Jump to content

Апрель

Пользователи
  • Content Count

    3182
  • Joined

  • Last visited

  • Days Won

    142

Апрель last won the day on April 19 2018

Апрель had the most liked content!

Community Reputation

9363 Очень хороший

About Апрель

  • Rank
    Участник

Информация

  • Пол
    Мужчина

Recent Profile Visitors

33037 profile views
  1. Ничего не случилось, в небе тихо, покойно, Ветер носит привычно голоса редких птиц. Отчего же на сердце так тревожно и больно? Почему же в сознании череда чьих-то лиц? Все вокруг как и прежде, все привычно, бывало, Божий мир так же мил и прекрасен собой. Лишь на сердце тоски странное покрывало, Только слышу душой я пылающий бой. Как обычно сменяясь день за ночью ступает, Жизнь течет в своём русле, так кажется мне. Только слышится сердцу, словно кто-то рыдает, Блики видны уму, будто что-то в огне. Хорошо в тишине и в привычном удобстве, Чередой протекают комфортные дни. Отчего ж естество помышляет о вдовстве, Беспокойство заботит, опасеньям сродни? В Небесах неизменно, вечны обетования, Совершенство во всём откровенно сполна. Но душе, всё равно, не близки испытания, И предстать в этот миг не готова она.
  2. Юленька, это величайшее счастье проходить эту жизнь один на один с Богом, но, всё же, порой, так не хватает рядом человека единомышленника, который тебя чувствует и понимает, которого ты чувствуешь и понимаешь и когда такой человек подается Богом, то пребывание с Ним становится, полноценным и гармоничным. Дай Бог каждому такого человека!
  3. иеромонах Серафим (Роуз) Как сегодня быть православным     Содержание Жизнь в Православии и современный мир Жизнь сегодня стала ненормальной Два ложных подхода к духовной жизни Что мы можем сделать Православное мировоззрение Заключение Жизнь в Православии и современный мир    В прошедшие века, например в России XIX в., православное мировоззрение было частью православной жизни и поддерживалось окружающей действительностью. Даже не было нужды и говорить о нем, как о чем-то отдельном, — все жили по-православному, в согласии с окружающим православным обществом. Во многих странах само правительство исповедовало Православие; оно было центром общественной деятельности, и сам Царь или правитель исторически был первым православным мирянином, обязанностью которого было подавать своим поданным пример христианской жизни. В каждом городе были православные церкви, и во многих из них службы совершались ежедневно, утром и вечером. Монастыри были во всех больших городах, во многих меньших городах, за их пределами, в деревнях, в удаленных и пустынных местах. В России было более тысячи официально зарегистрированных монастырей, не считая других общин. Монашество было общепризнанной частью жизни. Действительно, в большинстве семей кто-нибудь — сестра или брат, дядя, дедушка, родственник — был монахом или монахиней, не говоря уже о других примерах православной жизни, странниках и Христа ради юродивых. Весь образ жизни был пронизан Православием, центром которого, конечно, было монашество. Православные обычаи были частью повседневной жизни. Большинство повсеместно читаемых книг были православными. Сама повседневная жизнь для большинства людей была трудной: им приходилось много работать, чтобы прожить, надежды на жизнь были невысоки, смерть не была редкостью — все это подкрепляло учение Христа о реальности и близости другого мира. В таких обстоятельствах жить по-православному означало то же, что и иметь православное мировоззрение, и мало было необходимости говорить об этом.    Сейчас все изменилось. Наше Православие — это островок среди мира, живущего по совершенно другим принципам, и с каждым днем эти принципы все более меняются в худшую сторону, все более отчуждают нас от него. Многие люди подвергаются искушению разделить свою жизнь на две категории: повседневная жизнь на работе, с мирскими друзьями, в мирских делах, и Православие, по которому мы живем по воскресеньям и в другие дни недели, когда у нас есть для этого время. Но если взглянуть пристальнее, мировоззрение такого человека часто представляет собой странную комбинацию христианских и мирских ценностей, которые на самом деле не смешиваются. Цель этого доклада — показать, как живущие сегодня могут начать делать свое мировоззрение более ценным, делать его всецело православным.    Православие — это жизнь. Если мы не живем по-православному, мы просто не православные, вне зависимости от того, к какой вере мы формально принадлежим.    Жизнь в нашем современном мире стала очень искусственной, очень неопределенной, очень путанной. Православие, действительно, имеет свою жизнь, но оно также не столь уж далеко от жизни окружающего мира, и поэтому жизнь православного христианина, даже когда он действительно православный, не может не отражать ее так или иначе. Какая-то неопределенность и путаница проникли теперь даже и в православную жизнь. Давайте попытаемся взглянуть на нашу современную жизнь, чтобы посмотреть, как лучше могли бы мы выполнить наши христианские обязанности, вести жизнь не от мира сего даже в эти ужасные времена и иметь православный взгляд на свою сегодняшнюю жизнь, который позволит нам в эти времена выжить и сохранить в целости нашу веру. Жизнь сегодня стала ненормальной    Всякого, кто взглянет на нашу современную жизнь в перспективе той нормальной жизни, которую вели люди в прежние времена — например, в России, Америке или любой западноевропейской стране, — не может не поразить то, насколько ненормальной стала сейчас жизнь. Самое понятие авторитета и послушания, приличия и вежливости, поведения в обществе и частной жизни — все резко изменилось, стало с ног на голову, исключая несколько отдельных групп — обычно христиан того или иного исповедания, которые пытаются сохранить так называемый «старомодный» уклад жизни.    Нашу ненормальную жизнь сегодня можно охарактеризовать как испорченную, избалованную. С младенчества с современным ребенком обращаются как с семейным божком: его прихоти удовлетворяются, желания исполняются, он окружен игрушками, развлечениями, удобствами, его не учат и не воспитывают в соответствии со строгими принципами христианского поведения, а дают развиваться в том направлении, куда клонятся его желания. Обычно ему достаточно сказать: «Я хочу» или «Я не хочу», чтобы услужливые родители склонились перед ним и позволили поступать по-своему. Возможно, это не случается «во всех семьях» и «все время», но это случается достаточно часто для того, чтобы стать правилом современного воспитания детей, и даже родители, имеющие самые благие намерения, не могут целиком избежать этого влияния. Даже если родители и стараются растить ребенка в строгости, соседи пытаются сделать что-то иное. Это надо учитывать при воспитании ребенка.    Когда такой человек вырастет, он, естественно, окружает себя тем же, к чему привык с детства: удобствами, развлечениями, игрушками для взрослых. Эта жизнь становится постоянным поиском «развлечений», и это слово, кстати сказать, было совершенно неслыханным в любом другом словаре. В России XIX века или в любой серьезной цивилизации просто не поняли бы, что же означает это слово. Жизнь — это непрестанный поиск «развлечений», которые настолько лишены всякого серьезного значени
  4. Свет разливается вокруг, Струиться и плывет. Он словно давний, добрый друг, К себе меня зовет. Какое счастье в свете быть, В потемках не блуждать. О вечном благе не забыть, Любовью побеждать. Благодарю за этот свет, Нетварный, не земной, Я знаю правильный ответ, И рад, что Он со мной.
  5. Царствие Небесное не приобретается, оно возрождается, восстанавливается Богом, если Он допущен сквозь порушенные преграды самолюбия к царствованию в сердце человека, да и причастие этого Царства не имеет ничего общего с наслаждениями мира сего,а кому где быть, на то, только, воля Божия. Слава Богу за всё и всегда!
  6. Мне посчастливилось, пройти многое на практике, благодарение Богу, самому, Божиею милостью, известно, что при усердии, подавлении эго и самости, при искреннем стремлении всё возможно)
