Jump to content

OptinaRU

Модераторы
  • Content Count

    3316
  • Joined

  • Last visited

  • Days Won

    277

Blog Entries posted by OptinaRU

  1. OptinaRU
    Если каждое дело, слово и помышление кладет на нас печать, то и надо принять все меры к сохранению себя от всего вредного. И еп. Игнатий и свв. отцы пишут, что очень часто, почти всегда, мы не чувствуем вреда для себя от вредного дела непосредственно после этого вредного дела: этот вред сказывается через некоторое время; получается плод от принятого в себя зла, который дает себя почувствовать различными своими проявлениями. Это может каждый видеть на себе, пожиная горький плод своих ошибок и увлечений; не видит и не чувствует этого только тот, кто вообще не внимает себе и не рассматривает себя, свое душевное и сердечное состояние при свете Св. Евангелия и Писаний отеческих, иначе говоря, проводит рассеянную жизнь. Часто вредное дело не кажется вредным. Это обольщение вражие. Не следует доверять себе, своему сердцу и рассуждению. В решении вопроса, что вредно и что не вредно, надо руководствоваться указаниями Евангельского Писания и уставом Церкви Православной и свв. отцов, а также советами духовного отца или старцев, которые от опыта своего в духовной жизни могут дать назидание.Грех кладет печать не только на душу, но и на внешность человека, на его внешнее поведение и вид.
    Подыскивание оправданий себе не может успокоить совести, оно только больше расстраивает человека.
    Трудно вырваться из-под власти греха. Спасительно – страх смерти, милость Божия дает время на покаяние, нужна настойчивость в борьбе с грехом, хотя бы грех по временам и одолевал. Необходимо удаляться от соблазнов и суеты вообще.
     
    Из бесед прп. Никона Оптинского
  2. OptinaRU
    На сороковой день после Своего Рождества, согласно предписаниям закона, Господь наш Иисус был принесен родителями в иерусалимский храм, где был встречен праведным Симеоном и Анной пророчицей. Как блаженны лица, которых сподобил Господь быть участниками в событии принесения Его во храм в сороковой день! <img src=http://www.optina.ru//photos/blog/00272-132.jpg width=350 hspace=10 vspace=10 align=left>Праведный Симеон принял на руки свои младенца. Но сей младенец был и Бог совершенный и все содержащий. Симеон касался плоти младенца человека, но Бог-младенец исполнял душу его, равно как и души всех присутствовавших. И вот Симеон поет песнь, Анна пророчествует, Богоматерь с Иосифом благоговейно поклоняются, ибо где Божие посещение, там рай сладости. Душа, сретившая Господа и Им сретенная, вкушает блаженство преестественное. Ибо их Господь есть и наш Господь. Сретившийся с ними готов сретиться и с нами.
    Но кто способен к встречи с Ним? Только чистые и бесстрастные. А путь к бесстрастию — есть исполнение заповедей Божиих. Каждая заповедь, исполненная и сердцем принятая в закон постоянной деятельности, убивает страсть, себе противную. Все же заповеди, так воспринятые, убивают все страсти и поселяют бесстрастие. Вот почему при Сретении мы видим Владычицу Богородицу, праведного Иосифа Обручника, праведного Симеона Богоприимца и Анну пророчицу, не отходившую от церкви, постом и молитвами служившую Богу день и ночь — все они ревностные исполнители заповедей Божиих. Мы видим сладостный покой духа, веселящегося и поющего. Но сей покой есть плод многолетней, многотрудной и непрерывной деятельности. Не так, что сделал несколько добра и довольно. Нет, надо идти путем заповедей с ранних лет, подобно Богородице, и идти им, не уклоняясь, до глубокой старости, подобно Симеону. Сретение Господне будет наградою за труды всей жизни.
    Имеяй заповеди Моя, и соблюдаяй их,— говорит Господь,— той есть любяй Мя; а любяй Мя, возлюблен будет Отцем Моим, и Аз возлюблю его, и явлюся ему Сам (Ин. 14, 21). Если явится, то и прият будет; если прият, то и сретен.
    О, даруй нам, Господи, потрудиться так, чтоб достигнуть сего блаженного предела и сретить Тебя. Аминь.



    Слово святителя Феофана Затворника, прочитанное на вечернем богослужении в Оптиной пустыни



    Стихиры праздника на Господи Воззвах


    <p style="text-align: left"><object data="http://forum.optina.ru/public/mp3player.swf" height="40" type="application/x-shockwave-flash" width="300"> <param name="movie" value="http://forum.optina.ru/public/mp3player.swf" /> <param name="FlashVars" value="mp3=http://dl.dropbox.com/u/10296212/blog/sretenie.mp3&autoplay=0&loop=0&volume=100&showstop=1&showinfo=0" /></object></p><p style="text-align: left"><object data="http://forum.optina.ru/public/mp3player.swf" height="40" type="application/x-shockwave-flash" width="300"> <param name="movie" value="http://forum.optina.ru/public/mp3player.swf" /> <param name="FlashVars" value="mp3=http://dl.dropbox.com/u/10296212/blog/sretenie2.mp3&autoplay=0&loop=0&volume=100&showstop=1&showinfo=0" /></object></p>

    Видеозаписи моментов Всенощного бдения праздника Сретения Господня



    <iframe title="YouTube video player" width="640" height="390" src="
    http://www.youtube.com/embed/sw6qygMU_dM" frameborder="0" allowfullscreen></iframe>


    <iframe title="YouTube video player" width="640" height="390" src="
    http://www.youtube.com/embed/l1pAFSQNQBk" frameborder="0" allowfullscreen></iframe>

  3. OptinaRU
    Вчера, когда читали канон мученице Агафии, то задумался на словах, выражающих (точных слов не помню) мысль: св. мученица сохранила целомудрие и дерзнула на мучение.
    Действительно, только тот может иметь мужество и решиться на мученичество, кто сохранил целомудрие – целое мудрование. Под целомудрием надо разуметь не только сохранение тела, но и всего: надо иметь целый ум, целые чувства, целые мысли, целое тело. Тогда вера сохраняется, а имея целую твердую веру, будешь иметь мужество за веру стоять до смерти, претерпеть все мучения. Но сохранить целомудрие одними своими силами нельзя, нужна молитва, чтобы испросить помощь, сохраняющую нас в целомудрии, нужно молиться и Царице Небесной, и святым, чтобы получить помощь, прийти в первоначальное состояние, когда человек был на такой высоте, что отличался «малым чим от ангел» (Пс. 8, 6). Если же человек прилепится к земному, он не захочет, не будет иметь мужества и стоять за веру, не сможет сохранить веру в чистоте, он погрязнет в земном. Но как помочь ему, когда он потерял целомудрие, прилепившись к земному? Надо каяться, каяться и каяться. Только покаяние, искренне покаяние может спасти человека. Покаяние есть начало духовной жизни. Помолимся Божией Матери, как сегодня и название празднования «Взыскание погибших», чтобы Она избавила нас от тины греховной. 
    Аминь.
  4. OptinaRU
    Вот ты завтра хочешь приобщиться св. Тайнам Христовым, и не говори: я завтра буду приобщаться; а говори: если Господь сподобит приобщиться мне грешному. Иначе бойся говорить. Вот какой был случай у вас, в Петербурге. Жил на Сергиевской улице очень богатый купец. Вся жизнь его была сплошная свадьба, и, в продолжение 17 лет, не приобщался он св. Тайнам. Вдруг, он почувствовал приближение смерти, и испугался. Тотчас же, послал своего слугу к священнику сказать, чтобы он пришел приобщить больного. Когда батюшка пришел и позвонил, то открыл ему дверь сам хозяин. Батюшка знал о его безумной жизни, разгневался и сказал, зачем он так насмехается над Св. Дарами, и хотел уходить. Тогда купец со слезами на глазах стал умолять батюшку зайти к нему грешному и исповедать его, т. к. он чувствует приближение смерти. Батюшка, наконец, уступил его просьбе, и он с великим сокрушением в сердце, рассказал ему всю свою жизнь. Батюшка дал ему разрешение грехов и хотел его приобщить, но тут произошло нечто необычайное: вдруг рот у купца сжался, и купец не мог его открыть, как он ни силился. Тогда он схватил долото и молоток и стал выбивать себе зубы, но рот сомкнулся окончательно. Мало по-малу силы его ослабели и он скончался. Так, — заметил старец, — Господь дал ему возможность очиститься от грехов, может быть, за молитвы матери, но не соединился с ним.
     

