Перейти к публикации

Блоги

 

Время ПЕРЕМЕН

Спаси Господи!   Трудно словами ... Кубиками. Ребенком получалось ...  https://plus.google.com/u/1/116386110035034006224 Сложить https://plus.google.com/u/0/102988872036190008852  +Стена. +По тонкому льду.   Елицы. 

Валера Иньков

Валера Иньков

 

«Новомученики – новые свидетели вечной Истины»

Пастыри о том, как нам приобщиться к опыту новомучеников   Происходившее в России веком ранее называют «репетицией Апокалипсиса». Но именно тогда нам были даны образцы исповедания Христа – новомученики и исповедники Церкви Русской. Однако как современному немощному и избалованному человеку приобщиться к их опыту стояния в вере?   Свидетельствую ли я своей жизнью о Христе?   Епископ Рыбинский и Даниловский Вениамин (Лихоманов): – Уже в наше время произошел разрыв поколений, может быть, даже более глубинный, чем тот, который навязывали захватившие власть большевики в начале XX века. Тогда еще по инерции сохранялось много всего доброго в народе. А когда уже в наши дни стали умирать последние из носителей той еще дореволюционной царской традиции, а наследие советского опыта критически переосмыслялось, то возник какой-то вакуум.   Тем более надо стараться как можно больше узнавать о том, как жили те, кто сохранил веру, чтобы передать ее нам: читать жития новомучеников и исповедников Церкви Русской. Что им помогло выстоять в исповедании? Их труды и письма просто поражают, особенно когда начинаешь сверять эту выраженную в словах жизнь со стилем тех документов, которые после допросов подсовывали им на подпись следователи.   Когда люди, даже далекие от Церкви, сегодня узнают о подвиге новомучеников – в каких они испытаниях веру хранили и чего им это стоило, – то многие обращаются.     Епископ Рыбинский и Даниловский Вениамин (Лихоманов)   У нас сейчас нет тех экстремальных обстоятельств, в которые были поставлены новомученики и исповедники, – может быть, отсюда и вся эта теплохладность в душах современников. Я еще застал те времена, когда, может быть, уже и не расстреливали за веру, но притеснения были. Сразу тогда какой-то дух исповеднический возгревается: люди по-другому и к Церкви, и к жизни, друг к другу относятся. Веру свою отстаивать готовы, детям ее передавать.   А мы сейчас, как припечатал бы словцом архимандрит Павел (Груздев), попросту зажрались! И храмы открыты, и Евангелие, и писания святых отцов есть – все тебе! И что же? Люди разве преодолевают не то что давление извне, а хотя бы себя любимого?   Для спасения нужен подвиг – так нам наши предшественники говорили. Начни душу свою хотя бы в малых попущенных тебе испытаниях преодолевать и перевоспитывать так, чтобы и врагов, как заповедовал Господь, любить (см.: Мф. 5: 44). Святитель Владимир (Богоявленский), чью память мы недавно отмечали, своих палачей перед расстрелом перекрестил: «Да простит вас Господь»… А мы, что, мелкой обиды отпустить не можем?   Место для подвига всегда в жизни есть. В какие бы времена мы ни жили. Сейчас же тоже общество в своем большинстве, как и в богоборческие годы XX столетия, отвергает христианские ценности. Даже если и ратует за некое патриотическое Православие, но начни ты среди таких «патриотов» жить по заповедям – против тебя все восстанут! Тут и начинается исповедание: найдется у тебя решимость быть со Христом, а не «со всеми»?   Тут и начинается исповедание: найдется у тебя решимость быть со Христом, а не «со всеми»?   Вот тогда-то опыт новомучеников и исповедников и будет для тебя насущен. Особенно это касается молодежи. В молодежной среде, когда все стремятся жить так, как это принято сегодня у большинства, противостоять этим псевдоценностям – уже исповедничество.   Стояние в вере и для нас, так же как и для новомучеников и исповедников Церкви Русской, – главная задача. Свидетельствую ли я своей жизнью о Христе?.. Каждый мой поступок может кому-то помочь задуматься о Боге и спасении своей души в вечности.   Новомученики и исповедники Церкви Русской – это самые близкие к нам святые. Мы, конечно, читаем о том, как подвизались преподобные Сергий Радонежский и Серафим Саровский, но если мы честны, то должны признаться, что все эти подвиги не для нас, мы так не сможем.   Нам для самоотвержения в подражание новомученикам даны, допустим, дела милосердия, когда надо стараться никого не осуждать, несмотря ни на какие причиняемые нам обиды, навыкать в постоянстве добрых дел. Новомученики даже в повседневной жизни помогают нашему стоянию в вере.   Новомученики и исповедники – герои, на которых может ориентироваться молодежь     Игумен Лука (Степанов)   Игумен Лука (Степанов), завкафедрой теологии Рязанского государственного университета имени С.А. Есенина, настоятель Спасо-Преображенского Пронского мужского монастыря Рязанской митрополии: – Молодежь стремится к познанию сути жизни, а она и открывается яснее всего в жесточайших испытаниях, когда нет полутонов. От того-то молодежь и любит всякого рода экстремальные виды спорта или триллеры и фильмы ужасов. Им просто надо показать: то, что творилось у нас в стране, ужаснее любых измышлений голливудских сибаритов. Если юные еще не утратили данного каждому в совести навыка различения добра и зла, они, конечно, почувствуют, где истина, а где эта чудовищная подмена, – стоит им только показать что-то подлинное.   Сегодня молодые люди и девушки уже привыкли не столько что-то слышать или читать, сколько видеть. На них колоссальное воздействие оказывает посещение мест мученической кончины наших соотечественников. В крайнем случае, хорошо бы вместе с ними посмотреть талантливо снятый фильм, посвященный новомученикам, или посетить музей их памяти.   Но главное: чтобы другие почувствовали, надо самому очень сильно чувствовать, – говорил венгерский композитор-педагог Ференц Лист. А посему, чтобы молодежь могла приобщиться к почитанию новомучеников, нужны, конечно, самоотверженные пастыри и педагоги, которые могут делиться своим опытом переживания сопричастности нашим предтечам в исповедании веры православной.   Надо донести до молодых, что в жизни каждого возможны критические ситуации. Как ты себя в них поведешь? На кого ты будешь равняться? Новомученики и исповедники – герои, на которых может ориентироваться молодежь. И это будет спасительно в этой насаждаемой повсеместно атмосфере безответственного гедонизма и самости.   Служба в армии или даже просто упорные занятия каким-либо серьезным видом спорта или освоение, допустим, игры на каком-то музыкальном инструменте, что тоже дается непросто, – это все способствует воспитанию самоотвержения. Как и волонтерство или паломничество в монастырь, где можно на каникулах потрудиться, помогают опростаться от эгоизма, закаляют души, защищают от разъедающей заразы агрессии и блуда, так обильно нагнетаемых на экраны телевизоров, в интернете и в компьютерных играх.   Не от того ли и среди детей сейчас бывает так много случаев травли: если раньше нападкам подвергались те, кто не соответствовал советской идеологии, то теперь новая идеология – потребительство, и она не менее безбожна и агрессивна. Что уж говорить о том, что разврат возводится в норму. Противостоять этим разоряющим дух и вредящим душе прилогам – это уже исповедничество для молодых.   Надо всеми силами стараться сохранять в душе любовь     Протоиерей Валериан Кречетов   Протоиерей Валериан Кречетов, настоятель храма Покрова Пресвятой Богородицы и храма Новомучеников и исповедников Церкви Русской в Акулове: – Мученики – это свидетели Истины. Новомученики – новые свидетели вечной Истины. Сказанное воплотившимся Богом тысячелетия назад в их опыте живо и сегодня – так Истина становится очевидной и актуальной и для других.   Сколько бы кто ни агитировал массы, что, мол, религия несовременна, святитель Николай Сербский отвечал на подобные выпады так: «Разве можно говорить о современности или несовременности действительности? Ведь Бог является наивысшей Действительностью, возвышающейся над всем тем, что вообще именуется действительностью». И далее: «Неверие в Бога означает веру в недействительность, в химеру… А какая судьба ожидает народ с большим числом неверующих, ясно видно из Святого Откровения Божиего. Нечестивым же нет мира – вот судьба их, вот что написано им. И они никогда не смогут избежать войны, если не искоренят безбожия». Это из его книги «Война и Библия». Там же он пишет, что кроме Библии или Откровения нет ни одной более современной книги о войне, о причинах ее и ее вероятном исходе. Богоборчество чревато бедами.   Христианство – это жизнь! Как это сама жизнь для кого-то вдруг несовременной может стать? Да она тем больше необходима, чем сильнее распространяется умерщвляющее действие греха. Мы ужасаемся миллионам убитых в нашей стране в XX веке. Но и сегодня убийства совершаются – просто другими способами. Господь предостерегал: растет пшеница, но и плевелы возвышаются (см.: Мф. 13: 24–30).   Сейчас храмы открыты, а людям лень прийти на богослужение. Заботы века сего все внимание поглощают. Память вселенских святых не чтят, а тут уже и новомучеников почитать нужно…   Когда на память новомучеников и исповедников Церкви Русской я читаю все их имена – а это около 2000 только известных имен (хотя прославлен сонм новомучеников и исповедников: явленных и не явленных, но ведомых Богу. – О.О.), – люди понять не могут: зачем это надо? Теплохладность какая-то довлеет… Чего только не претерпели новомученики, чтобы нам веру православную передать, а мы, что ж, раз в год на их память немножечко потрудимся?   Сегодня люди при малейшем дискомфорте тут же уже роптать начинают, осуждать, раздражаться, завидовать, выяснять отношения… Разве же такой человек поймет новомучеников? Какого они были духа?.. Новомученики палачей своих прощали да благословляли, а ты и на родных да близких людей раздражаешься? Взрываешься, когда тебя обличают? Мученики потому все и могли вынести, что смирение у них было.   Новомученики палачей своих прощали да благословляли, а ты и на родных да близких людей раздражаешься   Сейчас то и дело раздается: незаслуженно, мол, страдаю. Кончено, незаслуженно – потому что мы по своим грехам еще больше должны страдать, а нам по любви и милости Божией незаслуженно мало скорбей и тягот попускается.   Нам бы научиться хотя бы за свои грехи страдать. Страдания за Христа – это уже мера святых, новомучеников. Только имея в душе любовь, можно все перенести. Надо всеми силами стараться сохранять в душе любовь: она фундамент нашей вечной жизни. Друг друга тяготы носите, и тако исполните закон Христов (Гал. 6: 2), – всего-то и требуется, что потерпеть немощи друг друга, так и любовь обрящем.   Как сказал один современный афонский старец: «Запомни, грядут времена, когда только любовь может нас спасти. Учись растить в себе любовь: только она – жизнь. Все остальное – грех хуже смерти. Мы пропадем без любви, пропадем…» Подготовила Ольга Орлова 9 февраля 2019 г.   Источник и продолжение:http://www.pravoslavie.ru/119221.html     «Святые дня» / Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской   Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской празднуется в воскресный день, выпадающий на 25 января ст. ст. (7 февраля н. ст.) или же в ближайшее воскресенье. Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской , празднование Русской Православной Церкви в честь святых пострадавших в антицерковных гонениях в СССР Празднование Собора новомучеников и исповедников Российских было определено Патриархом Тихоном и подтверждено Всероссийским Поместным Собором 1917-1918.   В последующие годы советской власти эту память возможно было отмечать лишь тайно. Тем временем, Русская Православная Церковь Заграницей, находившаяся тогда вне общения с Московским Патриархатом, на Архиерейском Соборе 14 ноября 1981 года совершила прославление лика святых Новомучеников и Исповедников Российских. В список, утвержденный Собором в 1981 году, вошло 525 имен. Писались иконы Собору новых русских святых.   Днем памяти было определено последнее воскресение января. Однако канонизация новомучеников Русской Зарубежной Церковью зачастую проводилась в отсутствие доказательств, которые подтверждали бы, что эти люди действительно пострадали за веру, - протоколов допросов, актов расстрелов. В итоге оказались возможными различного рода ошибки. Архиерейский Собор Русской Православной Церкви в Отечестве весной 1992 года установил празднование Собора новомучеников и исповедников Российских XX века 25 января, если этот день совпадает с воскресным днем, а если не совпадает - то в ближайшее последующее воскресенье.   Дата была сопряжена с днём памяти священномученика Владимира (Богоявленского), во главе Собора было поставлено имя патриарха Московского и всея России Тихона. т/к "СПАС" Россия, 2019

Liubov

Liubov

 

Стихи Оптинским новомученикам

***                         о.Василию (Рослякову) Я на могилу красных тюльпанов
Вам принесу с сердцем. Приимите.
Отченька, отче! Благословите!...
Тронет ладони солнце и ветер,
Тихой любовью взгляд Ваш ответит.
Божий избранник, мученик светлый!...
Крест деревянный, дух же бессмертный.
Я в мире дольнем, Вы в мире дальнем.
Благословите звоном Пасхальным.   *** Апрель. В пасхальных звонах Оптина.
Удар клинка.
Три жизни, три души, три оклика
Издалека!
Как, подающий руку помощи 
За бездны край,
Не я, а мне из дали солнечной:
«Не умирай!»
Во тьму мою, в моё бессилие
Лучи любви:
Три лика, три свечи, три имени,
Молитвы три.

Olga_D

Olga_D

 

Ксения Петербургская

6 ФЕВРАЛЯ
Остров Васильевский. Петербург.
Будут ветра насевать
Снег, и февральские поведут
Тропы к блаженной Ксении.

Остров Васильевский. Льётся ввысь
Пенье и пахнет ладаном.
Ксения, милая, помолись,
Чтобы душа не падала!

Кофта зелёная. И платком
Красным покрыты волосы.
Не о вещественном, о святом
Не оставляла помыслов.

Подвиг блаженства, как крест неся,
Бога в лишеньях славила,
Голос молитвенный не иссяк
И по кончине праведной.

Не зарастает любви родник,
Не убывают милости.
Даруй и нам на путях своих
К радости тихой вырасти.

Olga_D

Olga_D

 

