Перейти к публикации
sasha

Монахи о своих монастырях и не только...

Рекомендованные сообщения

:75::)

 

Фома - официальная страница журнала

 

#Церковь #Епископ #Пантелеимон

 

Председатель Синодального отдела по церковной благотворительности епископ Смоленский и Вяземский Пантелеимон (Шатов) переведен на Орехово-Зуевскую кафедру.

 

http://www.foma.ru/episkop-smolenskij-i-vyazemskij-pa..

 

 

2i_C8Cfm1qo.jpg

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

От той встречи остались теплые воспоминания. Спасибо еще раз сестре Ольге, которая вспомнила обо мне и пригласила на беседу с отцом Иоакимом (Парром) в просветительский центр Петра и Февронии. В сети очень много с ним бесед, но после той встречи интерес к батюшке и его проповедям лишь возрос и теперь читаю и читаю отца Иоакима.

Еще раз делюсь ссылочкой. Много говорилось о семье, об отношениях.

http://optina.org.ru/newsfeed/1-latest-news/658-2013-02-10-11-41-36

 

Воспользовавшись небольшим перерывом, я подошла благословиться. И после долго сокрушалась своему английскому, который совсем забросила... и то, что мне с улыбкой говорил батюшка, не поняла. Многая и благая ему лета!

 

На официальном сайте монастыря, где подвизается отец Иоаким, много замечательных фотографий. По которым можно понять, чем живут насельники обители и как.

 

http://mercyhousenyc.org/photos/

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Игуменья Ксения (в миру Ирина Зайцева) училась в Московском авиационном институте, потом закончила журфак МГУ, кафедру тележурналистики. Крестилась во времена атеизма, получила регентское образование в Московской духовной академии. Родители Ирины были в шоке, узнав, что дочь хочет уйти в монастырь. А позже и мама игуменьи, и ее отец тоже стали монахами. В 1990 году матушка Ксения стала игуменьей Свято-Троицкого Ново-Голутвина монастыря в г. Коломна -- первого из вновь открывшихся в России женских монастырей, который за прошедшие годы вместе с сестрами подняла из руин.

kseniya.jpg

-- Матушка, как можно узнать промысел Божий о себе и как Вам лично открылся путь монашества?

-- Очень трудно это объяснить – наверное, вопрос «кому быть в монастыре» решается на небе. Мне лично было предуказание о том, что монашество -- мой путь. Хотя сначала я не могла этого ни понять, ни принять -- это было слишком смело и абсолютно не сочеталось со всеми моими жизненными планами. Со временем я поняла, что монашество -- это особый путь, который предполагает в человеке способность, и даже талант душевной жизни.

Как узнать промысел Божий о себе? В Церкви существует такое понятие как иерархия. Есть люди, которые благодаря подвигу духовной жизни имеют дар понимания души другого человека. Поэтому один из путей – это совет человека, который может помочь.

Мы же в своей свободе часто стремимся к обособлению и самоутверждению помимо Бога -- в этот момент к нам и подходит падшая сила. Так вот старцы, имеющие духовный опыт, и помогают направить нашу душевную жизнь в нужное русло. Милостью Божьей и их молитвами мы спасаемся от многих ям, куда могли бы упасть очень легко.

 

-- И все-таки бытует мнение, что молодые уходят в монастырь, потому что у них что-то не сложилось…

-- Я Вам задам вопрос: стали бы Вы набирать армию, состоящую из людей, не способных воевать? Скорее всего, нет – ни один полководец так бы не сделал. А ведь монастырь – это духовное воинство, которое находится под особым покровом самого Бога. Поэтому сюда приходят не ущербные в плане мирской жизни люди, которые хотят спрятать свой недостаток в стенах монастыря – нет. Очень часто в монастырь приходят люди даже более одаренные, способные к высокой профессиональной нагрузке в избранной сфере. Вот почему монастырь, на мой взгляд, – это уникальнейшее Божье творение, это божественный институт, в котором человек не только самоосуществляется, но обретает внутреннее знание и живое чувство Бога. Это видят те люди, которые приходят в монастырь – именно поэтому в них воскресает надежда, а вера укрепляется.

 

 

-- Но, уходя в монастырь, девушка отказывается от главного предназначения – материнства, от рождения и воспитания детей, а это очень большая жертва. Чем она компенсируется в монастыре?

-- Дело в том, что мы имеем двусоставную природу: первая природа душевная, а вторая – телесная. В супружестве весь человек участвует в чадородии. А монашеский путь – есть созидание такого образа жизни, когда к чадородию призвана только твоя душа. Поэтому компенсаций той внешней жизни, которую мы видим в миру, является глубокий внутренний процесс. И если он правилен и истинен, то обязательно даст возможность ощутить плод твоего труда. Это настолько глубоко и настолько сильно, что ты готов отдать всю свою жизнь за то, чтобы твой, принесенный Богу плод был чист и чтобы он был принят Богом и людьми.

 

Свято–Троицкий Ново–Голутвин монастырь – один из самых «молодых»: средний возраст сестер 20-25 лет. Здесь живут 90 насельниц из разных уголков России, есть и иностранки. Желающих принять монашество много – иным приходится и отказывать. Но помощников принимают с благодарностью.

 

-- Бывают ли ситуации, когда сестры уходят из монастыря?

-- Бывают, конечно. И почти все журналисты спрашивают об этом. Но почему Вы не восхищаетесь подвигом тех, кто живет в монастыре? Ведь имея такую же физиологию, как и вы, все те же инстинкты, действующие мощно и властно, они, молоденькие девочки, подобно борцам-исполинам противостоят телесной природе, укрощая её, как дикого зверя.

Имея с детства те же навыки эгоизма, гордости и неуважения к другому, они нашли в себе силы разрушить это ложное основание и начать строительство «дома души» на другом фундаменте – на христианской культуре любви к Богу и ближнему.

 

-- Матушка, а случаются ли конфликты между сестрами и как они преодолеваются?

-- Конечно, ссоры бывают – это естественный и абсолютно нормальный жизненный процесс, когда человек стремится отстоять свою правду. Можно сказать, что конфликты иногда даже полезны, поскольку они выводят человека из состояния опьяненно-высокого мнения о себе. Человек вдруг начинает видеть, что, оказывается, прав не он, а другой.

В монастыре есть замечательное правило: двое поссорившихся или упорствующих в своей точке зрения приходят к старшей сестре, у которой есть дар доброты. Сестры знают, что она не осудит и не унизит их за то, что у них что-то не получается, а обязательно выслушает. И в тот момент, когда двое начинают перед третьим проговаривать свои обиды, становится очевидным, что они просто смотрят на предмет с разных сторон: один кричит, что он черный, а другой – что он белый. В этот момент человек вдруг начинает осознавать, что не совсем прав – и постепенно приходит к покаянию.

 

-- Выходит, что в монастыре все-таки спасти душу легче, чем в мирской жизни, да?

-- Очень сложно ответить на этот вопрос, потому что нигде и никто не свободен от самого себя. Поэтому насколько мы будем решительны по отношению к самим себе и готовы к работе над собой, настолько мы будем успешны и легки на пути к Богу.

Что касается меня, то я знаю только путь монастырской жизни и являюсь апологетом красоты и истинности монашеского пути, но это ни в коем случае не унижает мирской путь и не кладет на него тень, поскольку у мирян другое служение. Но цель у монашествующих и мирян одна – сделать так, чтобы наше сердце научилось любить. Ведь Бог нас будет спрашивать не о том, сколько мы поклонов сделали и сколько молитв прочитали, а научились ли мы любить? Сумели ли преодолеть эгоизм ради другого человека? То есть, есть ли реальный плод нашего внутреннего труда? Так что победа над собой – это триумфальная победа.

 

-- А с чего лучше начать тому, кто хочет встать на путь спасения?

-- Прежде всего, нужно понять, какова природа нашей души: что нам дано, к чему у нас есть склонность, а с чем у нас возникают трудности. Вот тогда станет ясно, какие задачи перед нами ставятся и как нужно работать над собой.

Существует определенная взаимосвязь между духовной жизнью человека и работой, которую он выполняет: чем больше усилий мы будем прилагать в нашей духовной жизни, тем успешнее будем в работе. Потому, что преодоление греха дарит человеку здоровье, работоспособность. И конечно, душа человека испытывает потребность в общении с Богом. И когда это душевное движение в нас остается неудовлетворенным, мы обращаем свое внимание к людям. Мы начинаем искать в людях то, чего они в принципе не могут нам дать. Это нам может дать только Бог.

 

-- А не кажется ли Вам, что словами об «уповании на волю Божью» русский человек зачастую оправдывает свою инертность, пассивность и лень. Как Вы считаете?

-- Я никогда не соглашусь с Вашими словами. Русскому человеку свойственны и трудолюбие, и, прежде всего, глубинное предощущение иной жизни – сверхфизической и сверхприродной. Просто ему ближе не методичность знания, а художественно-поэтическое восприятие жизни.

Несомненно, есть люди, которые привыкли сваливать все на Божью волю. Но воля Божья распространяется не на все, а только на доброе. А когда мы сами отступаем от добра, то и Бог отступает от нас. Иными словами, мы выпадаем из поля действия Божьей благодати и попадаем в низший уровень восприятия жизни. Вот почему не нужно жалеть себя здесь, на земле – надо отбросить все мелочное и трудиться, чтобы в вечности получить за это награду. Надо дать возможность действовать Богу в своем сердце во всей полноте.

