Jump to content
  1. Сообщество паломников и почитателей святой обители

    1. 3890
      posts
    2. Желающим поступить в монастырь

      В этом разделе обсуждаются вопросы тех, кто желает поступить в число братии обители

      1233
      posts
    3. Вопрос-ответ

      Здесь можно задавать вопросы

      9244
      posts
    4. 1438
      posts
  2. Общие вопросы

    1. Монашеская жизнь

      Здесь можно задать вопрос касающийся монашеской жизни или написать свои мысли о сем образе.

      4263
      posts
    2. Жизнь в миру

      Здесь можно задать вопрос о жизни православного христианина в миру.

      5319
      posts
    3. 2816
      posts
    4. 2119
      posts
    5. Новости церковной жизни

      Обсуждаем, что было, что будет ... или что может быть интересного в нашей Церкви

      3714
      posts
    6. 78
      posts
  3. Апологетика

    1. 4848
      posts
  4. Технические вопросы

    1. 1586
      posts
  5. Архив старого форума (только для чтения)

    1. 52096
      posts
  • Сообщения

    • В Прощенное воскресение будем слушать Канон "Изгнание Адама из Рая". Немного из Толкований на Бытие 3:17-19 Еп. Виссарион (Нечаев)   3:17 И Адаму рече: яко послушал еси гласа жены твоея и ял еси от древа, егоже заповедах тебе сего единаго не ясти, от него ял еси: проклята земля в делех твоих, в печалех снеси тую вся дни живота твоего Приговор Адаму предваряется объявлением вины его, состоящей в том, что он, забыв свое значение, как руково­дителя жены, вместо того, чтобы внушить ей раскаяние в преступлении, сам дал себя увлечь ее недобрыми внуше­ниями, и что он преступил заповедь, которую сам непо­средственно, в ясных выражениях принял от Бога. Приго­вор: «проклята земля в делех своих» (точнее с еврейского: «за тебя»). За вину человека проклинается, т. е. или совсем лишается благословения плодородия, или на малоплодие осуждается земля, возделываемая руками человека. Про­клятие земли относится также к качеству ее произведений: пораженные проклятием они утратили в значительной сте­пени первоначальные совершенства, первоначальную пи­тательность и полезность для человека. «В печалех снеси тую [от нее] во вся дни живота твоего». Вследствие ума­ления плодородия земли, приобретение пропитания по­средством земледелия будет стоить человеку великих бес­покойств и огорчений. Нет сомнения, что это проклятие земли отразилось и в мире животных, ибо животные, пи­таясь отселе плодами проклятой земли, не столь обильны­ми и менее годными для поддержания сил и здоровья, по необходимости должны утратить часть первоначальных своих совершенств, и может быть вследствие умаления, в количестве и качестве, растительной пищи, многие из них сделались плотоядными.   Т3:18 Терния и волчцы возрастит тебе, и снеси траву селную Терния и волчцы и другие негодные травы до грехопа­дения могли произрастать только на местах пустынных, а теперь и на обработанной руками человека почве будут заглушать собою полезные растения. «И снеси траву селную». Тот, кто прежде питался плодами райских дерев, осужда­ется теперь питаться свойственного животным пищею – полевою травою, в случае неурожая хлебных растений и древесных плодов.   3:19 В поте лица твоего снеси хлеб твой, дóндеже возвратишися в землю, от нея же взят еси: яко земля еси, и в землю отыдеши И до грехопадения, живя в раю, Адам должен был трудиться, но тогда, вследствие плодородия почвы и кре­пости телесных сил, труд был легок и благодарен. Для приобретения пропитания Адам осуждается теперь на из­нурительный до пота и менее плодотворный труд. Одна смерть освободит его от изнурительной борьбы с непокор­ною ему природой: «дондеже возвратитися в землю, от неяже взят еси: яко земля еси и в землю отыдеши». Какой удар для гордости человеческой! Тот, кто мечтал возвы­ситься до богоравенства, должен обратиться в прах, из которого сотворен. Смертию угрожал Господь за ослуша­ние Его воли, и эта угроза непременно исполнится. С вкушением плода человек не только стал смертным, но и действительно начал умирать по самому телу: семя смерти уже проникло в телесный состав, и то, что мы называем смертию, есть только конец давно начавшейся работы смерти. И если не вдруг, не скоро наступил этот конец для первых людей, это потому, что Господь долготерпеливый ожидал от них покаяния и плодов его. И проклятие земли, и смерть суть действия не только правосудия Божия, но вместе благости Божией к грешнику; ибо служат врачевством против гордости, учат смирению, и ставят преграду неумеренным чувственным удовольст­виям.   Толкование на паремии из книги Бытия.