Сережик Старк

Серёжа Старк (Антонина Осоргина) СЕРЁЖА СТАРК 19-го февраля 1940 года после продолжительной болезни тихо отошёл ко Господу на 10-м году жизни СЕРЁЖИК СТАРК. Простое объявление в газете… Те, кто не знал его, прочли, остановились на мгновение, подумали: «Бедный мальчик, совсем ещё маленький… всего 9 лет.» Те, кто хотя бы случайно встречались с семьёй о. Бориса Старка и знали Серёжика, с искренним участием подумали: «Как — это сын того молодого священника, этот весёлый, здоровый мальчик с блестящими глазками? Как жаль! И что это была за болезнь?» Для тех, кто имел счастье ближе знать этого здорового мальчика с блестящими глазами, слова этого объявления связаны с целым миром лучших, высших переживаний, заставивших сердце их мучительно сжиматься от страшной жалости и скорби, и в то же время приоткрывших перед ними на мгновение таинственную завесу, которая отделяет от нас небесный потусторонний мир, куда ушёл от нас необыкновенный мальчик. Я имела счастье знать его близко, любить его, имела счастье испытать на себе его детскую доверчивую привязанность и такую недетскую, глубоко чуткую ласку. Помню нашу первую встречу в июле 1939 года. Летний солнечный день в Эленкур. В большой столовой русской колонии спешно накрывают столы, гремят посудой, стучат ножи, вилки. В большие открытые окна льётся солнечный свет, вдали, в голубой дымке, Эленкурский горизонт. Я только что приехала и стою среди столовой, разговаривая с отцом Борисом. Вдруг в крайнем окне, в которое врываются крики детей, играющих в волейбол, появляется весёлая тёмная головка с необыкновенно сияющими, брызжущими шалостью глазами, цепляются за подоконник загорелые ручки. — Серёжик! Слезай сейчас! — кричит о. Борис. — Сколько раз тебе запрещали в окно лазить! Сияющая рожица быстро исчезает. Как мы подружились, сблизились — не помню. Только очень скоро он стал у нас, как свой. Отпрашивался гулять со мной и моими племянниками, убегал из колонии и появлялся у нас во все часы дня, с раннего утра, когда ещё я не была готова, и комната не убрана. Тук, тук, тук в дверь. «Кто там?» В щёлке появляется свежеумытое детское лицо, ласковое… чуть-чуть заискивающая улыбка — и нельзя не впустить, хотя и подметать пол нужно и торопиться в колонию… А Серёжик в одну минуту уже во всех трёх комнатах побывал, всё осмотрел, и под кровать залез — что-то там интересное увидал, и на чердак сбегал, и железку какую-нибудь сломанную разыскал и просит позволения взять её — и ни в чём нельзя отказать, и рассердиться на безпорядок нельзя, когда видишь эти лучистые глаза, эту, такую подкупающую, детскую доверчивость. Гулять с нами он очень любил. Его влекло к нам то, что мы своей семьёй гуляем, не как колония; привлекала большая свобода, привлекал маленький велосипед, на котором он по очереди с моим племянником катался и, к моему великому ужасу, летел, сломя голову, без тормозов, с раскрасневшимися щеками, горящими глазами, с невероятным увлечением и задором. Привлекало его и то, что он чувствовал в нас что-то своё, родное — церковное. Знал, что мой отец Священник. Знал, чувствовал, что я так же думаю, верю, того же направления, как и его родители. Скоро он стал садиться ко мне на колени. Вдруг порывисто влезет, обовьёт руками шею, прижмётся всем своим крепеньким тельцем и так поцелует! «Ты хорошая!» — у меня сердце таяло. Случилось так, что моё место за обедом оказалось на конце стола, против о. Бориса, его жены и Серёжика, который всегда сидел между родителями. Я спросила, почему Серёжа не сидит за детским столом, и тут узнала, что он уже несколько лет не ест мяса, и тут, в колонии, родители взяли его за стол взрослых, во избежание осложнений. Он ел картофель, овощи, фрукты, макароны и, видимо, страдал, если в картофель попадал мясной соус. Мать его рассказала мне всю историю его отказа от мясной пищи. Ему было не больше трёх лет, когда на Рождество, на ёлке, ему подарили много шоколадных зверушек и печенья в виде зайчиков, барашков и т. д. Серёжик любил сладости и шоколад, как все дети, но зверьков есть не стал, бережно выбирал их из другого печенья, складывал в коробку и прикрывал ватой. Через некоторое время он как-то был с матерью на базаре и, проходя мимо мясной, спросил: «Что такое мясо?» Пришлось ему объяснить. Вернувшись домой к завтраку, он наотрез отказался от мясного блюда. Никакие уговоры и просьбы не подействовали. С этих пор никогда мяса и не ел. Но это не было отвращение к мясу, это было принципиальное решение. До этого Серёжик очень любил ветчину и телятину. Как-то он спросил: «А что — ветчина — тоже мясо?» «Да». «Как жаль, я её так любил». Но больше никогда не попробовал. Рыбу он ел. («Почему же ты ешь рыбу, а мяса не ешь? Рыба тоже живая» — говорили ему. Серёжик отвечал: «Рыба не дышит воздухом»). Родители боялись, что он ослабеет без мяса, пытались его обманывать. Долгое время уверяли, что сосиски делают из рыбы или же из какого-то «морского коня», который живёт в воде и не дышит воздухом. Сперва он верил, но потом, когда узнал, что сосиски — тоже мясо, горько плакал и упрекал родителей: «Зачем вы меня обманывали?» Как-то Серёжик после обедни в церкви на ул. Дарю был в гостях у о. Никона. Отец Никон дал ему большой банан. Серёжик сидел, поглядывал на банан, но не ел его и не трогал. Его несколько раз угощали. Наконец, Мать говорит ему: «Что же ты не ешь банан?» Он ответил: «Вы меня опять обманываете: Она была гусеницей, и у неё оторвали лапки…» Нет, это было не отвращение от мяса, это была любовь ко всему живому, ко всему, что «дышит воздухом» и имеет право на жизнь. Но вместе с тем, Серёжик уже тогда знал, что монахи никогда не едят мяса и, главным образом, это и было у него монашеское решение. Твёрдый, сознательный отказ от мяса. Не вегетарианский, а монашеский взгляд: рыбу есть можно, ведь Спаситель ел рыбу. Встреча с о. Никоном сыграла большую роль в жизни Серёжика. Это был первый монах, с которым он сблизился и который стал его духовным отцом. Как маленький мальчик понимал монашеский путь, как он объяснял себе монашество? Один Господь это знает. Но решение стать монахом явилось у него естественным — и никогда ни о чём другом он не мечтал, не менял своего решения, как это часто делают дети. Он говорил своим родным: — Я вас очень люблю, а всё-таки от вас уйду. И это своё решение он держал в глубине своего сердца, не говорил о нём, так же, как не говорил, почему он не ест мяса. Как-то ужасно стеснялся, если его об этом спрашивали или вообще обращали на это внимание. Назван он был в честь великого подвижника и наставника русского монашества, но ему как-то ближе всех святых был преподобный Серафим. Он был ещё совсем маленьким, когда Мать рассказала ему житие преподобного. С тех пор он постоянно говорил: — Я хочу быть, как преподобный Серафим. Ведь преподобный Серафим ел одну травку, почему же я не могу? Я хочу быть как он! Всё это не мешало Серёжику быть весёлым, живым, жизнерадостным мальчиком, шалуном, и каким шалуном! Достаточно было посмотреть на эту круглую, весёлую рожицу, увидеть его исцарапанные, грязные коленки, ручки, которые так и лезли в карманы, а это строго запрещалось. А в карманах-то чего-чего не бывало! Всякие невозможные сокровища в виде камешков, железок, пробок, верёвочек — самые мальчишеские карманы. И при этом глаза, такие глаза — сияющие, весёлые, искрящиеся. В них был и свет, какой-то внутренний, и жизнь, и шалость детская. Но шалости его были просто шалости. Никогда ничего плохого в нём не было. Семи лет Серёжик поступил в русскую гимназию. Все там его знали. Все помнили этого весёлого шалуна, которого и из-за стола выгоняли за шалости, — но все любили. Большие гимназистки с ужасом вспоминают, как он шалил по дороге в автобусе, как перекидывался ранцем с другими мальчиками. Кондуктора автобусов все знали и любили, да и нельзя было не любить его. И вот, в душе этого весёлого, жизнерадостного ребёнка глубоко и ясно запечатлелся закон Христов, закон любви и правды. В жизни для него всё ясно было. Да — да. Нет — нет, а что сверх того, то от лукавого (Матф. 5, 37). До принятия священства о. Борис с семьёй жили в одном из пригородов Парижа, в большом квартирном доме. Серёжик часто видел на улице нищих, ожидающих подаяния, с надеждой озирающихся на окна домов и квартир. Видел, как иногда из этих окон нищим кидали монетки. Этого он не мог выносить! Зачем кидают деньги, зачем заставлять нищих нагибаться? Сколько раз он сбегал по лестницам, чтобы подать нищему или же подобрать и подать ему то, что кинули другие. Он спрашивал свою мать: «Можно позвать к нам нищих обедать? Почему ты зовёшь к нам обедать людей, которые сыты и хорошо одеты, а не зовёшь нищих, которым правда надо дать есть?» Как трудно ответить на такой вопрос! Серёжик вообще любил нищих. На Пасху в церкви на ул. Дарю он просил позволения христосоваться со всеми нищими на паперти и ужасно огорчался, что ему этого не разрешали, огорчался серьёзно и не понимал, — почему? Фальшь жизни, неправда наших условностей глубоко оскорбляли его. Почему в Подворье, после прощальной вечерни так хорошо все просят друг у друга прощение, а когда потом мы встречаем знакомых и даже родных, мы у них не просим прощения? Почему дома, на Подворье, у о. Никона перед обедом читают молитву, а у знакомых просто садятся за стол? Почему мы не можем у них молитву прочесть? Ему казалось, что когда прочтут молитву, когда батюшка благословит еду, и еда-то становится вкуснее. Когда отец Борис сделался священником, как огорчало Серёжика, что не все подходят под благословение папы, а некоторые здороваются с ним за руку, как с простым человеком, а Папа — Священник. Это было ещё до священства о. Бориса, Серёжику было всего 5 лет, когда на Пасхе Старки после ночной службы в церкви на ул. Дарю поехали разговляться к родным. С собой в церкви у них было 10 крашеных яиц. Серёжик почти все яйца раздал нищим, одно подарил Владыке Митрополиту. Приехали к родным. Пасхальный стол, цветы, нарядные платья, весёлые лица. Серёжику этого было недостаточно. Он всё ждал молитвы, ждал «Христос Воскресе». Без этого ему казалось невозможно сесть за стол. Но никто, казалось, не собирается петь молитву. Тогда маленький пятилетний мальчик подошёл к своему месту за столом, положил кулачки на стол и запел: — Христос Воскресе из мёртвых! Шумное веселие взрослых затихло, смолкли кругом. Он допел до конца — как ни в чём не бывало, весёлый, радостный сел за стол и начал разговляться. Для него свет Христов светил всегда, освящал и наполнял все уголки его домашней, детской жизни. Вера его была проста и сильна. Он всё удивлялся, что когда болеют, то зовут докторов: — Зачем это? Надо просто помолиться или позвать на помощь какого-нибудь святого — и всё пройдёт! Так он говорил, и был случай, когда он по просьбе своей матери помолился о себе и о своей больной сестрице. Это было накануне праздника Входа Господня в Иерусалим. У обоих детей была высокая температура и болело горло. Серёжик помолился, как обещал, и на следующее утро оба были совершенно здоровы и были у обедни. С церковной жизнью Серёжик сроднился рано, прислуживал в церкви на ул. Дарю, всегда одинаково с любовью и радостью собирался в церковь. Прислуживал вместе с папой. Ему было 7 лет, когда о. Борис в день св. Александра Невского был посвящён во диаконы. Как Серёжик переживал это! Во время литургии он стоял на правом клиросе, откуда всё хорошо было видно. В алтаре был Владыко Владимир Ниццкий, который обратил внимание на это сияющее детское лицо и спросил: — Кто этот мальчик с таким ангельским лицом? Весь этот день Серёжик не отходил от отца, ему хотелось сидеть прямо около него. Это был уже не просто папа — «Папик», а папа — духовное лицо, священное, церковное. Когда о. Борис сделался священником, Серёжик всегда прислуживал ему в церкви. Как трогательно и умилительно было видеть их вместе! Высокая фигура о. Бориса и рядом маленькая фигурка в стихарике, чёрная головка, поднимающийся кверху нежный детский профиль, внимательные, серьёзные, чёрные глаза. В церкви, в этих глазах не было и тени обычной шалости. Когда я узнала Серёжика, когда я видала его в церкви, я всегда поражалась той переменой, которая происходила в нём во время богослужения. В его прислуживании в алтаре не было никогда не только шалости, которую так часто, к сожалению, видишь у мальчиков, раздувающих кадило, играющих с церковными свечами. Нет, прислуживал Серёжик всегда с благоговением, с таким особенным, до конца серьёзным выражением лица. Это не была внешняя дисциплина, это было внутреннее чувство, настоящая молитва. Он чувствовал Бога, ходил перед лицом Божиим. В церкви всё было свято для него, всё преисполнено дивной стройности и красоты. И он в своём стихарике, около своего папы составлял тоже частицу этой стройной гармонии, участвовал в богослужении, со всем усердием детским служил Богу. — Мы с папой служим, — говорил он. И это нисколько не мешало ему после службы, выйдя из церкви, начать шалить, бегать, всюду находить что-нибудь интересное, со всеми, с кем только можно, поздороваться, поговорить, набрать в карманы всевозможные и невозможные находки. В церкви он никогда не скучал. Ещё совсем крошкой он выстаивал длинные великопостные службы. Выстаивал, не присаживаясь, не шелохнувшись. Мать его рассказывала мне, как один раз, когда ему было 5 лет, она была с ним в церкви на ул. Дарю у Стояния Марии Египетской. Несколько раз во время длинной службы она наклонялась к Серёжику с предложением сесть. Он отказывался. В конце концов он сказал матери: — Я совсем не устал. Я всегда в церкви читаю молитву Иисусову, и я не замечаю службы! Он читал молитву Иисусову! «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного…» То, чего многие с трудом, с терпением, со слезами ищут и добиваются годами, — это сокровище молитвы, дыхание молитвы было у маленького пятилетнего мальчика. Откуда он научился молитве Иисусовой? Ни отец, ни мать никогда его этому не учили. В доме у них долго болела и скончалась бабушка Серёжика, любимая «Букочка». Серёжик слышал разговоры о. Бориса с Бабушкой о молитве Иисусовой, видел, что папа сам по чёткам молится, всё это запоминал, воспринимал, складывал в своём сердце. Ему очень хотелось самому иметь чётки, и как-то в Подворье, где он был любимцем всех студентов и иеромонахов, он сказал о своём желании о. Сергию Мусину-Пушкину. У того как раз были маленькие чёточки, в 20 бусин, сделанные из остатков больших чёток. Эти чёточки Серёжик получил в подарок и сияющий прибежал показать его родителям. Мать не хотела, чтобы он молился по чёткам, боялась, чтобы в этом не было чего-то показного. Вернувшись домой, она взяла у Серёжика его чётки и повесила на гвоздик к образам. Серёжику не позволялось выходить с ними из комнаты. Но иногда, он, когда молился, брал их. Иногда его заставали среди дня перед образами со своими чёточками: стоит, молится, потом обратно повесит их на гвоздь. Часто в метро, в автобусе мать видела, что он шепчет молитву. Глаза серьёзные, губы по-детски шевелятся; чёток нет, так он пальчиками перебирает. Или вытащит из кармана пачку билетов метро, которые он собирал, и по ним отсчитывает молитву Иисусову. Он вообще молился удивительно горячо и сознательно. Когда умерла его бабушка (ему было тогда 6 лет), в первый раз после её смерти он стал на молитву — как трудно ему было перевести бабушку из числа живых в число умерших. Он помолился за живых — пропустил бабушку. Но когда начал заупокойную молитву, он остановился и вот просто не мог помолиться о бабушке, как об умершей. Уткнётся в подушку, поплачет, потом снова станет на молитву, опять дойдёт до этого места — и опять остановится. В заупокойной молитве Серёжик просто и реально сознавал души умерших людей. Как-то раз он попал в церковь на ул. Дарю, когда там были похороны, и слышал, как там поминали «рабу Божию Екатерину». Он внёс её имя в свою молитву и никогда не забывал поминать. Некоторое время спустя родители спросили его: — Отчего ты молишься за неё? Ведь ты её не знал? — Как не знал? — ответил Серёжик. — Ведь мы с ней на ул. Дарю встретились. С тех пор и отец его внёс в своё поминание «рабу Божию Екатерину». Когда Серёжик сделался отроком, то есть начал говеть, с ним случалось иногда, что после причастия он совсем менялся. Он, такой весёлый, живой, становился молчаливым, ни с кем не разговаривал, отказывался кофе пить, завтракать. Отойдёт к окну, серьёзно куда-то смотрит, тихий такой, и молчит. Его звали к столу, спрашивали, что с ним. Один раз даже мать спросила о. Никона, духовного отца Серёжика, что это значит. — Оставьте его, не трогайте, — сказал о. Никон. Серёжик очень любил рисовать. Нельзя сказать, чтобы он хорошо рисовал. Всё, что он изображал, было очень примитивно даже для его возраста. Но интересно то, что он рисовал, что привлекало и занимало его. Я рассматривала все уцелевшие его рисунки, все эти изрисованные и иногда измаранные бумажки. Всюду церкви, крестики, могилки, священники и часто — картины из Священной истории. Видно, как он всё замечал, всё представлял себе живо, реально. Ему запрещалось изображать Спасителя — уж очень некрасиво он рисовал человеческие лица, и всё-таки есть рисунок Распятия. Сохранилась большая картина Входа Господня в Иерусалим со всеми подробностями еврейской толпы. Дети с пальмовыми ветвями, деревья, человек, влезающий на пальму за веткой… Люди идут по дороге, и много радости чувствуется во всех примитивных фигурках. А на самом краю картинки, справа показываются голова и ноги ослика и только видно большое сияние Сидящего на нём. Тут Серёжа не посмел изобразить фигуру Христа. Больше всего мне понравилось изображение Успения Божией Матери. Видно, с каким живым воображением рисовалась эта картина. Апостолы собрались вокруг Тела Божией Матери, видны остатки облачков, на которых они прилетели; тут же неверующий кощунник, схватившийся за одр Богородицы, руки его отсечены, пристали к одру, кровь течёт. А над всем Спаситель в небесах принимает в объятия душу Божией Матери. Рядом с этими духовными сюжетами — самые простые, детские: собачки, зверушки разные. Как он любил зверушек! У него был целый заветный мешочек любимых игрушек-зверушек: мишки, зайчики, собачки, лошадки. Он ужасно любил их, иногда расставлял на столе всё своё полчище и любовался на них. Самый любимый был Яшка, большая плюшевая обезьяна, до невозможности истрёпанная и затёртая. С Яшкой Серёжик никогда не расставался, любил его нежно, спал с ним, и расстался только во время предсмертной болезни. Последнее лето жизни Серёжика, лето 1939 года, о. Борис с семьёй проводил в детской колонии в Эленкур, в чудной по красоте местности. Там-то я и познакомилась с ними, близко узнала Серёжика, сблизилась и подружилась с его родителями. Как я уже говорила, мы много времени проводили вместе. Серёжик стал меня звать «тётей» и говорить мне «ты», приняв меня доверчиво и просто в своё родство. Никогда не забуду тех двух-трёх дней, которые он провёл всецело на моём попечении. Это была первая его разлука с родителями. Смутное, тревожное было время. В воздухе нависала война, тяжёлая, грозная атмосфера чувствовалась кругом. Дела вызвали о. Бориса в Париж. Жена его не хотела покидать его в такое неспокойное время, да, кроме того, ей надо было показаться доктору. Поручив мне детей, о. Борис с женой уехали в Париж. Мы провожали их на автокаре. Дети махали до тех пор, пока знакомые лица в окне грязного автокара не скрылись за поворотом. Верочка поцеловала меня, объявила, что сегодня ночью будет спать на маминой кровати, и побежала в колонию к своим подругам. Серёжик сказал, что в колонию не пойдёт, хочет быть всё время со мной и хочет сейчас же писать письмо маме, только на маминой бумаге и в мамином конверте. Мы пришли ко мне. Я села с книгой, а Серёжик устроился к столу и принялся за письмо. Из-за книжки я поглядывала на него. Косые лучи солнца лились в открытое окно. Наклонённая тёмная головка, воротник матросской курточки; губы и язык усиленно помогают писать, глаза сверкают, щёчки постепенно разгораются от труда и переживаний. С орфографией дело не очень-то ладилось. Ошибки он принёс проверять ко мне на колени. Помню наизусть его письмо: «Милая Кисанька! Как ты доехала? Как Папик доехал? Когда я вас проводил, я снаружи смеялся, а внутри плакал. Пишу у Тёти Тони, только там у неё я нахожу утешение в своём горе…» Тут же решено было писать письма каждый день. На следующий день он прибежал ко мне, сел за стол, написал: «Дорогой Мамик!», но дальше пороху не хватило, погода была так хороша, так хотелось в лес бежать. Так этот «Дорогой Мамик!» и остался у меня в блокноте. Через два дня родители вернулись. Объявление войны застало нас в Эленкуре. Люди семейные, люди, имевшие на своём попечении детей, с тревогой спрашивали себя, где лучше устроить детей, куда их перевозить, где учить зимой. Принимались и отклонялись решения несколько раз в день. Скоро судьба разлучила меня с семьёй Старков надолго. Они переехали в детскую колонию Вильмуассон. Сперва жили в бараке в лесу, к зиме переехали в большой тёплый дом колонии. Дети поступили во французскую школу. До этого, как я уже говорила, Серёжик учился в русской гимназии, но говорил по-французски совсем хорошо. Учился он в этом году отлично. Несколько раз получал медаль и очень был этим доволен. Обожающая детей Танечка (старая гувернантка его матери) за каждую медаль дарила Серёжику денег. Так он накопил 10 франков, отложил в особый кошелёчек и решил непременно подарить дедушке, чтобы он себе хорошего вина купил. Этой осенью он был, как и всегда, впрочем, весел, жизнерадостен, живой. Прибежит из школы, фуражка съехала на затылок, пальто нараспашку, щёки румяные. Сумка с книгами летит в одну сторону, пальто в другую, пальцы в чернилах, глаза так и сверкают. Вот он весь перед вами, живой, весёлый, здоровый мальчик — милый, хороший мальчик. Случалось — и не послушаться, покапризничать, поворчать, поссориться с Верочкой, — но так немного этого было! И что это в сравнении с той горячей лаской и приветом, которые сияли в его глазах и обдавали всякого встречавшегося ему человека. Этой осенью он написал мне письмо. Я переживала тяжёлые, грустные дни: умирал мой отец. Серёжик это знал и всем своим горячим сердечком хотел выразить мне сочувствие. «Милая тётя Тоня! — писал он мне, — если тебе плохо, приезжай к нам, ты знаешь ведь, где мы живём, мы всегда тебя приласкаем». Маленький, золотой мальчик, он и приласкал меня, так приласкал, когда я уже после смерти своего отца на один день приехала к Старкам. И приласкал, и помолился со мной у заупокойной обедни, которую о. Борис отслужил для меня. В последний раз видела я тогда Серёжика, прислуживающего отцу в белом стихарике, с кадилом в руках. Заболел он в день Крещения. Утром прислуживал за обедней, и кто-то ещё сказал матери: «Какое у него сегодня особенное выражение лица было за службой!» Днём у него поднялась температура — 37,5, он жаловался на ухо, железки за ушами распухли. Казалось, пустяки, но