Jump to content
Вечно в пути (Светлана)

Что есть спасение и что есть гибель человека

Recommended Posts

 

«Кто противится сумрачным случайностям, тот, сам того не зная, противоборствует Божью повелению, а кто принимает их истинным ведением, тот, по Писанию, терпит Господа.» Добротолюбие.

 

В том-то и состоит сложность нашей христианской жизни, что мы не принимаем воли Божьей. Мы категорически не хотим ее принимать. Мы порой последовательно, методически, тотально не хотим принимать волю Божью, но хотим быть, считаться, не просто казаться, но считаться Божьими слугами, Божьими детьми, при этом сознательно, методично отвергая то, что есть воля Божья. Конечно, мы согласны с тем, что миром управляет промысел Божий. Мы согласны с этим, встречаясь, используя приведенный здесь эпитет, с полуденными случайностями… тогда мы говорим: «Да, действительно, миром управляет промысел Божий». Мы не могли это получить, однако, получили. Очевидно, что это Бог, и мы с радостью благодарим… Но сумрачных и сумеречных случайностей человек принимать не хочет. Категорически и последовательно…

Мы не видим Бога в сумрачных случайностях. Мы категорически не хотим Его видеть. Мы, по сути, хотим, чтобы Бог вытаскивал нас из всех тех ситуаций, в которые мы попадаем. Причем желательно, чтобы вытаскивал без нашего к Нему обращения… Если мы видим Бога в приятностях и не видим Его в том неприятном, что с нами происходит, мы обманываем себя, обманываем людей, обманываем Бога. Мы лжецы, мы лукавые люди. Мы извратили все пути Божьи в этом мире. Мы не верующие люди… Мы должны принимать от Бога все, потому что источник и всего хорошего, и всего неприятного есть Бог. Все, что происходит не по нашей воле, происходит по Его воле. Это Он допустил, это Он вверг нас в эту скорбь…

 

Мы не читаем жития святых. Вера поддерживается свидетельствами людей о том, что они принимают все от Бога посылаемое, претерпевают все посылаемое им от Бога. И в этом их победа, и плоды этой победы и описываются в житиях святых.»

  • Like 1

Share this post


Link to post

Как разрешить запутанные дела, обстоятельства

 

 

"Можно сказать, что вся наша жизнь – запутанное дело, вызывающее полное наше недоумение… Эти недоумения трудно разрешить, потому что мы не выходим из того состояния, в котором оказались в этой запутанности, мы не понимаем, что есть некая причина, по которой все дела нашей жизни запутались, и пытаемся распутать … нашу жизнь, не уничтожая той причины, по которой она стала запутанной…Человек пытается разрешить этот тупик каким-то образом на основании той же самой причины, которая и привела его в эту запутанность, и запутывается еще больше. Он пытается распутать запутанность, не выходя из той системы ценностей, из той парадигмы, в которой он, собственно, в запутанность и попал.

 

В чем же причина, почему запутывается человек, почему он попадает в неразрешимые ситуации? Первая, это потому, что он никогда не руководствовался заповедями… Он иногда дает милостыню, иногда молится, может, даже всегда молится, он иногда жалеет людей, иногда не жалеет, он ходит в храм, исповедуется, причащается, он читал, может, когда-то Слово Божье, но все это не заповеди Божии. Это некий ритм, которому человек научился, когда пришел в храм, но к заповедям Божьим это не имеет никакого отношения. И он запутывался именно потому, что он никогда в своей жизни не поступал методично и целенаправленно так, как велел Бог, то есть первая причина в том, что он жил по своей воле, а не по воле Божьей. Но в том-то и беда, что многие люди считают, что они живут по Божьей воле, когда они живут по своей."

  • Like 1

Share this post


Link to post

Как отличать волю Божью от своей воли и от воли лукавого

 

 

"С точки зрения апостола Павла, нет ничего проще, а чья же еще воля должна действовать в человеке, как не воля Божья. Поэтому все, что верующему человеку (с точки зрения апостола Павла) восходит на сердце, то есть воля Божья. С его точки зрения все просто. Таким должен быть верующий человек. Таким он был сам и с такими людьми он общался. Мы совсем не такие, и для нас определение воли Божьей очень трудно, потому что, хотя на словах мы и отреклись от сатаны и всех дел его, и всех ангелов его, и всей гордыни его, на деле ничего подобного, ничего мы не отрекались. Как жили, так мы и живем… Если мы на словах говорим, что мы сочетались со Христом…, на деле ничего мы не сочетались, а живем сами по себе, Бога не слушаемся. И это и создает тот самый диссонанс, и дисбаланс, когда в нас могут действовать все: и наша воля, и Христос, и сатана. То есть виноваты мы сами… Человек начинает во всех своих бедах винить лукавого, хотя это он сам дал ему власть над собой…

Когда мы чувствуем, что мы не видим воли Божью, мы должны укорять самого себя: мы не то, что мы должны быть… Когда мы начинаем понимать, что мы в этом виноваты, уже свет Божественный начинает потихоньку озарять наша сердце, и воля Божья начинает потихоньку нам открываться. То есть начало познания воли Божьей в том, чтобы творить покаяние. Если мы творим покаяние, то те мысли, которые рождаются в сердце кающегося человека, скорее всего, очень часто могут оказаться познанием воли Божьей, представлением о воле Божьей. Все, что рождается вне покаяния, как правило, таковым не является… Когда какая-то мысль свербит наше сознание, то обычно человеку определить, откуда она, невозможно. Поэтому нам остается только, если мы не знаем, откуда она, делать то, в чем мы уверены…

Обычно отцы говорят, что воля Божья отличается тем, что человек, принимая эту волю Божью, чувствует в себе сокрушение и смирение. Если он начинает исполнять это дело, и чувствует, что сокрушения и смирения в нем становится больше, то, значит, он действительно творит волю Божью. Если же у него нарастает некая возбужденность, самоуверенность, самодовольство и тщеславие, то очень возможно, что он ошибся. Если же он напрямую начинает гордиться и осуждать, то совершенно определенно принял волю лукавого за волю Божью, обманулся.

Общее же правило: Христос дал нам молитву, которая так и называется: «Молитва Господня», то есть молитва «Отче наш». Только читать, произносить, возносить эту молитву нужно не так, как мы читаем стихи,  заученные наизусть… Если бы мы обращали внимание именно на молитвенное произнесение слов  молитвы Господней, где есть все необходимые нам прошения…то все бы необходимое было у него. Это молитва глубокая, ее одной достаточно, чтобы душу человека наполнить Богом…

Вы никогда не узнаете волю Божью, пока не распутаете сложные взаимоотношения ваши с близкими. Бог не открывает свою волю в том случае, если очевидную Его волю человек не исполняет. Если человек держит зло на другого, если он в ссоре с теми людьми, с которыми он живет под одной крышей, никакой воли своей Бог ему не откроет. Потому что воля может открыться только тогда, когда ты сердце свое умирил в отношениях с близкими…  Мы находимся на уровне фактически адского состояния, а думаем о том, как стать серафимами…Любая духовная, христианская, церковная жизнь начинается с того, что мы устанавливаем отношения с теми, с кем живем под одной крышей. Пока мы с ними не сможем наладить отношения, у нас никакой внутренней жизни не получится, не начнется ничего. Это некое условие для развития нормальной жизни."