Что же касается лентяев, то они бывают разных национальностей. У Гумилева есть высказывание о том, что весь народ делится на героев-альтруистов, которые живут ради других, и на эгоистов. И когда количество эгоистов начинает превышать количество альтруистов, народ начинает вымирать. Дай Бог, чтобы у нас было больше героев – мужественных и смелых, а все задатки в нашем народе для этого есть.

 

-- Говорят, что самая жестокая битва происходит не на земле, а в человеческой душе. Как же человеку бороться со своими страстями, когда вокруг одни только страсти?

-- Апостол писал: «Хочу делать доброе, но не могу – делаю злое» – к сожалению, это особенность всей природы человека. Так происходит из-за постоянной внутренней борьбы в его душе. Но если человек размышляет, исповедует свои грехи и предстоит пред Богом, то получает возможность получить от Него ответы на свои вопросы. Этот путь – путь христианизации и воцерковления человека – возвращает ему чувство достоинства и дарит необыкновенную радость, потому, что человек начинает ощущать, что он не один, что он не брошен и что Бог есть любовь.

Господь сказал: «Царствие Божье – внутри нас». Здесь, на земле, через свое сердце мы можем увидеть и опытно ощутить это. За каждого человека на земле ведется борьба. Но мы должны знать, что в этой битве мы можем получить помощь Божью, если сами этого захотим. Ведь Господь может сделать все, кроме одного – он не может спасти нас без нашего участия.

 

В 1997 году при монастыре открыт Православный Медицинский центр в честь святой блаженной Ксении Петербургской, создано Православное медицинское общество г. Коломны, выпускается газета «Медицинский вестник». Центр, в котором прием ведут инокини – специалисты по терапии, невропатологии, гомеопатии и другим направлениям, создан для оказания бесплатной медицинской помощи прихожанам и всем нуждающимся.

 

-- Матушка, а вот как относиться к болезням? Все ли болезни даются за грехи?

-- Человек должен ко всему относиться с благодарностью. По учению святых отцов, когда мы совершаем грех – мы разрешаем злой силе войти в нашу душу и психику. Эта сила неминуемо разрушает наши телесные силы. Мы сами выбираем свои действия, а значит, программируем свои будущие болезни, а также выбираем, будем мы счастливы или несчастны. Наше физическое состояние является всего лишь следствием того, куда мы с вами попали в духовной жизни.

Есть и болезни, которые нам генетически достались от родных. Например, пьяница передает гены пьянства своим детям, и им бывает очень трудно это преодолеть. Но болезни, посланные нам «в качестве наказания» за что-то, должны восприниматься, как проявление милости Божьей. Иногда человек какой-то болезнью уберегается от зла, в которое он уже вовлекся и никак не может остановиться. Болезнь спасает его в прямом смысле слова, потому что самое главное, чтобы человек внутренне протрезвел – то есть понял и осознал все, что с ним происходит.

 

-- Но ведь болели и святые люди. Неужели они тоже страдали из-за своих грехов?

-- Некоторые святые, например, Пимен Многоболезненный, специально просил у Бога болезнь, потому что именно в этот период он ощущал особое состояние, духовный рост и даже преображение.

На самом деле, человек призван не только к профессиональной деятельности. Он призван, прежде всего, к душевной работе. Такая работа должна обязательно совершаться и приносить результат. И вот святые, испрашивающие себе болезни, чувствовали в эти моменты колоссальное душевное напряжение. Именно в болезни Божий свет касался их сердец. А в простой бытовой жизни это бывает очень сложным.

 

-- Матушка, а вот бывает так: учился-учился человек, а потом нигде не пригодился и ушел в монастырь – да не с одним, а с двумя дипломами. Зря, получается, время тратил? Или все-таки образованные монахини нужны монастырю?

-- Конечно, нужны. Во-первых, образование – это созидание в человеке образа Божия. Получив образование, человек должен стать умнее, внимательнее, добрее и серьезнее. Во-вторых, когда люди, приходящие в обитель, видят, что мы знакомы с науками, с искусством и литературой, они перестают уничижать монастырь, перестают относиться к нему, как к чему-то убогому и отсталому. Мы должны говорить с каждым человеком на понятном ему языке, должны уметь объяснять мирским людям суть православия, для того чтобы не отдавать на попрание ту великую святыню, которая открывается в церкви Божией. В третьих, у нас есть монастырское подворье около деревни Карасево, переданное нам в 1990 году. Исполняя устав древних монастырей, сестры питаются от трудов рук своих. Так вот, чтобы правильно вести хозяйство, несколько насельниц получили недавно образование в аграрном колледже и продолжают учиться в Тимирязевской академии сельского хозяйства.

 

Есть при монастыре и приют для мальчишек-сирот, и еще один – в Топорково, под Сергиевым Посадом – всего 110 ребят, так что несколько сестер у нас учатся в педагогическом институте в Коломне, а одна – в аспирантуре.

Но самое главное – это образование души, ведь у многих сестер, как и у меня самой, с детства веры не было – мы воспитывались в атеизме. Наши бедные родители всегда были заняты на работе, так что детские переживания и проблемы оставались без всякого внимания. Вот почему, воспитывая детей-сирот, мы пытаемся научить их жить по-христиански: не осуждать, не обижать другого. Мы учим их постоянно преодолевать внутренний эгоизм, который есть у каждого.

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Ольга, какая лучистая фотография с матушкой! Спаси Господи за статью!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Архимандрит Порфирий (Шутов): «Надо быть бодрым и жить в работе»

Интервью наместника Спасо-Преображенского Соловецкого монастыря архимандрита Порфирия (Шутова) альманаху «Соловецкое море» (№ 12, 2013).

 

— Отец Порфирий, в начале просим Вас рассказать, что нового в жизнь Соловецких островов принес прошедший 2012 год?

— Благодарение Богу, не очень многое. Я имею в виду, что Господь даровал времена мирные и уберег от революционных потрясений. Вместе с тем, было и развитие.

120877.p.jpg

В начале года Соловки посетил новый архангельский губернатор Игорь Анатольевич Орлов. Тогда исполнялись первые сто дней его службы. По прошествии этого срока новоназначенные губернаторы по традиции обозначают перед Президентом одну из ключевых для региона задач, и Игорь Анатольевич решил, что это будет создание специальной федеральной целевой программы (ФЦП) по обустройству Соловков. Всегда буду с благодарностью помнить этот его шаг.

С радостью вспоминается Преображение — престольный праздник Соловецкой обители. Торжественные праздничные богослужения возглавил Святейший Патриарх Кирилл. Каждый час общения с ним оставил след в душе. Как особенно значимые для соловецких судеб я отметил бы произошедшее тогда же освящение храма в Савватьево, а также плодотворное обсуждение вопросов развития Соловков с губернатором и министром культуры.

10 октября в Кремле состоялась историческая рабочая встреча, в ходе которой было окончательно подготовлено Поручение Президента о создании соловецкой ФЦП.

— Как в прошедшем году жил музей? Какие направления его работы Вам как директору представляются самыми важными?

— Коллектив Соловецкого музея продолжал воплощать принятую три года назад стратегию, направленную на превращение музея в научно-просветительский центр.

Были изданы новые книги. Особенно хочу отметить две монографии Владимира Андроновича Бурова. Первая, уже вышедшая, посвящена келейной застройке обители, вторая, которая скоро увидит свет, — отношениям монастыря с государством. Как и в своих прежних работах, автор вводит в научный оборот много новых археологических и исторических данных, проводит их скрупулезный анализ и на этой основе реконструирует жизненный уклад монастыря на протяжении столетий. Книги получились интересными и нужными, и не только узкому кругу историков. Думаю, это заметный вклад в историографию Церкви и монашества.

Мы разработали концепцию музейных экспозиций внутри монастырских стен. Цель, к которой мы стремимся, — повысить содержательный и технический уровень музейных экспозиций и при этом органично включить их в быт обители. Найдена возможность расширить экспозиционные площади почти в два раза (свыше 1600 м). Концепция была представлена Святейшему Патриарху и министру культуры России и получила их одобрение. Надеемся вскоре порадовать гостей монастыря и музея новыми выставками в ризнице и соборных подклетах.

Продолжилось путешествие нашей передвижной выставки о Соловках по разным городам России. Добраться до островов непросто, и поэтому Соловки своими святынями, образами, летописью и самим духом сами идут к людям на материке.

Большой проект, определяющий будущее музея, — это строительство нового здания. Архитекторами предложены концептуальные модели музейного комплекса. Надеюсь, что в «совете многом» выработается правильное решение.

— В последние время идет активное обсуждение «концепции Соловков». Предпринимаются попытки понять их место, значение и миссию в современной России. Какими бы хотели видеть Соловки в будущем лично Вы?

— Значение Соловков в жизни нашей страны во все времена определялось их святостью и служением обители в просвещении окружающего мира. В основе любого дела лежит служение Богу и ближним. Это и должно стать основной «концепцией Соловков».

— Как Вы оцениваете предпринимаемые различными заинтересованными сторонами шаги к выработке программы развития Соловков? Кто является участниками этой работы? Насколько активно участвует в этом Русская Православная Церковь? Когда можно ожидать конкретные выводы и результаты?

