Jump to content
Sign in to follow this  
  • entries
    24
  • comments
    59
  • views
    37082

У креста

С картиной «У креста» я познакомился довольно давно, еще в 70-е годы. Она находилась в учебном музее Духовной академии в Загорске, который был закрыт для широкой публики, и значилась как работа М.В.Нестерова.

Уже при первом посещении музея картина «У креста» поразила меня своей трагической символикой. Позднее я вспомнил об этой работе Нестерова. И тут обнаружилось нечто совершенно неожиданное. Оказалось, она не числится ни в каких каталогах выставок Нестеровеких картин, не упоминается ни в одной из книг о творчестве художника. Может быть, картина вообще не принадлежит Нестерову, а является подделкой?..

Чтобы ответить на эти вопросы, пришлось произвести специальные изыскания. Прежде всего, я обратился в издательский отдел Духовной академии, от которого получил слайд картины «У креста». Но сотрудники отдела не смогли ответить на вопрос о том, как попала в музей эта работа. Специалисты же по русскому искусству в Институте теории и истории искусств Академии художеств такой картины Нестерова не знали.

Оставался последний шанс — найти кого-нибудь из членов семьи Нестерова и попытаться узнать что-либо у них. От своих коллег-искусствоведов я узнал, что в Москве живет дочь Нестерова Наталья Михайловна (жена Федора Сергеевича Булгакова, сына известного философа). Кроме того, жива и внучка Нестерова Ирина Федоровна Шредер, художник кино. К ней-то я и обратился прежде всего.

Оказалось, что картина «У креста» действительно принадлежит Нестерову.

12.jpg

Правда, точную дату ее написания мне так и не удалось узнать, но не вызывало сомнения, что произведение было создано в конце 20-х — начале 30-х годов. Как вспоминает Ирина Федоровна Шредер, во времена ее детства картина всегда стояла «за диваном». Нестеров никогда ее не показывал и никогда не упоминал о ней в своих воспоминаниях. Очевидно, для этого были основания. В эпоху «воинствующего атеизма» выставлять картину было невозможно, да и опасно. Противники художника и так называли его «богомазом», упрекая за то, что он в свое время расписывал церкви. А эта работа, созданная в советское время, дала бы повод к самой отчаянной травле Нестерова. Поэтому картина была сослана в «задиванье», в бессрочную ссылку, и никогда не демонстрировалась. Даже в более позднее время, когда атеизм несколько поослаб, когда стали вспоминать, что религиозные сюжеты «не исключают гуманизма и реализма», картина «У креста» оставалась по-прежнему недоступной публике. Она не попала на выставку 1963 г., когда праздновался столетний юбилей Нестерова, а также на довольно представительную выставку 1989 г. Но произведение было все-таки возвращено из ссылки, хотя его публичной реабилитации так и не последовало. В начале 60-х годов картина была передана в дар музею Духовной академии, где она и сейчас находится.

В семье Нестерова сохранились воспоминания о том, что послужило непосредственным побудительным мотивом для написания этой «утаенной» картины. Однажды на московской улице Нестеров увидел молодую женщину, которая несла маленький гробик, несла как-то необычно, на перевязи. Эта сцена поразила Нестерова, он решил перенести ее на полотно. Но вместе с тем возник и более широкий замысел, связанный с изображением у распятия семьи Ф.М. и А.Г. Достоевских с детским гробиком как символом постигшей их тяжелой утраты. Федор Михайлович тяжело переживал смерть своего трехлетнего сына Алексея, которая случилась в 1878 г. Тема трагедии семьи Достоевского стала в будущем замысле Нестерова одной из важнейших.

По свидетельству родственников, Нестеров с самого начала писал эту картину как бы для самого себя, не для публики. Неочевидно, не написать ее не мог. Она явилась своего рода логическим завершением раздумий художника о судьбе России, прозвучавших в более ранних работах, таких, как «Святая Русь», «На Руси», «Философы».

Картина «У креста» и по стилю, и по сюжету напоминает ранние, дореволюционные работы Нестерова. Композиционный центр картины составляет возвышающееся на холме распятие, оно дано на фоне типично «нестеровского» пейзажа - с березовым подлеском, растущим по берегам змеящейся речки. Образ распятого Христа решен довольно условно, удлиненные члены его тела лишены мощи, энергии и силы.

Композиция фигур, стоящих слева и справа от распятия, строго симметрична. Ближайшая к Христу фигура справа — коленопреклоненный Гоголь со свечой в руках. Слева, как бы в зеркальном отражении, — фигура женщины в белом платке, также со свечой в руках. Во втором ряду справа в полный рост, со взглядом, устремленным на Христа, изображена жена Достоевского Анна Григорьевна, держащая в руках маленький голубой гробик — символ страдания и утраты. В левом ряду, симметрично с фигурой А.Г. Достоевской, изображен крестьянин в длинной белой рубахе, который стоит, опустив голову. Наконец, в третьем ряду справа — фигура Достоевского со свечой, а слева — фигура священника в черной одежде, отороченной белой лентой. А за ним, в глубине, еще один народный тип — женщина в цветастом платке.

В правом углу картины, сразу же за Достоевским, отчетливо видно изображение, замазанное грубой зеленой краской. Вероятно, это С.Н. Булгаков, изгнанный из России в 1922 г. Скрыл ли Нестеров это лицо, опасаясь возможных преследований, или он руководствовался какими-то другими соображениями? Это еще одна загадка картины...

Все фигуры, изображенные справа и слева, обращены лицом к Христу. В их позах и выражении лиц и поклонение Ему, и немой вопрос, и выражение надежды на спасение.

Очевидно, что философский смысл картины связан с темой смерти и грядущего Воскресения. Вместе с тем здесь присутствуют и тема апокалипсического видения будущего России, те настроения, которыми проникнуты и многие другие нестеровские картины, в том числе и «Философы». Образ Христа, как известно, присутствует и в ранних работах Нестерова — картине «Святая Русь», росписях Марфо-Мариинской обители «Путь ко Христу». В них Христос выступает как символ народной веры, правды, истины, к которому, как к источнику света, стремятся все нестеровские герои. И лучшие, наиболее сильные из них — сами носители народной правды. Их мысли и чувства — искупление народных страданий или предвидение грядущих катастроф.

(1995)

Шестаков В.П.

Эсхатология и утопия: Очерки русской философии и культуры

  • Like 1
Sign in to follow this  


0 Comments


Recommended Comments

There are no comments to display.

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.
Note: Your post will require moderator approval before it will be visible.

Guest
Add a comment...

×   Pasted as rich text.   Restore formatting

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...