температура быстро стала подниматься, обнаружилось воспаление лёгких. Две недели он болел дома. Всё это время температура была то очень высока, то немного спускалась. Доктора путались в симптомах. Один находил менингит, другой — воспаление в лёгких от какой-то бациллы. Подозревали стрептококки, подозревали коли бациллы, делали безконечные анализы, которые ничего не давали и всех сбивали с толку. На 15 день болезни доктора сказали, что положение угрожающее и посоветовали перевезти Серёжу в госпиталь. Все жители дома в Вильмуассон любили Серёжика, все волновались из-за его непонятной болезни. Когда пронеслась весть, что его перевозят в госпиталь, в коридоре, у дверей его комнаты столпились многие, желавшие помочь, посочувствовать или просто взглянуть на милого мальчика. Он лежал в своей кроватке, знал, что его перевозят и как-то совсем спокойно принял это известие. До этого дня он волновался своей болезнью, так что от него скрывали его высокую температуру, говорили, когда он спрашивал, — 38° вместо 40°. Но с этой минуты он как будто понял, что положение его очень серьёзно, и совершенно этому покорился. Вдруг он начал громко молиться, петь всенощную. Было около 6 часов вечера. — Господи, воззвах к Тебе, услыши мя, услыши мя, Господи! — и опять — Господи, воззвах к Тебе, услыши мя! В ручках он сжимал крестик. Было что-то до того трогательное в этой молитве, что все, слышавшие её в коридоре, в дверях, плакали. При отъезде Серёжик старался каждому сказать какое-нибудь ласковое слово, оказать внимание. Просил, чтобы не забывали кормить собачку Жучка. В госпитале его положили в отдельной комнате. В тот же вечер, подчиняясь правилам госпиталя, родителям пришлось вернуться домой, оставить его одного. Серёжик подчинился этому просто и покорно. Понял, что так надо. С ним ночевала милая, добрая сестра, католическая монахиня, которая, как и все, полюбила его, и, когда он просил, давала ему держать своё Распятие. Так потянулись дни в госпитале. Утром родители приходили, проводили день, вечером прощались, расставались на долгую, тревожную ночь. Продолжала упорно держаться высокая температура, всё около 40°. Один раз под вечер Серёжику стало совсем плохо, сердце слабело. Сестра вдруг сказала родителям, что лучше им остаться на ночь при нём, что она не ручается за эту ночь. Распорядилась, чтобы в палату внесли диванчик для родителей на ночь. Когда Серёжик увидал этот диванчик, он понял, что папе и маме позволили остаться с ним на ночь и, повернувшись к сестре с полными слёз глазами, сказал ей: «Спасибо! Я не забуду никогда то, что Вы для меня сделали!» К утру сердце опять выправилось. На следующую ночь родителям пришлось опять уйти. Сестра сказала: «Этой ночью ничего не случится». И Серёжик спокойно их отпустил, как будто и он знал, что сегодня он от них ещё не уйдёт. Мать его всё боялась, что он будет бредить по-русски, просить что-нибудь и что сестра его не поймёт. Поэтому мать внушала ему без них говорить по-французски. Так он и делал. Сестра рассказывала потом, что в долгие, томительные часы безсонницы Серёжик всё молился вслух. То молился по-русски своими словами и вежливо объяснял ей: «Я просто по-русски молюсь, Вы поэтому не понимаете». Иногда он молился по-французски, и она слышала, как он молится за всех солдатиков, которые в траншеях, за всех несчастных, за всех, кому холодно, кто сейчас на дорогах, за раненых. Потом, уже в конце болезни, один раз он вдруг сам себя пожалел и заплакал: «Я сам теперь в раненого солдатика обратился». В госпитале сестра ухаживала за ним от души, действительно боролась с болезнью, но как он страдал, бедненький, от этого лечения! От него не осталось ничего, одни кости, весь он был сожжён горчичниками, истыкан уколами. Сестра говорила, что не припомнит, чтобы кому-нибудь делали столько уколов. От болезни Серёжик совсем не страдал, но от лечения — очень, и когда сестра появлялась со шприцем или горчичником, он, чтобы не кричать, судорожно сжимал в ручках Распятие, молился напряжённо, так, что покрывался потом, и только так не кричал. За всю болезнь, которая продолжалась 32 дня, температура редко спускалась ниже 40°, доходила до 41,8°. Чего только не делали врачи, чтобы спустить температуру. Все обычные способы не давали результатов. Так, например, после холодного обёртывания температура не спускалась, а поднималась ещё выше. Сестра разводила руками. Видели Серёжика 9 докторов. Одного светилу, детского специалиста (профессора Вейль-Аллэ, заведующего Парижским госпиталем «Больных детей») выписывали из Парижа. Все предположения докторов не оправдывались, все их расчёты опрокидывались… Всё, что было в человеческих силах и возможностях, было сделано, чтобы спасти его. Но, видно, Господь судил иначе. Последние 15 дней Серёжик причащался каждый день. Он был в сознании до самого конца, иногда путался, иногда бредил, но, в общем, всё время всё осознавал. Причащался каждый день с таким особым благоговением, так ждал Причастия, так готовился к нему! Очень его мучило сначала, что он не может припомнить свои грехи — жар мешает. О. Борис стал причащать его, как больного, без исповеди, и это его успокоило: «Теперь папа причащает меня без исповеди, значит, больше нет у меня грехов». Как-то он сказал: «Мне так будет хорошо у Бога! — И сразу добавил матери. — Только ты не плачь». Раз он видел во сне преподобного Серафима. Проснувшись, рассказал, что преп. Серафим подошёл к его кровати и снял с него горчичники, которые так его мучили. Действительно, в этот же день доктора отменили горчичники совсем. Это было самое мучительное в его лечении. Как-то раз, страдая от боли, Серёжик сказал своей матери, что вот, мученики, когда страдали, им это легче было, потому что они страдали за Христа. И мать поняла его мысль: они, мученики, — за Христа страдали, а он, Серёжик, за самого себя, то есть, для своего здоровья страдает. Мать сказала ему, что и он может свои страдания как-то отдать в жертву Богу, терпеть для Христа. Серёжик сразу же уловил эту мысль и успокоился, приготовился терпеть. Маленький, девятилетний мальчик! Но вот, явился преподобный Серафим и избавил его от лишних страданий. В другой раз не во сне, а наяву преподобный Серафим его поддержал. Серёжик говорил: «Я знаю, что преп. Серафим здесь! Я его не вижу, но я чувствую, что он здесь». Удивительно, что, как будто сговорившись, все друзья и близкие, переживавшие всем сердцем болезнь Серёжика, привозили ему и присылали образки и разные святыни именно от преп. Серафима. Прислали ему большой образ с вделанным камешком преподобного, другой образок, написанный на том камне, на котором молился преподобный Серафим. Этот камень Серёжик и в ручках держал и под подушкой, и целовал его, прижимаясь к нему. Привезли ему святой воды из колодца Саровского, вывезенной из России. Прислали большой образ с множеством частиц мощей. Вся эта святыня окружала его. Молились за него, смело можно сказать, десятки людей. В скольких церквях его поминали, молились горячо, усердно, становясь на колена, со слезами. Скольких людей захватила и, прямо скажу, перевернула эта болезнь, эта невероятная борьба жизни и смерти в маленьком детском существе, и эта сильная борьба и победа духа этого ребёнка над земными страданиями. Я не преувеличу, когда скажу, что не только близкие, но чужие люди, не знавшие Серёжика, переживали остро все стадии его болезни, справлялись о его здоровье, старались получить последние известия. Мы все, пережившие эти дни, никогда не забудем этого времени, этого молитвенного порыва, в котором мы все соединились, молясь за Серёжика. А как он сам молился! С каким напряжением держал в ручках крестик, прятал его, поднимая одеяло, и, глядя на него молился. В такие минуты он говорил родителям: «Не смотрите на меня!» А у них не хватало духу спросить его, о чём он молится, о чём думает. Иногда он бредил и в бреду говорил удивительные вещи, как будто ему дано было видеть и понимать то, чего здоровым людям не увидеть и не понять. Перед его кроватью дома висел большой портрет его покойной бабушки. Раз он так радостно ей улыбнулся, как будто вдруг увидел её: «Букочка милая, мы к тебе приехали!..» В другой раз поздно вечером он всё безпокоился об одном из мальчиков колонии, звал его по имени. Это было, когда он лежал ещё у себя дома, в Вильмуассоне. Дортуар мальчиков находился в том же коридоре, через две комнаты. Все двери были закрыты, дети давно спали. Серёжика успокаивали, но он не переставал волноваться: «Надо посмотреть, что делает Баранов! Посмотрите на Баранова!» Наконец, чтобы успокоить больного, кто-то пошёл в дортуар. И что же? Действительно, все дети спали, а Баранов, оказывается, упал с кровати и продолжал спать на холодном полу между стеной и шкафом. Накануне перевоза Серёжика в госпиталь часов в 6 вечера он вдруг стал говорить матери: «Как мне хорошо! Какой сегодня свет, какое солнышко! Почему ты закрыла ставни, когда так светло?» Думая, что он бредит, мать стала говорить ему, что сейчас уже вечер, на воздухе совсем темно, но так как Серёжик настаивал, она, наконец, открыла занавески и ставни окна, показала ему зимнюю ночную темноту. Серёжик как-то недоумевающе посмотрел на чёрное окно: «Ах, это не то! Неужели ты не видишь, какой свет кругом?!» В это время приехал отец Лев и вошёл в комнату. Серёжик и к нему обратился: «Отец Лев, Вы видите, какой свет здесь? Мне так хорошо.» «Да, да, милый, свет! И слава Богу, что тебе хорошо». Эти слова его как-то успокоили. А вот ещё поразительный случай: в вечер, когда его перевезли в госпиталь, мать его, вернувшись домой, сидела одна в своей комнате, как вдруг со стены сорвалась и упала фотография Серёжика. Она оглянулась. Вдруг с другой стены упала вторая, упала третья… За несколько минут, без всякой видимой причины, упало 5—6 фотографий Серёжика, и именно Серёжика, остальные оставались висеть на своих местах. Может быть, это была случайность, но, конечно, в такую минуту матери это было неприятно. Утром родители вернулись в госпиталь рано. Никто не видал Серёжика со вчерашнего вечера, кроме госпитальной сестры, никто не мог рассказать об этом случае, но когда он увидел мать, он улыбнулся ей и вдруг говорит: «А карточек-то сколько попадало!» В другой раз он вдруг, как бы всматриваясь куда-то, сказал: «Вот катафалк едет чёрный!» «Но он мимо едет, Серёжик?» — спросил отец Борис, затаив дыхание. «Да, мимо». На следующий день узнали, что в этот самый час умерла знакомая девочка в Париже. В конце болезни он всё просил крест. Ему подавали то один, то другой крест. «Нет, нет, не тот! Я знаю, что для меня есть ещё один свободный большой крест!» Понимали родители, о каком кресте он говорил. Наряду с этими, такими особенными словами, прорывался иногда самый детский бред: «Я ещё таблицу умножения не выучил!» Потом, не в бреду, вполне сознательно как-то сказал: «Мне жаль только одного: я хотел школу кончить». Сознавал ли он, что умирает? Конечно сознавал! Он уходил из мира, любя мир, прощаясь с миром, но уходил как-то величественно, просто, с детской доверчивостью и верою в Бога, с молитвой и крестом, как подвижник. А мир он любил. Больше всего на свете любил своих Папу и Маму, любил стольких близких — родных и друзей, собачку Жучка, котёнка, любил свои игрушки. В больнице, когда он был совсем уже без надежды на выздоровление, ему захотелось поиграть игрушечным поездом, который ему тётя подарила. О. Борис на больничном столике пускал ему заводной поезд, а он глазками следил и радовался. В другой раз ему вдруг ужасно захотелось иметь свисток. Конечно, сразу же достали свисток, который очень ему понравился. Серёжик спросил, можно ли ему свистеть вместо того, чтобы звать сестру. Добрая сестра очень обрадовалась такому проявлению жизни: «Ну конечно, мой маленький, свисти, сколько тебе захочется!» Только кажется, один раз он и свистнул. Больше от слабости не мог. Серёжик очень любил песенки. Всё заставлял о. Бориса петь ему «Баю-баюшки-баю», «В няньки я тебе взяла ветер, солнце и орла…» Но больше он любил святые слова. Когда ему бывало особенно плохо, он просил псалмы: «Читай псалмы, читай псалмы!» И под чтение псалмов он успокаивался. Или акафист преп. Серафиму о. Борис читал ему. Прочитает весь, начинает сначала, а Серёжик слушает и утихает. Очень он метался последние дни. Отец Никон, приезжавший к Серёжику в больницу, сказал ему раз, чтобы утешить и подбодрить его: — Вот, поправляйся, вырастешь большим, тогда Владыко Митрополит благословит тебя монашеским крестом и даст тебе имя Серафим! Серёжик как-то необычайно серьёзно отнёсся к этим словам и стал тут же просить, нельзя ли не дожидаться, чтобы он вырос, а теперь же, не откладывая дать ему монашеский крест и новое имя любимого святого, Преподобного Серафима. Так серьёзно он просил, что о. Никону пришлось передать его просьбу Митрополиту. Владыко особенно любил Серёжика, безпокоился о нём и, конечно, очень был взволнован этой необычайной просьбой девятилетнего мальчика. Прислал он ему маленький деревянный крестик с Елеонской горы и сам впоследствии говорил с любовью и со слезами: — Я так и чувствовал, что это будет Серёжикин Елеон, вознесение его… Трудно описать, какое впечатление произвёл на Серёжу этот крестик. Как будто это был действительно его монашеский постриг. Крестик этот он взял, сжал в кулачке и больше с ним не расставался. Матери он сказал: — Только не говори об этом никому чужим. Это была его дорогая, святая тайна. Всем своим близким он протягивал свой крестик, давал целовать его и ручку свою, как будто он благословлял всех, и так значительно благословлял. Разве прежний здоровый Серёжик позволил бы кому-нибудь поцеловать свою руку? Когда я приезжала к нему за 4 дня до его кончины, он также протянул мне свой крестик и сказал своим таким изменившимся, хриплым голоском: «Он мне дал имя…» Больше он не мог говорить, но я уже знала, в чём дело, и поняла. А между тем ему становилось всё хуже и хуже. Не было возможности победить воспаление лёгких, очаг вспыхивал всё в новых и новых местах, температура не спадала. Пришёл момент, когда доктора госпиталя сказали родителям, что больше сделать ничего нельзя. Доктор-француз сказал отцу Борису: — Если бы этот ребёнок был, как другие, можно было бы ещё надеяться, но Вы сами видите, что это ангел… А задерживать на земле ангелов не в наших силах! Родители решили перевезти его домой, чтобы он умер дома. В тот же день его и перевезли (16 февраля). Когда Серёжика увозили из больницы, он скрестил ручки на груди: в одной ручке держал свой крестик, в другой — образок преп. Серафима, а свисток любимый попросил положить под подушку, для него уже не хватало ручки. Привезли его домой, положили в собственную, привычную кроватку — так лучше было ему, окружённому всеми своими любящими лицами, в своих стенах, увешанных знакомыми иконами и фотографиями. Он прожил ещё трое суток. Отец Борис продолжал причащать его ежедневно. В первый же день переезда его домой приехали о. Никон, о. Лев. Решили втроём с о. Борисом пособоровать его. Серёжик так любил всякую церковную службу, молитву, а тут, когда его начали соборовать, он вдруг как-то недоумевающе на всех посмотрел, даже метался немного. Когда о. Никон наклонился к нему, он вполне сознательно сказал: — Зачем это? Я каждый день причащаюсь — ведь это гораздо больше… Всех смутили эти слова. Мне кажется, что усиленная молитва об исцелении казалась ему безсмысленной, он знал, что умирает. Сознание он сохранил до самого конца. Не только сознание, но сохранил свою особенную приветливость, ласковость, внимание к людям. Его последние ласковые слова, его уже прерывающийся голосок никогда не забудешь. Накануне кончины доктор, надеясь найти внутренний гнойный очаг, настоял на радиографии, и Серёжика повезли на автомобиле за несколько улиц[1]. Он ехал ещё довольно бодро и с безпокойством спрашивал о. Бориса: — Папа, тебе не дорого это будет стоить?.. Но после радиографии он так устал, пульс стал слабеть и временами совсем исчезал. Доктору казалось, что он нашёл глубокий внутренний нарыв в лёгком. Он хотел на следующий день сделать выкачивание гноя, но на следующий день Серёжик был так слаб, что решено было сделать ему перед выкачиванием переливание крови. Дала ему свою кровь одна милая русская дама. Серёжик повернул к ней голову после переливания и сказал: — Спасибо! Вам не больно? Сердце всё слабело, дыхание становилось труднее. Через час его не стало. И вот он лежит на столе в своём белом стихарике с крестиком и чётками в руках. Когда шили этот стихарик на Пасхе этого года, Серёжик вдруг спросил: — А вы меня в нём похороните? Он был такой здоровый, весёлый мальчик, никто тогда не обратил внимания на эти слова. Но слова запомнились и вспоминались теперь. Он лежал весь беленький (в первый день ещё не навезли цветов) и в этой простоте и строгости было что-то чисто монашеское. Стихарик, из-под него виднеющаяся вышитая русская рубашечка, крестик, чётки. На столике, в ногах его — собранные святыни, привезённые ему, — аналой с Псалтырью и приготовленным кадилом, лампадка, свечи. Восковые ручки и его дивное личико, такого неземного выражения покоя, мира и света… Скончался Серёжик в понедельник, 19 февраля. Похоронили его в четверг, 22. Три полных дня и три ночи он был ещё с нами. Те, кто пережил чудо этих трёх дней, наполненных невыразимым таинственным присутствием, никогда их не забудут. Несколько раз служились панихиды, и многие, многие собирались вокруг Серёжика помолиться. Редко о. Борис служил один, чаще ему приходилось сослужить другим священникам, которые приезжали поклониться маленькому подвижнику. Все его знали, все любили, для всех его кончина была потрясением и искренним горем. На первой панихиде как-то невольно о. Александр Калашников помянул его «Блаженный Отрок Сергий». И так и осталось за ним это звание. Воистину «Блаженный Отрок!» Не «Блаженный Младенец», пора младенчества ушла от него, от этого зрелого плода Господней нивы, но блаженство осталось. В промежутках между панихидами, днём и ночью друзья и близкие читали Псалтырь. Я оставалась с родителями Серёжика до самых похорон. Сколько раз, когда меня сменяли в чтении Псалтыри, я с сожалением отдавала книгу. Не хотелось покидать эту комнату, не хотелось уходить из этой светлой, молитвенной атмосферы, окружавшей его. Ночью, когда в промежутках между чтением, я ложилась отдыхать в соседней комнате, я невольно думала: «Вот, ложусь отдыхать, спать, а рядом — эта красота». Не хотелось упускать редких драгоценных минут. И в тишине ночной особенно хорошо было около Серёжика, особенно чувствовалось присутствие невидимое, таинственное, светлое… К некоторым панихидам приводили детей колонии. Один раз директор французской школы пришёл к службе и привёл одноклассников Серёжика. Очень трогательно было видеть этого беленького отрока в стихарике, который лежал с таким чудным, светлым личиком, окружённого живыми детьми, особенно самыми маленькими. Он так хорошо лежал, так покойно, радостно отдыхал, что детям не могло быть страшно. Малыши неудержимо плакали, так наивно, просто, усердно крестились, вытирали кулачками слёзы. Трудно было, глядя на них, удержаться от слёз. Хоронили Серёжика на 4 день после его кончины, 22 февраля. Во гроб положили накануне, 21 вечером. На лице его не то что не видно было следов разрушения, которых можно было опасаться после такой страшной болезни с внутренним гнойным процессом, — наоборот, исчезли с лица всякие следы страдания, болезни. Личико менялось, светлело, яснело. Он был прекрасен. Серёжика похоронили на Русском кладбище в Ст. Женевьев де Буа. Из Вильмуассона довезли гроб на автомобиле. Собралось семь священников (архимандрит Никон, о. Александр Калашников, о. Лев Липеровский, о. Александр Чекан, о. Дмитрий Клепинин, о. Борис Старк и о. Георгий Сериков). От машины до церкви несли гроб одни священники под медленный перезвон колоколов кладбищенской церкви. Впереди и кругом гроба множество детей несли цветы, венки, привезённые Серёжику. Всё больше белые цветы. Те, кто был на похоронах Серёжи Старка, никогда не забудут этой удивительной службы, этого особенного молитвенного подъёма, красоты и благолепия. Толпы народа собрались к отпеванию, съехались из Парижа, несмотря на дальность расстояния, неудобство и утомительность путешествия. И вот она, могилка, окружённая русскими крестами, недалеко от милой русской церкви с синим куполом, под необъятным, ясным куполом весеннего неба, в котором заливаются первые жаворонки. А разве Серёжик сам в могиле? Разве не смотрит он на всех нас своими ясными, просветлёнными глазками оттуда, из этого высокого, голубого неба? Не радуется, что множество людей собралось вокруг его могилки, что все они и многие другие, души человеческие ради него возносят тёплые молитвы к Богу? Его собственное и постоянное устремление к Богу, проявлявшееся во всей его недолгой жизни, благодатным свежим воздухом пахнуло в души всех тех, кто молился за него. Многим, молясь за него, невольно хотелось молиться Ему… Автор: АНТОНИНА МИХАЙЛОВНА ОСОРГИНА   Послесловие К написанному Антониной Михайловной Осоргиной (ныне монахиней Серафимой) мне хотелось бы прибавить несколько подробностей, которые от неё ускользнули. Серёжик был большой уставщик — хранитель церковных порядков и традиций. Он знал, что человека, постриженного во чтецы и как такового носящего стихарь, хоронят в нём. А над ним не была совершена хиротессия во чтецы и поэтому он не знал, можно ли его хоронить в стихаре. Действительно эта мысль занимала его вскользь ещё раньше, но когда он заболел и когда он уже был уверен, что умирает, эта мысль вновь забезпокоила его. Он настолько знал, что умирает, что попросил принести в больницу всё, во что его надо будет облачить, и в том числе и стихарик. Когда увидел, что мама принесла всё, вздохнул с облегчением. Когда после тревожной ночи, проведённой нами в больнице на диване, он увидал, что на следующую ночь диван унесли, он сказал нам: — Идите… Это не на сегодня. Видите, диван унесли! Он распределил многие свои вещи, игрушки, книги — кому что после него подарить. Может показаться странным, что в больнице не сделали рентген, но это было первое полугодие войны, всё ещё не наладилось, и, в частности, из-за отсутствия топлива зал с установкой рентгена был не топлен, и в феврале им пользоваться не могли. Наш вильмуассонский врач взял кабинет и клиентуру своего коллеги, ушедшего на фронт, и там была полная рентгеноустановка. Этот доктор появился во время пребывания Серёжика в больнице, и до больницы мы к нему обратиться не могли. Другой доктор такой установки на дому не имел, и поэтому до больницы сделать просвечивание было невозможно. Пенициллин был уже в обращении, но он появился только-только и весь был отдан фронту и войскам, а мирное население им ещё не лечили. О. Борис Старк    (Протоиерей Борис Старк 1909 (Кронштадт) - 1996 (Ярославль) Здесь можно послушать https://azbyka.ru/audio/audio1/propovedi-i-besedy/stark/vsja-moja-zhizn-chudo/03_169.mp3

