Jump to content
~ Весна ~

Поездки по святым местам.

Recommended Posts

Богоизбранная обитель! Пречудный остров Валаам!

 

XaxeSP3.png
CRD2P2L.png
oBOupSP.png
mviK0nH.png
uvXZW3O.png
VRvgFlo.png
3FqpEjW.png
0tyQJN5.png
c9p3kdz.png
1xXJHIx.png

1OfzPXW.png
NQrQNFT.png
WqyoQeQ.png
7n3Qzv6.png
IQUQ9uF.png
ur2qyiA.jpg
t5guVAq.png
CS0b1ns.png
ifGmOOp.png
d67lWON.png
GmknmsC.png

  • Like 2
  • Thanks 2

Share this post


Link to post

Свято-Троицктй Макарьевский женский монастырь Нижегородская область. Сам монастырь стоит на берегу реки Волга.

Вчера побывали в этой обители. От г.Лысково до Макарьева мы добирались на пароме. Несмотря на ветер, настроение было бодрое. )

 

Немного информации (интернет):

 

Расположенный почти в 90 км от Нижнего Новгорода вниз по течению Волги Макарьевский монастырь был основан еще в 15 веке преподобным старцем Макарием Желтоводским — и с тех пор считается одним из центров волжского православия. Его белоснежные крепостные стены открываются путешествующим по реке туристам издалека: золотые и серебряные главки собора и храмов словно пришпиливают кудрявые облака к лазурному небосводу, а очертания белоснежных крепостных стен дублируются безупречным отражением в величаво несущей свои воды Волге. С момента восстановления Макарьевского монастыря после запустения советской эпохи прошла почти четверть века — и сегодня он радует глаз и вдохновляет душу особой атмосферой намоленной и любимой прихожанами обители. Здесь можно поклониться мощам преподобного Макария, отстоять службу в Троицком соборе (чей облик так напоминает Успенский собор московского Кремля) и послушать интересный рассказ об истории и судьбах монастыря.

 

 

 

IMG-20210905-WA0038.jpg

IMG_20210905_074728.jpg

IMG-20210905-WA0007.jpg

IMG-20210905-WA0031.jpg

Edited by МАРГАРИТКА
  • Like 1
  • Thanks 1

Share this post


Link to post

Преподобный Макарий Желтоводский и Унженский

День памяти: 25 июля/7 августа


Преподобный Макарий Унженский

Угодник Божий Макарий родился в Нижнем Новгороде от благочестивых родителей. Отца его звали Иваном, мать — Марией. Еще в младенчестве Макарий удивлял их: когда звонили к утрене, он начинал беспокойно ворочаться в люльке и плакать. И на всякий церковный звон Макарий так отзывался, а в прочее время молчал. Долго родители не могли понять, в чем дело, и начали было беспокоиться, но однажды все разрешилось.

Как-то в праздник зазвонили в церкви, родители стали собираться к утрене, а маленький Макарий, как всегда, начал кричать и плакать.

«Если бы он перестал плакать, — сказал отец, — взяли бы его с собой на службу». Макарий сразу же успокоился, а когда его принесли в церковь, он услышал пение певчих, засмеялся и потом всю службу весело улыбался матери. Тогда родители поняли, почему плакал Макарий, и с того дня стали его носить в храм; он каждый раз очень радовался, а если его оставляли дома, снова начинал кричать и плакать. Тут родители уразумели, что на их ребенке почивает Божия благодать.

Когда Макарий подрос, отдали его учиться книжной грамоте, и в этом деле он вскорости преуспел так, что превосходил не только сверстников, но и старших. Он и похож был больше на взрослого, чем на отрока: несмотря на природную сметливость и живой ум, по характеру он был степенный и рассудительный. Играть с детьми Макарий не любил, он терпеливо сидел за книгами, да каждый день ходил в храм. Все его любили, родители радовались о нем и благодарили Бога.

Отрок Макарий услышал о монашестве и тайно решил покинуть родительский дом и уйти в монастырь. Он выбрал Печерскую обитель, находившуюся на берегу Волги, в трех верстах от города, и отправился туда. По дороге ему повстречался нищий, одетый в обноски, Макарий обменялся с ним одеждой и под видом нищего подошел к монастырю.

Скрытый текст

 

Отрок пожелал видеть архимандрита (им был тогда Дионисий, впоследствии епископ Суздальский) и попросился в монахи. Настоятель, видя юный возраст Макария, стал расспрашивать, откуда он и кто его родители. Макарий свое происхождение скрыл. Назвался жителем другого города, сказал, что он круглый сирота, нищенствует и никого из близких у него нет. Сам он, закончил Макарий, желает служить Богу в монастыре.

Настоятелю его речь понравилась, к тому же он предугадывал, что отрок призван стать великим подвижником. Поэтому нимало не медля принял его в монастырь, постриг в иноки, поселил в своей келье и на долгие годы стал ему отцом, наставником и учителем.

Инок Макарий усердно трудился и исполнял всякое послушание; наставнику во всем подчинялся, братии угождал, ни с кем не вступал в пререкания, молчал, гораздо чаще, чем говорил; а если разговаривал с кем, то обязательно кратко и незлобиво, да и то старался как можно скорее закончить разговор. Скоро о нем заговорили как о большом подвижнике уже не только в монастыре, но и за его пределами.