    Из воспоминаний о старце Варсонофии Оптинском






    Фреска в алтаре Казанского храма Оптиной пустыни 
     



  5. OptinaRU
    Одна раба Божия пришла как-то ко мне и просила меня объяснить ей значение слов <a href="http://bible.optina.ru/old:ps:136:start" target="_blank">136-го псалма</a> “На реках Вавилонских”, я ей обещал исполнить ее просьбу, и затем мне пришла мысль сказать всем вам несколько слов на эту тему, так как этот псалом весьма подходит к нам, инокам, и в особенности теперь, когда нас изгоняют из святой обители. Наше настоящее скорбное переживание весьма подходяще с тем переживанием иудеев, когда лишили их отечества, их возлюбленного Иерусалима, святого храма, и повели в плен; нам подходяще значение и смысл сего псалма, ибо в нем слышится скорбь и плачь, подобные тем, кои ныне преисполняют и наши сердца.

    http://dl.dropbox.com/u/10296212/blog/na_rekah_vavilonskih.mp3
    В псалме оплакивается судьба Иерусалима и иудеев; им было попущено за их согрешение пленение Вавилонское, и когда их вели в Вавилон, они, принужденные ведущими их вавилонянами к пению, горько плакали, вспоминая свое отечество, свой славный город Иерусалим, свой храм. Как было у них хорошо, какого они лишились блага, счастья, свободы и удобства к служению Господу, и они скорбно восклицали: “Како воспоем песнь Господню на земли чуждей? Прильпне язык мой к гортани, если забудем тебе Иерусалиме, если будем искать иного утешения кроме тебя!”. Подобную скорбь, подобную печаль переживаем и мы, иноки, в настоящее время. Нас гонят из монастырей, хотят, чтобы мы забыли свои святые обители, чтобы мы оставили образ иноческого жития, чтобы начали иную жизнь, жизнь мирскую, чтобы мы пренебрегали своими монашескими обетами... Но... нет! Пусть и наш язык прильпнет к гортани нашей, если мы забудем наши монашеские обеты, оставим служение Господу, пренебрежем Его Святыми заповедями и пойдем по мирскому и пространному пути мира сего в забвении и грехах. “Прильпни язык мой гортани моему, аще не помяну тебе Иерусалиме!” Да не будет сего с нами! Будем всегда неизменно помнить, как хорошо нам было в Святых обителях, в которых самая обстановка, условия жизни и все возбуждало в нас желание служить Господу, исполнять Его святые заповеди, побуждало хранить свою совесть, очищать сердце от страстей, рождало хорошие благочестивые мысли и чувства, где все нас располагало к Богоугодному житию. Хотя теперь и силятся отнять у нас все эти удобства для духовного делания, но мы не забудем своих обетов, не оставим своего иноческого жития, будет стремиться служить Господу в усердном исполнении Его Святых заповедей, хотя бы и в мирской обстановке. Я замечаю, что многие из вас весьма скорбят о том, что приходится переселяться в иное место...
    <img src=http://www.optina.ru//photos/blog/336446.jpg width=400 hspace=10 vspace=10 align=left>Я сам на днях должен буду тоже выехать отсюда. Жаль оставлять обители, невольно делается грустно. Но хотя эта печаль вполне естественна и понятна, все же нам надо не забывать, что все это внешнее, а потому и не имеет первостепенной важности, что это не то, о чем нам надо скорбеть по преимуществу. В настоящей нашей печали не должны мы плакать и скорбеть безутешно, хотя нас и разбрасывают и разлучают, и принуждают насильно оставлять святые обители наши. Ведь здесь, как и во всем, есть воля Божия, попускающая претерпевать нам сие за грехи наши, да и сказано еще: “Блажени, есте егда разлучат вас и поносят вас”. Не о сем нам нужно скорбеть, а нужно нам глубже вникнуть в самих себя и тщательно проследить за своими помыслами, чувствами и плакать о имеющихся в нас страстных греховных чувствах, желаниях и помышлениях, их должны мы непременно изгнать, как Богу не угодные, и изгнав, уже отнюдь не допускать в свое сердце, ибо не можем мы в страстном состоянии петь песнь Господню. Невозможно сердцу страстному, сердцу не очищенному возглашать хвалебные гимны Богу. Такому оскверненному сердцу грехами, приличны не хвалебные песни, гимны, а горький покаянный плач о своем греховном страстном состоянии, плач о греховном своем пленении и молитвенное воздыхание ко Господу о помощи. Необходимо очистить сердце свое от всякой греховной скверны, ибо только чистым сердцем можно воспевать Богу песнь нову. “Терпя потерпех Господа” в подвиге ради Царства Небесного и “внят ми и услыша молитву мою, и возведе мя от рова страстей и от брения тины, и постави мя на камени” - веры Христовой, - “нозе мои, и исправи стопы моя”, то есть, направив и утвердив в делании святых заповедей Божиих, “и вложи во уста моя песнь нову, пение Богу нашему” <a href="http://bible.optina.ru/old:ps:039:02" target="_blank">(Пс.39,1-4)</a>.
     
    Итак, мы должны на все смотреть глубже, с духовной стороны, и Господь, по слову Апостола, всем хощет спастися, ибо любящему Бога все поспешествует во благое, все служит средством для спасения, ибо все внешнее при помощи Божией и при своем искреннем желании можно обратить во благо себе. Единственное зло есть грех. И святые отцы, усматривая во всем внешний духовный смысл, так истолковывают этот псалом: под пленом вавилонским разумели они пленение души человека грехом.
     
    Когда человек находится в плену у греховных страстей “Како воспою песнь Господню на земли чуждей?” - так восклицали они, чуждою землею называя страстное состояние сердца. Невозможно, невозможно в страстном состоянии богословствовать, петь хвалебные песни Господу,- нужно плакать, нужно, непременно нужно, прежде всего озаботиться и постараться землю сердца своего очистить от всего страстного, порочного, от всяких греховных помыслов и чувств покаянным плачем. ”Дщи Вавилоня окаянная блажен иже имет и разбиет младенцы твоя о камень”. Многие поражаются кажущейся им в этих словах жестокостью, понимая все буквально; правда, в Ветхом Завете так и понималось, но в Христовой новой благодати это понимается совершенно иначе. Младенцами здесь, как объясняют святые отцы, названы возникающие страстные помыслы, страстные движения. Эти-то вот страстные помыслы и движения, как только они возникнут, как только они родятся, в самом начале их возникновения, так сказать, в их младенчестве, на давая им возрастать, но пока они еще малы и не укрепились, и надо уничтожать, разбивать о камень. А Камень есть Христос. Бей именем Иисусовым, умерщвляй, уничтожай молитвой Иисусовой и вообще средствами благодати Христовой сих младенцев вавилонских! Вот какое глубокое понимание слов этого псалма оставили нам святые отцы!
     

    Невольно вспоминаю здесь сон Батюшки отца Варсонофия, лично мне им рассказанный. Видел он себя стоящим в каком-то храме высоко на хорах. Перед ним проходят младенцы чередой, один за другим. Идет один мимо него по хорам, падает с хор и разбивается об пол; другой точно также, проходит, падает и разбивается; третий также и все они идут, падают и разбиваются. Один из них задержался было возле Батюшки, видимо желая привлечь к себе его внимание и сочувствие, но Батюшка на него гневно прикрикнул и он упал с хор и разбился. Так действительного и разбивались Батюшкой Варсонофием вавилонские младенцы о камень. Так, действительно, и побеждал он страсти греховные силою Христовою, именем Иисусовым: “блажени, иже имет и разбиет младенцы твоя о камень”. Не задерживались в сердце Батюшки лукавые помыслы и движения страстные - эти младенцы вавилонские падали и разбивались они о камень. Так и нам надо никогда не останавливаться на помыслах. Пусть идут мимо, если они пришли к нам, отражайте их Иисусовой молитвой, пусть не находят они в сердцах наших сочувствия себе. Старайтесь очищать свои сердца, для этого-то и необходима, как я не раз говорил вам, кроме молитвы Иисусовой, памяти Божией, тщательная и откровенная исповедь, а я должен с прискорбием заметить, что некоторые из вас не только не открывают своих недостатков, но даже обманывают меня, духовного отца своего, лгут мне. До сих пор я не говорил этого, не обличал, по причинам мне известным, но вот теперь, говорю вам, что вижу и замечаю, как меня обманывают иногда и этого огорчает меня. К духовнику надо иметь откровенность и искренность, а не лукавство. Старайтесь тщательно очищать сердца свои от всего, Богу не угодного, откровенною исповедью, Иисусовой молитвой и исполнением заповедей Божиих, так как только очищенное сердце может петь песнь Господню.


     

    Из бесед преподобного Никона Оптинского


  6. OptinaRU
    В том-то и вся ошибка с нашей стороны, что не хотим покоряться воле всеблагого Промысла Божия, указующего нам чрез обстоятельства душеполезный путь, а все ищем своего какого-то покойного пути, который существует только в мечтательности, а на самом деле его на земле нет; не всем, а некоторым только будет покой тогда, когда пропоют: со святыми упокой. Земной же удел человеческий — скорбь, труд, болезни, подвиг, печали, недоумения, теснота, лишение того или другого, оскорбления, смущения, восстание страстей, борьба с ними, одоление, или изнеможение, или безнадежие и подобное сим. Не вотще сказал пророк Давид: «несть мира в костех моих от лица грех моих» (Пс. 37, 4). И праведный Иов взывал: «не искушение ли есть человеку житие сие» (Ср.: Иов 7, 1). А мы все путаемся на том: нельзя ли как устроиться в покое и на покое, и часто думаем: если бы не такое-то неудобство, и не такие-то обстоятельства, и не такой-то поперечный человек, то, может быть, было бы мне удобнее и покойнее, а забываем, что неудобства сии часто исходят извнутрь нас, как и злые помышления. Где лежат страсти, оттуда исходят и все наши неудобства, неладицы, неурядицы и неустройства. Но да упразднит все сие Пришедый грешные спасти, аще восхощем покаяться, смириться и покориться.
     