 

Edited by Вечно в пути (Светлана)
  • Like 1

Share this post


Link to post

Как узнавать волю Божью

 

 

"Познать волю Божью умозрительно обыкновенному человеку невозможно. Воля Божья познается только деятельно, и только в действии…  Абстрактных ответов Бог не дает. Иди, и я скажу тебе, что делать. А ты иди и  делай, живи, и жизнь сама приведет тебя в нужную точку. На каждом шаге ты должен спрашивать меня: «Что я должен  делать?». А мы хотим, чтобы нам была нарисована наша схема жизни, было открыто, как гадалка нагадала, что будет, где и когда. Оно так у Бога не бывает… Я должен молитвенно спрашивать у Господа:  «Где мое место?», и в момент молитвы я вот на это должен решиться: «Господи, да будет воля Твоя. Я никуда не хочу идти, я хочу, чтобы была Твоя воля. Как она велит, так оно и будет». И тогда после молитвы сердце наше, не ум, который всегда ищет рациональные схемы: как лучше, как удобнее, как проще …сердце, оно вдруг приобретает решимость: «А пойду-ка я туда». Вот эта вот решимость, предваряющая осознанность, решимость идти туда, оно и есть некое побуждение Божье.

 

Так мы определяем волю Божью. В каком-то движении, в каком-то решении конкретной ситуации. Когда человек решился в молитве последовать Богу, Господь вкладывает в сердце человека желание. Или наоборот, возникает вдруг какая-то стропотность: не хочу, не буду, не нравится, отведи от меня это… Если ты взял не свое дело, то ты не сможешь его донести. А если сможешь, то ничего, кроме надменности, это не принесет… Крест нашей жизни и так тяжелый. А мы его еще отягощаем тем, что самостоятельно принимаем решения. Исаак Сирин говорит, что мы должны, если в нас рождается какое-то желание, разумеется, доброе, даже добрые желания, входящие в мое сознание, на ум, на сердце, я должен проводить перед Богом: «Господи, а нужно мне это? Твое это или не твое?»…

 

Если у меня сегодня все получилось, то это потому, что Бог был со мной Как же мне прожить каждый день так, чтобы Бог был сл мной?...

Мы сами завели себя в такие дебри…Мы все так или иначе оказались кто в болоте, кто в буреломе, кто в пещере, кто на необитаемом острове. Мы сами туда попали в силу своей глупости, своего своеволия, своей самонадеянности. А теперь надо выбираться оттуда.  Может оказаться, что человек изначально пошел неправильно. Он выбрал не ту профессии, не то место, не тех друзей, не ту женщину. Он сам выбирал, потому что руководствовался не молитвой, не тем, что добро, а выгодой. И вот эта попытка построить рациональную схему движения, как лучше, она заканчивается ничем. Потому что человек без Бога сделать ничего не сможет. Вся жизнь наша закончится одним простым тупиком. Когда не в юном возрасте приходим мы в храм, мы приходим из какой-то невыносимой тяжелой ситуации. Это та ситуация, в которую мы себя загнали. Это плод наших самонадеянных усилий. И мы пытаемся сделать, чтобы сейчас эта ситуация ушла. То есть все сложности, в которые мы сами себя завели, по мановению волшебной палочки кончились.

 

А так не бывает. Мы надеемся, что сейчас мы храм пришли, свечку поставили, и все, муж станет трезвым, квартира большой, работа высокооплачиваемой, дети будут здоровы, дочка удачно выйдет замуж,  мама не будет на меня ворчать, папа сойдется с мамой , и все будет хорошо. Не будет так. Мы должны,  насколько это возможно, либо принять ту жизнь, в которой мы сейчас живем, этот тупик жизненный, все это давление скорби принять, как плод своих собственных усилий. « Так мне и надо. Ты, Господи, ни в чем не виноват. Но дай мне мир, чтобы я могла прожить в этом тупике». И Бог дает мир… Все по-прежнему плохо, но у нас появляются силы это все выносить, у нас появляется свет, у нас появляется радость; молитва, как ручеек, начинает животворить наше сердце, питая наш заброшенный сад водой, и мы начитаем постепенно обретать мир. Мир вокруг не меняется, но мы в нем меняемся. Это первый вариант. А второй вариант: надо выходить из этих дебрей. Надо идти назад. Это долго, это трудно, мы полжизни шли к тому, чтобы оказаться в этом тупике, теперь надо идти назад, надо все ошибки исправлять, надо идти след в след, исправляя все ошибки в молитве, в покаянии, это очень трудный процесс, гораздо более труднее… мы возвращаемся назад к той точке. И тогда жизнь меняется…

 

Если у нас рождается некий помысел, или нас просят, советуют сделать какое-то дело, а оно нас пугает, и мы не чувствуем внутри решимости, это не Божье дело. Мы можем, если это связано с каким-то элементом послушания, т.е против нельзя пойти, но сердце боится, тогда надо помолиться, как советует Исаак Сирин, всем сердцем взывая, чтобы Господь дал исполнить Его волю. Со многими, как сказано, слезами, не пять минут, а несколько дней. Поносить эту боль молитвенно в своем сердце. И после этого посмотреть: ушел страх или нет. Если он не ушел, 100% воли Божьей на это нет…

 

Неправильно идти туда, куда нас зовут или принуждают, не испытывая при этом внутреннего стремления, вожделения к тому, что я хочу начать…

Бог всегда свидетельствует человеческому сердцу, что Он от него хочет…Бог требует от нас только то, что Он сам предварительно вложил в наше сердце. «Твоя от твоих». Он сначала дает нам решимость, а потом просит, чтобы мы с этой решимостью совершили. Он для того и дает эту решимость, это внутреннее побуждение, согласие, как бы дерзновение и бесстрашие, чтобы мы смогли совершить то, что совершить должны."

  • Like 2

Share this post


Link to post

 

c 22:55 мин:

Преп. Исаак Сирин Слово 34. «Если будешь трудиться в прекрасной добродетели и не почувствуешь, что вкушаешь от нее помощи, то не дивись. Ибо, пока не смирится человек, не получает награды за свое делание. Награда дается не за делание, но за смирение. Кто оскорбляет последнее, тот теряет первую.»