Olga

Olga

 

По тонкому льду.

ВРЕМЯ  ПЕРЕМЕН    Жизнь.  Следующий этап.     Иди туда не знаю куда ...    Подготовка к рыбалке.  Часто интереснее самой рыбалки ...   vk.com/soyuzmultiki facebook.com/SovetskieMultfilmy --------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------    Дописать ...   Надо приобрести крупицу опыта.   Сдать экзамен ...    Будет день и будет пища ... --------------------------------------------------------------------- 9.11.2018     18:22 Обжёгшись на молоке, дуют и на воду.    Время.   Линия времени четкая и ясная. Это важно. Линия сюжета. Линия. Герои (Имена фамилии обозначкны). Линия музыка - песни. Слова. Эмоции. Линия интуиция. ... Более десяти. Легко.  Линия жизни.  Линия здоровья ...    УК (Уголовный кодекс)  С комментариями.  http://stykrf.ru/    Время 19:02.  Дальше надеюсь вести Дневник. В Елицы.   https://elitsy.ru/communities/83799/1775638/ Постараюсь ... --------------------------------------------------------------------------------------------------- 30.1.219   Время 22:59   https://twitter.com/NQ4bcnBdmFRyaIF https://www.facebook.com/profile.php?id=100014516132526&__tn__=%2CdC-R-R&eid=ARBOTB_-1V6FHKeBd6RYH_q6j9TrDW0VQM-ISHBTKDgmZVwXD1_NEhV2d--54EpPAQ0aZj9HxkcMKGK0&hc_ref=ARRoE2r8-4HFWS-ySnYSfvCR3z9BBPjUcpU8QHiMyZPFPFcUmNy5QR3LeQ2y1As3Isc&fref=nf  Ссылки не вставляются. Не получается.   AF1QipMJ11mrHRyk9l9AuqRTtxgVmpY5lW81yy1Nyuhw[1] А эта? https://elitsy.ru/communities/83799/1828195/  Заработала эта.   Остальные  настраивать буду. AF1QipNIJtg6PP-jnks-nPSuEk1yOMW_bmPxkTeTeUxn[1] AF1QipOxIMnYvU4xCdtj07-QUPWjhO1vuj9-JDdp0WYR[1] AF1QipNRisbNa8o9XYJZ30Is-BWa4bRFD00p8cEbypGk[1]
 

Любовь. Любовь к тому, что ниже человека

Чедду Уолшу Да не умрет любовь и не убьет. Дж Донн   “Бог есть любовь”,- говорит евангелист Иоанн. Когда я в первый раз пытался писать эту книгу, я думал, что слова эти указывают мне прямой и простой путь. Я смогу, думал я, показать, что любовь у людей заслуживает своего имени, если она похожа на Любовь, которая есть Бог. И я разграничил любовь-нужду и любовь-дар. Типичный пример любви-дара — любовь к своим детям человека, который работает ради них, не жалея сил, все отдает им и жить без них не хочет. Любовь-нужду испытывает испуганный ребенок, кидающийся к матери.   Я и не сомневался в том, какая из них больше похожа на Бога. Его любовь — дар. Отец отдает себя Сыну, Сын — Отцу и миру и, наконец, дарует Отцу самый мир в Себе и через Себя.   Любовь-нужда ничуть на Бога не похожа. У Бога есть все, а наша любовь-нужда, по слову Платона,- дитя Бедности. Она совершенно верно отражает истинную нашу природу. Мы беззащитны от рождения. Как только мы поймем, что к чему, мы открываем одиночество. Другие люди нужны и чувствам нашим, и разуму; без них мы не узнаем ничего, даже самих себя.   Я предвкушал, как легко воздам хвалу любви-дару и сумею осудить любовь-нужду. Многое из того, о чем я собирался сказать, и сейчас кажется мне верным. Я и сейчас считаю, что нуждаться в чужой любви — более чем недостаточно. Но теперь я скажу за наставником моим Макдональдом, что и любовь-нужда — любовь. Всякий раз, как я пытался доказать мое прежнее мнение, я запутывался в противоречиях. На самом деле все оказалось сложнее, чем я думал.   Прежде всего, мы насилуем многие языки, включая наш собственный, когда отказываем любви-нужде в имени любви. Конечно, язык не назовешь непогрешимым водителем, но при всех своих недостатках он накопил немало мудрости и опыта. Если вы с ним не посчитаетесь, он рано или поздно отомстит вам. Лучше бы не подражать Шалтаю-Болтаю и не вкладывать в слова угодного нам значения.   Кроме того, надо быть очень осторожным, называя любовь-нужду “просто эгоизмом”. “Просто” — опасное слово. Конечно, любовь-нужда, как и все наши чувства, может быть эгоистичной. Жадное и властное требование любви бывает ужасным. Но в обычной жизни никто не сочтет эгоистом ребенка, который ищет утешения у матери, не осудят и взрослого, который соскучился по своему другу. Во всяком случае, это еще не самый страшный эгоизм. Иногда приходится подавлять нужду в другом человеке, но никогда ни в ком не нуждается только отпетый эгоист. Мы действительно нужны друг другу (“нехорошо быть человеку одному”), и в сознании это отражается как любовь-нужда. Иллюзорное ощущение, что одному быть хорошо, — плохой духовный симптом, как плохой симптом — отсутствие аппетита, поскольку человеку действительно нужно есть.   Но самое важное не это. Христианин согласится, что наше духовное здоровье прямо пропорционально нашей любви к Богу; а эта любовь по самой своей природе состоит целиком или почти целиком из любви-нужды. Понять это нетрудно, когда мы просим простить наши грехи или поддержать нас в испытаниях. Но мало-помалу понимаешь, что все в нас — одна сплошная нужда; все неполно, недостаточно, пусто, все взывает к Богу, Который только и может развязать связанное и связать развязанное. Я не утверждаю, что другой любви мы к Нему не способны испытывать. Высокие духом расскажут нам, как вышли за ее пределы. Однако они же первыми скажут, что ведомые им высоты перестанут быть истинно-благодатными, станут неоплатоническими, а там и бесовскими иллюзиями, как только ты сочтешь, что можешь жить ими и никакой нужды в Боге у тебя нет. “Высшее, — читаем мы в “Подражании Христу”, — не стоит без низшего”. Лишь очень смелое и глупое создание гордо скажет Творцу: “Я — не нищий. Я люблю Тебя без всякой корысти”. Те, кто испытывал к Богу любовь-дар, вслед за тем — нет, в то же время — били себя в грудь вместе с мытарем и взывали из своей немощи к единственному Дарующему. И Он не против. Он сам сказал: “Приидите ко Мне, все труждающиеся и обремененные”, а в Ветхом Завете — “Открой уста твои, и Я наполню их”.   Клайв Стейплз Льюис. Собрание сочинений в 8 томах. Том 1. “Просто христианство. Любовь” Москва, 2006г.   Источник и продолжение: Любовь. Любовь к тому, что ниже человека https://www.pravmir.ru/lyubov-lyubov-k-tomu-chto-nizhe-cheloveka/ Любовь. Часть 2. Привязанность  https://www.pravmir.ru/lyubov-chast-2-privyazannost/ Любовь. Часть 3. Дружба https://www.pravmir.ru/lyubov-chast-3-druzhba/

Liubov

Liubov

 

Рождественский пост: мы просто учимся ждать

Слово «аскеза» в переводе с греческого значит не что иное, как «упражнение», и относится к аскетическим практикам, одна из которых – пост – должна восприниматься именно так. Без элементарных самоограничений никакая духовная жизнь невозможна – давайте примем это как аксиому. «Зачем поститься, когда Христос-Жених уже пришел?» – может спросить иной бунтарь от устава. «Чтобы Он пришел снова», – ответим ему.   Второе Пришествие Христово – это не только строчка из Символа веры и некое эсхатологическое обещание из Евангелия. Второе Пришествие Христово происходит здесь и сейчас, когда Он верою рождается в нашем сердце. Скажете, вера уже есть, а значит, и Христос в сердце родился? Отлично. Но Господь создал нас для совершенства – мы не можем остановиться на какой-то ступеньке нашей персональной жизненной лествицы и считать, что взобрались на самый верх.   Итак, мы ждем Рождения Христа. Наивно думать, что в точности в ночь на седьмое января наше сердце откроется и примет Его. Церковный календарь – своего рода символическая система координат. Он похож не на обычный перекидной или настенный календарь, а на датированный ежедневник. Каждый в своем ежедневнике отмечает свои предстоящие встречи и конспектирует их результаты, закрывает выполненные дела и напоминает себе о нерешенных задачах, кто-то ведет дневник – но календарь у всех один. Человек – существо общественное, он делит с себе подобными не только пространство, но и время. И Церковь – не исключение. Даже напротив.   У обитателей Дома Божия – единая картина мира, у клеток Тела Христова – единое кровообращение. Так что жизнь у каждого своя, а символическая система одна – есть в ней и общий символ ожидания Рождения Христа в наших душах.   Кратко суть Рождественского поста можно описать словами старой песни Анны Герман: “Надо только выучиться ждать”. Вот и учимся. Все вместе учимся. Рождеству Христову предшествовали века ограничений Ветхого Завета, существовавших как раз для подготовки к этому важнейшему событию – хотя, казалось бы, где Христос, а где жвачные животные? Рождеству Христову в церковном календаре предшествуют сорок дней облегченного питания – и вроде бы тоже кислая капуста с Вифлеемской звездой никак не связана. По сути этот своеобразный абсурд, попытка связать несвязуемое напоминает нам о том, что стимулом и импульсом к началу жизни во Христе – то есть Его рождению в нас – может быть вообще все что угодно. Не надо удивляться, если к Встрече с ним кого-то приведет долгая болезнь, а кого-то – бестолковая пирушка (в житии святителя Игнатия (Брянчанинова) рассказывается, как на глазах у будущего автора духовных трудов в разгар шумного веселья умер товарищ, что и поразило его так, что, отказавшись от блестящей карьеры, он устремился к монашеству).   Сразу смотрим в календарь – ну надо же, к Его Рождению мы шли через такую бытовую мелочь, как отсутствие условных сосисок.   Сосиски условные, потому что общецерковный устав предлагает образец, а вообще подход должен быть индивидуальный. Кто-то от сосисок отказывается, а кто-то, напротив, на них после фуа-гра переходит (это не духовный совет, конечно). Никакой логики искать не надо, это просто упражнение на прокачку мышцы терпения. Можно назвать его “послушанием Церкви”, но любое послушание должно иметь цель (в Церкви эта цель – спасение во Христе), иначе оно превращается в то, что в современной философии называют симулякром – копию без оригинала. Потенциально вредное и опасное “то, не знаю что”, приводящее “туда, не знаю куда”. Так что лучше уж вернемся к изначальному термину: аскеза – упражнение.   Такие вот парадоксальные уроки церковности. Они нисколько не противоречат совершенно очевидным для христианина вещам – что время перед праздником хорошо было бы посвятить делам милосердия – не зря же в минувшее воскресенье притчу о добром самарянине читали. Но, по большому счету, такое “делание” и непостному времени не противоречит ни на йоту. Наоборот, оно должно происходить ежедневно, как нечто само собой разумеющееся.   Христос Сам говорит: “Нищих всегда имеете”, – и это значит только то, что нуждающемуся надо помогать всегда. И добавляет: “…а Меня не всегда”. Как не всегда? Почему?! Да все потому же. Приди, Господи, в мое сердце, в эти каменные ясли, которые и меня-то не согрели бы, каким сеном ни выстилай, а уж Младенец расплачется от холода, и Своими слезами и дыханием согреет их. Приди, Господи. Еще раз приди в мир, к каждому и лично ко мне.     Инокиня Евгения (Сеньчукова) | 27 ноября 2018 г.   Источник: https://www.pravmir.ru/rozhdestvenskiy-post-myi-prosto-uchimsya-zhdat/   Рождественский пост. О любви  https://www.pravmir.ru/rozhdestvenskij-post-o-lyubvi/ Рождественский пост: между голодом и чревоугодием  https://www.pravmir.ru/post-mezhdu-golodom-i-chrevoug/ Рождественский пост: как не упустить главное  https://www.pravmir.ru/rozhdestvenskij-post-kak-ne-upustit-glavnoe/ Рождественский пост – путь к великой радости  https://www.pravmir.ru/rozhdestvenskij-post-put-k-velikoj-radosti/ Рождественский пост: перекрыть кран скорби  https://www.pravmir.ru/rozhdestvenskiy-post-perekryit-kran-skorbi/