  7. Почему же о разном и на разных языках? По моему, всё об одном, вы пишите, что все это сложно, а я добавляю, что сложно там и потому, увы...А стремление, думаю, есть, в свою меру, у каждого, дай Бог помощи справиться с собой.
  8. Изречения святителя Иоанна Златоуста о заповедях. ____ «Возьмите иго Мое на себя: ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко» (Mф. 11:29,30). Иго (Христово) есть вера, обязательная для всех. Бремя – исполнение заповедей Его, отягощающее рамена души делами и оцениваемое на небесах. (свт. Иоанн Златоуст). *** Нет ничего равного смиренномудрию: оно – источник, корень, цитадель, основание и союз всего доброго; без него мы жалки, скверны и нечисты (свт. Иоанн Златоуст). *** …Молитва поистине является исходным началом всех заповедей, из которого каждая из них устремляется к со­ответствующему действованию (свт. Иоанн Златоуст). *** Трудность происходит не от свойства заповедей, но от лености многих. Если же кто станет принимать их с усер­дием, тот найдет их легкими и удобоисполнимыми (свт. Иоанн Златоуст). *** Искренно… преданные добродетели стремятся испол­нять заповеди только по любви к добру (свт. Иоанн Зла­тоуст). *** …Кто тщательно соблюдает эти заповеди, тот побеж­дает не только гонения людей, но и козни диавольские (свт. Иоанн Златоуст). *** Мы одинаково грешим не только в отношении к более трудным, но и в отношении к легчайшим (заповедям); на­рушая равно и эти и те, и преступлением легчайших доказываем, что мы и труднейших не исполняем по своему небрежению, а не по трудности самых заповедей (свт. Иоанн Златоуст). *** …Заповеди Божии должно предпочитать и детям, и природе, и всему имуществу, и самой душе своей (свт. Иоанн Златоуст). *** …Заповеди Божии прекрасны и тогда, как только хва­лят их, но они оказываются еще прекраснее, когда их исполняют (свт. Иоанн Златоуст). *** Послушай Бога в заповедях, чтобы и Он услышал тебя в молитвах (свт. Иоанн Златоуст). *** …Заповедь трудна не сама по себе, но по нерадению слушающих (свт. Иоанн Златоуст). *** Здравомыслящих… к исполнению заповедей Божиих сильнее располагают благодеяния <Божии>, чем нака­зания (свт. Иоанн Златоуст). *** …Какая нам польза, если мы будем каждый день слы­шать (о заповедях Божиих), а об исполнении их радеть не станем? (свт. Иоанн Златоуст). *** Есть заповеди написанные; они все остаются доныне; если же некоторые из них отменены, то потому, что из­менены не к худшему, а к лучшему (свт. Иоанн Златоуст). *** Любовь к Законодателю делает закон приятным, хотя бы по видимому он и заключал в себе какую-нибудь труд­ность (свт. Иоанн Златоуст). *** Наследует обетования не тот, кто помнит заповеди, но кто исполняет их (свт. Иоанн Златоуст). *** Заповеди Его <Божии> гораздо тверже камня; помо­щью их праведник становится выше всех волн человечес­ких… (свт. Иоанн Златоуст). *** …Кто исполняет все заповеди, тот во всяком случае ненавидит неправый путь (свт. Иоанн Златоуст). *** Тот кто повинуется человеческим законам, даже и в настоящей жизни не дождется такой чести <избранничества>, а исполняющий заповеди Божии имеет наградой за труды жизнь вечную (свт. Иоанн Златоуст). *** …Соблюдающие откровения Божии во всяком случае получают от Него спасение(свт. Иоанн Златоуст) *** Если вы желаете называться народом Божиим, то слу­шайте Его заповедь, чтобы обладать этим великим досто­инством (свт. Иоанн Златоуст). *** Оскверняют заповеди Божии те, которые притворяются добродетельными, но на самом деле оскорбляют заповеди, поскольку исполняют их не от чистого сердца(свт. Иоанн Златоуст). *** …Кто живет по заповедям Божиим, тот, как надею­щийся на Бога, действует смело, и будет иметь Его своим заступником в духовной борьбе с мысленными врагами, а если он и ослабеет, — то не потому, чтобы помощь Божия оказалась слабой, а потому, что сам он стал слабее вслед­ствие беспечности... (свт. Иоанн Златоуст). *** Бог не предписал нам ничего тяжкого. Отчего же запо­веди Его кажутся тяжкими? От нашего нерадения ( Иоанн Златоуст). *** …Те, которые приступают к Божественному закону со страхом и любовью, неуклонно назидаются и просвещают­ся, и от самой Истины научаются благочестию, потому что обретают самый источник Истины… (свт. Иоанн Зла­тоуст). *** Что может быть сильнее этого противоречия и проти­воборства, какое мы ведем против Законодателя, поступая вопреки всем Его повелениям? (свт. Иоанн Златоуст). *** …Умоляю, будем всегда оставаться под руководством Пастыря. А мы останемся, когда будем слушать гласа Его, когда будем послушны Ему, когда не будем следовать за чужим (свт. Иоанн Златоуст). *** …Если бы… <Бог> не уготовлял нам Царства, а <диавол> — геенны, самого свойства их, заповедей, не доволь­но ли было бы для того, чтобы побудить нас быть в союзе с Первым? (свт. Иоанн Златоуст). *** …Решись и ты лучше терпеть голод, чем преступить какую-либо из заповедей Божиих (свт. Иоанн Златоуст). *** …Заповеди Божии к тому и направлены, чтобы нам пребывать в мире с людьми, и вся наша жизнь хороша тогда, когда мы в мире друг с другом… (свт. Иоанн Зла­тоуст). *** …Христос не заповедует ничего невозможного, так что многие даже превзошли Его заповеди (Иоанн Злато­уст).
  9. Сложно там, где нет любви, а где любовь, там царствует Бог, которому всё возможно.
  10. Свт. Игнатий Брянчанинов. Аскетические опыты. Том I О ЕВАНГЕЛЬСКИХ ЗАПОВЕДЯХ  Спаситель мира, Господь наш Иисус Христос, приступая к изложению Своих всесвятых заповедей, сказал: Не мните, яко приидох раззорити закон и пророки: не приидох раззорити, но исполнити [1]. Каким образом Господь исполнил закон и пророков? Запечатлев прообразовательные жертвы принесением себя в жертву за человечество; заменив тени и гадания Ветхого Завета благодатью и истиною Нового Завета; удовлетворив предречениям пророческим совершением их; дополнив нравственный закон столько возвышенными постановлениями, что закон этот, пребывая непременным, вместе и изменился по причине высоты новых постановлений. Так изменяется дитя, достигши мужеского возраста, и оставаясь тем же человеком. Отношение Ветхого Завета к человеку можно уподобить духовному завещание на наследство, причем обыкновенно прилагается подробное описание наследства со всеми нужными измерениями и исчислениями, с планами угодий, с рисунками строения; отношение Нового Завета можно уподобить введению во владение наследством. Там все изложено и изображено на бумаге: здесь все предоставляется существенно, на деле. Чем отличаются заповеди Евангелия от заповедей Моисеева десятисловия? Последние не допускали падшего человека впасть в состояние решительно противоестественное, но и не могли возвести к тому состоянию непорочности, в которой человек был сотворен. Заповеди десятисловия сохраняли в человеке способность к принятию заповедей Евангелия [2]. Заповеди Евангелия возводят в непорочность, превысшую той, в которой мы сотворены: они зиждут христианина в храм Божий [3]; соделав его храмом Божиим, поддерживают в этом благодатном, сверхъестественном состоянии [4]. Святые Апостолы Петр и Павел были точными исполнителями закона Моисеева по особенной любви к Богу [5]. Чистота направления и непорочность жизни соделали их способными уверовать в Искупителя, и быть Его Апостолами. Оказывались часто способными к вере явные грешники, нисшедшие грехами своими к подобию скотов и зверей, но сознавшиеся в грехах и решившиеся принести в них покаяние. Наименее способными оказались те грешники, которые самомнением и гордостью уподобились бесам, и, подобно бесам, отвергли сознание в греховности и покаяние [6]. Господь наименовал все учение Свое, все Слово Свое и все слова Свои заповедями [7]. Глаголы, сказал Он, яже Аз глаголах вам, Дух суть и живот суть [8]. Они плотского человека претворяют в духовного, мертвого воскрешают, потомка ветхого Адама соделывают потомком Нового Адама, сына человеческого по естеству — сыном Божиим по благодати. Заповедь Нового Завета, объемлющая все прочие частные заповеди — Евангелие. Исполнися время, приближися царствие Божие: покайтеся, и веруйте во Евангелие [9]. Господь