 

Мы привыкли, что я делаю добро, и это хорошо. Нет. Награда дается не за дело, а за смирение. Если ты делаешь, но не смиряешься, нет никакой награды. Нет приращения благодати. Ты не получаешь за это благодать…Ты пойми,  нужно делать то, за что дается благодать. Не то, что ты хочешь, не то, что пришлось, а то, что ты должен делать, ибо мы созданы во Христе Иисусе на добрые дела, которые Он предназначил нам исполнять. То есть дела, на которые мы именно предназначены Богом… Ради чего мы вызваны из небытия, ради чего мы призваны в этот мир, мы это должны делать...Ты должен понять, что Бог от тебя хочет…Он же тебя для чего-то создал…А у нас именно так часто и получается, что мы делаем не то…

 

Только Он знает, как мы сотворены, Только Он знает бездны нашей души, только Он знает, какие мы на самом деле есть. И то дело, которое Он поручил нам делать, нужно вовсе не для того, чтобы была чистой улица, или росли цветы, или люди знали историю… Он дал нам это дело, потому что это единственное дело, в котором смирится наша душа. На другом деле она не смирится. И поэтому, когда мы делаем дело, и душа наша приходит в смирение, мы делаем дело Божье. Если в смирение душа не приходит, мы не делаем дело Божье. Каким бы великим он не казалось, оно не имеет ни для нас, ни для Бога никакого смысла… Поэтому и пошла такая фольклорная мысль, что если человек творит послушание, то делать его трудно. Когда я хочу, это делать легко, когда мне что-то велят делать, оно всегда делается трудно, но именно это дело и приводит к смирению. Именно тогда и смиряется душа…

 

Преп. Исаак Сирин. Слово 34: «Кто раньше приял уже награду за добрые дела, тот преимуществует пред имеющим делание добродетели. Добродетель есть матерь печали, а смирению дается благодать. Воздаяние же бывает уже не добродетели и не труду ради ее, но рождающемуся от них смирению. Если же оно оскудеет, то первые будут напрасны.»

 

Добродетель есть мать печали. Хоть кто-нибудь Вам об этом говорил? Нам говорят: «Делай добрые дела, и будешь счастлив. Будь добродетелен, и ты будешь наслаждаться жизнью». С чего ради? Добродетель предполагает, что ты в этом мире скорбишь и страдаешь, именно потому, что ты видишь, что вокруг тебя люди недобродетельные. И они пользуются твоей добродетелью, и они пользуются тем, что ты слабый и смиренный и не можешь каких-то вещей сделать. И ты страдаешь, именно потому, что добродетельный, страдаешь от грехов человеческих. Если ты будешь их ходить обличать, ты уже не добродетельный. А если ты терпишь и молишься за них, то ты страдаешь сугубо. И ты ходишь печальный, именно потому, что ты добродетельный. И вот в этих скорбях, в этой скорбной печали ты постепенно смиряешься. Ты понимаешь, что ты не в состоянии изменить людей. Значит, их остается только терпеть, жалеть. Вот это вот мысль, которая открывается только смиренному сердцу: «Я не могу изменить мир, я не могу изменить людей». Попробуй изменить себя, и ты поймешь, насколько возможно изменить близких. Если мы не можем изменить себя, просто бросить какую-нибудь страстишку… а мы не можем, она опутала нас всего, эта страстишка, и мы ничего не можем сделать с ней. Как вы решили отучить алкоголика от вина, блудника от разврата, вора от денег? Если вы не можете бросить курить, кого вы будете спасать? Христос про это говорит: «Врачу, исцелись сам». И ты поймешь, как трудно исцелять людей. И тогда ты не будешь ходить и им нотации читать. Ты встанешь рядом с ними и будешь молиться…И только тогда что-то сдвинется в этом мире, когда человек будет начинать с себя.

 

Преп. Исаак Сирин. Слово 34: «Христос же требует не делания заповедей, но исправления души, для которого узаконил заповеди подзаконным.»

 

Смысл не в том, чтобы сделать какую-то заповедь, а в том, чтобы сделав эту заповедь исправиться, ибо она и дана нам для исправления… Если я подаю милостныню, то смысл в том, чтобы я научился милосердию, щедрости, научился бы делиться… Важно, чтобы мы, делая что-то, исправляли свою душу. Если мы относимся к заповеди, как фарисеи, она ничего не дает… Заповедь непрестанно молиться… Смысл в том, чтобы молитва изменила твою душу, она ее переформатировала. Когда вы чувствуете, что душа после молитвы обновилась, вы хорошо сделали. Если вы прочитали, неважно сколько, и закончили текст такими же, какими были, то это никому не надо. Сколько вы прочитали молитв, не имеет смысла… Бывает, что человек все понимает, что читают (в храме), но он просто слушает, без всякого сердечного изменения. И он простоял зря. Хотя потом очень гордиться, он говорит: «А я все четыре канона прослушал. Все понятно». Но сердце-то не изменилось. Значит, это все было напрасно.   

Edited by Вечно в пути (Светлана)
  • Like 1
  • Thanks 1

Share this post


Link to post

Преп. Исаак Сирин. Слово 34

 

"Схема: добродетель рождает печаль, печаль рождает смирение, а за смирение дается человеку благодать.

 

Она никогда не дается за добрые дела. Эффект добрых дел в христианстве ничего не значит… В нашей голове фарисейская парадигма: я сделал - мне дали. Я дал милостыню – мне дали благодать. Я попостился – мне дали благодать, я помолился – мне дали благодать... Так не работает. Но мы думаем, что так должно быть, и поэтому смущаемся…Почему не получаем…

 

Исаак Сирин дает ответ на этот вопрос: за дела никто ничего не получает в Церкви…Добродетель – это не одноразовое дело. Это некое постоянное усилие, напряженность в делании добра. Долговременные усилия в направлении добра, они всегда приводят к печали, потому что это трудно…Только тогда, когда вы будете делать это каждый день, ваша душа будет страдать: вы не хотите этого делать, а вам придется. И вот тогда, когда вы делаете то, что вам не нравится, вы делаете потому, что так нужно, такая добродетель, так велит Христос, и ваша душа печальна, потому что вы делаете не то, что вам хочется, а то, что вы должны делать ради Христа…

 

Рутина никому не нравится…Любое дело требует какого-то терпения. И это терпение составляет печальный компонент человеческой жизни, и мы, делая что-то с терпением, то есть не потому, что у нас восторг и восхищение, что нам приятно и нравится, а потому что так надо, что делать, жизнь такая, мы в конце концов смиряемся. Вот в этом печальном, терпеливом делании душа и смиряется. Только тогда, когда она смиряется, она получает благодать.за то дело, которое она делает. По-другому никак.И в этом глубочайший закон правды Божьей.

 

Потому что, если человек сделал дело, и получил награду, он приписывает это себе: это я такой молодец. На этом основании бывает все высокомерие, вся гордыня, все превозношение. Потому что человек в грехе так устроен, что за все, что он делает и получает за это сразу какой-то дивидент, он приписывает это себе. А если он делает в терпении, печали, он так устает, что понимает: у него сил никаких нет. И если получатся какой-то бонус, какая-то награда, какое-то качество вырастает в душе, человек понимает, это не он, это благодать ему дает. И когда он эту благодать получил, в нем рождается не высокомерие, а благодарность. И если в ответ на какое-то наше действие, усилие, у нас рождается благодарность за то, что Бог нас не оставил, что Бог на нас призрел и нам помог,  то это говорит, что мы в результате этого делания смирились. А смирившись и получили благодать.

 

Вот такой правильный путь, и потому всем так плохо только по одной причине: если бы за все наши маленькие и большие усилия мы тут же получали благодать, то мы были бы страшные люди, в сто крат страшнее, чем сейчас. Потому что все были бы горды и надменны. Но Бог заповедал и устроил другой способ. Он хочет, чтобы мы, трудясь, смирялись,  и тогда получаемая благодать вызывает наше благодарение,  то есть умножает нашу веру, а не гордыню, что произошло с фарисеями.  Любая добродетель приводит к превознесению себя

 

Помощь приходит именно тогда, когда она уже не может нас надмить и привести к гордыне и высокомерию. Вот такой путь христианской жизни, определенный Богом.

