Jump to content
Sign in to follow this  
  • entries
    39
  • comments
    17
  • views
    10295

БОГАТСТВО РАДОСТИ

margarita

975 views

БОГАТСТВО РАДОСТИ

 

1. НАСТРОЙ НА СОЗЕРЦАНИЕ

 

Красавицы

 

Душ -как птиц! Но есть красавицы -

без соперниц под луной.

К небосводу прикасаются

крылья радужной дугой.

Там желанное завещано,

на Земле - лишь образА...

Покаянием залечены

от страстей ожоги, трещины...

Души - ветви, Бог -лоза...

И священные обители

их сияют красотой.

Там за ризы у Спасителя

души держатся рукой -

не колеблется настрой

на Его небесный лад.

Он им - Бог, Отец, герой...

И в миру с Ним - райский сад.

 

Знаю много душ таких -

невзыскательных и скромных

и на беззаветность скорых.

Родники в них чувств благих...

На Земле все быстротечно.

Красота души лишь вечна.

Ей, отважной, и смиренной,

разожжен очаг вселенной.

 

Как быстро время движется к закату

 

Угас бесследно солнца ярый пыл,

лучом взмахнув, простился летний зной.

Октябрь дождями землю остудил,

готовил сумеречный, ледяной,

тоскливый день осеннего заката -

тепла и света грустную утрату.

 

На травах из живой росы кристаллы

слагались в беспорядочный узор.

Дуб обнищавший выглядел усталым.

Взметали ветры прелых листьев сор...

Церковным куполом нависли своды

с сияющей смиреньем синевой

в просветах гордой тучи снеговой.

Темнели, загустев, земные воды.

 

Как быстро время движется к закату

в объятья мрака, холода и сна.

За увлеченность суетным - расплата...

И все же жизнь преобразит весна!

 

А что мешает нам возделывать себя?

 

А что мешает нам возделывать себя -

воссоздавать на праведной основе -

руками, сердцем, разумом и словом,

Христовой жертвы Красоту любя?..

На разный вкус подобраны завесы,

скрывающие тайны Откровения.

Кого-то соблазняют грубо бесы,

кого-то страсть стихо-творения...

Ум обольщают ласковые музы,

удерживая своей властью крепко.

Влекут, как дождевые воды щепку,

воображения невидимые узы.

 

Лучами Благовестия разбужена,

искала я бесценную жемчужину -

без тупиков и лжи тропинку жизни...

Две главных заповеди о любви -

к Отцу Небесному и ближним -

душе сказали тихо: им внемли,

неся свой скорбный крест земли.

 

 

Весеннее воскресение

 

 

Когда остудит воздух ночь осенняя

и плоть природы станет увядать,

нимб золотистый знаком воскресения

Земле из листьев вышьет Благодать.

 

Березы вспыхнут восковыми свечами,

нависнет туча, словно сливы гроздь.

Дожди и грусть - два спутника извечные -

дни омрачат, как горькой вестью гость.

 

Но вот уж снег! Заиндевелый сад,

чуть вздыбленная рябь Донского льда,

туманной оттепели влажный аромат,

а ночью - звезд блуждающих стада.

 

Вновь все изменится - весенняя пора

сорвет одежды зимнего покроя,

и ветер, вылетев из тесного двора,

взволнует гладь сердечного покоя.

 

Природа в испытаниях бесстрастна:

все переносит - и мороз и зной...

Наверно знает - терпит не напрасно -

она воскреснет солнечной весной.

 

Настрой на созерцание

 

Сквозит через ветхие шторы поблекший рассвет.

Как трудно с уютным теплом зябким утром расстаться.

Мелькание снега - на сцене природы балет,

и вьется изящное легкое кружево танца.

 

Лавиной с еловых ветвей оползал снежный вал.

Меж домом и лесом армада из хлопьев летала.

И снег неказистую сетку ограды скрывал,

небесным шитьем застилая невзрачность металла.

 

На вязь снегопада взирая с унылых берез,

застыл невзыскательный зритель - снегирь красногрудый.

