жития разбивается волнами о острые монолитные камни. Какие острые углы могут ранить не окрепшего и не до конца осознающего суть монашества и т.д. и пр.] 
    (Из личного опыта для ознакомления, но путь у каждого свой)
     

     
    Нужно стараться быть, ангелом!
    В свое время, когда был по моложе, как же моя душа желала "жития постнического..." Да, романтизм и мне был присущ, в особенности, после прочтения ряда книг о монашестве. Во многих святых монастырях побывал где то нес послушание, а где то как паломник, пару раз делал попытку остаться в монастыре, но нездоровье мое не позволяло, да враг рода человеческого насел так, что едва ли без благословения не уходил. И это, только самый кончик айсберга для желающих "жития постнического...", да и не столько об этом хотел бы поделится, а не много о другом подходе к выбранному пути, который подразумевает все то - же, что требуется от желающих жития постнического. 
    Приехав по делам в Киев, старался посетить один из ближайших древних монастырей Киева и по присутствовать на Литургии. Выйдя из трамвая на остановке, ранним, летним утром, когда воздух еще свеж и приятный холодок будил слегка сонную душу. Шагая вдоль аллей. которые как островки разграничивали двух стороннее движение, которое и в ранний час было весьма оживленное. Справа и слева народ кто куда, кто на рынок, кто на работу, все суета сует.., только стоящие старинные храмы XVI - XVII в.в. ни куда не спешили и тихом молчание взывали к проходящим людям: куда бежишь народ, все, что нужно для вас у нас, внутри храмов в Алтаре!
    Белые от извести с мелом стены старых церквей и золоченными крестами на их матово зеленых куполах, они, так безмолвно кричат нам, пытаясь быть услышанными в душе каждого, проходящего мимо их стен.
    Прощаясь взглядом с этими церквями, спешу, в рядом такой же белый и с зеленными куполами монастырь на Литургию. 
    Нищие, уже стоят у врат монастыря, прося милостыню, голуби им под стать, просят, покрошить им хлебушка или раскидать зерен на пропитания. 
    Перекрестившись у входа врат монастыря и спешным шагом к церкви на службу.
    Заходя тихо, стараясь своим приходом не спугнуть молитвенный настрой молящихся, служба ведь уже началась, раз не успел к ее началу, значит веди себя тихо. Люди стояли у стен и высоких столпов церкви на которых были изображены святые подвижники. Старинные иконы, обрамленные в киот, и на их стекле отображались маленькие огоньки от горящих свечей на латунных подсвечниках и лампад под каждой иконой. Аромат ладана из раскачиваемого в руке кадильницы иеродиакона распространился до сводов купола церкви, легкая дымка, растопленного ладана на углицах окутала всю церковь, создавая ощущение присутствия, словно в облаках, это дополняло, пение певчих по обоим сторонам от алтаря клироса и уже: «Не знаем, на небе мы были или на земле».
    С левой стороны у одного из столпов у аналоя проходила исповедь. Старенький монах (старец) исповедовал не спешно, слегка склонив голову к исповедующемуся и слушал исповедь, иногда, что то спрашивал.

    Исповедующихся было всего пару человек, поэтому, решил, что эта прекрасная возможность вновь вспомнить о своих грехах и принести в них раскраивание, так и решил.
    Подошла и моя очередь подойти к исповеди, подходя, мне было немного неловко, какое то, смущение и причем особых на это причин не было, но, все же, решился и стал исповедоваться во всем том, что помнил из ранее неисповеданного. На тот период времени, у меня, все еще было внутреннее желания "жития постнического...", но уже несколько успокоенное устремление, все же, имел уже некий опыт несения послушания в монастырях, не много был знаком с укладом монашеской жизни и распорядком их повседневной жизни и т.д.. Романтизм, сменился реалиями жития монашеской жизни, и стал более адекватно относился к перспективе ухода в монастырь, но, тем не менее, решил еще раз спросить у исповедующего монаха (старца), как мне поступить в моем случае?.., предварительно, вкратце изложил свое стремление к монашеству. Старец внимательно меня выслушал и объяснил мне (детали открывать не стану), но фразу, которую он мне сказал, запомнил на многие годы и стремлюсь его завет исполнить:  "Нужно стараться быть, ангелом!"