Родители святого, не имея от сына никаких известий, повсюду о нем расспрашивали и очень горевали, но не теряли надежды его найти.

Прошло около трех лет, и вот случилось отцу Макария встретиться с одним печерским иноком, пришедшим в город по каким-то монастырским делам. Отец рассказал ему о своем горе, три года назад пропал сын, и с тех пор ничего о нем не слышно.

Инок сказал: «Кажется, как раз три года назад в наш монастырь пришел юноша, одет он был как нищий, но вид имел добропорядочный и благочестивый и слезно просил принять его. Настоятель оставил его в обители, и теперь этот юноша стал одним из лучших монахов и преуспевает едва ли не больше всех. Зовут его тоже Макарием».

Отец заплакал. Тут же пошел он в монастырь и там повсюду искал Макария, но никак не мог его увидеть. Отчаявшись, он пришел к настоятелю и упал ему в ноги, моля показать сына. Тогда настоятель пошел в свою келью, где жил и Макарий. «Чадо,— сказал настоятель,— отец твой, о котором ты не сказал нам, пришел в монастырь и хочет тебя видеть». «Отец мой,— отвечал Макарий,— Господь Бог, сотворивший небо и землю, а после Него — ты, наставник мой и учитель».

А отец его стоял в это время под дверью. Услышав голос Макария, он вскрикнул от радости и через окно позвал сына, прося выйти, чтобы он мог обнять его. Но Макарий, боясь растрогаться, выйти отказался. Тогда отец, плача, сказал: «Не отойду от кельи, пока не увижу твоего лица и хотя бы немного не поговорю с тобой».

Макарий не поддавался на уговоры и не выходил из кельи. «Дитя мое дорогое,— взмолился отец,— хотя бы руку мне протяни». Макарий через окно протянул ему руку, а отец, ухватившись за нее, сказал: «Сын мой любимый, спасай свою душу, да за нас грешных молись, чтоб и мы по твоим молитвам увидели Царство Небесное».

После чего, распростившись сыном, покинул монастырь и пошел домой; рассказал обо всем жене, и они вместе радовались и прославляли Бога за то, что даровал им сына-подвижника.

Макарий по-прежнему трудился в обители. Вскоре он превзошел всех живущих там иноков и приобрел всеобщий почет и уважение. Тяготясь этим, Макарий решил уйти из монастыря и поселиться в безлюдном месте. Так же, как раньше родительский дом, покинул он обитель: помолясь, положился на промысел Божий и пошел куда глаза глядят.

Долго ходил он по болотам и лесам, пока не вышел к реке, называемой Луг, и, выбрав место, построил хижину. Здесь он стал жить один в безмолвии и молитве.

Но долго таиться от людей ему не удалось: скоро о Макарии узнали жители окрестных деревень и городов и стали приходить к нему за наставлениями и духовной помощью, а некоторые, хотевшие уйти от мира, со временем и поселялись рядом с ним. Когда набралось достаточно братии, образовался монастырь, а еще немного времени спустя начали строить храм во имя Богоявления Господа нашего Иисуса Христа и завершили его во многом благодаря стараниям преподобного отца Макария.

Прошло несколько лет, и, как прежде, святому стал в тягость почет, к тому же миряне, во множестве приходившие к нему за советом, нарушали его безмолвие; не терпя такой жизни, преподобный поставил одного из братии в настоятели и втайне от всех покинул монастырь. Снова странствовал он лесами. Место, в котором он остановился, называлось Желтые Воды и находилось на восточном берегу Волги, рядом с небольшим озером. Местность эта очень приглянулась Макарию. Здесь он жил в маленькой келье, трудясь в одиночестве и непрестанно молясь Богу.

Но вскоре его уединение было нарушено — на этот раз живущими в Желтых Водах иноверцами — чувашами и мордвой. Придя к келье преподобного и увидев его скромную и нестяжательную жизнь, они поначалу очень удивлялись. Потом стали приносить старцу хлеб, мед, пшеницу и всякий раз умилялись его незлобивости и терпению; Макарий принимал их дары с благодарностью — но не для себя, а для своих посетителей. Многих он крестил в озере, что было почти у самой его кельи. К тому времени уже не только чуваши и мордва приходили к нему: народ стекался, желая услышать наставления и поучиться богоугодной жизни, некоторые селились рядом. Преподобный, помня сказанное Господом — «Приходящего ко Мне не изгоню вон»,— не запрещал им селиться, видя их добрую волю и старание. Так вокруг преподобного Макария образовалась новая, уже вторая по счету, монашеская обитель, а в 1435 году под его руководством был возведен храм во имя Живоначальной Троицы. Еще раньше Макария избрали настоятелем, и настоятельствовал он долгое время, постоянно заботясь о братии и наставляя их к монашеским трудам, а число иноков с каждым днем увеличивалось, так как слава о преподобном Макарии и его обители разнеслась по всей России и многие приходили из дальних краев и просили постричь их в иноческий чин.

Одним из таких был блаженный Григорий, называемый Пельшемским; оставив родителей, он пришел в Желтые Воды, принял монашество и по примеру Макария, который был ему и настоятелем и отцом, стал великим молитвенником и постником, а позже сподобился и священнического сана , чем подтвердил пословицу: «У доброго отца и дети бывают добрыми, а у искусного учителя и ученики искусны».

