Jump to content
Татиана.

В духовной жизни нет мелочей

Recommended Posts

В духовной жизни нет мелочей

s_20080325185631.jpg
Несмотря ни на бешеный ритм жизни, ни на заботы о хлебе насущном, человек тянется к постижению чего-то большего, чем просто выживание или накопительство. В процессе духовного поиска рано или поздно перед нами встает вопрос о вере. Вставать то, он встает, но, увы, не всегда разрешается. Явления духовные далеко не всегда очевидны: истинная праведность скромна и целомудренна.

 

На подступах к Церкви человека одолевают сомнения: а тот ли это путь, почему верующие и священники не являют собою идеал человека, и т.д. Преодолев первый эшелон препятствий и войдя в Церковную жизнь, перед неофитом возникают новые проблемы: почему я не меняюсь в лучшую сторону, почему приходят периоды ослабления в вере, нормально ли то, что прежнее окружение вдруг стало чужим? Иногда эти сомнения кажутся неразрешимыми, и тогда душа человеческая сходит с прямой дороги к своему Творцу и идет дальше по жизни тернистым и окольным путем.

 

Но как сказал один из старейших духовников Московской епархии отец Валериан Кречетов, «набор сомнений, которые вводят людей в искушение, не так велик». Мы попросили отца Валериана разрешить некоторые из таких сомнений.

 

Отец Валериан решил стать священником еще в детстве, в школе он отказался вступить в пионеры и в комсомольцы, несмотря на все последовавшие за этим неприятности. Вернувшийся с войны и ставший священником отец, который в свое время прошел и Соловецкие лагеря, говорил ему: "Если хочешь быть священником, готовься к тюрьме". Потому закончив школу, Валериан поступил в Московский лесотехнический институт, - ведь в тюрьме на лесоразработки посылали в те времена. Но к счастью эта участь миновала о.Валериана. Он женился, стал отцом семерых детей (а сейчас уже дедушка 27 внуков) и с 1970 года служит в Покровском храме с. Акулово в Подмосковье. Он воспитал много священников, монахов и монахинь. Известный всей православной России старец о. Николай Гурьянов в последние годы принимал Причастие из рук о. Валериана и батюшка каждую неделю ездил к старцу из Москвы на остров Залита.

 

Нравственный облик христианина

В «Воспоминаниях…» архимандрита Спиридона (Кислякова) есть такой монолог буддийского ламы в ответ на проповедь о.Спиридона.

 

«Господин миссионер, вы изложили нам вашу христианскую религию, и мы с большою любовью слушали вас и каждому вашему слову внимали. Теперь мы просим послушать и нас, язычников, некультурных людей. Да, господин миссионер, действительно, христианская религия есть религия самая высокая, общемировая. Если бы и на других планетах жили подобные нам разумные существа, то и они иной, лучшей религии не могли бы и иметь, чем христианская. Потому что христианская религия не от мира, но Божие откровение. <…> Но посмотрите сами, господин миссионер, посмотрите беспристрастно, живет ли мир так, как учил Христос? Христос проповедовал любовь к Богу и людям, мир, кротость, смирение, всепрощение. Он заповедал за зло платить добром, не собирать богатства, не только не убивать, но и не гневаться, хранить в чистоте брачную жизнь, а Бога любить больше отца, матери, сына, дочери, жены, даже больше себя самого. Так учил Христос, но не такие вы, христиане. Вы живете между собою, как звери какие-либо кровожадные. Вам стыдно должно было бы и говорить о Христе, у вас рот весь в крови. Среди нас нет никого по жизни хуже христиан... Нет, господин миссионер, сначала пусть сами христиане поверят своему Богу и покажут нам, как они его любят. Тогда и мы, быть может, примем вас, миссионеров, как ангелов Божьих, и примем христианство».

 

Прокомментируйте, пожалуйста, эту цитату.

Представьте, приходит человек в больницу, и видит, что там полный кошмар: все продается и покупается, врачи только за деньги оперируют. Но из этой ситуации здравомыслящий человек не делает вывод, что медицина вообще не нужна, и только на этом основании к знахарям не идет.

 

Так же я считаю, что сказанное в этой цитате про христиан - неправда. Я с этим не согласен. Утверждение, что вы все плохи, а мы все хорошие, это утверждение сектантского типа. На Руси столько святых было и столько блага творили! Даже само название Руси было - Святая Русь. У нас есть и Оптина Пустынь и новомученики. Да, спасающихся мало, но об этом еще Господь сказал: «Узок путь и тесны врата в Царство Небесное и мало тех, которые идут им». Но что же следует из того, что мало идут? Никому не идти?

 

Возможно, в процитированной речи имелись ввиду какие-то события, происходившие в Европе. Но население Европы - католики или протестанты, и их дела православным в упрек нельзя ставить, более мирной страны, чем Россия не было.

 

В этом ламы вопросе есть еще один аспект, про который Иоанн Лествичник говорил: «один бес выгоняет другого». Некоторые сектанты не признают Христа, за счет того, неправильно веруют и бесы их не трогают, поэтому многие из них, например, не пьют и не курят.

 

И в мусульманских странах распущенности намного меньше...

Да, в мусульманских странах есть положительные моменты: старших почитают, устои семейные хранят. Конечно, многоженство сюда не относится, но что хорошо, то хорошо. Однако источник этих положительных явлений вряд ли от духовной жизни происходит, скорее, - от сложившихся традиций. Когда же человек к духовной жизни приступает, тут то и начинаются искушения. Именно на того, кто стоит на верном пути, враг и нападает. Если же человек не на верном пути, то на него и нападать нечего.

 

Где духовный рост?

Обязательно ли есть связь между прижизненными переменами в человеке и его посмертной участью? Например, пришло время человеку умирать, а он понимает, что, несмотря на всю свою церковную жизнь, любви в нем как не было, так и нет, а гордыня и другие грехи как были, так и остались.

 

Когда предаешься воле Божией, то Господь берет душу в наиболее лучший для человека момент в духовном смысле. Святитель Арсений (Ждановский) последний настоятель Чудова монастыря говорил что, когда человек готов, Господь ни мгновения не медлит, забирает душу в ее наиболее высшем здесь состоянии. Есть такая книга «Невероятное для многих, но истинное происшествие». В ней описывается как душа вышла из тела, увидела свое тело, потом увидела ангелов, бесов и последнее, что она услышала в том мире, когда она пришла на свет, было «не готов». Человека вернули в тело и сказали: «Иди и готовься».

 

Любая ли перемена, происходящая с человеком, приходящим к вере, является правильной и здоровой? Есть ли здесь “болезни роста”? Например, часто задают вопрос, насколько правильно желание сменить работу на более «богоугодную»?

Без сомнения приход в Церковь меняет отношение человека к миру.

 

Есть, конечно, такие профессии, при которых мир духовный сохранять невозможно. Например, торговая сеть, в которой процветает воровство. Если человек там не попался, то это не значит еще что, он не ворует. Но те, кто стремится к духовной жизни, в основном в такие сферы не идут. Но не нужно их осуждать, потому что на этих людях тяжелое бремя. Кто-то должен и продавать.

 

Что касается отношения к людям, то если у вас правильное духовное руководство, правильное устроение, отношения всегда складываются хорошие. Когда я был инженером (а я 8 лет работал инженером), у меня было такое отношение к окружающим сотрудникам: мне было жалко всех, особенно женщин. Все носятся, причесываются на ходу, то дети им сюрприз преподнесут, то мужья, которые каждый «выкозюливает» по-своему. И вот напутает она в итоге какую-нибудь монтажную схему. Я возьму, переделаю, потому что, с одной стороны я старший, а с другой стороны понимаю, что у них голова забита совершенно другим, как концы с концами свести, то ребенок заболел, и как тут выкрутиться или еще что-то. Если человек на правильном духовном пути, то отношение к людям становится лучше. Понимаешь, что этот несчастный мир крутится, люди живут без веры, как они живут вообще непонятно, такая их жизнь беспросветная. Суетятся, завидуют, ревнуют, грешат, потом еще преступления совершают, аборты-убийства, потому что в их понимании: куда же столько детей? …

 

Чужой среди своих.

 

Почему родным человека, который начал свой путь в Православии, не становится от этого светлее и теплее, может быть, он что-то не так делает?

Может быть и не так. Но то, что близким не становится теплее и светлее, это может быть и с другим связано. Поскольку «род сей [бесы] изгоняется только молитвою и постом», то враг и старается нападать, и не потому, что неправильно делаешь, а как раз потому, что правильно. Использует же он для этого всякие мелочи. Человек постится, начинает за общим столом другие блюда вкушать, а родных это начинает раздражать. Или верующий человек ходит в Церковь, а родные сердятся, ведь нужно ехать на дачу, нужно и то и другое. Иногда, конечно, нужно и сделать, что просят. А если даже ты не пойдешь в Церковь или съешь что-то не строго по уставу, то кому из-за этого станет неудобно? Как раз тому, кто тебя вынудил на такой поступок. Он может не сказать об этом, но ему будет неудобно, потому что он знает, что ты постишься, а он тебе помешал. Но конечно не сразу и не всякому такое понимание приходит, но и это может быть.

s_20080325185648.jpg
Стоит ли общаться верующему с неверующими или лучше устраняться?

Есть такое изречение: с преподобным преподобен будешь, с избранным избран будешь, с неповинным неповинен будешь, со строптивым развратишься. Или еще проще: с кем поведешься от того и наберешься. Канонами запрещалась общаться с еретиками и иноверцами. Но если человек цепляется за вас, то отталкивать его не по-христиански, но и самому лезть не нужно. Необходимо рассудить, по силам ли тебе будет это общение, потому что если нет крепости в вере, то начнут смущать, и закатишься неизвестно куда.

 

Стоит ли устраняться от общества или, утрированно говоря, «бежать в леса»?

Нет. От мыслей не скроешься, они везде будут одолевать.

 

Где найти искреннее чувство?

Во время домашней молитвы или службы бывает состояние, которое наверно лучше всего выражается словами «окаменное нечувствие». Иногда или даже постоянно, читая молитвы, чувствуешь себя просто магнитофоном, который прокручивает пленку. Если это состояние ненормально, то что делать, ведь искреннее чувство из кармана не достанешь?

 

Конечно, это ненормально. В Евангелии сказано: «возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим». Прежде всего, о сердце сказано.

 

В таком случае надо молиться, просить помощи Божией. Преподобный Серафим в беседах с Мотовиловым говорит, что молитва всегда нужна, во всем нужна и больше всего нужна. Схиигумен Пантелеймон по этому вопросу сказал, что слова в нашей власти, а сердце не в нашей. О том же говорит и поговорка «сердцу не прикажешь», и эта поговорка не только к любовным отношениям относится. Само чувство дается от Бога. По-моему, святитель Николай Велимирович сказал: «От человека подвиг веры, а от Бога дар любви». Бог даст молитву молящемуся.

 

Иногда состояние «окамененного нечувствия» наступает из-за погруженности в житейские занятия. Например, посмотришь какой-нибудь фильм, и вдруг обнаруживаешь себя духовно опустошенным, как будто выпавшим из той реальности, в которой есть Бог. Что в таких случаях делать? Отстраниться от мира совсем не получается, тянет.

 

Это состояние, когда отступает благодать. От фильма стоит и отказаться. Но уходить от мира необязательно, можно жить в мире премирно. Вы все сразу хотите, это слишком сложно, так же как новичку одновременно и в ноты смотреть и на фортепиано играть. Сначала это кажется невозможным, но потом приходит. Мирская жизнь идет как бы механически, а духовная жизнь идет внутри своим чередом.

 

А если «выпадение» из благодати происходит из-за совершенного греховного поступка, что делать?

Каяться.

 

Когда я был на Афоне, один батюшка спросил афонского подвижника, почему мы исповедуемся, причащаемся, а потом опять начинаем грешить? А он говорит, потому что боль сердечная не пересилила грех.

 

Как жить, чтобы не совершать тяжких грехов?

Не пренебрегать мелочами. Тяжкий грех не совершается сразу, к нему ведет путь, подготовка. Сначала какая то мыслишка, потом компания, потом выпивка, блуд и так далее, еще какое-то падение. Сначала человеку интересно, что там такое, потом начинает тянуться, потом хочет приобрести, потом начинает искать способ как приобрести, нечестность какая-то возникает при подходящей возможности. В духовной жизни, говорят - нет мелочей.

 

Share this post


Link to post

Об автомобилях и цели жизни

s_20110224011930.jpg

Наш разговор с иеромонахом Иннокентием (Селезневым) состоялся, пока мы ехали до села Паниковичи, где находится приход, на котором служит священник, и на обратной дороге до Пскова тоже говорили. Задали мы вопрос священнику известный, который обычно волнует людей, находящихся вне Церкви и бурно обсуждается в Интернете. Мы бы назвали проблему - «попы на мерседесах» - «плебейской», и не из-за высокомерного к ней отношения и не из-за популярности в массах, а потому, что со священником хочется поговорить совсем о другом. Поэтому мы начали разговор с «мерседесов», а потом задавали отцу Иннокентию серьезные вопросы о парадоксальности бытия православной жизни. Мы, информационная служба Псковской епархии, побывали на Литургии в Никольском храме, где отец Иннокентий – настоятель, после Литургии он служил акафист св. Николаю Мирликийскому. Мы и Господу нашему помолились, и батюшку приходского, иеромонаха, послушали. Надеемся, для общей пользы.

 

Есть тема, отец Иннокентий, которая не стоит серьезного разговора со священником, потому что священник обычно помогает решать своей пастве сложные и глубокие проблемы духовного личностного состояния человека. Но эта проблема: священники на иномарках, смущает людей, находящихся вне Церкви. Она связана с представлением общества о священнике, как о человеке особенном, во всем безупречном. Люди переживают за духовенство, они хотят, наверное, что бы что-то в этой жизни было настоящим и честным, поэтому вполне объяснимо требуют этого, в первую очередь, с духовенства?

В этой проблеме, на самом деле, много аспектов. Здесь и уровень социальной справедливости в современном обществе, и элементарная человеческая зависть. Ну и основное: никакой заботы о пастыре здесь народом не проявляется. Такая ситуация следствие советских десятилетий, когда священнослужителю было запрещено участвовать в материальной жизни храма, все казначейские дела вели старосты, выплачивая батюшке зарплату, как наемному работнику. В советском обществе священник был экзотическим явлением, лишенным всех гражданских прав, у него не было права не только выказывать критическое отношение к власти, но и одобрять ее действия. Он ни что не имел права. Священника сделали лицом «не имеющим лица», его отделили от общества, от государства, его лишили избирательного права, и он перестал быть гражданином. И когда развалилась огромная система, которая держалась на одной партии КПСС, остались жизнеспособными только те системы, которые были независимы от государства. Эти две системы – криминальная и наша Церковь. Но для нашей Церкви всегда было прекрасное поле деятельности по отношению к своей пастве, а паства увеличилась моментально вследствие отсутствия запретов. В связи со всеми перестройками и экономическими революциями в обществе выстроилась разноуровневая социальная система, где появились очень богатые и очень бедные.

 

Вы знаете, я никогда ни в одном богословском труде не читал, что священники – это нищенское сословие. До революции, если священник в деревне – он глава деревенской общины, если у крестьянина была лошадь, то у священника - тем более. Наверное, важнее обращать внимание не на то, кто на чем ездит, а кто и как выполняет свои обязанности. В силу того, что мой приход находится в 50 километрах от города, мне приходится восемь лет ездить на машине, сначала я ездил на попутках, теперь на «опеле». Священники ездят на разных машинах, на «мерседесе» я не видел ни одного батюшку в нашем городе. Насколько я знаю духовенство нашей Епархии, это нормальные люди, труженики и подвижники, и неважно, на чем они ездят.

 

Отец Иннокентий, возможно, дело в том, что светские люди не понимают, что содержат Церковь прихожане, а не государство. Они уверены, что наша Патриархия, наш Владыка на бюджетной зарплате, и восстановление храмов и монастырей в нашей Епархии, например, финансируется из государственного бюджета, как и служение священника?

Если люди что-то не понимают, объяснить им невозможно. Я поездил на советском автопроме, и мне приходилось после каждой поездки постоянно ремонтироваться, поэтому если есть люди, готовые помочь мне добираться до прихода, то лучше вложить один раз деньги в хорошую, надежную машину, чем вкладывать их постоянно. Но я вижу в городе, как высоко поднялся уровень жизни наших псковичей, судя по многочисленному автотранспорту, который колесит по Пскову. Священник тоже имеет право на нормальную жизнь, на хорошую машину, как и все, но, если он ворует, уличите его в этом, а не оценивайте безапелляционно. Я вижу эти взгляды людей, которым выпить не на что, а тут батюшка на машине. Сам всегда задаю себе вопрос: когда выхожу из этой машины, я остаюсь тем же человеком, или я изменился по отношению к людям? Если во мне что-то меняется, значит, мое материальное положение мне вредит, вредит моему служению. Как говорит апостол Павел: «все позволено, но не все полезно». Все позволено, но ничто не должно тобой обладать. Если я перестал быть к людям милосердным, сострадательным, перестал замечать людскую боль, людскую нужду – это плохо; если мои прихожане заметят, что их «батя» изменился, перестал замечать их, не поможет им… Проблема машины – это все-таки проблема зависти, но при этом люди находят аргументы, общественно звучащие. Еще вчера я ходил пешком, а сегодня сел на иномарку и поехал, что будет послезавтра? Надо будет, опять пойду пешком. Вопрос социальной справедливости на земле никогда не будет решен, хотя бы потому, что люди у власти морально не безупречны, особенно сейчас.

 

Настало время личных интересов?