— Основные усилия прикладываются сейчас к разработке соловецкой ФЦП. В работе участвуют несколько федеральных министерств, координацию которых ведут Министерство регионального развития РФ, правительства Архангельской области и Республики Карелии. Русская Православная Церковь участвует в этом процессе через монастырь и на уровне синодальных отделов, ключевые вопросы проекта рассматривает Святейший Патриарх. В ближайшее время Правительству России должна быть предложена для утверждения концепция ФЦП.

Вместе с тем, ФЦП — это, хоть и самый весомый в наше время, но все-таки инструмент. Он хорош, когда точно знаешь, какую цель хочешь достичь с его помощью. В этой связи нельзя не видеть противоречия: инвестиционные проекты планируются в отсутствии ясной стратегии развития Соловков и, прежде всего, правового статуса архипелага. Надо сказать, что поручение Президента России в этой части выполняется правительством несравненно хуже, чем в части создания ФЦП. Надеемся, что перекос будет вскоре устранен.

— Отец Порфирий, можно ли говорить о возрождении скитской жизни на Соловках? Не мешают ли этому активные ремонтно-восстановительные работы на многих скитских памятниках?

— Ныне действуют скиты в Савватиево и на Секирной горе, а также Свято-Троицкий и Голгофо-Распятский на Анзере. Затеплилась монашеская жизнь в Исаково, на очереди — Андреевский скит на Заяцком острове. Восстановительные работы ведутся в Сергиевском скиту на Муксалме и в Филипповской пустыни. Конечно, возрождение духовной жизни и реставрация скитских зданий — не одно и то же. «Иноческая жизнь, — как сказано в Соловецком патерике, — и по назначению, и по свойству своему, есть внутренняя, сокровенная… Подвиги на этом поприще большею частию остаются известны одному всевидящему Богу». Но с другой стороны, не стоит и противопоставлять то, что называется внутренним, — внешнему. Когда монашеская жизнь строится на здоровом духовном основании, случается по апостолу Павлу: «Все споспешествует во благое» (Рим. 8:28). И строительство становится не препятствием для духовного делания, а одной из сторон той подвижнической жизни, которую ведет братия в непростых скитских условиях.

 

— Как Церковь оценивает исторический опыт Соловков прошлого века? И вообще, как могло случиться, что в православной стране произошло такое искажение сознания, которое привело к массовому истреблению людей, разрушению традиций, нарушению ценностных ориентиров?

— Религиозно-философское осмысление российской катастрофы XX века уже сделано нашими благочестивыми предшественниками. Причем чаще всего — не в тишине ученых кабинетов или келий, а среди раскатов апокалипсического грома. Хочу вам привести несколько цитат.

Вот, свт. Игнатий (Брянчаниниов) еще в 1840-х годах написал: «У нас осталась только кое-какая внешность от Православия, но это мертвое тело без жизни. Россия находится накануне взрыва безбожного либерализма». Вторит ему еще один светильник Русской Церкви XIX в. свт. Феофан Затворник: «Через поколение, много через два, иссякнет наше Православие».

Мыслителям XX века предстояло убедиться в верности этих предсказаний. Лев Тихомиров в начале столетия засвидетельствовал: «Весь мир только носит имя христианского, но нигде противоположность между именем жизни "Святой Руси", "Православия" и т.д. и полной мертвостью веры не поражает нас до такой степени как в современной России». А вот — В.В. Розанов, 1918 год: «Глубокий фундамент всего теперь происходящего заключается в том, что в европейском (и в том числе русском) человечестве образовались колоссальные пустоты от былого христианства; и в эти пустоты проваливается все: троны, классы, сословия, труд, богатства… все проваливается в пустоту души, которая лишилась древнего содержания». И.А. Ильин, 1948 год: «Весь кризис, переживаемый ныне Россией и миром, есть кризис по существу своему духовный. В основе его оскудение религиозности, то есть целостной, жизненно-смертной преданности Богу и Божьему делу на земле. Отсюда возникает все остальное: измельчание духовного характера, утрата духовного измерения жизни, измеление и прозаизация человеческого бытия, торжество пошлости в культуре, отмирание рыцарственности и вырождение гражданственности)».

Думаю, лучше не скажешь, не объяснишь причину случившихся потрясений.

— Наблюдаете ли Вы в современной России попытки исправить прошлые ошибки? Или события развиваются по худшему сценарию?

— Исправить, думаю, вообще можно только в школе, когда есть право на черновик. В жизни все пишется набело. Вероятно, можно не повторять прошлых ошибок. Очень бы этого хотелось. Но если ошибку понимать в полноте причин катастрофы, о которой мы только что говорили, то избежать ее повторения — означает вновь наполнить пустоту своей души живой верой, святым Православием. Такое преображение и есть на деле то самое покаяние, которое, как воздух, необходимо и которое в реальности почти не происходит в нашем народе. А если говорить о сценариях, то опять вспомним Ильина с его точнейшим прогнозом развития России после падения советской власти. И в терминах Ильина скажем, что горбачевская перестройка стала худшим сценарием из всех возможных. Однако, Бог над всеми, Он правит миром, Ему все возможно. Поэтому пессимизму в христианской душе не должно быть места, даже при самом неприятном обороте дел! Надо просто делать, что должен и что можешь. «Еще на малое время свет есть с вами; ходите, пока есть свет, чтобы не объяла вас тьма», — говорит Господь (Ин. 12:35).

— Многие христиане жалуются, что общественная атмосфера становится все более удушливой, агрессивной по отношению к тем ценностям, которые сформированы верой. Размывается понятие греха, более того — грех зачастую оправдывается современной культурой, преподносится как свобода и едва ли не как добродетель. Под особым ударом оказывается семья. Как жить православным в этом меняющемся мире, особенно мирянам? Как воспитывать детей?

— Снова поищем наставлений у наших отцов-предшественников, которым было гораздо хуже, чем нам сейчас. О. Павел Флоренский писал из своего соловецкого заключения: «…Времена меняются… а страдания остаются все те же — были, есть и будут. Поэтому надо быть бодрым и жить в работе, принимая удары как неотъемлемую принадлежность жизни, а не как неожиданную случайность». Другой соловецкий узник, прославленный в лике святых, священник Василий Надеждин, говорил так: «Есть пределы (для каждого различные), в которых каждый христианин может примиряться с окружающей его нехристианской действительностью; при нарушении этих пределов он должен уже примириться с возможностью и неприятных для него лично изменений условий его жизни, иначе он не есть христианин. Христианином надо быть не только по имени…»

В общем, все как всегда: христианину надо быть готовым к испытаниям, они неизбежны, и наше время свидетельствует о том же.

Что касается детей, то в последнем письме, полученном родными в день смерти свщмч. Василия Надеждина в феврале 1930 года, есть такие слова: «Мое желание: воспитай детей церковно и сделай их образованными по-европейски и по-русски; пусть мои дети сумеют понять и полюбить книги своего отца и воспринять ту высокую культуру, которой он дышал и жил. Приобщи их к духовному опыту и к искусству, какому угодно, лишь бы подлинному». Надо всем православным родителям следовать этой заповеди нашего священномученика, как бы трудно ни приходилось.

— У Товарищества северного мореходства предстоящим летом ожидается большое событие — спуск на воду исторической яхты «Святой Петр». Мы просим Вашего благословения, участия в освящении корабля и в нашем празднике.

— Господь да благословит ваше благое намерение и да увенчает успехом завершение многолетних трудов! Конечно, будем радоваться вместе с вами при спуске корабля на воду!

— Что бы Вы хотели пожелать читателям альманаха «Соловецкое море»?

— Хочу пожелать одного — не поддаваться духу скептицизма и уныния при виде творящихся беззаконий и разрушений. «Нет ничего нового под солнцем», — учит Священное Писание. Христианский жизненный принцип прост и чужд всякого пессимизма. Как сказал святитель Василий Великий: «Делай дело Божие, а Бог сделает дело твое!»

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Протоиерей Артемий Владимиров не монах... но все же - его мысли об устройстве нового ставропигиального монастыря показались очень интересными...

 

Протоиерей Артемий Владимиров: «Монастырь — не инкубатор с перепелками!»

В Москве, по недавнему решению Священного Синода, открывается новая женская обитель — Алексеевская в Красном Селе. О специфике нового монастыря рассказывает протоиерей Артемий Владимиров, который станет, по всей очевидности, его духовником.

 

Как известно любителям старины, московская Алексеевская обитель была основана свт. Алексием митрополитом Московским для своей сестры и ее сподвижницы — ныне святых Евпраксии и Иулиании. (Они погребены на улице Остоженка в действующем Зачатьевском женском монастыре). Два раза Алексеевская обитель меняла свое место пребывания и сейчас обретается в Красном Селе. Это загородное тогда место было выбрано по благословению святителя митрополита Филарета (Дроздова) в первой трети XIX века.

126698.p.jpg

20 лет прошло с возрождения здесь приходской жизни, центром которой стал храм Всех Святых. И все эти годы наши мысли (священства и прихожан) вращались вокруг одного предмета — возможности возрождения обители. Здесь открылась первая в Москве церковная богадельня св. царевича Алексия, препроводившая в Небесные Обители пятьдесят своих насельниц, среди которых немало монахинь, постриженных в советское время и подготовившихся к исходу в вечную жизнь.