Имя Макария стало известно не только в простом народе, но и среди князей, которые посылали из своих имений в монастырь все нужное. Славилась обитель своим внешним видом, крепостью стен, основательностью строений, но больше всего праведностью и усердием монахов, богоугодной жизнью подражавших настоятелю. Но скоро покой и благоденствие обители были нарушены.

Во время княжения благоверного князя Василия Васильевича один из татарских военачальников по имени Улуахмет, изгнанный своими соотечественниками из Золотой Орды, приблизился к российским пределам и обосновался в Казани. Оттуда он делал набеги на соседние княжества, все дальше и дальше продвигаясь по русской земле. Так он достиг Нижнего Новгорода, потом его войско рассеялось, огнем и мечом опустошая христианские селения.

Появились они у Желтых Вод и напали на обитель преподобного Макария. Монахи защищались недолго, татары ворвались в монастырь и выкосили их, как колосья на ниве, лишь нескольких взяли в плен, а монастырь сожгли.

В плену был и старец Макарий. Привели его к татарскому военачальнику. А имя преподобного было хорошо известно среди них, потому что он и татар, которые к нему приходили, всегда любезно принимал и покоил. Когда воевода узнал, что за человек стоит перед ним, он разгневался: «Как вы посмели,— сказал он своим воинам, — зная святую жизнь этого старца, надругаться над ним и его обителью?

Знаете ли, что за таких, как он, придется держать ответ перед Богом, Который один и у них, и у нас!» И велел отпустить святого, а с ним и других пленных — нескольких иноков и мирян числом около четырехсот человек, не считая женщин, детей и стариков.

На прощанье военачальник сказал Макарию: «Уходите из этих мест не медля и больше никогда сюда не возвращайтесь, поскольку земля эта отныне будет принадлежать Казанскому ханству».

Преподобный попросил позволения похоронить своих монахов. «Вот Божий человек,— сказал военачальник,— заботится не только о живых, но и о мертвых». И разрешил ему забрать убитых.

Святой пошел к обители, от которой осталось одно пепелище. Увидев лежащие повсюду трупы братии, Макарий заплакал; затем, отпев положенные молитвы, похоронил их согласно обычаю и стал советоваться с бывшими с ним людьми, куда им идти. Решили идти к городу Галичу. Ходу туда было не меньше четырехсот верст, но, помолясь Богу, отправились.

Был июнь. Шли они много дней; боясь татар, пробирались по непроходимым лесам и болотам. Скоро закончились съестные припасы, все изнемогли и устали, начались скорби.

Как раз тогда встретился им в лесу лось, его загнали и собирались убить. Попросили на то благословения у преподобного Макария. А был Петров пост и до праздника оставалось три дня. Старец велел лося отпустить, отрезав у него перед тем ухо, и сказал: «Имейте веру, и промысел Божий нас не оставит: в день окончания поста нам опять повстречается этот лось, и тогда мы его съедим во славу Божью. Пока же прошу вас потерпеть эти три дня, и спасет нас Господь от смерти по вере нашей.

Так и вышло: в день праздника святых первоверховных апостолов Петра и Павла, когда люди совсем изнемогли, по молитве старца вышел к ним тот самый лось с отрезанным ухом. Они взяли его голыми руками и привели к преподобному Макарию, который и благословил лося в пищу.

Насытившись, все благодарили Бога, а Макарий сказал: «Отныне у вас не будет недостатка в пище по вере вашей». И действительно, всю дорогу им попадался то лось, то олень, то еще какой зверь. Так пришли они в пределы города Унженска.

То был старинный русский город на берегу реки Унжи. Городок в то время был очень небольшой и окружали его редкие села. Когда сюда пришел преподобный, все жители с радостью встретили его: они были наслышаны о святости старца и готовы были тут же воздать ему всевозможные почести. Но Макарий желал лишь безмолвия и одиночества, он сразу стал расспрашивать о пустынном месте, где мог бы поселиться. Ему показали место в пятнадцати верстах от города, недалеко от реки, на берегу лесного озера. Там на поляне преподобный поставил крест, рядом построил келью. Это было в 1439 году, а немного времени спустя благоволением Божиим опять образовалась обитель. И так жил Макарий, по своему обычаю дни и ночи служа Богу молитвами и постническими трудами и, кроме того, даром исцеления, который он получил в последние годы жизни.

Через пять лет преподобный почувствовал приближение смерти. К тому времени ему исполнилось девяносто пять лет, из них восемьдесят он прожил в монашестве.

Зная, когда и как он скончается, Макарий пришел в Унженск и там слег. Перед смертью он заповедал, чтобы его тело отнесли в созданную им обитель и там похоронили. После чего помолившись и благословив всех бывших при нем, тихо отошел ко Господу. Это случилось 25 июля 1444 года.

В этот день город и окрестности наполнились чудным благоуханием, исходящим как бы от смирны и фимиама, и все люди — в домах, на улицах и где бы им ни довелось находиться — вдыхали аромат и спешили припасть к телу преподобного.