 

Даже понятия нет «ради блага Отечества», когда-то ради Отечества шли в кругосветное плавание, осваивали территории, погибали ради Отечества. Сейчас все делается ради собственной славы, а слово «Отечество» просто вышло из употребления. Тут в одном документальном фильме спросили молодого человека о его отношении к жизни, он ответил, что для него в жизни самое главное – личные проблемы, а проблемы Отечества его не интересуют. У нас потому и нет ни отечественного производства, ни национальной политики, но история созидается сейчас и каждый день, через десять лет «сегодня» уже будет историей, и наши потомки будут оценивать, что мы сделали для страны, для нашего Отечества, чем мы занимались в этой жизни. Остаются в истории имена только тех, кто созидал, и нам никто не мешает созидать: созидать свою семью, свой ближний круг, а если будем созидать что-то большое, что останется, так и, Слава Богу!

 

Творчество – это одно из божьих свойств в человеке. Даже, если человек будет просто добрым, отзывчивым и заботливым, его будут помнить несколько поколений. Святитель Николай жил более полторы тысячи лет назад, а его до сих пор помнят и любят, потому что он был таким, что нельзя забыть. Рушились цивилизации, рушилось все, а имя этого человека по сей день живо, и русские люди многие, даже не знают, что он не русский. Очень важно оставить по себе добрую память, но в СМИ проповедуется, что жить надо только для себя.

 

И таковы герои нашей современной жизни, далекие от идеалов жертвенности и простой человеческой порядочности?

Все зависит от того, что проповедуется сверху. Слава Богу, что мы далеки от этого, мы не в этой системе, где проповедуется успех и богатство. Как молился один Владыка: слава Богу, что я не нищий, и не богатый. Помните, как описывается в Ветхом Завете, когда евреи собирали манну небесную, то «кто собрал мало, не имел недостатка, а кто собрал много, не имел лишнего» – вот мудрость жизни. Сколько бы у тебя ни было, главное, чтобы руки к этому не прилипали, чтобы твоя душа осталась твоей душой. Читаю сейчас историю Дома Романовых, и там хорошо рассказывается, как царь Михаил Феодорович выбирал себе невесту после того, как его супруга скоропостижно скончалась. Ему на смотрины привезли девушек из родовитых семей, а с ними прислужницы, и царь выбрал прислужницу Стрешневу. Все были против, но Михаил Феодорович считал, что она, как и он, хлебнула горя в жизни. Ее отец свою бедную одежду сохранил, чтобы каждый день видеть и говорить себе: смотри, кем ты был и кем ты стал, благодари Бога каждый день, потому что в любой момент ты можешь оказаться снова в этой же одежде. Вот правильное отношение к тому, что у нас есть. Надо всегда помнить, кем был и кем, благодаря Богу, стал.

 

Для себя я сделал главный вывод: отношение ко мне, как к священнику, забота обо мне как о священнике есть только потому, что я – прилагательное к Богу, я служитель Божий. Без Бога ничего не будет: ни заботы, ни отношения, ничего! И думать, что ты чего-то достоин, что ты чего-то заслуживаешь – это большая ошибка. Сначала надо положить душу свою за ближних, послужить людям, и тогда они послужат храму и тебе. Секрет благополучия заложен в Евангелии, он прост, но его не все слышат: «Ищите прежде Царствия Божия и правды Его, а все остальное приложится вам». Как только прежде думаешь о Боге, все остальное устраивается само собой, и получаешь больше и лучше, чем можно ожидать, да и ожидать не надо – все устроится Богом.

 

Материальные трудности всегда были и будут, другое дело, как мы к ним относимся. Вспоминаю слова приснопамятного батюшки Николая с острова Залит, он на листочке всегда писал: «Благодарное сердце не знает нужды». Это и есть главная заповедь благополучия – благодари Бога за то, что у тебя есть, и нужды никогда не будет. Но это знание не теоретическое, это все надо пройти опытным собственным путем, испытать настоящую нужду, когда впроголодь, пропустить все через свое сердце, тогда и почувствуешь, что Бог рядом. Помню, в монастыре не на что было братии хлеб купить, но все как-то возникало, образовывалось, еда появлялась. Все в православной жизни просто, если стремишься к жизни духовной, и даже неважно – получается или не получается, важно само намерение жить достойно. Святитель Иоанн Златоуст говорит, что Господь и намерение целует. Если есть доброе намерение у человека, неважно, получилось, или нет, Господь его принимает.

s_20110224012103.jpg

И все-таки, отец Иннокентий, а безупречность жизни духовенства?

В монашеской среде есть такая пословица: все видят, как монах скачет, но никто не видит, как он плачет. Так же и священник на приходе: видят его служение, его дела, его заботы, его попечение только прихожане и то не всегда, и, конечно, духовенство нам поставляет общество, какое оно есть. Но максимально, насколько это возможно в современное время, священник должен быть безупречен. Насколько возможно. Когда начинают сравнивать келью монаха XY века и современного, то надо заметить, что в XY жили так не только монахи, народ был сам по себе аскетичен, это был уровень той жизни. Преподобный Антоний Великий не мылся, может, и нам отменить бани в монастырях? «Жертва Богу дух сокрушен», - сказано за много-много лет до нас, поэтому важна цель: ради чего мы служим, ради чего мы живем? Если Бог- цель нашей жизни, то, Слава Богу, езди, на чем хочешь, живи, где хочешь. Царь - батюшка Николай II был богатейшим человеком, но это был святой человек, мученик, переживший нечеловеческие страдания.

 

По поводу батюшек на машинах, хочу заметить, что мы с Божьей помощью и наших жителей, стали реконструировать храм, приводить его в порядок, потрачены немалые деньги, а реакция людей очень простая: не радость по случаю строительства и ремонта, а вопрос – а где батюшка взял деньги? Да, на это нужны деньги, и не вы их принесли, но люди видят во всем больше отрицательного, чем положительного. Как сказал мне один человек: почему на храме Христа Спасителя купола золотые, а народу жить не на что? Церковь как может помогает бедным, но дело государства заниматься бедными людьми и не вводить народ в нищету. Единственные автобусы, которые еще недавно ходили по Москве для помощи бомжам и беспризорникам, это автобусы Патриархии. Средства Патриархии собираются с Епархий, приходов, они идут на содержание семинарий и т.п. Но все равно Церковь занимается брошенными детьми, нуждающимися, если к нам приходят. Если к нам приходят, мы никому не отказываем. Это советский укор: зачем храмы строить и золотить, лучше деньги отдать нуждающимся, но русский человек раньше жил по- другому: лучшее отдать Богу, и все у русского человека было. Простое правило жизни: хочешь хорошо жить – поживи для людей и для Господа, и у тебя все будет, но нет в моих современниках великодушия. Как могу, забочусь о храме, о приходе, но материально я зависим не от своих прихожан, а от тех людей, кто мне еще помогает. Придет момент, когда, может быть, копейки не будет, значит, не будет. Но замечено, как только что-то делаю для Бога и для людей, у меня есть больше, чем мне нужно. Но наш советский современный менталитет таков до сих пор, что к священнику относятся, как к человеку, урезанному в правах. Что касается морально-нравственной жизни священника – она должна быть безупречной, а обладание материальными ценностями священнослужителем – нет проблемы, если ему пожертвовали благодетели или приход. Подарили священнику квартиру - Слава Богу, пожертвовали автомобиль, прекрасно.

 

Почему Вы, отец Иннокентий, в начале 90- годов, как молодой человек, пошли не на баррикады, отстаивая ценности демократии, а в Церковь? Это, наверное, сложный выбор?

Мое поколение начала 90-х почти все такое было, мы готовы были идти на край земли псковской и служить Богу, где угодно, поэтому выбор был не сложным. Одно дело, когда священник живет в церковной среде и с детства в храме, моя же семья была обычной, неверующей. Но должен отметить, что дети священников далеко не всегда остаются служить Церкви, а часто занимаются светской карьерой. Это меня всегда удивляло, потому что Господь из камней делает чадо Авраамово. Мне лично общество и его ценности были изначально чужды. Я был всегда «белой вороной»,надо мной смеялись, что я не курю и не пью, и не имею определенного порочного опыта, а в Церкви – это норма жизни. Поэтому я в Церковь вошел естественно, ощутил себя в своей среде и не разбирался, что там и как, а все принял полностью и не задавал вопросов: зачем поститься, зачем какие-то ограничения… У меня не было внутренних вопросов такого рода, я понимал и чувствовал, что это мое. Пусть я далеко не соответствовал, но я готов был жить в этом мире Церкви, и если для мира я «белая ворона», то для людей Церкви я обыкновенный христианин.

 

 

Отец Иннокентий, как из кубанских краев оказались на нашей псковской земле?

Сел на поезд и поехал к отцу Николаю на остров Залит.

 

У нас псковичи не все знали про этого старца, как же Вы узнали и почему поехали?

Наш народ – казачество, а это такой уклад жизни, который держался на Православии, и на Кубани эта традиция еще сильна. Казак, значит, православный. Там еще и крест целуют, присягая, то есть дают такую клятву, которую нарушить нельзя никогда. А к отцу Николаю поехал после армии, был офицером запаса, пытался еще работать на предприятиях, но поехал, чтобы определиться, что делать дальше. Мне очень близок наш залитский старец отец Николай Гурьянов, с его благословения я стал священником, монахом. Мы с ним тогда говорили, и он дал мне понять, что знает обо мне, назвал мое имя, хотя мы с ним виделись впервые. У нас был прикровенный разговор, который я не могу передать, но он мне сказал, когда и что меня ожидает в моей жизни. Сказал, что в 23 года буду монахом, и, действительно, в мой день рождения в 23 года, приезжает наш Архиерей, Владыка Евсевий, на приход, где я был послушником, и говорит: «Собирайся, будем тебя рукополагать». Меня рукополагали в диакона на Прощеное воскресение, во священника – в Торжество Православия. Постригал в Псково-Печерском монастыре, наместник архимандрит Тихон (Секретарев). Так что начинал, как обычно священники – диаконом, а закончил уже иеромонахом.

 

Я хотел быть монахом, Владыка благословил меня тогда быть настоятелем Мирожского монастыря, может быть, я недостаточно хорошо выполнял свои обязанности, но старался и делал, что мог. При мне был первый после революции крестный ход с иконой Божьей Матери Мирожской от Троицкого Собора до монастыря, как это было с древних времен, когда было явление Богородицы на Мироже. Мы готовились к этому событию, к 800-летию явления Мирожской иконы, монастырскими иконописцами был написан новый список иконы с древнего списка, и я рад, что Господь сподобил меня участвовать в этом событии. Есть Мирожский синодик, который хранится в Псковском музее-заповеднике, я пытался его переписать, но не успел, там даже поминается схимонах Иона – Иоанн Грозный.

 

Отец Иннокентий, Апостол говорит: «сила Божия в немощи совершается», а с другой стороны о современном человеке можно сказать, что это расслабленный человек, с невыраженными волевыми качествами, даже крещеные люди едва могут зайти в храм, поставить свечу – и вон из церкви, не выстоять получасового молебна. Мир немощен, значит, Господь нам поможет?

Слабость и расслабленность – это не одно и то же. Думаю Бог и тогда, и «ныне Той же», и люди и тогда и ныне те же. Другое дело, что современный человек не религиозен, даже древний язычник в сравнении с ним религиозен. У одного из сербских святых, собравшего письма индусов, посетивших Европу, есть замечание индуса, что Европа – безбожная страна, потому что в Индии в каждом селе, в каждой деревне есть изображение Бога, а в Европе - нет. Для язычника-индуса самый главный вопрос жизни, что с ним будет после смерти, а потом все остальное, а в Европе об даже не думают о своей посмертной участи. Так же для современного человека цель жизни сегодня - сделать карьеру, максимально себя материально обеспечить, добиться положения в обществе, и эта цель есть даже среди православных.

 

Из моего маленького опыта, могу ответить на ваш вопрос так: человек должен осознать свою неспособность, он не должен гордо смотреть в будущее. Это не значит, что в жизни слабого человека Господь участвует особенно, Господь участвует в жизни каждого человека, но пока человек не осознает свои немощи, он не поймет, что не он определяет свою жизнь. Пока человек не осознает, что не он решает, что ему делать дальше, пока не скажет: «Господи, я хочу жить по Твоей воле» - вот с этого момента начинает проявляться сила Божия, когда человек видит и понимает, что не он делает, а Бог его руками делает, устраивает его путь. Человек, будь он и священнослужитель, должен осознавать свою прилагательность к Богу, но, если он считает, что он – особая личность, которой даны привилегии и полномочия, он глубоко ошибается. Святые отцы говорят, что священнику даются не полномочия, а право. Поэтому, когда Господь спрашивает Петра: «Симоне, любишь ли Меня?» И Петр ему ответил: «Да, Господи! - Господь тогда ему сказал: паси овцы Моя». Мы думаем, что если мы христиане, то это для нас уже заслуга, а это есть обязанность послужить людям. Поэтому, если любишь Господа, «иди и паси Моих овец» – это главное.

 

Если человек любит Бога, будь готов ради Бога послужить другим людям: «Аще кто хочет быть среди вас первым, да будет всем слугой». Пока человек этого не понял, все его христианство - лицемерие. Все накапливание духовных чтений, молитвы – все бесполезно, если христианин не понимает, что должен быть слугой для других, а наипаче это относится к священнику.

 

Ощущение конца времени сейчас явно переживается в православной среде, об этом в своих проповедях все время говорит старец Иоанн (Крестьянкин), призывая нас заглянуть в себя, в свой духовный мир, чтобы понять, с чем мы придем в жизнь вечную. Но вот свет, мир этим не озабочен, он радуется и веселится, а верующие закапываются в пещеры в ожидании конца и Страшного суда. И получается такая картина: с одной стороны надо нам, православным, с радостью ожидать Второго пришествия, с другой стороны - Господь придет судить нас нелицеприятно. Ну и еще все-таки мы хотим, чтобы эта земная жизнь продолжилась и у нас, и у наших детей, и у наших внуков…

Об этом сложно рассуждать. Но ощущение конца мира было всегда. В своем письме об ИНН, батюшка Иоанн цитировал Апостола, который говорит в I веке, что «сейчас много антихриста». «И сейчас очень много антихриста, очень много», - говорит батюшка, но его письмо оптимистично, а закапывание происходит из-за неправильного духовного руководства. Кто там духовник у этих несчастных людей, кто их лидер? Он находится явно вдалеке от трезвого православного жития, сам живет не трезво и людей туда ведет. Надо жить в реальной жизни, что очень трудно, трудно принимать реальную жизнь и существовать в ней. Господь сказал Своим: «вы - соль земли, если соль потеряет силу, то ничто не сделает ее соленой», а соль, пока не соприкасается с чем-то, она не осаливает, она бесполезна. Так вот каждый христианин, как бы это не звучало, должен осаливать окружающий мир. Замыкаясь от окружающего мира, мы обессмысливаем свое существование. Мы должны идти и научить, идти и осолить. Это не наша привилегия или достоинство, это наша обязанность перед Богом.

 

Апостол Павел говорит, что кого Господь предузнал, того и предопределил, а кого Он предопределил, тех и призвал, а кого призвал, тех и оправдал, а кого оправдал, тех и прославил. Каждый христианин – носитель слова Божьего, если кто-то ощущает эти времена, как последние, и сейчас есть большая возможность большему числу людей стать верующими, обрести Бога. Главное понять, что ты, человек, в этой жизни хочешь? Жить благополучно? Быть здоровым, счастливым, богатым? Или ты все-таки хочешь Царства Небесного? Какая цель? А в Царство Небесное может войти любой: и из богатого, и из бедного дома, а если человек доволен жизнью и стремится к Богу – то и, Слава Богу!

 

Если опять вернуться к теме конца времени, то в Священном Писании выстраивались образы Страшного суда, рассчитанные на восприятие ветхого человека. Если тому человеку обещать гром и молнии за грех, это имело действие, но для современного человека это просто метафора. Поэтому верующий человек внутри себя, должен понимать, что такое для него Страшный суд, что такое Царство Божие. Сейчас мало, кто понимает, что такое Царство Божие, опять же это воспринимается не более, чем метафора. А это не яблочки и цветочки, это есть Царство Любви, и если Господь говорит: «Царство Божие внутри вас есть», то, значит, и ад, он тоже внутри нас. Вот то, что ты несешь внутри себя – это и есть твое посмертное бытие. Господь – есть Любовь, говорит апостол Иоанн Богослов, а мы все не верим, и собираемся замаливать грехи пред Господом, выпрашивать прощение, а это понятие немного католического характера. Разве Господь не Любовь? Разве Он нас не «любит всех и меня особенно»?

 

К сожалению, современное общество не религиозно. У него нет религиозных понятий и ценностей, у него есть материальные ценности, поэтому любой язычник религиознее нас, он более религиозен, чем современный христианин-европеец. «Вкусите и видите яко благ Господь» - что это такое? Нам непонятно. Если у человека нет потребности соединиться с Богом, если сердце глухо, он «не вкусил», а раз «не вкусил», то и не понял.

 

Есть ныне такое выражение «проблема сознания», когда человек не понимает очевидных истин?

Не от непонимания это, а нет потребности Бога. Человек не стремится к Богу, и ему сколько хочешь говори, что без Бога нет жизни, нет спасения – все будет бесполезно, тебя не услышат, потому что современный человек не религиозен. Но если бы Бог оставлял на столе каждый день сто долларов – тогда, думаю, такой бог понравился бы всем, потому что здесь человек ощущает реально материальную помощь. Бог всегда помогает, но Он не помощник, а Цель нашей жизни. Бог не может не помогать – это в Его природе, как мать не может не заботиться о ребенке. Так и современное восприятие Бога: если Бог помогает мне материально, то я принимаю такого Бога, а если нет, то зачем Он мне нужен? Раньше апостолы радовались, когда терпели за Имя Христово скорби и страдания, принимали мученическую смерть, а нам хочется Бога для того, чтобы хорошо все было. Это нормальное человеческое желание, но оно не должно быть целью жизни. Цель жизни то, к чему Господь призывает: к спасению своей бессмертной души, к преображению души. Мы должны абсолютно доверять Богу, потому что не знаем, что у нас впереди, что нам приготовлено, на все воля Божья и за все Ему – Слава! Вообще отношения с Богом очень личные и таинственные - я и Бог. Если такая связь с Богом установлена, то человек отдаст все, чтобы она сохранилась, в том числе и жизнь. Когда она не установлена, то будет как с семенем, которое попало в терние, и было заглушено: житейские заботы и скорби, как терние, нас отводят от Бога, заглушают Его голос, обращенный к нам.