    • Наталья Николаевна Соколова "Под кровом Всевышняго" (продолжение)   В конце 42-го года, когда наступила зима, комендант нашего дома  приказал следующее: все оставшиеся жильцы (из двенадцати корпусов) должны временно переселиться в корпус №1. Бессмысленно было отапливать пустые корпуса, жильцы которых почти все были в эвакуации. Но и в корпусе №1 (самом большом, восьмиэтажном) почти все квартиры были пусты. Назначили комиссию, начали снимать замки, делать опись оставшегося ценного имущества уехавших хозяев, стали заселять в пустые квартиры других жильцов. Нас постигла та же участь. Дали нам две смежные комнаты в общей квартире. В третьей комнате лежала парализованная женщина. Мама моя стала энергично переносить на третий этаж корпуса №1 те вещи, которые были нужны нам на зиму. Мы быстро переселились и были довольны, так как попали в теплую квартиру, а в нашей старой был уже мороз. Перед самой Пасхой маме пришла телеграмма из Углича. Дедушка был болен, звал дочку проститься. Мама быстро собралась в дорогу. Она везла с собой табак, водку, то есть те продукты, которые мы получали по карточкам, но не употребляли, а их можно было в провинции легко обменять на картошку, творог и т.п. Продуктовые запасы у нас дома кончались, было голодно, поэтому мы с радостью отправили маму к дедушке. Она просила нас усердно молиться, так как дорога была трудная, фронт был от Углича близко. Мы обещали молиться и, действительно, настойчиво требовали помощи от святителя Николая — помощника в трудах и дорогах. Эту Пасху мы встретили без мамы. То была последняя Пасха, когда Коля был дома. В ту святую ночь разрешили ходить по улицам, а в войну это запрещалось. Коля пошел один к заутрене, я с папой собралась к обедне. Коля вернулся домой весь мокрый, потный, с чужой шалью на плечах. Он рассказал, что храм был настолько переполнен, что толпа качалась, как один человек, то вправо, то влево. По окончании службы, когда стали выходить, то и Колю вынесло на улицу, причем на плечах у него оказалась чья-то шаль. Братец очень устал и лег отдыхать. Нам всем было в тот день очень тоскливо без мамочки. Но разговеться было чем: перед Праздником Бог помог мне по карточкам получить сливочное масло. Мы его прятали на Страстной неделе, а в Светлый День благодарили Господа за масло. В тот голодный год это была редкость. Но вот приехала мама, привезла творогу, яиц, хлеба, картошки и т.п. Радости не было конца, особенно у меня: с меня спала забота — чем кормить семью. Из рассказов мамы я поняла, что, действительно, путешествовала она чудом, чудесной помощью святителя Николая. Доехала мама из Москвы только до Калязина, дальше пассажирские поезда не ходили, потому что там было уже недалеко до линии фронта. До Углича оставалось маме ехать еще около двадцати километров. Как быть? Но Господь помог: мама помолилась и попросилась на ночлег в какую-то избу. Мама рассказала хозяйке о своей беде, о том, что не знает, как добраться до Углича. «Вас ко мне не иначе как Бог привел, — ответила женщина. — Мой муж работает на паровозе. Сегодня ночью воинский состав пойдет к фронту, пойдет мимо Углича. Если хотите, то муж спрячет Вас в угольный ящик, а около Углича высадит». Мама, конечно, согласилась, дала доброй хозяйке что-то и стала ждать ночи. Кочегар отвел маму к паровозу, спрятал ее среди глыб угля, сказал, что договорится с машинистом о том, где ее удобнее высадить. — Только, пожалуйста, остановите хоть на секунду поезд. — сказала мама. — Я ведь с грузом, на ходу прыгать не могу. — Как можно остановить без причины воинский состав? — отвечал кочегар. Стали подъезжать к Угличу. Поезд шел все тише и тише. — Тут переводят стрелки, — сказал кочегар, — мы тормозим поэтому. А Вы, как только