 

Если какое-то дело не приводит нас к смирению, то это дело роет нам яму, оно губит нас, любое дело, потому что мы начинаем превозносится…Дело должно сопровождаться болью, скорбью и печалью, только тогда оно смирит, а не превознесет.

 

Любое дело может привести к превозношению. Так и гибнут люди.

 

Подлинным критерием человека в Боге является не способность к добродетели, не способность делать что-то, что другие делать не умеют, критерием причастности человека к Богу является его смирение, а стало быть, и послушание. Насколько сам-то он себя ни во что не ставит.

 

Только приращение смирения является критерием подлинной принадлежности человека к Церкви и Богу. Нет смирения – нет христианства. Нет смирения – люди не знают Бога. И все подвиги имеют значение только в той степени, в какой они учат нас смирению.

 

Бог смотрит на сердце. Ему ничего не нужно, кроме сердца сокрушенного и смиренного.  Подлинный плод правды – это смиренномудрие, смиренное состояние сердца, никого не осуждающее,  ни над кем не превозносящееся, считающее себя действительно человеком ниже других, а не выше других."

Edited by Вечно в пути (Светлана)
  • Like 3

Share this post


Link to post

Св. Иоанн Златоуст:

 

О том, что смирение уничтожает всякую неприязнь к ближнему: как то гнев, огорчение, зависть, мнительность, памятозлобие, мстительность и др. И научает "Что значит: милости хочу, а не жертвы?" (Мф. 9:13):

 

"Смиренный не уловляется никакою страстию; его не может возмутить ни гнев, ни любовь к славе, ни зависть, ни ревность. А что может быть выше души, чуждой этих страстей?"

 

"Почитай другого не просто лучшим себя, но и высшим, что означает великое превосходство, — и для тебя не будет ни странно, ни больно видеть другого почитаемым; даже если он и обидит тебя, ты перенесешь великодушно, потому что ты признал его лучшим себя; бранить ли тебя он станет — перенесешь; зло ли какое причинит — стерпишь молча. Когда ты однажды в душе своей совершенно убедился, что он лучше тебя, то не будешь гневаться, какое бы зло ни сделал он тебе, не будешь и завидовать ему. Тем, которые гораздо выше, никто не завидует, потому что каждый думает, что высшим все принадлежит."

 

"Как при наступлении света удаляется тьма, так смирение изгоняет всякий гнев и горечь."

 

"Не будь кроток с одним и дерзок с другим, будь кроток со всеми, будет ли то друг или враг, великий человек или малый...";

 

"Тогда особенно и нужно показывать кротость, когда мы имеем дело со злобными и враждебными; тогда и открывается ее сила, тогда и сияют ее действенность, достоинство и польза."

 

(Св. Симеон Новый Богослов: "Истинное боговедение с богобоязненностью рождают смиренномудрый нрав, а смиренномудрие порождает нрав кроткий; кротость же и смирение, в нрав обратившиеся, приближают к Богу. Эти две добродетели соединены одна с другой и показывают человека богобоязненного, и по мере смирения и кротости, в какой имеет их богобоязненный человек, явно бывает, сколько близок он к Богу, как, напротив, гордость и гневливость показывают, как далек человек от Бога.")

 

______________________________________________

 

О превосходстве смирения над всякой добродетелью: 

 

"Бог не столько любит род человеческий за девство, за пост, за презрение имущества, за готовность простирать руку нуждающимся, сколько за кротость и достойные нравы"

 

"Хотя бы ты творил чудеса, хотя бы воскрешал мертвых, хотя бы делал что-нибудь другое подобное... никогда не будут удивляться тебе в такой мере, как видя тебя кротким, добрым, обходительным"

 

"Сколько бы нужно было мытарю потрудиться в посте, в возлежании на земле, в бодрствовании, в раздаянии бедным имущества, в долговременной печали и посыпании головы пеплом, чтобы успеть очистить свои грехи! Но не сделавши ничего такого, он очистил все грехи одним только словом; укоризны и оскорбительные слова, которыми фарисей думал унизить его, доставили ему венец праведности без усилий, без трудов, в короткое время."

 

"Эта добродетель одна и сама по себе достаточна к умилостивлению Бога..."

 

"Нужно иметь не одно только мужество и благоразумие, но и добродетель смиренномудрия и простоты. Когда мы не имеем этих добродетелей, то сколь бы ни велики были наши дела, спасение наше сомнительно."

Edited by ВладимирБ

Share this post


Link to post

 

Преп. Исаак Сирин Слово 75 «Основание всего доброго, возвращение души из вражия плена, путь, ведущий к свету и жизни,– все это заключено в сих двух способах: собрать себя воедино и всегда поститься, то есть премудро и благоразумно поставить для себя правилом воздержание чрева, неисходное пребывание на одном месте, непрестанное упразднение и богомыслие».

 

[Что делать человеку, чтобы быть с Богом? Преп. Исаак Сирин дает ответ на этот вопрос, обозначив две вещи: собрать себя воедино и соблюдать пост.]


 

Скрытый текст

 

Собирание себя включает: пребывание в одном месте, упразднение от суеты и богомыслие. По мысли Исаака Сирина, это является основанием фундаментальным явлением для того, чтобы вообще начать продвижение к Богу. Без этого всего невозможно.

 

Если мы пытаемся говорить о собрании ума, то мы обычно говорим о том, что человек должен всегда пребывать внутренним умом своим, вниманием внутренним пребывать внутри самого себя. То есть он всегда должен контролировать, что именно сейчас происходит в его сердце… Исаак Сирин описывает это в виде практических действий, которые приводят к искомому состоянию. То есть, если я хочу пребывать умом внутри себя, то я должен сделать вот эти три вещи: пребывать в одном месте, упраздняться от суеты и заниматься богомыслием.

 

Почему пребывать в одном месте - это исключает возможность суеты…Почему мы хотим поменять место – потому что нам надоело. А что такое надоело – это значит, что нам нужны новые впечатления. Мы как раз и хотим рассеяться умом по впечатлениям…Мы все современные люди гоняемся за впечатлениями. Нам нужны впечатления, без впечатлений нам скучно. Если у нас нет возможности менять место жительства, тогда человек наполняет эту жажду впечатлений тем, что он выходит из своего дома и где-то получает впечатления. Кино, концерты, театры, шоппинг… Другие храмы, другие люди, другой хор. Ключевым является поиск впечатлений, обновление впечатлений. То есть мы изнутри  вылазим вовне. Нам хочется, чтобы менялось что-то перед глазами. Мы хотим потока впечатлений. И вся современная цивилизация – это непрестанная погоня за потоком впечатлений. Это и мешает нам погрузиться, это постоянно нас выворачивает изнутри наружу, чтобы мы жили во внешних впечатлениях… Мы постоянно живем вовне, это тренд современной цивилизации…

 

Для того, чтобы наша жизнь заиграла, у нас должны быть минимизированы впечатления…Мы стали стремиться постоянно менять свою жизнь вместо того, чтобы, используя данный нам Богом набор инструментов, менять музыку [жизни]. Если мы будем менять жен, мы никогда не сможем прожить то, что проживают два старика, сидя на лавке, прожившие свою жизнь. Если мы будем менять дома, мы никогда не прочувствуем то, что чувствует человек, возвращаясь из дальней дороги в свой дом, в это место, которое часть его самого. Эта мысль очень важная и с духовной точки зрения. Мы превратились в людей, которые гоняются за впечатлениями, а нужно отвергнуть все впечатления, принять то, что у меня есть, и без особых (Богом указанных причин) никогда ничего не менять в своей жизни (внешний антураж)...  