    Вот, уже сколько лет прошло с тех времен как старец сказал мне эту фразу, пытаюсь ее исполнить, признаюсь, пока все плохо выходит, но кто сказал, что на этом пути будет легко, путь осилит идущий!
    Можно, и нужно желать "жития постнического...", но, не всем, это по силу, а в миру, не давая монашеских обетов, жить по монашески, и если, Богу будет угодно, Он нас приведет к этому спасительному пути и вселит в тот монастырь, в котором мы сможем исполнить свои обеты данные Богу, и сами спасемся и других ко спасению сможем привести, но не иначе!
     
  9. Георгий.
    (Из личного архива 2013 год.)
     

     
    Одна женщина постоянно страдала болями в животе, ходила по врачам, делала медицинские анализы, но найти причину постоянных болей в кишечнике у страдающей женщины врачи не могли, только сожалеющие разводили руками.
    Женщина долго мучилась и страдала постоянными приступами тошноты, спазмами в желудке.
    Женщина сильно похудела, видом стала похожа на тень, и все больше напоминала старуху.
    Как то, после очередного похода к врачу она встретила свою подругу с которой, когда то, училась в институте.
    Разговорившись о том, о сем женщина поделилась со своей подругой своей проблемой о том, что врачи не могут ей помочь и хуже всего, что врачи не знают причины ухудшения ее состояния здоровья.
    Тогда ее подруга, посоветовала ей сходить в один монастырь, который находился за городом, в этом монастыре служит один старенький монах, который обладает духовным опытом и может ей помочь.
    Женщина удивилась, как мне могут помочь духовные советы ведь болит не душа, а тело?
    Но все же поблагодарила свою подругу и обещала съездить в этот монастырь к старцу, попрощавшись, каждая пошла в свою сторону.
    На следующий день, женщина приехала в тот монастырь, узнавши от других, где можно найти этого духовного старца-монаха.
    Наконец она смогла его разыскать, подошла к нему, поздоровалась и попросила с ней поговорить о ее проблеме со здоровьем.
    Рассказав ему, что с ней происходит и то, что врачи не могут ей помочь …
    Когда женщина поведала ему все свои горести, старец выслушал ее внимательно и спросил ее:
    - Есть ли у вас муж, дети?
    Есть батюшка, есть муж и дочь-подросток.
    - Всели, здоровы? спросил старец.
    Нет, батюшка, также болеют, не так сильно как я, но тоже часто хворают.
    Муж страдает головной болью и высоким давлением, дочь же стала плохо спать и увядает как цветок.
    - А аппетит у вас и вашей семьи хороший?
    Раньше кушали все с аппетитом, а в последнее время ни у кого нет аппетита и всякая пища вызывает тошноту хотя в гостях, когда нас приглашали друзья к себе в гости, кушали все хорошо и ни чего и ни у кого из нас не вызывало болей от принятой пищи.
    - А все ли спокойно у вас в семье, ни кто: не ругается ли у вас, не гневается, не сквернословит?
    Ой, батюшка, поначалу все, как и у всех: было конечно, не без ссор, было, но в последние время мы часто стали ругаться, гневаться, раздражаться друг на друга.
    - А не было ли такого, что бы вы, в гневе своем проклинали кого из домашних своих?
    Да, батюшка, пару лет назад, я в гневе на мужа, сама того не желая, прокляла его, а потом и на дочь в гневе сказала дурно из-за ее непослушания.
    После этого, наша семья стала другой: муж стал чаще оставаться до позднего времени на работе, а когда приходил, был злой и нервный, ссоры были частыми и гнев захлестывал нас, да так, что в гневе могли наговорить, много всякой гадости, да и дочь стала не послушной и нервной.
    - Душенька, а скажите, как давно вы стали себя плохо чувствовать?
    Господи, неужели вы считаете, что все мои несчастья это моя вина из-за того, что сама накликала, своим гневом и проклятием на себя и на всю мою семью болезни?!
    - Да, деточка моя, гнев, раздражение еще более страшное ваше проклятие, произнесенные в сердцах, причинили не только лично вам страдания, но и на всю вашу семью принесли скорбь.
    Как же теперь мне быть, дорогой батюшка, как все исправить?
    - Вам нужно раскаяться и принести покаяние за ваш грех, и как можно быстрей причастится Святых Таин и молитесь Господу слезно о прощении вашем, что бы грех гнева и проклятия был прощен вам.
    Еще не много пообщавшись, старец благословил страждущую женщину и отпустил с миром.
    Прошел год и эта женщина снова приехала к этому старцу, но уже не узнать в той женщине высохшую и страдающую от боли женщину, теперь она, как расцветший цветок и во всем ее облике говорило о прекрасном здоровье.
    Вот как гнев и проклятия может отравить не только пищу, но и всю душу в человеке и только с  достойным раскаянием человек может, надеется на милость Божью!
     
