Jump to content

иером. Даниил

Модераторы
  • Content Count

    1299
  • Joined

  • Last visited

  • Days Won

    11

Blog Entries posted by иером. Даниил

  1. иером. Даниил
    На мой взгляд, книжка Игумена N - это самое лучшее объяснение того, каким должно быть отношение и действия христиан к колдовству и ко всякой другой подобной нечисти.
     
    «Об одном древнем страхе:» Кого и как «портят» колдуны
     

    http://www.optina.ru/daniil/strah/01.mp3
    01 - Вступление. 'Постхристианский' синдром
     

    http://www.optina.ru/daniil/strah/02.mp3
    02 - Страх порчи и сглаза
     

    http://www.optina.ru/daniil/strah/03.mp3
    03 - Соблазны отрицания. Кликуши. Симптомы духовных недугов
     

    http://www.optina.ru/daniil/strah/04.mp3
    04 - Необъяснимые заболевания
     

    http://www.optina.ru/daniil/strah/05.mp3
    05 - Исторический аспект
     

    http://www.optina.ru/daniil/strah/06.mp3
    06 - Термин 'порча'
     

    http://www.optina.ru/daniil/strah/07.mp3
    07 - Что такое колдовство
     

    http://www.optina.ru/daniil/strah/08.mp3
    08 - Рассказ одной женщины
     

    http://www.optina.ru/daniil/strah/09.mp3
    09 - Как становятся колдунами
     

    http://www.optina.ru/daniil/strah/10.mp3
    10 - Цели колдовства
     

    http://www.optina.ru/daniil/strah/11.mp3
    11 - Чародейство в христианстве и в наши дни
     

    http://www.optina.ru/daniil/strah/12.mp3
    12 - Понятие порчи. Методы воздействия демонов
     

    http://www.optina.ru/daniil/strah/13.mp3
    13 - Сознательные и несознательные колдуны
     

    http://www.optina.ru/daniil/strah/14.mp3
    14 - Демонизация общества
     

    http://www.optina.ru/daniil/strah/15.mp3
    15 - Несознательные колдуны. Пассивные носители зла
     

    http://www.optina.ru/daniil/strah/16.mp3
    16 - Экстрасенсорные способности и их происхождение
     

    http://www.optina.ru/daniil/strah/17.mp3
    17 - Механизм внедрения демонов
     

    http://www.optina.ru/daniil/strah/18.mp3
    18 - Порча в современном постхристианском обществе
     

    http://www.optina.ru/daniil/strah/19.mp3
    19 - Бояться ли нам порчи
     

    http://www.optina.ru/daniil/strah/20.mp3
    20 - Снятие порчи. Экзорцизм
     

    http://www.optina.ru/daniil/strah/21.mp3
    21 - Рассказ о протоиерее Иоанне Ильиче Сергиеве
     

    http://www.optina.ru/daniil/strah/22.mp3
    22 - Экзорцизм в наше время
     

    http://www.optina.ru/daniil/strah/23.mp3
    23 - Вывод - так можно ли 'снять порчу'
  2. иером. Даниил
    Участь, постигшая отцов и братий моих, постигнет и меня. Умерли они: умру и я. Оставлю келью мою, оставлю в ней и книги мои, и одежды мои, и письменный стол мой, за которым проводил я многие часы; оставлю все, в чем нуждался или думал нуждаться во время земной жизни. Вынесут мое тело из этих келий, в которых живу, как бы в преддверии к другой жизни и стране; вынесут мое тело и предадут земле, послужившей началом для тела человеческого. Точно то же постигнет и вас, братия, которые читаете эти строки. Умрете и вы: оставите на земле все земное; одними душами вашими вступите в вечность.
     
    Святитель Игнатий (Брянчанинов)
    † 12 мая 1867 г.
  3. иером. Даниил
    Если избегаешь греха и ведешь нравственную жизнь, так что Бог все равно благословит и спасет тебя, тогда, как ни парадоксально, можно воспринимать Иисуса как учителя, образец для подражания и помощника, но избегать Его как Спасителя. При этом полагаешься на свои добродетели, а не на Иисуса, чтобы предстать перед Богом, пытаешься спастись своими силами, а не следовать Иисусу.
     