 

Раньше человек, потому что он жил внутри себя, мог довольствоваться тем, что есть, и радоваться, что Бог дает что-то иное. Для жизни с Богом важно принять то, что дал мне Бог, и довольствоваться этим…

 

Мы суетимся тогда, когда исполняем свою волю. Мы что-то хотим, а что хотим, пока еще не знаем, но что-то хотим…Что-то ищем… В момент этого процесса наш ум пребывает вовне. Ум выбирается наружу тогда, когда мы что-то делаем по своей воле. Когда мы исполняем послушание, он остается внутри. Послушание ограждает нас от суеты. Поэтому в семейной жизни тоже возможно достижение собранности ума… Дело, которое нам поручили, происходит без суеты. Мы чувствуем, что сохраняем мир, потому что мы делаем это по послушанию. Если человек будет жить по послушанию, то у него не будет в жизни суеты. Он суетиться только тогда, когда он творит волю свою... При послушании ум идет во внутренние сокровенные недра души. Жизнь по послушанию избавляет человека от суеты.

 

Но кроме дел, которые мы исполняем по послушанию, есть дела, решения, которые мы должны принимать самостоятельно. Но ведь каждый человек должен жить по послушанию Богу. Чтобы суеты в его жизни не было, человек должен постоянно думать о том, что хочет от него Бог. Это будет третья составляющая, которую указывает Исаак Сирин – богомыслие. Человек должен думать постоянно, что от меня хочет Бог, куда Он меня направляет. Когда человеческий ум погружен в исполнение воли Божьей, он никогда не выйдет на уровень суеты. Потому что суета рождается не от того, что я в магазине, а тогда, когда человек говорит: «Я хочу»…Стоит только сказать: «Не моя воля, а Твоя да будет», и суета уходит. Доверившись Богу, мы можем отмести то, что по-настоящему не важно, и не суетиться.

 

Помнить о Боге – это значит всегда правильно расставлять приоритеты… Нужно постоянное наше молитвенное взывание к Богу. И порождаемое этим взыванием богомыслие. Которое приводит к тому, что лишних дел мы не делаем, а те, что делаем, мы делаем по послушанию…Богу есть место, где в нас жить…Мы как бы углубляем и взрыхляем нашу внутренность, и Бог может там жить. А в человеке, который скользит только по поверхности впечатлений, Богу не за что зацепиться, потому внутри у него камень, там ничего не углублено, там все сухое, высохло, потому человек и постоянно пичкает себя впечатлениями, потому что, оказавшись без впечатлений, он скучает, потому что там внутри пустота. С одной стороны, поток впечатлений, в который однажды вовлекли человека, погубил его внутреннюю жизнь. А теперь погубленная внутренняя жизнь, естественно, требует потока впечатлений.  


 

Преп. Исаак Сирин Слово 75 «так если кто отступит и удалится от них, то придет к сим двум противоположным тому порокам, разумею же – телесное скитание и бесчестное чревоугодие. Это суть начала противного сказанному выше, и они дают место в душе страстям».

Еда должна быть не больше того, чем нужно. Не позволять своему чреву управлять собой.

 

Если мы с этим совладеем (телесное скитание и бесчестное чревоугодие), то самой почвы для страстей у нас не будет.

  • Like 1

Share this post


Link to post

Как человек выходит из ума

 

 

Молитва – это такое действие души человеческой, которое нуждается в определенных правилах.  Если вы эти правила исполняете – молитва есть, не исполняете – молитвы нет. Вы можете сотрясать воздухи хоть сколько, но ничего от этого не изменится. А если вы соблюдаете то, что говорят отцы, то молитва у вас сама по себе будет, она родится. То есть молитва есть следствие правильной жизни человека. А произвольная молитва без этой правильной жизни ничего не даст…

Скрытый текст

 

Ты сначала исправь жизнь, а потом приходи [к Богу]. Мы начинаем не с того конца, когда начинаем с молитвы, и, в сущности, это страшное бедствие современного христианина, что он думает, что молитва есть не только главное дело его, но и единственное дело его. Он [грешит], но при этом убежден,  что главное, это то, что он читает молитвенное правило, правило ко причащению, какой-то акафист, и это есть главное дело его жизни. Именно по этой причине мы позволяем себе делать все, буквально все, потому что мы уверены: «Ну ничего, помолюсь, на исповедь схожу, и все нормально дальше будет»…У нас молитва, по сути, это православная мантра. Потому что никакой молитвы в святоотеческом смысле этого слова нет. Мы просто твердим слова, после которых нам становится хорошо.

Молитва – это есть соединение человека с Богом, ума человеческого с Богом.  Соединяя ум человеческий с Богом, человек испытывает покаяние. Его ум меняется, и он осознает все свои дела в свете Божественного ума. Он видит, что он негодяй и сволочь, что он безобразник, что он гордый, надменный, злой, жестокий человек. И это ввергает его в желание исправить что-то в этой жизни. Он изменяет жизнь.

Если мы молимся, но [ничего не изменяем в своей жизни],  то ничего в нас не изменилось, мы какими были, такими и остались, по свойствам наша душа не изменилась нисколько.   

Поэтому основание – это очень важно. Неслучайно Исаак Сирин в основаниях для продвижения к Богу не упоминает молитву. Евангелие не говорит нам о молитве почти ничего. Оно дает нам молитву «Отче наш», которую мы как не читали, так и не читаем, в смысле, как не молились ей, так и не молимся, нам акафисты интереснее. Она ведь и дана нам, потому что фарисеи долго и напоказ молились. Весь остальной спектр евангельского сюжета о том, какими мы должны быть людьми, как мы должны относиться к людям. Потому что очень важно, что мы не можем принести молитву, если мы в ссоре с кем-то, мы злопамятны, не примирились, не попросили прощения. У нас условий много, при которых мы молиться не можем. Если страсти обуяли сердце, если ты положил помысел нечестия своего превыше всего. То есть, молитва требует условий. Когда вы условия исполняете, тогда молитва сама вас несет. Пока вы не исполнили требуемые условия, ничего у вас не получится.

Но мы страстно хотим научиться…например, как держать свой ум во аде и не отчаиваться. Это требуется от людей, которые безусловно святые. Мы никаких высоких состояний не испытываем, чтобы нас постоянно одергивать вниз. Люди постоянно мечтают о каких-то высоких молитвенных состояниях. Как мне посреди этих безбожников и дебилов, как мне молитву сохранить. А никак. Пока ты не поймешь, что тебя всю жизнь окружают нормальные люди как минимум, вообще-то, ангелы, святые люди – никакой молитвы, забудьте.