     

    Из писем прп. Амвросия Оптинского




  7. OptinaRU
    Действительно, Ваша правда, что от многословия не избежишь греха, а молчание такая добродетель, что все прочия наши добрые дела если положить на весы, то это все перетянет. Для сего-то и нужно ныне разучивать: положи, Господи, хранение устом моим и дверь ограждения о устнах моих. Хорошо бояться и смерти; ибо, по слову Святаго Кирилла Александрийскаго, она горька есть, особенно для грешных; но бояться греха лучше. Посему многое святые и целомудренные люди легче считали для себя умереть, нежели коим грехом прогневать Господа. А мы с Вами иначе...

    Вы спрашиваете, как приучить себя к разсуждению? Это - дар Божий, а не человеческий; посему от людей и научиться невозможно. Св. Иоанн Лествичник говорит: "От смирения происходит послушание, от послушания - смиренномудрые; а смиренномудрым Бог дарует и дар разсуждения». А как мы с Вами более половины своей жизни прожили без послушания в своеволии, то и невозможно иметь нам онаго, т. е. разсуждения. Почему и должны мы с Вами отныне смиряться пред Богом и пред сообитающими с нами, и сохранять очи свои от зазрения и осуждения других. Ибо, как бы велики грехи в других ни представлял нам противник наш, но они в сравнении с нашими грехами менее сучьев. И так будем просить Господа: Господи Владыко живота моего, дух целомудрия, смиренномудрия, терпения и любве даруй ми рабу твоему.

    Из писем преподобного Антония Оптинского
  8. OptinaRU
    Однажды на рассмотрение отца Амвросия был предложен следующий вопрос: «Обязанность христианина — делать добро и стараться, чтобы добро восторжествовало над злом. При конце мира, как говорится в Евангелии, зло восторжествует над добром. Каким же образом можно стараться о победе добра над злом, зная, что старания эти не увенчаются успехом и что зло в конце восторжествует?» 
    Старец отвечал так: «Зло уже побеждено, — побеждено не старанием и силами человеческими, а Самим Господом и Спасителем нашим, Сыном Божиим, Иисусом Христом, Который ради сего и снисшел с Неба на землю, воплотился, пострадал с человечеством, и крестными Своими страданиями и воскресением сокрушил силу зла и злоначальника — диавола... Теперь всем верующим христианам дается в Таинстве Крещения сила попирать зло и творить добро... Хотеть же своими силами побеждать зло, которое уже побеждено пришествием Спасителя, показывает непонимание христианских таинств Православной Церкви и обнаруживает признак горделивой самонадеянности человеческой, которая хочет все делать своими силами, не обращаясь к помощи Божией. Тогда как Сам Господь ясно говорит: "без Мене не можете творити ничесоже". Вы пишете: в Евангелии говорится, что при кончине мира зло восторжествует над добром. В Евангелии этого нигде не сказано, а говорится только, что "в последнее время умалится вера" (Лк. 18, 8), и "за умножение беззакония иссякнет любы многих" (Мф. 24, 12). А святой апостол Павел говорит, что перед вторым пришествием Спасителя явится "человек беззакония, сын погибели..." (2 Сол. 2, 3–7), т. е. антихрист. Но тут же сказано, что Господь Иисус убиет его духом уст Своих и упразднит явлением пришествия Своего. Где же тут торжество зла над добром? И вообще всякое торжество зла над добром бывает только мнимое, временное.
     
    С другой стороны, несправедливо и то, будто человечество на земле постоянно совершенствуется. Прогресс, или улучшение, есть только во внешних человеческих делах, в удобствах жизни. В христианско-нравственном же отношении всеобщего прогресса нет. <...> Нравственное совершенство на земле (несовершенное) достигается не всем человечеством в совокупности, а каждым верующим в частности, по мере исполнения заповедей Божиих и по мере смирения. Конечное же и совершенное совершенство достигается на Небе, в будущей бесконечной жизни, к которой кратковременная земная жизнь человеческая служит лишь приготовлением, подобно тому, как годы, проведенные юношею в учебном заведении, служат приготовлением к будущей его практической деятельности... Без будущей блаженной, бесконечной жизни земное наше пребывание было бы неполезно и непонятно».
     
    Из жития преподобного Амвросия Оптинского
  9. OptinaRU
    Счастье – не в исцелении тела, ни в возвращении здоровья, а в спасении души...
    Дорогой болезни и страданий шла к Богу монахиня Варвара…
    Мое знакомство с ней состоялось в Оптиной Пустыни задолго до ее пострига. Звали ее редким именем Ираида. Узнала, что несла она по жизни тяжкий крест – онкологическое заболевание. Были в жизни искушения и трудности, но думается, что именно эта страшная болезнь привела Ираиду к вере в Бога. Боролась с болезнью с Божией помощью… Ездила в паломнические поездки по святым местам, молилась с надеждой на выздоровление на мощах Божиих угодников в России, Греции, Италии, несколько раз была во святом граде Иерусалиме на схождении Благодатного огня. Мы, все знавшие ее, везли из разных городов России всевозможные лекарства и травы.

    Была она одарена живым энергичным характером. Работала в Москве, там у нее было свое дело – возглавляла рекламный журнал. В Оптину приезжала часто - строила около монастыря дом. Хотела обосноваться у стен святой Обители, у мощей преподобных Оптинских Старцев. Когда дом был построен, по благословению духовного отца стала жить в Оптиной безвыездно, забрала к себе маму с Украины. На первый взгляд казалась строгой и неулыбчивой, порой в чем-то категоричной. Но при более близком знакомстве видела в ней доброжелательного и гостеприимного человека с очень доброй душой. Всем входящим в свой дом Ираида старалась подарить тепло своего сердца. Каждый свой приезд в Оптину я обязательно заходила к ней. С болью видела, как терпела она страшный недуг, как покидали ее силы, ведь у нее была последняя стадия заболевания. Но какой это был сильный духом человек, не прекращавший борьбу за жизнь ни на минуту. С радостью узнала, что по неисповедимому промыслу Божию Ираида приняла ангельский чин - монашеский постриг с именем святой великомученицы Варвары. По молитвам святой великомученицы Варвары посылаются обильные врачевания. Святой молятся о детях, о помощи в унынии и грусти, об утешении в печали. Болезнь - наказание за грех. Болезнь приходит к одному человеку, уходит от другого. Порой Господь посылает ее, чтобы человек приостановил свой обычный жизненный путь, остановил свой бег. Изменился, покаялся… Милосердный Господи, да будет воля Твоя, хотящая всем спастись и в разум истинный прийти!
    С годами, а особенно в последнее время было заметно, как монахиня Варвара, борясь со своим страшным недугом, движется по дороге спасения. Душа ее чаяла вечного Жениха. Непрестанная молитва, чтение Святого писания и духовной литературы, смиренная жизнь по заповедям Евангелия, терпение к страданиям и болям, а главное, любовь к Богу и людям – вот те составляющие духовной жизни монахини Варвары. Она сама и все окружающие надеялись на исцеление - так глубоки были молитвы о ее здравии: и духовного отца, и многих монашествующих и мирян. Но чуда исцеления не происходило, человек таял на глазах… Это мы так думали, что молитвы Господом были не услышаны. Но мы ошиблись. Чудом, кульминацией всей жизни монахини Варвары стал ее исход в Вечность на Святую Пасху. Отойти ко Господу в день Святой Пасхи – особая милость от Бога и честь. Просто так на Пасху не умирают, это особый венец Господний. В вечной Пасхе пребывают ритуально убиенные в Оптиной Пустыни иеромонах Василий, иноки Трофим и Ферапонт. Войдя в сонм новомучеников, они созрели для Вечности. Они стали избранниками Божиими. Они – блаженны. Вспоминаются слова преподобного Амвросия Оптинского: «Господь только тогда прекращает жизнь человека, когда видит его готовым к переходу в Вечность или же когда не видит никакой надежды на его исправление».
    Удивительно, что монахиня Варвара, в которой угасала жизнь, отстояла всю праздничную службу, причастилась Святых Христовых Тайн. После Пасхальной службы все близкие ей люди собрались у нее в гостях разговеться. Она была необыкновенно радостной и счастливой. Приготовила для каждого подарки. Мы забыли, что перед нами тяжко болящий человек – так она сияла. С нетерпением ожидала Пасхальную утреннюю зарю, хотела полюбоваться «играющим» на Пасху солнышком. Говорила: «Даже, если вы уйдете, я все равно останусь на крыльце и буду смотреть на солнышко долго-долго». Я сделала фотографический снимок, запечатлевший ее смотрящею на восходящую Пасхальную зарю. А через несколько минут она, встретив Пасхальную утреннюю зарю, отошла ко Господу тихо, как праведница. Это было похоже на чудо, ведь святая великомученица Варвара просила Господа, чтобы каждый перед кончиной покаялся и причастился. Вспоминается, что перед казнью святая Варвара молила Бога, чтобы все, кто будут, вспоминая ее мученичество, просить ее помощи, были избавлены от внезапной смерти. Думается, что душа монахини Варвары по причастии Святых Христовых Тайн и получении благодати Святого Духа, соделывающую душу достойной Царствия Божия, дойдя до райских врат, ликует и радуется в Небесных Обителях за высоту смирения, терпения и страдания. Как же милостив и промыслителен Господь, уготовив место монахине Варваре в Своих Обителях в момент достижения ею всей полноты жизни! Господь положил союз любви между мертвыми и живыми. Для Него нет границ ни времени, ни пространства. Да дарует Он монахине Варваре прощение и блаженство! Да подаст отраду ее одинокой душе и пошлет неземную вечную радость и покой! Прощаясь с монахиней Варварой, мы обращались к ней радостным пасхальным приветствием: «Христос Воскресе!». Нет смерти на земле, наша жизнь с Воскресением Христа приобрела вечный смысл… Поистине блажен, получивший испытания на земле…
     