Liubov

Liubov

 

Помоги мне, Господи, помоги

Помоги мне, Господи, помоги!
Я заплутал в долгой долине лет,
За плечами горести и долги
Тяжелы веригами дольних бед.
Отпусти мне, Господи, отпусти
Всё, чем я пресытился и устал!
Эту нить, которой ты мог вести -
Я рукой упрямою распускал.
Расплескал я, Господи, не донёс,
Раздробил на мелкие черепки…
Принимал серьёзное не всерьёз,
Променял достоинства на грехи.
Отвори мне, Господи, отвори!
Я ключи к закату не подобрал.
То, что смерть настоена на крови –
Ты явил и этого не скрывал.
Как я мал, и беден и нищ и наг,
От дождя и ветра продогший весь,
Но я силюсь сделать свой первый шаг.
Помоги мне, Господи, где Ты есть?!

Olga_D

Olga_D

 

Была ли души темнота до боли изучена

Была ли души темнота
До боли изучена, 
Но радость останется там,
Где самое лучшее.
И взорам чужим не прочесть
(Там дали заоблачны)
Как мир помещается весь
До каждой подробности.
Всей ширью и всей высотой,
Аккордами, красками,
И в самой былинке простой
Откроется Пасхою.
И жизни плеснет правота,
Обратная случаю –
Та музыка ветра, и та,
Из сердца поющая.
Всем бедам и злу вопреки
Надеждою, верою –
Аккорды в четыре руки
За клавиши белые,
За черные клавиши – ввысь
Мажорно, отчаянно…
Мгновение, остановись! –
А дальше – молчание.
 

Olga_D

Olga_D

 

О хранении мира душевного

Всеми мерами надобно стараться, чтоб сохранить мир душевный и не возмущаться оскорблениями от других; для сего нужно всячески стараться удерживать гнев и посредством внимания ум и сердце соблюдать от непристойных движений. Такое упражнение может доставить человеческому сердцу тишину и соделать оное обителью для Самого Бога. Образ такого безгневия мы видим на Григории Чудотворце, с которого в публичном месте жена некая блудница просила мзды, якобы за содеянный с нею грех; а он, на нее нимало не разгневавшись, кротко сказал некоему своему другу: даждь скоро ей цену, колико требует. Жена, только что прияла неправедную мзду, подверглась нападению беса; святый же отогнал от нее беса молитвою. Ежели же невозможно, чтобы не возмутиться, то, по крайней мере, надобно стараться удерживать язык, по глаголу Псалмопевца: смятохся и не глаголах (Пс. 76, 5).   В сем случае сможем в образец себе взять святого Спиридона Тримифунтского и преподобного Ефрема Сирина. Первый так перенес оскорбление: когда, по требованию царя греческого, входил он во дворец, то некто из слуг, в палате царской бывших, сочтя его за нищего, смеялся над ним, не пускал его в палату, а потом ударил и в ланиту; святой Спиридон, будучи незлобив, по слову Господню, обратил ему и другую (Мф. 5, 39).   Преп. Ефрем, постясь в пустыне, лишен был учеником пищи таким образом: ученик, неся ему пищу, сокрушил на пути, нехотя, сосуд. Преподобный, увидев печального ученика, сказал к нему: не скорби, брате, аще бо не восхоте приити к нам пища, то мы пойдем к ней; и пошел, сел при сокрушенном сосуде и, собирая снедь, вкушал ее: так был он безгневен. А как побеждать гнев, сие можно видеть из жития великого Паисия, который явившегося ему Господа Иисуса Христа просил, дабы Он освободил его от гнева; и рече ему Христос: аще гнев и ярость купно победити хощеши, ничесоже возжелай, ни возненавиди кого, ни уничижи. Дабы сохранить мир душевный, должно отдалять от себя уныние и стараться иметь дух радостный, а не печальный, по слову Сираха: печаль бо многих уби и нeсть пользы в ней (Сир. 30, 25).   Когда человек имеет большой недостаток в потребных для тела вещах, то трудно победить уныние. Но сие, конечно, к слабым душам относиться должно.   Для сохранения мира душевного также всячески должно избегать осуждения других. Неосуждением и молчанием сохраняется мир душевный: когда в таком устроении бывает человек, то получает Божественные откровения. К сохранению душевного мира надобно чаще входить в себя и спрашивать: где я? При сем должно наблюдать, чтобы телесные чувства, особенно зрение, служили внутреннему человеку и не развлекали душу чувственными предметами: ибо благодатные дарования получают токмо те, кои имеют внутреннее делание и бдят о душах своих.     Источник и продолжение:https://www.pravmir.ru/poucheniya-prepodobnogo-serafima-sarovskogo/   Епископ Пантелеимон: как сохранить мир в душе?   В молодости хочется все узнать, все попробовать. В зрелости хочется чего-то достичь, в старости хочется успокоения и мы ходим на работу, стараемся кому-то помогать. Но если в душе нет мира, тогда мы ничего не приобретаем ни делами своими, ни своими мнимыми заслугами, и, главное, не можем помочь другим. Надо опять вспомнить слова прп.Серафима Саровского: «Стяжи мирный дух в своей душе и тогда вокруг тебя спасутся тысячи человек». Очень важно об этом помнить и ради этого жить. Если поставить  перед собой такую цель – обрести этот мир, стяжать его в своей душе – тогда Господь будет нам с вами в этом помогать. Господь, когда пришел на землю, говорил: «Покайтесь, ибо приблизилось Царствие Небесное». Что это означает? Это означает, что Царствие Божие, в котором есть тот мир, который мы с вами взыскуем, приблизилось с пришествием в мир Христа. И Христос в этом мире пребывает до скончания века. А мы не можем воспринять этот мир только потому, что наша душа искажена грехом, только потому, что мы не каемся в наших грехах. Не каемся по-настоящему. Не плачем о своих грехах, не стремимся их исправить, не просим помощи у Бога. Поэтому тот мир, который изливается Богом в церковных таинствах — в крещении, в миропомазании, исповеди и особенно в Причастии Святых Христовых Таин — мир, которым Господь отвечает на наши молитвы, не вмещается в наше сердце и в наши души. Поэтому, самое главное – увидеть и признать, что мира в моей душе нет     Епископ Пантелеимон: как сохранить мир в душе?  9589 05.11.2015 / Екатерина ЗАГУЛЯЕВА   Источник и продолжение:https://www.miloserdie.ru/video/episkop-panteleimon-kak-sohranit-mir-v-dushe/   Беседы с батюшкой. Можно ли сохранить душевный мир в современной жизни? Эфир от 23 ноября 2015г     – Сегодня у нас в гостях кандидат богословия, ответственный по миссионерской работе Сергиево-Посадского благочиния, клирик храма Ахтырской иконы Божией Матери (с. Ахтырка), протоиерей Димитрий Беженарь.   Тема нашей передачи – «Душевный мир: возможно ли его сохранить в современной жизни?» – Что такое душевный мир? Каковы его свойства? – Господь наш Иисус Христос в Евангелии от Иоанна в 13-й главе говорит очень важные для всех христиан слова: «По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин. 13-35). В этом же Евангелии Господь говорит еще об одном очень важном явлении для всех христиан (кроме любви между собою, которая сразу будет отличать христиан – последователей Господа нашего): мир будет их всегда ненавидеть. Конечно, наш русский язык при всем его богатстве имеет только одно слово «мир», хотя в греческом оригинале есть три разных слова, обозначающие мир как космос, мир как совокупность человеческих страстей и мир как внутреннее благодатное состояние. Господь говорит: «вас будут все ненавидеть имени Моего ради». Почему такое происходит? Господь сказал: «Если бы вы (ученики) были от мира, то мир любил бы свое (то, что сродно ему)». Мир как совокупность человеческих страстей любит в каждом человеке что-то свойственное миру: страсти, похоти, стремление к славе, богатству и всему тому, что удаляет от Бога. А далее Господь говорит Своим ученикам: «Но Я избрал вас от мира, и поэтому мир вас ненавидит». То есть это то важное свойство, которое отличает христиан от всех окружающих людей – мир будет их ненавидеть, и в то же время Господь говорит, что раб не больше господина своего и ученик не выше учителя своего: «Если Меня гнали – и вас будут гнать. Если Мое слово соблюдали – и ваше будут соблюдать». Христиане должны иметь любовь между собою, и хотя мир будет их ненавидеть, они должны светить своим внутренним миром окружающим людям, должны продолжать любить всех и помогать всем прийти ко Христу.   Источник и продолжение: http://tv-soyuz.ru/peredachi/besedy-s-batyushkoy-efir-ot-23-noyabrya-2015g

Liubov

Liubov

 

Читая книгу про Оптину

Приложусь ли к солнечной деснице, Побываю ль в Оптинских краях? Только взмах страницы за страницей, Только взмах. Там в Часовне теплится лампада, На стене иконы светлый Лик, Может быт исполнится когда-то Этот миг? Многое сбывается на свете. Буду ждать в сердечной глубине. Помолитесь, кто туда поедет, Обо мне.

Olga_D

Olga_D

 

Мозаичная красота

Свято-Успенская Почаевская Лавра, Почаев, Украина   Мозаичная красота (+ 60 ФОТО) Беседа с художником Дмитрием Кунцевичем Юлия Гойко Дмитрий Кунцевич, руководитель мозаичной мастерской минского Свято-Елисаветинского монастыря, – о радостях и сложностях работы с мозаикой, о секретах этого древнего искусства, о творчестве как со-работничестве Богу.   Основание мастерской и кое-что оставшееся «за кадром» – Дмитрий, расскажи, пожалуйста, как мастерская начала быть. – Наша мастерская существует уже около 12 лет. Она была основана по благословению духовника Свято-Елисаветинского монастыря – протоиерея Андрея Лемешонка. Когда в монастыре начали возводить храм в честь иконы Божией Матери «Державная», спроектированный в византийском духе, идея мозаичного убранства показалась очень уместной. Монахиня Марфа и архитектор Николай Дятко, ответственные за храм, вынесли эту идею на обсуждение отца Андрея и сестер. Батюшка благословил: «Давайте попробуем мозаику». Начиная работать в Державном храме, мы не представляли, что сможем осуществить такой грандиозный проект. Но когда воплотилось задуманное, а точнее сказать – немыслимое, у всех была такая радость – Пасха!   Кстати, когда после окончания работ намывали храм, готовясь к праздничному богослужению, произошел один необычайно знаковый случай. Тогда я не придал ему значения, а если честно, даже вознегодовал. И только много лет спустя, читая предание о создании Софии Киевской, обнаружил, что нечто подобное упоминается и там.   Дмитрий Кунцевич   Голуби кружились под изображением Матери Божией, исчезали в фигуре Господа под куполом, снова вылетали… Зрелище это было сказочное! А случилось вот что. Мы зашли с отцом Сергием, нашим главным иконописцем, посмотреть, как продвигается уборка, и увидели такую картину: из вентиляционного отверстия в куполе храма (отверстие замаскировано мозаикой), прямо из фигуры возносящегося Спасителя вылетели два голубя. Они кружились, садясь на карниз в конхе под изображением Матери Божией, снова исчезая в фигуре Господа под куполом, перелетая от одной композиции к другой. Зрелище это было сказочное, но видеокамер в телефонах тогда еще, к сожалению, не было… Из санитарных соображений мы пытались выгнать птиц через окна, но ничего не выходило. А через несколько часов, на пасхальной службе, их уже не было.
Художественный ликбез – А с чего начинали? – Начинали с нуля – то есть с меня… Тогда, еще будучи студентом, я нес послушание в сестричестве – посещал болящих в интернате при психоневрологическом диспансере (микрорайон Новинки г. Минска. – Ю.Г.), помогал в иконописной. Решил привлечь своих друзей – тех, с кем учился в Академии искусств. Некоторые из них уже были верующими людьми, кто-то начинал воцерковляться. Именно эти братья стали основой, фундаментом и авангардом нашей артели: Михаил Лавшук, его брат Димитрий, Саша Трусковский, Максим Дударев, Денис Черновец и др. Мы трудимся вместе до сих пор. Про «пуд соли» не скажу, но тонны смальты уже «съели».   Ионинский монастырь, Киев, Украина      Никаких знаний не имели, опыта тоже… Это во многом и помогло нам, иначе вряд ли мы взялись бы за такое дело. В институте на кафедре монументально-декоративного искусства, где мы отучились, технологии мозаики был выделен один семестр. Этого, конечно, было недостаточно. Специфика храмового искусства предполагает наличие богословских знаний, которых мы в академии не получили. Для меня это было серьезной трудностью. Ведь существуют определенные закономерности и требования к церковной стенописи. Занялись самообразованием – иначе говоря, «ликбезом». Начали с посещения святынь – с благоговением осматривали древние храмы Киева, монастыри России. Тогда же поехали на машине в Ферапонтово, Вологду, Кириллов. Из путешествия вернулись пешком: под Новгородом Великим видавший виды двигатель «Мерседеса» нашего компаньона Ильи Мохова «стукнул» – и так и не восстановился. Потом ездили в Питер, Москву, разыскивали мастеров-мозаичистов с опытом – их не так много оказалось. Но и они не на все вопросы имели ответы. Многое приходилось изобретать самим. И, как говорил известный иконописец архимандрит Зинон (Теодор): «Сразу ничего не выйдет, но если пробовать снова и снова, обязательно получится». Кроме этих вдохновляющих слов он открыл нам и некоторые важные приемы написания образа. Неоценимую помощь, точнее сказать – закваску, я получил в Оптиной пустыни. Стенописцы – иеромонах Иларион, инок Алипий (недавно скоропостижно скончавшийся), монахиня Мария – незримо присутствуют во всех наших работах, их методами и рецептами мы пользуемся до сих пор. С благодарностью вспоминаю Александра Николаевича Солдатова, преподавателя иконописной школы при Московской духовной академии; московского художника-мозаичника Корноухова Александра Давыдовича и других. У некоторых мастеров учились «заочно», глядя на плоды их трудов.   Ионинский монастырь, Киев, Украина      Созванивались с ребятами из Тихоновского тогда еще института, просили пленки с негативами древних балканских росписей, мозаик Италии для печати фото. В Минск возвращались с сумками снимков – это был шикарный материал, предел мечтаний. Влетали такие поездки по тем временам в копеечку. Но разве счастье измеришь рублями? – Сейчас, видимо, гораздо проще добывать информацию и материалы. – Даже и сравнивать нечего… Тогда на дворе стояла совсем другая эпоха – всё приходилось собирать по крупицам огромными усилиями. Не было интернета, всевозможных гаджетов – использовали такие «носители», как книги, фотографии (очень скудные, конечно), журнальные вырезки. Московские иконописцы и искусствоведы имели возможность бывать в Сербии, Греции, Италии, нам такое и не снилось. Однажды в телефонном разговоре известный реставратор А.Н. Овчинников из лучших побуждений посоветовал мне не тратить времени на собирание фото, а лучше самому съездить в Равенну и на месте поглядеть интересующие меня мозаики. Кому сейчас за 35, могут представить мою реакцию – недавнего пионера из рабоче-крестьянской семьи, воспитанного в советской школе, отец которого, строитель, был разве что в Афганистане с дружественным визитом по коммунистической путевке…   Источник и продолжение:http://pravoslavie.ru/75594.html

Liubov

Liubov

 

Перенесение мощей преподобного Иоанна Рыльского (1238)