И человек понимает, что забыть надо, но тогда чем оправдаться? Любви не имею, гордость хлещет, смирения нет, кушает много, телевизор смотрит, орет на всех, гневается… Чем оправдаться? Молитвами. Я же молюсь, Господи. Этот зазор и превращает всю нашу жизнь в такую взрывоопасную смерть. Потому что, коснись любого из нас… И такого услышишь о себе. Он в уме держит: «Ничего, я потом исповедуюсь». Это внутреннее лицемерие настолько исказило нас, что мы можем тут же, перед Чашей [так сказать]…А потом придем причащаться. В уме мы понимаем, что мы согрешили, но ведь это не такой страшный грех, потом покаюсь…Я, конечно, гневаюсь, но по делам… Я нормальный человек. Все вокруг идиоты. Злые, коварные, жестокие люди. А я нормальный. Просто приходится с волками жить, по волчьи выть. И человек на этом основании дерзает причащаться. Да он уже сожжен в своей совести. А все потому, что вместо того, чтобы исправлять свою жизнь, он свел все только к вычитыванию определенного количества молитв. Но он говорит только устами, даже не умом…

Молитва – это то, что соединяет меня с Богом, и следствие этого соединения – это изменение моей жизни.

 

Дальше Исаак Сирин расшифровывает, что происходит, если не будет указанных выше оснований для жизни с Богом: «И первое начало одной причины прежде всего разрешает покорные чувства от уз самособранности. Что же далее бывает от сего? Неуместные и неожиданные приключения, близкие к падениям; мятеж сильных волн; возбуждаемое зрением очей лютое воспламенение, овладевающее телом и заключающее его в оковы; удобное поползновение в мыслях; неудержимые помыслы, влекущие к падению; теплохладность в желании дел Божиих, и постепенное ослабление различия безмолвия, и совершенное оставление правила жития своего; вследствие же того, что постоянно представляется человеку в невольных и многообразных видениях и встречается при перехождении из страны в страну, из места в место,– бывает возобновление забытых пороков и обучение иным, которых прежде он не знал».

И человек живет. Годами. У него постоянно что-то происходит. На него ополчается весь мир. И человек во всем этом видит тайные знаки бесовских козней. И человек запутывается во всем этом, как в паутине. И гибнет.

А на самом деле, все просто: вернись, собери свои мысли внутрь, и ты увидишь, что ты сам причина всех своих бедствий, а все, что ты надумал, это все тебе кажется. Это просто твоя фантазия, ничего вокруг тебя не происходит. Это страшно. Человек настолько потерял всякую возможность оценивать себя, что на него никакие слова не действуют… Это я закалил свою волю в борьбе с бесами. Тяжело бывает. Я иногда крушу направо и налево, но ничего, сдерживаю себя, возвращаюсь в нормальное состояние. Терплю. Терплю, тяжело, конечно.

Лютое очей воспламенение: кто-то пялится на женщин, кто-то на витрину, а кто-то на чужие недостатки, на чужие машины. И ничего не сделаешь. Потому что, отказавшись собирать свой ум внутрь,  человек как бы выходит из ума. Он теряет способность трезво мыслить, он весь в собственных иллюзиях, собственных мироощущениях, и он уверен, что его мироощущение не обманывает. У каждого свои проблемы. Кто к чему неравнодушен. Это все проблемы одного порядка: человек вышел из себя.

Или человек не может молиться. Но он видит оправдание себя, в том, что он не может молиться, в кознях бесовских. Но причина в том, что он перестал собирать свой ум внутрь.  

Сядь. Помолись. Попроси Бога дать тебе терпения, смирения. Попытайся попросить у Бога того, чего у тебя сейчас нет: мира, терпения, любви…

Перестань выходить из себя и шляться по миру.

Далее про пост и молитву.

Великое помрачение помыслов…Сильное уныние при всяком Божьем деле…Все описание нашей жизни…

 

Человек либо открыт для Божественной благодати, либо закрыт.  Собирайте мысли и воздерживайте чрево.

Если хочешь, чтобы Бог был с тобой, жил с тобой, чтобы то, что является целью  христианской жизни – богообщение – состоялось, тебе нужны вот эти два принципа.  

  • Thanks 1

Share this post


Link to post

 

Игумен Никон (Воробьев) и его наставления:

 

«Не отступай от Господа, пока Он не простит тебя и пока не подаст мира душе твоей. Признак прощения Господом — мир в душе».

 

«Путь ко спасению — через покаяние в своих грехах, а не в осуждении ближних. Если же человек осуждает ближних, то, значит, он не чувствует своих грехов и нет у него покаяния».

 

«И наоборот — признаком сознания своих грехов и покаяния в них является неосуждение ближних. Делай свое дело, какое тебе поручено; не входи в чужие дела; по возможности, всегда молчи; никогда не переноси ничего другим; как камень в море, пусть тонут в тебе все слова, какие услышишь; всех жалей, всех прощай и в душе, и на деле, если случай будет».

 

«Никогда не говорите плохого или иронически ни о ком… Ваши слова могут быть переданы даже не по злобе или неприязни, а просто по невниманию или в виде шутки — и вот, вы приобрели врага себе».

 

«Необходимые для спасения человека скорби могут восприниматься человеком труднее или легче в зависимости от устроения человека. Если человек примет на веру слово Божие о необходимости и неизбежности скорбей для спасения, если он сознает свои бесчисленные грехи словом, делом, помышлением, сочтет себя вполне заслужившим не только посланных скорбей, но и гораздо больших, смирится пред Богом и людьми — то скорби станут легче».

 

«Не будет никаких собственных подвигов у ищущих Царствия Божия. Спасаться же будут только терпением скорбей и болезней. Почему не будет подвигов? Потому что не будет в людях смирения, а без смирения подвиги принесут больше вреда, чем пользы, даже могут погубить человека, так как они невольно вызывают высокое мнение о себе у подвизающихся и рождают прелесть».

 

«Вот человек, страдающий пьянством, развращенный. Всё свободное время тратит на искание удовольствий в пьянстве и разврате. Милосердный Господь видит это, жалеет его семью, жалеет и этого человека. Что с ним делать? Господь посылает ему такую болезнь, что он ни о водке, ни о разврате уже и не помышляет. Напротив, начинает задумываться о прошлой жизни, о ее бессмысленности, начинает каяться в своих согрешениях, исповедует их и таким образом спасается».

 

«Господь ведет, устраивает обстоятельства таким образом, чтобы человеку было легче всего спастись».

 

«Иногда человек находится в таких обстоятельствах, что в данном городе, в данном месте не может спастись. И тогда Господь устраивает так, что этому человеку или этой семье возникает необходимость переселиться в другое место. Там встречаются верующие люди, которые становятся друзьями и содействуют укреплению веры. Там, может быть, вблизи окажется и церковь или какой-нибудь духовно верующий человек, который помогает этой семье спастись».

 

 

 

 

Share this post


Link to post
17 минут назад, Вечно в пути (Светлана) сказал:

Что вызывает гнев Божий? Как сменить гнев на милость.