 

Наша религия обычно живет на уровне: помолюсь Богу, чтобы было… И только люди, которые осознавали суть христианской жизни, становились святыми. Это те люди, для которых Бог – самое главное в этой жизни. Бог управляет миром, Бог управляет жизнью и нашей в том числе, Он нам посылает, или отбирает, но мы это понимаем, когда полностью предаемся в руки Божьи. Бог за нас, кто против нас! Никого и ничего не страшно.

 

Господь пришел к болящим, но не к здоровым, звал грешников, но не праведников. В Христову Церковь по разному приходят болящие и скорбящие люди, которые нуждаются в утешении, в любви, в Боге. Это, возможно, не самая лучшая половина человечества. Но с другой стороны человек Церкви, православный человек, должен быть образцом для подражания окружающему миру: не пить, не курить, одеваться прилично, вести себя подобающе. Здесь есть парадокс: Господь призывает грешных, которые должны быть примером для мира. Как так? Богатым и здоровым Господь не нужен?

Он нужен всем. Грешен весь мир, но есть грешники, которые осознают это, каются и стараются исполнять призыв Господа, а есть грешники, которые не осознают своей греховности, и даже культивируют грех. Если раньше, например, гедонизм был уделом аристократической группы людей, интеллектуалов по преимуществу, то теперь это идея масс – максимальное удовлетворения своих потребностей и наслаждение ими – вот цель современной жизни. Массовый гедонизм. А образ богатого человека для всех стал желанным. Спроси, для чего человек хочет заработать много денег? Чтобы у него было больше доступа ко всем благам. Раньше хотя бы богатые люди помогали бедным, много было благотворителей, строили больницы, дома призрения, школы, то теперь - только себе. Господь и говорит, что пришел призвать к себе грешников, а не праведных к покаянию. Но праведных нет на этой земле, в том смысле, что человек, ощущающий себя праведником, ни в чем кается не будет. Силуан Афонский хорошо сказал: есть люди, знающие Бога, и есть люди, не знающие Бога. Никто не особо праведен, и никто не особо грешен. Но мы, православные, должны быть образцом для подражания окружающим, потому что это норма поведения христианина: не пить, не курить, не ругаться матом, вести благочестивую жизнь. Что здесь сложного? До какой степени падения должен дойти человек, если ему Бог дает заповедь «не убий!» А что, мы не знаем об этом? Это заповеди для бессовестных людей, им они нужны, а таковое у нас сейчас почти все общество. Поэтому ничего сложного в заповедях нет. А то, что православные должны быть некоторым образцом в жизни, как верующие в Бога люди, то это есть исполнение призыва: «Будьте совершенны, как Отец ваш Небесный совершен есть!» Это призыв Господа, но не наша это заслуга, и ничего в этом трудного нет.

 

Грех, люди, далекие от Церкви, понимают только как убийство, а самый главный грех, на самом деле, отсутствие потребности в Боге, отсутствие стремления к Богу. Господь хочет, чтобы все познали Его, но человек не идет к Богу, значит, это самый последний грешник. Гордыня, самомнение не позволяют ощущать себя грешником, а Господь, зная это, говорит, что мытари и блудницы впереди вас идут в Царство Божие, потому что они осознают свой грех, каются, плачут…

 

Кстати, у нас и социальная несправедливость возведена в ранг греха, если человек что-то имеет, особенно то, «что не имею я», значит, он грешен. В последние годы в государстве произошли резкие перемены, так расслоилось общество, так устроилось в нашем государстве, что появился частный капитал. Мне помогают люди богатые, и, Слава Богу, я рад, что у них есть деньги и они ими делятся с нашим храмом, но чтобы отдать свои деньги, надо понимать что-то в жизни. К сожалению, для людей, которые недовольны тем, что священники ездят на иномарках, что богатые люди жертвуют на храм, важно не понять и вникнуть в ситуацию, а сразу осудить: «у него есть, а у меня нет, значит, это плохо». А если у меня есть, а у него нет – ничего страшного.

 

Отец Иннокентий, прокомментируйте, пожалуйста, слова апостола Иакова об омирщении: «Прелюбодеи и прелюбодейцы! не знаете ли, что дружба с миром есть вражда против Бога? Итак, кто хочет быть другом миру, тот становится врагом Богу. Или вы думаете, что напрасно говорит Писание: «до ревности любит дух, живущий в нас»? (Иакова 4:4,5)

Дружба с миром или любовь к миру – вражда на Бога. Это тоже, что сказано Христом: «Невозможно служить Богу и мамоне». Что ты человек выбираешь для себя целью твоего служения? Вот в чем смысл омирщения. Царь Николай – мученик, святой, и самый богатый великосветский человек, пользовался своим богатством, но он Бога любил, служил Богу и народу. Это было его служение. Дело все в том, как человек относится к тому, что у него есть, или чего у него нет. У многих нет, а хочется, потому что у других есть, но Бог не дает. Сначала надо поставить одну единственную цель – «Царство Божие и правда Его» - все остальное тебе приложится. Это сказано две тысячи лет назад и еще никем не было опровергнуто. Грань омирщения, то есть привязанности к вещи, к миру определяет сам человек своим личным опытом. Как сказано у отца церкви Исаака Сирина «Евангелие познается по силе жития», то есть насколько человек опытно, сильно углубляется в эту жизнь, настолько он понимает, о чем идет речь. Существует естественная привязанность к близким, к любимым вещам, но обладать нами ни наши близкие, ни вещи не должны. Даже выбора не должно быть: вещь или спасение, материальное не должно диктовать человеку жизнь. Простой пример: если есть выбор у молодого человека идти в светскую структуру зарабатывать деньги, у него жена, дети, или на приход, в священники, он выбирает светскую работу, там много платят. Выбор сделан и все понятно.

 

Священство – это служение, это подвиг, это самоотречение, с этого начинается священническая жизнь. Если нет самоотречения, то ничего и не получится, а будет постоянное нытье, что не хватает на жизнь, что прихожане бедные, что денег на ремонт храма нет, что детям есть нечего. Не только священник, любой христианин не должен омирщаться ни в коем случае, не должно быть преобладания материи над духом. И эта грань омирщения познается нами только в силу своего собственного жизненного опыта, глубокого опыта, когда человек определяет, что им руководит в жизни Бог или мамона. Но это понимание приходит через понимание своей гордыни, своего самомнения, что современному нецерковному человеку почти невозможно осознать, поэтому так трудно сделать правильный выбор в своей жизни.

 

Никольский храм в Паниковичах уютный и ухоженный, видно, что для храма стараются и священник, и его помощники - благодетели и прихожане. Отца Иннокентия в деревне называют «батей», хотя ему 34 года. Мы побывали на Божественной Литургии, которую служил отец настоятель, но прежде он затопил бурильян - такую печку, которая хорошо обогревает небольшие храмы. Отцу Иннокентию (Селезневу) помогал в церкви его однофамилец, божий человек с болезнью Дауна Андрюша Селезнев. Батюшка сказал, что, когда он пришел на приход, Андрюша уже был здесь при храме, его с детства приучили к храму: «Мы друг друга любим, и он мой большой помощник», - сказал отец Иннокентий. Андрюше 38 лет, таких, как он, если они в храме, спасает Церковь, в миру они редко выживают, ненужные и изгнанные обществом. Окончилась Литургия, регент Зоя поднялась на колокольню звонить в колокола. Володя, помощник отца Иннокентия в алтаре, сел на велосипед и поехал домой; певчие отправились в Печеры, откуда приезжают в Паниковичи петь на Литургию три раза в неделю. А нам было жалко расставаться с Паниковичами…

 

Share this post


Link to post

Святитель Феофан Затворник

Спасение в миру

Спастися везде можно, и спасение не от места и не от внешней обстановки, а от внутреннего настроения.

 

Если вера жива, если нет грехов, разлучающих с Богом и благодать Божию погашающих, если общение со святой Церковью и исполнение всего церковного прочны и верны и усердны, то состояние Ваше спасенное, остается Вам только блюстись и хранить себя в сем чине жизни, пребывая в памяти о Боге и смерти и держа в душе всегда сокрушенное и смиренное чувство.

 

Ищете спасения? Доброе дело. Ищите и обрящете.

 

Покаяние, конечно, у Вас в действии. Что еще нужно? Уклоняться от грехов и делать всякое добро, встречаемое по течению жизни вашей, не телом только, а и душою и сердцем, не внешно только, но и внутренно, то есть чтобы и мысли и чувства всегда были богоугодны. Что еще, кроме доброй жизни?! Пророк говорит: "Взыска Тебе лице мое, лица Твоего, Господи, взыщу". Этим выражалась непрестанная память о Боге, с непрестанною ревностию всем благоугождать Ему. Это же есть молитвенный строй внутри.

 

Молитвословие есть исполнение правила молитвенного. Правило надо иметь и всегда строго его исполнять.

 

Утром совершать молитвы утренние, вечером - молитвы на сон, неспешно, с соответствующими мыслями и чувствами. В продолжение дня между делом сколько можно чаще воздыхайте ко Господу, Который везде есть.

 

Если найдете возможность, ходите в церковь. В воскресенье и в праздники - неотложно, а то и в продолжение недели, как только ухитритесь, идите, сначала раз в неделю, потом два, три и более... И всякий день можно.

 

Совершенства можно достигнуть и среди семейной жизни... Надо только страсти погашать и искоренять. На сие все внимание и обратите.

 

Спасение не от места, а от душевного настроения. Везде можно спастись и везде погибнуть. Первый ангел между ангелами погиб. Апостол между апостолами в присутствии Самого Господа погиб. А разбойник на кресте спасся! Ищещь спасения? Добре!

 

Не только все предайте в руки Господа, но еще благодушествуйте, радуйтесь, благодарите. Верно, есть что из Вас выбить - и вот Господь направил на Вас столько молотков, которые и колотят Вас со всех сторон. Не мешайте же им своим серчанием, противлением, недовольством. Дайте им свободу, пусть, не стесняясь ничем, совершают над Вами и в Вас дело Божие, к которому Господом приставлены для спасения Вашего. Господь любит Вас и взял Вас в руки, чтобы вытеснить из Вас все негожее. Как прачка мнет, трет и колотит белье, чтобы убелить его, так Господь трет, мнет и колотит Вас, чтобы убелить Вас и приготовить к наследию Царствия Своего, куда не войдет ничто нечистое. Так взирайте на свое положение и утвердитесь в нем и Господу молитесь, чтобы Он утвердил в Вас такое воззрение и углубил.

 

 

Затем с радостию принимайте всякую неприятность, как врачество, подносимое Самим Господом. На окружающих Вас смотрите как на орудия Божия во благо Вам и за ними всегда зрите руку Божию, Вам благодеющую. И за все говорите: "Слава Тебе, Господи!" Но старайтесь, чтобы это было не на языке только и в мысли, а и в чувстве. Молитесь, чтобы Господь и чувствовать так дал.

 

Брачная жизнь не затворяет двери в Царство Небесное, может не мешать и в духе совершенствоваться. Не во внешних порядках дело, а во внутренних расположениях, чувствах и стремлениях. Их и поревнуйте всадить в сердце. Читайте Евангелие и Апостол и смотрите, как следует быть христианину настроену, и позаботьтесь так настроиться. Понемножку все придет и займет свое место. Главное - молитва. Она барометр духовной жизни. Непрестанно надо с Господом быть, ибо без Него ни в чем успеха не будет.

 

Извольте себе записать в памяти, что с минуты пробуждения до минуты закрытия глаз ко сну все время должно так вести дела, чтоб весь день представлял непрерывную цепь актов самоотвержения, и все Господа ради, пред лицом Его, во славу Его. Акты самоотвержения не огромное что суть, а идут среди обычных дел житейских и состоят во внутренних решениях и поворотах воли. Они могут быть под всяким словом, взглядом, движением и под всякою мелочью. Отличительная их черта есть не допускать самоугодия ни в большом, ни в малом, а во всем идти наперекор себе. Я не умею Вам по Вашему быту пояснить это примерами. Сами извольте это устроить. Садитесь, например, на диван, приходит желание развалиться и посибаритничать - откажите и приведите члены в напряжение, в струнку. Подобно этому и во всем. Мелочь это, но из полушек рубль составляется. К концу дня увидите, как совесть Вам скажет, что Вы добре стояли на страже. И утешение. А главное, навыкши этому на мелочах, и на большом тем охотнее будете так же делать.

 

То, что у Вас времени недостает по причине хлопот и семейных и внесемейных дел, тоже милость. Кому все некогда, тот не имеет, когда поскучать от праздности и безделья; не имеет вместе и опасности, какой подвергаются праздные. Одно только надо бы устранить: именно душевную из-за того непокойность. И мне думается, что это удобно достигнуть, не гоняясь за многоделанием, а делая со всем вниманием лишь то, что предлагается сделать течением дел. В основу положить надо крепкую веру, что все случайности с нами идут от Господа; каждою из них Господь предлагает нам сделать, что требуется по Его заповедям в таких обстоятельствах,- и смотрит, как мы поступим, угадаем ли волю Его и, угадавши, сделаем ли угодное Ему? Кто поимеет сие во внимании, тот всегда одно только дело и будет иметь на душе, не томя себя другими. Сделав одно, за другое возьмется и т. д. до тех пор, пока сомкнет глаза, чтобы заснуть.

 

Так всякий день. Никакой многости дел не будет видеть душа и томиться тем не будет. Всегда у ней одно только дело - пред лицом Господа.

 

Если найдете удобным, учащайте бывать в храме Божием. Нигде так не раскрывается дух молитвенный, как в храмах при внимательном и благоговейном в них пребывании. Если будете так делать, скоро увидите плод... однако ж не после первого и второго побывания в храме... Надо употребить месяцы... и показать постоянство и терпение в сем труде.

 

Мирные занятия дома - какое наслаждение! Тут только вы и будете настоящие господа. А там - рабы... и не сумеем сказать чьи! То только видно, что ни временем не владеете, ни занятиями, ни собою. Все отнято и вами помыкает кто-то, и притом с таким деспотизмом, что и воспротивиться нельзя. Кто это там такой князь?! Разберите, пожалуйста. Если попадете на истину, удостоверитесь, как основательно бежать от света темного-темного...

 

Благослови Господи все начинания ваши. Вы семьяне. Вам нельзя не хлопотать о житейском. Это и не запрещено; напротив, повелено трудиться, чтоб иметь содержание и другим помогать. Надо только не томить себя заботою, и, работая, всю надежду возложить на Бога, и все, что даст Бог излишнего, возвращать то Ему чрез бедных, как оброк господский.

 

Ведь спасаться немудрено. Глаза только надо и энергию. Дело все просто. Мыслию с Богом будь и телом твори дела, кои лежат на тебе по заповеди.

 

И Вы в монастырь... Вам теперь нет дороги туда. Дома устрояйте монастырь. Вам это очень можно. Ведь и супруг Ваш с монашескими задатками. Теперь его поглощают соли, кислоты, газы и пр. Эта часть ничего не дает: слишком земна. Но беспредельная Премудрость Божия, все мерою, весом и числом устроившая, тут осязательнее для очей даже телесных. Он себе пусть в стихиях с Богом беседует, а Вы - в молитве и благотворениях пребывайте. И добре будет тещи жизнь Ваша...

 

Только общество из всяких личностей мудреных... Делать нечего. Терпеть надобно. Поминайте Лота... Кругом Содом, а он своим чередом... Он мучился душою, но это не мешало спасению. Бегайте осуждения, думая о других - нескладных,- что это они только на время дали себе льготу и простор. Но вот-вот остепенятся и пойдут добре ко Господу.

 

От обычаев светских, я думаю, можно от многих безобидно отказываться, уступая по временам только неизбежнейшим. Всяко у Господа просите вразумления и силы. Он Спаситель наш и хощет всем спастися. Просите - и все подаст... только все в свое время.

 

Самая большая опасность от неустанных хлопот есть подавление религиозных чувств. Кажется, Вы это испытываете. И очень жаль; совсем охладеть, как Вы боитесь, очень можно.

 

Но это не от природы житейских дел, а от нашей оплошности, по которой попускаем себе погрязнуть и мыслями, и чувствами, и желаниями, и заботами в одно житейское. А ведь этого может и не быть. Начинайте все с молитвою, продолжайте с упованием, кончайте благодарением. Всякое дело и будет окутано Божеским одеянием, а не выбьет Бога из души... Затем, переходя от дела к делу, на переходе выгоняйте из души все житейское и будьте с Богом вниманием и чувством или повторяйте какой-либо стишок из псалмов.

 

Сомнительно, чтобы спасение могло устроиться помимо исполнения обязанностей, которые налагаются званием и состоянием. Ибо как то и другое от Бога, то то и другое может быть обращено или на угождение Ему, если верою исполняется, или на оскорбление Его, если не исполняется.

 

Share this post


Link to post

И воздаст каждому по делам его

4.jpg

Христианство всегда знало и учило, что душа человека не умирает; она, выйдя из умершего тела, попадает в совершенно новые условия, но продолжает жить сознательной жизнью. При этом ?дела наши идут за нами? . то, что мы сделали во время жизни на земле, будет иметь последствия для нас.