  10. Георгий.
    (Из личного архива 2013 год)
     

    Жил себе сверчок под порогом деревенского дома, в котором жил зажиточный мужик. Мужик тот жил одиноко потому, что ни кого не любил, ни людей, ни животных всех презирал.
    Как то, ночью, по своему обыкновению сверчок скрипел под порогом дома мужика. Мужик проснулся от назойливого скрипа и стал искать источник шума, а когда нашел .., скрипа после этого уже не стало.
    Наследующий день, мужик поехал на свое хлебное поле и остался там ночевать. Всю ночь сверчки скрипели по всему хлебному полю мужика, он вертелся на стогу сена и все ни как не мог уснуть, все мешал ему шум сверчков.
    Утром, мужик злой, уехал в город, а к вечеру привез бочки с ядом от насекомых, нанял работников, что бы те, на его поле все опрыскали.
    Прошло много ночей, шума от сверчков уже не было, ни в доме, ни на поле мужика, он был доволен, что больше уже не услышит этот назойливый скрип сверчков по ночам, а с ним и этих назойливых стрижей, которые днем свиристели над его полем, чего терпеть не мог злой фермер.
    Но, пришло бедствие, на поле налетела саранча и пожрала за ночь весь его урожай, мужик в одну ночь потерпел большие убытки и все сетовал, за что, так пострадал?..
    Мораль притчи в том, что все живое на земле имеет важность, а лишаясь одного, теряем все!
     
  11. Георгий.
    (Из личного архива 2013 год)
     