За двадцать лет в приходе собралось немало душ, чающих монашеской жизни. Я верю, что будущность нашей обители светлая и радостная. Во многом потому, что инокиня Ксения (Чернега), которая, по благословению Святейшего Патриарха Кирилла, станет ее игуменьей, выросла в этом приходе. Из студентки Московского юридического института она возросла во главу юридической службы Московской Патриархии. Именно ей Святейший Патриарх доверил сложное дело возрождения обители в юридическом плане - храмы Алексеевского монастыря оказались разбросанными по разные стороны эстакады, рассекшей обитель на две части. Эта эстакада пролегла прямо по костям погребенных на монастырском кладбище инокинь и представителей московской знати, деятелей культуры и искусства.

 

Основой жизни обители станет наш большой и интересный приход. В нем уже более тысячи человек. У нас собралось немало талантливых людей — Москва не скудеет "ни лириками, ни физиками". В нашей общине около 20 сестер, которые мало-по-малу утверждают свои стопы на стезях иноческой жизни. Так что мы надеемся, что обитель будет неспешно возрастать. Нас веселит надежда на неспешное возрождение древнего Алексеевского женского монастыря, оно будет протекать под непосредственным руководством Святейшего Патриарха Кирилла, который присвоил ей статус ставропигиального.

 

Каков будет характер обители? Будущее покажет. Но, судя по опыту нашей просветительской и издательской деятельности, монастырь, как это и положено городской обители, главные свои усилия направит на просвещение, на духовное служение соотечественникам. Вместе с тем, всякому понятно, что ограничиться только кабинетными занятиями было бы не слишком мудро для насельниц обители. Благо у нас есть почти четыре гектара земли в Красном Селе и столько же в Сокольниках с храмом свт.Тихона Задонского. Святейший Патриарх, объединив все наши угодья под покровом обители, наметил примерный план ее развития. В Сокольниках, с Божией помощью, надлежит построить новое здание богадельни, отвечающее потребностям времени. А в Красном Селе планируется обустроить место для будущих монахинь.

 

По мысли Святейшего Патриарха, помимо черного сестричества, то есть иночествующих сестер, обитель откроет свои врата и для белого сестричества. Речь идет о всех желающих девушках и женщинах, которые, может быть, еще не готовы или не имеют возможности жить в обители, но хотели бы быть ей полезными. А ведь ныне любой православный монастырь России причастен к подвигам милосердия. Приложением сил может быть интернат для детей сирот или школа для преподавания и ведения уроков добра и благочестия или медицинское учреждение, где всегда с большой благодарностью и персонал и пациенты встретят сестер со знаками креста милосердия на челе.

 

Безусловно, сегодня мы должны учитывать все трудности и ошибки, которые выявились из опыта созидания мужских и женских монастырей за последние 20 лет. Ошибки эти связаны с определенным перегибанием палки: для кого-то это были непосильные физические труды, для кого-то неправильно понятое послушание, которое, конечно, не должно придавливать личность, нивелировать ее, лишать рассудительности и способности в различении добра и зла. В наше время люди стали крайне немощными, и, безусловно, трудно ожидать, что приходящие в обитель принесут с собой гармонию ума и сердца, будут людьми радостными, бодрыми и универсальными в несении трудов. Для того-то и существует обитель, чтобы возвращать людям духовное здоровье. Задача монастырей — укреплять их нравственно с тем, чтобы они могли послужить ближним, поделиться с ними мудростью, чистотой души, радостью, терпением, умением увидеть светлую сторону жизни.

 

В любой обители атмосфера формируется во-первых начальствующим лицом, игуменией, и правильно подобранными ею сестрами; и, разумеется, духовником, которые будут помогать ей осуществлять руководство, и духовником монастыря. Если не будет никаких неожиданных решений, то, по всей видимости, мне будет предложено послушание духовника, и я выражаю твердую уверенность, что вместе с матушкой Ксенией мы, счастливо дополняя друг друга, сможем учесть все, обозначенные мной крайности и недостатки, чтобы уберечься от них. Нам предстоит не столько отталкиваться от противного, сколько созидать с надеждой на помощь Божию.

 

Мне думается, что лучший способ устроить монастырь укладывается в слова пословицы «тише едешь, дальше будешь». Мы не должны страдать "планов громадьем", т.е. гигантоманией, и, думаю, что нам не грозит в ближайшие двадцать лет (дай Бог всем жизни и здоровья!) превратиться в женскую лавру. Я не случайно сказал о том, что наша обитель будет включать в себя как иночествующих, так и белое сестричество. На Руси искони существовали такие понятия, как "чернецы и бельцы". Надеюсь, что наша обитель будет народной в том смысле, что подниматься ей должно при поддержке всего прихода. В него входит и церковно-приходская общеобразовательная школа, и богадельня, и большое количество уже сложившихся семей с их отпрысками и питомцами. Поэтому, если мы не будем ставить своей однобокой задачей умножения численности насельниц, (все-таки монастырь — это не инкубатор с перепелками), то сама жизнь внесет свои коррективы и даст нам понимание, правильной ли стезей мы идем.

 

И второе: никто никого не должен тянуть в монахи — ведь "невольник — не богомольник". Нужно двигаться путем духовной жизни без ропота и саможаления, но с радостью и благодарением. И как неправильно выскакивать в единочасье замуж, но должно испытывать и перепроверять взаимно свои чувства, так, конечно же, не хороши для обители "скороспелки и скорохватки". Пусть душа неспешно испытывает свои силы. Всякая прихожанка, если пожелает, может трудиться в белом сестричестве. В конце концов, это для нас любимый приход, где многие впервые принесли свою исповедь, причастилсись Святых Христовых Тайн... Если девушка или женщина нашла здесь свою нишу как дизайнер или иконописец, трудится в трапезной, богадельне, то мало-по-малу Божия благодать подскажет, стала ли обитель ей домом, находит ли она здесь "и Божество и вдохновение, и жизнь, и слезы, и любовь"...

 

Ведь главная задача монастыря, как и прихода, — созидать атмосферу любви во взаимном служении Христу. Если атмосфера будет светлой, а люди будут учиться щадить друг друга, научатся культивировать деликатность и приветливость; если для них сладкой будет жертва служения — тогда им — "и свечи в руки!" И напротив, если человек чувствует, (не приведи Господь!), что, пребывая в обители, он деградирует, звереет, черствеет, вянет, как лопух, — то пусть бежит, сверкая пятками, как это сделал лермонтовский Мцыри! Потому что не место красит человека, а человек — место. Убежден, что сама жизнь — есть гарант и критерий истины. "Жизнь прожить — не поле перейти".

 

Однако, надеюсь, что среди наших прихожанок обретется много таких явных и тайных светлячков-бодрячков, которые знают что vita brevis est (лат.) Жизнь коротка, и все земное быстро проходит. Остаются лишь вера, надежда и любовь, служить которым в обители есть поистине блаженный жребий и святой удел...

 

Записала Екатерина Степанова

Протоиерей Артемий Владимиров

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Дерзнуть на большее: о пути в монастырь и о монашестве

Игумен Михаил (Семёнов)

 

Наверное, так случалось в былые времена: человек узнавал о духовной жизни, о том, что есть монастыри, где иноки всецело служат одному только Богу…, недолго думая, собирал нехитрую котомку вещей и уходил в ту обитель, куда направляли его стопы и Промысл. Оказывается, вот такие же бесхитростные истории случаются и в наши дни.

О том, как связано послушание с любовью, как возможно выстроить монастырь на пустом месте, почему старцы — не волшебники и отчего монах никогда не оправдывается, говорим с наместником монастыря «Спаса Нерукотворного пустынь» села Клыково игуменом Михаилом (Семёновым).

142919.p.jpg?0.07817825861275196

Игумен Михаил (Семёнов)

«Истинно говорю вам: кто не примет Царствия Божия, как дитя, тот не войдет в него» Лк. 18: 17

Место, где Бог ближе

142954.p.jpg?0.9580840694252402

Клыково. Художник: Елена Соколова. 2012 год

— Отец Михаил, это же страшное дело для мирянина — бросить «жизнь» и уйти в монастырь! Что-то должно быть такое, что выталкивает из мира?

— Все, что полноценно совершается, совершается ради любви. Как бы поступили сейчас современные жены на месте жен декабристов? Ехать куда-то в Сибирь за какими-то мужиками, которые неизвестно когда вернутся? Современная женщина развелась бы и вышла замуж за успешного человека, не связанного с тюрьмой, с криминалом, с преступлением против государства. Но жены декабристов, небедные светские дамы, поехали в ссылку, в Сибирь, не в лучшие условия, ни на что не рассчитывая, только потому, что любили своих мужей. Так и в христианстве, в монашестве: все, что делается, делается из любви к Богу. Никакого другого смысла это не имеет. Это не угождение самолюбию, не угождение тщеславию. Просто современный человек все оценивает с точки зрения угождения себе. И о монастыре он думает: «Стоп, а зачем мне это? А в чем выгода, а что мне за интерес, а что я от этого получу?» Но причем здесь выгода?.. Если человек достигает какой-то степени любви, он хочет оказаться с любимым человеком. Такова для христианина любовь к Богу. Человек способен всего достичь в миру: и деньги он сможет заработать, и добрым семьянином стать. Но он к Богу стремится, он стремится к тому, чтобы этой любви ничто не мешало, чтобы ничего не стояло между ним и Богом. А можно ли найти для этого место лучшее, чем монастырь? Монастырь и есть такое место — здесь люди живут только этим.

— В какой момент Вы это поняли для себя? Вы родились в семье верующих людей?