 

Священное Писание говорит о безсмертии души человека совершенно определённо. Сам Христос сказал: «Истинно, истинно говорю вам: верующий в Меня имеет жизнь вечную» (Ин.6:47); «Не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить, а бойтесь более того, кто может и душу и тело погубить в геенне» (Мф.10:28). И ещё: «Я знаю, что заповедь Его есть жизнь вечная. Итак, что Я говорю, говорю, как сказал Мне Отец» (Ин.12:50).

Религиозные верования в жизнь личности после смерти ныне подтверждены наукой. Но это знание ограничено во времени. Известно только то, что произойдёт в первые минуты и часы после того, как дыхание прекратилось и сердце остановилось. А что потом? Наука не знает ни о дальнейшей, ни об окончательной судьбе той части человека, которая остаётся жить после смерти тела.

Ответ на этот вопрос даёт христианство. О том, что происходит с душой сразу после её выхода из умершего тела, пишет архиепископ Антоний Женевский: «Итак, умирает христианин. Душа его, очистившаяся в какой-то степени в самом исходе из тела, благодаря только страху смертному, покидает безжизненное тело. Она жива, она безсмертна, она продолжает жить полнотою той жизни, которую она начала на земле, со всеми своими мыслями и чувствами, со всеми добродетелями и пороками, со всеми достоинствами и недостатками. Жизнь души за гробом есть естественное продолжение и последствие её жизни на земле». Личность остаётся неизменной. Архиепископ Антоний поясняет это так: если бы смерть изменяла коренным образом состояние души, то это было бы насилием над неприкосновенностью человеческой свободы и уничтожило бы то, что мы называем личностью человека. После смерти тела душа живёт «всей полнотой жизни», и значит, личность будет и дальше развиваться в ту или иную сторону. Архиепископ Антоний пишет об этом так: «Если умерший христианин был благочестив, молился Богу, надеялся на Него, покорялся Его воле, каялся перед Ним, старался жить по заповедям Его, то душа его после смерти радостно ощутит присутствие Божие, приобщится сразу, в большей или меньшей степени, к жизни Божественной, открытой ей… Если же умерший в земной жизни потерял любящего Отца Небесного, не искал Его, не молился Ему, святотатствовал, служа греху, то душа его после смерти не найдёт Бога, не способна будет ощутить любовь Его. Лишённая Божественной жизни, ради которой был создан богоподобный человек, неудовлетворённая душа его начнёт тосковать, мучиться в большей или меньшей степени… Ожидание воскресения тела и Страшного Суда будет увеличивать радость благочестивых и скорбь нечестивых».

 

 

Об этом же самом, но другими словами пишет архиепископ Лука Войно-Ясенецкий — крупный учёный, хирург, профессор. Глубокий мыслитель и специалист в области физических болезней человека, он бросил свой пытливый взгляд и на загробную жизнь души. Он написал небольшую книгу с очень глубоким содержанием «Дух, душа и тело», в которой объясняет: «Между телом и духом существует постоянная связь и взаимодействие. Всё то, что происходит в душе человека в течение его жизни, имеет значение и необходимо только потому, что вся жизнь нашего тела и души, все мысли, чувства, волевые акты… теснейшим образом связаны с жизнью духа. В нём отпечатлеваются, его формируют и в нём сохраняются все акты души и тела. Под их формирующим влиянием развивается жизнь духа и его направленность в сторону добра или зла. Жизнь мозга и сердца и необходимая для них совокупная, чудно скоординированная жизнь всех органов тела нужны только для формирования духа и прекращаются, когда его формирование закончено или вполне определилось его направление». Эти слова архиепископа Луки говорят о самом главном, что даёт человеку жизнь на земле. «Жизнь всех органов тела нужна только для формирования духа и прекращается, когда его формирование закончено или вполне определилось его направление».

Святой новомученик Герман пишет о том же: «Когда человек полностью и совершенно становится на путь вечной правды или, наоборот, полностью отворачивается от неё, он больше не живёт и должен умереть. Он прошёл через всё, что может дать ему эта жизнь, и он созрел для будущего». Если здесь остановиться и подумать, то станет ясно, что это даёт ответ на вопрос о смысле жизни и о цели, к которой мы должны были бы стремиться, живя на земле. Это тот ответ, которого многие и простые люди искали и не находили. Архиепископ Лука, сказав о смысле нашей жизни на земле, продолжает, говоря, что в безсмертной душе человеческой после смерти тела продолжается вечная жизнь и безконечное развитие в направлении добра или зла. Самое страшное в этих словах архиепископа то, что в момент смерти тела уже определилось всё дальнейшее развитие души в направлении к добру или злу. В загробном мире перед душой две дороги — к свету или от него, и душа после смерти тела уже не может выбирать дорогу. Дорога предопределена жизнью человека на земле.

Двум разным дорогам соответствуют и два разных состояния души после смерти тела. Вот как это поясняет архиепископ Лука: «Вечное блаженство праведников и вечную муку грешников надо понимать так, что безсмертный дух первых, просветлённый и могущественно усиленный после освобождения от тела, получает возможность безпредельного развития в направлении добра и Божественной любви, в постоянном общении с Богом и всеми безплотными силами. А мрачный дух злодеев и богоборцев в постоянном общении с диаволом и ангелами его будет вечно мучиться своим отчуждением от Бога, святость которого познает наконец, и той невыносимой отравой, которую таят в себе зло и ненависть, безпредельно возрастающие в непрестанном общении с центром и источником зла — сатаной. В вечном мучении тяжких грешников нельзя, конечно, винить Бога и представлять Его безконечно мстительным, карающим вечной мукой за грехи кратковременной жизни. Всякий человек получает и имеет дыхание Духа Святого. Никто не рождается от духа сатаны. Но как чёрные тучи затемняют и поглощают свет, так злые акты ума, воли и чувства, при постоянном их повторении и преобладании, постоянно затемняют свет Христов в душе злого человека, и его сознание всё более и более определяется воздействием духа диавола.

Кто возлюбил зло, а не добро, тот сам уготовал себе вечные мучения в жизни вечной».

Архиепископ Антоний говорит то же самое и напоминает, что возможности души после смерти тела ограниченны. Вот его слова: «Продолжая жить после смерти тела, душа всем своим существом располагает полнотою личности и самосознания. Она чувствует, сознаёт, воспринимает, рассуждает… однако не будем забывать того, что душа вне тела — неполный человек, почему не всё возможное людям возможно их душам. Несмотря на то что души после смерти тела обладают полнотою личности и совершают все психические функции, возможности их ограничены. Так, например, человек, живя на земле, может покаяться и более или менее изменить сам свою жизнь, от греха вернуться к Богу. Душа же сама не может, хотя бы и хотела, коренным образом измениться и начать новую жизнь, которая совершенно отличалась бы от её жизни на земле, приобрести то, чего она не имела, будучи человеком. В таком именно смысле надо понимать слова о том, что за гробом нет покаяния. Душа живёт там и развивается в том направлении, которое начала на земле».

Архиепископ Антоний всё же оставляет надежду душе даже и нераскаянного грешника, добавляя, что «для её изменения необходима помощь извне». Однако сама по себе тёмная душа грешника, оставшаяся тёмной и после смерти тела, измениться уже не может. Это же говорит и Сам Господь Иисус Христос: «Отец Мой — виноградарь. Всякую… ветвь, не приносящую плода, Он отсекает; и всякую, приносящую плод, очищает, чтобы более принесла плода» (Ин.15:1—2). Для человека, осознавшего, что его жизнь на земле — это только часть его жизни и что за гробом он будет продолжать развитие, начатое здесь, всё его временное существование приобретает особый смысл. Как сказал один христианский философ, «земная жизнь коротка и исчезает совершенно пред безконечной вечностью; но последняя всецело зависит от первой. Залог истинной жизни должен получить своё начало здесь, в месте смерти». «Ибо приидет Сын Человеческий… и тогда воздаст каждому по делам его» (Мф.16:27).

Стать на правильную дорогу, покаяться в своих грехах и получить прощение никогда не поздно. К этому призывает и евангельское повествование о разбойнике, распятом на кресте рядом с Иисусом Христом. Искреннее раскаяние перед самой смертью принесло ему прощение грехов и вечную жизнь с Христом. Самые последние минуты нашей жизни могут оказаться и самыми важными.

 

Share this post


Link to post

Советы и наставления схимонахини Антонии (Кавешниковой)

Просите Всевышнего, не забывайте Его день и ночь. Лучше всего молиться рано утром и ночью.

 

- С полуночи до трех часов святое небо открыто. Очень ценная молитва в эти часы. После полуночи хорошо класть три великих поклона с молитвой к Спасителю, Матери Божией и Ангелу Хранителю.

 

Схимонахиня Антония благословляла своих духовных чад учить на память молитвы: "Отче наш", "Богородице Дево, радуйся", "Символ веры", 50-й и 90-й псалмы. Советовала читать краткое молитвенное правило прп. Серафима Саровского, и молитву: "Господи, просвети мой ум, успокой мое сердце, помоги мне в жизни, избавь меня от лукавого"...

 

- Если болеют дети, надо читать 90-й псалом и "Отче наш" по семь раз. Если что-то серьезное, читать надо по двенадцать раз... Если несчастье случилось с человеком, надо читать 90-й псалом... Если неспокойные дети, болезненные, то над спящими надо почитать сорок раз молитву "Богородице Дево, радуйся" и три воскресенья подряд причастить детей Святых Христовых Таин... Когда бывают нечистые помыслы, уныние, тоска, - много раз читать молитву "Богородице Дево, радуйся". Господь непременно ради молитв Божией Матери даст мир душе...

 

 

- Надо только с крестом вкушать пищу. Вот придут времена, будет все отравлено. Но если вы с верой перекрестите, то живы будете. А другой выпьет или съест то же самое, не перекрестив, - умрет.

 

- Закрой свой рот получше, на семь замков, как говорят святые отцы, знай свое дело: твори Иисусову молитву, сколько она добра приносит в жизни. Молчание - это ангельская молитва. Она не сравнится с нашей человеческой молитвой. Помалкивай больше и прислушивайся побольше, потому что от нее (ангельской молитвы) помощь во всем! Язык мой - враг мой, оно так и есть. Сколько зла и расстройства приносит он в жизни... Если мы осуждаем ближнего за какой-то грех, значит, он в нас еще живет. Если человек не осуждает, значит, этот грех не касается его. Когда душа чистая, она никогда не станет осуждать. Потому что "не судите, да не судимы будете" (Мф. 7, 1)".

 

- Старица советовала ежедневно читать 17 кафизму, говорила: "На мытарствах 17 кафизма будет уже в защите за вас". Схимонахиня считала, что пасхальные свечи дают особую благодать, в частности говорила: "Когда посещаешь больного человека, прочитай молитву за болящего или акафист и обязательно зажги пасхальную (красную) свечу".

 

- Слово Божие - пища для души и тела. В обязанности христианина: не лягу спать, если не прочитаю одну главу Евангелия; две главы Посланий, начиная с Деяний Апостолов и кончая Откровением святого Иоанна Богослова; несколько псалмов из Псалтири. И так постепенно будет прочитываться весь Новый Завет и Псалтирь, что и нужно... Надо сделать три закладки и читать подряд, а когда прочитаем все - снова начинать, и так всю жизнь.

 

- Многим из приходивших к ней матушка советовала: «Чтобы в каждом доме были иконы Божией Матери «Нерушимая Стена» и Калужская! В доме должен быть святой угол: для святых икон, святой воды, просфор, а располагать иконы по сервантам, стенкам негоже. Может ли быть храм без алтаря или дом без крыши? - Так и семья не должна жить без святого угла. Во время молитвы или в праздничные дни должна гореть лампада, и хорошо зажигать свечу. На дома, где это исполняется, ложится Божия благодать».

 

- «Будь лёгкой, отдай все грехи Богу. Все болезни, все печали, все заботы отдай Богу. И будь лёгкой, освободись. Богу известно о тебе. Каждому человеку дано в жизни сыграть свою роль: сыграет - и уходит в жизнь вечную. О чём расстраиваться? Мы же тут не вечные, мы же тут в гостях. А уйдём домой в своё время, все уйдём домой. Господь на земле никого не оставит, всех заберёт к Себе. Душа ведь не умирает. Тело - это костюм, это храм души».

 

Cхимонахиня Антония ((Кавешникова)

Share this post


Link to post

Постарайся не спешить

5-2.jpg

Просыпаешься утром. Впереди – полно дел. И сразу мысль: «Надо побыстрей помолиться, чтобы приступить к работе!» Но ведь самое главное – молитва. Так куда же я спешу?

В храме начинается Причастие. Женщина отходит от исповеди. Ей шепчут: -Быстрей! Опоздаешь!

На это реагирует батюшка: -Неправильные слова! Пришел к Богу – не спеши.

-Действительно так, - говорит священник и писатель Ярослав ШИПОВ. – Спешка – это производное от человеческой суетливости. Можно вообще никуда не спешить – и все успеешь.

Вероятно, спешка происходит от нашей гордости, самости. Мы полагаем, что все должны сами сделать, успеть. А это – в руках Божиих. Если тебе чего-то не надо, то спеши или не спеши, – все равно не получится. А если надо – получится обязательно.

У меня с детства есть урок на этот счет – история, которую рассказал отец. На фронте он вместе с другим офицером должен был куда-то лететь. Они ехали на фронтовой аэродром. И машина все время ломалась. Офицеры нервничали, ругали водителя.

 

Наконец въехали на аэродром и увидели, что самолет уже взлетает. Тут уж они пригрозили водителю: «Все, идешь под трибунал!». И вдруг самолет упал.

-И те, кто там был, конечно, погибли.

-Так они потом этого водителя чуть не на руках носили. А надо было просто не спешить: значит, Бог тебя от чего-то отводит.

Подобные вещи происходят не часто, но и не редко. Когда разбиваются самолеты, всегда находятся люди, которые на них опоздали.

-Я тоже видела такого человека. Он просто ошалел от радости.

-В моей практике был случай не столь серьезный, но на ту же тему. Я ехал в Шереметьево, стоял в пробках. Потом свернул, где не надо, долго выбирался на дорогу. Думал: «Все, уже регистрация закончилась. Никуда я не улетаю. Что ж это у меня возникает препятствие за препятствием?»

Приезжаю, бегу к стойке менять билет. А у меня спрашивают: «Почему вы не слушаете объявлений? Ваш рейс задерживается на 2 часа».

Ну, не надо было нервничать. Мы успеем сделать на земле все, что нам положено. Если не будем бежать впереди паровоза, а пойдем за Богом, за молитвой, все у нас получится.

-В Евангелии Господь даже говорит, что люди, которые имеют веру, сделают больше, чем Он Сам (от Иоанна. 14. 12).

-Да. И есть такое правило: если ты спешишь куда-то и очень нервничаешь, остановись, успокойся – и дальше двигайся быстро, но без спешки. И попадешь, куда надо.

-Еще один случай. Как-то я оказалась первой на исповеди. После меня подошли две строгие женщины и сказали: «Никого не пропускай! Нам тут стоять некогда, надо идти молиться». И тут мимо меня к священнику прошмыгнул мужчина. Женщины стали ругаться. Но как можно было его остановить?

-Это немножко другая ситуация.

-Разумеется. Но женщины – спешили.

-Женщины часто куда-то спешат. Что нам делать, когда нам велят никого не пропускать, а он – пробежал? Значит, Бог его пропустил. Так было надо.

-Иногда и сама впадаешь в спешку на исповеди. Начинаешь раздражаться.

-С раздражительностью надо бороться. Знаешь, есть поговорка: «Нет ничего хуже, чем ждать и догонять». Ждать – очень тяжело. Особенно если исповедь идет во время службы. Ты одним ухом – там, а тут – все задерживается. Кого-то батюшка долго исповедует. У тебя были случаи, чтобы ты из-за этого не причастилась?

-Нет.

-И у меня никогда не было. Бог управляет. Иногда мамы с младенцами опаздывают, но им тоже хватает Причастия. Если кому-то не хватило, значит, Бог не дал. Возможно, человек плохо подготовился. Говоришь ему: «Ну, давай, приходи завтра» Но это крайне редко. Все успевают.

-Пришел к Богу – не спеши. Но спешка в храме – постоянное явление: когда идут к Кресту, разливают масло после соборования, раздают артос, святую воду. Митрополит Волоколамский Питирим (Царство ему Небесное!) даже шутил: «Если на Крещение никто не подрался, значит, праздника не было!» Куда люди спешат?

-Не знаю. Но это перенос мирских привычек (не лучших!) в церковную жизнь. Интересно, что, когда люди от них в храме отказываются, это приобретает другую крайность. Стоят на исповеди, кланяются друг другу, как Чичиков с Маниловым: «Проходите вы!» - «Нет, проходите вы!» Скажешь им: «Вы бы так в очереди в магазине друг друга пропускали». Посмеются.

Подобных переносов очень много. И этот – не самый страшный. Некоторые люди раньше ходили к какой-нибудь гадалке, а теперь ищут – прозорливого батюшку, чтоб указал им, что впереди. Или они любили туризм, путешествия, а теперь становятся паломниками. Внешне все облекается в другую форму, а содержание – остается прежним.

-Спешка приводит к тому, что мы начинаем сокращать слова.

-Особенно – в Интернете. И это страшно. У нас Бог – Слово, по-гречески – Логос. В переводе с греческого языка «логос» означает еще и «разум». Люди, коверкающие слова, коверкают свой разум и дух.

Многие слова мы теряем, забываем, перестаем понимать их смысл. А они такие глубокие. Кто такая «невеста»? Да она мужа «не ведает».

А совесть? В Ветхом Завете, в древнееврейском языке этого понятия вообще не было. Оно появилось в Новом Завете и означает совместное знание человека – с Богом. У нас Евангелие называется Благая Весть.

-И слово «совесть» тоже эту «весть» в себе содержит?

-Конечно. Ведь в других языках это понятие тоже существует, но переводится как «со-ведение», «со-понимание». У нас тоже могли бы использовать одно из этих слов. Но получилось глубже - совесть. Это как бы наше со-участие в Благой Вести. Звучит глубоко и проникновенно.