    Благодарим Людмилу Павлову за присланный рассказ!


  10. OptinaRU
    После усекновения главы Иоанна Предтечи, тело его было погребено учениками в Севастии, а честная глава сокрыта Иродиадой в бесчестном месте. Благочестивая Иоанна, жена царского домоправителя Хузы, тайно взяла святую главу, положила её в сосуд и погребла на горе Елеонской — в одном из поместий Ирода. Через много лет поместье это перешло во владение благочестивому вельможе Иннокентию, который стал строить там церковь. Когда копали ров для фундамента, был обретен сосуд с честной главой Иоанна Крестителя. Иннокентий узнал о величии святыни по бывшим от нее благодатным знамениям. Так произошло Первое обретение главы. Иннокентий хранил её с величайшим благоговением, но перед своей смертью, боясь, как бы святыня не была поругана неверными, он снова скрыл её в том самом месте, где обрёл. По кончине его церковь пришла в запустение и разрушилась.
     
    В дни равноапостольного царя Константина Великого двум инокам, пришедшим в Иерусалим на поклонение святым местам, дважды явился сам святой Предтеча и открыл место нахождения своей честной главы. Иноки отрыли святыню и, положив её в мешок, пошли к себе домой. По дороге они встретили незнакомого горшечника, и дали ему нести драгоценную ношу. Не зная, что он несёт, горшечник спокойно продолжал путь. Но ему явился Иоанн Креститель и велел бежать от нерадивых и ленивых иноков вместе с тем, что было у него в руках. Горшечник скрылся от иноков и дома с почестью хранил честную главу. Перед смертью он запечатал её в водоносный сосуд и передал сестре. С тех пор честная глава была преемственно хранима благоговейными христианами, пока её обладателем не стал один священник, заражённый арианской ересью. Он совратил множество недужных, исцелившихся от святой главы, приписывая благодать еретичеству. Когда его кощунство открылось, еретик был вынужден бежать. Закопав святыню в пещере, он рассчитывал впоследствии вернуться и снова овладеть ею для распространения лжеучения. Но Бог не допустил этого. В пещере поселились благочестивые иноки, а потом на этом месте возник монастырь. Архимандриту этой обители святой Иоанн Креститель в видении указал место сокрытия своей главы. Это обретение стало праздноваться как второе. 
    Святой Иоанн Креститель приуготовляя людей к принятию Господа, говорил: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное. Сотворите достойный плод покаяния. Всякое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь». Помолимся, братья и сестры, Предтече Господню Иоанну о том, чтобы в эти благодатные дни Великого поста Господь даровал нам покаяние, перемену нашего ума и сердца от мыслей и чувств злых — на богоугодные. Чтобы нам стать сосудом чистым от греха, способным стать вместилищем Божией благодати. Чтобы с умиротворённой совестью встретить приближающуюся Пасху Господню, а в будущей вечной жизни стать наследниками Царства Небесного. Аминь. (Прочитано на вечернем богослужении в Оптиной пустыни)
     
    Фотография из фотоальбома "Ночные виды Скита"
  11. OptinaRU
    Иконостасный мастер из К. передавал следующее: “Незадолго до кончины Старца, годочка, этак, за два, надо было мне ехать в Оптину за деньгами. Иконостас там мы делали, и приходилось мне за эту работу от настоятеля получить довольно крупную сумму денег. Получил я свои деньги и перед отъездом зашел к старцу Амвросию благословиться на обратный путь. Домой ехать я торопился: ждал на следующий день получить заказ большой— тысяч на десять, и заказчики должны были быть непременно на другой день у меня в К. Народу в этот день у Старца, по обыкновению, была гибель. Прознал он это про меня, что я дожидаюсь, да и велел мне сказать чрез своего келейника, чтобы я вечером зашел к нему чай пить.

    Хоть и надо мне было торопиться ко двору, да честь и радость быть у Старца и чай с ним пить были так велики, что я разсудил отложить свою поездку до вечера, в полной уверенности, что хоть всю ночь проеду, а успею во время попасть. Приходит вечер, пошел я к Старцу. Принял меня Старец такой-то веселый, такой-то радостный, что я и земли под собою не чувствую. Продержал меня Батюшка, ангел наш, довольно-таки долго, уже почти смерклось, да и говорит мне: “Ну, ступай с Богом. 3десь ночуй, а завтра благословляю тебя идти к обедне, а от обедни чай пить заходи ко мне". Как же это так?! Думаю я. Да не посмел старцу перечить. Переночевал, был у обедни, пошел к Старцу чай пить, а сам скорблю о своих заказчиках и все соображаю: авось, мол, успею хотя к вечеру попасть в К. Как бы не так! Отпили чай. Хочу это я Старцу сказать: благословите домой ехать, а он мне и слова не дал выговорить: "Приходи, говорит, сегодня ночевать ко мне". У меня даже ноги подкосились, а возражать не смею. Прошел день, прошла ночь! На утро я уже осмелел и думаю: была не была, а уж сегодня я уеду; авось денек-то мои заказчики меня подождали. Куда-тебе! И рта мне не дал Старец разинуть. "Ступай-ка, говорит, ко всенощной сегодня, а завтра к обедне. У меня опять сегодня заночуй” Что за притча такая! Тут уж я совсем заскорбел и, признаться, погрешил на Старца: вот-те и прозорливец! Точно не знает, что у меня, по его милости, ушло теперь из рук выгодное дело. И так-то я был на Старца непокоен, что и передать вам не могу. Уж не до молитвы мне было в тот раз у всенощной— так и толкает в голову: вот тебе твой Старец! Вот тебе и прозорливец!. .. Свистит теперь твой заработок... Ах, как мне было в то время досадно!
    А Старец мой, как на грех, ну, точно вот, прости Господи, в издевку мне, такой меня, после всенощной, радостный встречает!.. Горько, обидно мне стало: и чему, думаю я, он радуется... А скорби своей все-таки вслух высказать не осмеливаюсь. 3аночевал я таким-то порядком и третью ночь. 3а ночь скорбь моя понемногу поулеглась: не воротишь того, что плыло, да сквозь пальцы уплыло... На утро прихожу от обедни к Старцу, а он мне: “Ну, теперь пора тебе и ко двору! Ступай с Богом! Бог благословит! Да по времени не забудь Бога поблагодарить..."И отпала тут от меня всякая скорбь. Выехал я себе из Оптиной Пустыни, а на сердце-то так легко и радостно, что и передать невозможно... К чему только сказал это Батюшка: по времени не забудь Бога поблагодарить!.. Должно, думаю, за то, что Господь в храме три дня подряд удостоил побывать. Еду я домой неспешно и о заказчиках своих вовсе не думаю: уж очень мне отрадно было, что Батюшка со мною так обошелся.
    Приехал я домой, и чтобы выдумали? Я в ворота, а заказчики мои за мной; опоздали, значит, против уговору на трое суток приехать. Ну, думаю: ах, ты, мой старчик благодатный! Уж подлинно—дивны дела Твои, Господи!.. Однако, не тем еще все это кончилось. Вы послушайте-ка, что дальше-то было! Прошло с того времени не мало. Помер наш отец Амвросий. Года два спустя после его праведной кончины, заболевает у меня мой старший мастер. Доверенный он был у меня человек, и не работник был, а прямо—золото. Жил он у меня безысходно годов поболее двадцати. 3аболевает к смерти. Послали мы за священником, чтобы поисповедовать и причастить, пока в памяти. Только, смотрю, идет ко мне от умирающаго священник да и говорит: “Больной вас к себе зовет, видеть вас хочет. Торопитесь, как бы не помер”. Прихожу к больному, а он, как увидел меня, приподнялся кое-как на взлокоточки, глянул на меня да как заплачет: “Прости мой грех, хозяин! Я ведь тебя убить хотел.. .." —Что ты, Бог с тобой! Брешишь ты... — Нет, хозяин, верно тебя убить хотел. Помнишь, ты из Оптиной запоздал на трое суток приехать. Ведь нас трое, по моему уговору, три ночи подряд тебя на дороге под мостом караулили; на деньги, что ты за иконостас из Оптиной вез, позавиствовали. Не быть бы тебе в ту пору живым, да Господь, за чьи-то молитвы, отвел тебя от смерти без покаяния... Прости меня, окаяннаго, отпусти, Бога ради, с миром мою душеньку. — Бог тебя прости, как я прощаю! Тут мой больной захрипел и кончаться начал. Царствие небесное его душеньке! Велик был грех, да велико и покаяние!"
  12. OptinaRU
    Отлагая, наконец, все попечения мира сего, так угнетавшие и томившие дух мой, кратко скажу мое последнее слово и мой последний завет дорогим моим духовным чадам.
     
