Jump to content
Sign in to follow this  
  • entries
    42
  • comments
    19
  • views
    10556

Переплетая радость и печаль

margarita

91 views

 

С красотой вселенской неразлучно

 

Грозовыми мрачными цветами
предворяет Небосвод картины яркие,
гениального Художника  руками
созидает радужные арки.
 С Красотой вселенской неразлучный
звёздным садом удивляет мир ночами,
разгоняет неприветливые тучи
ветров северных свистящими бичами.

Глубину у Неба не измерить –
крыльями скрывают облака.
Нам даётся лишь в Него поверить,
в Его нрав –прощать, дарить, ласкать…
Зажигают Небеса огни  зарницы
и  заката расчехляют знамя.
Красотой стирают все границы
между вечным бытием и нами.

Только б вырваться из цепких уз темницы –
из огня, из грохота, из ада.
Только бы земным дичком привиться
к  яблоне Божественного сада.
Только бы войти в его пространство,
шум внутри  стараясь заглушить,
возжелать небесного гражданства
для очнувшейся от мОрока души.

 

Благоухание обыденности

 

Неизменный запах кофе и корицы
в доме, где душе всегда уютно.
Летом, хоть бывает многолюдно,
и в заботах забываешь помолиться,
но зимой вновь - книги , Небо, птицы…

Одиночество – блаженство, а не крест,
утонченное благоуханье нарда.
В  нем молитв и тишины услада,
  громом- даже хруст и легкий треск,
если ветер вдруг встревожит ближний лес.

Скатерть пахнет свежестью лаванды.
Нимб иконы отражает лунный свет…
Жаль – так мало на земле счастливых лет
с ароматами гармонии и лада…
Жизнь  сгорает огоньком лампадным.

 

 

О человеке прямой и отважной души

 

                Вечная память дорогому Батюшке,
                протоиерею Димитрию( Смирнову)


Листья  с берёз оседают янтарным узором,
преображая траву и невзрачные ели.
Дерево с  красной листвой, как этюд акварели,
весело смотрит в окно сквозь прозрачную штору.
Только тоскует душа в эти скорбные дни –
держат от срыва в унынье дела и молитвы.
Умер духовный отец мой – священник  Димитрий.
Вехи второго рождения связаны  с ним…
Первая проповедь. В тучах моих заблуждений 
 солнцем весенним сияют  простые слова.
Чистый пронзительный радостный свет  Откровения
плохо вмещает забитая тьмой голова...
Исповедь – выход на волю сквозь пламя стыда,
Пастырь берёт наши слабые души на плечи.
Час покаяния –звёздный – он раны нам лечит
и заживляет ожоги страстей без следа.

Главный в России  святой православный собор.
Чин отпевания- ладан, молитвы, псалмы…
В скорби – народ и родные,  священство  и хор.
Ближе друг к другу  становимся в горести  мы…
Благоухание роз, песнопений и грусти сердечной
о человеке прямой  и отважной души.
Жизнью с усердием веры он заслужил
благодаренье, любовь и свет памяти вечной.

 

Восторженное, изумлённое молчание

 

Есть для прогулок у меня обычай
птиц голосистых звуком приручать,
на песни их немедля отвечая.
Посвистываю соловью и нынче.
И в ожиданьи  обходя беседку,
я останавливаюсь молча у  ворот.
Но откликается  певец  мне редко -
немеет от моих нескладных  нот.
Мелодиями светлыми Россини
 хочу привлечь   вниманье соловья -
зову на помощь  арию Розины.
И с ней затея удается вдруг моя…
Из недр ветвистого куста  сирени
несётся звонкий и ритмичный  звук
с диапазоном сказочной сирены.
Вмиг в плавное он переходит пение
и  снова щёлканием замыкает круг…
Живое и  горячее звучание –
сияние любви без грустных теней.
В нём жизнерадостный настрой весенний,
где места нет тревоге и отчаянью…
Природа внемлет мастерству  солиста,
и разливается вокруг такая тишь,
 что  слышен  шелест  трав, цветов и листьев.
А ты в восторге, в изумлении молчишь.

 

Крылатый гений

 

После  дождливой ветреной  недели
пожаловало , наконец, тепло.
Впервые трели соловьиные  звенели -
вливалась музыка волной  в окно.
Вдали звучали отголоски грома,
и облачный покров скрывал луну.
В такую ночь я знала – не усну-
и вышла незамеченной из дома.