Его не вспугнули ни шум, ни метель,ни мороз -

вела себя робкая птица вполне безрассудно.

 

Сквозь зимнюю мглистую зыбь, белизну и безбрежность

безжизненных и безучастно холодных кристаллов

душа посылала свою покаянную нежность

природе - от дел человека больной и усталой.

 

Когда же опомнится дух изгоняющий век,

когда перестанет лишь плоти земной быть послушным?

Замедлит ли он свой бесцельный, бессмысленный бег -

настроит ли на созерцанье прекрасного души?

 

Ночные стихи

 

Настроен ветер вновь на буйный лад.

И громко ветками по крыше бьет сосна.

Встаю. Луна висит в углу окна.

И звездным огоньком влекут назад

мерцающие в прошлом времена,

родных и близких лица, имена...

Всплывают образы, ждут облаченья слов.

Готовы чувствам вслед бежать толпой

за призрачно-бесплотный красотой...

В глубинах памяти идет жемчужин лов.

Как ласточка небесного паренья,

строк - свежих, светлых - жду рождения.

 

Прошедших лет накрыл меня поток -

от невезения и суетной награды

до незабвенных пустяков отрадных.

Тут были счастья быстро вянущий цветок,

скорбь заблуждений и страстей дурман,

и радость верой просветленного ума...

Шум ветра стих, и стала ночь беззвёздной.

Соседний лес был кроток и белёс

от снежных перьев и стволов берёз.

Бродить в извивах жизни было поздно.

Уж выстроились все слова в ряды,

и лист бумаги строчками рябил.

 

Лесная яблоня

 

 

На лыжах через дикий лес бегу

к просветам укрощенных просек.

Следы зверей мелькают на снегу,

и мрачно нависают кроны сосен.

 

Вспугнув синиц, упал замшелый сук -

от быстрых взмахов крыльев шелестящих

разлился мягкий бархатистый звук

над осветленной снегопадом чащей.

 

Осматриваюсь, все давно здесь зная...

По насту, без лыжни, скольжу вперед.

Взгляд привлекает яблоня лесная

в одеждах белых - будто бы цветет.

 

Хоть я пока и не скучаю по весне,

но красоте заснеженного сада,

его безжизненной холодной белизне,

цветам искусственным - душа не рада.

 

Свет снеговые тучи застилали.

К полудню ветру удалось их разогнать.

В миг стали четкими расплывчатые дали.

И лес и душу озарила благодать.

 

 

Мне бы стать...

 

 

Мне бы стать виноградной лозой,

кроткой иволгой с мягким пухом,

смоляной ароматной слезой,

домом с теплым и радостным духом.

 

И березку обвить бы, как хмель,

чтобы ей не грустить одинокой...

Изливаясь на ствольную бель,

ночь проплакать с ней сладостным соком.

 

Расцвести бы подсолнухом в поле

и гореть лепестками огня.

А была бы на то Божья воля, -

пусть малиновкой звали б меня.

 

В стае птах малых - робких, певучих -

свои крылья латала бы летом,..

сохраняя лесные созвучия

вместе с липой, ольхой, бересклетом.

 

Как доверие туч получить? -

чтоб в ненастье лазурным окном

выпускать золотые лучи,

плоть земли согревая теплом.

 

Мне из сизой бы хвои сосновой

стать лекарством в аптеках целителей...

Жизнь настроить на быт суровый -

на высокий лад, как в обители.

 

Покаянье, молитва с надеждой,..

и душа станет снова чиста.

В обновленной и светлой одежде

перед вечностью мне бы встать.

 

И, хоть изредка, в облачной гуще

приплывать бы в родные края,

видеть яблони ветки цветущие.

Кто их гладит теперь без меня?

 

 

Сакура и дождь

 

У красоты над майским садом власть...

Шмели и пчелы подлетали за нектаром

к японской сакуре - она лиловым шаром

над одуванчиками к небу поднялась.

 

Земле грозя, зарокотали тучи,

излившись из небесной бездны лавой.

И озарил цветы, деревья, травы...