— Да, в нашей семье атеистов не было. Но религиозная информация в стране была нулевая, и люди, естественно, не могли почерпнуть глубокого знания Православия — литературы просто не было. Дома было Евангелие — я помню, мама купила его в каком-то храме за 100 брежневских рублей[1] и хранила как драгоценность на самом почетном месте, заворачивая в полотенце, и читала только стоя, держа на этом полотенце. Иметь Евангелие уже было достижением! Соответственно, в таких условиях, какие мог человек понять истины? Да самые простые. Было простое понимание веры. Я никогда не был ни атеистом, ни сомневающимся, был верующим в меру вот такого своего бесхитростного понимания.

142932.p.jpg?0.8026350347790867

Богослужение. Фото: Клыково.Ru

— И ведь могли и остаться таким, «верующим в меру»?

— Нет, я этого не хотел. Меня с самых ранних лет интересовала другая жизнь, за фасадом этой, привычной, комфортной. С детства из рассказов бабушки я твердо знал, что нас всех ждет будущая жизнь, что она такая же полноценная, как эта, только — бесконечная. Я не разуверился в этом, когда вырос. И, согласитесь, если человек не дурак и понимает, что эта земная жизнь закончится, что ему предстоит жизнь другая, бесконечная, то ему хочется узнать, как в нее попасть, правда? Как псалмопевец говорит: «Скажи ми, Господи, кончину мою и число дней моих, кое есть, да разумею, что лишаюся аз?» (Пс. 38:5). Меня это всегда волновало. И я тогда, в юности, понимая, что повседневная жизнь человека так или иначе всегда связана с грехом, решил для себя: ладно, сейчас живу, как получается, если нет возможности не грешить и жить по-другому, а в конце жизни пойду сторожем жить при храме, служа только Богу. Чтобы спастись. Вот такие наивные мысли были! Я ведь даже не знал, что есть монастыри, что можно жить полноценной духовной жизнью. И когда узнал, то недолго думал о том, какой путь мне выбрать.

— Во времена вашей юности действующие монастыри можно было перечесть по пальцам. Откуда вы узнали о них?

— Из книг. Это был 1991 год, стала появляться православная литература, я начал читать, читал очень много, изучал ранее совершенно мне неведомые произведения святых отцов. Все это очень глубоко меня тронуло. Я был возмущен тем, что от нас это богатство скрывали. Быть верующим или не быть — это выбор самого человека. А у нас отнимали саму возможность этого выбора.

— Уверовали и сразу ушли в монастырь?

— Ну да. Воцерковился, скорее, потому что верующим был всегда.

— А как Ваши родители отнеслись к уходу в монастырь? Они не хотели вас женить?

— Хотели.

— Значит, Вы их не послушали?

— Нет, почему же. Прежде чем что-то сделать, я объявил им свое решение. Это был период осмысления: они попытались проверить надежность моих желаний, а потом с этим согласились, благословили. Так что в монастырь я ушел не самовольно.

142924.p.jpg?0.852392744505778

Спаса Нерукотворного пустынь.

Село Клыково.

Фото: А.Поспелов / Православие.Ru

— А если бы не благословили?

— Если бы не благословили, наверное, не стал бы перечить. У меня с родителями были очень хорошие отношения, и я рассчитывал на то, что меня поймут. И меня поняли. Впоследствии и отец, и мать приняли монашеский постриг: моя мама сейчас монахиня в Шамордино, а папа, монах Ефрем, закончил свои дни здесь, в Клыковском монастыре.

 

Билет в одну сторону

— Первый ваш монастырь — Оптина пустынь?

— Это интересно получилось. Я про Оптину ничего не знал, в миру был Сергием, и мой святой — Сергий Радонежский. Я прочел его житие, меня оно потрясло, и я уехал в Троице-Сергиеву Лавру, чтобы там остаться. Но, по наивности своей, не взял с собой паспорта, подумал: а зачем монаху паспорт? Тогда были времена, когда можно было по всей стране ездить без документов, при покупке билета они были не нужны, никто у тебя их не требовал. И я поехал без паспорта. Приезжаю в Лавру, а меня спрашивают: «А паспорт? Мы без паспорта не берем!» Я сказал, что назад уже не вернусь. Решил ведь уже для себя, что только в одну сторону еду, при любых условиях. Я тогда был с одним священником, и он мне и говорит: «Езжай в Оптину пустынь». В Оптиной отнеслись более снисходительно, и я там остался. Я приехал в туда в 1992-м, как раз на праздник преподобного Амвросия Оптинского, 23 октября, а через год, 15 августа 1993-го, я уже был в Клыково.

142942.p.jpg?0.28002044139429927

Оптина пустынь в 1990-е годы

— А почему так быстро уехали из Оптиной?

— Мы пошли сюда по благословению, строить клыковский монастырь. Исторически на этом месте никогда не было обители, только сельский храм. Здесь тогда вообще ничего не было, только разрушенный храм и один домик — бывший дом священника. Но его нет сейчас — сгорел.

— Сложно было, наверное? Сколько вас было?

— Конечно, на пустом месте было непросто, но по молодости мы не думали об этом. Из Оптиной нас пришло семеро трудников, без подрясников еще. Было огромное желание жить, молиться отдельно от мира. Два года мы просто выживали. Денег не было, ничего не было, жили в полной скудости, только милостью Божией. Бывало, не знали, что завтра есть будем. А еще ведь надо было и храм восстанавливать, притом что средств на ремонт не было никаких, ни копейки. И мы поехали просить молитв схимонахини Сепфоры[2]…

 

Как брать благословение у женщины?

— Схимонахиня Сепфора ждала нас. Оказалось, что в 1993 году, когда матушка молилась о том, чтобы Божия Матерь указала ей, где окончить дни жизни, Царица Небесная ей явилась и сказала: «Жди, за тобой приедут из Клыково священники». И она ждала два года. Сначала забрать ее было просто некуда. Мы сами в очень плохих условиях здесь жили, строили домик, и, когда встретились с ней в 1995 году, он был наполовину готов. Матушка начала торопить: «Давайте быстрее стройте, я буду с вами жить». Мы как могли этот дом доделали и перед Рождеством 1996 года ее сюда привезли...

 

— А как Вы познакомились со схимонахиней Сепфорой?

— Познакомился я с ней в Оптиной пустыни. Прожил я там месяц и вот однажды слышу, что приехала какая-то старица и все о ней высокого мнения — и духовная, и прозорливая, и великая молитвенница… Естественно, все ринулись к ней: многие из нас только начинали религиозную жизнь, у всех была масса вопросов. Ну и я пошел. Мне говорят: «Да ты что, забудь, там игумены в очереди стоят, а тебе-то куда?» В первый вечер я к ней не попал и как-то успокоился — нет так нет. А на следующий день выхожу из Введенского храма, и мне какой-то трудник говорит: «Смотри, матушку ведут. Пойдем, благословение возьмем!» Я думаю: как у женщины брать благословение, что это еще такое? Но потом смотрю, она троеперстием четким крестит всех. Подхожу — она меня крестит и спрашивает: «Ты кто?» Я говорю: «Сергий». Она, удивленно так: «А что ты здесь делаешь?» Говорю: «Тружусь в экономском отделе[3], отцам помогаю». Она замолчала, а потом говорит: «А ведь нам вместе с тобой жить». А келейница мне шепчет: «Слушай, слушай, что матушка тебе говорит, она старица!» Мы постояли, помолчали, потом матушка Сепфора меня по плечу хлопает: «Ну, бегай, бегай пока!» Я, конечно, ушел в недоумении: где это мы будем с ней жить? Потом просто выбросил это из головы. Вспомнил я этот разговор, только когда мы матушку сюда привезли, в Клыково. В нашем монастыре она и прожила до самой своей смерти.

Мы сами ничего не делаем, чтобы как-то «рекламировать» схимонахиню Сепфору. Все происходит само собой. Ее знают, и она реально помогает людям. Мне рассказывали, что она, например, во время операции стояла рядом с одной женщиной…

142923.p.jpg?0.6179565794300288

Спаса Нерукотворного пустынь.

Село Клыково.

Фото: А.Поспелов / Православие.Ru

— А нет ли некоторой духовной опасности в том, что люди едут в монастырь, к мощам, помолиться у могилки старца не потому, что ищут Бога, а ради разрешения каких-то своих житейских проблем?

— Да, часто люди плохо понимают Бога, но столкновение с явным проявлением чуда отдельно взятого святого укрепляет веру человека. Дальше Бог ждет от человека дел. Но чтобы разжечь в нем огонек, нужно иногда какое-то чудо — и вот человеку хватает ума обратиться к какому-то святому, помолиться, и оно происходит. Появляется толчок, от которого человек начинает духовные шаги. Второй и третий раз можно и не получить такого «аванса» — Бога не обманешь.

— А у Вас такой точки отсчета не было?

— Я не искал чуда, и цели что-то вымолить не стояло. Просто жил с мыслью о том, чтобы Господь сформировал то, что мне надо. Единственное желание было — пообщаться с людьми святой жизни. И в этом Господь мне помог: я знал многих старцев.

 

Почему старцы — не волшебники

— Мирские люди, увы, видят в старцах волшебников, потому что всегда хотят быстрого разрешения своих проблем и, когда приходят к ним, часто вообще не знают, чего хотят. Просто идут и идут — на общей волне шума. «А ты был у старца? А он тебе что-нибудь сказал?» Понимаете? Господь дает старцам дар — как правило, это дар прозорливости, откровения. И важно понимать, что это откровение старец не от себя говорит: он говорит то, что Господь ему открывает для каждого конкретного человека.