Кстати, иностранцы не понимают, когда мы говорим: «Совесть не позволяет». Спрашивают: «Какие знания не позволяют?» Но это не рациональные знания. Младенцам бывает стыдно, а их еще ничему не обучили.

-Это в нас вложено?

-Да. Из литературы и священнической практики известно: очень часто в самых глухих деревнях жили бабушки, которые никогда не совершали неблаговидных поступков. Совесть не позволяла. Совесть – как компас внутри человека, который указывает нам, что хорошо и что плохо. Пока он действует, не сломан, Богу легче вести нас по доброму пути.

-Сейчас говорят, что мы живем в бессовестное время…

-И что власти у нас бессовестные, и телевидение. Но Церковь всегда существовала в нецерковном окружении, не участвующем в Благой Вести.

-Твердят еще, что наш мир – безобразен.

-А слово «безобразие» откуда пришло? Человек создан по образу Божию. И если утрачивает, сжигает его в себе, становится безобразным. И мир тоже. Но он все-таки Божий.

-Бывает, что весь день проводишь в спешке. И вечером возникает ощущение: все пропущено. Куда-то бежала, что-то делала, а вроде – и не жила.

-Несколько лет назад у меня было много издательской работы. С утра до вечера сидел, готовил к печати церковные книги. А священники перед службой или во время нее исповедуются друг другу в алтаре. И вот однажды я стою и думаю: «Так, а у меня и грехов-то нету…»

-Со мной тоже недавно такое было. После очередной перегрузки.

-Я тогда испугался, что не вижу греха. Понял: в этом трудоголизме (а он тоже замешан на спешке) утратил в себе какие-то человеческие качества, допустил какой-то глубинный грех.

Это очень опасно. Не надо столько работать. Не человек существует для труда, а труд – для человека. Ну, куда ты гонишь-то? Сделай перерывчик, посмотри, что у тебя внутри. А потом опять вернешься к работе – и выполнишь ее быстрее, спокойнее, удачнее.

Вышли те книжки, над которыми я сидел. Они могли бы выйти на пять дней позже, на неделю. Ничего страшного не произошло бы.

-Согласна, спешка – недопустима. Но и расслабленность - тоже.

-Обе крайности – нехороши. Так же, как расточительность – и жадность. Надо искать узкий, царский путь, золотую середину.

Я читал в старых книгах – спокойно, без спешки (отец Ярослав улыбается), – что в прежние времена крестьяне не работали с четверга на Страстной Седмице и всю Светлую Седмицу. Даже если была самая подходящая погода для того, чтобы пахать, боронить, сеять. Молились, ходили в храм. В отношениях с Богом они были прямее и понимали: эти дни надо отдать Ему. И Господь все управит, как надо. Прямодушные отношения с Богом помогали им избегать спешки.

-Старые книги написаны в другом темпе. Чтобы в них вчитаться, мне требуется много времени.

-Да, это точно. Люди тогда жили размереннее, были больше воцерковлены. Не формально, а внутренне. Чтобы писать, как Гончаров, надо спокойно, никуда не торопясь, сидеть за письменным столом.

А как строили? Человек преклонных лет начинал возводить храм, зная, что он, может, дальше фундамента ничего сделать не успеет. Спешка в значительной мере пришла из материалистического мира, в котором считается, что жизнь ограничена земными сроками. Это обязывает человека торопиться, чтобы все успеть. Ему надо быстренько книжку написать, продать, получить деньги.

Но торопливость снижает качество любой деятельности. А тому, кто воспринимает жизнь как Вечность, спешить некуда. Начинал человек строить храм, продолжали – сын, внук. Вот и получались шедевры зодчества.

-Церковные люди, которые поняли, что спешка – нехороша, иногда начинают эксплуатировать других: «Не торопись, выслушай меня!». И долго проговаривают то, что и без слов понятно. В итоге я получаю какую-то пользу от того, что терпеливо слушаю? Или только теряю время?

-Пустое слушать не надо. А если человеку трудно и надо выговориться, то помоги ему, выслушай. Не торопись. Надо действовать по ситуации.

-В Москве и провинции разные темпы жизни. На бегу, как у нас, вроде бы и Бога не услышишь, и к вере не придешь. Но и там при спокойном темпе к вере приходит не больше людей, чем у нас?

-Даже меньше. Это тайна, как человек приходит к вере. Пути Господни неисповедимы. И торопливого Бог к Себе приводит, и неспешного, и трудоголика.

Провинция более консервативна в своем безбожии. А век назад, вероятно, была более консервативна в вере. Хотя провинцию столетней давности по отношению к Богу я тоже не переоцениваю.

Из моей сельской практики знаю вот что. У нас были постоянные прихожане. Новые люди обычно приходили с просьбами о требах. И вот женщина зайдет в храм, а муж дожидается ее на крыльце и курит. По запаху я чувствовал, что она пришла не одна.

-Почему он не входил?

-Это ниже его достоинства. Понятия у людей перевернуты. И чтобы это исправить, вероятно, нужно много лет. Если в лесу собьешься с пути и 5 часов идешь не в ту сторону, то надо не меньше 5 часов, чтобы вернуться назад. У нас в стране похожая ситуация. Мы почти век круто уходили от Бога. Хотя все возможно Господу. И не обязательно ситуация у нас будет развиваться так, как в лесу.

 

Share this post


Link to post

Время жить

В Оптину пустынь поступил послушник

.Дали ему работу – и начал он ее делать. Старается, недосыпает. А все равно не успевает.

Увидел это настоятель. Позвал послушника к себе и сказал:

-А ты не спеши!

И тот стал успевать. Что за странная категория – время?

-Оно было всегда? – спрашиваю священника Михаила ПОТОКИНА.

-Нет, его сотворил Господь. А все созданное Богом – благо, как мы читаем о первых днях творения. Значит, время – благо для человека.

-Хорошо для нас?

-Безусловно, хорошо. Но время – обширное понятие, его можно рассмотреть с разных точек зрения: духовной, физической, нашего восприятия.

-И что получится?

-Времен много.

-И они относительны?

-Относительность времени, его связь с пространством и материей физики установили в ХХ веке. До этого время представлялось им как нечто незыблемое. Для ученых, настроенных анализировать мир прагматически, исходя только из опыта, это было серьезным открытием.

Мы воспринимаем время как периоды. На первый взгляд кажется, что один год не отличается от другого: то же количество дней, те же 24 часа в сутках, 60 минут в часе. Но год на год не похож – по насыщенности событий. Один пролетает так, словно его не видели. Второй мучительно тянется, ждешь не дождешься, когда же он закончится.

-Что происходит?

-С духовной точки зрения время имеет для нас разную продолжительность, разную меру. Но вот что, по-моему, определяет отношение ко времени. Есть такой прекрасный молебен на новый год. Там читается отрывок из Евангелия от Луки о том, как Христос вошел в синагогу, взял книгу пророка Исаии и прочитал: «Дух Господень на Мне; ибо Он помазал Меня благовествовать нищим и послал Меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедовать плененным освобождение, слепым прозрение, отпустить измученных на свободу. Проповедовать лето Господне благоприятное» (18-19).

-«Лето» и есть время?

-Да. Ветхий Завет не знал благоприятного времени. Смертность человека вызывала тоску. У Екклесиаста есть такие рассуждения: умрем мы, умрут те, кто будет после нас, и после них все тоже умрут. Время течет от рождения – к смерти, приближает то, чего люди боятся.

А Христос открывает нам новое время. Апостол Павел правильно воспринимал его и говорил: «Я хочу разрешиться от тела, чтобы жить со Христом». Для него время течет в обратную сторону, отмеряет срок до встречи с Господом.

-До вечности. Но вера-то у нас – маленькая!

-Поэтому время в нашем понимании – все-таки неблагоприятное (смеется). То, что каждого из нас ждет в конце жизни, – неизвестно, закрыто Богом. Нам дорого то доброе, что есть здесь, пусть самое маленькое: наши отношения, люди, которые нас окружают, радостные минуты. Все это скапливается в сокровище, оно наше!

С другой стороны, мы смотрим на историю и понимаем: время – как покров, который прикрывает собой вечность. Священная история человечества – это единое целое, а не разрозненные события. Оказывается, время может не только отнимать у нас близких людей, юность, молодость, годы, но и духовно связывать целые поколения – в некую последовательность, которая выявляется не сразу.

Поэтому в разные отрезки жизни мы воспринимаем время по-разному. В 17-18 лет я смеялся, когда слышал: «Молодой человек 30 лет». Это же старик! В юности жизнь кажется бесконечной. Потом, в основном через смерть близких людей, нам открывается ее ограниченность – и величие того, что совершается в нашей судьбе. Потому что совершается оно – однократно.

-Единственно?

-Мне совершенно непонятна теория реинкарнации у индуистов. Чудо жизни – в уникальности каждого мгновения. Одна юность, молодость, зрелость, старость. Наша любовь, семейные отношения драгоценны именно во времени. Оно придает им глубину.

Да, мы часто принимаем время как нечто худое. Но в нем исполняется замысел Божий о человеке. Сам Господь вечен, вне времени.

-А Царство Божие – внутри нас? Это тоже вневременность, вечность?

-Да, опыт вечности. В душах святых он одинаков – и в IY веке, и в XIX . Значит, для духовного мира времени не существует. Да ведь и человечество не меняется со временем!

-Что вы имеете в виду?

-Те же характеры, достоинства, пороки сохраняются тысячелетиями. Но время является синонимом обновления. Мы же знаем умирание осенью, зиму. А потом возникает весна. И это не плохо.

-Получается, время и вечность на земле сосуществуют?

-Да. Время, повторю, это некое покрывало, оболочка, которая прикрывает то, что находится внутри. Внутреннее иногда открывается, мы прикасаемся к вечности – и без нее не можем. Потому-то уже в нашем мире существует то, что переживает время. Например, человеческие таланты. Биологическое время Гоголя закончилось, а его книги живут. Здесь мы чувствуем, что принадлежим вечности.

Мы не можем сделать себя моложе ни на одну неделю. Время не идет назад. Но воспоминаниями, чувствами иногда возвращаемся в любой отрезок жизни. Если попадаем в места, где прошла наша молодость, состоялось какое-то событие, все внутри переворачивается: мы как бы возвращаемся к тому состоянию духа, которое было в нас 5, 10 лет назад. Значит, во времени существует тело, а душа может в нем перемещаться.

Многие говорят, что у тела и души – разный возраст. Помните у Пушкина: «Смешон и юноша степенный, смешон и ветреный старик»? Тут начало понятия о вечности: на земле время имеет непреложное значение, а в ином мире – не так.

-Время – благо. Почему тогда говорится, что оно лукаво?

-Вероятно, потому, что мы его не ощущаем. Голод, холод, тепло чувствуем. А время – нет. Забудемся – и оно пролетает.

Но это сказано еще и о духовных временах, чтобы мы время – испытывали, наполняли внутренним смыслом. Понимали цель жизни, помнили о смерти, думали о своем внутреннем состоянии. А не просто проводили или убивали.

-Какое слово точное!

-Оно ясно говорит о том, что происходит. Человек фактически теряет жизнь. Бесполезно, бесцельно.

-У святого праведног о Иоанна Кронштадтского я прочитала, что враг ворует время, которое нужно для нашего спасения.

-Да и само время в Священном Писании часто называют вором. Господь в Евангелии говорит, что не надо нам собирать себе богатства на земле, где воры крадут. Эти воры – время. Оно все делает незаметно – и ты не можешь от него защититься.

Воры уносят у нас не только вещи, но и молодость, силы, здоровье.

Интересно сказано в Евангелии: сеющий семя не видит, как оно растет. Это скрыто временем. И открывается, когда мы смотрим в прошлое: минули годы, я стал старше, изменилось здоровье…

-Родились дети!

-И так далее. Но вот что плохо: можно жить во времени – и при этом быть мертвым. Эти периоды всем знакомы: опустошения, страха, уныния, отчаяния, когда часы не важны. Это безвременье.

-Но и радость тоже вне времени?

-Все духовные состояния выше него. Мы можем время терять, а можем приобретать, что-то получая для души. Оно становится благоприятно для нас.

-Сейчас все говорят: «Время летит, его не хватает!»

-Наверное, сказывается ритм жизни. При одном образе жизни оно течет размеренно, спешки нет. Когда жизнь эмоциональна, напряжена, то время напрягается. Но это восприятие субъективное. В Москве приезжие говорят: «Здесь бегают, как сумасшедшие!». А москвичу в маленьком городке кажется, что все спят. Но это же не так! Разный ритм, разная нагрузка на одинаковый временной интервал. И нельзя сказать, где лучше, где хуже.

Это наша реальность – и надо научиться в ней достойно жить . Собирать, а не расточать. Проходит месяц, год – и нужно осознать, что собрал.

-Стоит заспешить – и теряешь чувство красоты, полноты, глубины.

-Да, потому и говорят: «Поспешай, не торопясь».

-Наше личное время в какой-то момент закончится.

-К сожалению.

-Вечность – это тоже протяженность?

-Я не могу ее осознать. Думаю, недаром для нас эта тема закрыта. В Евангелии Господь говорит ученикам: «Не ваше дело знать времена и сроки». И все предположения – всего лишь предположения. Под ними нет основания. Мы должны устроить свою жизнь здесь.

-В книгах, журналах, газетах много пишут о том, земля все быстрее вертится. Неугасимые лампады горят дольше, чем прежде. Да и физики что-то там насчитали.

-Ну и что? Какая разница? Надо ли нам помириться с соседями?

-Обязательно!

-Правильно! Это главное. Мир всегда полон слухами. Зачем на них сосредотачиваться?

В «Грозе» Островского суеверные люди приходили в ужас: «Литва на нас упала!». Однако ж ничего, живем! Вот и теперь на эти якобы научные разговоры не нужно обращать внимания. Все, что нам необходимо, открыто в Священном Писании. У нас есть семьи, близкие люди, есть время, в котором мы живем. Нельзя обвинять его в том, что оно плохое. Всякое время дает человеку все, чего он хочет. Ищет конфликтов – найдет. Ищет катастроф – будут. Но если ищет блага, добра, мира, тоже найдет их. И друзей, и любовь, и семью.

 

Да, когда болит зуб, это время не очень приятное. Но боль уходит, на душе опять покой и радость. И время хорошее. Благоприятное.

источник

 

Share this post


Link to post
Guest TATIANA.A

«Не бывает такого, чтобы человек молился, а Господь не помог»

Беседа с протоиереем Владимиром Зайцевым

Батюшка, начнем беседу с того момента, когда Вы поняли: Бог есть, и это что-нибудь да значит в Вашей жизни. Словом, как Владимир Зайцев веру выбирал?

 

В детстве я был хулиганом, бандитом и разбойником, но, вместе с тем, неплохо учился. К пониманию того, что Бог есть, меня привела дорога. Поэтому всем очень советую путешествовать. Мне было лет 12-13, мы с папой ехали из Екатеринбурга в нашу деревню в Курганской области - кстати, село называется Ново-Петропавловское, наверное, поэтому Петр и Павел - мои любимые апостолы.

 

Ехали мы на мотоцикле «Урал». Дорога была очень тяжелая. У нас быстро сел аккумулятор. С большим трудом мы заводились после остановок. Шел дождь. Пару раз мы съезжали в кювет. И я помню, что еще перед городом Каменск-Уральским я стал молиться про себя и говорить: «Господи, помоги нам добраться». Никакого религиозного воспитания у меня не было. Папа не был крещен, а маму хоть и крестили в детстве, но семья наша была атеистической. И слова молитвы не могли возникнуть из предыдущего воспитания.

 

 

Поздно вечером мы приехали домой. А на следующее утро я встал с ощущением: «Надо же! Попросил - и получилось!» Для меня стало очевидно: оказывается, есть Тот, Кому есть до меня дело. Я был просто счастлив оттого, что меня на этой дороге Кто-то нашел. И тогда пришла мысль, что, значит, надо как-то соответствовать: помимо того, что можно просить, надо еще и не забывать благодарить.

 

Но, поскольку религиозному воспитанию и образованию взяться было неоткуда, проходили обычные стадии филогенеза. Мне попалась в руки книга Куна «Легенды и мифы Древней Греции», и я немедленно начал обожествлять весь окружающий мир. Если шел на рыбалку, то просил Посейдона, чтобы он мне пескариков или окуньков подкинул. Когда мы собирали урожай, я тайно от родителей брал несколько картошин, шел в поле и выкидывал их обратно - опять-таки, в благодарность Богу. Уже потом, изучая архаические формы религии, я увидел, что такое прохождение через примитивные религиозные формы - это естественный процесс становления человечества.

 

В каникулы люди обычно уезжают из города, чтобы воздухом подышать. А я, как всякий деревенский юноша, наоборот, из деревни ехал в город. Здесь жили мои бабушка с дедушкой - тоже, в общем-то, не ахти какие религиозные люди; дедушка вообще был очень идейным коммунистом, а бабушка с дедом не спорила, но в храм иногда заходила - по каким-то супернадобностям. Единственное, что она мне когда-нибудь сказала о религии - я помню, мы ехали мимо церкви, и бабушка обратилась ко мне: «Знаешь, Володя, верующие люди - это самые добрые люди в мире и никогда никому никакого зла не причинят». Помню, дед еще фыркнул за рулем своего «Запорожца», но ничего не сказал.

 

В городе я обязательно заходил в Ивановскую церковь, причем, всегда попадал на отпевание. Только потом я понял, почему именно на отпевание. Я приходил днем, а все церковные службы совершаются утром и вечером. Помню, покупал тогда на сэкономленные деньги самую большую и дорогую свечку за 3 рубля, подходил, дрожа, к подсвечнику, втыкал ее, забывал зажечь и убегал. Было жутко страшно, но тянуло... Дня 2-3 после этого был под впечатлением. Но при этом не возникало мысли, что нужно ходить в храм регулярно и, вообще, попытаться что-то о вере узнать. Это была примитивная дань Богу за текущую жизнь. Все мое знакомство с Православной Церковью, таким образом, умещалось в рамки одного подсвечника и двух-трех походов в храм за все лето.