растерянный последний бледный лучик.

 

И дождь хлестнул по нежным лепесткам.

От страха даже ветви трепетали.

Туманом зыбким затянуло дали...

Вишневый куст защиты не искал.

 

Она, желанная, сама явилась свыше -

брешь в просинь пробивал весенний ветер.

В сад, еще влажный, высыпали дети,

и солнце слизывало капли с вишни...

 

А я мечтала: вдруг удастся свить

цветущей сакуре из слов и строчек,

из запятых, тире, безмолвных точек

стиха жемчужную живую нить.

 

Лесной ручей

 

1.

 

Поёт свирель ручья в лесной канавке.

Благоухает воздух в день весенний.

Сияет солнце, зеленеет травка,

сиреневеют у деревьев тени.

 

Милы ручью и перезвоны сосен,

и пенье птиц, и клёкот соколиный.

Он ускоряет бег в просторах просек

и замедляет в вязкой серой глине.

 

На миг вдруг исчезает в лисьей норке,

быстрее ветра вниз, в овраг, скользит.

Вдаль зорко смотрит с теплого пригорка,

сквозит между осин, дубов, ракит.

 

Здесь звери останавливают ход,

к ручью склонившись, лоси пьют высокие.

И улыбаются от брызг текущих вод

цветы весенние лазурноокие.

 

2.

 

Весь май вскипевшей пенной белью

черемуха дурманила, пьянила...

Как будто опоила хмельным зельем -

и ослабела у потока сила.

 

 

Хоть он тогда едва струился, сонный,

но все же ясно слышал: вдалеке

на берега выплёскивались волны, -

и вновь спешил, как в край родной, к реке.

 

Опережали его только облака...

Уже искрилась в солнечных лучах

гладь водная - просторна, глубока...

И струи радостно светились у ручья.

 

Его уже не повернут назад

ни времени трухлявые пеньки,

ни ветер, ни гроза, ни листопад -

он добежит до берега реки!

 

Не остановит никакой заслон

из тины, мха, камней, колючих веток.

Прорвется сквозь преграды леса он!..

Ввысь белогривьем волн взметнется летом.

 

3.

 

От мелководной суеты бурливо-пенной,

из русла узкого стремятся строки

к волне высокой, светлой, духовейной -

в неисчерпаемую реку вдохновения.

В бездонности Небес ее истоки.

 

Вольемся ль в вечные блаженные глубины

земным ручьем с водой нечистой, талой

мы - теплохладные, самолюбивые

и с нравом дерзким, далеко не голубиным?..

С любовью к Богу запоздалой...

 

 

 

2. ДРУГИЕ ЦЕЛИ

 

 

 

Невозвращенный долг

 

 

Мы можем причинять невольно боль,

жестокость сердца своего не сознавая.

Уносят горечь близкие с собой,

нам жажду покаянья оставляя...

Как им отдать невозвращенный долг

заботливости, чуткости, тепла...

Чтоб голос обличающий умолк -

душа была б спокойна и светла.

 

Выплескивают волны подсознания

и камни зла, и суеты песок...

Но могут яркие воспоминания

уму и сердцу преподать урок...

Из прошлого вдруг полыхнет заря,

свет явит нам деянья нелюбви...

И заскорбит душа, себя коря.

Утешат - плач и благодать молитв.

 

Приходит час, срывает пелену

с неведомых потусторонних тайн.

Путь открывается в далекую страну,

в надзвездный и неизреченный край.

Там ждет иного бытия явление

и жизнь в любви, конца которой нет.

Там ценят покаянное смирение

и скорбного креста духовный свет.

 

 

Пастух душ

 

 

Влекомые таинственной судьбой

волхвы места Халдейские оставили -

вела звезда их в Палестину за собой,

чтоб Рождество Спасителя восславили.

И, символические возложив дары:

шкатулку смирны, золота и ладана,

в обратный путь до утренней зари

отправились из царственного града...

Простым и мудрецам - доступней вера.