Плакал весь народ. Тело старца со свечами и кадилами, с пением псалмов понесли в монастырь, где и похоронили. Все болящие и увечные, припадавшие к его мощам, получили исцеление.

Чудеса продолжались и многие годы спустя, причем проявлялись они не только в исцелении болящих, но и в помощи и защите от видимых и невидимых врагов, от дьявольских козней и от татарского плена.

В 1522 году в княжение великого князя Василия Ивановича было страшное нашествие татар на Унженск. Врагов было свыше двадцати тысяч, а городок был мал и жители в военном деле неискусны. Одна у них была надежда — на Бога и на преподобного Макария Желтоводского, к помощи которого они не раз прибегали в подобных случаях. Укрепляясь этой надеждой, они три дня и три ночи отбивались, от осадившего город неприятеля.

Главным у них был некий воевода Федор. При виде нападавших, он впал было в растерянность, но, узнав от жителей, что святой старец Макарий Желтоводский всегда защищал их от татар, Федор пошел в церковь, упал на колени перед иконой преподобного и стал молиться со слезами, прося отвести беду от Унженска и избавить людей от смерти и плена.

Тем временем татары снова пошли на приступ и со всех сторон подожгли город. Людей охватило смятение: и огонь полыхает, и татары теснят — все как один умоляли Макария о заступничестве.

Вдруг пошел дождь, скоро он перешел в ливень, и сделался потоп. Вода затопила улицы и дома, казалось, весь город поплыл, и пожар утих.

Теперь татары пришли в смятение: одна часть пошла на другую, и начали они биться. Горожане со стен увидели, как татары нападают на своих, и поняли, что преподобный Макарий спас Унженск; многие видели старца стоящим на облаке и поливающим город водой из огромной бадьи. Тут же открыли ворота, устремились на татар и большинство из них перебили. Взятые в плен рассказали, что они видели монаха, стоявшего в воздухе над городом и стрелявшего по ним; потом он на большом белом коне врезался в их войско, и они, обезумев от страха, начали рубить друг друга мечами, думая, что бьются с русскими.

Тогда же преподобный избавил от татар монастырь, в котором был похоронен. Случилось это так: когда татары напали на Унженск, отряд из трехсот воинов устремился к монастырю в надежде на богатую и легкую добычу. Но стоило им приблизиться к обители, как все они ослепли. Ничего не видя, они в ужасе разбежались в разные стороны, многие угодили в реку и утонули.

В 1535 году молитвами Макария Желтоводского спасся от татар город Солигалич, и благодарные жители устроили в соборном храме придел в честь преподобного.

Во время нашествия поляков жители Юрьевца, Суздаля и Нижнего Новгорода прибегали к заступлению святого Макария и получили помощь. Сам царь Михаил дал обет идти пешком в Унженск, если его отец Филарет освободится из польского плена, и, получив просимое, исполнил свое обещание.

Известно множество случаев чудесной помощи преподобного Макария.

Когда казанские татары осадили Унженск, одна молодая женщина по имени Мария попала в плен. Ее связали веревкой и увели с другими пленными. Шли они трое суток. Мария, боясь быть обесчещенной, всю дорогу не могла ни пить, ни есть, только молилась и плакала. Так, день и ночь обливаясь слезами, молилась она Господу и Пресвятой Богородице. Призывала в помощь и святого предстателя, преподобного Макария Желтоводского. Когда сделали очередной привал, Мария рухнула на землю и, связанная, заснула крепким сном. Было это в степи. Стояла глухая ночь. Ближе к утру спящей явился преподобный Макарий. Он стал у изголовья и, коснувшись ее рукой против сердца, сказал: «Не скорби, а подымись и иди домой». Но Мария не могла очнуться от сна. Тогда святой взял ее за руку, помог встать и сказал: «Встань и ступай за мной». Мария проснулась и, видя преподобного уже не во сне, а наяву, узнала его по виденной ею иконе и пошла следом. Стало светать. Преподобный исчез, и Мария осталась в пустынном месте одна. Ей стало страшно.

Когда совсем рассвело, Мария увидела, что она стоит на дороге, ведущей в Унженск, а невдалеке виднеется и сам город. Мария побежала и вскоре оказалась перед городскими воротами. Они были заперты. Мария начала стучать и просить, чтобы ей открыли. «Кто ты?» — спросили сторожа. Она ответила, тогда стража, узнав ее, впустила в город, где она нашла всех своих близких и рассказала, как ее спас Макарий Желтоводский.

Однажды был тяжело ранен воевода Иван Выродков. Между тем князь, приказал ему снова идти против татар. Несмотря на болезнь и уговоры близких, воевода собирался исполнить повеление, а так как ходить он не мог, то приказал везти себя в повозке. По дороге завезли его в Макариеву обитель. Здесь воевода мысленно взмолился к святому, прося о помощи. Увидев сосуд с водой, Иван попросил напиться и пил не отрываясь. К изумлению иноков, он выпил очень много воды, после чего почувствовал себя совершенно здоровым. Вода оказалась из колодца, выкопанного преподобным Макарием, и была она необычайно сладкой и вкусной.