Св. Иоанн Златоуст: Иоанн Златоуст: «Когда ты слышишь слова ‟яростьˮ и ‟гневˮ в отношении к Богу, то не разумей под ними ничего человеческого: это слова снисхождения. Божество чуждо всего подобного. Говорится же так для того, чтобы приблизить предмет к разумению людей более грубых. Так и мы, когда беседуем с варварами, употребляем их язык, или когда говорим с младенцем, то лепечем подобно ему, хотя бы сами были мудрецами, снисходя к его малолетству. И что удивительного, если мы поступаем так в словах, когда поступаем так же и в делах, кусая руки и показывая вид гнева, чтобы исправить ребенка? Точно так и Бог употреблял подобные выражения, чтобы подействовать на людей более грубых. Он, когда говорил, заботился не о Своем достоинстве, но о пользе слушающих. В другом месте, внушая, что гнев не свойствен Ему, Он сказал: ‟Меня ли тии прогневляют, еда не себе самихˮ (Но Меня ли огорчают они? говорит Господь; не себя ли самих к стыду своему?) (Иер. 7:19).

 

Св. Ефрем Сирин: "Ты, Господи, не смущаешься, когда негодуешь, и не гневаешься, когда наказываешь. Если бы разгневался Ты, когда наказываешь, то мир не стерпел бы гнева Твоего"; "...Чем умилостивляется Бог, когда во "гневе" хочет Он истребить грешников? — Избранною жертвою кадила, любовью и смирением примиряется Он, если "прогневали" мы Его."

 

"Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю. Итак будь ревностен и покайся" (Откр. 3:19)

 

 

Share this post


Link to post

 

Псалом 138: « Господи, Ты испытал меня, познал меня, Ты познал меня в часы покоя и в делах моих. Ты уразумел с высоты помыслы моя, стезю жизни моей, предел Ты изведал и все пути мои провидел».

 

Бог заботится о нас еще в детстве. Он еще в детстве посылает нам все необходимое, что будет необходимо нам для будущей жизни. И в том числе дает возможность пережить плохой опыт…Он разнообразный, этот плохой опыт… Но все это посылается Богом к нашему благу, к назиданию нас во Христе.

 

Общий план следующий. Много людей в детстве совершают грехи…Все это попускается Богом, поскольку все это важно. Часто бывает так, что человек, совершив этот грех в детстве, больше никогда его не делает. Настолько у него отвращение ко греху…У каждого своя история, и каждого Бог ведет своим путем…Каждый человек имеет свою степень гордыни. Свою собственную, никем не определяемую внутреннюю гордыню. Каждый из нас рождается с собственным багажом гордости. Бог строит нашу жизнь таким образом, чтобы именно нашу гордость уврачевать. Потому что собственно она, эта гордость, и мешает нам обратиться к Богу, мешает нам войти в Царство Божье. Не грехи, они все равно Христом все искуплены, и наше обращение ко Христу упразднит все наши грехи. Он заботится о том, чтобы исцелить нашу гордыню. Гордыня же наша это именно степень нашего неприязненного отношения к Богу

 

Не имеет значения, где вы родились, потому что Бога почувствовать может любой человек. Книга премудрости Соломона об этом говорит: поскольку Он наш творец, дать себя почувствовать Он может любому человеку дать, и дает, любому человеку, независимо от того, китаец он или индус, живет он до рождества Христова или после рождества Христова…Почувствовать Бога можно везде, для этого нужно иметь чистое сердце. Я не почувствовал – значит сердце у меня не чистое. Вот и все. А если сердце у меня не чистое, в этом виноват кто?

 

Конечно, ребенок, умей говорить, скажет: «А это родители виноваты». Но разве родители учат ребенка в два года отнимать игрушку и бить ей по голове того, кто ее имеет сейчас…Разве родители его этому научили. В садике вам скажут умные педагоги, что все зависит родителей. Но это все ерунда. Это не зависит от родителей. Он еще ничему не научился… В многодетных семьях все дети разные. Они разные очень сильно. И то, что один может бить по голове игрушкой, а другой может отдавать эту игрушку, и никто их не учил этому, это просто вырастает из недр самой души. Мы же как семечко. Ребенок – посадили семечко, и выросло семечко, и приносит плоды. Горькие или колючие. Сладкие или кислые. Разные плоды приносит. Но вырастает то, что вырастает. И вот это вот произрастание человека из семечки и есть, собственно говоря, та тайна жизни, родители – садовники. Они видят, какое дерево, и могут с ним что-то сделать по воле Божьей. Но все равно они не могут, чтобы вместо березы выросла липа, или вместо репейника вырос виноград. Что посажено, то и посажено.

 

И нам не всегда это удается понять, потому что мы смотрим по плодам, а Бог смотрит в сердцевину, где есть некая толика гордыни или нет. И Он пытается эту гордыню выжечь. Потому что, если гордыня будет, плод будет несъедобный, и дерево брошено в огонь. Эта гордыня в нем есть, но есть не только гордыня. Есть свет Христов, просвещающий всякого человека, грядущего в мир. Там есть всегда, потому что Он создает наедине сердце человека, там есть не только тьма, смерть, там есть свет. И задача родителей, насколько это в их силах, так воспитывать ребенка вместе с Богом, не чтобы сделать его хорошим, а чтобы помочь ему, научить его бороться с собственной гордыней. С проявлениями собственной самости, собственной эгоистичности, собственной порочности. Мы [как родители], конечно же, этого не делаем. Но свет, который внутри человека тоже есть, и Бог, который управляет жизнью человека, он ведет его часто не по тем тропинкам, по которым мы наметили ему идти. И этот опыт может быть плохой, он может нам быть неприятным, как родителям. Но он намечен для того, чтобы уврачевать гордыню, помочь свету победить тьму. Помочь возненавидеть свою самость, свое я, свое постоянное самоволие, самомнение, самоугодие. Все то, что и является смертью и тьмой внутри сердца человека.

 

Ведь все мы рождаемся не только от Бога. Изначально мы рождаемся от смертного тела Адама. От смерти, от той гордыни, которую имел Адам, и в которую погрузил весь род человеческий. И кому-то этой гордыни перепадает больше, кому-то перепадает меньше. Но все равно она есть во всяком человеке, ибо мы дети Адама. И вот эту гордыню нам приходится уврачевывать, и Бог помогает нам, проводя нас  в том числе и через падения. Через разочарование, через отчаяние, через неуспех, через все, что было в нашей жизни, чтобы мы, в конце концов, рано или поздно, вышли к свету. Уверовали в свет, уверовали во Христа, и возненавидели свою собственную гордыню, свою самость. Вот путь, которым Бог ведет человека. Грехи это не столь уж важный элемент. Потому что грехи обрубить человеку легко. Но как обрубить вот эту самую внутреннюю сердцевину, сам его корень, который составляет само «я» человека.