142941.p.jpg?0.6812723083421588

Схимонахиня Сепфора

Когда я стал общаться со схимонахиней Сепфорой, она мне сразу напрямик открыла свой дар, чтобы я уже не сомневался и не думал, что она просто бабулька в апостольнике. Сказала: «Я тебе не кукла говорящая. Если ты от меня что-то хочешь услышать, ты накануне помолись Господу, Божьей Матери, попроси, чтоб Господь открыл. И когда приедешь, то я тебе скажу, что надо». После этих слов я никогда не задавал ей вопросов. То есть накануне приезда молился, просил откровения, приезжал, садился перед ней — и она мне говорила то, что я хотел услышать, ничего не спрашивая. Это есть тот дар, которым Господь через старцев дает нам откровения, вразумления.

 

Но если Господь знает, что человеку это откровение не нужно, то Он это старцу не откроет. И старец будет говорить с тобой, как обычный человек, рассуждая и давая советы. К отцу Илию приезжают: «Батюшка! А каким металлом крышу крыть — таким-то или таким-то?» Что это? Должно быть откровение Божие, каким металлом покрыть крышу? И батюшка говорит: «Возьми такой вот или такой». Просто советует. «А у тебя сколько денег? Тебе на медь хватит?» — «Нет, не хватит». — «Ну и покрывай оцинковкой!» Это и дураку понятно. Любой опытный прораб тебе в сто раз лучше посоветует, как специалист.

 

Есть ситуации, когда человек действительно остро нуждается в каком-то откровении жизненного пути. Он просто не может принять самостоятельного решения, не понимает, как ему поступить, для него многое неочевидно. Тогда нужен старец. И, конечно, не факт, что человеку понравится совет старца и он ему последует. Сейчас очень часто пытаются убедить старца, чтобы он благословил так, как «надо». Поэтому люди по нескольку раз приходят, берут благословение, уговаривают старца. И если убедили и он дал согласие, то люди считают это волей Божией. Ничего подобного. Воля Бога — это когда ты услышал то, о чем не подразумевал. А если ты просто старца уговариваешь: «Батюшка, да нет, вы не понимаете… У меня такие обстоятельства… Мне очень надо…», и старец говорит: «Ну, Бог благословит!» Это что, благословение Божие? Конечно, нет!

142930.p.jpg?0.537002679426223

Посашко Ю.

Монахи: о выборе и о свободе.

М.: Никея, 2014. С. 39–60.

— Отец Михаил, а способен ли человек расслышать свое призвание, в частности о монашеском или семейном пути? Христианин это слышит сам или ему кто-то подсказывает?

— А вот вы, Юля, кто по профессии?

— Журналист, редактор.

— И вы сразу стали заниматься обработкой статей? Или кто-то подсказывал?

— Конечно, подсказывали.

— А в духовной жизни разве не нужны советчики? Когда человек духовно возрастает и обретает какой-то опыт, ему нужен духовный наставник — его обычно называют духовником.

Но надо понимать, что духовник — это не просто первый попавшийся священник, который носит крест и епитрахиль с поручами. Духовник — это человек, достигший духовного возраста. Есть как бы три духовных возраста: младенческий, юношеский и старческий. Если человек находится в младенческом духовном возрасте, даже если он священник, он не имеет права быть духовником. Он может исповедовать, но духовные советы давать он не имеет права. Он в таком же духовном возрасте, как и вы.

Соответственно, если вы найдете себе наставника духовно неопытного, то введете друг друга в заблуждение. Вы будете растить в нем его тщеславие, а он будет вещать вам от себя вымышленные истины. Если духовник прошел духовный путь, он еще не является старцем, у него нет духовных даров, но у него уже есть свой ценный духовный опыт и он может делиться с вами советами, исходя из него.

— У вас был такой наставник?

— Я общался с отцом Илием, матушкой Сепфорой. Я старался делать все безукоризненно, старался жить по послушанию.

— Послушание — страшное для мирян слово. Это полный отказ от своих мыслей?

— А выполнение обязанности перед родителями — это разве не послушание?

— Но одно дело, когда речь идет о ребенке, а когда человек уже взрослый… можно и своей головой подумать, разве нет?

— А как же почитание родителей? Вот тебе сорок лет, а маме шестьдесят, и она говорит: «Сделай так!» Что ты будешь делать? Послушание и воспитывается для того, чтобы человек научился поступать по любви к кому-то. Не потому, что тебе так хочется, а по любви. Вот если тебе не хочется делать, что придумал твой муж, но ты его так любишь, что не можешь не сделать. В монастырской жизни мы стараемся выстраивать такие же отношения — это основное, на этом все держится. Люди почему-то забыли о любви. А ведь ты маму из любви будешь слушаться и в 40 лет, и в 60. Никакого другого логического объяснения здесь нет.

 

Жизнь с ограничителем скорости

— Греческое слово «монах», monos, переводится как «один». И человек, вступая на этот путь, должен привыкнуть к мысли, что все люди для него на самом деле исчезают?

— Нет. Здесь речь идет не об исчезновении, а об осознании единства с Богом. В одном из псалмов сказано: «Не надейтесь на князи, на сыны человеческие, в них же несть спасения». Речь идет о том, что монах выстраивает личные отношения с Богом и старается приближаться к Нему, несмотря на то, что он живет в общинной среде, в монастыре, где есть внешнее управление и послушания. Внутреннюю жизнь он выстраивает только с Богом, потому и идет речь об одиночестве. Ты один с Богом.

142928.p.jpg?0.3139776731841266

Игумен Михаил (Семёнов).

Фото: Клыково.Ru

— Неужели нельзя устроить внутреннюю жизнь с Богом, живя в миру?

— Можно. Но почему создавались и создаются монастыри? Чтобы можно было уйти от соблазнов. Такое ощущение, что людям в миру кто-то сломал самоограничитель. Раньше на машинах стоял ограничитель скорости, чтобы машина раньше времени не поломалась. В миру такого нравственного ограничителя не существует: мы как будто можем все себе позволить, нас никто не приковывает цепями... Но ведь должен работать ограничитель совести, дозволенности. И в монастыре он срабатывает.

— А разве он не срабатывает у верующего, церковного человека?

— Должен срабатывать, но у нас есть органы — слух, зрение… — через которые вольно-невольно приходят искушения. Мы их принимаем и начинаем в себе культивировать.

Человек, живущий в миру, так или иначе соприкасается с неполезными для него действиями или информацией. Это не проходит бесследно, это все равно оседает в нем, накапливается. И человек не может жить в полной внутренней чистоте.

— Монастырь ограждает от этого?

— Монастырь создает условия, где какие-то вещи неприемлемы. Монахи пользуются компьютерами, могут и новости смотреть, и фильмы, но это в рамках дозволенного.

 

Монах не оправдывается

— Допустим, человек хочет быть трудником, послушником. Можно ли сказать сразу, что в нем такого должно быть, чтобы он остался в монастыре?

— Да по глазам можно определить! Это зеркало души, там все написано. Раньше я не разбирался в этом, а сейчас с первого взгляда могу определить психически нездорового человека.

142935.p.jpg?0.2976076996419579

Послушания в Спасовой пустыни.

Фото: Клыково.Ru

— То есть вы не всех приходящих принимаете?

— Сейчас есть некоторые жесткие критерии, потому что от бывших заключенных, например, никакого результата нет... Наркоманы — с ними тоже сложно, они очень часто просто ничего не хотят.

— Зачем же приходят?

— Бывает, что жить негде, кушать нечего или кто-то думает, что в монастыре с ним чудо произойдет. С кем-то оно в самом деле происходит, но чаще всего через какое-то время человек возвращается на свою стезю. Очень мало таких людей, кто полноценно восстанавливается после наркомании. Монастырь не ограждает человека от этой болезни. Плюс здесь начинается духовная борьба: враг ведь тоже работает...

— Говорят, в монастыре духовная борьба тяжелее, чем в миру? Почему так происходит? Монах ведь, казалось бы, от всех соблазнов мира убежал?

— Если бы у нас не было органов чувств, у врага было бы меньше возможности человека искушать. Наши органы чувств — наши слабые места, через которые он может действовать.

142934.p.jpg?0.3768907568883151

Послушания в Спасовой пустыни.

Фото: В. Ештокин / Expo.Pravoslavie.Ru

Братия исповедается достаточно часто (не каждый день — раз в два дня или раз в неделю), чтобы очиститься, освободиться от грехов, происшедших накануне. Таким образом человек стремится сохранить себя во внешней чистоте.

Но страсти-то остаются, и враг прекрасно знает, у кого какие слабости. Для того чтобы человека сбить с пути, враг усиливает эти внутренние страсти. Человеку приходится крайне воздержанно себя вести, чтобы не поддаться на такие соблазны. Мысли-то не выключишь — это не радио. В монастыре настоящая борьба происходит на уровне мысли. Воображение тоже не выключишь, воспоминание о старых грехах остается. Человек в монастыре начинает видеть себя более тонко и более реально себя оценивать.

В миру так: есть грехи — ну и ладно, есть слабости — и есть слабости. «Я же хороший человек при этом. Деньги даю? Даю! В храм хожу? Хожу!» Мини-фарисейская жизнь. А монах старается не оправдываться, а сконцентрироваться, собраться, чтобы уберечь себя от искушений. Это не так просто.