 

Помню, что первое жизнеописание Иисуса Христа я прочел в книжке Гегеля «Философия религии». Ничего себе, так это все на самом деле было?! В 10 классе я стал слушателем заочной школы юных историков, мы получали там различные задания, и, как правило, один из четырех вопросов касался религиозной темы. Это побуждало искать литературу, читать, отвечать. Поэтому знакомство с разными религиозными традициями складывалось благодаря таким изданиям, как «Настольная книга атеиста» или «Атеистический словарь». Оказалось, что это книги очень дельные и полезные для религиозного образования, потому что из них многое можно было узнать. Отрывки из Евангелия меня всегда завораживали - от них веяло чем-то необычным.

 

Но, опять-таки, из разных форм христианства мне больше нравилось католичество - понятно, почему. И тех людей, и нынешних воспитывает поток информации. Тогда это был кинематограф, а о «блестящем» католичестве нам рассказывали «Три мушкетера» с Д'Артаньяном и загадочным кардиналом - очень умным и хитрым и, вместе с тем, привлекательным; «Узник замка Ив»; потом, если помните, сериал «Спрут», ради просмотра которого все бросали всю свою деятельность - там был адвокат Террозини, мерзавец, но очень набожный человек. Все это было блестяще, интеллектуально, публично. А Православная Церковь была представлена фильмами, где мы видели низкие своды, капающую с них воду, людей в черных рясах - абсолютно ничего интересного. С точки зрения эстетики советский кинематограф представлял Русскую Православную Церковь, мягко говоря, не привлекательной для молодого человека. Поэтому я и думал, что, если уж выбирать что-то, то католическую церковь.

 

За год до моего поступления в Уральский Государственный университет, на исторический факультет, я решил: буду молиться. И каждый вечер молился о том, чтобы Господь помог мне поступить. Становился лицом на восток, осенял себя крестным знамением - как потом понял, неправильно - и так в течение целого года. А под конец учебы в школе я решил, что буду креститься, но только после того, как поступлю в вуз. При этом я никогда не делал поступление в университет залогом своего крещения: мол, Ты, Господи, помоги мне, а я тогда в благодарность крещусь. Нет, это были два слишком важных события, причем, крещение было более важным, чем поступление. И их не надо было смешивать.

 

К этому времени я научился соотносить свои нравственные поступки с тем, что я у Бога прошу. И, сталкиваясь с разными житейскими проблемами, старался поступить по слову 33-го псалма: «Уклонися от зла и сотвори благо». Считал, что нужно с молитвой соединить какой-то подвиг и ради того, чтобы Господь помиловал, либо в качестве благодарности, отказывался от каких-нибудь гадостей, которые делал в обычном порядке. И очень остро переживал, когда случалось нарушить свое обещание.

 

В момент знакомства со своим будущим вузом я приметил храм Вознесения Господня. Он тогда только открылся. Храм на горке, рядом с университетом, высокий, небесного цвета. Я туда даже зашел один раз - мне очень понравилось. Про католичество я уже и не думал, и не вспоминал. Решил, что именно здесь буду креститься.

 

Это произошло в воскресенье, на следующий день после сдачи вступительных экзаменов. Нас крестилось 90 человек. Какие уж там огласительные беседы! Крещаемые были - от 80-летней бабушки до трехмесячных младенцев, которые пищали, кудахтали, ворковали - то есть, стоял шум. При этом голос молодого священника, который нас крестил, был очень ясно слышен.

 

Крещение продолжалось три часа. Крестили нас в детской купели, и поэтому я нормально отношусь к крещению взрослых без полного погружения в определенных ситуациях. Если это неправильное крещение, значит, я неправильно крещен, и все мои благословения и службы ничего не значат. Но, думаю, это не так. Батюшка в конце крещения сказал, что было бы очень хорошо в ближайший же день причаститься. Он вкратце рассказал нам о Причастии - я из этого рассказа ничего не понял, кроме того, что надо завершить процесс.

 

Надо так надо. Я пришел в храм рано, не выспался; есть еще запретили. Словом, настроение было пониженным. Смотрю - справа, в углу, стоит какой-то священник. Это был отец Александр Железнов. Он принимал исповедь. Я подошел к нему, батюшка посмотрел на меня понимающе и спросил: «Ну, что, грехи-то есть?» - «Много». Он меня исповедовал. А служил как раз тот самый священник, который нас крестил. Но я до конца службы не дотерпел. Меня повело, замутило, голова закружилась - в общем, я ушел, не дождавшись Причастия. Пришел домой немного расстроенный, но все равно счастливый, первые месяц-два после крещения я буквально летал над землей.

 

Месяц я прожил в своей деревне, а в конце августа вернулся в город. Надо было исповедаться и причаститься. Пришел в храм вечером «на разведку» - и хорошо, что пришел, так и надо было. Смотрю - в углу исповедует священник, который меня крестил. С моего крещения прошло полтора месяца, нас там было 90 человек. Я к нему подхожу, а он на меня смотрит и говорит: «Ну, что ж ты, Владимир, так долго не идешь?»

 

Я потом только узнал, что крестился 26 июля, а рукоположили этого священника в священный сан 9 июля. То есть, ему тогда как батюшке было всего 2 недели. Это был отец Димитрий (Байбаков).

 

Протоиерей Владимир Зайцев: «Не бывает такого, чтобы человек молился, а Господь не помог»Молебен возле часовни святой великомученицы Екатерины

 

Я так и подумала, когда Вы сказали про ясный, звонкий голос священника. А какой храм Вы считаете своей духовной альма-матер?

 

Это сложный вопрос. Родился я, все-таки, в Вознесенке. И ходил туда, пока отец Димитрий там служил. Причем, ходил так, как не ходил больше никуда и никогда, каждый день после учебы. То есть, это 3-4 пары, потом вечерняя служба, а потом еще мои вредные вопросы о. Димитрию, которые продолжались часа два после службы. Потом мы вместе ехали в трамвае. Это было просто счастье. Нынешние люди не представляют, что это такое - возможность общаться со своим духовником в ежедневном режиме, очень помногу. Этот период меня вырастил и воспитал. Отец Димитрий подарил мне Закон Божий и Библию, которую я сразу не осилил, потому что начал с Ветхого Завета и тут же сломал мозг.

 

На примере отца Димитрия я понял, что батюшки бывают разные - твердые, жидкие и газообразные. И это хорошо, это правильно. Например, он при мне мог понервничать. В Вознесенке тогда собиралась молодежь. Помню, мы сидим в одном из помещений, и отец Димитрий говорит: «Вам не стыдно? Окна пыльные - некому протереть!» И сам залез на подоконник и начал их тереть. Мы подошли помочь, а он: «Идите отсюда, я сам все уберу!» Это было так живо и по-человечески, что я подумал: «Ну, так это мое!» - потому что это соответствовало нормальной человеческой реакции. При этом он всегда поражал иным взглядом на ряд вещей. Когда он говорил: «Мы же верующие люди. Мы как христиане должны поступать так-то и так-то», - это как обухом по голове стукало. Я понимал, что вера действует в человеке, а не является чем-то прочитанным и наносным. Когда отец Димитрий снимал рясу, выходил из храма и садился в трамвай, он все равно оставался священником. И в любом месте он вел себя как священник - с одной стороны, властно, а с другой - по-доброму, по-церковному, по-христиански. Везде, кругом.

 

Я помню, он жил одно время на Керамике, в общежитии, и по дороге к нему я обдумывал кучу разных мистических идей, а, приехав, начинал пороть всякую чушь. А отец Димитрий говорил вдруг: «Вовка, помоги шкаф передвинуть!» - и тут же все в моей голове прояснялось. И такому воспитанию я благодарен. Все положительное, что кто-то, возможно, обо мне сказал бы - все это не мое. Во-первых, Божие, а, во-вторых, Господь послал отца Димитрия, который меня родил - как апостол Павел родил тех, кого он крестил.

 

То же самое можно сказать про храм целителя Пантелеимона: это был храм отца Димитрия Байбакова. Каков поп, таков и приход. Он смог создать такую атмосферу, что мы все жили одной идеей: нам надо построить новый храм. Мы молились в приспособленном помещении, обеспечивали приходскую жизнь, посещали отделения больницы, распространяли по 10 тысяч «Православных газет» по всей округе (это было ноу-хау, никто до отца Димитрия в городе этого не делал), вели занятия воскресной школы численностью в 70 - 80 человек и занимали для этого ДК Птицефабрики, потому что старый храм всех не вмещал, ездили в Санкт-Петербург и Москву закупать дешевые иконы.

 

Все это было благодаря тому, что отец Димитрий сам этим жил. Он на каждой службе, особенно праздничной, говорил: «Дорогие прихожане! В храме сделано то-то и то-то. Все это - на ваши копеечки, вашими трудами. У нас нет каких-то крупных спонсоров. Это все ваша любовь, ваша забота».

 

И это настолько вдохновляло, что люди трудились беззаветно, отдавая все силы, все средства тому, чем он нас заразил и воспламенил. Наверное, не было в то время другого такого храма в Екатеринбургской епархии.

 

Протоиерей Владимир Зайцев: «Не бывает такого, чтобы человек молился, а Господь не помог»Какие традиции Пантелеимоновского прихода прижились в храме святителя Иннокентия Московского?

 

Неформальный стиль общения с прихожанами. И, все же, отношение духовенства к людям у нас - это жалкая копия того, что нам когда-то показал отец Димитрий. Жалкая - потому что он неповторим. Но копировать - это, все-таки, дурной тон, правильнее каким-то образом преломлять через свою личность, что мы и делаем.

 

Кроме того, у отца Димитрия я постарался перенять традицию звонкого богослужения. Свой, в общем-то, тихий голос я стараюсь сильно напрячь и придать ему писклявые тона, потому что они слышнее на богослужении. Для меня самого было очень важно ясно слышать службу. Поэтому я всегда любил маленькие церкви. Пусть там немного народа, зато точно знаешь, что любое слово будет услышано. Это не значит, что большой храм - это плохо, но маленький храм - это удобно.

 

В маленьком Иннокентьевском храме живет и действует большой и дружный приход. Причем, поражает, с одной стороны, вот эта самая простота в общении, а с другой стороны - там же собрана интеллектуальная элита! Как это получилось?

 

Люди пришли сами и остались, слава Богу. Не я один в этом отношении трудился - я могу добрым словом вспомнить отца Александра Игонина, нашего прежнего настоятеля, который эти же Пантелеимоновские традиции экстраполировал и возрастил в храме Иннокентия Московского.

 

У меня жутко вредный характер, со мной трудно общаться, я очень необязательный человек - как по объективным, так и по субъективным причинам. Но наши прихожане почему-то меня терпят. Я думаю, что отец Илья Александров очень хорошо меня дополняет. Там, где недорабатываю я, он успевает стабилизировать обстановку.

 

Ну, и плюс к тому - наши прихожане личности самодостаточные, яркие, поэтому, скорее, их можно спросить: почему вы все тут соединились? Ведь это был их выбор. А мы лишь приметили всех. А некоторым даже попытались подарить самое большое счастье, которое только может прихожанин мужского пола получить в своем приходе, а именно: службу в алтаре. Но это - не только право ношения стихаря, это еще и грязь от кадила, которую надо убирать, и пыль на подоконниках, которую надо вытирать, это приход в храм раньше остальных - в общем, это работа.

 

Отец Владимир, меня всегда восхищала миссионерская активность храма святителя Иннокентия Московского. Приход очень быстро отреагировал, в частности, на ситуацию вокруг Екатерининского собора. Известны также и молебны на Кафедральной площади, где у нас под брусчатку закатан Богоявленский собор и могилы предков.

 

Нам это проще делать, потому что мы находимся рядом, в центре города. Я думаю, что если какое-то безобразие происходит рядом с храмом Целителя Пантелеимона, там тоже быстро реагируют. Сожгли икону возле храма - отец Евгений в тот же день дал соответствующие комментарии. Поэтому я не сказал бы, что у нас что-то особенное. Степень пассионарности у нас, действительно, несколько повышенная. А, поскольку у нас активные прихожане, то и мы, духовенство, должны им соответствовать.

 

Если говорить о ситуации с Екатерининским собором на сегодняшний день, я думаю, наш губернатор, дай Бог ему доброго здоровья, сможет справиться с той волной критики, которая ударила больнее по нему, нежели по церковным людям и самой идее восстановления храма. И сейчас должен, наверное, рассматривать это как вопрос личной чести. Потому что именно его смешали с грязью.

 

Для христианина это, конечно, счастье и благо, что его репутация пострадала наряду со Христом Спасителем и разрушенным храмом. Но для политика это, безусловно, повод догнуть свою линию, и мы будем его в этом всячески поддерживать.

 

Я считаю, что мы все от этой ситуации только выиграли. Екатерининский собор, как лакмусовая бумажка, обозначил, кто есть кто. И церковный народ должен понять, с кем ему по пути, кто работает на благо Матери-Церкви, а кто продолжает политиканствовать, разглагольствовать и разрушать. Как бы ни было некоторым православным диссидентам противно, но нынешняя власть в лице обоих наших Президентов и тех губернаторов, которых они назначают - это наши друзья. Потому что от них пользы больше.

 

Мы установили возле храма плакаты по Екатерининскому собору и не уберем их до тех пор, покуда не начнется восстановление собора. Эти плакаты пробовали портить, рушить - это не страшно, полиграфия работает отлично, напечатаем столько, сколько надо.

 

Что касается Богоявленского кафедрального собора, то мы дерзко называем себя его притвором. Владыка позволил нам фундамент этого храма иметь при себе (памятная плита Богоявленского кафедрального собора, обнаруженная во время раскопок, установлена в воротах храма Иннокентия Московского - прим. автора). И он ежедневно нашим прихожанам и духовенству напоминает о том, что нужно еще сделать: вот камень лежит - надо к нему еще шпиль приделать.

 

И это тоже случится. Потому что не бывает такого, чтобы человек молился, а Господь не помог. А тут молится много людей сразу. Из личного опыта я точно знаю: поставь перед собой цель, начни о ней молиться и работать, и все будет.

 

Мне в этой ситуации все время вспоминается то противодействие, которое приходилось преодолевать в связи с постройкой Храма-на-Крови и монастыря на Ганиной Яме. Там битва тоже была нешуточная. А сегодня это - визитные карточки Екатеринбурга и области, туда в первую очередь привозят почетных гостей. Взять хотя бы недавний визит германской делегации - ведь не к Антею повезли госпожу Меркель, а в Храм-на-Крови.

 

Можно вспомнить и предшественника Меркель, господина Шредера. Он кланялся в пояс нашим протодиаконам, которые спели ему «Многая лета» там, где когда-то пролила кровь его соотечественница, Императрица Александра Федоровна. Опять-таки, не забудем, как госсекретарь США Джеймс Бейкер посещал это место как одно из значимых в своем визите в Россию и на Урал в частности. Правильно там храм стоит. Потому что на таких местах слава Божия обнаруживается. Поэтому, чем больше сейчас сопротивление по Екатерининскому собору, тем, наверное, лучше будет потом.

 

Протоиерей Владимир Зайцев: «Не бывает такого, чтобы человек молился, а Господь не помог»2005 год. Освящение городских улиц после гей-концерта

 

Святую Екатерину не пускают не только на так называемую площадь Труда (все-таки, истинное ее название - Екатерининская, по имени собора). Название области, вопреки даже простой логике, по-прежнему остается революционно-террористическим. У нас два таких примера на всю страну - Санкт-Петербург, окруженный Ленинградской областью, и Екатеринбург - центр Свердловской области.

 

Когда противники переименования говорят о том, что оно невозможно, потому что для этого требуется внести изменения в Конституцию, они допускают ошибку технического плана. Простите - возможно. У нас в Конституции, например, было записано такое положение как выборность губернаторов. Тем не менее, во время бесланских событий легко подправили Конституцию и ввели назначение губернаторов и выборность их местным парламентом. Так что прецедент технического отношения к данному документу есть, и не один. Следовательно, не надо ссылаться на документ, который «совершенно невозможно изменить».

 

Второй момент: говорят, что переименование потребует огромного количества денег. На самом деле никто не считал, сколько это потребует денег, поэтому утверждение абсолютно голословно. Простите, таблички с названиями городов меняют довольно регулярно: они выходят из строя, корректируются правила ГИБДД, требуется лучший оформительский вариант - никто не просчитывает данные расходы. Сколько денег было потрачено на Дворец наших парламентариев? По различным данным от полутора до шести миллиардов рублей. Это - только на стройку. А на содержание, коммуникации, обслуживание и прочее? То есть, это вопрос приоритетов. Почему депутаты, которые так или иначе будут участвовать в принятии волевого решения, могут позаботиться о презентабельности своих рабочих мест и не хотят позаботиться о презентабельности области?

 

Третий момент касается ребрендинга. Говорят, что Свердловская - это традиционное название области, это история нашего города, с ней сжилось много поколений. Но даже Сбербанк проводит ребрендинг своего зеленого кружочка! А здесь - гораздо более серьезный вопрос: кем мы предстаем перед человеком, открывающим атлас мира и попадающим взглядом на Свердловскую область?

 

Мы предстаем людьми из прошлого. Это атавизм советской эпохи, неадекватное отношение к текущим событиям. Если нам необходимы инновации и модернизация, давайте начнем с самого простого - с названия. Для западного человека имена большевиков, коммунистов и террористов - это либо красная тряпка, либо удивление: а почему они за это держатся?