назвал свои частные заповеди малыми по простоте и краткости изложения, по причине которого они удобоприступны для каждого человека. Назвав их малыми, Господь возвестил однако ж, что нарушитель одной такой заповеди мний наречется в царствии небеснем [10], т. е. лишится этого царства [11]. Устрашимся определения Господня! Рассмотрим Евангелие; заметим в нем все заповедания Господа нашего, внедрим их в памяти для тщательного и неупустительного исполнения их; уверуем живою верою во Евангелие. Первая заповедь, данная вочеловечившимся Господом человечеству, есть заповедь о покаянии. Святые Отцы утверждают, что покаяние должно быть и началом благочестивой жизни, и душою ее, во все продолжение ее [12]. Без покаяния невозможно ни признать Искупителя, ни пребывать в исповедании Искупителя. Покаяние есть сознание своего падения, соделавшего естество человеческое непотребным, оскверненным, и потому постоянно нуждающимся в Искупителе. Искупителем, всесовершенным и всесвятым, заменяется падший человек, исповедующий Искупителя. Тако да просветится свет ваш пред человеки, яко да видят ваша добрая дела, и прославят Отца вашего, Иже есть на небесех [13], сказал Господь ученикам Своим, заповедав им вместе творить все добродетели тайно, и предвозвестив, что они будут ненавидимы и поносимы человеками [14]. Как же исполнить нам эту заповедь Господа, совершая наши добрые дела тайно? — Мы стяжем возможность исполнить ее именно тогда, когда отречемся от искания собственной славы, когда отречемся от мнимо-добрых действий из своего падшего естества, из себя, а будем действовать для славы Божией, из Евангелия [15]. Кийждо, якоже прият дарование, говорит святой Апостол Петр, между себе сим служаще, яко добрии строителие различныя благодати Божия: Аще кто глаголет, яко словеса Божия: аще кто служит, яко от крепости, юже подает Бог: да о всем славится Бог Иисус Христом. Ему же есть слава и держава во веки веков [16]. Те, которые, забыв свою славу, единственно ищут того, чтоб прославился Бог, и был познан человеками, прославляются Богом. Токмо прославляющые Мя прославлю [17], аще кто Мне служит, почтит его Отец Мой [18], сказал Господь. Совершающий тайно свои добрые дела, исключительно с целью Богоугождения, будет прославлен в назидание ближних по устроению о нем промысла Божия. Аще не избудет правда ваша паче книжник и фарисей, не внидете в царствие небесное [19]. Правда книжников и фарисеев удовлетворялась изучением Закона Божия по букве, за которым не следовало изучение его жизнью, за которым, напротив того, следовала жизнь, противная Закону Божию. Остающиеся при одном изучении Закона Божия по букве, впадают по причине такого поверхностного знания в гордость и самомнение, как замечает преподобный Марк Подвижник [20], и как случилось с книжниками и фарисеями. Заповеди Божии, которые существенно постигаются от исполнения их [21], пребыли сокрытыми для фарисеев. Душевные очи, просвещаемые заповедями [22], когда они исполняются, не просветились у фарисеев. Они, от деятельности противной Закону Божию, стяжали о Законе Божием превратное понятие, и по причине Закона Божия, долженствовавшего приблизить и усвоить их Богу, удалились от Бога, соделались врагами Бога. Каждая заповедь Божия есть священная тайна: открывается здесь исполнением ее и по мере исполнения ее. Ветхий Завет воспрещал грубые последствия гнева: Господь воспретил самое сердечное действие страсти [23]. Воспрещение произнесено Господом, и потому оно имеет необыкновенную силу. От одного воспоминания кратких и простых слов заповеди страсть изнемогает. Такое действие замечается во всех евангельских заповедях. Господь первые слова свои устремил против гнева, как главной греховной язвы, главной страсти, противоположной двум главным добродетелям: любви к ближним и смирению. На этих двух добродетелях основано все здание христианской деятельности. Коснение страсти гнева в человеке отнимает у него всю возможность к духовному преуспеянию. Господь заповедал всеусиленное хранение мира с ближними [24], как и Апостол сказал: Аще возможно еже от вас, со всеми человеки мир имейте [25]. Не трудись над разбором, кто прав и кто виноват, ты ли, или ближний твой: постарайся обвинить себя, и сохранить мир с ближним при посредстве смирения. Закон Моисеев воспрещал прелюбодеяние: Господь воспретил плотское вожделение [26]. Как сильно действует это воспрещение на падшее естество! Хочешь ли воздержаться от нечистых взоров, помыслов и мечтаний? Вспоминай, в то время, как они начнут действовать, изречение Господа: Всяк, иже воззрит на жену телесными очами, или умом на ее образ, представленный мечтанием, ко еже вожделети ея, уже любодействова с нею в сердце своем. Между телами двух полов существует естественное влечение друг к другу. Это влечение действует не равно. К иным телам другого пола человек почти вовсе не чувствует влечения, к другим слабое, к некоторым весьма сильное. Господь заповедал удаляться от сближения с лицами, к которым ощущается особенное естественное влечение, как бы лица ни были достойны дружбы нашей по своим похвальным душевным качествам, как бы ни были нужны и полезны нам. Такое значение имеет заповедь об извержении десного, соблазняющего ока, и об отсечении десной, соблазняющей руки [27]. Господь воспретил развод, допускавшийся законом Моисея, за исключением тех случаев, когда брак будет уже расторгнут беззаконно прелюбодеянием которой либо половины [28]. Расторжение брака дозволено было человеческому естеству, униженному падением; по обновлении человечества Богочеловеком восстановлен закон, данный естеству в его состоянии непорочности [29]. Господь восстановил девство, предоставив сохранять его произволяющим [30]. Господь воспретил употреблять клятву. Справедливо замечают Отцы, что никто не заслуживает меньше вероятия, как тот, кто употребляет часто клятву; напротив того никому столько не верят, как постоянно говорящему правду, хотя бы он и не употреблял клятвы. Говори правду, и не понуждается в божбе, которая, будучи нарушением благоговения к Богу, принадлежит к начинаниям сатанинским [31]. Господь воспретил мщение, которое было установлено Моисеевым законом, и которым за зло воздавалось равным злом. Оружие, данное Господом против зла — смирение. Аз же глаголю вам не противитися злу: но аще тя кто ударить в десную твою ланиту, обрати ему и другую: и хотящему судитися с тобою, и ризу твою взяти, отпусти ему и срачицу [32]. Господь завещал любовь к врагам, и для стяжания этой любви повелел благословлять клянущих, творить добро ненавидящим и молиться за причиняющих напасти, за подвергающих изгнаниям [33]. Любовь ко врагам доставляет сердцу полноту любви. В таком сердце вовсе нет места для зла, и оно уподобляется благостью своею всеблагому Богу. К этому изящному нравственному состоянию Апостол приглашает христиан, когда говорит: Облецытеся убо, яко избрании Божии, святи и возлюбленни, во утробы щедрот, благость, смиренномудрие, кротость и долготерпение: приемлюще друг друга, и прощающе себе, аще кто на кого имать поречение: яко же Христос простил есть вам, тако и вы [34]. Совершенною любовью к ближним доставляется усыновление Богу [35], то есть благодать Святого Духа привлекается в сердце, и изливается в него всесвятая любовь к Богу. Сердце, зараженное злобою и неспособное к заповедуемой Евангелием любви к врагам, должно врачевать теми средствами, на которые указал Господь: должно молиться за врагов, отнюдь не осуждать их, не подвергать злоречию, говорить о них доброе, по силе благодетельствовать им. Этим действием погашают ненависть, когда она возгорится в сердце, содержат ее постоянно обузданною, значительно ослабляют ее. Но полное искоренение злобы совершается действием Божественной благодати. Подающим милостыню Господь заповедал подавать ее в тайне; упражняющимся в молитве, повелел молиться в уединении замкнутой клети; постящимся повелел скрывать пощение [36]. Добродетели эти должны быть совершаемы единственно с целью угождения Богу, с целью пользы ближнего и души своей. Не только от взоров человеческих