Дни памяти: 1 июля (Возвращение мощей), 18 августа, 19 октября (Перенесение мощей) Преподобный Иоанн Рыльский   Перенесение мощей преподобного Иоанна Рыльского из города Средца (Софии) в тогдашнюю столицу Болгарского государства - город Тырнов состоялось в 1238 году.     Преподобный Иоанн Рыльский - великий духоносный подвижник Болгарской Православной Церкви и Небесный покровитель болгарского народа, родился в 876 г. в селе Скрино Средецкой области (древний Средец - ныне София). Рано оставшись сиротой, мальчик ушел пастухом в чужие люди. Однажды богач избил его за то, что потерялись корова с теленком. Мальчик долго плакал и молился, чтобы Бог помог ему. Когда он нашел корову с теленком, то в реке Струме сильно поднялась вода. Юный пастух помолился, положил на воду свою верхнюю одежду, начертал на ней крест, взял на руки теленка и прошел с ним, как по суху, на другой берег реки, где уже находилась корова. Богач, спрятавшийся в лесу, ужаснулся, видя это чудо, и, щедро наградив мальчика, отпустил его из своего дома. Раздав имущество, мальчик ушел из родного села.     Где и когда святой принял иноческий постриг, осталось неизвестным. Первоначально он подвизался на высокой и голой горе, питаясь лишь дикими растениями. Хижина его была из хвороста. Спустя недолгое время разбойники напали на него ночью и, избив, прогнали оттуда. Тогда он нашел глубокую пещеру и поселился в ней. Там же вскоре поселился и его племянник святой Лука. Место было столь безлюдное, что преподобный Иоанн счел сначала появление Луки за бесовскую кознь, но, узнав, что юноша ищет душевного спасения, с любовью принял его. Недолго, однако, им пришлось жить вместе: брат преподобного Иоанна нашел подвижников и силой забрал сына. По дороге домой юноша умер от укуса змеи. Раскаявшись, брат просил прощения у преподобного. Пустынник часто ходил потом на могилу праведного юноши; там было его любимое место отдыха.     Постился, молился и постоянно плакал; питался только травой. Видя такое терпение, Бог произрастил преподобному бобы, которыми он питался долгое время. Эти-то бобы и сделали его подвиги известными людям. Однажды стадо овец от внезапного страха бежало по горным стремнинам, пока не остановилось у места, где жил преподобный. Пастухи, следовавшие за стадом, с изумлением увидели отшельника, который ласково угощал их: "Вы пришли сюда голодные - рвите себе бобы мои и ешьте". Все ели и насытились. Один же напрятал себе много бобов и в запас. По дороге домой он предложил их товарищам, но в украденных стручках не оказалось ни зернышка. Пастухи воротились с раскаянием, и старец простил, сказав с улыбкой: "Видите, дети, эти плоды назначены Богом для пропитания пустынного". С тех пор стали приводить к преподобному больных и одержимых нечистым духом, которых он исцелял молитвой. Избегая известности, подвижник ушел из любимого дупла и поселился на высокой и труднодоступной скале, где 7 лет провел под открытым небом.     Слух о великом пустыннике дошел до болгарского царя Петра (927-969), который желал видеться с ним; но преподобный Иоанн, написав письмо, отклонил свидание по смирению. Позже пустынник принял под свое окормление иноков, которые устроили монастырь с храмом в пещере, где прежде жил преподобный Иоанн. Он мудро пас свое стадо и скончался 18 августа 946 года на 70-м году жизни. За 5 лет до кончины он написал своей рукой "Завет к ученикам", одно из лучших творений староболгарской письменности. Святая жизнь подвижника и знамения милости Божией по его молитвам были самой лучшей проповедью христианской веры в новокрещеной Болгарской земле. В тревожное время борьбы Болгарии с Византией, при западноболгарском царе Самуиле (976-1014), преподобный Иоанн Рыльский явился ученикам, повелевая перенести его мощи в Средец (Софию), куда скрылся Патриарх Болгарский Дамиан (927-972).   Предполагают, что перенесение мощей было в 980 г. Немного позднее правая рука преподобного Иоанна Рыльского была перенесена на Русь (предположительно в город Рыльск, в котором была построена церковь во имя преподобного Иоанна Рыльского с приделом, посвященным мученикам Флору и Лавру, в день памяти которых - 18 августа, он скончался). Имя преподобного Иоанна с глубокой древности было известно и любимо русскими людьми. Именно в русских источниках (Минея на август ХII в., Мазуринский летописец) сохранилась дата кончины преподобного. В 1183 году венгерский король Белла II (1174-1196) во время похода на греков взял вместе с другими драгоценностями Средца ковчег с мощами преподобного Иоанна и перенес в г. Остергом. В 1187 году, украсив ковчег, он отослал святые мощи назад с великой честью. 19 октября 1238 года мощи преподобного Иоанна были торжественно перенесены в новую столицу - Тырново и положены в храме во имя святого. 1 июля 1469 г. святые мощи преподобного Иоанна Рыльского были возвращены в Рыльский монастырь, где они почивают до нынешнего дня, подавая благодатную помощь всем верующим.   Источники продолжение:https://days.pravoslavie.ru/Life/life4471.htm https://days.pravoslavie.ru/name/1011.htm   Возвращение мощей преподобного Иоанна Рыльского из Тырново в Рыльск. Тропарь глас 4 Твоих мощей возвращением/ обитель твоя обогатися,/ церковь же твоя, приемши я, просветися/ и, красящися, верных созывает с веселием/ светоносный твой светло праздновати день,/ грядите, глаголющи,/ и приимите благодатей дарования.   Кондак преподобного Иоанна Рыльского глас 8 Ангельскому житию поревновав, преподобне,/ вся земная оставив, ко Христу притекл еси/ и, Того заповедъми ограждался,/ явился еси столп непоколебим от вражиих нападений./ Тем зовем ти:/ радуйся, отче Иоанне, светило пресветлое.    

Liubov

Liubov

 

Крестный ход из Оптиной

В утешение  всем кто не смог попасть на Крестный ход с Калужской иконой Божией Матери из Оптиной в кафедральный собор г.Козельска 28.10.18 благословение Матери Божией https://youtu.be/H77DhzFAqsM 

LarisaFot

LarisaFot

 

Канделябр.

Большие ребята рассказывали. На камин ставили. Никто не нарушал.  https://elitsy.ru/communities/83799/1756249/ Снятые моменты (для беседы - АРГУМЕНТЫ).     Терпение рыболова тренировано. Без труда не вытащишь рыбку из пруда.    Опора - человек. Это ИЛЛЮЗИЯ.    Человек по природе своей слаб. Зависим от окружающей (К примеру КОРПОРАТИВНОЙ) среды. Можно - ТЕМУ   "Параллельные миры".    Из написанного. Елицы продолжать ... Смогу продолжу ... https://domodpovsch.edumsko.ru/uploads/2000/1519/section/81541/Mashukova.png?1466489839836     Выбранные за прожитое время. Люди. Не ошибся - в выборе. Это радует. Правильный выбор.   Опоры прогибаются уступая силе.      Интернет - не работает.  написано 10.10.2018    11:30 Смогу ли отправить - не знаю.  

Валера Иньков

Валера Иньков

 

Вера и верность

В марте 1974 года, через 29 лет после выхода Японии из войны, на одном из Филиппинских островов закончил свою войну один из японских воинов — подпоручик Онода. В конце 44-го он получил задание от майора Танигути и приказ воевать до тех пор, пока лично Танигути не даст команду «отбой». Дальнейшие события превосходят всякую фантазию.   В 1946 году по чащобам острова Лубанг (место происходящих событий) в сопровождении американских солдат ходит японец с мегафоном и оглашает джунгли вестью о капитуляции Японии. На его призыв сложить оружие из леса выходят разрозненные группы японских солдат. Оноды с подчинёнными среди них нет.   Его группа редеет. Один солдат сдаётся в плен в 1951-м. Через три года в перестрелке погибает второй. Ещё через восемнадцать (!) лет погибает последний соратник Оноды. Но подпоручик продолжает выполнять приказ. Одна за другой остров посещают делегации из Японии. В их составе родственники Оноды — отец и брат. Отец выкрикивает строки хайку:   Сколько воспоминаний
Вы разбудили в душе моей,
О вишни старого сада!   Сын слышит голос отца, но приказ выполнять не перестаёт. Наконец к воюющему подпоручику приезжает его непосредственный командир. Среди филиппинских джунглей стоящему навытяжку с винтовкой у ноги Оноде майор в отставке Танигути отдал приказ об отмене боевого задания. Война для Оноды закончилась.   Вот уникальный пример верности долгу, присяге, императору. Думаю, что если бы Онода был христианин и ему случилось бы попасть в руки мучителей, требующих отречения от Господа, то Церковь имела бы в святцах ещё одно имя — мученик Онода. Верность и твёрдость в одном неизбежно проявились бы и в других областях жизни.   *** Как правило, говоря о верности, мы касаемся одной из нескольких основных тем. Это верность Богу, верность в браке и верность Родине. Все три типа верности очень связаны между собой. Причём верность религиозная является как бы связующим звеном между двумя другими. Это потому, что верность Родине чаще всего имеет религиозное измерение. Это любовь к святыням алтарей, к «отеческим гробам», к священной истории своей страны и готовность за всё это умереть.   С другой стороны, верность семейная насквозь мистична и является прямым подобием верности Богу. У пророка Осии кланяющиеся идолам евреи уподоблены блудливой женщине, которую любит муж и которая, однако, постоянно изменяет ему. И апостол Павел уподобляет глубину отношений супругов отношениям Христа и Церкви.   Так что получается, в центре понятия верности расположены Бог и человек в своём взаимном отношении друг к другу. Затем, вблизи этой сердцевины находятся верность супружеская и гражданская. Далее идут верность сказанному слову, взятым обязательствам и прочие виды верности, плавно перетекающие в то, что мы называем честностью, надёжностью, порядочностью.   *** Чем выше дерево, тем глубже и мощнее его корень. Говорят, что дерево внизу столь же глубоко в корнях, сколь высоко оно на поверхности поднимается стволом и ветвями. Должен быть корень и у верности. Это религиозное и нравственное воспитание. У поручика Оноды и многих подобных ему таким корнем был и остаётся дух бусидо — моральный кодекс самураев, ставший одной из основ японской культурной традиции. Очевидно, что у нас должны быть свои корни, дающие подобные плоды. Это — вера в Бога. Самый грубый слух не может не улавливать корневую связь между двумя этими понятиями — вера и верность. Я слышал однажды от одного глубоко образованного человека, что в древней иудейской традиции верующим называли не того, кто верит, что Бог есть.   Подобное «разрешение» Богу «быть» ещё ничего не означает. На подобную «веру», как говорит апостол Иаков, способны даже бесы. Верующий человек означает человека верного, человека, через исполнение заповедей доказывающего свою преданность Господу. Отсюда несокрушимая твёрдость трёх отроков в Вавилоне. Отсюда же мужество Соломонии и её семи сыновей, чья мученическая смерть описывается в книгах Маккавейских.   Только Бог абсолютно верен Самому Себе и всему, что Он сказал. Человек всегда стремится к высшим степеням верности и других добродетелей. Таким образом, воспитание верности — это путь уподобления Богу. И подобно самой длинной дороге, начинающейся с первого шага, воспитание верности начинается с малого. Если ты сказал «я сделаю», значит, нужно сделать. Если ты сказал «приду в восемь», приди без пяти восемь, но никак не в полдевятого. Верность, как выносливость, воспитывается, тренируется. Говорят, купеческое слово ценилось больше любых гербовых бумаг с печатями.   *** В наше время людей больше всего волнует верность семейная, супружеская. Ещё бы! Вера в Бога считается делом частным и весьма отвлечённым. Тема Родины размывается с каждым годом, и что-то, а может, кто-то, стремится превратить человека в аморфного жителя Земли без гимна и флага, и, конечно, без чести и совести. Лишь бы с хорошим уровнем дохода. Остаётся семья, остаются сложности взаимоотношений. Это ещё печёт, и боль этой темы хороша. Она доказывает то, что человек жив. Если и эта тема его трогать перестанет, если безразличие распространится и на эту сферу жизни, то значит, человека пора закапывать. Он уже умер.   Страдая любовью к повторениям, скажу ещё раз: без верности Богу верность в личных отношениях — это всего лишь сентиментальная мечта или редчайшее исключение.   Но как её в себе развить, воспитать, вырастить?   Думаю, нужно носить в душе правильные мысли. «В мире нет женщин, кроме моей жены». «В мире нет мужчин, кроме моего мужа». «Я не должен (не должна) этого делать. Господи, помоги мне!» Чем это не броня? Мыслящий подобным образом человек похож на рыцаря, одетого в доспехи.   Слово «блудить» означает не просто телесные действия известного рода. «Блудящий» человек — это человек «блуждающий». Он, как неприкаянный, бродит туда и сюда, он не нашёл ни себя, ни своего места в жизни. Во время этого броуновского, то есть бесцельного, движения он входит в соприкосновение и временный контакт с такими же приблудами, как он сам. Человеку же нужен якорь. Нужна ясная голова и твёрдая почва под ногами.   *** И верность Богу, и верность человеческая испытываются. То есть искушаются. Взрослая вера — это «Осанна», прошедшая сквозь горнило страшных сомнений. И глубокие, верные отношения — это две жизни, огнём испытаний сплавленные воедино. К этому нужно готовиться.   Если воин идёт на битву, то ему нельзя слушать жалостливые или похотливые песни. Его дух нельзя расслаблять. Пусть только удары меча о щит и мужественные звуки военных песен доходят до его слуха. Жизнь — это тоже битва, и горе тому, кто войдёт в её гущу в соломенной шляпе и тапках на босу ногу.   Отнимите у человека семью, веру, Родину. Что от него останется? Нечто странное, имеющее вид человека. Нечто похожее на стоящий в витрине манекен. Можно натягивать на него любые рубашки и пиджаки — он не согреет их своим телом, не передаст им свой запах. У него нет ни тепла, ни запаха. В редкие минуты, когда он захочет пооткровенничать, вы можете услышать горький рассказ о том, как у него украли веру, отобрали Родину и как разрушили его семью. Сострадайте ему и жалейте его, но знайте, что это лишь малая часть правды. На самом деле он сам потерял веру, сам покинул Родину и сам развалил семью. И всё потому, что был он самовлюблён и суетен, поверхностен и невнимателен. И ещё — он не был верен. Ни Символу веры, ни воинской присяге, ни брачной клятве у алтаря.   Простите меня те, кто искал в моих словах о верности конкретных советов и рекомендаций и не нашёл их. Я и сам хотел бы знать больше об этом священном предмете. Но вытащить из шляпы зайца, которого ты туда не положил, не сможет даже самый великий фокусник. Мне, как и вам, ещё предстоит долго учиться и самовоспитываться, чтобы достичь цели и насладиться плодами великой добродетели — верности.   Богу, семье, Родине. Протоиерей Андрей Ткачев Источник: Отрок.ua 9 октября 2008 г.   Источник:http://www.pravoslavie.ru/37034.html     Вера и Верность. Прот.Андрей Ткачёв (03.02.2017г.).. о.Андрей. Проповедь на вечернем Богослужении 03.02.2017г. .     tvsoyuz Опубликовано: 15 дек. 2014 г.   В Москве состоялась XXII церемония вручения общественной награды — Международной премии святого всехвального апостола Андрея Первозванного «Вера и верность». ***     Анна Неркаги удостоена премии Фонда Андрея Первозванного «Вера и верность»

Liubov

Liubov

 

Забьют - сказал тренер ... Забьют. Спаси Господи!