Святые Ангелы открыли пастухам -

Кому приют дала убогая пещера,

Какой Младенец в мир явился там...

Родился в Вифлееме душ Пастух -

спасти от бездны всех, кто Ему верит.

Жизнь -выбор: распахнуть себя Христу

иль затворить ума и сердца двери.

 

 

На исходе января

 

 

Зима, окрепнув, снегом замела

дороги к городу. И мы вдвоем сидели

в уютной пристани домашнего тепла

безвылазно уж почти неделю.

 

Морозы крепкие, суровые, как встарь,

нагрянули в канун крещенских дней.

Был на исходе солнечным январь,

но воздух становился холодней.

 

Застала стынь нежданная врасплох

уже привыкших к оттепелям кошек -

с утра не вышли даже на порог.

Сияло солнце. Вызывал восторг

сапфирный блеск лучистых снежных крошек.

 

 

Заиндевелые верхушки у березы

взгляд поднимали к небосводу вверх -

на синем фоне серебрились розы,

как будто распушился фейерверк.

 

Безветренно. Снег на еловых лапах.

Игриво птицы его стряхивали вниз.

И хвойно-смоляной душистый запах

в густом морозном воздухе повис.

 

 

 

Другие цели

 

 

От слепоты - как душу врачевать:

усильем воли или внешней силой?-

я как-то у священника спросила.

"Изъяны душ в нас лечит Благодать...

Она способна и затеплить свет,"

был для меня тогда его ответ.

 

Из океана Неба, как волна,

она является облагородить чувства.

Войти в поток ее - высокое искусство.

Лишь с ней блаженством жизнь души полна.

 

И стала я с тех пор ее искать,

как жемчуг в глубине морской ловцы,

ключ к тайне вдохновения - творцы,

как выгоды торгующая рать...

Но Благодать, являясь, ускользала.

И поиск продолжала я сначала.

 

Не удержать ее в себе, пока

мы не решимся на духовный подвиг,

пока страстям в нас не затихнет отклик

и взор вверх не поднимем к облакам.

Пока не перейдем от ближних целей

к просторам дальних устремлений.

 

 

Подвиг юродства

 

 

"Радуйся, века сего суемудрия

юродством твоим отвергатися

нас научившая." (Из Акафиста

святой блаженной Ксении Петер-

бургской).

 

Опять погода в феврале весенняя,

снег влажный растекается, как ртуть...

Сегодня день, когда святая Ксения

напоминает про свой скорбный путь.

 

Не заживает в ее сердце рана

со смертью мужа от постигшего сиротства.

И Ксения, по-русски: странная,

решается на подвиги юродства...

 

Казался странным этот вид служения,

и все ж юродивых в России было много.

В них - нрава жертвенного отражение

и жажда вечности, любви и правды Бога.

 

Земные блага не нужны святой.

И добрым людям раздарив имение,

богатая Христовой нищетой

терпела и нужду, и поношения.

 

Над головою не имела крова.

Нам и представить это сложно:

был звездный небосвод - ее покровом,

хлеб - пищей. а земля сырая - ложем.

 

Отбросив немощь плоти, сон очей,

в душе своей шум страсти заглушила...

Молитвой заменив покой ночей,

самоотверженно Добру служила.

 

За страждущих, озлОбленных просила

в своих молитвах стылыми ночами.

И, в отклик Ксении, Божественная сила

в мир Благодать и милость источала.

 

Скрываясь за своим безумьем мнимым,

корысть, бессовестность сурово обличала.

И в людях, злым огнем страстей палимых,

раскрыть пыталась добрые начала.

 

И прозорливости имела редкий дар.

Ей удавалось видеть боль, страдания

тех, кто был одинок, обижен, стар -

открыто помогала им и тайно.

 

 

Спасая душу, добровольно плоть свою

крестом юродства Ксения распяла.

И, пребывая с Господом в раю,

здесь, на Земле, иконами сияла.

 

 

Героям веры

 

Посвящается убиенному в годы

гонений протоиерею

Константину (Архангельскому), прадедушке

игумена Никиты.