 

После объединения Германии исчезли такие названия, как Карлмарксштадт и еще ряд революционных наименований. Они тоже существовали десятки лет, но европейское сознание с этим не смирилось. Почему? Потому что дурно пахнет данная история. Как вы яхту назовете, так она и поплывет.

 

Вот поразительное событие. 11 сентября 2010 года, Божественная Литургия возле часовни святой Екатерины. Мы с пономарями возвращаемся в свой храм. И, кто бы вы думали, встречает нас на Плотинке? Представители молодежного крыла РКРП, человек 40 молодых ребят с несколькими взрослыми, которые кричат удивительные слова на улицах города: «Ленин! Партия! Комсомол! Че Гевара!» и прочее.

 

Но если для человека Че Гевара - не просто символ протеста, а кумир, то надо вспомнить, что это был профессиональный убийца, террорист, специализировавшийся на государственных переворотах. То есть, за романтическим флером скрываются вполне конкретные вещи, укладывающиеся в рамки уголовного кодекса. Интересно, эти ребята хотели бы, чтобы к ним в квартиру пришел такой Че Гевара и сказал бы: «Слышь, ты, капиталист маленький! Может, ты живешь и скромно, но лучше, чем волгоградский комбайнер. А ну-ка, поделись-ка! Зачем тебе дорогой MP-3 плеер за 6 тысяч рублей? Давай-ка я его у тебя счегеварю!» Он будет после этого так же восторженно орать это имя? Думаю, нет, за собственность он будет держаться и бороться.

 

Слава Богу, что эти ребята молодые - молодым свойственно совершать ошибки; гораздо хуже, когда старые совершают ошибки, потому что это уже серьезно. Старый человек доведет свою ошибку до логического завершения. А молодой - нет. Он ошибется, натолкнется на препятствие, лоб себе расшибет и скажет: «Ну, ладно, все. Это я переболел...»

 

Область до сих пор Свердловская. К чему это приводит? На улице Карла Либкнехта работает музей Истории Екатеринбурга, где продолжается выставка «Черный менеджер революции». Замечательная выставка, пусть она продолжается, потому что лучше всего себе представить личность товарища Свердлова можно по этой выставке. Там экскурсовод с дивным напором рассказывает: «Этот человек 17 раз сидел в тюрьме!» Вот это радио «Шансон»! Вот это приехали! Он переплюнул всех «авторитетов», уголовных лидеров и «крестных отцов» за те 30 с небольшим лет, которые прожил! 17 раз человек сидел! Достойная жизнь! А если еще разобраться, за что он сидел?

 

На этой выставке есть «прекрасные» стенды: как монтировать взрывные устройства, как Яков Михайлович со своей командой боевиков в лесу учился стрелять, чтобы убивать представителей власти, жандармов, богатых горожан, грабить банки. Там есть описание того, как и из кого он создавал ячейки своей организации: не стеснялся сотрудничества с таким отморозком местного разлива, как Кадомцев - его боевики очень «хорошо» поработали в Санкт-Петербурге, на руках этих людей море крови.

 

Хорошая выставка, на самом деле, для того, чтобы посмотреть и сделать вывод, как не надо. Другое дело, что экскурсовод почему-то этого не замечает. Я, когда ходил на эту выставку, спросил: «Как вы думаете, такой музей Джохара Дудаева или Шамиля Басаева в городе Грозном тоже будет пользоваться популярностью? Там-то стенды по изготовлению взрывчатки и созданию террористического подполья были бы намного круче! Герои - закончили свои жизни на баррикадах!». Экскурсовод на меня посмотрела, улыбнулась и предложила перейти к другим стендам - видимо, менее провокационным. Это грустно. Значит, человек уже влился в атмосферу черной свердловской куртки и считает, что это правильно.

 

Протоиерей Владимир Зайцев: «Не бывает такого, чтобы человек молился, а Господь не помог»Прихожане Свято-Иннокентьевского храма

 

Я тоже была на этой выставке. Знаете, просто поразительно. Только что экскурсовод рассказывала о том, что Свердлов был умнейшим человеком, мощным организатором, прекрасным оратором, который мог даже разнородное собрание, изначально настроенное негативно, заставить голосовать так, как ему было надо. Стоило мне спросить про приказ о расказачивании (страшный документ, дающий указание о геноциде казаков, подписанный Свердловым) и о роли Якова Михайловича в убийстве Царской Семьи (а Храм-на-Крови - в двух кварталах от этого дивного музея, воспевающего убийцу), как девушка сказала, что про участие в убийстве Царской Семьи у них нет сведений, а приказ о расказачивании Свердлов подписывал как Председатель ВЦИК - это номинальная должность, он ничего не решал. То есть, все организаторские таланты пропали у него на время руководства Центральным Комитетом? Он ВЦИКом не мог управлять, будучи его председателем? В общем, печально это все…

 

Так мы же живем в условиях названия этой области. И дети вынуждены будут знакомиться с данным персонажем. А персонаж этот к Уралу имеет очень небольшое отношение - ну, в тюрьме он здесь сидел разок - другой; причем, известно, чем он в уральских тюрьмах занимался: вместе с командой революционеров организовывал комитеты сторонников, которые угнетали всех вокруг, в том числе и матерых уголовников. И, конечно же, никто «товарищей» в тюрьмах не обижал, жили они, как сыр в масле и особо не боялись тюремного заключения. А, кроме того, Свердлов вместе с боевиками Кадомцева готовился здесь к санкт-петербургским событиям. Вот весь его «гигантский» вклад в то, чтобы наша область носила его имя! Где там Чикатило сидел? Давайте эту область назовем Чикатилинской по такой логике. А что? Герой средств массовой информации, казненный в тюрьме!

 

Свердлов - личность абсолютно мрачная, нет ни одного светлого момента, нет примера, на котором можно было бы учить молодежь, если только вы ее не хотите воспитать в качестве бандитов, уголовников, террористов. Следовательно, когда у нас была КПСС, которая ассоциировала свою легитимность с деяниями этих персонажей, такие наименования областей и городов могли иметь место просто с точки зрения тогдашнего правительства. Но сейчас, когда легитимность основана на свободном выборе народа, адекватность старых наименований абсолютно непонятна.

 

И я, опять-таки, могу только реверанс сделать в адрес губернатора, который сказал о том, что название области должно быть изменено. Именно Александр Сергеевич Мишарин в свое время стал локомотивом переименования станции Свердловск-Пассажирский в Екатеринбург-Пассажирский. А, кстати, этот момент - переименование железнодорожного узла - был самым дорогим в денежном смысле. Вот это действительно были финансовые затраты! Они уже осуществлены. Сейчас чего бояться-то?

 

Многие ведут речь о том, что Екатеринбургская область звучит как-то не так, давайте назовем область Уральской. Приводится и такой аргумент: не было никогда в истории Екатеринбургской области.

 

Зато была Екатеринбургская губерния. Сначала в конце 18 века распоряжением Екатерины Второй здесь была учреждена Екатеринбургская губерния. А потом - в советские годы, когда была расформирована Пермская губерния, с 1918 до 1924 года у нас вновь была Екатеринбургская губерния. Поэтому прецедент есть. Уральской областью она не может называться по одной простой причине: Урал слишком большой. Что делать с рекой Урал, которая по Оренбуржью течет? Назвать как-то еще - а зачем, если были первичные названия? Что касается критики, что не все районы входили когда-то в окаем границ Екатеринбургской области, так не все районы и в Свердловскую область входили. Границы менялись, и это ни на чем не сказывалось.

 

Все плюсы от этого наименования очевидны. Потому что персонаж, в честь кого мы называем город и область, абсолютно светлый - это великомученица Екатерина. Не было принято в Российской империи в честь самих себя называть города, но в честь своих небесных покровителей. И мы свои имена носим в честь святых. Это в советское время называли друг друга Даздрапермами и прочим бредом.

 

Да, люди привыкли к этой традиции советского периода, и поэтому многие никак не могут понять, что царственные особы не себя, любимых, увековечивали в названиях городов, но отдавали их под покровительство своих святых. И Екатеринбург - это город святой Екатерины.

 

Отец Владимир, хотелось бы затронуть еще один вопрос. В этом году Вы стали заведующим кафедрой теологии Уральского горного университета. Масштабы свалившихся на Вас забот даже сложно представить. Зачем Вам это надо?

 

Я очень долго этому сопротивлялся. Отключал телефон, не приходил на назначенные встречи, пытался сделать все для того, чтобы ректор Горного, Николай Петрович Косарев, во мне разочаровался. Но потом просто поговорил с людьми, работающими вместе с ним - как с теми, кто является друзьями, так и с теми, кто составляет немногочисленную оппозицию; посмотрел сайт университета, послушал выступления Косарева, и подумал, что если он нуждается в каком-то моем участии, надо ему помочь. И наш Правящий Архиерей это благословил и поддержал.

 

Одно время я имел отношение к открытию специальности «Теология» в РГППУ, и теперь решил создать здоровую конкуренцию. Во-первых, это будет подстегивать руководство университетов и преподавательский состав к борьбе за будущих абитуриентов. Во-вторых, у духовенства, которое дает благословение на поступление, будет возможность отбора. А, в-третьих, сами абитуриенты получат возможность более пристрастного отношения к вузу со странной специальностью, с которой они собираются связать свою жизнь. В Горном университете я чувствую себя комфортно, мне нравится туда приходить. Помещения, отведенные под кафедру теологии - это сказка, об этом можно только мечтать.

 

Как же все это сочетается с деятельностью в храме?

 

Не сочетается никак! Поэтому я благодарю Бога, что Он имеет ко мне милосердие и еще полтора года назад приклонил волю Правящего Архиерея к тому, чтобы мой ближайший друг, священник Илья Александров, стал клириком нашего храма. Правда, к отцу Илье я отношусь несправедливо. На все, что он делает для меня, отвечаю самой черной неблагодарностью. Такого человека надо было бы беречь больше, носить его на руках, сдувать с него пылинки, а я на нем езжу, как на рикше.

 

Но именно тем отец Илья, очевидно, и дорог, что он, пожалуй, единственный из всех знакомых мне священников, может прочувствовать любую ситуацию - сложную, нестандартную. Он может откликнуться на любую мою просьбу - от замены меня в командировке в Чеченской республике до починки компьютера.

 

Совсем недавно я ему часть долга вернул - он переезжал из одной квартиры в другую, и ему нужна была помощь. Нас было 4 человека, мы перевезли весь его скарб за полтора часа. У отца Ильи - жена, двое детей и еще один - в проекте, в пузике у мамы. Так вот, у отца Ильи есть только три тяжелые вещи: это маленький холодильник, комод, который я вообще выбросил бы, потому что он старый и обшарпанный, и маленькая стиральная машина, которая войдет в любую ванну. Все остальное - это были узелки и мешочки.

 

И поэтому если еще раз кто-нибудь попробует мне сказать, что попы зажрались и живут хорошо, я за ухо притащу его в квартиру отца Ильи и попрошу, чтобы он мне сказал: это - хорошо? Но в этом он весь. Все свое отец Илья носит с собой, да еще и носит за мной.

 

А теперь - внимание! Об этом не знают еще даже наши прихожане, это пока эксклюзивная информация. Решением Правящего Архиерея, по моей просьбе, у нас меняется настоятель храма - я остаюсь клириком этого прихода, а его настоятелем становится священник Илья Александров. Так что - король умер, да здравствует король!

 

Ваша дружба с отцом Ильей началась с командировки в Чечню?

 

Гораздо раньше. Мы с ним познакомились, когда я был руководителем Миссионерского и Катехизаторского отделов. Он пришел, чтобы починить нам компьютер. Я в нем узнал студента богословских курсов, которые мы с отцом Петром Мангилевым организовали на моем родном историческом факультете.

 

Конечно, он все сломал до конца. Но просидел у нас с 6-ти вечера до часу ночи - не пищал, что есть или спать хочет, или устал. А, доломав все окончательно, он развел руками и сказал: «Простите меня, пожалуйста. Кажется, не получается». Мы решили, что такой человек нам нужен, и пригласили его на работу в наш отдел. А потом Правящий Архиерей его рукоположил, и батюшка стал служить.

 

Отец Владимир, что дал Вам опыт, приобретенный в Чечне?

 

Облегчил общение с людьми негативно настроенными. В Чечне мы попали в атмосферу, где священник был чуждым элементом. Поговорка о том, что в окопах нет атеистов - это полная чепуха, в окопах атеистов полным-полно, а уж в обычной походной жизни их тем более предостаточно. Мы друг другу помогли - люди стали помягче, я стал погрубее - была хорошая конвергенция личностных свойств.

 

Это объективно. А субъективно - во-первых, я влюбился в Кавказ, а во-вторых, приобрел хороших друзей. И сейчас мы встречаемся с ними, как с очень близкими людьми - не только потому, что есть ощущение спецназовского братства, а просто потому, что они сами по себе люди замечательные. Любая идея, объединяющая людей по принципу служения, устраняет личный интерес в отношениях, то, что называется двойным дном. Тем более, почти со всеми из них мы причащались из одной Чаши в очень необычных условиях. Так что - братья.Моя ссылка

 

Share this post


Link to post
Guest TATIANA.A

Духовные беседы и ответы на вопросы духовных чад. Старец архимандрит Кирилл (Бородин)

 

Архимандрит Кирилл Бородин (1 января 1930 - 30 апреля 1998 гг.) - выдающийся пастырь Русской Православной Церкви, продолжатель оптинской монашеской традиции, исповедник веры, прошедший советский ГУЛАГ. Господь наделил о. Кирилла многими дарами - исцеления, чудотворения, непрестанной молитвы, прозорливости.

 

Духовник о. Кирилла, старец отец Серафим, сказал ему однажды: «А ты, отец Кирилл, будешь жить в эпоху сатанизма». И когда батюшка спросил: «Когда же эти времена настанут?» - то получил ответ: «А когда снова храмы открывать будут, когда Оптину откроют. И купола будут золотить, а рядом беззакония будут совершаться, сатанизм будет узаконен». Вспоминая эти слова, о. Кирилл с горечью размышлял: «Вот я и дожил до этих времен. Повсюду служители ада: экстрасенсы, астрологи, маги, колдуны, сектанты безнаказанно действуют. В среде церковной вера ослабла. Молящихся осталось мало...» По благословению старцев Псково-Печерского монастыря отец Кирилл мужественно нес подвиг изгнания нечистых духов, проводил отчитки.

 

О причинах, по которым пало человечество в целом и Россия в частности

 

Дорогие мои, я особенно не готовился для беседы с вами, поэтому что положил мне Господь на сердце после молитвы, то и скажу. Вы все, наверное, знаете, как появилось зло в нашем мире. Еще до сотворения человека один из высших ангелов - Денница, который был наиболее близок к Богу, прежде чем впасть в гордость и восстать против своего Творца, усомнился в достаточности все го того, что дал Господь Своим творениям. Он захотел сам стать как Бог и даже выше Бога. Так от сомнения родилось безумство гордыни, а от гордыни появилось все зло в мире, но прежде было сомнение.

 

Так и первые люди - Адам и Ева, будучи в райском саду, тоже, прежде чем нарушить заповедь Божию, усомнились в Боге, в Его Благости и Вездесущности, хотя они, пребывая в раю, непосредственно общались с Господом, слыша Его глас! Слышать глас Творца неба и земли! Это непостижимо сейчас для нас - современных людей.

 

 

У первых людей, как и у Денницы, от сомнения родилась все та же гордыня, совмещенная с желанием постичь совершенство, но без Бога. Господь запретил Адаму и Еве вкушать только от одного дерева в раю, неужели им было недостаточно других? Чем закончилось их сомнение? Вы все прекрасно знаете. Но Всевышний и Человеколюбивый Господь снизошел к нам, грешным, послав на распятие Сына Своего возлюбленного, ибо так возлюбил человека! Господь наш Иисус Христос, воплотившись от Пречистой Девы Марии, дал роду человеческому Благую Весть о спасении. Делами Своими Спаситель исполнил волю Божию - волю Отца Своего, открыв на земле новую эру. Претерпев добровольные страдания и смерть Крестную, Он искупил первородный грех наших прародителей и вновь отверз двери райские для всех людей, желающих спастись. Тридневным Своим Воскресением Он разрушил оковы ада и, ниспослав апостолам Своим Духа Святого - третье Свое лицо, благословил на земле Церковь, которую, по Его же обетованию, врата адовы не одолеют вовек.

 

И вот русский народ, приняв Православие, сподобившись Святого Крещения от равноапостольного Великого Князя Владимира, присоединился к Вселенской Церкви Христовой. Событие это во многом определило как судьбу России, так и судьбу всего мира в целом. Благодаря Православию возникло и окрепло государство Русское, из маленькой земли превратившись в землю великую, занимающую шестую часть суши. Благодаря Православию возникла великая и неповторимая культура русского народа. По-православному, через своих князей и царей, управлялась Великая Русь, но тлетворный ветер богоборчества подул к нам с Запада и, заразив сначала высшие слои общества - аристократию и интеллигенцию, отравил через них и весь народ. На протяжении почти трех столетий основы нашего государства сознательно расшатывались темными силами, которые желали скорейшей погибели православной Руси. Но прежде появилось опять все то же сомнение. Именно сомнение в вере и породило революционные настроения. Результат - 1917 год с последующими кошмарами. Почти вся наша знать (за редким исключением) и интеллигенция своими сомнениями в Боге и в устроении России по образу Божию дали обильную почву для всякого рода духовной нечисти. Не столько «жидомасоны», сколько отравленная сомнениями «элита» нашего общества увлекли Россию в бездну.

 

Итак, мы видим, как на протяжении всей истории человечества зло действует по одному и тому же принципу: сомнение-гордость-падение. Во все времена одинаково!