должно быть утаено наше духовное сокровище, но и от собственной нашей шуйцы[37]. Похвала человеческая окрадывает наши добродетели, когда совершаем их явно, когда не стараемся скрывать их, — и мы неприметным образом увлекаемся к человекоугодию, лукавству, лицемерству. Причиною этого — повреждение наше грехом, болезненное состояние душ наших. Как недугующее тело нуждается в осторожности от ветров, холода, различных яств и напитков: так и недугующая душа нуждается в многообразном хранении. Охраняя наши добродетели от повреждения похвалами человеческими, мы должны охранять их и от живущего в нас зла, этой шуйцы нашей, не увлекаться помыслами и мечтаниями тщеславными, тщеславною радостью и тщеславным услаждением, которые являются в нас по совершении добродетели, отнимают у нас плод ее. Господь заповедал нам прощать ближним нашим согрешения их против нас: аще бо отпущаете, сказал Он, человеком согрешения их, отпустить и вам Отец ват небесный. Аще ли не отпущаете человеком согрешения их, ни Отец ваш небесный отпустит вам согрешений ваших [38]. Из этих слов Господа вытекает само собою заключение, что верный признак отпущены нам грехов состоит в том, когда мы ощутим в сердце нашем, что мы точно простили ближним все согрешения их против нас. Такое состояние производится, и может быть произведено, единственно Божественною благодатью. Оно — дар Божий. Доколе мы не сподобимся этого дара, будем, по завещанию Господа, пред каждою молитвою нашею рассматривать нашу совесть, и, находя в ней памятозлобие, искоренять его вышеуказанными средствами, т.е. молитвою за врагов, и благословением их [39]. Когда ни вспомним о враге нашем, — не допустим себе никакой иной мысли о нем, кроме молитвы и благословения. Ближайшим ученикам и последователям Своим Господь заповедал нестяжание. Не скрывайте себе, сокровищ на земли [40]. Продадите имения ваша и дадите милостыню. Сотворите себе влагалища неветшающа, сокровище неоскудеемо на небесех, идеже тать не приближается, ни моль растлевает: идеже бо сокровище ваше, ту и сердце ваше будет [41]. Чтоб стяжать любовь к предметам духовным и небесным, должно отречься от любви к предметам земным; чтоб полюбить отечество, необходимо отказаться от болезненной любви к стране изгнания. Господь дал заповедь о хранении ума, заповедь, о которой человеки обыкновенно не заботятся, даже не знают о существовании ее, о ее необходимости и особенной важности [42]. Но Господь, назвав ум оком души, возвестил: аще убо будет око твое просто, все тело твое светло будет: аще ли око твое лукаво будет, все тело твое темно будет. Телом названо здесь жительство. Жительство заимствует свое качество от руководящего жительством образа мыслей. Мы стяжаваем правильный образ мыслей по причине здравия, целости или простоты ума нашего, когда он всецело последует Истине, не допуская в усвоение себе никакой примеси из области лжи. Иначе: здравым может назваться только тот ум, который, помощью и действием Святого Духа, вполне и неуклонно последует учению Христову. Большее или меньшее уклонение от учения Христова обличает большую или меньшую болезненность ума, утратившего простоту, допустившего сложность. Полное уклонение ума от учения Христова есть смерть его. Тогда свет этот признается угасшим, престает быть светом, соделывается тьмою. Деятельность человека всецело зависит от того состояния, в котором находится ум его: деятельность, истекающая из здравого ума, вполне Богоугодна; деятельность, зависящая от ума, допустившего в себя примесь, частью Богоугодна, частно противна Богу; деятельность ума омрачившегося учением лжи, отвергшего учение Христово, вполне непотребна и мерзостна. Аще свет, иже в тебе, тма есть, то тма кольми? Господь воспретил суетные попечения, чтоб они не рассеивали нас и не ослабляли существенно нужного попечения о стяжании небесного царства [43]. Суетное попечение есть не что иное, как недуг души, выражение ее неверия. Потому-то Господь и сказал: Маловери! не пецытеся душею вашею, что ясте, или что пиете: ни телом вашим, во что облечетеся [44]. Возненавидь ненавистную Богу праздность, возлюби возлюбленный Богу труд, но души твоей не расслабляй пустою заботливостью, всегда бесполезною и излишнею. Чтоб ты был тверд душою и ревностен в деле Божием, в деле твоего спасения, Господь дал обетование доставлять тебе все, потребное для временной жизни, Своею всемогущею десницею, то есть, Своим Божественным промыслом [45]. Господь воспретил не только осуждать ближних, но и судить их [46], когда не представляется необходимости учинить суд правильный для своей и общественной пользы. Последнего рода суд есть вящшее закона[47], по определению Господа; без такого суда добро не может быть отделенным от зла, наша деятельность не может быть правильною и Богоугодною. Этот суд редко встречается между человеками; но судом и осуждением, воспрещенными Господом, они занимаются непрестанно. По какой причине? по причине совершенного невнимания себе, по причине забвения своей греховности, по причине совершенного пренебрежения покаянием, по причине самомнения и гордости. Господь пришел на землю спасти грешников, а потому от всех человеков непременно требуется сознание в греховности; суждение же и осуждениеближних есть отвержение этого сознания и присвоение непринадлежащей себе праведности; из нее-то и производится суждение и осуждение: имя лицемера для всякого судящего и осуждающего ближних есть им самое свойственное [48]. Господь заповедал постоянную, то есть, учащаемую и непрестанную молитву. Не сказал Он, чтоб мы единовременно по просили, потом престали от прошения, но повелел просить усиленно, неотступно, соединил с повелением просить обетование услышать и исполнить прошение [49]. Просите, и дастся вам; ищите, и обрящете: толцыте, и отверзется вам. Всяк бо просяй приемлет, и ищай обретает, и толкущему отверзется [50]. Будем просить с терпением и постоянством, отрицаясь своей воли и своего разума, предоставляя всесвятой воле Божией и время, и способ исполнения, и самое исполнение просимого. Мы не постыдимся: Бог же не имать ли сотворити отмщение избранных своих, вопиющих к нему день и нощь, и долготерпя ли о них [51], то есть, замедляя исполнением прошения их. Деннонощный вопль к Господу избранных изображает постоянную, неотступную, непрестанную, усиленную их молитву. По последствиям молитвы, которыми она увенчавается от Бога можно и должно заключить о предметах ее. Евангелист Лука говорит, что Бог сотворит отмщение избранных своих, то есть, освободит их из плена, в котором мы находимся у наших страстей и у бесов. Евангелист Матфей говорит, что Отец небесный даст блага просящим у Него [52]. Блага, ихже око не виде, и ухо не слыша, и на сердце человеку не взыдоша [53]. Опять Евангелист Лука говорит: Отец, Иже с небесе, даст Духа Святого просящим у Него [54]. Предметы молитвы нашей должны быть духовные и вечные, а не временные и вещественные. Основная и первоначальная молитва должна состоять из протении о прощении грехов [55]. Возводя нас к совершению благости, изгоняя из нас зло, Господь, повелевший не судить и не осуждать ближних, отпускать ближним все согрешения их против нас, законополагает еще: Вся, елика хощете да творят вам человецы, тако и вы творите им [56]. Мы любим, чтоб ближние наши были снисходительны к нашим немощам и недостаткам, чтоб они великодушно переносили от нас оскорблены и обиды, чтоб они делали нам всевозможные услуги и одолжения: будем такими к ближним. Тогда достигнем полноты благости, соответственно которой получить особенную силу молитва наша; сила ее всегда соответствует степени благости нашей. Отпущайте, и отпустят вам: дайте, и дается вам. Меру добру, наткану и потрясну и переливающуся дадят на лоно ваше. Тою бо мерою, еюже мерите, возмерится вам [57], от милосердого и в милосердии Своем правосудного Бога. Внидите узкими враты: яко пространная врата и широкий путь вводяй в пагубу, и мнози суть входящии им [58]. Пространная врата и широкий путь — это деятельность по воле и разуму падшего естества. Узкие врата — деятельность по