 

Дерзнуть на большее

— Разве Господь «мечтает» о том, чтобы как-то ограничить человека? Вовсе нет. Бог из любви хотел бы каждому дать то, о чем тот и мечтать не смеет. Есть Промысл Божий лично о каждом. Но ты должен его искать, понять, чего Господь ждет лично от тебя.

Ты можешь этого не делать и поступать, как тебе захочется — ты свободен, и Господь на твою свободу не претендует. Верно говорят, что Бог не спасает нас, если мы сами этого не хотим.

142940.p.jpg?0.4779032270889729

На шестопсалмии.

Фото: Клыково.Ru

Но в таком случае ты рискуешь так никогда не понять и не осознать, что ты живешь лишь в меру удовлетворения своих желаний. А ведь у тебя здесь, на земле, есть возможность, которую никто не отнимает — ты можешь возжелать большего, дерзнуть на большее.

— Всегда ли человека в монастырь приводит желание угодить Богу?

— Крайнее желание угодить Богу. Человек всего может достичь в миру: и деньги сможет заработать, и семью содержать. Но он к Богу стремится. Иначе в монастырь и не приходят.

 

С игуменом Михаилом (Семёновым) беседовала Юлия Посашко

 

11 ноября 2013 года состоится презентация книги «Монахи».

Эта книга о том, почему люди, наши современники, бросают мир и уходят в монастырь. У читателей есть возможность встретиться с автором и одним из героев книги — монахиней Ольгой (Гобзевой). Монахиня Ольга — известная актриса, сыгравшая более чем в 40 фильмах, дружившая с О. Далем и В. Шукшиным, ныне инокиня, председатель Координационного совета женских благотворительных организаций Русской Православной Церкви.

Ждем вас 11 ноября 2013 года в 18:00 в магазине «Библио-Глобус» на 1-м этаже в 8-м зале по адресу: ул. Мясницкая, 6/3, стр. 1.

 


[1] Для понимания масштаба цены можно вспомнить, что средняя зарплата в те времена была 180–200 рублей, обед в дорогом ресторане мог обойтись в 10 рублей, килограмм вареной колбасы стоил 2,20 рубля, за телевизор, если удавалось его достать, пришлось бы заплатить 300–400 рублей. – Примеч. ред.

[2] Схимонахиня Сепфора, в миру Дарья Николаевна Шнякина (уроженная Сенякина) – православная подвижница, старица. Родилась будущая матушка Сепфора в 1896 году, с юности горела желанием посвятить себя Богу в монашеском чине, но из-за ранней смерти отца ради содержания семьи была вынуждена по настоянию матери выйти замуж. Родительского благословения Дарья ослушаться не хотела. Прошла через многие испытания многострадального XX века – раскулачивание, голод, войну, гонения на верующих. В 1967 году приняла постриг в Троице-Сергиевой Лавре, но продолжала жить в миру. Переезд в Клыково ей был предсказан в 1993 году, когда монастырь только строился и был еще никому не известен. Скончалась схимонахиня Сепфора на 102 году жизни в клыковской обители. Многие люди обрели в ней духовную матерь, утешительницу, свидетельницу истины Христовой веры.

[3] Эконом — в православных монастырях должность лица, заведующего и надзирающего за хозяйственной деятельностью монастыря. Полномочия эконома в каждом конкретном монастыре определяются уставом. Эконому могут подчиняться следующие монастырские должностные лица: келарь, заведующие монастырскими мастерскими, гостиник, больничный, трапезный, повар, привратники.

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Схиархимандрит Илий (Ноздрин): они оставляют мир, чтобы понять смысл веры

 

На праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы мы побеседовали о монашестве со схиархимандритом Илием (Ноздриным), духовником Святейшего Патриарха и Кирилла и оптинской братии.

148739.p.jpg?0.7393428054638207

– Батюшка, о монахах говорят, что они - любимые дети Господа. Или так говорят сами монахи? Ведь Господь любит всех, даже тех, кто далек от веры и Церкви. Для чего люди становятся монахами?

– Монашество, как само христианство, существует 2000 лет. Христианство есть основа нашей жизни, а неуходящий авангард христианской веры, ее костяк, конечно же, составляет монашество. Монашество заключает в себе осуществление идеала веры, а Господь, как ее основоположник, является и основоположником монашества. Спаситель, Который называл Себя Сыном Человеческим и был истинным Человеком, не имел семьи и естественно указал нам: чтобы реализовать веру, надо во всем подражать Христу. Без подражания Христу мы не сможем показать чистоту вероисповедания. Первые мученики за Христа не пожалели жизни, отдав ее за веру, за то, что Господь положил в основу смысла всего сущего.

 

Монахи, живущие в монастырях, с первых веков христианства, являют собой пример для подражания. Они оставляют мир, чтобы понять сущность христианской жизни и смысл нашей веры. Монашеский ритм сохраняет христианскую жизнь как основу. Люди встают на монашеский путь, пренебрегая радостью мира, свидетельствуя, что необязательно собирание сокровищ, упоение земным счастьем, семейные утехи, все, чего зачастую требует человеческая натура.

Жизнь человека не оканчивается лопухом на могильном холме. Она продолжается и после смерти. Есть душа, и человек не является неким примитивным устройством, он - высшее творение Божие. И даже если бы он был просто сцеплением атомов и молекул, то без души не был бы человеком. Человек имеет тело и душу, и эти две жизненные субстанции наделены собственными силами. Человеку также были даны разум и свобода. Имея свободу, человек отступил, не смог удержаться в райском состоянии. Но через страдание Спасителя, через победу Бога над диаволом он получил возможность снова вернуться к жизни вечной. На основе свободы и разума осуществление вечного естественным образом доступно не только монашествующим, но и вообще всем людям. Монашество в глобальном смысле составляет сравнительно небольшую часть человечества.

 

Церковь прославляет не только тех, кто живет в монастырях. В миру тоже есть люди, которые живут целомудренно и свято. Но есть и те, кто без всякого рассуждения оставляют даже само желание понимать смысл. Эти люди не думают, есть ли основания не признавать веру и жизнь вечную. Наверное, есть и на это основания, но гораздо больше оснований для того, чтобы признать, что вечная жизнь есть. Из притчи о Богаче и Лазаре мы знаем, что Богач, находясь в страшном состоянии, просил Господа послать Авраама к своим родным, чтобы сказать им, что есть иной, загробный мир. Но Господь ответил, что на земле достаточно свидетельств, оставленных пророками, но люди не верят, не хотят задумываться об этом. Господь воскрес и явил Свои чудеса, воскресли мертвые и явились многим, но если человек не хочет веровать, чем можно ему помочь?

 

– Часто приходится слышать, что поскольку монашеская традиция в России была прервана, нам надо перенимать опыт у Церквей, которые не подвергались разорению. Применим ли у нас этот опыт?

– Как институт монашество за время своего существования создало свою структуру, свой образ жизни. На Руси было около 1000 монастырей. Конечно, желательно иметь образ, дух древнего монашества, которое остается для нас примером. Но сейчас очень важно возродить российское монашество, воссоздать образ который имела Россия до революции.

148741.p.jpg?0.01117286877706647
Монастыри Руси не только снаружи были прекрасны. Множество людей обретали в обителях приют и утешение для своих душ. Те, кто по каким-то причинам не мог устроиться в жизни, тоже находили пристанище в монастырях. Но как революция шла бандитским путем, поправ все законы человеческого общежития, разума и воли, так и разрушение монастырей, храмов, убийства без суда и следствия верующих, особенно священства, не имели под собой законных оснований. Во многих областях России были расстреляны и замучены в лагерях сотни тысяч монашествующих. Перед войной целая пятилетка была посвящена уничтожению Церкви. Эту же задачу после войны хотел осуществить Хрущев, да и не только он, а и вообще коммунисты. Ирония судьбы состоит в том, и для нас это абсолютно ясно, что это было задачей диавола.

 

Варварское разорение монастырей происходило нечеловеческим, неразумным путем. А после разрушения они представляли собой только плач, стон и горе. Даже здания зачастую не использовались теми, кем были отобраны у Церкви. Многие храмы напоминали разрушенные войной города. Как, например, город Орел на моей родине, или город Великие Луки, в котором не осталось ни одного здания после бомбежки и после того, как город переходил из рук в руки. Ясно, что все это происходило не без участия вражьих сил, и все это - следы диавола, который борется против Бога. Легионы своих слуг диавол поставил на то, чтобы разорить Россию, а Россию надо было разорить, чтобы разорить церкви и монастыри. Но надо признать, что веру не удалось разрушить.

148742.p.jpg?0.8600303130224347

– В эпоху информационных технологий монашество переживает необычный период. События монастырской жизни освещает сайт Синодального отдела по монастырям и монашеству. Проект документа Межсоборного Присутствия, посвященный монастырской жизни, становится предметом интернет–дискуссии. Надо ли, на Ваш взгляд, уделять так много внимания проблемам монашества в средствах массовой информации?

– Ну, а как же? Спасителя называют Логос, что означает Слово (от греч. - "смысл", "понятие"). Бог в Лице Спасителя говорит о Себе правду, Он говорит, каким должен быть смысл жизни человека. Господь дал людям разум и никого не принуждает ко спасению. На заре существования человечества, в раю, Господь мог запретить людям пасть, не дать им возможности послушать диавола. Но тогда это нужно было бы запретить воле человека. Первым искушением Адама была его свобода - свобода выбирать между добром и злом. Отнять свободу, значит оставить человека в состоянии принуждения, отсутствия свободы. Но Господь дает нам возможность вернуть свое счастье, вернуть рай. Спасение происходит через веру в Бога Слово. С помощью слов человек общается в семье, с другими людьми. Слово Логос нашло отражение в науке. С помощью слов мы свидетельствуем о своей вере. Во время гонений за слово евангельской проповеди ссылали на Соловки и в другие лагеря, уничтожали книги. Бог дал человеку свободу, а диавол запрещает ему говорить.