 

Естественно писать высоким слогом

об исповедниках и мучениках наших,

прославленных за стойкость веры Богом,

навечно в ряд героев русских вставших.

 

Не устрашались пыток, боли, смерти -

по духу жили без потворства плоти...

С молитвой в верном мужественном сердце

не по теченью плыли, а напротив.

 

Те, кто тогда казался большинством,

крушили в раже животворные устои...

Но все же часть осталась со Христом.

Все блага мира без Него - пустое.

 

Христа отречься - душу погубить...

Они, об этом с детства твердо зная,

не пожелали идолам служить -

взлетела в Небо их святая стая.

 

Отдали души Солнцу Правды в дань

посланцы Света, мраком зла гонимы.

В судьбу России, вечной нитью в ткань,

вплели свои страдальческие нимбы.

 

И нет по праву ближе нам родных -

по крови, родине, по духу и крещению.

Не оставляют и сегодня нас одних,

вымаливая благодать прощения.

 

Жалеют слабых, ободряют падших,

остерегают от иллюзий, заблуждений...

И учат с кротостью, как братья младшие,

нас добродушию, незлобию, смирению...

 

Смерть неизбежна и не так страшна -

даст всходы умирающее семя...

Земная жизнь, как школьный курс, важна -

для входа в вечность нас готовит время.

 

 

 

Богатство радости

 

 

Богата радостью духовная вселенная,

а мы уходим от нее в " страну далече".

Как блудный сын, стремясь к увеселениям,

на миг блаженств размениваем вечное.

 

Не происходит главной - с Богом - встречи,

когда стена из тусклого стекла,

непроницаема и бесконечна,

нас отделяет от Его любви тепла...

И тает красоты и смыслов след,

и гаснет свет, как от сырой лучины.

Мы, помраченные от " суеты сует",

не понимаем истинной причины

наших терзаний, горестей и бед...

Она откроется мольбой в уединении.

Тогда, от голода и маяты устав,

душа вернется с плачем и смирением

в объятья милосердного Отца.

 

Все к счастью призваны ... Благая Весть

ведет к иконе Неба - в Божий храм,

к святыням и таинственным Дарам.

Преградой - страсти, бесы, мира лесть.

 

 

Святыням возвращая алтари

 

Как дар усыновления был дан

Час обновления, когда нас Бог крестил.

И смыл волной Днепр - русский Иордан -

Одежды ветхие языческой Руси.

Сошло на нас святое вдохновение

В великом Таинстве крещения.

 

Сквозь смуты, войны, гнет и беды

Единый православный наш народ

Путем скорбей за Господом шел следом...

И, совершенствуясь из рода в род,

В самозабвенном напряженьи сил

Выпестовал державный дух России.

 

Свет веры разменял беспутный мир

На мишуру духовного уродства -

Стал разобщен, и слеп, и наг, и сир,

Забыл величие и славу первородства,

Плотскому тленному неистово служа...

Судьба вероотступников страшна.

 

И все же тьме не одолеть зари,

Сияющей нам светоносным Словом.

Россия Небу возвращает алтари,

И оживает под спасительным покровом.

Вернем мы и наследное богатство:

Традицию, величие и братство.

 

 

Снег на Радоницу

 

От холода взгляд грустный, голос сиплый.

Земля, деревья - в белом...Зимний снег

в конце апреля сыпал, сыпал, сыпал...

День потускнел - затмили тучи свет.

 

Залетных птиц внезапно смолкло пение.

Снег падал на зеленую траву,

на прораставшие цветы весенние -

тюльпаны сникли , не подняв главу.

 

Прорвался сквозь ненастье вечный день.

И озарила Пасха жизнь, погосты...

Исчезли облака, печали, темь.

Вселилась в душу радость светлой гостьей.

 

День поминальный, но не видно слез.

Христос воскрес ! - Воистину воскрес!



0 Comments


Recommended Comments

There are no comments to display.

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.
Note: Your post will require moderator approval before it will be visible.

Guest
Add a comment...

×   Pasted as rich text.   Restore formatting

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...