Евангельским заповедям. Господь, одинаково смотрящий на настоящее и будущее, видя, как немногие человеки будут последовать Его святой воле, открытой им в Евангельских заповедях, предпочтут этой воле своеугодие, сказал: Что узкая врата, и тесный путь, вводяй в живот, и мало их есть, иже обретают его! [59]. Ободряя и утешая своих последователей, Он присовокупил: Не бойся, малое стадо: яко благоизволи Отец ваш дати вам царство [60]. Господь повелел проводить трезвенную жизнь, непрестанно бдеть и наблюдать над собою: потому что с одной стороны неизвестен час посещения Господня, также час смерти нашей, нашего призвания на суд Божий,—неизвестно, какое искушение и какая скорбь могут неожиданно возникнуть и обрушиться на нас; с другой стороны неизвестно, какая греховная страсть может возникнуть в падшем естестве нашем, какой ков и какую сеть могут устроить для нас неусыпные враги спасения нашего — демоны. Да будут чресла ваша препоясана, и светильницы горящш, и вы подобии человеком, чающим Господа своего, когда возвратится от брака, да пришедшу и толкнувшу, абие отверзут ему [61]. А яже вам глаголю, всем глаголю: бдите [62]. Внемлите — завещавает Господь — от лживых пророк, иже приходят к вам во одеждах овчих, внутрь же суть волцы хищницы: от плод их познаете их [63]. Лживые пророки — всегда коварны: и потому Господь заповедует по отношению к ним особенное внимание, особенную осторожность [64]. Лживые пророки познаются по плодам: по жительству своему, по делам, по последствиям истекающим из их деятельности. Не увлекись красноречием и сладкоречием лицемеров, их тихим гласом, как бы выражением кротости, смирения и любви; не увлекись тою сладкою улыбкою, которая играет на их устах и лице, тою приветливостью и услужливостью, которая светит из взоров: не обольстись тою молвою, которую они искусно распускают о себе между человеками, — теми одобрениями, похвалами, громкими именами, которыми величает их мир: всмотрись в плоды их. О внимающих учению Евангелия и старающихся исполнять евангельские заповеди, Господь сказал, что они добрым сердцем и благим слышавше слово, держат, и плод творят в терпении [65]. Он предвозвестил ученикам своим ненависть от мира, гонения, напасти, обетовал Сам неусыпно бдеть над ними, и охранять их, воспретил боязнь и малодушие, повелел: в терпении вашем стяжите души ваша [66]. В постоянном уповании на Бога, надо великодушно претерпевать скорби от страстей, возникающих из падшего естества, от братий — человеков, от врагов — демонов: претерпевый до конца, той спасется [67]. Находящиеся в тяжком рабстве греха, под владычеством ожесточенного, каменносердечного Фараона, под непрестанными в мучительными ударами лютых приставников, при столпотворении, затеваемом гордынею мира! вас призывает Спаситель к духовной свободе. Приидите ко Мне, говорит Он, вси труждающиеся и обременении, и Аз упокою вы. Возмите иго Мое на себе, и научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем: и обрящете покой душам вашим. Иго бо Мое благо, и бремя Мое легко есть [68]. Иго и бремя Христово — евангельские заповеди. Они требуют самоотвержения, и потому названы игом, но освобождают и оживляют душу, наполняют ее неизъяснимым спокойствием и наслаждением и потому названы игом благим и легким. Каждая из них благоухает кротостью и смирением, сообщает эти добродетели исполнителю заповеди. Навык к исполнению евангельских заповедей соделывает кротость и смирение свойством души. Тогда Божественная благодать вводит в душу духовную кротость и духовное смирение действием превышающего ум мира Христова. Все частные заповеди Свои Господь совместил в две главные: в заповедь любви к Богу и в заповедь любви к ближнему. Эти заповеди Господь изобразил так: Слыши, Израилю, Господь Бог ваш, Господь един есть: И возлюбиши Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем умом твоим, и всею крепостию твоею: сия есть первая заповедь. И вторая подобна ей: возлюбиши ближнего своего яко сам себе[69]. В сию обою заповедию весь закон и пророцы висят [70]. Делается человек способным к любви Божией от исполнения любви к ближнему; в состояние же стремления всем существом к Богу возводится молитвою. Исполнение евангельских заповедей увенчавается соединением человека с Богом. Когда ученик Христов исцелится от злобы на ближнего, и действием умной и сердечной молитвы направит все силы души и тела к Богу: тогда он признается любящим Бога. Любяй Мя, говорит Спаситель, возлюблен будет Отцем Моим, и Аз возлюблю его, и явлюся ему Сам. Отец мой возлюбит его, и к нему приидем, и обитель у него сотворим[71]. Условие пребывания в любви Божией и в соединении с Богом заключается в соблюдении евангельских заповедей. Нарушением их расторгается условие: нарушитель извергается из объятий любви и от лица Божия во тьму кромешную — в область страстей и бесов. Аще заповеди Моя соблюдете, сказал Господь, пребудете в любви Моей. Будите во Мне, и Аз в вас. Аще кто во Мне не пребудет, извержется вон [72]. Братия! изучим всемогущие и животворящие заповеди великого Бога нашего, Создателя и Искупителя: изучим их сугубым изучением — в книге и жизнью. Во святом Евангелии они прочитываются, но уразумеваются по мере исполнения их на деле. Сотворим брань с нашим падшим естеством, когда оно воспротивится и вознеистовится, не желая покориться Евангелию. Не устрашимся, если эта брань будет тяжкою и упорною. Тем с большим усилием постараемся одержать победу. Победа должна последовать непременно: брань заповедана, победа обетована Господом. Царствие небесное, сказал Он, нудится, и нуждницы, то есть насилующие свое естество, восхищают е [73]. Аминь. [1] Матф. V, 17. [2] Иоанн. III, 21. [3] Иоанн. XIV, 23. [4] Иоан. XV, 10. [5] Деян. X, 14 и проч., Филип. III, 5, 6. [6] Матф. XXI, 31, 32. [7] Иоанн. XIV, 21, 23. [8] Иоанн. VI, 63. [9] Марк. I, 15. [10] Матф. V, 19. [11] Благовестник. [12] Преподобный Марк Подвижник, Слово 1 о покаянии. [13] Матф. V, 16. [14] Матф. VI, 1-19, Лук. XXI, 17. [15] Благовестник. [16] 1 Петр. IV, 10, 11. [17] 1 Царст. II, 30. [18] Иоанн. XII, 26. [19] Матф. V, 20. [20] Слово 4. [21] Преподобный Марк Подвижник. О законе духовном, гл. 32. Добротолюбие, ч. 1. [22] Пс. XVIII, 9. [23] Матф. V, 21, 22. [24] Матф. V, 23. [25] Рим. XII, 18. [26] Матф. V, 27, 28. [27] Матф. V, 29, 30. Благовестник. [28] Матф. V, 31, 32. [29] Матф. XIX, 4-9. [30] Матф. XIX, 11, 12. [31] Матф. V, 33-37. Благовестник. [32] Матф. V, 38-40. [33] Матф. V, 44. [34] Колос. III, 12, 13. [35] Матф. V, 45. [36] Матф. VI, 18. [37] Матф. VI, 3. [38] Матф. VI, 14, 15. [39] Марк. XI, 25. [40] Матф. VI, 19. [41] Лук. XII, 33-34. [42] Матф. VI, 22, 23, Лук. XI, 34-36. [43] Матф. VI, 24-34. [44] Матф. VI, 30, 25. [45] Матф. VI, 33. [46] Лук. VI, 37, Матф. VII, 1. [47] Матф. XXIII, 33. [48] Матф. VII, 5. [49] Благовестник. [50] Матф. VII, 7, 8. [51] Лук. XVIII, 7. [52] Матф. VII, II. [53] 1 Кор. II, 9. По объяснению Преподобного Симеона, Нового Богослова, Слово 10. [54] Лук. XI, 13. [55] Святой Исаак Сирский, Слово 55. [56] Матф. VII, 12. [57] Лук. VI, 37, 38. [58] Матф. VII, 13. [59] Матф. VII, 14. [60] Лук. XII, 32. [61] Лук: XII, 35, 36. [62] Марк. XIII. 37. [63] Матф VII, 15, 16. [64] Благовествик. [65] Лук. VIII, 15. [66] Лук. XXI, 19. [67] Матф. XXIV, 13. [68] Матф. XI, 28-30. [69] Марк. ХII, 29-31. [70] Матф. ХХII, 40. [71] Иоанн. XIV, 21, 23. [72] Иоанн. XV, 10, 4, 6. [73] Матф. XI, 12. 