    И, во-первых, смиренно прошу: простите мне все мои вольные и невольные согрешения, которыми согрешил я против вас, и вас взаимно всех прощаю за все скорби и огорчения, которые подъял я через некоторых, по наущению исконного врага спасения нашего.
     
    “Веру мне имите” (Ин. 14, 11), святые отцы и братия, что все мои действия и делания сводились к одному — охранить святые заветы и установления древних отцев-подвижников и великих наших старцев во всей Божественной и чудной их красоте от разных тлетворных веяний века сего, начало которых — гордыня сатанинская, а конец — огонь неугасимый и мука бесконечная! 
    Может быть плохо исполнил я это — каюсь в том и повергаю себя перед благостию Божией, умоляя о помиловании. А вас всех, возлюбивших меня о Господе, прошу и молю: соблюдайте мои смиренные глаголы. “Духа не угашайте” (Фес. 5, 19), но паче возгревайте его терпеливою молитвою и чтением святоотеческих и священных писаний, очищая сердце от страстей.
     
    Лучше соглашайтесь поднять тысячу смертей, чем уклониться от Божественных заповедей Евангельских и дивных установлений иноческих.
     
    Мужайтесь в подвиге, не отступайте от него, хотя бы весь ад восстал на вас, и весь мир кипел на вас злобой и прещением, и веруйте: “Близ Господь всем призывающим Его, всем призывающим Его во истине” (Пс. 144, 18).
    Аминь.

    17 марта 1913 г.
    P.S. Еще завещаваю именем Господа нашего Иисуса Христа не предавать тела моего погребению до тех пор, пока не обнаружатся явные признаки смерти , — всем известно, какие это признаки.
     
     



    Грешный архимандрит Варсонофий.



     
     



  13. OptinaRU
    Послушник Иаков Максимович Сущенко
     
    Малоросс, из крестьян Харьковской губернии, Старобельского уезда, Городищевской волости, села Городища, земляк старца отца Иосифа, т. е. из одного села. По записям монастырским: родился 1882 года, поступил в скит 1900 года апреля 25 дня 18 лет от роду, а по собственным словам Иакова ему было в то время [только] 16 лет. Это был [молодой] подвижничек. Послушание его было помогать пасечникам ходить за пчелами. Он определил себе ежедневно, пред тем как идти в трапезу обедать, полагать несколько поклонов с условием, если он через это опоздает в свое время придти в трапезу, то за сие должны были ужалить его пятьдесят пчел. Вследствие сего видали его неоднократно ходящим по пасеке без сетки. Вероятно, ощущая в теле непристойные движения, он употреблял пищу в самом умеренном количестве, а для сего крепко препоясался по голому телу жестокой веревкой, которая, сжимая желудок и чрез то не давая ему принимать много пищи, в то же время служила вместо вериг. Веревка эта по времени так врезалась в его тело, что образовались на нем раны. Кроме того, летом в ночное время выходил наружу и спал на голой земле. Сказывали даже, [что] ложился в крапиву, говоря: «Недостоин я спать в келье». Естественно, что при таких подвигах силы его телесные ослабели. Между тем фельдшера больничные веревку с него сняли и раны на его теле заживили. К осени он переведен был с пасеки и определен помощником пономаря. В это время он ходил по церкви зажигать лампадки пред святыми иконами, слабенький, как тень. Встречаясь со служителем алтаря [Господня], низко ему кланялся и принимал благословение, смиренно приговаривая: «Прошу ваших святых молитв». Жаловался между прочим отцу Иосифу на слабость своих сил телесных. Сожалея о нем, старец, бывало, скажет ему: «Ты ешь больше». Иаков ответит по-малороссийски: «Та — никуды». Осенью, кажется в октябре, он простудился, пришел в больницу и говорит фельдшерам, что у него что-то «захололо», то есть холодно ему или его знобит. Ему дали каких-то порошков и сказали, чтобы отправлялся в келью и употреблял бы их с водой. Но Иаков так ослабел, что, отошедши немного, остановился и так жалобно смиренно проговорил: «Не могу идти». Тогда освидетельствовали температуру его тела. Оказалось, что температура очень повысилась, и потому оставили его в больнице, где он и пробыл с месяц, постепенно ослабевая в силах. В это время он особенно был тих, кроток и послушлив. Как-то в послеобеденное время он взял книгу и хотел было читать. Смотритель больницы заметил ему, чтобы он оставил чтение и для подкрепления сил отдыхал бы. Иаков беспрекословно свернул книгу и положил в стол. Никто из окружающих его, ни сам он не ожидали близкой его кончины, за несколько дней пред коей он между тем был исповедан и сообщен Святых Тайн. И вот в первый же год своего поступления в скит, 7 декабря, на память Святителя Амвросия Медиоланского (день Ангела Оптинского старца Амвросия) в полуденное время Иаков шел по больничному коридору. Вдруг сделалось ему дурно, и он был в опасности упасть, но случившийся тут смотритель больницы подхватил его. Затем он перенесен был в номер и положен на койку. И так как он был без чувств, то собравшиеся около него больничные фельдшера хотели было привести его к сознанию нашатырным спиртом, но Иаков оставался в бесчувственном положении. И долго-долго стояли они около него в недоумении: не то он умер, не то еще жив. Но душа его уже отошла в иной блаженный мир. Находясь в сомнении касательно смерти Иакова, хотя по обычаю опрятали его тело и положили в гроб, но вынесли его в теплую больничную церковь в ожидании, не очнется ли он. Других же покойников, несомненно умерших, выносят в холодную Владимирскую церковь. Часов через 12 после кончины Иакова тело его стало застывать, и тут только оказалось несомненным, что он скончался. Его перенесли в скитскую церковь, и там по совершении Божественной литургии отправлен был чин погребения. Покойник погребен был на скитском кладбище 9 декабря. В гробе он лежал как живой, лицо его несравненно было приятнее, чем у живого. И только запекшиеся уста свидетельствовали о его кончине, которая последовала вследствие воспаления легких. К нему можно отнести слова Премудраго Соломона: Восхищен бысть, да не злоба изменит разума его, или лесть прельстит душу его. Скончався вмале, исполни лета долга. Угодна бо бе Господеви душа его: сего ради потщася от среды лукавствия (Прем. 4, 11, 13—14).
     
    [Можно бы] поставить в укор Иакову, что он проходил подвиги самочинно. Но, [думается]: как можно строго судить шестнадцатилетнего мальчика, безотчетно стремившегося ко спасению своей души? А покойный старец Амвросий имел обыкновение говорить в подобных случаях так: «Всякий подвиг человека, предпринимаемый им ради спасения своей души, приемлется Милосердым Господом в умилостивительную жертву».
     

    Из книги "Жизнеописания почивших скитян"
  14. OptinaRU
    ...Все мы сплошь да рядом, больше или меньше недугуем тщеславием и горделивостью. А ничто так не препятствует успеху в духовной жизни, как эти страсти. Где бывает возмущение, или несогласие, или раздор, если рассмотреть внимательно, то окажется, что большею частью виною сего бывает славолюбие и горделивость. Почему апостол Павел и заповедует, глаголя: «Не будем тщеславиться, друг друга раздражать, друг другу завидовать» (Гал.5, 26). Зависть и ненависть, гнев и памятозлобие - общие исчадия тщеславия и гордости. Преподобный Макарий Египетский обозначает и самую цепь, как страсти эти одна с другою сцеплены и одна другую рождает. Он пишет в книге «Семь слов»: «ненависть от гнева, гнев от гордости, а гордость от самолюбия» (Слово 1, гл. 8). А Господь в Евангелии прямо объявляет, что и доброе творящие ради славы и похвалы восприемлют здесь мзду свою. Также и с гордостью и осуждением других добродетель проходящие отвержены бывают Богом, как показывает евангельская притча о мытаре и фарисее. А блаженное смирение, как сказано в той притче, и неисправных и грешных оправдывает пред Богом. 
    Из писем преподобного Амвросия Оптинского
  15. OptinaRU
    Ваше Преподобие, Возлюбленнейший о Господе О. Макарий!
     