    Парадокс, но это и есть неприятие благой вести Иисуса. Это христианизированная форма религии. Сторониться Иисуса как Спасителя можно как соблюдая все библейские заповеди, так и нарушая их. И религия (при которой мы строим свою идентичность на собственных нравственных достижениях), и неверие (при котором мы строим свою идентичность на других нерелигиозных стремлениях или отношениях) в итоге – духовно совпадающие траектории. Обе «греховны». Спасение своими силами добрых дел порождает явно высоконравственное поведение, но внутри человек наполнен самодовольством, жестокостью, фанатизмом и становится несчастным.
     
    Итак, существует великая пропасть между представлениями о том, что Бог принимает нас за наши усилия, и о том, что Бог принимает нас благодаря тому, что совершил Иисус.
    Религия действует по принципу «я повинуюсь – поэтому Бог меня принимает». Но принцип действия Благой вести иной – «Бог принимает меня благодаря тому, что совершил Христос – поэтому я повинуюсь». На одной и той же церковной скамье могут сидеть два человека, руководствующихся разными принципами. Оба молятся, оба щедро жертвуют деньги, оба преданы своим ближним и церкви, оба пытаются вести достойную жизнь. Но при этом они исходят из двух принципиально разных мотиваций, совершенно различных идентичностей, в итоге кардинальные отличия прослеживаются в их жизни.Первое различие – в мотивации. В религии мы стараемся подчиняться божественным правилам из страха. Мы верим, что если мы ослушаемся, то лишимся благословения Божьего и в этом, и в ином мире. Евангелие же побуждает нас подчиняться из благодарности за ту милость, которую мы уже получили благодаря Христу. Если моралиста принуждают к послушанию, вызывая у него боязнь стать отвергнутым, христиане стремятся к этому послушанию, мотивированные желанием доставить радость и уподобиться Тому, кто отдал за нас жизнь.
     
    Впервые услышав об отличии религии от благой вести, многие считают, что слишком уж просто все это звучит. «А что, неплохо! – заявляют они. – Если в этом и заключается христианство, от меня требуется только вступить в личные отношения с Богом – и делать все, чего я только пожелаю!» Но так может говорить лишь тот, кто не имеет опыта приобщения к великой благодати. Из тех, кто соприкоснулся к ней, так не скажет никто. В сущности, благодать может носить довольно грозный характер.
     
    Несколько лет назад я познакомился с женщиной, которая начала посещать церковь Искупителя. Она объяснила, что выросла в религиозной семье, но никогда прежде не слышала о различиях между благой вестью и религией. Зато она часто слышала, что Бог принимает нас, только если мы достаточно добродетельны. Она призналась, что новое откровение пугает ее. Я спросил, почему, и она объяснила: Если меня спасает собственная добродетель, значит, должен быть и предел тому, чего может потребовать от меня Бог – или предел тому, через что мне придется пройти. Я вроде налогоплательщика, у которого есть «права»: если я выполнила свои обязанности, то заслужила определенный уровень жизни. Но если я грешница, спасенная исключительно благодатью, значит, нет ничего такого, чего Он не мог бы потребовать от меня.
    Она поняла динамику благодати и благодарности. Если вместе с боязнью наказания теряешь и стимул вести добродетельную, бескорыстную жизнь, тогда единственным стимулом, побуждающим жить такой жизнью, у тебя был только страх. Эта женщина сразу уловила, что у чудесного учения о спасении и благодати есть оборотная сторона. Если она грешница, спасенная благодатью, значит, она в большей степени подчинена верховной власти Бога. Если Иисус действительно так много сделал для нее, она не может быть предоставлена самой себе. Она должна радостно и благодарно принадлежать Иисусу, который обеспечил ей спасение, заплатив за него непомерно дорого – собственной жизнью.
    Со стороны происходящее может показаться суровым принуждением, жестким обязательством. Но на самом деле единственная мотивация здесь – радость. Вспомните о том, что происходит, когда мы влюблены. Любовь заставляет нас охотно подчиняться любимому человеку. Допустим, вы спрашиваете: «Может, встретимся?» – или даже: «Ты выйдешь за меня?» Что произойдет дальше, когда вы услышите утвердительный ответ? Неужели вы скажете: «Отлично! Договорились! Теперь я могу поступать так, как мне заблагорассудится!»? Разумеется, нет. Теперь вы даже не ждете, когда предмет ваших чувств напрямую попросит вас о чем-нибудь: вы предугадываете его желания и спешите порадовать его. В этом нет никакого принуждения и обязательства, тем не менее ваше поведение кардинально меняется в зависимости от мыслей и чувств человека, которого вы любите.
     