Сняли швы сегодня. К Машуковой Ирине Юрьевне зашел. - Три пять минут. Сказала. Спешу. - Хорошо.  Согласился. Посмотреть просто. Освежить в памяти. Годы прошли.   Телефон в руке. Не снимал - добро не получив. https://domodpovsch.edumsko.ru/activity/psychology/post/21978  Сбивчиво описав происходяшее.  Сказал все. Выпалив.     Живым останусь.  Гласное рассмотрение.    Вы умчались. "Фоткнул" силуэт. приложить попробую ...  Здесь необходимы навыки.    ТРЕНАЖЕР     -  -  -  НЕОБХОДИМ      отрабатывать навыки, приемы. ТЕХНИЧЕСКИЕ. Тем более оперативный РЕПОРТАЖ. Дубля не будут. Спаси Господи!    Семь суток прошло. Пока улеглись эмоции.       Осталось фото красивого белого Subaru. Ровно 300 в номере. 4 снимка в динамике.   Понимая "Контакт" ускользает\уходит\ушел отчаяние, что делать? Три - четыре раза спуск ,1 - 2 секунды у меня было.  Водите уверено. Красиво. - Не "Блондинка за рулем".  - ВЫ не ПЕРВОЕ лицо? К ручкам ножкам ниточки привязаны? ------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------ 18.09.2018      11:23 Время отстает на 7 дней  и примерно 12 часов. (Вероятно мой косяк. Но нет дыма без огня. Елицы не войду в избранное. И "Моя страница". Пишу поэтому здесь.   Непонятно.  Компьютер - СВЯЗЬ НЕ ИСПРАВНА. При проверках простых. Это очевидно. Диалог на эту тему ... Хотите?   Машукова И.Ю.  не звонит. ------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------ 18.09.2018         12:00     На душе неспокойно. Корпоратив "НЕТ СОВЕСТИ"  ...  игра БЕЗ ПРАВИЛ.  ------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------- 18.09.2018      Примерно к 18:00 Приехал в "Квартал". (Сюда весело нас послали в с салоне связи на Авиационной ...) Юрий Иванович подъехал через час. (Получал багажник к велосипеду). Послали нас. По ВЕСЕЛОМУ КРУГУ. ------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------- 19.09.2018         9:33 В Елицы скопирую. В: Стихи и Проза.  Стена. Дневник. №7. Права человека. Машукова И.Ю.   Видео не получается вставить. Синхронизация девайсов - ??? https://imperiya.by/video/LmsUj_vGso4/prervannyiy-polt-vvyisotskiy.html ---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------- 20 сентября.      4:56  К 17 часам подошел к МФЦ.    Юра подъехал немного позже. 6 Этаж (трое суток прошло). Фото в Елицы. пробовать буду. Привязав к посту\(ам).     Веселая ПЕТЕЛИНКА. Добрые красивые молодые. Не ИНВАЛИДЫ. "Шаркнув" ножкой. Зернышко клюнув. А, че напрягаться? Все так делают! ПЕТЕЛИНКА            - Виктория помните момент рождения этого слова\фразы? Обстоятельства? - Это в ИНТЕРНЕТЕ. Тормошу ВАС. Эта ЖИЗНЬ бурлит вокруг ВАС.   ДИАЛОГ https://elitsy.ru/profile/150790/album/742421/  НАЧНЕМ? С социальной службой связан крепко. Дружба со всеми.           По веселому КРУГУ. Гоняют. Инвалидов уже двоих.  Все повторилось ...    Профессионалы. ПРИ ВЛАСТИ. САМА ВЛАСТЬ. Время перемен. "БАРАХОЛЯТ". Вспомните ВЛАСТЕЛИНУ. Пирамиду финансовую.   МЕЛКАЯ сошка. Салоны связи (Снято! Никому нет дела. Эльдорадо!(Снято!)). Мелочь тырят. Со счетов телефонов. (Помножь на число абонентов !!! На ГОДЫ!) Уже не МЕЛОЧЬ. Кто из них вырастет? ...    РЫЛЬЦЕ в "ПУШКУ". Кто контролировать должен. Камеры, десятки! А если спецы скажут?( сотни, тысячи! Вспомните скандал в посольстве - вкропление на этапе строительства!  Подслушивающих - подглядывающих устройств\ систем.  Не дав "Раскрыть рот". Подписывают на карточки, счета. Услуги.     БАНАНЫ в ушах.    ГРАБЯТ когда тебя. Доводят до СМЕРТИ. ГЛАСНО!  Кислород перекрывают! ЧЕТЫРЕ месяца! ГЛАСНО. А ВИКА не читает. А Распопова ДУМАТЬ не хочет. Все "Зернышком" заняты. Клюнув. Ножкой. Шарк ... И по кругу. Для ПЕТЕЛИНКИ алгоритм  простой.    НЕ "работают" ГосУСЛУГИ !  Это признак "Взлома". Вмешательства внешнего!  А в "ПЕТЕЛИНКА".  Курочки (И юноши в роли "КУРОЧЕК". (Снято! ПРЯЧУТ! Не дают выложить! Не СНИМАЙТЕ грозят. Полицию вызову - пугают ...   ПЯТЬ лет ГОНЯЮТ по КРУГУ !   ГО ДОМОДЕДОВО !   РАБОТНИКИ ПРОКУРАТУРЫ. В упор не видят (Свою работу. Контроль за полицией. А не КРЫШЕВАНИЕ "рыльце в пушку" ...)   МАШУКОВА И.Ю. ПРАВА ЧЕЛОВЕКА. ГО ДОМОДЕДОВО. На Ваших глазах приговорили. И цинично ГЛАСНО "исполняют". А ВЫ не ВИДИТЕ!!!  -----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------   23.09.2018        15:55  Общая черта - не борись ... Стена! ...  Снять это?    Попрошу снять меня на фоне  - "Я люблю ДОМОДЕДОВО".      Реальная. Короткая ясная ЦЕЛЬ !      ЛУЧШИМ ЛЮДЯМ АДРЕСОВАННАЯ:       - БОКС снятый выложить!    - Воскресная школа.     Видео разобравшись.      Выложить.  ________________________________________  30.09.18.            8:17  Встретил Алексея  П. Он шел с Валерием Григоричем К.  У Ветерана. (Фото. Хороший магазин.)   2 - 3 Слова.  Мощный обмен информацией. Да ...   Хороший сегодня день. Емкий. ———————————————————— 4.10.2018.          10:00 Связь! ---------------------------------------------------------- https://elitsy.ru/communities/83799/1756249/   Спаси Господи! 

Валера Иньков

Валера Иньков

 

Дар маме...

В память о маме в День ее Рождения!  Еще не настал этот день, а мысленно, уже к нему готовишься, как вспомнить о маме в день ее рождения?.., когда ее уже нет рядом. Вспоминаешь каждый день ее жизни: сколько доброты и любви от нее исходило, сколько без сонных ночей она проводила, когда был в болезни или нуждался в ее утешении. Сколько часов каждый день она проводила в слезах перед ликами святых, прося о их помощи ее непутевому сыну, сколько?.. Сам Господь ведает: "за тепле приносимыя  ею о мне моления пред Тобою и за все дары, ею испрошенные мне от Тебе".  Всей жизни не хватит что бы сказать своей маме - СПАСИБО мама! Каждый день все ближе наступает ее День Рождения, молюсь о том что бы ни какая хворь или иная напасть не помешала мне пойти в этот день и помянуть ее на Литургии и пусть там, без кровная, приносимая жертва Богу будет ей этим Святым Даром в Царствие Небесное! Каждая вынутая из святой просфоры частица будет вопиять ко Господу о помилование ее души, это будет моим святым подарком маме в День ее Рождения, Царствие Небесное тебе мамочка моя родная!   Отрывок из молитвы:   

Георгиев

Георгиев

 

Иду на Вы.

3.09.2018    7:52 Открыл созревшую Тему.  http://www.bibliotekar.ru/encSlov/9/76.htm Госуслуги недоступны мне.    АДМИНИСТРАЦИЯ г ДОМОДЕДОВО возьмите на КОНТРОЛЬ. Пытаясь распутать снимал видео. Нахально СВЯЗЬ. Оплаченная блокируется.    Начинают подобное "Чехарда с паролями". При освоении интернета.  Прячут  снятое мной видео.  Конкретно С Юрием Иванычем П. Прийдя в салон связи! Описывал в Елицы. Накопленное мне трудно удержать. Это не честно. Явление это "Кнур". Описано.  Береги одежку с нова а честь с молоду.   https://plus.google.com/102988872036190008852 Размещу.  Приучили.  Буду пробовать. Охват аудитории надо расширять. https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=455585661601968&id=100014516132526&__xts__[0]=68.ARBf7qu2gB-b8aYMhIRr95bAflbHucGWJw5IHfGmbQ6rTz0J_Ha2dvi86oDB1C5vXKevHxNX-s254pGRntlgzdnUzibmuECjSXsRdTVo_NEGjGcp11oC5pLj8mbzu6Z6gUGbRDc_ncaHcT_DgA_epHy-GWcxRWJGOh-klxO5Q8iNR00kWjro&__tn__=-R     https://plus.google.com/collection/s6nSNE https://vk.com/wall435747838_15 https://ok.ru/dk?cmd=PopLayerPhoto&st.layer.cmd=PopLayerPhotoOuter&st.layer.type=FRIEND&st.layer.revNav=off&st.layer.limitedUi=false&st.layer.closeLayers=off&st.layer.showNav=off&st.layer.epm=off&st.layer.photoId=858535415617&st.layer.opl=off&st.layer.navStartPhotoId=858535415617&st.layer.sbd=off&st.cmd=userPage  Третьи сутки (Сентябрь 1.2. Инет=Полностью не работал). При попытке войти в Елицы. ! и текст Warning The parameter app_id is required Елицы вход не доступен.  Не ПАНИКА но. Разумная страховка. Понимая. Жизнь висит на волоске. МНЕ СТРАШНО! (Обобрав. На виду у ВСЕХ доводят до смерти). Не фиксируют. Права НАРУШЕНЫ.    МАШУКОВА ИРИНА ЮРЬЕВНА это персонально для Вас. Вы в курсе! Стена. Для Вас написана. УСЛЫШЬТЕ. Выньте кляп!    Это в Елицы перенесу. Заработает когда. "Кнур" барахолит. Не считаясь с жизнями людей ...(В Стена. Описано, надо добавим)        3.09.2018   20:05 В Елицы войти не могу.   Душу — Богу, сердце — даме, Жизнь — Государю, честь — никому!      6.09.2018    15:25 Четверг. Спаси Господи!     Сегодня обострилась грыжа. Выход "Петли". Горит. При попытке повернуться. Дотронуться остро болезненно.   Не знаю что делать.  Писать мучительно. Еда. До пенсии дотяну.   Связь оплачивать дальше не буду. Смысл?  Не знаю что делать. Симптомы температуры.  В области грыжи "Горит". ....................................... Звоню 112        16:14  

Валера Иньков

Валера Иньков

 

Притча о вразумление через сон

Некий человек считал, что он в широком смысле определения гордыня не является ее рабом, но, к сожалению, он забыл, гордыня, как куст, имеет разные отростки грехов, происходящие от одного корня гордыни. Видит как - то этот человек сон: Будто бы он едет на длинной телеге, вокруг старухи умастились, где кто, а напротив него сидел знакомый ему священник, которого он много раз хотел увидеть вживую и расспросить по ряду вопросов. Тот священник что – то из духовного рассказывал старухам, которые, даже не слушали его, а он, все рассказывал, да так оживленно, словно вокруг него внимательные и благодарные слушатели, но, увы. Старушкам его слова и не были слышны, сидели каждая о своем, или, и во все, потупив взгляд, мыслью были, где то не со словами священника. Тут этот человек заметил, что ему скоро спрыгивать с телеги, а свои вопросы он так священнику и не задал. Пробравшись по ближе к священнику он стал спрашивать его о своих вопросах, но тут народ стал слазить с телеги из – за этого толком не давали задать свой вопрос. Вот, уже выбравшись из телеги, человек увидел, что и священник так же слез из нее на дорогу, казалось бы, появилась спокойная возможность для своих вопросов. Он подошел к священнику и стал его спрашивать, а священник, словно не обращает на него внимания, да и другие стали к нему подходить с вопросами. Так человек стоял, ждал своей возможности, но постоянно кто – то мешал, а священник видел, что тот ждет и давно, но все ни как не желал подходить к нему и лишь хитро улыбался, попеременно с хитринкой в глазах поглядывал на незадачливого человека с вопросами. В конец, этому человеку надоело терпеть, такое отношение к себе и раздосадованный махнул рукой и стал удаляться от священника по своим делам. Тут, его священник снова позвал с готовностью его выслушать, но, этот человек, так был раздосадован, что не было желания спрашивать. Недовольно бормоча себе под нос, снова махнул рукой и стал уходить, а священник с доброй усмешкой и хитринкой в глазах с добротой возгласил уходящему - смешной вы человек!.. куда же вы?.., спрашивайте, но, человек тот, уже не слышал его… Проснулся человек поутру и понял, что он, зря считал, что он не горделив, что бы не забыть, сразу все записал, что ранее считал не свойственный для себя грех и попутно вспомнил и о других грехах, в которых считал себя не повинным. В чем человек в последствие раскаялся на исповеди!    

Георгиев

Георгиев

 

Успение Пресвятой Богородицы

Успение Богоматери. Икона. Начало XIII в., Новгород. Государственная Третьяковская галерея, Москва.   Успение Пресвятой Богородиц Событие праздника и его эортологическая динамика   В Евангелии ничего не сказано о земной жизни Богоматери после Вознесения Спасителя. Сведения о Ее последних днях сохранило церковное предание, в частности такие пространные апокрифические сказания, как «Слово Иоанна Богослова на Успение Богородицы», «Слово Иоанна, архиепископа Солунского», а также древнейшее праздничное слово на Успение Иерусалимского патриарха Модеста († 632), слова преподобного Андрея Критского, Константинопольского патриарха Германа и три слова преподобного Иоанна Дамаскина. Все эти источники датируются VIII веком.   Источник и продолжение: http://www.pravoslavie.ru/31719.html     Почему в христианском мире Успение Пресвятой Богородицы, то есть день Ее смерти, принято отмечать, как великий церковный праздник? Понять духовный смысл одного из важнейших событий церковного года поможет митрополит Иларион (Алфеев). В своем авторском фильме владыка расскажет о том, как принято праздновать Успение в Иерусалиме, на греческом острове Тинос и в испанском городе Эльче. Чем отличается православное Успение от католического праздника Взятия Девы Марии на небо? И почему испанцы считают этот день едва ли не самым важным в году? Фильм митрополита Илариона (Алфеева) Студия "НЕОФИТ" по заказу благотворительного фонда имени Григория Богослова 2014     13. Успение Пресвятой Богородицы.     Праздник Успение Пресвятой Богородицы О почитании святых     Проповедь в праздник Успения Пресвятой Богородицы 28 августа 2012 года, в праздник Успения Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил Божественную литургию в Патриаршем Успенском соборе Московского Кремля.     Проповедь под праздник Успения Пресвятой Богородицы Проповедь протоиерея Димитрия Смирнова под праздник Успения Пресвятой Богородицы в храме Успения Пресвятой Богородицы в селе Мышкино Можайского района Московской области, 27 августа 2016 года.     «Акафист Успению Пречистыя Владычицы Богородицы и Приснодевы Марии» Киево Печерская Лавра 2001г ♫ Исполняет хор Киево-Печерской Лавры под управлением диакона Дмитрия Болгарского. Чин Акафиста служится в Киево-Печерской Лавре по средам, если нет большого праздника. Акафист исполняется нараспев, поют два клироса.   Перечень песнопений: Диск №1 1. Царю Небесный 2. Трисвятое по Отче наш 3. Покаянные тропари 4. Верую 5. Стихиры (подобен «О дивное чудо») 6. Бог Господь. Тропарь Успения 7-8. Канон. Песнь 1-3 9. Спаси от бед 10. Помилуй нас, Боже. Ектения Сугубая 11. Канон. Песнь 4 12-13. Песнь 5-6 14. Ектения малая 15-41. Акафист 42. Кондак Успения «В молитвах неусыпающую» (трио) 43. Царице моя Преблагая   Диск №2 1:08:50 1. Прокимен 2. Опевы Евангелия 3. Слава … Отче, Слове и Душе… 4. Егда преставление 5. Спаси, Боже, люди Твоя 6-9. Канон. Песнь 7-9. 10. Достойно есть 11. Ектения малая 12. Светилен «Апостоли от конец…» 13. Стихиры на Хвалитех 14. Слава, глас 6 «На безсмертное Твое Успение…» 15. Помилуй нас Боже. Ектения сугубая 16. Отпуст 17. Величание Общее время звучания: 1-я часть 68.49, 2-я часть 40.35

Liubov

Liubov

 

Детство...

Ранее утро... часов шесть.. Лето! Солнце светит в окно! Сладкое пробуждение... Слышу, бабушка уже суетиться на кухне. Пахнет пирогами и жареной картошкой. Она то и дело заглядывает в спальню, проверяет не проснулась ли я. И когда замечает, что уже просыпаюсь, она радостно приглашает пить чай! Столько любви и заботы было в ее глазах в этот момент. Я окончательно просыпаюсь и мы с бабушкой садимся за стол. Пироги, жаренная картошка - только у бабушки была самая вкусная жаренная картошка, сладкий чай и домашняя сметана. Мы сидим и обе наслаждаемся этим моментом. И это самое лучшее воспоминание из моей юности. 