Один житель города Унженска сильно пьянствовал и в нетрезвом виде всегда бил свою жену. Не в силах переносить издевательства, жена решила утопиться в колодце. Но поскольку она была благочестива, как могла помогала нищим и убогим и имела веру к преподобному Макарию, то он и не дал ей погубить свою душу. Когда женщина подошла к колодцу, она вдруг заметила, что возле сруба стоит старец, и в страхе попятилась. Старец сказал: «Отойди от колодца и не

делай того, что задумала, иначе тебя постигнут страшные муки в вечной жизни».

Женщина в смятении бросилась к ногам старца, а когда поднялась, его уже не было. Тогда она возвратилась в дом и с тех пор никогда не помышляла о самоубийстве. Тогда же и муж ее оставил нетрезвую жизнь и покаялся.

Местное почитание памяти преподобного Макария Желтоводского началось вскоре после его преставления. В 1610 году патриарх Филарет распорядился исследовать случаи исцелений по молитвам преподобного Макария. Было засвидетельствовано более пятидесяти случаев. Тогда же имя преподобного Макария Желтоводского было занесено в святцы и назначено повсеместное празднование его памяти 25июля/7 августа.

Мощи преподобного покоятся в Макариево-Унженском Троицком монастыре близ города Макарьева под Костромой, в Свято-Троицком соборе, построенном в 1669 году игуменом Митрофаном, будущим святителем Воронежским. Там же находится келейная икона Смоленской Божией Матери, принадлежавшая преподобному Макарию. За монастырем, на пригорке, сохранился в часовне колодец, выкопанный его руками.

 

 

Тропарь преподобного Макария Желтоводского, Унженского

глас 5

Днесь град твой Галич тобою хвалится,/ в концех бо его пресветло,/ яко велие солнце, возсиял еси/ и чудесы твоими, преподобне Макарие, вся озарил еси./ И ныне молися Господеви/ избавитися душам нашим от прелести вражия/ и спастися граду твоему от поганскаго наития.

Edited by inna d
дополнено
  • Like 1

Share this post


Link to post

Гостеприимная Симеонова земля: скит Ново-Тихвинского монастыря в селе Меркушино

 

 

Есть неподалёку от Верхотурья, духовной столицы Урала, на берегу р. Туры, одно удивительное местечко – село Меркушино, известное людям с середины XVII века. Когда-то здесь были обретены, а затем покоились в храме во имя Архистратига Божия Михаила честные мощи одного из светильников Православной веры на Руси – святого праведного Симеона Верхотурского. В 1704-м году мощи были перенесены в Верхотурье. В тяжёлые годы советских гонений на Церковь многие храмы были уничтожены, а священнослужители расстреляны. Эта беда постигла и село Меркушино, где в июле 1918 г. мученическую кончину претерпел один из местных клириков – священномученик Константин Богоявленский.

В начале 1990-х годов началось возрождение храмов и монастырей в Меркушино и Верхотурье. С 1997 года в этом благословенном месте действует скит Александро-Невского Ново-Тихвинского женского монастыря г. Екатеринбурга, где с любовью и вниманием принимают каждого посетителя, где сохраняются лучшие традиции богослужебного делания. Представленная ниже фотогалерея посвящена этим удивительным местам.

 

Все фото смотрите на сайте:

 

https://pravoslavie.ru/141800.html

 

Моя знакомая была в этих местах. Очень благодатно. 

Share this post


Link to post

https://pravoslavie.ru/143434.html

 

Косино: Святое озеро Москвы и храм, ушедший под воду

 

Елена Зубарева

Пейзаж. Косино. 1887. Художник: Савицкий К.А.

Те, чье детство пришлось на советские времена, помнят обязательные классные уроки первого сентября, темы для которых спускало РОНО или ГорОНО[1], воображением не отличавшиеся. Вот так первого сентября какого-то забытого уже года в моей московской чертановской школе №861, ныне тоже канувшей в лету, классный руководитель нашего восьмого «В» класса – физрук и замечательный педагог Александр Николаевич – крайне неодобрительно взирал на бланк этого самого «роно-гороно» с темой классного урока: «Москва – столица нашей Родины».

Оглядев наш класс и оценив всю его интеллектуальную мощь, Александр Николаевич предположил, что «все, надеюсь, в курсе дела», после чего вопрос с «Москвой – столицей нашей Родины» был закрыт, и мы перешли к обсуждению более насущных тем.

Для меня же Москва – «столица нашей Родины» – была тогда родным, уютным, тёплым и любимым городом, где прошлое и настоящее соединялись вместе с Замоскворечьем, пахнувшим шоколадом фабрики «Рот Фронт» (бывший Торговый Дом купцов Леновых), улицами, которые папин брат, наш легендарный дядя Марк, живший на Пресне, называл только по-старомосковски («Какая ещё “Улица 25 октября”? Никольская это улица, Никольская!»), и папиными хамовническими казармами (бывшими казармами 1-го Сумского гусарского полка), около которых папа во время учёбы на Военно-дирижёрском факультете при Московской консерватории играл с однокашниками в футбол, а вокруг церкви святителя Николая, никогда в советское время не закрывавшейся, ещё ходил трамвайчик.