спрыгнете, так идите по тропе и не оглядывайтесь, не подавайте виду, что Вы сошли с паровоза. — Остановите хоть на секунду, я не могу с грузом прыгать, высоко! — умоляла моя мама. Кочегар подошел снова к машинисту, поговорил с ним. — Сейчас тормознем на секунду, я помогу Вам, но не медлите! — сказал он. Действительно, состав встал, мама соскочила. Не оглядываясь на поезд, она пошла с мешками своими наперевес вдоль железнодорожного полотна, пошла, призывая всех святых на помощь. Но что тут поднялось! Со всех вагонов, как муравьи, посыпались солдаты, которые спрыгивали с криком: — Что случилось? Почему остановка? Но кочегар спокойно махал солдатам рукой, показывая, что им надо вскакивать обратно. — Стрелки, стрелки задержали! — кричал он . — Все нормально! Поезд набрал скорость и ушел, а мама шла, сама не своя от страха, от страха и трепета перед милосердием Божиим, Который слышит наши молитвы и не оставляет надеющихся на Него. Мама застала своего отца живым, но очень слабым. Он был бесконечно рад приезду дочки, просил маму встретить с ним Светлый Праздник, а потом уже возвращаться в Москву. Так оно и получилось. Мама обменяла табак и водку, запаслась продуктами, повидалась со своими старинными подругами-монахинями. В двенадцать часов ночи, когда крестный ход перед Заутреней еще стоял у закрытых дверей храма, мама была одна в церкви, стояла на солее, где только что кончила читать Библию. Вдруг она услышала голос своей матери: «Христос воскресе!». А мать ее была в эвакуации в Казани, лежала там в больнице. Вернувшись в Москву, мама послала запрос в Казань. Ей ответили, что мать ее умерла под Светлое Христово Воскресение, в двенадцать часов ночи, когда в храме началась Пасхальная Заутреня. Дедушка мой Вениамин Федорович благословил маму, прощаясь, своим нательным крестом, велел передать крест мне, своей внучке, на молитвенную память. Я потеряла этот крестик, когда перетерлась золотая цепочка, но честные люди нашли его и вернули мне. Дедушка позаботился также укутать дочку в дорогу меховым тулупом. «Ты поедешь отсюда в машине до самого дома, так надо, чтоб ты не озябла», — сказал мой дедушка. Этот тулупчик служит нам уже пятьдесят пять лет. В нем мой батюшка разгребал снег около дома, в этот тулуп я закутывала детей, когда они в младенчестве спали в коляске на морозе. И вот теперь, когда мне уже за семьдесят, я не раз в день забираюсь под «дедушкин тулуп», греюсь и желаю Царства Небесного доктору Вениамину Федоровичу. В квартиру корпуса №1, которую мы занимали, неожиданно вернулась хозяйка. То была работница НКВД и сын ее — безрукий подросток. Они обнаружили, что в их гардеробе и шкафу недостает многих дорогих вещей. Они обвинили нас в краже и подали заявление, чтобы произвести обыск в нашей квартире. Вместе со следователем они перерыли в нашей замерзшей квартире все углы и сундук, но ничего не нашли. Понятно, переживаний у родителей было много, ведь икон и «запретной» религиозной литературы у нас было полно. Но мама сообразила, чем все это объяснить, и сказала правду: «Многие наши друзья, когда уезжали в эвакуацию, принесли нам свои вещи на сохранение, так что многое тут не наше». Однако оставаться в проходной комнате корпуса №1 было нам уже невозможно: рядом был человек, дышащий на нас злобой и изливающий ее ежечасно. Тогда мы начали перетаскивать свои вещи опять с третьего этажа на первый, в нашу старую обжитую замороженную квартиру. Вот тут-то папе и пришла в голову мысль сложить из кирпича в одной из комнат печурку. Он сложил печурку-времянку, вывел в окно трубу. Вместе с папой мы с энтузиазмом добывали топливо, раскапывали во дворе ямы, куда в первые месяцы войны зарыли все снесенные (во избежание пожара) заборы и сараи. Мы привозили дрова и со складов, заставили поленницами весь папин кабинет, который не отапливался. Вся семья наша первую зиму ютилась в кухне и столовой, где была сложена печурка. Плюс пятнадцать считалось уже совсем тепло, а часто температура падала до плюс пяти. Но нам даже завидовали, потому что другие совсем замерзали: достать дрова в Москве было трудно. (Есть продолжение).