    Приятнейшее письмо Ваше от 15-го Декабря я получил. Приношу Вам искреннейшую благодарность за памятствование меня, грешного, равно и за благие Ваши мне желания. 
    И я усерднейше поздравляю Вас с наступившим праздником, желаю Вам многих лет в совершенном благополучии. Благодарю Вас за назначение для меня ста экземпляров вновь издаваемой Вами книжки. Она по нынешнему времени может быть особенно полезна. Из жизни Старца Паисия видно, что в нынешние времена, по крайнему оскудению Старцев, должно с особенною тщательностию исследовать Отеческие деятельные писания и ими руководствоваться за неимением духоносных Старцев, что уже и Преподобный Нил Сорский советует. Сие самое находим и в предисловиях о молитве старца Василия; кроме сего, весьма хорошо он разделяет умную молитву на естественную и благодатную. Естественную всякий проходить может, лишь бы не принимал душевные действия за благодатные; а вторую Бог дарует достигшему умерщвления. А у нас ныне господствует повсеместно вторый образ, лишающий видения внутренней брани; третий же образ совсем заброшен из опасения прелести, о чем старец Василий говорит весьма основательно. Напечатанное в третьей части писем Затворника Георгия предисловие на книгу Преподобного Григория Синаита приносит многим значительную пользу; тем обильнее будет сия польза при издании всех предисловий. За сие Вам — мзда от Господа и благодарность от всех благомыслящих!
     
    Поручая себя Вашим Святым молитвам и отеческому благорасположению, с чувством искреннейшего почтения и преданности имею честь быть Ваш покорнейший послушник Архимандрит Игнатий


    1845 года Декабря 26 дня. Сергиева Пустынь



    Читать все письма



  16. OptinaRU
    Я тоже была в Оптиной - только пока всего два раза
     
    Как-то в интернете, давно, мне попались рассказы-наставления преп. Варсонофия Оптинского, он поразил и удивил меня. Это его лицо в очках, вроде и строгий - и добрый, его наставления – очень лично прочувствованные. Стало интересно кто он, и в каком монастыре подвизался, «что-и-как». Следующие Оптинские подвижники, на кого вывела жизнь, были инок Ферапонт, инок Трофим и иеромонах Василий – книга про них стояла первой на полке в книжном, так в руках и осталась. Очень хотелось поехать в Оптину Пустынь. И первый раз – это было спонтанно, с туристической группой – «вечером сговорились - утром поехали». Когда мы приехали, службы уже не было, стало как-то очень грустно – что все «не так»… - почему-то вспомнились девы со светильниками, у которых не хватило масла… Как-то сразу ноги вынесли к Амвросию Оптинскому, во Введенский храм (хотя это уже потом выяснилось – когда ехала, вообще не знала где и что) ... изначально план был – к новомученникам, убиенным на Пасху 1993 года и всё; времени был только час – на все знакомство с Оптиной Пустынью. Заканчивался молебен, и всех уже помазывали маслом… и меня тоже помазали!!! Меня очень удивило, что иеромонах это сделал – думалось, что прогонит, если на молебне не присутствовала… Помню, он сказал что-то, но более запомнилось, КАК он это сделал! Он был искренне и весь – от макушки до ботинок - рад и помазать, и что-то сказать, совершенно от всей души это делал. Каждого человека! А потом, конечно, сходила и поклонилась и новомученникам, и Преподобным Старцам Оптинским – было очень тихо, осенний октябрьский день… а долго потом всё тот добродушный иеромонах вспоминался, ему прям было так радостно всех видеть - добравшихся до Оптиной, и помазывать  
    Второй раз, уже с паломнической группой… к сожалению, спустя несколько лет. В Оптину ехала сразу из командировки - вечером, в пятницу, самолетом возвращалась из Европы, и в субботу утром уже – в Оптину. Мучилась - как все пройдет? Может не ехать? Не готова… И вот – Оптина! Такое волнение и радость (я была от себя в шоке!) уже от самого вида монастыря. Невозможно было отвести глаз, насмотреться на него, показавшегося в окне автобусика. Уже когда вошли и началась Всенощная, осталось только - «Я здесь! Это я! В Оптиной!» И дурацкое желание снять мокасину и постоять ногой на полу – ну как-то ощутить, что не сон! Реальность! И насчет ночлега, и исповеди и всего остального – все волнения были сразу забыты, развеяны по ветру. Ничего-ничего не осталось! Еще – было чувство безопасности, как в детстве - «я - в домике»! Не вдаваясь в подробности, скажу – и исповедь, и Литургия, и Всенощная – все совершенно отрывало от земли. При этом – служили просто, исповедовали просто, но вдохновенно
     
    И вот, в воскресение, уже отслужили молебен и акафист Преп. Амвросию Оптинскому... и все стояли в очереди на помазание (а всех еще Святой Водой кропили) … стоим, стоим… вдруг боковым зрением вижу: что-то происходит. Поворачиваюсь, народ расступается и пропускает… едет монах, без ног совсем, на маленькой каталочке, толкается руками (валики такие в руках держит), на самом нем монашеский куколь, расшитый красным… И вот он подъезжает – а я по очереди следующая… и он (!), которого несколько монахов сопровождают, вроде как и пропускает меня (столичную фифу, туристку такую), и так подбадривающе улыбается. Меня, конечно, это все смутило до крайности – совершенно не понятно, как себя вести. Стою, краснею уже до ушей и говорю ему: «Я Вас очень прошу, проходите, пожалуйста!». Он так даже озорно заулыбался, у него на носу толстые очки еще были, и проехал. Его подняли, он приложился, потом Святой Водой окропили за ним и меня… Потом я видела, как монахи перед ним ложились на живот – ну чтобы ему что-то сказать или спросить… у него было очень доброе лицо… Не было слышно, что он говорил – только голос, очень-очень ласковый и видно было, какой народ утешенный с земли вставал. А народ наш обычный, паломнический, поддался ажитациии, стал к нему подбегать, и с высоты роста обычных людей - «Батюшка, помолись! А как тебя зовут?»… Он что-то отвечал, улыбался и катился со своими сопровождающими дальше… Я его потом видела у ворот скита… и у Казанского храма – когда монахи после поздней Литургии выходили… Потом пошла в лавку - все пошли, и я пошла … Думаю, куплю что-нибудь «на память». Почему-то в лавке взбрело в голову,что это должны быть четки. И началось! Говорю себе «одумайся, ну какие четки!!! Тоже молитвенник выискался»… Но ноги несут к прилавку! Стоит там вроде послушник (может трудник) и так участливо меня спрашивает: «Что?», говорю: «Четки», и… честное слово!!! - начинаю, как маленький ребенок, капризничать: «Пожалуйста, покажите и те, и те, и те – и черненькие, и зелененькие, а вот и те – деревянные» … а в голове: « Ты что, с ума сошла?!? Извинись - и отойди! Немедленно!». И вот этот дяденька, монах-продавец, он совершенно нереальный был - сколько в нем было добродушия и участия – безусловного, искреннего… Он хотел помочь (!), не осуждал («понанесло тут фифочек столичных, четки им – а вообще-то, православные ли?»)… Видел, что мне стыдно, неловко и мучительно, а совладать с собой не могу - и сам (!) сказал мне: «Вижу, сомневаетесь, а давайте сравним?!» (без иронии) … излишне писать – что сравнивать было нечего и незачем …  
    Вот эти три монаха – один, который помазывал; один,инвалид на каталке; другой, продавец в лавке – вот они и были «жизнь по Евангелию в действии» … Эти монахи - мои современники, почти что и ровесники - одно из самых сильных, вселяющих надежду, утешающих воспоминаний об Оптиной Пустыни… Уезжала оттуда «с полными карманами счастья».
     

    @sasha


    Источник: Кто был в Оптиной ...
  17. OptinaRU
    <img data-cke-saved-src="http://forum.optina.ru/uploads/gallery_337_7_342522.jpg" src="http://forum.optina.ru/uploads/gallery_337_7_342522.jpg" alt="Изображение" class="bbc_img"> Пишете, что замечаете в сыне вашем сухость или мало чувства и другие недостатки. Но в детстве вообще не у многих бывает истинное, настоящее чувство, а большей частью оно проявляется в более зрелом возрасте, уже тогда, когда человек более начнет понимать и кое-что испытает в жизни. Притом избыток внутреннего чувства незаметно служит поводом к тайному возношению и осуждению других, а недостаток чувства и сухость невольно смиряет человека, когда он станет понимать это. Потому много не огорчайтесь тем, что замечаете в сыне вашем этот недостаток, со временем, может быть, и в нем неизбежные в жизни испытания пробудят должное чувство, а только позаботьтесь о том, чтобы передавать ему по возможности обо всем здравые понятия, согласно учению Православной Церкви. Пишете, что до сих пор сами занимались с ним и прошли с ним Священную историю Ветхого Завета, и спрашиваете, как и чему его учить и кого избрать для этого? Прошедши с ним Ветхий Завет, вам самим должно кончить это дело, то есть перейти к Новому Завету, а потом уже начать катехизическое учение. Вы боитесь, что сухость катехизиса не прибавит ему теплоты. Катехизис никому не прибавляет теплоты, а довольно того, чтобы дети имели правильные понятия о догматах и других предметах Православной Церкви.