Правда, в те времена я ещё не знала, что в церкви этой есть чудотворная икона Матери Божией «Споручница грешных», и что Никольская улица названа в честь «Николы Старого» – монастыря, построенного ещё до возведения стен Китай-города, а через шесть веков безбожными советскими властями снесённого. Я ещё не знала, что вся история Москвы просолена, пропитана Православием, а ещё я не знала, что Москва наша – это Китеж-град со Святым озером, с храмом, ушедшим под воду, и отшельником, молившемся в келье на Боровицком холме.

Скрытый текст

 

…Жил в начале XI века во времена княжеской междоусобицы витязь Вукол по прозвищу Букал, человек смелый, лихой и жестокий. Ходил в походы, громил врагов, не щадя ни младенца, ни сирого, как вдруг «у разбойника лютого совесть Господь пробудил». Ищя покаяния, витязь поселился в одиночестве «в дремучем лесу на Боровицком холме» (да-да, на том самом месте, где сейчас Московский Кремль».

И было однажды отшельнику-витязю видение, что на месте соснового бора возникнет великий город, «который понесет много испытаний от нашествия врагов и от пожаров, впоследствии же времени он прославится и будет выше всех городов русских». Размышляя над видением, Вукол пришел к старцу-священнику, служившему в одинокой церкви в Косинской пустыни.

«Поведал пустынник Вукол наставнику всё, что прошедшею ночью случилось с ним, и в ответ ему тот сказал: “Помолимся вместе, мой сын, дерзновенно ко Господу Богу. Спаситель сказал: где собраны двое во Имя мое, там буду и Я между ними». Вошли они в церковь, и начал обедню священник, Вукол же на клиросе стал, и молитва святая неслась к Небесам. И вдруг Вуколу другое виденье: явилась в церкви Сама Госпожа Владычица неба, а ангелов хор запел Херувимскую песнь. Не вынес Вукол святого виденья, недостойным себя он почел присутствовать более в церкви и около нее хотел он молиться. Лишь вышел он вон, как свидетелем стал великого чуда: земля потряслась, и церковь торжественно, тихо и плавно, при пении чудном невидимым хором святых евхаристии слов начала опускаться и вскоре сокрылась совсем под землею… И тут же то место хрустальная волна залила...»[2]

Потрясенный Вукол вернулся в свою одинокую келью в дремучем бору, где провёл в молитве остаток жизни. Пройдут годы, и святой благоверный князь Даниил Московский построит здесь Спасо-Преображенскую церковь – первую церковь Московского Кремля – «на том месте, где, по преданию, стояла в чаще бора низкая хижина, в коей спасался отшельник Вукол (Букал)».[3]

А на Святое Косинское озеро еще многие годы будут ходить паломники с верой, что и до скончания века не смолкнет молитва подвижников за наше отечество и град Москву, а во времена Второго пришествия Христова церковь эта поднимется со дна озера, преображённая...

Чудотворная Косинская (Моденская) икона Божией Матери – И ааааапять у них тут ц..церковь. П...пивную бы лучше п...построили, – нетвердо державшийся на ногах парень икнул и кивнул головой в сторону Святого озера и восстанавливаемого на его берегу храма в честь иконы Божией Матери «Живоносный Источник», призывая нас к одобрению, но, заметив стальной взгляд моего брата, несколько стушевался и ушёл, пошатываясь.

Я со всей свойственной мне экзальтацией приготовилась театрально всплеснуть руками над озёрными водами и начать хорошо поставленным голосом причитать о нашей потерянной духовности и одичании соплеменников, но брат привычный плач Ярославны быстро пресёк:

– Да ладно тебе. Это же прямо Косинский Гришка Кутерьма из Града Китежа. Ещё, Бог даст, придёт в себя, поумнеет и покается. Давай, шире шаг. Нас в храме староста ждет.

Староста Таисия Викторовна Старостина действительно ждала нас у храма на скамейке. Мы приехали в Косино – бывшее старинное подмосковное село, а ныне район на востоке столицы, – в самый разгар лета. Брат прочитал, что в Косине в Успенском храме пребывает чудотворная икона Божией Матери Косинская (Моденская), сам храм стоит на берегу Белого озера, а всего в Косине три озера – Чёрное, Белое и то самое – Святое.

«...На этом-то озере и явилась икона святителя Николая, во имя которого и был устроен в Косине первый храм...»

Многие учёные считают, что Святое озеро образовалось из-за провала грунта, что только подтверждает предание об отшельнике Вуколе

– Святое озеро – чистейшее, идеально круглой формы, – рассказывает Таисия Викторовна. – Его целебными водами, богатыми серебром и йодом, лечились и воины Куликовской битвы, и паломники, ходившие на Святое озеро со всей Москвы. Многие учёные считают, что Святое озеро образовалось из-за провала грунта, что только подтверждает предание об отшельнике Вуколе.

Через всю великую и многострадальную историю града Москвы звонят церковные колокола на берегу Косинского триозерья. В 1717 году император Петр I, для которого когда-то строили на берегах Белого озера фрегаты потешного флота, отдал в дар Успенской церкви великую святыню – икону Божией Матери, привезенную его соратником графом Шереметьевым из итальянского города Модены и прославившуюся многими чудесами и исцелениями.

Белое озеро в Косино, 1900-1910 гг.