     
    Не когда, в былые времена, жил себе кузнец сильный и трудолюбивый, но, он имел, скверный характер.
    Как то, во время сильного дождя, к нему, в кузнецу, забрел нищий, попросился переждать не погоду. Кузнец хоть и был скверного характера, но ни когда не отказывал в милости несчастным и нуждающимся.
    Предложил путнику горячий травяной чай, предложил поближе подойти к горящему горну, что бы, путник мог обогреться и немного просушить свои мокрые вещи, нищий поблагодарил и стал молча греться у кузнецкой печи.
    Кузнецу, не когда было отдыхать, и он продолжил свой тяжкий труд, выковывая очередную работу.
    Дождь все лил и не затихал, кузнец закончил работу и присел передохнуть, посмотрел на нищего и увидел, что тот босой и вся его одежда изношена до дыр.
    Внешне, нищий выглядел здоровым, не старым, но что то, с ним не так, почему с виду здоровый и еще не старый человек дошел до такого нищенского состояния, лодырь, что ли?
    Кузнец не выдержал и спросил на прямую нищего,  от чего так сложилась его жизнь, почему он, влачит такое жалкое существование, почему не найдет себе достойного занятия и не поправит своего бедственного состояния.
    Нищему было не чего ответить на эти вопросы, просто пожал плечами и дальше стал греться у печи, но кузнец не унимался и все допытывался.
    Нищий уже был и не рад, что зашел в кузнецу, переждать не погоду, немного погодя, дождь перестал, и нищий заспешил покинуть гостеприимного хозяина, простившись с ним, ушел восвояси.
    Кузнец махнул рукой в сторону уходящего нищего, что-то себе под нос пробормотал и снова приступил к своей работе.
    Не успел он приступить к работе, как разразилась страшная гроза, и пошел дождь еще сильней, такой, что не было видно ни чего через стену сплошного потока дождя. Кузнец пожалел, что он отпустил нищего в такую не погоду.
    Бросился вдогонку за нищим, что бы тот не простыл и не заболел, но нищего и след простыл, так и не нашедши его, вернулся к себе в кузнецу расстроенный, хоть и был кузнец скверного характера, но он был весьма богобоязненный и  милостивый ко всем.
    Поздно уже за полночь кузнец закончил свою работу, лег у себя в кузнице и уснул.
    И приснился ему в эту ночь сон, что он стоит посреди прекрасной кузницы, о которой он всегда мечтал, и видит кузнеца, стоящего возле наковальни и отбивающего метал.
    Этот кузнец был в светлых одеждах и ни капли сажи или копоти не было на Его одеждах.
    Он подошел поближе, к другому загадочному кузнецу, что бы увидеть, что этот мастер выковывает.
    Не успел он, приблизится, как голос другого кузнеца спросил его, желаешь увидеть, что Я выковываю, да брат кузнец, покажи, ведь я так же являюсь кузнецом и хотел бы увидеть Твое мастерство.
    Хорошо, подойди мой брат кузнец и посмотри, кузнец немного в замешательстве приблизился и увидел выкованный золой крест, который сиял, так как тысячи солнц.
    От увиденного, прекрасного креста, не выдержал кузнец и спросил: а для кого Ты выковал этот прекрасный крест, на что получил ответ, это был бы твой крест, а теперь этот крест уйдет другому кузнецу.
    Незадачливый кузнец удивился и спросил, а почему  этот крест был для него и почему теперь этот крест перейдет другому кузнецу?
    Тогда другой кузнец ответил ему: ты всегда был тружеником, ни когда не ленился, всегда был честным, милостивым к другим и много других твоих прекрасных качеств заслуживали, что бы для тебя был выкован этот крест, и ты бы его получил, но одно твое качество характера лишили этой награды.
    Ты слишком требователен к немощам других, не у каждого есть те силы, которыми наделил тебя Бог, каждый несет свой крест с теми силами, что получил от Бога, но ты пренебрегаешь этим, считая, что ты, можешь судить о людях по себе. 
     
  12. Георгий.
    (Из личного архива 2013 год)
     