 

Христианская миссия должна быть свободной и отражать достоинство человека, наделенного разумной волей. Человек должен говорить правду, а правда за нами, за христианской верой. Все, что есть в нашем распоряжении - радио, телевидение, интернет - все это Господь дал нам для того, чтобы человек получил возможность в широком смысле осуществлять свое спасение. Так что наша миссия, миссия христианской веры необходима.

 

Беседовала Екатерина Орлова © Фотограф: Владимир Ходаков

Синодальный отдел по монастырям и монашеству Русской Православной Церкви

13 декабря 2013 г.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Слова -орудия этого мира,а молчание-будущего века,сказал кто-то из святых,извините,если что не так.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Канон покаянный. Время пришло...

Фотовыставка, посвященная 700-летию Толгского монастыря

:good2000: :good2000: :good2000:

945167_original.jpg

 

945445_original.jpg

 

944365_original.jpg

 

946794_original.jpg

 

 

947649_original.jpg

 

948276_original.jpg

 

948966_original.jpg

 

949237_original.jpg

 

950181_original.jpg

 

952824_original.jpg

 

955623_original.jpg

 

955828_original.jpg

 

956560_original.jpg

 

957957_original.jpg

 

Все фото и информация о выставке - здесь

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Ольга, спаси Господи! Вот ведь и лица сестер теперь знакомые... :)

 

p.s. Как зовут батюшку на 40 фотографии?..

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Монастырь, монастырь, не печалься,

Нет конца без начала.

Твои стены тебя не поймут,

Как того старца монаха.

Не требуй от них ничего,

Ни тепла, ни согрева.

А проси у них одного,

Спасенье беречь от вора.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Как-то монах по имени Лонгин - насельник Афонского монастыря Ксенофонт - во время плавания почувствовал, что какое-то препятствие останавливает ход лодки. Склонившись к носовой части лодки, он, к своему потрясению увидел "прилепившуюся"  небольшую икону Божией Матери. Когда о.Лонгин решил основать обитель в Катунаках, то он взял обретённую в воде икону, получившую название "Госпожа ангелов."

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Канон покаянный. Время пришло...

Фотовыставка, посвященная 700-летию Толгского монастыря

 

Олечка, спасибо за фото ! Порадовалась, что увидеоа на них нашего бывшего (любимого) митрополита Пантелиимона.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Случай, произошедший в одном из женских монастырей.

Полиелейная служба, сестры выстроились в очередь на помазание, и одна сестра стала невольным свидетелем происходящего рядом диалога папы с маленьким сыном.

Сын (глядя на клобуки): Папа, а сто это у них на голове?

Папа: Это шлем, сынок.

Сын: А зацем им этот слем? Они сто воюют?

Папа: Постоянно.

Сын (после небольшой паузы): Папа, а они холосые?

Папа: Лучшие, сынок.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

"Будет в монастыре непрерывная молитва - Господь услышит и все устроит".

 

«Молитва есть мать и глава всех добродетелей», – так говорил преподобный Макарий Великий, Египетский, совершавший подвиг молитвы и покаяния в далеком IV веке. И без глубокого понимания этих слов жизнь в современной монашеской семье неполноценна. С каким бы рвением сестры не выполняли то или иное послушание, как бы они не старались сделать все хорошо  ради процветания монастыря, но если нет молитвенного настроя и постоянного призывания  имени Божия, – значит, их души ни на шаг не приблизились к спасению. Только молитва способна стать сильным оружием в деле спасения молящегося, облагораживая при этом любой труд –  убираешь ли ты навоз в коровнике или водишь экскурсию по ухоженным дорожкам родной обители. Эта тема стала одной из основных в беседе с игуменией Варварой (Третьяк)  – настоятельницей Свято-Введенского Толгского женского монастыря. Первого женского монастыря, открытого на территории России после многих десятилетий разорения святынь. 21 августа 2014-го у древней Толги  юбилей – 700-летие основания. Разговор с матушкой Варварой мы начали с того, с чего началась ее жизнь здесь – со второго рождения обители в 1987 году.

 

monasterium.ru_tolga700-21.08_07.jpg
– Матушка, скажите – что в те годы было особенно трудным для Вас как для настоятельницы, увидевшей полную разруху, сплошные руины вокруг? 

– Трудным было всё. Возглавлявший тогда Ярославскую кафедру митрополит Платон (Удовенко) так вспоминал о своем первом визите в Толгу: «Мы приехали и молчаливо стояли». А что скажешь, когда душу переполняет печаль  при виде поруганных святынь? Первые благодетели монастыря, замечательные боголюбивые люди, с искренним сочувствием меня уверяли: «Ну, мать Варвара, тебе и за шестьдесят лет эту развалину не поднять!» Однако мы с сестрами не думали, сколько лет или десятилетий Господь судил нам жить на земле. Мы просто молились и трудились. Поначалу было много тяжелой физической работы (вплоть до того, что самим приходилось разгружать машины с кирпичом, пока не появилась возможность нанять рабочих), но такая радость нас охватывала, такую благодать мы чувствовали, осознавая, что Хозяйка древней обители  Пресвятая Богородица незримо тут ходит, утешает нас!  И хотя жили в сыром  Никольском корпусе – десять кроватей стояло в одной комнате, – но, как я уже отвечала журналистам на их вопросы и еще раз повторю, ничто нас не пугало: ни развалины, ни огромность предстоящих трудов. Никакие материальные лишения не могли угасить той любви к древней русской обители, что объяла наши сердца.

– То есть – в назидание сестрам и братии возрождающихся нынче обителей – можно сказать, что главное – не испытывать страха перед трудностями, какими бы непреодолимыми они, на первый взгляд, не казались?

– Святые отцы говорят, что бояться надо только грехов. А любые житейские невзгоды, любые трудности преодолимы с Божией помощью. С Богом человек может все. Да, нам предрекали, что и за шестьдесят лет не поднять древнерусскую «развалину», но, как видите, случилось чудо: по молитвам ко Господу, Пресвятой Богородице монастырь удалось возродить, пять монастырских храмов – действующие. Господь в свое время столько благодетелей и помощников к нам привел: директоры заводов жертвовали кирпич и железо на крышу, оплачивали труд нанятых нами рабочих, а солдаты, студенты, школьники делали всё во славу Божию. Тогда люди из разных уголков России сюда приезжали и старались помочь, чем могли. Так что не будет преувеличением сказать, что Толгскую обитель мы поднимали всем миром.

 

Читать далее

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Схимонахиня Гавриила (Геронтисса Гавриилия)

 

Схимонахиня Гавриила (Геронтисса Гавриилия)Когда человек имеет любовь, терпение, послушание и смирение, он приобрёл и этот мир и Рай. Но кто препятствует? Всегда сила тьмы, которая говорит нам, что мы правы... Всегда «прав» другой! Это очень важно... Потому что он своим «Я» - прав. (Мы) делаем, что считаем правильным, но не будем вести с ним бесцельные беседы, не будем осуждать, не будем терять тишину. Он будет продолжать свой путь, и оставим его на волю Божию. Он не может нам повредить. Потому что мы имеем над собой некое Начало, которое согласно с нашей правдой. Есть духовник... есть Владыка, есть вся Церковь, которая согласна. Сверх всего, есть Евангелие, которое говорит: «Вот - правда, вот - заповедь»... Порой придёт безбожник, какой-нибудь противник, начнёт бесцельные беседы с мыслью расстроить вас. Никогда этого не показывайте, хотя вы огорчены, ранены... Не показывайте этого. Ибо тогда он выиграл свою игру... В другой раз придёт ещё большая сила. Если же вы снова проявите бесстрастие, то он скажет: «Напрасно я бью здесь. Пойду бить в другом месте...» Поэтому, прежде всего, нет - гневу! Потому что Господь говорит: «Не противься злому» (Мф 5, 39). Потому что, когда мы идём против чего-нибудь, убиваем себя в ссоре. Если придёт кто-нибудь в это время и увидит нас, поймёт ли он, кто прав, а кто не прав? Никогда! Мы становимся оба лукавыми и от лукавого. Поэтому говорю вам: когда начинается беседа, которая идёт к ссоре, один из двоих, если он Божий человек, должен молчать и говорить в себе: «Господи, Иисусе Христе, помилуй нас». Через две минуты всё прекращается...

http://www.hram-feodosy.kiev.ua/thesaurus/7

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

post-2119-0-85303100-1418193282_thumb.jpg     Архим.Серафим Розенберг. Печоры.

 

"Беда нынешних монастырей в том, что люди приходят сюда со слабым произволением."

"Время больших монастырей прошло. Теперь будут приносить плод небольшие обители, где игумен будет в состоянии заботится о духовной жизни братии." ( Архимандрит Серафим Розенберг).

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

«Здесь хозяин святой Василий»

Наместник Острожского монастыря о пути к Богу, монашестве, «выгорании» и чудесах.

 

http://www.pravoslavie.ru/put/78167.htm

Спаси Господи!читала и находила ответы на свои вопросы)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Нет пользователей, просматривающих эту страницу.

×