Издалека сквозь стену влажных листьев
летит ко мне  ночная  серенада,
и голос соловья прозрачно чистый
парит, звеня, над яблоневым садом.
Жаль, повторяются лишь ранним летом
захватывающие дух мгновения,
когда поют легко с самозабвением
пассажи  сложные, насыщенные светом.

Немыслимо такое в тесной клетке.
И жаворонку над пшеничным полем,
и соловью под занавесом ветки
нужна для творчества свобода воли,
просторы неба и бескрайний горизонт.
Но  умолкает вдруг крылатый гений…
Рассвет  прохладным, легким веяньем
сад погружает в безмятежный сон.

 

Переплетая радость и печаль

 

Без поклонения, без тени суеверья
смотрю  я с удивленьем на деревья –
на устремленность вертикальных линий
к таинственной небесной сини,
на нимбы крон, пронизанных лучами
днем – золотыми, серебристыми – ночами…
Как и в садах потерянного рая,
листва все так же бликами играет,
то веселя, то опечаливая нас…
Деревья – тленной красоты иконостас -
о вечной жизни нам напоминают.

Простое скромное  земное древо
для жертвенника  выбирает Небо,
когда восходит на  Голгофу Спас.

В Ильин день

 

Жар лета остывал в ночной прохладе.
И вспоминался в день Ильи-пророка мне
величественный лик в простом окладе
того, кому Бог открывался не во сне,
не в мрачном зрелище землетрясений,
не в бурном ветре, не в пылающем огне,
а в небывалой прежде новизне –
в прохладном тонком веянье осеннем.

Всплыл в этот день и образ деда,
наименованного в честь Ильи- пророка.
Судьбы народной горести и беды
его сгубили в цвете сил  до срока…
И были оба Илии- святой и воин-
с сердцами чистыми, горячими.
Один великой славы удостоен,
другой – тяжелой участи бродячей:
сгорел в огне гражданской брани…
Пророк  стал зрителем чудес фаворских Божьих
мой дедушка – событий страшных, сложных.
От них в   России ещё не зажили раны.

В мир вечный все уходят навсегда,
и лишь Илья-пророк   вернётся снова
в конце времён для обличительного слова
к нам, не взрастившим покаяния плода.

 

 

Начало августа

 

По стёжке, вздыбленной корнями елей,
иду, тетради памяти листая-
 мелькают дни, мгновения, недели,
тревожа чувств разворошённых стаю…
Сквозь  полог лиственный  всё ярче просинь.
Почти забытое напоминает море
лазурь поднявшегося над травой цикория.
Подкрадывается незаметно осень…
 С исходом благостного летнего тепла
к земле уныло  преклоняет стан ветла.
В дни августа – с пророка Илии –
плодов обилие лишь душу веселит…
Ещё в беретах белоснежных флоксы
влекут  благоуханием нектара,
но уж не так резвЫ стрекозы, осы,
летая в одиночку, а не парой…
Парит, сорвавшись с яблонь, паутина.
Печалится, теряя лист осина…
Давно сменяет тонкая прохлада
горячий воздух в августовский день.
От крон деревьев -то просвет, то тень,
и в памяти –то грусть, то луч отрады.

 

Палитра осени становится бледней

 

Палитра осени становится  бледней.
И у берёзы всё прозрачней ризы…
В дверь входит череда туманных дней,
свет неба застилая дымкой сизой.

А кто-то ведь всегда живёт в тумане
или в пустыне, где песок и зной.
Другие ветры жизни и желаний,
и лик прекрасного, наверно,  там иной.

Невесть, где обитают они летом,
 над домом снова вьют круги синицы.
По стёклам   клювами стучат с рассвета,
не ведая, как  утром сладко  спится.

Вдохнуть бы  лёгкими живую благодать
 и научиться бодрости духовной,
чтобы, как птица,  в небесах летать
над непогодой тусклой, зябкой, сонной.

Мне, очарованной узорчатыми листьями
и каждым тленной  красоты мгновением,
ее бы образ не утратить, вечный, истинный,
с пути не сбиться сокровенного.

 

 

  • Like 2


0 Comments


Recommended Comments

There are no comments to display.

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.
Note: Your post will require moderator approval before it will be visible.

Guest
Add a comment...

×   Pasted as rich text.   Restore formatting

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...