     
    Солнце еще не поднялось, холодные просторы севера угнетают душу, красным заревом окрасило небосвод высокого северного небосвода.
    Осень нагнала тяжелые тучи над просторами северной природы: высокие, отвесные скалы как великаны стоят над мощным порогом шумной воды, скатывающаяся из гор к ручейкам, собираясь в мощный поток бурной воды.
    Вековой лес покрылся покровом из красного золота, под тяжестью осенних ветров, грозно шумит своей еще не опавшей листвой, навевает тоску и тяжесть мыслей.
    Ветер немного стих, солнце проблеснуло первым лучом рассвета. Грохот падающей воды в водопаде стал тише и этот древний, дремучий лес стал оживать.
    Птицы своим щебетанием и перекликиванием напоминают утренний торг на рынке: почем картошка…, а по чему так дорого?.., а давай возьму по моей цене, не кг, а два?!
    Где то ходит семейство кабанов и пыхтя, роют своим пятаком под корнями деревьев, вынюхивая съедобные личинки.
    На высоком полусухом дереве дятел своим клювом разбивает сухой ствол: стук, стук, стук, стук, а с другой стороны леса кукушка пророчит, сколько лет еще осталось жить .., да не кукуй, все равно обманешь. Вот и подруга кукушки за трещала без умолку, местная сплетница сорока: а… а медведь пошел рыбу ловить, а… а барсук роет нору, а… а кабан нашел желуди, а… а ой, а че это я?.. забыла, что хотела рассказать, да ладно завтра расскажу, выдам как за свежую новость.
    Не далеко от шумного водопада, в гуще леса стоит покосившая от времени пустынька,  старые доски и бревна поросли мхом ее едва видно в гуще леса.  Единственная утоптанная тропинка идущая от нее ведет на восток к берегу, к реке зародившейся у подножья водопада.
    Слегка приоткрылась покосившаяся дверь пустыньки, из нее вышел не высокий слегка сгорбленный старичок в изношенном старинном сюртуке, весь изношенный от времени и сырости, голова его была покрыта старинным монашеским куколем, которая скрывала лицо отшельника, только длинная до пояса седая борода могла подсказать, что носитель ее старик. Его длинные, худые кисти рук, пригладив бородку, перекрестившись, прошептал: Во имя Отца, и Сына, Святого Духа. Аминь.
    И медленно направился по этой тропинке, ведущей к шумной реке на востоке. Шел он, вернее парил над тропинкой, его шаг был не большим и не торопливым так словно он о чем-то задумался, только губы его еле слышно шептали:
     
    Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного!
    Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного!
    Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного!
     
    Приблизился он к берегу шумной реки, остановился, постоял молча, а может это только кажется, что он молчал..
    Не поднимая головы и не смотря по сторонам он продолжил:
     
    Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного!
    Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного!
    Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного!
     
    Так прошли часы, он все стоял на одном месте, словно он одно из этих вековых деревьев или этих вечно молчаливых скал. Стоял он так с рассвета.., а сейчас стало идти к закату, а он все еще стоял не шелохнувшись за весь день!
    Наконец он, слегка покачнувшись, повернулся и так же не спеша, не оглядываясь по сторонам, направился обратно в пустыньку, только губы его медленно и тихо шептали:
     
    Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного!
    Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного!
    Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного!
     
    Он остановился перед своей разваливающейся пустынькой и тихо произнес, перекрестившись: Во имя Отца, и Сына, Святого Духа. Аминь.
    Приподнял край дверцы своей пустыньки, он слегка ее приоткрыл и зашел в нее.
    Стало совсем тихо, ветер утих, шума от водопада уже не слышно, птицы умолкли, звери больше не шумят в чаще леса. Все пришло в тишину и спокойствие, словно все в этом мире в ожидание.., осталось только тишина и покой.
    Высоко в небе появилась первая звезда, потом вторая, третья и великое множество их засверкали на ночном небосводе.
    Одинокие пустынники ночного небосвода!
     
  13. Георгий.
    (Из личного архива 2013 год)
     