    Из писем преподобного Амвросия Оптинского
  18. OptinaRU
    Но, положим, человек не поддался искусительной мысли, что будто Бога нет, он верует в Господа, – тогда враг искушает иным образом. «Отдохни, – говорит он, – ты устал. Ну, если не хочешь сойти с лестницы вниз, то, по крайней мере, посиди на ступеньках. Отдых необходим». Правда, отдых необходим не только для тела, но и для души, но какой отдых? Духовный, т.е. чтение Слова Божия, Житий святых и т.д. А враг внушает: «Сходи в театр, пьеса идет нравственная, прекрасная музыка; все это тебя развлечет». Действительно, пошел человек в театр и вынес, как ему кажется, хорошее впечатление.
     

    Потом враг соблазнит пойти в гости, хотя там часто бывают безбожники, но что до этого? И в гости пошел, а там опять попалась афиша одного театрального представления и опять пошел в театр, да и вернулся к прежней плотской жизни, которую уже, было, оставил. Нет, такой отдых незаконен. Повторяю: – отдых нужен, и люди не только все молились. И в молитве должно быть рассуждение. Только отдых святых был безгрешен и позволял им после него с новыми силами приняться за подвиги. В Александрии жили две девицы: Марина и Кира, святою жизнью. Не довольствуясь этим, они продали все свое имение и ушли в пустынное место, где устроили себе пещеру и подвизались 49 дней в безмолвии и на 50-ый день выходили к людям для беседы и для того, чтобы поделиться с приходившими своей духовной премудростью. 
    Вот видите, святые не оставались все в подвиге, чтобы не надорваться.
     
    Однажды св. апостол Иоанн Богослов на крыльце своего дома сидел с птичкой на руках. Проходивший человек удивился и сказал:
     
    — Что ты делаешь? Словил птичку и гладишь?
     
    Апостол ответил:
     
    — Ты охотник, кажется, у тебя лук и стрелы, если перетянуть лук, что сделается с ним?
     
    — Он оборвется, – был ответ.
     
    — Так и человек не может упражняться только в духовном. Не выдержит – сорвется, – пояснил апостол Иоанн Богослов.
    Надо все делать с рассуждением, а то бывает и ревность не по разуму.
     
     
    Из бесед преподобного Варсонофия Оптинского
  19. OptinaRU
    Тридцать лет Боговоплощение было сокрыто от людей. Потом три с половиной года Бог являл Себя апостолам. Но их вере мешала немощь человеческого естества - видимая немощь Того, Кто был превыше естества.  
    Потом смерть, разрушившая надежды ...
     
    И вот Воскресение ...
     
    ... и потом сорок дней нового рождения. Ибо в эти дни Бог заново родился и стал Богом. Но теперь это рождение и это Боговоплощение случилось в душах учеников. И истребилось неверие ...
     
    Сегодня праздник Вознесения. С этого дня души апостолов были вознесены на крыльях веры к престолу Божию. Пока только мыслию и надеждою ... чтобы через десять дней снизошел на них Дух Святой. Как дар тем, кто верит всеми силами своей души.
     
    Веруйте в Бога, и в Мя веруйте: в дому Отца Моего обителей много (Иоан.14:1,2)
     
     
    http://www.optina.ru/audio/blog/voznesenie_ipatiy_0200611.mp3
    Проповедь игумена Ипатия (Хвостенко)
     
     
    http://www.optina.ru/audio/blog/voznesenie2_010611.mp3
    http://www.optina.ru/audio/blog/voznesenie1_010611.mp3
    Стихиры Вознесения
  20. OptinaRU
    Внешний мир с его красотами благотворно действует на человека, и душа, способная наслаждаться красотою мира, есть душа возвышенная, но человек, достигший совершенства, созерцает в душе своей такую красоту, перед которой видимый мир ничего не стоит. 
    Хороша и наша северная природа… Но нынешний мир только слабое подобие мира, бывшего до грехопадения. Есть мир Горний, о красотах которого мы не имеем понятия, а понимают его и наслаждаются им только святые люди. Этот мир остался неповрежденным, но земной мир после грехопадения резко изменился. Все равно, как бы кто-нибудь лучшее музыкальное произведение, например, Бетховена, разделил на отдельные тона, тогда впечатление целого не получилось бы. Или картину, например, Рафаэля разорвал на клочки и рассматривал отдельные кусочки. Разбейте великолепную статую на части – впечатления прекрасного не получится.
     
    Так и нынешний мир. Некоторые подвижники даже отвращали от него взоры. Известен один подвижник, который загородил иконой единственное окно своей кельи, а из него открывался восхитительный вид. Его спросили:
    – Как это ты, отец, не хочешь даже взглянуть, а мы не могли налюбоваться и на небо, и на горы, и на Эгейское море и его острова.
    – Отчего я закрываю окно, вам не понять, но созерцать красоты мира сего я не имею желания, – ответил подвижник.
     
    Это оттого, что он созерцал красоту Горнего мира и не хотел отвлечь от него своего внимания. Действительно, кто познал высшее блаженство, тот нечувствителен к земным утешениям. Но для сего познания надо иметь высокую душу.
     
    Из бесед прп. Варсонофия Оптинского
  21. OptinaRU
    Получила я письмо от батюшки, писанное им в марте сего года <1931>, в котором он, между прочим, сообщал, что заболел и доктор нашел туберкулез, далеко зашедший. Когда я прочла эти строки, мне пришла мысль, что батюшка уже не поправится. В это время начала думать о поездке к болящему, о чем и написала ему, прося сообщить о состоянии здоровья. Получив по телеграфу ответ, что здоровье его в прежнем состоянии, я решила немедленно ехать к батюшке, чтобы застать его в живых. <…>
     

    Батюшку я застала уже лежащим на жесткой постели. Он встретил меня с отеческой любовью и благодарил, что приехала… 
    Кровать заменяли доски. Соломенный матрац был скомкан. Вместо подушки лежала скомканная одежда. Когда доски были заменены кроватью, переменен матрац, сделана соломенная подушка, батюшка выразил удовольствие, поблагодарил меня, сказав: «Вот теперь хорошо!» Грустно было видеть и то, что батюшка лежал в ватошнике и валенках. Это – при температуре 40 градусов и в жаркие июльские дни!.. Батюшка все терпел и никому ни на что не выражал своего неудовольствия. Его очень беспокоил пролежень, и он очень страдал оттого, что легкие его сократились и ему нечем было дышать. В трудные минуты он метался, не находил места, то ляжет, то встанет. «Нечем, – говорит, – дышать. Дайте воздуху! Дайте хоть чуточку!..» Просил положить на пол. Когда ему становилось легче, он тихо молился: «Господи, помилуй! Господи, помилуй!..». <…>
     
    Время шло, а батюшка все слабел. Но, несмотря на это, когда он чувствовал себя лучше, собственноручно писал, хотя и с трудом, записки некоторым своим духовным детям… 20 июня попросил лист бумаги и хотел что-то написать, но слабость не позволила, написал лишь две строчки: «Какая красота в духовных книгах!..» 20-го или 21-го числа у батюшки прошла кровь через желудок, после чего он совершенно ослабел…
     
    Здесь нужно сказать, что батюшка причащался почти ежедневно. Когда был в силах, сам причащался. А когда совершенно ослабел, причащал духовник или кто-то из иеромонахов.
     
    В 2 часа дня того же 25 числа батюшка пил чай и в 7 часов вечера выпил немножко. В 9 часов вечера я спросила, не желает ли батюшка выпить чаю. В ответ на это батюшка отрицательно покачал головой и как бы стал засыпать. Глаза были закрыты, дыхание было тяжелое, слышен был стон. После 9 часов вечера я прилегла отдохнуть, а о.Петр <Драчев; впоследствии – схиигумен Павел, 1888-1981> сидел за столом и писал. Не помню, сколько я пролежала, но, когда встала, батюшка спокойно лежал на левом боку, редко дышал и тихо стонал… Мы вместе с о.Петром смотрели, как батюшка испускал дух. Тихо дыхнул он несколько раз – и душа разлучилась с телом… Было 10 часов 40 минут вечера. Батюшка, как лежал на левом боку с наклоненной к плечу головой, так и остался. Лицо было спокойное, белое, приятное, улыбающееся…
     
    На второй день, 26 июня, пришел о. архимандрит Никита, один протоиерей, игумен и четыре иеромонаха. Тихо положили батюшку в гроб, прочитали канон на исход души, а затем начали отпевать по чину монашескому. Достойно примечания то, что все эти лица находились на работе в 60 верстах от своих жилищ. И вдруг, за неделю до смерти батюшки, были отпущены домой. Точно на отпевание отпущены!!!
     