    • Наталья Николаевна Соколова (дочь Николая Евграфовича Пестова) Из "Под кровом Всевышнего" Начало Второй Мировой войны В 41-м году, когда мы вернулись в школу 1-го сентября, нам объявили, что школу берут под госпиталь и что учиться мы больше не будем. Все были как-то растеряны, никто не знал, что ждет всех впереди. Враг быстро наступал, учреждения эвакуировались, большинство детей уже выехали из Москвы со своими родителями. Но нам было уже по четырнадцать, шестнадцать и семнадцать лет, и мы не считали себя детьми. Многие из наших сверстников пошли работать, нас записали в штаб самообороны, поручив по ночам дежурить на чердаке своего дома и поочередно в конторе домоуправления. Для нас это была как бы новая игра. Братцы мои лазали во время стрельбы по крыше, собирали куски снарядов, которые с шумом падали на железо. Ребята приносили домой эти осколки в шапках, хвастливо называя их «наши трофеи». Мама умоляла мальчиков не высовываться, но страха смерти у нас, детей, не было. С вечера, прочитав очередной акафист святому, мы ложились спать в шубах, не раздеваясь, чтобы можно было быстро выскочить из дома, если он начнет рушиться от бомбы. Дневные и ночные «тревоги» гудели по три-четыре раза в сутки, но мы на них не реагировали. Нам было смешно, когда мы видели соседей, бегущих с узлами в бомбоубежище, чтобы через полчаса возвратиться обратно, а потом снова в панике бежать. Мы твердо верили, что, поручив сегодня нашу жизнь святителю Николаю или преподобному Серафиму, или преподобному Сергию, можно быть спокойным и крепко спать. Коля ждал призыва в армию, а мы с Сережей начали учиться в экстернате, что позволяло нам иметь рабочую продуктовую карточку. По этой карточке мы ежедневно получали хлеба на сто граммов больше, чем дети-иждивенцы. Неуехавшие учителя вузов составили программы экстернатов так, чтобы за год ученик мог пройти два класса школы: 7-й и 8-й, как брат мой Сергей, или 9-й и 10-й, как предстояло мне. Но здания зимой не отапливались, дети были голодные, болели, пропускали занятия и многие бросали учиться через месяц-два. Набирали новых учеников, начинали программу сначала, но все повторялось, так как «текучесть» не прекращалась. В результате к весне мы едва закончили программу 9-го класса. Слабые, истощенные от голода, мы со страхом ждали предстоящих экзаменов. Учиться было трудно, до позднего вечера мы бегали по Москве, заходя в каждый магазин, чтобы отоварить карточку, иначе к 30-му числу продукты, отмеченные на карточке, пропадали. А если удавалось найти магазин, где что-то давали, то приходилось часами стоять в очереди на морозе. Но мы были счастливы, если, героически отстояв очередь, приносили домой бутылку постного масла или пакетик крупы и т.п. А за хлебом мы поочередно шли к шести часам утра в темноту на мороз, в любую погоду. Надо было получить хлеб пораньше, чтобы успеть потом на занятия, да и белый хлеб бывал только с утра, а в течение остального дня давали только черный, в котором было намешано много картошки. И все же трудности военного времени мы переносили с энтузиазмом, с радостью, с гордостью, что и нам Бог послал эти испытания, дал возможность разделять страдания своего народа. А мы страданий пока не испытывали, мы были молоды и веселы. Война отразилась на лицах родителей озабоченностью. В первые осенние месяцы войны, когда учреждения эвакуировались, народу в столице осталось мало и все искали, чем заняться. Мама устроилась в артель плести «авоськи» (сумки), но норма, чтобы получить «рабочую» карточку, была большая, и нам всем приходилось помогать ей. Папа тоже освоил плетение и по вечерам усердно работал челноком... (Есть продолжение)  
    • Зачем же так возмущаться? Это ведь лишает трезвения чувств и ума.   Да, у людей и ангелов разная природа. Ангелам даровано только подобие Бога, а нам — и образ, и подобие. Но их ещё нужно раскрыть и развить на протяжении всей жизни в непрестанном сотворчестве с Господом, исполняя все Его заповеди — без этого мы уподобимся ангелам падшим.   Почему же, в Писании есть следующее: "И даны были каждому из них одежды белые, и сказано им, чтобы они успокоились еще на малое время, пока и сотрудники их и братья их, которые будут убиты, как и они, дополнят число." (Откр. 6:11)   Решать за Господа, как бы Он поступил, — грех взятия на себя Суда Божьего. Помните: "Мои мысли — не ваши мысли, ни ваши пути — пути Мои, говорит Господь. Но как небо выше земли, так пути Мои выше путей ваших, и мысли Мои выше мыслей ваших." (Ис. 55:8-9)   Нет. Дело не в том, что "количеств мест в раю ограничено", а в том, что оно известно Богу по Его Промыслу. Когда число станет полным, начнётся Страшный Суд.   И цель нашей жизни — в это число войти.