     
    В старину, в одном японском селении жил один мудрый старик, за советом к нему приходили млад и стар, и каждый, кто к нему приходил за советом, находил вразумление.
    Как-то мудрец, прогуливаясь по берегу моря, увидел мальчика, который что-то разглядывал, лежащее у своих ног, когда старик подошел, увидел лежащую еще живую, но умирающею чайку.
     Она тяжело дышала, тельце билось в предсмертной агонии, очень тяжело умирала птица, когда птица в последний раз встрепенулась крыльями, замерла в смертном оцепенении, и уже дыхания в ее бедном тельце не было.
    Мальчик поднял своим заплаканные глаза к старику и спросил: дедушка, что такое смерть?..
    Мудрец вздохнул глубоко, посмотрел на мальчика и сказал, когда я был ребенком, в таком возрасте, как ты сейчас, то так же хотел узнать ответ на этот вопрос, и вот я уже на склоне своих земных лет, зрю близко собственную смерть, но все так же не знаю ответ на этот вопрос.
    Вот, послушай старинную притчу о трех старцах, споривших о смерти: было три старых мудреца, споривших между собой, что такое смерть?.., но все никак не могли прийти к единому мнению.
    Один мудрец говорил и доказывал, что смерть это дверь в другую жизнь.
    Второй мудрец говорил, что смерть это просто естественное окончание бренной жизни.
    Третий мудрец доказывал, что смерть это милосердие для страдающих в муках живых существ.
    Так ничего не решив, старцы вместе отправились в свое селение, пройдя совсем немного, они увидели лежащую на обочине умирающую лошадь, а возле нее стоящего ее господина, который собирался добить ее, старцы остановили этого господина и спросили: зачем ты хочешь ее добить?.., не лучше ли ей дать возможность самой умереть?
    Знатный господин ответил, что сострадает своему любимому коню, и он не хочет, чтобы его конь страдал, поэтому, ради милосердия к коню, он разрешит его от тяжкого бремени смерти, чтобы он больше не страдал в муках.
    Старцы, вздохнув тяжело, продолжили свой путь дальше, пройдя совсем немного, они увидели старуху, обнимающую своего старого и умирающего мужа.
    Старцы спросили старушку, отчего умирает ее муж? Старуха ответила, мы уже старые, и время наше уже пришло, все мы умрем, тогда старцы спросили снова, не страшно ли вам, умирать?.., на что старуха ответила, конечно, страшно, но что поделаешь, пришел наш час.
    Вот старцы уже пришли к своему дому, один из старцев - мудрецов открыл дверь, перешагнув порог дома, и неожиданно упал замертво, два оцепеневших от неожиданности старца переглянусь, и только каждый про себя отметил, что их друг перешел в другую жизнь, зайдя в эту дверь.
    Вот так, оставшихся два старых мудреца остались без ответа, третий уже узнал ответ на свой вопрос, но, увы, поведать об этом живым уже не может.
    Мальчик выслушал старого мудреца, взял умершую птицу и положил ее в стороне, накрыв ее ветками от растущих деревьев, поклонился умершей птице (традиционный вид почтения в Японии), потом повернулся, поклонился мудрецу и ушел в свое селение.
     
  14. Георгий.
    (из личного архива 2013 год)
     
    Два друга детства, собрались побывать в одном из святых мест во время Рождественского поста и понести свое послушание до самого Праздника Рождества Христова.
    Устроившись, в купе вагона они стали ждать отправления состава к месту назначения, наконец, поезд тронулся со своего места, постепенно набирая свой ход.
    Друзья были рады, что в купе они остались только вдвоем и есть возможность почитать молитвенное правило, ни смущая при этом, ни кого.
    Время было вечернее, поезд должен подойти к месту прибытия без остановок, рано утром, так что, у них была возможность, подготовится и к ранней службе.
    Проводница принесла чай, пожелала доброго пути, пообещав их рано разбудить, что бы они смогли успеть подготовится к прибытию на станцию назначения.
      Вздохнувши с облегчением, они принялись пить чай и не много по рассуждать о добродетелях людских.
    С самого начала разговор как то не клеился, не могли прийти к общему знаменателю, рассуждение заключалось в следующем, может ли богач, будучи праведником спастись?..
     
    Почему вдруг их затронула, казалось бы, к ним не относящаяся тема?..
    Дело в том, что они друзья с детства, вместе ходили в садик, школу даже служили в одной части, вместе пришли к вере в Бога и осознанно решили посвятить свою жизнь Богу. Готовясь к этому серьезному шагу, они два раза в год ездили в один из понравившийся монастырей. Там несли свое послушание, готовясь  остаться, когда им благословит отец настоятель.
    Они имели много общего, но одно их разделяло это происхождение, один был из бедной семьи работяг, которые едва концы сканцами сводили, а другой происходил из семьи ученой интеллигенции и они, ни когда не в чем, не нуждались и имели все что душе угодно.
    На дружбу их это ни когда не влияло, но.., знак равенства всегда был под вопросом.
    Не известно сколь бы они еще провели времени, рассуждая об этом вопросе, но их дискуссию прервал стук в дверь купе, дверь открыл седовласый и седобородый старичок. Он поздоровался и присел с краю и как бы, не желая мешать молодым людям, сидел тихо, словно его там и нет. 