    Этот парадокс может показаться самым невероятным из всех. Освобождающий акт безусловной благодати требует, чтобы тот, на кого он направлен, отказался от права распоряжаться собственной жизнью.
     
    Но есть ли здесь противоречие? Нет, если вспомнить, о чем говорилось в третьей и девятой главе. Мы в любом случае не распоряжаемся своей жизнью. Все мы живем ради чего-то и подчиняемся этому истинному повелителю своей жизни. Если этот «повелитель» – не Бог, нас ждет бесконечное угнетение. Только благодать освобождает нас из рабства нашего «Я», которое таится даже в морали и религии. Благодать является угрозой лишь для иллюзии нашей свободы, независимости, возможности жить так, как нам заблагорассудится.
    Благая весть дает возможность вести принципиально иную жизнь. Но христианам зачастую не удается воспользоваться ресурсами Евангелия, чтобы прожить жизнь, какой она может быть во Христе. Каждому читателю этой книги важно понять фундаментальное различие между благой вестью и религией. Основная идея христианства в корне отличается от допущений традиционной религии. Основатели других религий – преимущественно учителя, а не спасители. Они приходили, чтобы сказать: «Поступайте так, и вы приобщитесь к божественному». А Иисус явился как Спаситель, хотя и был также Учителем. Иисус говорит: «Я – божественность, явившаяся к вам, чтобы совершить то, что вы не в силах сделать сами». Идея христианства заключается в том, что наше спасение – не наши заслуги, а заслуги Христа. Следовательно, христианство – не религия и не неверие. Это нечто совершенно иное.
     
    Тимоти Келлер "Разум за Бога"
  4. иером. Даниил
    «Изменился разум мой! утратилась в нем самостоятельность, которую доставляла ему вера; явилось в нем колебание. Он соделался хладным к слову Божию; не находит в нем того спасительного, просветительного назидания, которое находил прежде, которым питался и услаждался, которым не мог насытиться по причине преизобильного насыщения. Такое насыщение возбуждает ненасытную алчбу и неутолимую жажду Божией правды. Предо мною — Писание Святое. Оно соделалось чуждым мне. Ищу в нем питания, укрепления, утешения: не нахожу их. Закрылось оно, всесвятое слово Божие, закрылось от меня непроницаемым покрывалом: моею греховностию.»
     
    «Как в зеркале тихих, прозрачных вод отражается синее, чистое небо с светилами его, так в душе, благоустроенной миром Божиим, отражается слово Божие с соответствующими этому слову чудными ощущениями. Слово Божие — свет: свет — и ощущения, возбуждаемые словом Божиим. Изгладились во мне следы такого состояния: оно не существует для меня — представляется несуществовавшим никогда. »
     
    Святитель Игнатий (Брянчанинов)
  5. иером. Даниил
    Отпев Божественную литургию о.Феофан, вдохновленный открывающимися видами полевых просторов, решил порадовать нас некоторыми песнопениями из своего внебогослужебного репертуара ...
     


     
    Прошу прощения за качество - снимал на телефон.
  6. иером. Даниил
    Я всегда сияю пред лицом верных,
    Но они не хотят (Меня) видеть, или лучше закрывают глаза,
    Не желая воззреть на Меня,
    И отвращают лица в другую сторону.
    Вместе с ними и Я поворачиваюсь, становясь пред ними,
    Но они снова бросают взор в другую сторону,
    И [таким образом] совершенно не видят света Лица Моего.
    Одни из них покрывают лица покровами,
    Другие же убегают прочь, совершенно ненавидя Меня.
    Итак, что делать Мне с ними? – Я совершенно недоумеваю.
    Ибо спасти их без (их) воли и по принуждению –
    Это показалось бы скорбным для не желающих спастись.
    Ведь добро воистину будет добром (только) по воле,
    Без воли же добро не будет добром.
    Поэтому желающих и Я вижу и (ими) видим бываю,
    И делаю их сонаследниками Царствия Моего.
    Не желающих же Я оставляю с их желанием в мире сем.
    И они сами прежде суда бывают своими судиями,
    Так как в то время, когда сиял Я – Свет неприступный,
    Они одни сами себе причинили тьму,
    Не желая видеть Света и оставшись во тьме.
     