Пройдя через храмовые ворота, мы попали в царство роз. Атласно-алые и жемчужно-белоснежные, с капельками росы на влажных благоухающих лепестках, розы покачивались на ветру воспоминанием райского сада. А впереди, окруженные цветущими клумбами и изумрудными деревьями, как островок Небесного на земле, высились три храма: два каменных – торжественный Успенский и величественный Свято-Никольский с колокольней-свечой – и деревянный Свято-Тихоновский.

– Таисия Викторовна, поверить невозможно: мы же видели фотографии этого святого места в советские годы. Здесь было запустение: какая-то мастерская по изготовлению керосиновых ламп, склад театрального реквизита, собачьи будки. Как долго пришлось всё это восстанавливать?

– Урон безбожной властью был нанесен страшный[4]. В 1939 году с косинских храмов сорвали кресты. Принесли на церковный двор огромные чаны и счищали в них золото с икон, а сами иконы сбрасывали в сарай или жгли на берегу Белого озера. Разрушили часовню на Святом озере. В 1940 году все богослужения запретили, а храмы закрыли. Тогда-то и исчезли наши чудотворные иконы Божией Матери Косинской (Моденской) и святителя Николая...

Косино. Белое озеро. Вид на церковь, 1930-1939 гг.

В 1947 году сгорел построенный ещё при царе Алексее Михайловиче деревянный храм святителя Николая, а в 1950-м безбожные варвары уничтожили иконостас и взломали стены в Свято-Успенском храме, думая найти там клад. Безмолвные косинские храмы – без крестов, икон и росписей, с ржавой водой, стекавшей по дырявым стенам, – стояли на ветру как изувеченные мученики Христовы...

«...Но Пресвятая Богородица, избравшая сие место и даровавшая оному в благословение Свою чудотворную икону как видимый знак Своего покрова, не допустила сие место до совершенного оскудения».

Как в начале XIX века, после изгнания наполеоновской армии двунадесяти языков, восстановили стараниями боголюбивого купца и почётного гражданина Москвы Димитрия Александровича Лухманова[5] разоренные «просвещёнными французами» Косинские церкви и деревни, так и в конце XX века Господь благословил новое возрождение дома Своей Пречистой Матери, а Она явила великое чудо, вернув Косинскому приходу Свою, как казалось, навсегда утраченную икону.

В.В. Кириченко увидел в ленинградском Музее религии и атеизма икону Божией Матери, на оборотной стороне которой была надпись: «Моденская»

Вскоре после Великой Отечественной войны легендарный хранитель фондов Музея древнерусского искусства имени Андрея Рублева Вадим Васильевич Кириченко, приехав по делам в ленинградский Музей религии и атеизма, увидел там поразившую его икону Божией Матери. На оборотной стороне иконы Вадим Васильевич обратил внимание на необычную надпись: «Моденская». Вадиму Васильевичу удалось увезти икону в Москву и поместить в запасники Музея древнерусского искусства, расположенного на территории Спасо-Андроникова монастыря.

Спустя годы слухи о возможно найденной святыне дошли до Косина. В конце семидесятых косинские старожилы Мария Алексеевна Иванова и ее сестра услышали от работника областного управления культуры Дмитрия Дмитриевича Гущина о таинственной иконе с надписью «Моденская», хранящейся в Музее Андрея Рублева.

Обе женщины прекрасно помнили, как выглядела утраченная чудотворная икона Косинская (Моденская). Приехав в музей, они попросили показать им икону. Все ещё служивший в музее Вадим Васильевич Кириченко благоговейно вынес икону, и Косинские прихожанки узнали чудотворный образ.

История следующих пятнадцати лет – это поразительная по своей промыслительности история возрождения Косинских храмов и подготовки их к возвращению великой святыни.

Вскоре после знаменательного обретения иконы Божией Матери московские власти каким-то необъяснимым образом приняли решение о восстановлении Косинских храмов.

– На дворе, между прочим, стоял глубоко атеистический 1977 год, – замечает мой брат задумчиво. – Это, конечно, чудо Промысла Божия.

В течение десяти лет каменные Свято-Успенский и Свято-Никольский храмы подновили, на месте сгоревшего построили новый деревянный храм (освященный впоследствии в честь Патриарха Тихона), а в Свято-Успенском храме начали проводить концерты классической музыки.

В 1990 г. Свято-Никольский храм возвратили Русской Православной Церкви, и Святейший Патриарх Алексий II назначил его настоятелем протоиерея Михаила Фарковца. За отцом Михаилом перешли в Косино многие верные его прихожане из храма Успения Пресвятой Богородицы в Вешняках. В их числе была и Таисия Викторовна Старостина, с 1990-го и по сей день – бессменная староста прихода.

– Я пришла к вере уже в зрелом возрасте, – рассказывает Таисия Викторовна. – Это духовник мой меня вымолил. Три года за меня молился. В 1985 году положила я партбилет – и всё. А храмы наши Косинские восстанавливали мы трудами отца Михаила и всем миром. Всё строилось на послушании, всё делалось по благословению. Но трудно было: работы – непочатый край. Я жила в подвале Никольского храма, батюшка Михаил – в сторожке. 16 ноября 1990 года Никольский храм освятили, отслужили первую Литургию. В этот день празднуется обновление храма святого великомученика Георгия в Лидде. Георгий Победоносец был погребён в этом храме после своей мученической кончины, и многие столетия туда шли паломники. А в XIX веке с оскудением в людях веры храм пришёл в запустение и стоял разрушенный. Русские кавалеры ордена святого Георгия и император Александр II прислали деньги, и храм восстановили, а в 1872 году, 16 ноября по новому стилю, освятили. Так что в этот день, 16 ноября, в двух точках земного шара – у нас в Москве и в Лидде (теперь это город Лод в Израиле) – празднуется обновление двух православных храмов!