    Одет он был простенько, аккуратно в старой не по современной моде одежде даже для пожилых людей. Старенькое черное пальтишко, такая же старомодна черная шляпа, напоминавшая шляпу английский «котелок». Из багажа у него был старенький саквояж, такие обычно были у докторов конца 19 — начала 20 века.
    По виду странный старичок и сам напоминал такого доктора с прошлых веков, если бы добавить ко всему его описываемому образу еще пенсне, тогда  ассоциация была однозначной.
    После недолгой паузы друзья решили продолжить рассуждение о волнующим их вопросе, тем временем, старичок ни чем не выдавал свое присутствия.
    Так друзья за этим рассуждением и впали в унывное состояние, не смогли прийти к общему выводу, но этот вопрос их так долго мучил уже столько лет, что один из них решился спросить у загадочного старичка, что он думает на этот счет, рассказав предварительно о сути вопроса.
    Старичок неохотно согласился, но видя, как два друга не могут найти согласия и ради спокойствия их души рассказал им одну   притчу «о бедном и богатом праведнике».
    Некогда жили два друга уже прожившие в этом мире много лет, ни кто не мог их обвинить в каком либо грехе, всегда их почитали за праведных людей и угодивших Богу.
    Но одно.., терзало их праведные души, у каждого было свое положение в обществе. Один был зажиточным купцом, а другой бедный крестьянин и только это не равенство между ними и ставило неприятное пятно на их дружбе, что не могло не печалить их, ведь они дружили с детства и любили друг другом как братья.
    В один из дней оба друга умирают, в один и тот же час и оба предстают перед ангелом, который должен был их проводить в Райские обители, но, он их не пропускал. Очень удивились праведные старцы, почему их не пропускает ангел в райские чертоги?..
    Тогда ангел отвечает им, Вы достойны Царствия Божия, Вы действительно достигли наивысшей степени праведности и нет причин по которым бы Вас не пропустить, но .., ваш давний спор о вашем земном статусе кидает тень на ваши души, а в Царствие Небесном нет ни чего, что бы бросало тень. Поэтому не могу Вас пропустить, пока Вы не решите ваш спор, поэтому Господь разрешает вам вернуться еще на какое-то время к вашим жизням, но, в этот раз Господь каждому из вас даст Дар побывать в разных гражданских статусах.
    Сначала вы будите, бедны, каждый день будите искать средства для существования, потом так же, станете богаты и ни будите, ни в чем нуждаться, когда Вы вернетесь к своим жизням этот разговор уже не вспомните, но после испытания Вашего мы снова встретимся, и тогда будет ясно сможете ли Вы войти в Царствие Небесное или нет.
    С этим словами два друга вернулись к жизни в тот же день и час, их уже омыли и готовы были нести хоронить.
    На следующий день богатый купец обнищал, и у него не осталось даже дома, и все его семейство оказалось на улице. Когда об этом несчастье, постигшем друга узнал бедняк, поспешил к нему и слезно просил его разделить с ним его старую и жалкую лачугу, все же лучше чем на улице. Делясь с ним и его семейством последним, что у них было так и стали поживать два праведных друга.
    Каждый день оба друга в поте своего лица трудились, получая за свой тяжкий труд самую низкую оплату, которой не хватало, что бы прокормить не то что бы все семейство, но и просто самих себя, но они не унывали и каждый день благодарили Бога за все, что Он им ниспосылает.
    Как до смерти своей они были праведными такими и оставались и после своего чудесного воскресения.
    Так они и прожили целый год, радуясь тому, что имеют и благодарили Бога за все что имели и не роптали на свою долю.
    Через год неожиданно случилось удивительное событие, разорившейся, праведный купец получил назад все свое потерянное богатство. Оказалось, что один завистливый купец, решил, во что бы то не стало разорить удачливого и к тому же праведного купца, но сам, спустя столько лет, мучимый совестью написал завещание.