    Похороны были в пятницу, 27 июля. Гроб до деревни несли на руках, а через деревню провезли на санях по глубокому песку. О.Петр вел лошадь, а я поддерживала гроб. В 2 часа дня опустили в могилу. На могиле поставили большой крест. После похорон была устроена поминальная трапеза…
     
    <…> Господь все устрояет на пользу людей, для вечного блага. Так и о.Никону были попущены немалые испытания, чтобы он в молодых годах земной жизни созрел для доброй вечности. «Блажен путь, в оньже идеши, душе, яко уготовася тебе место упокоения».
     
    Вечная тебе память, дорогой отец и благодетель души моей! Глубока рана, нанесенная моему сердцу кончиною твоею! Рана так глубока, что малейшее прикосновение к ней производит болезненное ощущение.
     
     
    Ирина Б<обкова> (впоследствии схимонахиня Серафима, 1884-1990)
     
    12/25 августа 1931 г.
  22. OptinaRU
    Все знают рассказ про Евангельского юношу. Подходит он ко Христу и спрашивает, как ему наследовать жизнь вечную? Господь отвечает, делай то-то и то-то. «Все это я исполнил», – говорит юноша. «А если хочешь быть совершенным, – возражает Христос, – продай свое имение и раздай все нищим». Эта заповедь Христа имеет глубокое значение. Имение, которое необходимо раздать, – это все то, что получили мы от мира. Его нужно взять от сердца, раздать, чтобы там не было ничего мирского, а был лишь один Христос. Убедительно прошу вас хранить свое сердце, пусть оно все принадлежит Господу, не допускайте туда никого, кроме духовного отца, да разве еще друга о Господе.
     
    Есть имение, которое и не нужно раздавать. Известный доктор и всесторонне образованный профессор Пирогов обладал обширной ученостью, пользовал его во славу Божию. Когда его спрашивали, как он может совместить исполнение своих обрядов и постановлений Православной Церкви со своей огромной практикой, он отвечал:
     
    — Господь помогает мне, так как знания свои я употребляю во славу Господа моего Иисуса Христа.
     
    От такого богатства, т.е. знаний, и отказываться не надо.
     
    Из бесед прп. Варсонофия Оптинского
  23. OptinaRU
    Стихотворение, обнаруженное в архивных материалах для подготовки к изданию Жизнеописания старца Амвросия, вероятно, одно из многих, которые были написаны после кончины старца сердцами любящими его и благодарными.



    .




     
    † Памяти Иеросхимонаха Амвросия
     
    Хибарка
     
    Пишу не вымысел и не стихи, а то, что было.
    В бору сосновом, вековом, в Оптиной Пустыни, отдаленной
    от суеты и треволнений городских, близ Обители священной,
    хранилища преданий вековых, в Скиту уединенном
    хибарка бедная стояла.
     
    А в ней всегда народ: из дальних стран,
    из ближних мест, со всех концов России.
    Народ спешит, толпится, но не шумит;
    на лицах озабоченность и думы, печаль нередко.
    Но что ж их привлекло сюда?
     
    В хибарке душно, тесно, низки потолки, и не то, что сесть,
    а часто негде стать от тесноты, окошки малы,
    от того в ней полусвет, но лампады теплятся
    и мягко освещают полумрак убогого жилища.
    Икон там очень много:
     
    на стенах пустого нет местечка. Иконы бедные, простые,
    подчас лубочные картины – изображения монастырей
    и схимников, меж ними есть прекрасные гравюры,
    есть много фотографий, и много ученических
    работ иконописных.
     
    Долго в ожидании я стояла и все я там пересмотрела.
    Народу масса: женский пол–монахини, и дамы, и крестьянки,
    купчихи, дети и мещанки – все сословия тут теснятся,
    от слоя высшего,до крайней нищеты.
    И все тут приняты, уравнены – все ждут.
     
    Мужчины, те подходят с отдельного крылечка,
    Мы их не видим тут; приемная для них отдельная,
    они идут в Святые Скитские ворота.
    «Как душно здесь, тулупов запах, жарко и двинутся-то негде,
    сидят все на полу монашки!»
     
    Но, Боже мой, когда ж я, наконец, дойду до Старца,
    уж силы нет, уж две недели жду! А тут я слышу:
    другая ждет уж пять недель.
    Но вот настал и мой черед: вошел и стал
    передо мною маленький келейник (монах).
     
    «Вас Батюшка зовет, скорей идите». Волнение и радость
    охватили душу. Спешу, теснюсь через толпу.
    Вхожу я в маленькую келью (комнату), в углу стоит кроватка,
    а на ней лежит маленький, весь в белом, с белою бородкой и
    в черной камилавке старичок.
     
    Да как Он бледен, точно восковой. Он, видимо, изнеможен,
    Он еле дышит. Я тихо подошла к Нему и стала на колени.
    Таков обычай здесь для всех: и светских, и монахов, и
    знатных, и простых. Старец слегка приподнялся и взглянул
    мне прямо в душу.
     
    Что за взгляд: Он, кажется, все видел,
    всю глубину, всю жизнь. А участия сколько в этом взгляде
    и любви глубокой….
    И невольно, сразу, высказалась



    Говорила много еще как много оставалось…
     
    Слушал Старец и смотрел и под



    Его взглядом все воскресало, все оживало,



    вся жизнь молодая предстала ярко, как вчерашний день.
    Чего и ждала, чем забыла теперь все сказала.
    Старец все смотрел в глаза и кажется со мною жил душой одной…
     
    23 февраля 1897 г.


  24. OptinaRU
    Глубочайшее смирение отца Иосифа соделало его душу сосудом, способным вместить, удержать и преумножить добродетели и духовные дарования своего великого отца и старца, преподобного Амвросия. Слова Спасителя: научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем (Мф. 11, 29) предстают как бы эпиграфом ко всей его жизни. Он никогда ничем не выделял себя, тихо делал свое дело, был преданнейшим помощником старца Амвросия, держал себя чрезвычайно скромно и добросердечно. Любовь отца Иосифа к преподобному старцу Амвросию была такая же тихая и благоговейная, как и вся его жизнь. Он не любил высказывать своих чувств, но приверженность его к Старцу была глубока и искренна. 
    Однажды скитская братия была перепугана приходом какого-то неизвестного человека, который размахивал пистолетом и кричал: «Иду к отцу Амвросию!» Никто не решался подойти к нему, боясь, что он выстрелит, а он между тем направлялся в «хибарку». Кто-то предупредил отца Иосифа. Он нисколько не смутился, со спокойным видом и, вероятно, с тайной молитвой вышел к этому странному человеку и кротко спросил его, что ему нужно. «Мне нужно видеть отца Амвросия», – отвечал тот, потрясая пистолетом. Преподобный Иосиф, невозмутимо глядя ему в глаза, осенил его знамением креста. Незнакомец сейчас же опустил руку, и одному из присутствующих удалось отнять пистолет. Человек тот оказался душевнобольным, а этот случай показал, какая самоотверженная любовь к старцу Амвросию была у его ученика.
     
    Из книги «Преподобные Старцы Оптинские»
  25. OptinaRU
    По благодати Божией молитвенной сосредоточенностью и кротким обращением с ближними преподобный Моисей достиг мира души и хранил его. Взыщи мира, и пожени и (Пс. 33, 15), – повторял он как-то особенно выразительно.Мир и молитва его творили чудеса. Был в Оптиной Пустыни пожар в гостинице. Отец Моисей вышел посмотреть, как горит, и, по видимости спокойно, стоял среди зрителей. По его благословению вынесли на пожар чудотворную икону Казанской Божией Матери, стали против ветра, и ветер вместе с огнем изменил свое направление, обратился на лес, и пожар скоро был потушен. Не говорило ли сие спокойствие о пламенной молитве преподобного, не отверзавшего уст, однако же скоро преклонившего Господа на милость ходатайством и заступлением Пречистой Богородицы? После пожара старец говорил: «Да, уж нельзя не подумать, что это – плоды моих грехов… Беды ходят по людям, а не по лесу. Приятны Богу человеки в пещи смирения. Итак, благо мне, яко смирил меня Господь».
    Молитва преподобного и его благословение имели великую силу. Отец Архимандрит не дозволял себе послабления в монашеских подвигах, а напротив, увеличивал их для себя самого. В конце своего земного странствия старец повторял: «Сам-то я хуже всех: другие, может быть, только думают, что они хуже всех, а я на самом деле познал, что я хуже всех». Сбылись на нем слова преп. аввы Дорофея: «Как деревья, когда на них бывает много плодов, то самые плоды преклоняют ветви книзу и нагибают их, – так и душа, когда смиряется: ибо святые, чем более приближаются к Богу, тем более видят себя грешными».
     
    Из жития прп. Моисея Оптинского
×
×
  • Create New...