 

В 1991 году в Косино вернулась его главная святыня – Косинская (Моденская) икона Божией Матери.

– Отец Михаил доложил Святейшему Патриарху Алексию II, что чудотворный образ находится в Музее Андрея Рублёва, – вспоминает Таисия Викторовна. – Святейший обратился к тогдашнему министру культуры Николаю Николаевичу Губенко, Царствие ему Небесное, и тот сразу же принял решение о возвращении иконы в храм. Какое это было великое событие! 2 июля 1991 года мы все приехали на территорию Свято-Андроникова монастыря. После освящения директор музея передала чудотворную икону, украшенную цветами, викарию Московской епархии епископу Истринскому Арсению. Солнце светило. Какая всенародная радость была! Повезли образ Владычицы по Москве кортежем: машины останавливались, казалось, что весь город молился, а потом несли на руках, с пением, торжественным крестным ходом. На следующий день, 3 июля, когда празднуется память Косинской (Моденской) иконы, приехал Святейший Патриарх Алексий II и совершил в Свято-Никольском храме Литургию. Потом был крестный ход на Святое озеро, где отслужили молебен Пресвятой Богородице.

Косинский храмовый комплекс

А на следующий год, в апреле, мэр Москвы Юрий Лужков подписал распоряжение о передаче «в месячный срок» Русской Православной Церкви двух других храмов Косинского комплекса – старинного Свято-Успенского и вновь отстроенного деревянного.

– Батюшка отец Михаил[6] получил это распоряжение и заплакал, – вспоминает Таисия Викторовна. – Какой счастливый день был… 23 апреля 1992 года Свято-Успенский храм освятили, а 2 июля этого же года торжественно перенесли туда из Свято-Никольского храма чудотворную Моденскую икону Божией Матери. Так вернулась наша великая святыня в Свято-Успенский храм.

Несколько лет назад один паломник, приложившись к чудотворному образу, встал на колени и стал целовать ступени Свято-Успенского храма. Так благодарил он Пресвятую Богородицу, разрешившую его семью от многолетнего бесчадия и даровавшему им с женой долгожданного сына.

Историй чудесных исцелений и помощи от иконы Божией Матери Косинской (Моденской) – только записанных с конца XVIII века – неисчислимое множество. А сколько их уже было за последние тридцать лет после возвращения чудотворного образа в Косино! Необъяснимые с «нормальной» точки зрения, чудесные случаи помощи Божией Матери, явленные через Её икону, разбивают закостенелый повседневный «здравый смысл» и укрепляют нашу веру.

В 2000 году у иконы молилась и плакала Мария Семёновна, жительница Сумской области, лечившаяся от тяжелого онкологического заболевания в Филатовской больнице в Москве. Жить ей, по прогнозам врачей, оставалось около месяца. Глубоко верующая, Мария Семёновна, узнав от своей дочери о чудотворной иконе, поехала в Косино. Храм был закрыт, и Мария Семёновна, не зная, что работники открывают его по просьбе паломников, уехала с тем, чтобы вернуться на другой день. Но и на другой день храм был закрыт...

Третий рентгеновский снимок показал, что опухоль... исчезла!

Только на третий день (!) умирающая женщина смогла наконец подойти к чудотворной Косинской иконе и потом долго в слезах молилась... На следующий день рентгеновский снимок показал, что ее опухоль уменьшилась. Через три дня на повторном обследовании врачи убедились, что опухоль стала еще меньше, а когда сделали третий снимок, то увидели, что опухоль... исчезла! После этого специалисты Филатовки, решив, что аппарат был неисправен, провели ещё 17 рентгеновских обследований. Опухоль исчезла. Потрясенный лечащий врач, помолчав, посмотрел на Марию Семёновну и развёл руками:

– Здесь сказать нечего. Судя по всему, вас услышал космос.

Косинское Святое озеро

В 2001 году вернулась в Свято-Успенский храм и чтимая икона священномученика Афиногена Севастийского с учениками. Этот святой перед своей мученической кончиной просил Господа о прощении грехов всех, кто будет поминать его и учеников.

– Перед этой иконой все паломники молятся, – рассказывает Таисия Викторовна. – Господь милостив: может быть, вернётся когда-нибудь и наша чудотворная икона святителя Николая, та самая, что была обретена на Святом озере.

Над Святым озером загораются звёзды. Мерцают огоньки в тёмных волнах, словно свечи в невидимом храме. Плывёт над богохранимым градом колокольный звон. Жив Бог – жива душа моя.

Елена Зубарева
совместно с Павлом Зубаревым

15 декабря 2021 г.

 

 

Смотрите, какое чудо есть!

  • Like 1
  • Thanks 2

Share this post


Link to post

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.
Note: Your post will require moderator approval before it will be visible.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Restore formatting

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.


  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...