    Ведь жил он одиноким и без семьи, а перед смертью решил очистить свою душу, написав в своем завещании правду и дал распоряжение после своей смерти рассказать всю правду и вернуть все незаконно отобранное богатство обнищавшему по его воле праведному купцу. Помимо прочего, все остальное его богатство так же отдать этому купцу в качестве посмертного извинения так все и случилось.
    Тот купец скоропостижно скончался и все вернули разоренному купцу и при этом, получив такое наследство которое было равно его потере.
    Снова разбогатев, купец просил своего друга разделить с ним полученное таким чудесным образом богатство.
    Вот теперь эти два старинных друга стали жить лучше прежнего и уже больше нуждаться ни в чем.
    Так они прожили еще целый год, творя дела богоугодные Богу и ни чем не запятнавшие свою душу при этом, не теряя от приобретения богатства своей праведности.
    Спустя годы эти праведные старцы имели два гражданских статуса, и их не испортила, ни нищета, ни богатство как они были чисты перед Богом и людьми такими и остались до последнего своего пребывания в этой жизни.
    Вот они предстали снова перед тем же ангелом, что несколько лет назад их не пропустил в Царствие Небесное, но в этот раз он радовался их приходу и открыл им врата Рая.
    Старцы обрадовались этому, но у них был один вопрос, почему.., теперь их ангел Божий пропускает, что изменилось  с того часа?..
    Ангел с улыбкой ответил, вы получили второй шанс исправить то, что вам мешало пройти в Райские чертоги. Вы достойно прожили две жизни до и после воскресения к жизни, ни чем не согрешили, жили так же праведно и не роптали и всегда благодарили Бога за все.
    Когда вы были оба в нищете, и потом.., когда вы разбогатели ни кто из вас не потерял своей праведности, не роптал, и не обвинял один другого ни в чем у Вас не было споров о равенстве статусов и более того.., вы разделили все тяготы и радости братской любовью.
    Теперь вы понимаете, что не нищета, не богатство не может изменить истинную братскую любовь, а то, что вас были споры о равенстве среди нищеты и богатства это всего лишь житейская суета. При получении вам второго шанса по воскресении своем вы забыли о этих спорах и жили один для другого — возлюбивши ближнего своего как самого себя и вам уже не было нужды спорить кто из вас прав потому, что все это приходящее, а любовь к ближнему своему вечна.
    С этими словами ангел проводил двух святых праведников в Царствие Небесное!
    Так и закончил старик свою притчу, извинившись, он взял свой саквояж простился с попутчиками и вышел с купе.
    Друзья долго сидели, молча, потом взяли каждое свое молитвенное правило, вычитав его готовились ко сну, но что то не давало им уснуть, ворочаясь с одного бока на другой.
    Один из них не выдержал и сказал, послушай друг и брате мой во Христе. Прости меня за то, что спорил с тобой по такому маловажному вопросу, для меня это не имеет значения какой у тебя статус, главное, что мы друг друга любим и ценим такими, какие мы есть, а не за то, какой у нас статус, прости мне брате, прости!
    И ты прости меня брате во Христе, сказал второй друг, не понимаю, что на меня нашло, для меня ведь так же не важно какой твой статус в обществе, главное, что мы друг у друга есть, и всегда будем любить друг друга во Христе Спасе нашем, прости мой брат, прости!
    Обменявшись просьбой о взаимном прощении, и простивши друг, друга уснули так быстро и спокойно, что на утро даже не поняли как так вышло.
    Проснувшись бодрыми с радостным чувством на душе словно наступила Светлая Пасха Христова! С таким радостным состоянием они подъехали на станцию назначения, а от туда автобусом приехали в монастырь где пребывают и по ныне, неся свое монашеское послушание, и неся свою братскую любовь во Христе Иисусе не только по отношению к друг, другу, но и ко всей братии и ко всем с кем бы они на своем пути не повстречались!
    Христос Воскресе, радость моя!
     
×
×
  • Create New...