    • Продолжение воспоминаний и отзывов о Владыке Николае,митрополите Крутицком и Коломенском. 1946 г. Воссоединение(Париж 24/VIII-4/IX 1945 г.) Воспоминания начальника братства св.Фотия Николая Полторацкого. <...>Прибытие из Москвы Высокопреосвященного Митрополита Николая Крутицкого,его богослужения,собиравшие толпы людей с разных концов Парижа,приходивших помолиться и послушать горячее и проникновенное слово Владыки,всё это придавало радостно- праздничное,как бы пасхальное настроение дням его прибывания среди вас. Для здешних верующих русских масс это был первый живой и непосредственный контакт с Матерью-Церковью и с Матерью-Родиной. Во всех проповедях М.Николая звучала потрясающая сердца преданность Церкви Православной, пламенная любовь к нашему родному народу и ко всем русским людям. М. Николай поведал нам живым словом то,что мы знали только из журналов и газет, о том участии, которое приняла наша Церковь в оборонительной героической борьбе,выпавшей на долю нашей Родины. ...Владыка Николай как-то по-новому зажёг наши сердца и заставил почувствовать, что все мы- дети одной нашей Матери-Русской Церкви и одного нашего великого русского народа. Он явил нам дар большой христианской любви, и мы все его полюбили нашей ответной сыновней любовью. Митрополит дал нам бесконечно много, и его светлый образ останется навсегда в памяти каждого,кто хоть раз его увидел и услышал.   ****** 1951 г.  К десятилетию начала Великой Отечественной войны. Шаповалова.   После передачи в марте 1944 г. Митрополитом Николаем танковой колонны им. Дм.Донского от командования части на его имя было получено письмо в июле 1944 г.:"Вручая нам от имени духовенства и верующих Православной Русской Церкви танковую колонну "Дм.Донской", построенную на средства от их пожертвований,Вы говорили:"Гоните ненавистного врага из нашей Великой Руси. Пусть славное имя Дмитрия Донского ведёт вас на битву за священную русскую землю. Вперёд к победе,братья-воины!" Выполняя этот наказ,рядовые,сержанты и офицеры нашей части,на вырученные Вами танках,полные любви к своей Матери-Родине, к своему народу,к вождю и отцу народов великому Сталину, успешно громят заклятого врага,изгоняя его из нашей земли. На этих грозных боевых машинах танкисты прорвали сильно укреплённую долговременную оборону немцев на 1- м Белорусском фронте и продолжают преследовать врага, освобождая от фашистской нечести родную землю..."
    • Отец Илиодор один. Монашеские имена повторяются очень редко. Наверное потому, что фамилии не звучат рядом с именем - чтобы не было путаницы. Как представляю - всю почту получает назначенный человек, привозит (или приносит) ее из почтового отделения города Козельска, а дальше уже лично адресат получает. Поэтому в графе кому: Монастырь Оптина Пустынь , отцу Илиодору - вполне подходяще. Где-то поймать )))) Только не на Всенощном бдении, пожалуйста, отлов производите ))))
    • Я тоже мечтаю с батюшкой подружиться. Но все не решаюсь написать, он ведь меня не знает. С чего начать, чтобы началось общение? В общем, пока что я в недоумении. Да и удобно ли?  И как написать в графе "кому"? Отцу Илиодор? А как у батюшки фамилия? 
    • да, получит. При личном посещении это будет даже труднее сделать, так как на вахтах сейчас не благословляется письма передавать. Хотя есть возможность его где-то поймать лично, но гарантии никакой. Получается, письмо это лучший вариант.
  • Today's Birthdays

    1. Sergey  Taranenko
      Sergey Taranenko
      (49 years old)
    2. Евгения K
      Евгения K
      (32 years old)
    3. Евгения К
      Евгения К
      (32 years old)
    4. Кира
      Кира
      (28 years old)
×
×
  • Create New...