    (Прп. Симеон Новый Богослов. Из 17-го Гимна)
  7. иером. Даниил
    Но надобно знать, что те, которые прежде имели Духа Святого, для того, чтобы и сами жили невинно, и для других были полезны проповедью, открыто получили Его после воскресения Господня для того, чтобы могли быть полезными не для немногих, а для многих. Поэтому и при этом самом даровании Духа говорится: имже отпустите грехи, отпустятся им, и имже держите, держатся. Можно видеть, что эти ученики призваны к таким тягостям смирения, к какой должны быть доведены великой славе. Вот они не только безопасны за самих себя, но и получают власть отпущения чужой виновности, делаются участниками во власти Верховного Судии, чтобы, вместо Бога, вязать грехи некоторым, а некоторым разрешать. Так, так надлежало быть возлюбленным от Бога тем, которые решились на такое смирение для Бога. Вот те, которые боятся праведного Судии - Бога, делаются судьями душ; и осуждают или оправдывают других те, которые боялись сами быть осужденными.
     
    Ныне их место в Церкви вполне занимают Епископы. Власть вязать или разрешать получают те, которые получают степень правления. Велика честь, но велика и тяжесть этой чести. Потому что немилосердо, чтобы судьей жизни других был тот, кто не умеет управлять своей жизнью. А часто случается, что место Судии занимает тот, у кого жизнь не согласуется с местом. И часто делается, что он или осуждает не заслуживших осуждения, или разрешает других, будучи сам связан. Часто в разрешении и вязании подчиненных он следует движениям своей воли, а не достаточным причинам, отчего происходит то, что самой этой власти - вязать и решить - лишается тот, кто употребляет ее по своим прихотям, а не сообразуясь с нравами подчиненных. Поэтому справедливо через Пророка говорится: еже избити души, имже не подобаше умрети, и оживити души, имже не подобаше жити (Иез.13:19). Потому что тот убивает не долженствующего умереть, кто осуждает праведного. И силится оживить не имеющего жизни тот, кто старается освободить виновного от наказания.
     
    Итак, надобно обсуживать вины и тогда употреблять власть вязать и решить. Надобно смотреть, какая вина предшествовала, или на то, какое после вины последовало покаяние, для того, чтобы мнение Пастыря разрешало тех, которых Всемогущий Бог посещает благодатью сокрушения. Ибо разрешение внешнего судии бывает истинным тогда, когда согласуется с мыслью внутреннего Судии. Это хорошо выражает под образом то воскресение четверодневного мертвеца, которое именно показывает, что умершего прежде Господь вызвал и оживил, говоря: Лазаре, гряди вон (Ин.11:43); а после уже тот, кто вышел живым, разрешен учениками, как написано: изыде умерый, обязан рукама и ногама укроем; глагола им Иисус: разрешите его и оставите ити (Ин.11:45). Вот ученики живого уже разрешают того, кого Учитель воскресил из мертвых. Ибо если бы ученики разрешили Лазаря мертвого, то открыли бы более зловония, нежели силы. Из этого размышления должно видеть, что мы пастырской властью должны разрешать тех, о которых знаем, что их оживотворяет Виновник наш восставляющею благодатью. Это оживотворение, прежде действия оправдания, познается уже в самом исповедании греха. Почему и этому самому умершему Лазарю отнюдь не говорится: оживи, но: гряди вон. Потому что всякий грешник, когда скрывает виновность свою внутри совести, тогда скрывается внутрь, кроется в своих потаенных местах. Но мертвый выходит вон, когда грешник добровольно исповедует грехи свои. Итак, Лазарю говорится: гряди вон. Ясно как бы так говорилось каждому, умершему во грехе: "Для чего ты скрываешь виновность свою в совести? Выходи уже вон через исповедание ты, который через запирательство скрываешься внутри себя". Итак, гряди вон, мертвый, т.е. грешник, исповедуй виновность свою. - Но выходящего вон разрешают ученики, дабы Пастыри Церкви отклоняли заслуженное наказание от того, кто не устыдился исповедать соделанное им. Это кратко я сказал о порядке разрешения для того, чтобы Пастыри Церкви с великой разборчивостью старались или разрешать, или вязать. Но справедливо ли или несправедливо Пастырь наложит запрещение, несмотря на это мнение Пастыря должно быть страшно для стада, дабы подчиненный, хотя бы, быть может, и несправедливо был связан, не заслуживал по другой вине самого мнения о своей связанности. Итак, Пастырь должен страшиться как разрешать, так и вязать без разбора. А подчиненный Пастырю должен страшиться быть связанным, хотя бы и несправедливо; не должен безрассудно порицать суд своего Пастыря, дабы для него, хотя бы он и несправедливо был связан, в самой гордости безрассудного порицания не было той виновности, которой доселе не было.
     