 

И вот, для того, чтобы стать христианином, нужно «я» отвергнуть, «я» уничтожить. И может это сделать только сам человек, а Бог его ведет этим путем, чтобы это, в конце концов, произошло, чтобы это смогло случиться. Но когда человек, в конце концов, обращается ко Христу, обращается к Богу, тогда он поначалу просто потрясен своей внешней испорченностью, сначала его волнуют те грехи, которые он сделал. Потом его начинают волновать те грехи, которые он делает, и только потом его начинает волновать его внутренняя сущность. Он понимает, что, даже если он не делает грехов, он же испорчен изнутри, он никого не любит, он завидует, он презирает, он раздражается. Это не видно на поверхности, но все это облако тьмы внутри. И тогда он по-настоящему объявляет войну тому греху, который внутри его.

 

Но, где-то между всеми этими его борьбами с грехом, человеку открывается удивительный промысел Божий. Удивительная картина. Он начинает видеть, как с младенчества Бог вел его к себе. Он видит, что когда он грешил, Бог был с ним. Что когда он плакал над умершим котом, Бог был с ним. Что когда разводилась его семья, Бог был с ним. И когда он совершал первые свои сознательные ошибки, грехи, восставал против матери или бунтовал против отца, воровал или предавал,  трусил, Бог был с ним всегда. И эта картина – это не знание, это откровение. Когда человек видит свою жизнь, которая шла в присутствии Бога…  Когда мы приходим в зрелый возраст, и начинаем жить с Ним, Он открывает нам наше детство. И показывает, когда мы что делали, и что из этого получилось. И что Он, в конце концов, из этого сделал. Как Он нас вывел, в конце  концов, туда, куда мы вовсе не надеялись выйти. И поэтому каждый человек, спасаемый Богом,  каждый, кто однажды познал Бога своего, он скажет строчками псалма: «Кто Бог велий, яко Бог наш творяй чудеса. Ты еси Бог творяй чудеса». Это бывает с человеком. Это поражает человека.

 

Но сейчас мы живем совсем в другом, мы как слепые котята: ничего не видим, ничего не понимаем. Вся наша жизнь кажется бессмысленной, пустой, ненормальной, неправильной, глупой. Но эта глупая, грешная, дурацкая жизнь привела нас к Богу. Значит, не такая уж она глупая. Она, конечно, грешная, но, если бы не было этих грехов, если бы не было эти падений, мы бы не были сейчас у ног Господа Бога нашего Иисуса Христа. Нам бы не очем было с ним говорить, и не о чем было плакать. Поэтому мы сетовать должны не на то, что мы грешили, мы должны благодарить Бога за то, что Он нас спас. Что даже сами грехи наши были орудием в руках Его любви, сами наши падения привели нас в итоге к Нему. Значит, благословенны и они, ибо, если бы их не было, мы никогда не узнали бы, что мы гордые, напыщенные, самолюбивые, эгоистичные люди, думающие только о самих себе.

 

Если б не было наших грехов и падений, как бы высоко мы все о себе думали. И нужен был бы нам тогда Христос, если бы мы все только и делали, что гордились собой. И поэтому, как бы это не казалось сейчас непонятным, все спасаемые люди будут благословлять каждый день своей жизни. Они будут славить Бога, потому что осознают и увидят, из какой тьмы их вытащил Бог. И благословят каждый день, потому что каждый день был прожит вместе с Богом. Каждый день был прожит в Его присутствии и храним Его благодатью. Если что-то приключилось с нами, то приключилось потому, что Он позволил этому приключиться. Вы не представляете себе, насколько Он близко к каждому из нас. Во все дни нашей жизни.

 

Чтобы с нами не случалось, просто мы очень зациклены на своей боли, на своем грехе, очень часто на своих ошибках, и поэтому не можем увидеть, что вся наша жизнь прошла с Ним. А чтобы это случилось, чтобы это увидеть, надо попросить у Бога смирения. Но мы же такие умные, мы не хотим просить смирения, потому что в нашей русской традиции сказано, что если будешь просить смирения, получишь себе по башке. Поэтому не надо просить смирения. И никто его не просит. А раз никто не просит, никто и не смиряется. А раз никто не смиряется, никто не может увидеть, как сильно, необыкновенно сильно, непостижимо сильно любит нас Бог.        

  • Like 2

Share this post


Link to post

Вообще, если более глубоко брать, то в прелести, гордости пребывают все люди. Во всех эта страсть, это самообольщение проявляется, где в помышлениях, где в словах, где в разговорах. Разница только в том, что одни допускают верх этим проказам над собой, а другие с Божьей помощью не допускают их до греха. Внимательный, борющийся с гордостью человек, видит, откуда она приходит и куда его влечёт и прогоняет её молитвой Иисусовой, памятью Божьей или памятью смерти. Не борющийся же, так сказать одержимый гордостью, вовсе её в себе не видит, или видит но оправдывает. Даруется зрение гордости по благодати, кто узнаёт, постоянно себе напоминает о них и исполняет Божьи Заповеди. Полностью быть свободными от гордости, прелести, никто не может. Вся жизнь - это борьба с ними. Только там, в Царствии Божьем человек по полному уже обожению получит благодать полной свободы от всех страстей. Потому никто из Святых никогда не трубил о себе, но все со смирением укоряди себя. Если Святые так делали (а делали это они вовсе не ради пустословия, как думают некоторые, о чём говорил Св. Иоанн Златоуст, будто они лжесвидетельствовали о себе ради смирения, а не на самом деле), то тем более это касается нас, отстающие от них, как земля от неба.

 

Св. Игнатий Брянчанинов: "Прелесть есть повреждение естества человеческого ложью. Прелесть есть состояние всех человеков, без исключения, произведенное падением праотцев наших. Все мы – в прелести48. Знание этого есть величайшее предохранение от прелести. Величайшая прелесть – признавать себя свободным от прелести. Все мы обмануты, все обольщены, все находимся в ложном состоянии, нуждаемся в освобождении истиною. Истина есть Господь наш Иисус Христос (Ин.8:32, 14:6). Усвоимся этой Истине верою в Нее, возопием молитвою к этой Истине – и Она извлечет нас из пропасти самообольщения и обольщения демонами. Горестно – состояние наше! Оно – темница, из которой мы молим извести нашу душу, «исповедатися имени» Господню (Пс.144:10). Оно – та мрачная земля, в которую низвергнута жизнь наша позавидовавшим нам и погнавшим нас врагом (Пс.142:3). Оно – плотское мудрование (Рим.8:6) и лжеименный разум (1Тим.6:20), которыми заражен весь мир, не признающий своей болезни, провозглашающий ее цветущим здравием. Оно – «плоть и кровь, которые царствия Божия наследити не могут» (1Кор.15:50). Оно – вечная смерть, врачуемая и уничтожаемая Господом Иисусом, Который есть «воскрешение и живот» (Ин.11:25). Таково наше состояние. Зрение его – новый повод к плачу. С плачем возопием ко Господу Иисусу, чтоб Он вывел нас из темницы, извлек из пропастей земных, исторг из челюстей смерти. Господь наш Иисус Христос, – говорит преподобный Симеон, Новый Богослов, – потому и сошел к нам, что восхотел изъять нас из плена и из «злейшей прелести»."

Share this post


Link to post

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.
Note: Your post will require moderator approval before it will be visible.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Restore formatting

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.


  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...