  11. О конфликтах в семьях, происходящих от самолюбия и разных страстей (О неправых отношениях мужчин и женщин (мужей и жен) друг к другу из-за половой принадлежности и властолюбия) Здесь можно скачать этот текст >>> в формате Microsoft Word (~ 122 Kb) Составитель Ника Глава 7. О неправых отношениях мужчин и женщин (мужей и жен) друг к другу из-за половой принадлежности и властолюбия Раздел 7.1. Вводное слово о мужчинах и женщинах по христианскому учению У Бога все равны: и мужчины, и женщины О том, что мужчины и женщины могут быть добродетельными и недобродетельными И мужчины, и женщины могут быть как добродетельными, так и недобродетельными Святые отцы о том, что у некоторых мужчин нет тех черт характера, которые свойственны мужчине О христианском понятии «муж совершенный» Женщины - христианки могут быть духовно сильнее некоторых мужчин Святые отцы о благочестивых, мудрых и трудолюбивых женах Святые отцы о злонравных женах Раздел 7.2. О некоторых неправых отношениях МУЖЕЙ К ЖЕНАМ, которые построены на неправом толковании слов Святого Писания и христианского учения о главенстве, повиновении и страхе 7.2.1. Об уничижительном отношении мужей к женам, которое противоречит христианскому учению О самооправданиях гордых мужчин о своем главенстве со ссылкой на слова Священного Писания о создании женщины из ребра Адама и что женщина первая согрешила По христианскому учению муж не может относиться к жене как к рабыне или низшей С древних времен мужчины, поддавшись своим страстям, превратили жен в рабынь, но Христос разрушил этот порядок По христианскому учению жена – помощница мужу и утешительница 7.2.2. О возможном неправом понимании некоторыми мужьями слов Писания об их главенстве над женами Святые отцы о властолюбивых мужьях Примеры поведения мужей – тиранов, стремящихся полностью управлять ближними По христианскому учению власть мужа над женой должна быть любовная, а не деспотическая Немудрые мужья требуют от жен подчинения и страха В христианском учении слово «страх» означает почтение и послушание с любовью Когда есть боязнь, а не уважение, то охладевает любовь и появляется ненависть, а также не стоит желать, чтобы тебя боялись 7.2.3. О властолюбии и гневливости некоторых мужей, которые бьют жен Примеры жалоб жен на то, что их бьют православные мужья Святые отцы о том, что мужьями, бьющими жен, руководит гордость и ярость Неразумные и горделивые мужья могут бить жен, прикрываясь неправым толкованием слов из Домостроя о «наказании» О некоторых типичных самооправданиях бьющих Христианское учение однозначно порицает христиан только внешне благочестивых Муж, бьющий жену, согрешает против заповедей и против законов любви Бьющий человек приравнивается к убийце Муж, бьющий жену, страдает пороком гневливость в последней стадии - ярость Христианин не должен бесчестить ругательными словами другого человека Муж, бьющий жену или возвышающийся над нею – горд, самолюбив и духовно слаб Раздел 7.3. О некоторых неправых отношениях ЖЕН К МУЖЬЯМ, которые построены на неправом толковании слов Святого Писания и христианского учения о главенстве, повиновении и страхе 7.3.1. О неправом понимании слов Святого Писания о повиновении жены и ее страхе перед мужем Примеры того, что некоторые женщины возмущены словами о повиновении мужьям и о страхе перед ними От чего происходят подобные возмущения женщин Слова: «жена да боится своего мужа» (Еф. 5.23) не предполагают страха рабыни, но обязывают жену к почитанию и уважению мужа В христианстве «повиновение» и «подчинение» есть признаки смирения и уступчивости Жены – христианки должны повиноваться «своим мужьям, как Господу» (Еф.5.21) К чему ведет послушание жены «о Господе» Святые отцы о том, всегда ли жена должна повиноваться мужу 7.3.2. По христианскому учению недопустимо главенство жены над мужем Основные причины, по которым жена не должна главенствовать над мужем Нарушение главенства происходит, когда муж отдает главенство жене, так как угождает ее прихотям Нарушение главенства происходит, когда женам приходится брать на себя основное попечение о семье т.к. их мужья самоустранились по причине инфантильности, слабости, лени и т.п. Нарушение главенства происходит, когда жена желает по своей гордости и страстям управлять и властвовать над мужем 7.3.3. Что должна знать жена-христианка, которая действительно в чем-то превосходят своего мужа, чтобы не согрешать Сила истинно добродетельной жены в ее смирении, кротости и терпении «Мудрая жена устроит дом свой» Жены должны своими добродетелями помогать ближним в деле спасения души Раздел 7.4. Главной заповедью для мужа есть заповедь о любви к жене и почтении ее, а для жены – повиновение мужу; и как они согласуются «В брачном союзе главная обязанность жены — повиноваться мужу, главная обязанность мужа — любить жену» Муж должен любить и почитать жену Муж должен быть для жены «убежищем, пристанью и защитою» Как любовь мужа и его добродетели помогают жене подчиняться ему Самолюбивый муж или жена не может истинно любить другого супруга, т.к. самолюбие любит себя более других http://ni-ka.com.ua/index.php?Lev=konflikt9
  12. О наказании и милости Сергей Худиев В общении между людьми часто возникает недоразумение, когда одни и те же слова интерпретируются по-разному и словам собеседника придается тот смысл, который он в них вовсе не вкладывал. Иногда это происходит по злой воле, как говорит псалмопевец, «всякий день извращают слова мои; все помышления их обо мне - на зло» (Пс. 55:6), но нередко - по искреннему непониманию. Особенно часто такие недоразумения возникают при общении между Церковью и миром; сколько раз мне доводилось видеть, как светские журналисты находили в словах Патриарха - или другого представителя Церкви - какой-то зловещий или оскорбительный смысл, которого там явно не было. Но есть и еще одна проблема - проблема ассоциаций; язык больше похож на сплошную ткань, чем на конструктор «лего» который можно разобрать на отдельные кирпичики. Любое слово тянет за собой шлейф полуосознанных связей, которые могут радовать, привлекать, или, наоборот, пугать и отталкивать человека. Это так и когда мы говорим о Божией милости и Божием наказании. Говоря о Боге, мы неизбежно говорим метафорами, их достаточно уже в Библии - Бог подобен Отцу, Матери, Царю, Судье, Супругу, Военачальнику. Метафоры, с одной стороны, помогают нам увидеть истину: мы живем в падшем мире, а не в аду, и этот мир - и люди - продолжают отражать славу Своего Создателя. Заботливый отец, мудрый правитель или справедливый судья в какой-то мере являют нам образ Божий. С другой, этот мир является падшим и эта слава омрачена падением. Цари и судьи, и даже матери и отцы - падшие существа, поврежденные грехом. Поэтому так сложно говорить о наказании Божием. Когда люди наказывают других людей - даже если это любящие родители, искренне желающие своим чадам блага, в наказании часто проявляется раздражительность и желание утвердить свою волю. Увы, воля к доминированию - или даже садизм - очень быстро вылезает из лукавого и крайне испорченного человеческого сердца, особенно в ситуации, когда речь идет о наказании плохих людей, которые этого, на наш взгляд, полностью заслужили. Это бывает и в Церкви, увы, только ситуацию ухудшает то, что мы в Церкви склонны теологизировать свои грехи - и рассматривать свое раздражение как гнев Божий, свою волю к доминированию как бескомпромиссную борьбу за истину Божию, свою жестокость к людям как принципиальность, проявляемую «для их же блага». Наиболее резкие обличения в Евангелии обращены именно к религиозным людям, которые «связывают бремена тяжкие и неудобоносимые». Увы, обличения эти актуальны для сегодняшних христиан не менее, чем для иудеев первого века. Совсем недавно мне довелось услышать, как женщине, потерявшей ребенка, объясняли, что это Бог наказал ее - и за что именно. Порядочные и богобоязненные женщины не теряют детей. Это все вам за грехи, мы точно знаем, какие именно… Поэтому слово «наказание» в обычном языке - и, увы, даже в языке религиозном - имеет оттенки, которые никак не могут быть отнесены ко Христу. Христос не раздражается. Христос не пытается заставить вас страдать, чтобы утвердить Свою власть над вами. Христос не пытается выместить на вас какие-то страхи и комплексы. Он не стал объяснять наинской вдове, за какие ее грехи она лишилась сына. Поэтому, когда люди говорят, что Бог никого не наказывает, это, строго и буквально говоря, неверно, однако некая частная правда в этом есть - в этом смысле не наказывает. Христос есть чистая, бесконечная милость, Спаситель и Сострадающий нам. Беда в том, что со словами «милость», «любовь», «сострадание» происходит та же беда, что и со словом «наказание».... Люди исходят из того, что любовь дает ближнему то, о чем он просит, отзывается на его жажду. Беда в том, что мы - падшие существа, раздираемые внутренним конфликтом. Мы жаждем разных вещей – причем, одновременно. Алкоголик хочет вести здоровую и плодотворную жизнь - в то же время он мучительно хочет выпить. На какую из жажд человека должна отзываться истинная любовь? Что, если человек настолько поглощен жаждой выпить, или соблудить, или отомстить, или приобрести себе вещи, которые он честным трудом приобрести не может, что, если его стремление к истинному счастью глубоко подавлено? Тот же алкоголик может отождествлять себя со своим недугом – «я хочу выпить», а может не отождествлять – «я хочу вести трезвую жизнь, но мне мучительно хочется выпить». В первом случае он просто скажет: «Не учите меня жить, лучше помогите материально», и воспримет наш отказ дать ему денег на выпивку как проявление невыносимой жестокости. Трудно нам, что ли? Ведь материально мы почти наверняка благополучнее его. В некоторых случаях истинная любовь говорит «нет». Это очевидно в случае с алкоголиком - всем, кроме самого алкоголика. Это менее очевидно в отношении грехов, которым привержены мы сами - но это так. Христос подлинно любит людей и именно поэтому часто говорит «нет». Это «нет» может восприниматься с горечью и обидой - всякий, кто пытался увещевать алкоголика, знает, как это выглядит - но оно является проявлением любви. Иногда Христос показывает нам неправду наших путей, а это глубоко неприятно. Иногда Он допускает нам пострадать, и пережить временное несчастье, чтобы мы были спасены от несчастья вечного. Как говорит псалмопевец, «благо мне, что я пострадал, дабы научиться уставам Твоим» (Пс. 118:71). В этом смысле Христос, правда, наказывает грешников - ради их вечного спасения. Бесконечная любовь и милосердие не есть бесконечная уступчивость, и Христос - именно потому, что Он действительно любит нас, безусловно противостоит всему, что оскверняет и уродует нас самих, наших ближних и сотворенный Им мир вообще. Наступит день, когда Он вмешается явным образом, чтобы искоренить из мира зло и неправду. Гнев Божий - это не что-то, с трудом совмещающееся с Его любовью; это и есть любовь Божия, когда она активно противостоит злу. Тем, кто упорно и ожесточенно отвергают всякую милость Божию, не будет позволено творить зло бесконечно - любовь Божия (именно любовь) положит этому злу предел. Это будет чем-то абсолютно невыносимым для злых, но это будет именно актом милости и любви, в том числе по отношению к самим злым, ниспадение которых в бездну зла и порчи будет остановлено на каком-то пределе. Любовь Божия может являть себя в наказании - либо для того, чтобы направить нас пусть спасения, либо для того, чтобы положить предел творимому нами злу, если обращаться на путь спасения мы не хотим. Иногда мы осознаем наши собственные беды как спасительное наказание: «благо мне, что я пострадал». Но ни Пророки, ни Апостолы не говорят «благо соседу, что сосед пострадал». Напротив, Апостол заповедует нам «плакать с плачущими» (Рим.12:5), плакать об их и наших грехах и бедах, чтобы принять спасение от Того, Кто есть чистая, бесконечная Милость. Интернет-издание «Татьянин день»
  13. О родительском благословении «Благословение по своему имени происходит от благого слова. Если же хотите доискиваться, откуда происходит благое слово, где первоначальный его источник и глубочайший корень его силы, то найдете, по указанию Божественного мудреца Иоанна, что в начале бе Слово, и Слово бв у Бога, и Бог бе Слово: в Том живот бе, и живот бе свете человеком (Ин. 1, 1, 4). Поелику человек сотворен по образу Божию, то из сего самого заключить можно, что и в дар слова он получил нечто по образу творческого Слова Божия. Святой Иоанн доводит сию мысль до высочайшей степени знаменательности, когда говорит, что та самая жизнь или сила, которая есть в Боге Слове, соделалась светом человеков. Внутренний свет человека проявляет себя в слове. Итак, поелику Бог Слово рече, и быша, и притом вся добра зело, – то неудивительно, что и человек, когда он находится в возвышенном состоянии образа Божия, из полноты веры в Бога Слова, Которого живот бе свет человеком, из глубины благости сердечной изрекает слово, и оно действует, оказывается могущественным, творит благо». «Мир видел, что слово подобострастных нам человеков в союзе с истиною боговедения и правдою веры, и вследствие сего в союзе со Словом и Духом Божиим, владычествовало над природою, исцеляло больных, прогоняло темные силы, воскрешало мертвых». «Если Слово Божие, являясь ли открыто в устах человеков, приближенных к Богу, или действуя сокровенно из сердец их, творит дела чудесные, некоторым образом подражательные творческим действиям Божества,– то не менее должно быть понятно и достоверно, что тоже Слово Божие чрез тех же людей теми же способами изрекает и преподает благословения, некоторым образом подражательные действиям Божеского Провидения. Итак, благословлять, в сильнейшем значении сего слова,– значит простирать действие Божия Слова на творения Божия. Благословляющий есть благою волею посредствующий между Словом Божиим и творением Божиим. По сему понятию верховный и всеобщий раздаятель благословений есть Иисус Христос, Ходатай Бога и человеков, Богочеловек, в Котором Слово плоть бысть. Вот почему благословение было древнейшею чертою, которою Он означен был еще патриархам, например, Аврааму: благословятся о семени своем ecu языцы земнии (Быт. 22, 18). Вот почему и Апостол, желая изобразить благодеяния Христовы роду человечеству, сказал, что Бог Отец благословил нас всяцех благословением духовным в небесных о Христе (Еф. 1, 3). Вот почему и (духовные пастыри), преподавая заимственное благословение, обыкновенно употребляют имя Иисуса Христа в особенности, или в составе имени Пресвятой Троицы, и крестное знамение Христово. Священник есть раздаятель благословения по чину благодатного тайноводства. Еще в первоначальном постановлении о законном священстве Бог сказал священникам: благословите сыны Израилевы (Чис. 6, 23). И паки о них же: да возложат имя Мое на сыны Израилевы, и Аз (Господь) благословлю я (Чис. 6, 27). И в Новом Завете, когда Господь повелел Апостолам и преемникам их служения до скончания века учить, крестить, вообще тайнодействовать, во имя Отца и Сына и Святого Духа (Мф. 28, 19), Он положил чрез сие в них силу Своего благословения и дал им власть преподавать оное. Посему судите, достойно ли внимания благословение священства. Не о том думать должно, какою рукою или в каком сосуде, но какой Божественной Лозы духовное вино подается чрез благословение служителя Христова. Из преподавателей заимственного благословения родители некоторым образом естественные посредники между творческим Словом и своими детьми, поелику некоторым образом довершили над ними дело создания, произведя их на свет. Вот почему естественно важно и сильно благословение родительское, особенно же, если благочестием возвышается до силы благодатной. В сем роде удивительны благословения патриархов. Например, благословение Сима Иафету: Да распространит Бог Иафета (Быт. 9, 27), теперь после нескольких тысяч лет как сильно еще действует в потомках Иафета, европейцах, которые не перестают распространять во все страны света свои поселения, торговлю, власть, религию, нравы». Итак, родители должны «благословлять детей своих любящим сердцем и стараться возвысить силу своего естественного благословения, привлекая благочестием и верою силу благодатную. Дети! дорожите благословением родителей тысячекратно более, нежели прочим наследством, ибо чрез оное по вере можете получить благословение Отца, из Него же всяко отечество на небесех и на земли именуется (Еф. 3, 15). Делом и словом чти отца твоего и матерь, да найдет ти благословение от них. Благословение бо отчее утверждает домы чад» (Сир. 3,8.9). Свт. Филарет Московский.