ЮлияМих

ЮлияМих

  • Статистика блогов

    • Всего блогов
      202
    • Всего записей
      3 239
  • Комментарии блога

    • О душевном мире, неудачах, смысле жизни и молитве Из беседы со студентами Университета Кипра     Митрополит Лимассольский Афанасий     Молитва – отдых для души   Прекрасный отдых для человека, дорогие мои, – посвятить пусть и немного времени в своей жизни молитве. Если после изнурительного дня ей будет посвящено немного времени и человек освободит себя, чтобы приобщиться Духу Божию, Духу Святому, который есть в Церкви, щедрому и изобильному, тогда он действительно полноценно отдохнет. Ведь отдых – это не когда мы долго спим или совершаем разные путешествия. И это тоже, конечно, отдых для тела. Но отдых для души, духовный отдых, гораздо важнее и значительнее. Человек по-настоящему отдыхает, когда научится живой связи с Богом.   Я говорю это, потому что каждый замечает, сколь дивный покой обретает дух человека во время святых богослужений Церкви (как было на молебном каноне ко Пресвятой Богородице, который мы с вами пропели). Насколько эти священные тропари, сочиненные святыми, имевшими опыт познания Святого Духа и присутствия Божия в своем сердце и выразившими именно этот опыт в церковной музыке, тропарях, песнопениях, помогают духу человека взойти к Богу и приобщиться Духу Святому. Его же дарует Господь ищущим и жаждущим Его. Всё это дает нам верное ощущение присутствия Божия, отдохновения, верное ощущение, если можно так выразиться, увеселения, развлечения. Я абсолютно уверен в том, что от одной настоящей молитвы, от одной службы, от одного священнодействия в храмовом пространстве ты отдохнешь так, как невозможно отдохнуть в лучших развлекательных центрах, куда ходят люди, – они покидают их еще более уставшими, чем пришли, более нервозными. Порой они так возбуждены, что один убивает другого.   И странно слышать, когда кто-то говорит: ну уж сегодня, когда можно и ночи проводить в развлекательных центрах, люди должны бы быть спокойными, радостными, улыбчивыми всякий день. Да, они лишь только встанут с постели, нажимают кнопку, включают радио, начинается шум и гам, они давай подпевать, и так с самого утра, как проснутся, уже на взводе! Иногда ни свет ни заря мы спускаемся на машине из монастыря и видим, как по малейшему поводу они кричат, задирают друг друга, ругаются, вот-вот подерутся. И ты спрашиваешь себя: что с ними случилось? еще ведь только утро… ну, в конце концов, был бы вечер… А то раннее утро, семь часов, они еще не продрали глаз, а уже на нервах. Где они были? Они, возможно, всю ночь провели в развлекательных заведениях, откуда ушли поистратившись, так что вернулись домой в еще худшем состоянии, чем были накануне! Входит человек, выходит ангел   В Церкви такого не бывает. «Церковь, – говорит в прекрасном слове святой Иоанн Златоуст, – …ты хочешь узнать, что есть Церковь и в чем ее чудо? Это очень просто. Оглянись вокруг себя или зайди в церковь – и ты увидишь, что церковь – это такое место, куда входит волк, а выходит ягненок. Ты входишь в церковь волком, а выходишь ягненком. Входишь разбойником, а выходишь преподобным, входишь разъяренным, а выходишь кротким, входишь грешником, плотским, а выходишь духовным, входишь человеком, а выходишь ангелом». И поправляет себя: «Что я говорю: ангелом?! Разве только ангелом? Ты входишь человеком, а выходишь богом по благодати!» Вот что такое Церковь.   И действительно, это неоспоримый факт: человек в церковном пространстве, в атмосфере песнопений и молитв обретает безмятежный покой. Потому что, как вы знаете, в Православной Церкви есть великие службы, и она, прежде всего, Церковь Богослужебная, и весь «терапевтический курс», которым она воздействует на человека, души людей, – это курс лечения богослужением. Я вспоминаю, как на Святую Гору (и вообще я замечал это на протяжении всей моей монашеской жизни) приходили жить в монастырь люди. Какие они были дикие на вид! На их лицах отражалось их внутреннее одичание – дикий нрав, дикий взгляд… После того, как они проводили день-два на Святой Горе, в монастыре, посещали службы, то потихонечку на их лицах вырисовывались сладость и кротость благодати Божией. И несмотря на то, что они были просто паломниками, Дух Божий всё равно воздействовал на них, они успокаивались и стяжевали подлинное умиротворение.   А многие говорили: мы едем на Святую Гору, в монастырь, и даже если мы не получим особой пользы, то по крайней мере выспимся на славу, так прекрасно спится в монастыре, как нигде больше за его стенами, а то мы не можем ни покоя найти, ни чего другого. И не потому, что в монастыре тишина. В миру тоже у них была тишина. Но потому, что в монастыре был покой, покой духовный. Этот контраст был столь резким, что его можно было заметить невооруженным взглядом. Иногда я забавлялся над ними (некоторые из них думали, что все мы на Святой Горе имеем дар прозорливости и лишь посмотрим на человека, видим его насквозь)! Но это могли святые – а кто такие мы?! И вот как-то раз пришли, наверное, 25 человек. Я говорю им: «Хотите, я сейчас вам скажу, кто из вас пришел впервые, а кто уже бывал здесь?» Они говорят: «Да, отче, скажи нам». Я посмотрел на их лица – и правда, по ним сразу можно было определить тех, кто на Святой Горе не впервые, они имели другие лица в сравнении с остальными. И я сказал: «Вот ты, ты, ты, ты, ты уже был». И оказался прав, всё угадал! И так приобщился славе прозорливца! (Смех.) Хотя был как те факиры, что в реальности шарлатаны!   Бог – надежная опора в жизни   Поэтому научиться молитве есть благословение Божие! Поэтому вам нужно научиться молиться, дорогие мои, ведь в вашей повседневной жизни, как ни крути, вы встречаете множество трудностей и разочарований, многие находятся в тупике. По крайней мере, из своего непродолжительного общения с вами я вижу, что у вас есть немало безвыходных ситуаций, проблем, вопросов, сильная тревога. И даже мрак, который порой проникает в юношескую душу, и человек не знает тогда, ни кто он сам, ни что он делает, ни куда идет, ни чего хочет – не знает ничего. Это все излечивается, когда человек начнет молиться. Когда человек начнет молиться, он получает силу от молитвы. Молитва есть свет, потому что Сам Бог есть свет. И свет Бога начинает постепенно растворять духовную тьму. А если иногда мрак упорствует в душе человека, это происходит потому, что добрый Бог, как врач, желает исцелить душу смирением, научить человека смиряться. И нам необходимо научиться получать эту силу, чтобы переплыть море нашей жизни и преодолеть трудности, имея надежную опору.   Другие опоры, которые существуют сегодня: нашего здравого смысла, наших денег, нашего здоровья, нашей силы, другого человека, нашего ближнего, нашего друга, нашей подруги, нашей супруги и т.д., – это опоры, которые тоже хороши, но они не надежны, потому что подвержены разрушению и изменению. Изменяются люди, изменяется окружающий нас мир из-за тех или иных событий, из-за тех или иных обстоятельств. Единственная надежная опора, неизменная опора, есть вера в Бога. Бог не меняется никогда. Он не теряется, не изменяется, не разочаровывает человека, никогда не предает его. Бог не оставляет Свои деяния незавершенными и наполовину сделанными, но доводит их до конца, потому что Бог Сам совершенен! Так часто, когда вы сталкиваетесь с неудачами, особенно сейчас, когда вы учитесь, с неудачами на экзаменах, на занятиях, вам нужно научиться этой силе молитвы, чтобы быть выше неудач, подобно самолету, который летит над облаками во время грозы. Он взмывает ввысь, и ему ничего не страшно; гроза бушует, но она не достигает той высоты, где он летит, потому что у него есть «сила», которая позволяет ему преодолевать подобные ситуации.   Пожелай мне неудачи!   И тем более в Церкви Бог дает силу не только для того, чтобы преодолевать наши неудачи, но и для того, чтобы извлекать из этих неудач духовную пользу. И порой неудача становится лучшей из удач! Потому что имеет такие благотворные воздействия на душу человека, на его личность в целом, которые зачастую человеку необходимы. Я могу сказать, что крайне необходимо научиться переживать неудачи. Неудачи очень важны для человека. Нам повсюду желают «доброй удачи», а нужно, чтобы хотя бы иногда нам желали «доброй неудачи», чтобы мы знали, что нам нужно готовиться к неудачам, а не привыкать к тому, что всё должно быть так, как мы того хотим. И лишь возникает малейшее препятствие, бежим к психологам и психиатрам, наша голова забита тем, что у нас «психологические проблемы». Голова наша забита «психологическими проблемами», наш карман – пилюлями, а карман психолога – деньгами. «45 минут стоят 15 лир», – говорит он вам! Вы знаете, некоторые психологи меня недолюбливают, потому что я увел у них клиентов! (Смех.) Когда я услышал об этом, то сам удивился – позавчера мне рассказал один психолог о разговоре, бывшем в его профессиональном кругу о том, что некоторые из-за меня потеряли клиентов. Но это действительно драматическая ситуация: человек, утопающий в своих проблемах, приходит к врачу, а тот смотрит на часы. И как только истекут 45 минут, говорит: «Смотри (а тот, бедняга, исповедует ему свою жизнь), хочешь, перейдем на второй час? Посчитай, а иначе оставайся в своей бездне и приходи в другой раз!» Несмотря на все это, мы часто обращаемся к психологам. А есть ли в этом необходимость и какая именно? Люди платят за то, чтобы поговорить, они платят за то, чтобы их выслушали. Вы представляете, до чего мы докатились. То есть в сколь трудной ситуации находятся люди, что они идут на это! А всё потому, что потеряли общение с Богом. Молитва показывает смысл жизни   Бог просит нас, побуждает нас, умоляет нас, принуждает нас, чтобы мы беседовали с Ним! Вы видите, что Он говорит? Просите, ищите, стучите в дверь – и вам откроют. Всё, что вы попросите, даст вам Бог. И если мы научимся молиться, тогда мы стяжаем мир в наших душах. И этот душевный мир есть та сила, которая не дает человеку утонуть. Так человек, который учится молиться, осознает и очень хорошо, в чем смысл его жизни. Он обретает смысл жизни, и в этом смысле есть место и для его неудач.   Митрополит Лимассольский Афанасий
      Перевела с греческого Александра Никифорова Беседа «Душевный мир, который дарует Церковь»: Η ηρεμία που προσφέρει η Εκκλησία // http://www.imlemesou.org 23 января 2014 г. Источник:http://www.pravoslavie.ru/67797.html
    • Как во время поста сохранить душевный мир?
    • Как сохранить душевный мир и живую молитву в условиях современной суеты   Душевная тревога происходит от диавола (старец Паисий Святогорец) Геронда, миряне, живущие духовной жизнью, устают на работе и, возвращаясь вечером домой, не имеют сил совершить Повечерие. А от этого они переживают.

      — Если они возвращаются домой поздно вечером и уставшие, то им никогда не нужно с душевной тревогой себя насиловать. Надо всегда с любочестием говорить себе: «Если ты не можешь прочесть Повечерие полностью, то прочитай половину или треть». И в следующий раз надо стараться не слишком утомляться днем. Должно подвизаться насколько возможно с любочестием и во всем полагаться на Бога. А Бог Свое дело сделает. Ум должен всегда быть близ Бога. Это самое лучшее делание из всех.

      — Геронда, а какую цену имеет в очах Божиих чрезмерная аскеза?

      — Если она совершается от любочестия, то радуется и сам человек, и Бог - о Своем любочестном чаде. Если человек утесняет себя от любви, то это источает мед в его сердце. Если же он утесняет себя от эгоизма, то это приносит ему мучение. Один человек, подвизавшийся с эгоизмом и утеснявший себя с душевным беспокойством, как-то сказал: «О, Христе мой! Врата, которые Ты соделал, слишком тесны! Я не могу через них пройти» Но если бы он подвизался смиренно, то эти врата не были бы для него тесными. Те, кто эгоистично подвизаются в постах, бдениях и прочих подвигах, мучают себя без духовной пользы, потому что бьют воздух, а не бесов. Вместо того чтобы отгонять от себя бесовские искушения, они принимают их все в большем количестве, и — как следствие — в своем подвижничестве встречают множество трудностей, чувствуют, как их душит внутреннее беспокойство. В то время как у тех людей, которые сильно подвизаются со многим смирением и со многим упованием на Бога, радуется сердце и окрыляется душа.

      В духовной жизни требуется внимание. Делая что-либо по тщеславию, духовные люди остаются с пустотой в душе. Их сердце не преисполняется, не становится окрыленным. Чем больше они увеличивают свое тщеславие, тем больше увеличивается и их внутренняя пустота, и тем больше они страдают. Там, где присутствует душевная тревога и отчаяние, — бесовская духовная жизнь. Не тревожьтесь душой ни по какому поводу. Душевная тревога происходит от диавола. Видя душевную тревогу, знайте, что там накрутил своим хвостом тангалашка. Диавол не идет нам поперек. Если человек к чему-то склонен, то и диавол подталкивает его в этом же направлении, чтобы его измотать и прельстить. Например, человека чуткого он делает чрезмерно чувствительным. Если подвижник расположен делать поклоны, то диавол тоже подталкивает его к поклонам, превышающим его силы. И если твои силы ограничены, то образуется сперва некая нервозность, потому что ты видишь, что твоих сил не хватает. Потом диавол приводит тебя в состояние душевной тревоги, с легким — вначале — чувством отчаяния, потом он усугубляет это состояние все больше и больше… Помню начало своего монашества. Одно время, как только я ложился спать, искуситель говорил мне: «Ты что же — спишь? Вставай! Столько людей страдают, стольким нужна помощь!».. Я поднимался и делал поклоны — сколько мог. Стоило мне опять лечь, как он опять начинал свое: «Люди страдают, а ты спишь? Вставай!» — и я опять поднимался. Я дошел до того, что как-то сказал: «Ах, как было бы хорошо, если бы у меня отнялись ноги! Тогда у меня была бы уважительная причина не делать поклоны». Один Великий Пост я, находясь в таком искушении, еле выдержал, потому что хотел утеснить себя больше своих сил.

      Если, подвизаясь, мы чувствуем душевную тревогу, то должно знать, что мы подвизаемся не по-Божьему. Бог — не тиран, чтобы нас душить. Каждому следует подвизаться с любочестием, в соответствии со своими силами. Надо возделывать в себе любочестие для того, чтобы возросла наша любовь к Богу. Тогда человека будет подталкивать к подвигу любочестие, и само его подвижничество, то есть поклоны, посты и подобное этому, будет не чем другим, как преизлиянием его любви. И тогда он с духовной отвагой будет идти вперед.

      Следовательно, не нужно подвизаться с болезненной схоластичностью, чтобы потом, отбиваясь от помыслов, задыхаться от душевной тревоги, нет — надо упростить свою борьбу и уповать на Христа, а не на себя самого. Христос — весь любовь, весь — доброта, весь — утешение. Он никогда не душит человека. Он в изобилии имеет духовный кислород — божественное утешение. Тонкое духовное делание — это одно, а болезненная схоластичность, которая от нерассудительного принуждения себя к внешнему подвигу душит человека душевной тревогой и разрывает его голову болью, - это совсем другое.

      — Геронда, а если человек по природе слишком много думает и его голову распирают многие мысли, то как ему следует относиться к той или иной проблеме, чтобы не выбиваться из сил?

      — Если человек ведет себя просто, то из сил он не выбивается. Но если примешивается хотя бы чуточку эгоизма, то, боясь сделать какую-нибудь ошибку, он напрягает себя и выбивается из сил. Да хотя бы и сделал он какую-нибудь ошибку — ну, поругают его маленечко, ничего страшного в этом нет. Такое состояние, о котором ты спрашиваешь, может быть оправдано, к примеру, для судьи, который, постоянно сталкиваясь с запутанными делами, боится, как бы не совершить неправедный суд и не стать причиной наказания неповинных людей. В духовной же жизни головная боль появляется в том случае, когда человек, занимая какое-то ответственное место, не знает, как ему поступить, потому что ему надо принять решение, которое кого-то в чем-то ущемит, а если его не принимать, то это будет несправедливо по отношению к другим людям. Совесть такого человека находится в постоянном напряжении. Вот так-то, сестра. А ты будь внимательна к тому, чтобы духовно трудиться — не умом, а сердцем, И без смиренного доверия Богу духовного делания не совершай. В противном случае ты будешь переживать, утомлять свою голову и душой чувствовать себя плохо. В душевном беспокойстве обычно кроется неверие, но можно испытывать такое состояние и по гордости.   Источник:https://azbyka.ru/znakomstva/blogs/0/60487
    • Неужели я нашел человека, который меня понимает? 
    • Все хорошо.) "Летят журавли" чем то перекликается с моим повествованием, есть что то схожее. Но, все же, отличия имеются. Совет или критика, если она конструктивная, почему бы и нет.., почитать, и взять на заметку, а почему бы и нет.)    Да, и по сути, своим повествованием попытался рассказать о монашестве не в романтичной прозе, а показать всю горькую, тяжкую жизнь монашества, а то, многие почитают романтические рассказы о монашестве и сломя голову идут в монастырь, а как романтизм в трудах и тяготах монашеского жития испаряется, сразу ропот, и не оправданные надежды. Сколько "романтических волн"  разбивается об реальные камни монолитных, гранитовых скал, от того, и происходят великие падения в неокрепших душах. Вот, поэтому, и попытался показать, насколько, это было возможно, реалии монашеского жития, в особенности в виду событий происходящих на укр.    Благодарю вас, что заинтересовались моим блогом!  
    • Я вспомнила фильм с Алексеем Баталовым "Летят журавли". И простите меня, влезла с советом)).
    • По моему, в концовке есть завершенность, возможно, не такая открытая, но все же она есть, ведь стоит учитывать художественный характер повествования. 
    • Что-то не достает в концовке.
    • Бесстрастное зачатие Игумен Киприан (Ященко) Источник: Журнал "Покров"   Святые Иоаким и Анна       Беседа главного редактора журнала «Покров», кандидата педагогических наук игумена Киприана (Ященко) Тема беседы – зачатие. Каким оно должно быть, чтобы родился духовно и физически здоровый ребенок? И какие действия будущих родителей, наоборот, могут искалечить человека еще в утробе матери, лишить Божия благословения его и весь род?   Не похоть, а послушание Богу С чего начинается человеческая жизнь? С какого момента? С зачатия. Зачатие – начало жизни: и наука и Церковь здесь едины, слава Богу. Развивается плод, ребеночка можно фотографировать. На ультразвуке видно, как он дышит, двигается, как пальчик в рот пытается засунуть.   У нас, к сожалению, приходят женщины, просят: «Батюшка, благословите сделать аборт». Я отвечаю так, как один из святых отвечал: «У тебя есть еще дети?» – «Да, еще есть сын». Говорю: «Вот ты его убей, а этого роди». – «Как это, взять своего родного сына и убить?!» – «А действие точно такое же. Ты будешь точно так же, как убийца, отвечать перед Богом». Ребенка зачали, и пошел отсчет, родители уже отвечают перед Богом за то, как ребеночек воспитывается. Есть ли примеры в Ветхом, в Новом Завете, каким было отношение праведников к зачатию ребенка? Родители Пресвятой Богородицы – Иоаким и Анна – молились перед Ее зачатием. Они отличались удивительным целомудрием, бесстрастием. Вот как пишет о них святой Паисий Афонский: «Святые Иоаким и Анна были самой бесстрастной супружеской парой из когда-либо существовавших. У них совершенно не было мирского мудрования. Именно так Бог сотворил человека. И Он хотел, чтобы люди рождались так же – бесстрастно. Но после грехопадения в отношениях между мужчиной и женщиной появилась страсть. И как только появилась бесстрастная супружеская пара – такая, каким сотворил человека Бог и каким по Его замыслу надлежало быть человеческому рождению, так родилась Пресвятая Богородица – это Чистое Создание, а впоследствии от Нее воплотился Христос. Помысл говорит мне, что Христос пришел бы на Землю и раньше – если бы раньше на Земле появилась чистая целомудренная супружеская пара, какой были святые Иоаким и Анна. Пресвятая Богородица была Всечистой, потому что Ее зачатие произошло без наслаждения. Святые Богоотцы горячо молились Богу о том, чтобы Он даровал им дитя. И после этой молитвы они сошлись как супруги – не по плотской похоти, но по послушанию Богу».   Источник и продолжение:http://www.pravoslavie.ru/sas/image/102473/247302.p.jpg
×