    Свт. Григорий Двоеслов
  8. иером. Даниил
    Раскопки древнего христианского города Сусита

     
     
     
     
    Пещера десяти прокаженных

     
    Восхождение на Фавор

     
    Песнь о Святой Земле (видеоответ о. Никона )

     
     
     
     
     
     
    Гефсимания. Гробница Божией Матери


     
     
    Галилейское озеро. Капернаум. Вифсаида


     
     
    Сутки в монастыре преподобного Саввы Освященного


     
     
    Незабываемый пеший переход от Эйн-Фары до монастыря св. Георгия Хозевита


     
     
    Продолжение следует
  9. иером. Даниил
    <iframe width="425" height="349" src="http://www.youtube.com/embed/lGqUn5KQ9kE" frameborder="0" allowfullscreen></iframe>
    В Требник нужно вписать новый чин: "О еже святити барабаны церковныя"

    Справка:

    Неканоническое православие появилось в Гане в 1925 году. Тогда «православную кафолическую церковь» организовал харизматичный африканец Бреси-Андо, но он сам и его последователи смутно понимали смысл термина «православие» и пытались найти истинную Церковь. В 1972 году Готфрид Мантей, один из служителей церкви и руководителей молодёжной паствы, ознакомился с книгой Тимоти Уэра «Православная церковь», что укрепило его в религиозных поисках.

    Двумя годами позднее Бреси-Андо и Мантей познакомились лично с представителями мирового православия, а 15 января 1978 года Архиепископ Ириней, управляющий архидиоцезом Западной Африки (Александрийская православная церковь), совершил свой первый визит к верующим Ганы. К сентябрю 1978 года неканоническая организация была принята в общение с престолом Александрии. Сейчас в этой стране идёт активная миссионерская работа, проживают тысячи православных христиан из числа местных жителей, которых окормляют 23 священника. Сейчас на территории страны действует Ганская епархия.

    В будущем в Гане ожидается открытие православной семинарии.
  10. иером. Даниил
    ... Если вы пишете, то много читаете, потому что написанное - это тоже новость, поскольку вы должны привносить нечто новое, а не повторять уже обнародованное и заезженное. Если вы готовитесь к проповеди, выступлению, беседам, дискуссиям с верующими и неверующими, то тоже много читаете. А если не пишете и не готовитесь, то и в чтении нет необходимости. Вот старшее поколение архиереев - пишущее, у каждого изданы книги, библиотеки собрали такие, что глаза разбегаются. Это люди мудрости и мысли, очень дисциплинированного самообразования. А вот у нового поколения, как правило, не то что книги, ни одной статьи отыскать невозможно. Что вообще-то нонсенс. И пишущий священник - тоже редкость.


     
    - Но Церковь - не "Союз писателей".
     

    - Конечно. Но владение письменной речью - первый признак образованности, культуры, интеллекта. У такого человека и проповедь, и выступление, и беседа совершенно другого уровня. Вот мы, так называемая православная общественность, уже почти четверть века пишем о Церкви, о ее непреходящем значении, огромном духовном наследии. А когда с конкретным олицетворением всего этого - с нашим священником - встречаешься, слушаешь его, то не знаешь, что и думать. У меня есть знакомая, известная писательница, у нее издано книг 30 или 40, поэтических, прозаических, детских, она со своей подругой-профессоршей, тоже старушкой, решила посетить службы в разных храмах Киева. Потом у меня спрашивает: а почему так много сельских батюшек в наших храмах? Она полагала, что раз священник плохо говорит, не может связать слова с мыслями, невразумителен, то он непременно приехал в столицу из глухомани и еще не отесался. Хотя это многоученые и вполне продвинутые священники. По этой же причине у нас много противников того, чтобы священники преподавали в школах. Я говорил об этом с двумя министрами образования - с нынешним и из предыдущего правительства. У них хорошее отношение к нашей Церкви и знают о ней не меньше нашего. Они рассказывали, что пробовали экспериментировать, привлекая священников к преподаванию, и пришли к выводу: пока уровень образованности священнослужителей не приблизиться к учительскому, в школы пускать их не стоит. ...


     
    http://www.interfax-religion.ru/?act=interview&div=367
×
×
  • Create New...