  14. Свт. Игнатий Брянчанинов. ПОУЧЕНИЕ 2-Е В ДВАДЦАТЬ ПЯТУЮ НЕДЕЛЮ. О ЛЮБВИ К БЛИЖНЕМУ  Возлюбиши ближняго твоего якоже сам себе [1]. Возлюбленные братия! Такую заповедь Господа Бога нашего возвестило нам сегодня Евангелие. Евангелие присовокупляет, что в любви к Богу и любви к ближнему сосредоточивается весь Закон Божий, потому что любовь есть та добродетель, которая доставляется из полноты всех прочих добродетелей. Любы есть союз совершенства [2], по определению апостола. Очевидно: чтоб возлюбить ближнего, как самого себя, предварительно нужно правильно полюбить себя. Любим ли мы себя? Несмотря на странность этого вопроса — нового и занимательного только как будто по излишеству в нем, — должно сказать, что весьма редкий из человеков любит себя. Большая часть людей ненавидит себя, старается сделать себе как можно больше зла. Если измерить зло, соделанное человеку в его жизни, то найдется, что лютейший враг не сделал ему столько зла, сколько сделал зла человек сам себе. Каждый из вас, взглянув беспристрастно в свою совесть, найдет это замечание справедливым. Какая бы тому была причина? Какая причина тому, что мы почти беспрестанно делаем себе зло, между тем как постоянно и ненасытно желаем себе добра? Причина заключается в том, что мы правильную любовь к себе заменили самолюбием, которое внушает нам стремиться к безразборчивому исполнению пожеланий наших, нашей падшей воли, руководимой лжеименным разумом и лукавою совестью [3]. Мы увлекаемся и корыстолюбием, и честолюбием, и мщением, и памятозлобием, и всеми греховными прихотями! Мы льстим себе и обманываем себя, думая удовлетворять любви к себе, между тем как удовлетворяем только неудовлетворимому самолюбию нашему. Стремясь удовлетворять самолюбию нашему, мы злодействуем себе, губим себя. Правильная любовь к себе заключается в исполнении животворящих Христовых заповедей: сия есть любы, да ходим по заповедем Его, сказал святой Иоанн Богослов [4]. Если ты не гневаешься и не памятозлобствуешь — любишь себя. Если не клянешься и не лжешь — любишь себя. Если не обижаешь, не похищаешь, не мстишь; если долготерпелив к ближнему твоему, кроток и незлобив — ты любишь себя. Если благословляешь клянущих тебя, творишь добро ненавидящим тебя, молишься за причиняющих тебе напасти и воздвигающих на тебя гонение, то любишь себя; ты — сын Небесного Отца, который Своим солнцем сияет на злых и благих, Который посылает дожди Свои и праведным и неправедным. Если приносишь Богу тщательные и теплые молитвы из сердца сокрушенного и смиренного, то любишь себя. Если ты воздержен, не тщеславен, трезвен, то любишь себя. Если ты милостынею к нищей братии переносишь твое достояние с земли на Небо и твое тленное имение соделываешь нетленным, а временную собственность — собственностью вечною и неотъемлемою, то любишь себя. Если ты до того милостив, что соболезнуешь всем немощам и недостаткам ближнего твоего и отрицаешься от осуждения и уничижения твоего ближнего, то ты любишь себя. В то время как ты воспрещаешь себе суждение и осуждение ближнего, на что не имеешь никакого права, — правосудный и милосердый Бог устраняет праведное суждение и отменяет праведное осуждение, заслуженные тобою за многие грехи твои. Желающий правильно любить себя, не обольщаться и не увлекаться самолюбием, то есть своею падшею волею, руководимою лжеименным разумом, должен тщательно изучить евангельские заповеди, которые заключают в себе духовный разум и приводят исполнителя к ощущениям нового человека. При изучении и по изучении евангельских заповедей необходимо со всею бдительностью и трезвением наблюдать за пожеланиями и влечениями сердечными. При строгой бдительности соделается для нас возможным разбор наших пожеланий и влечений. От навыка и от страха Божия этот разбор обращается как бы в естественное упражнение. Не только всякое пожелание и влечение, явно противные евангельским заповедям, должны быть отвергаемы, но и все пожелания и влечения, нарушающие сердечный мир. Все, истекающее из Божественной Воли, сопровождается святым миром, по опытному учению святых отцов; напротив того, все, сопровождаемое смущением, имеет началом своим грех, хотя бы по наружности и казалось высшим добром [5]. Полюбивший правильно самого себя может богоугодно любить ближнего. Сыны мира, недугующие самолюбием и порабощенные ему, выражают любовь к ближнему безразборчивым исполнением всех пожеланий ближнего. Ученики Евангелия выражают любовь к ближнему исполнением относительно его всесвятых заповеданий Господа своего; удовлетворение пожеланиям и прихотям человеческим они признают душепагубным человекоугодием и страшатся его столько же, сколько страшатся и убегают самолюбия. Самолюбие есть искажение любви по отношению к самому себе, человекоугодие есть искажение любви по отношению к ближнему. Самолюбец губит себя, а человекоугодник губит и себя и ближнего. Самолюбие — горестное самообольщение; человекоугодие усиливается и ближнего соделать общником этого самообольщения. Не подумайте, братия, что любовь от самоотвержения приобретает несвойственную ей суровость, а от исключительного исполнения евангельских заповедей утрачивает теплоту, делается чем-то холодным и машинальным. Нет! Евангельские заповеди изгоняют из сердца плотской огнь, который очень скоро потухает при какой-либо, иногда самомалейшей противности; но они вводят огнь духовный, которого не могут погасить не только злодеяния человеческие, но и самые усилия падших ангелов [6]. Пылал этим священным огнем святой первомученик Стефан. Извлеченный убийцами своими за город, побиваемый камнями, он молился. Последовали удары смертоносные; от лютости их пал Стефан полумертвым на колени, но огнь любви к ближнему в минуты разлуки с жизнью еще живее воспылал в нем, и возопил он гласом велиим об убийцах своих: Господи, не постави им греха сего! [7]. С этими словами первомученик предал Господу дух свой. Последним движением его сердца было — движение любви к ближним, последним словом и делом была молитва за убийц своих. Невидимый подвиг против самолюбия и человекоугодия первоначально сопряжен с трудом и усиленною борьбою; сердца наши, подобно сердцам отец и праотец наших, со времени ниспадения родоначальника нашего в греховную область, присно противятся Святому Духу [8]. Они не сознаются в своем падении, с ожесточением отстаивают свое бедственное состояние, как бы состояние полного довольства, совершенного торжества. Но за каждую победу над самолюбием и человекоугодием награждается сердце духовным утешением; вкусив это утешение, оно уже мужественнее вступает в борьбу и легче одерживает победы над собою, над усвоившимся ему падением. Учащенные победы привлекают учащенное посещение и утешение благодати, тогда человек с ревностью начинает попирать своеугодие и своеволие, стремясь по пути заповедей к евангельскому совершенству, исповедаясь и таинственно воспевая Господу: Путь заповедей твоих текох, егда разширил ecu сердце мое [9]. Братия! Мужественно вступим в борьбу с самолюбием под руководством Евангелия, в котором изображена воля Божия благоугодная и совершенная, в котором таинственно жительствует Новый Адам, Христос, и передает сродство с Собою всем чадам Своим, истинно желающим этого сродства. Научимся правильно и свято любить себя; тогда возможем исполнить относительно ближнего нашего всесвятую заповедь великого Бога нашего: Возлюбиши ближняго твоего, якоже сам себе. Аминь. [1] Лк. 10:27; Мф. 22:39 [2] Кол. 3:14 [3] Евр. 10:22. В молитве пред "Херувимскою песнью" архиерей молится о избавлении от совести лукавой, т.е. омраченной грехом и ложными понятиями, причем зло признается добром и совершается как бы добро. С особенною очевидностью лукавая совесть проявляется в деятельности варварских народов; но для христианина-наблюдателя она столько же очевидна и вообще в деятельности человеческой, а особенно в своей собственной деятельности. Чиновник (церковная книга) [4] 2Ин. 1:6 [5] Преподобный Макарий Великий. Слово 4-е, гл. 13
  15. Времени не существует, это, всего лишь, человеческая выдумка, чтобы определить положение в пространстве, просто люди, особенно, до грехопадения были другими, а чем дальше в лес, тем страшнее звери...
×
×
  • Create New...