 

Поэтому, мои дорогие, не будем никогда сомневаться в нашей православной вере! Не пристало нам сомневаться, когда мы, будучи уже чадами Церкви (а Церковь - это Тело Христово), видели столько проявлений Божией милости к нам, грешным, а также неоднократно становились свидетелями стольких чудес Божиих! Но все-таки главное чудо - это то, что, несмотря на всю «мясорубку» XX столетия, Церковь Православная выстояла и вера на Руси сохранилась. Это разве не чудо? И какие могут быть сомнения!

 

В многострадальном русском народе еще теплится искорка веры, веры истинной, апостольской - Веры Православной. Я часто бывал во многих странах Европы, где не однократно общался с западными людьми. И могу сказать точно: нигде нет такого стремления ко Христу, к истине и к духовному подвигу, как в России. Нигде! Да и количество самих православных на Западе несравнимо мало. Какая там паства, я знаю не на словах. Например, в Исландии православных можно по пальцам пересчитать. Во Франции или Германии их, может, и побольше, но и те - или эмигранты, или потомки эмигрантов из России. Пусть Россия сейчас нищенская, но хоть по-нищенски, да всегда подаст. А там, на Западе, каждый сам за себя и никому ни до кого нет дела. Отбери у них их мнимое и временное благосостояние, и они будут нисколько не лучше нынешних русских, а даже еще и хуже. Вы думаете, что только здесь так пьют и воруют? На Западе духовной грязи гораздо больше. Только там все вы глядит «покультурнее», чем у нас. Почему я так уверенно говорю? Потому что у меня много духовных чад, которые разбросаны по всему миру - от Берлина до Токио.

 

Кроме России во всем мире некому больше нести хоругвь Православия. Каждый день от всего сердца молитесь о спасении России. Русский народ обогатил Вселенскую Православную Церковь великим сонмом святых: преподобных, бессеребренников, святителей, блаженных, праведников, мучеников, страстотерпцев, обогатил также и многими благочестивыми традициями. Одна из самых ценных добродетелей в русском народе - это умение терпеть. За великое терпение бывает от Господа и великая награда. Сколько раз Русь переживала страшные потрясения, но вопреки всему благодаря своему терпению и вере не раз восставала из праха. Дай Бог, восстанет и сейчас!

 

О "царских" останках

 

Архимандрита Кирилла неоднократно спрашивали его мнение на те или иные исторические и политические темы, поскольку он не только обладал обширными знаниями в богословии и различных областях науки, но и, работая со многими архивными материалами за границей, был сведущ в светской истории, а также в современной политике. Но для нас главное то, что отец Кирилл, будучи человеком молитвы, имел дар видеть истинный смысл происходящих событий. На конкретные вопросы он отвечал также конкретно, зачастую удивляя вопрошающего четкостью формулировки. Если старец на что-либо не давал ответа, то это означало, что он не считал нужным об этом говорить. Без молитвы он ничего не делал. Когда же отец Кирилл был в чем-то не уверен, то всегда добавлял «возможно», «скорее всего» или «не знаю». На волнующий всех почитателей мученического подвига Царской Семьи вопрос об обретенных в 1991 году предполагаемых «екатеринбургских останках» старец отвечал всегда четко, словно произносил откровение свыше:

 

- Мощи Святых Царственных Мучеников были уничтожены в 1918 году на Ганиной яме. Никаких «царских останков» нет, за исключением того, что нашел в 1919 году следователь Соколов! Выкопанные под Екатеринбургом в 1991 году останки - это кости других людей, поскольку в тех местах в 1920-е годы проводились массовые расстрелы. Кто-то в угоду определенной политике на «обретении мощей» делал деньги, кто-то - имя, но утверждение о том, что эти кости - останки Царской Семьи, ложное.

 

О вере с горчичное зерно

 

Была у меня на приеме одна интеллигентная женщина, которая, представившись, сказала, что она - верующая, и даже глубоко верующая, православная христианка. Я переспросил ее: «Так Вы говорите, что у Вас очень сильная вера?» «Да, - ответила женщина, - я глубоко верующий человек». «Хорошо, - согласился я, - если у Вас такая вера, то вон, видите, у меня на окне стоит утюг?» - «Вижу». - «Скажите ему, чтобы он перешел от одного края подоконника на другой». Женщина растерялась и, потупив взор, сказала: «Батюшка, это невозможно!» «Вы же говорили, что вы глубоко верующая, а верующим, матушка, все возможно. Господь сказал, что, если будем иметь веру хотя бы с горчичное зерно и скажем горе сдвинуться, она сдвинется. А Вы, называя себя сильно верующей, утюг не смогли сдвинуть! Я и сам-то веры на половину зерна горчичного не имею...» (И это говорил такой подвижник духа, как старец Кирилл! Какая же тогда вера у нас, грешных?)

 

Об истинном смирении

 

В пору моей молодости, когда я работал в Издательском отделе Московской Патриархии, мне часто приходилось дежурить в патриаршей приемной, выполняя секретарское послушание.

 

Однажды в приемную зашел немного странноватый старичок. Надо сказать, в те годы у пансионеров была мода на спортивные костюмы кальсонного типа с неофициальным названием «Прощай, молодость». Этот странный посетитель был одет именно в такой костюм. На ногах у него были короткие кирзовые сапоги, на голове красовалась бархатная темно-зеленая скуфейка (крестик на которой я не сразу заметил). Мне показалось странным такое сочетание стилей в одежде, но я не придал особого значения этому обстоятельству. Правда, лицо посетителя мне показалось немного знакомым. Я спросил странного старика:

 

- Вы что, на прием?

- Да, - ответил он с грузинским акцентом.

- Тогда Вам придется часа два подождать, поскольку Святейший очень занят.

- Ничего, ничего, я подожду, - смиренно сказал старичок.

 

Прошло два часа. Старец-грузин, кротко потупив глаза, сидел на стуле и смиренно ожидал. Я связался с Патриархом, и он мне сказал, что очень устал и ему требуется хотя бы один час на то, чтобы отдохнуть.

 

- Вам придется подождать еще часа полтора, - опасаясь недовольства старика, сказал я. - Его Святейшество очень утомлен. Ему необходим отдых. Но на мое удивление грузин, нисколько не смутившись духом, ответил:

- Хорошо, хорошо, я подожду. Конечно, отдохнуть надо человеку, у него ведь тяжелая работа.

 

У меня снова проскользнула мысль: «Странная скуфейка». Примерно через час я, чувствуя уже некоторую неловкость, сам заговорил со стариком:

- Я еще спрошу у Святейшего, может, он примет Вас сейчас?

- Спроси, сынок, спроси дорогой.

Я вновь связался с Патриархом - результат тот же.

-Вы знаете, ну подождите еще часок. Можете сходить пообедать.

- Да ты, дорогой, не переживай, ты бы сам лучше пообедал, а то смотри, какой худой. В Грузию тебе надо. Мы бы там тебя так откормили, барашков бы наших отведал.

- Извините, но я ведь монах, мне мясо нельзя.

- А раз нельзя, тогда кур наших попробуешь.

- Но куры - это тоже мясо.

- Да ты что, дорогой! Куры - мясо? Какое же это мясо? Это куры!

Вообще говоря, в мире сейчас только русские монахи не едят мяса, а все остальные - грузинские, румынские, болгарские и отчасти греческие - мясо вкушают. Что поделаешь - немощи человеческие!

Поговорив еще немного с очаровательным старичком-грузином, я удалился по делам. Примерно через полчаса я вернулся. Старец продолжал смиренно ожидать патриаршего приема. Взглянув на часы, я понял, что шансов попасть на прием у бедного старичка совсем не осталось.

- Вы знаете, - обратился я к смиренному посетителю,

- Вы уж лучше завтра приходите. Я передам Святейшему, чтобы он Вас первым принял. Простите, что так вышло.

- Спаси тебя Бог, сынок. Я вряд ли завтра смогу. Ты тогда передай ему, что Ефрем Второй заходил...

Я чуть было не потерял дар речи, меня словно громом ударило. Неужели!!! Как же я сразу не догадался? Ведь зеленая скуфейка, да на ней еще и крестик! Зеленую скуфейку носят только патриархи! О горе мне! Ведь это же грузинский Патриарх, Его Святейшество Ефрем II .

- Ваше Святейшество, - я бросился к нему под благословение, - да что же Вы сразу-то не сказали? Просидели то сколько времени, да все зазря! Сейчас, сейчас Вас немедленно примут. Эх, что же Вы сразу-то не сказали?!

-Да говорили, что Святейший занят. А как я могу отвлечь от важных дел такого человека, как Патриарх Алексий?

 

Какое смирение! Имея высокий сан, вести себя так кротко! Вот это и есть истинное смирение! Блажени нищие духом, яко тех есть Царствие Небесное /Мф. 5:3/. Есть, чему поучиться нашим современным священнослужителям и мирянам.

 

О телевизоре и бесах

 

Меня часто спрашивают: «Насколько вредно смотреть телевизор?» Отвечу несколькими примерами из собственной жизни. В бытность моего служения в Целинограде соглядатаем от властей был приставлен к нам уполномоченный по делам религии. И вот однажды при встрече он спросил меня: «Вчера не смотрели? Сколько шайб наши забросили?» Я, немного не поняв вопроса, переспросил: «Каких шайб? Тех, что у гаек? Только что-то не пойму, куда их забрасывать надо?» Уполномоченный глянул на меня как на сумасшедшего: «Вы что не знаете, что такое хоккей!?» И тут его понесло... Я с трудом отбивался от несчастного:

-Вы что - не смотрите хоккей?!

- Не смотрю, - отвечаю, - да и не знаю даже, что это такое.

- Да Вы... Да Вы, - бедняга чуть не захлебнулся от негодования. - Да Вы знаете, вообще... Вы что? И телевизор не смотрите?!

- Не смотрю.

- Да Вы что! В наш прогрессивный век строительства коммунизма - и такая темнота нецивилизованная! А ведь к Вам люди приезжают. Непорядок! Чтобы телевизор немедленно включили и новости посмотрели!

- Помилуйте, - говорю, - у меня и телевизора-то нет.

- Это уж не беспокойтесь, я возьму телевизор на себя.

 

Ради такого случая, чтобы некультурие Ваше прекратить, я велю немедленно сюда телевизор доставить. И сам лично раз в неделю буду Вас спрашивать о том, что там показывают. Или нет! В письменном виде мне доклад представлять будете: какие у нас события в мире происходят, какие фильмы показывают, где, кто и сколько шайб забросил. Поняли? А не то пеняйте на себя - добьюсь того, что монастырь ваш закроют.

- Ну что же, - говорю, - будь по-вашему.

На следующий день привезли мне телевизор. Долго я думал, куда бы мне его поставить. И наконец решил установить его в комнате для приема бесноватых (там нет икон, поскольку бесноватые их срывали и ломали). Так у нас появился телевизор.

 

Этой же ночью произошел следующий случай. Я, согласно Оптинскому уставу, каждую ночь в три часа служил полунощницу. И вот около трех часов ночи я встал, чтобы по обыкновению с молитвой обойти весь монастырь. Проходя мимо комнаты с телевизором, я заметил, что там что-то светится голубым светом. Остановившись, я заглянул туда и увидел включенный телевизор. Надо сказать, что в те времена (это были 1970-е годы), в отличие от нынешних, телевидение по ночам не работало. Я с удивлением обнаружил, что комната была пуста. «Видимо, кто-то включил и ушел, - подумал я, - но что это там показывают?» Стал приглядываться. Вижу, по телевизору пошли полосы, и вдруг на экране появились бесы. Их было много. Все они были разных размеров и цветов: толстые, тонкие, длинные, короткие, красные, желтые, синие, зеленые и черные. Некоторые были в крапинку. Глазища у всех выпуклые, рожки маленькие, вид омерзительный. Они что-то пели и плясали, когда они увидели меня, то стали еще больше безобразничать. Я, успев сотворить молитвы, перекрестился сам, перекрестил экран и побежал за святой водой и кропилом, благо они были рядом. Прибежав, я прочитал заклинательную молитву и окропил экран телевизора. Раздался оглушительный взрыв. Экран пробило, и из телевизора вылетели все внутренности. Когда дым рассеялся, я подошел к обгорелому ящику, называвшемуся когда-то телевизором, и с ужасом обнаружил, что он даже не был включен в сеть. Нечисть сгинула. «Но как же теперь мне отчитываться уполномоченному?» - подумал я. И тут меня осенило. Я решил дать послушание по сбору телевизионной информации для уполномоченного одному служащему у нас очень светскому по духу диакону. Все равно он дома телевизор смотрит и газеты читает. Я вызвал диакона к себе и, объяснив ситуацию, благословил на это послушание, которое, надо сказать, оказалось очень по нраву отцу диакону и его матушке. Они взялись за дело рьяно и с великим энтузиазмом. Я просто поражался, с какой добросовестностью диакон вместе со своей матушкой исполняли порученное им задание. Раз в неделю они приносили на нескольких листах письменный обзор всего, что сообщалось по телевизору: новости, спорт, политика, кино, а матушка плюс ко всему даже новинки моды описывала подробно. В общем, была проделана колоссальная работа. Уполномоченный просто обомлел от обилия информации и спросил только одно: «Отец Кирилл, а когда же Вы молитесь?» Представляете, в какую ярость он пришел, когда узнал, что его ловко провели.

 

Расскажу еще про один случай с телевизором. Один раз меня попросили освятить квартиру. Хозяйка была пожилая женщина. Я сказал ей, чтобы она, в то время пока ждет меня, окропила святой водой всю свою квартиру, читая девяностый псалом. Когда я пришел к ней домой, то обнаружил ее лежащей на полу без сознания. Еле-еле удалось привести бедную женщину в чувство: ее парализовало, но говорить она могла. Оказалось, что во время кропления святой водой она подошла к телевизору и увидела, как из него выскочил маленький бесенок, который, кривляясь, указав на голубой экран, пропищал: «А вот отсюда ты меня никогда не выгонишь!» У бедной женщины чуть не произошел разрыв сердца, позднее у нее случился инфаркт. Вот и думай про этот телевизор: «Смотреть или нет?»

 

Когда отца Кирилла спрашивали: «Так что же, и новости смотреть нельзя?», батюшка отвечал, снисходя к немощам людей, которые без телевизора уже и жить не могут: «Новости смотрите, но не все. Не увлекайтесь новостями. Не больше часа в день смотрите в этот ящик. Если что-нибудь полезное для души покажут или нормальную познавательную программу, такую, например, как «В мире животных», то можно и подольше посмотреть. («Вот ведь, - шутил отец Кирилл, - до чего дошли! Самое безобидное, оказывается, про животных смотреть, а людей хоть не показывай - один грех, да и только!») Мне эти слова напомнили размышления великого Оптинского старца - преподобного Нектария, который, вспоминая Великий Потоп, говорил:

 

«Вот Ной звал людей на ковчег, а пришли одни скоты!»

В 1995 году шла первая чеченская война. В то время когда русские солдаты гибли, преданные политиками, многие тележурналисты в своих репортажах называли чеченских бандитов борцами за независимость, а развлекательные программы продолжали веселить праздного обывателя. И вот когда убили одного известного журналиста, то СМИ устроили всенародный траур. Из погибшего делали едва ли ни героя. Конечно же, основная масса людей, поддавшись очередному телегипнозу, стала почитать убитого как мученика за правду. У отца Кирилла как раз в этот день был прием, и многие посетители спрашивали старца об этом убийстве, интересуясь причинами. Батюшка ответил просто и четко:

- Какое нам дело до того, что они делят жирный кусок телевидения? Не поделили с одним - убили его, а по истечении времени по телевизору скажут, что убийцу не нашли. Это не последнее убийство подобного рода. Они будут постоянно что-нибудь делить, а в конце концов все подведут против нас. Под видом борьбы с коммунизмом, национализмом или терроризмом будут бороться, на самом деле, против Православия и России.

 

Прошли годы, и мы, глядя на то, как империя лжи - телевидение - продолжает творить свое темное дело по уничтожению человеческих душ, всякий раз вспоминаем пророческие слова отца Кирилла. И, молитвенно обращаясь к старцу, просим, чтобы он, предстоя у Престола Всевышнего, испросил бы у Него для всех нас твердости в вере и мужества устоять пред лицом грядущего в мир антихриста.

 

О помощи святого архангела Михаила в авиакатастрофе

Святой Архистратиг Божий Михаил - скорый помощник в бедах и напастях, особенно в непредсказуемых опасностях, таких как крушения, катастрофы, аварии, пожары и т. п.

 

В пору моей работы у Святейшего Патриарха Алексия I мне приходилось много летать на самолетах. Несколько раз я попадал в авиакатастрофы, но, призывая в молитвах святого Архангела Михаила, спасался от неминуемой гибели. Спасался и самолет, чудом приземляясь без каких- либо повреждений. Поэтому всем, кому приходиться летать на самолетах, я просто убедительно советую выучить следующую молитву. Если есть у вас хоть немного веры в заступничество небесного Архистратига, он спасет вас тогда, когда, не дай Бог, случится авария. Вот эта молитва: «О святый Архистратиже Божий Михаиле, поддержи невещественными крылами Своими, вещественные крыла машины сей!» Один батюшка, которому я посоветовал эту молитву, поправил меня, сказав, что нужно слово «машина» заменить словом «колесница», так, мол, более канонично. Я возразил ему: «Батюшка, ведь колесницы-то не летают».

 

О вспоминании старых грехов

Вспоминая без плача старые грехи, мы вновь согрешаем ими, уподобляясь псу, возвращающемуся на блевотину свою. Зачем вспоминать то, в чем когда- то исповедовался. Можно снова согрешить старыми грехами, если услаждаться воспоминаниями о них. Нет необходимости говорить об одних и тех же грехах на исповеди, но помнить о них с сокрушением нужно постоянно.

 

О пляже и массаже

Мои духовные чада спросили меня как-то: «Можно ли церковнослужителям ходить на пляж?» Я рассказал им случай, который произошел со мной в пору моей молодости.

 

Находясь как-то по делам Патриархии в одном приморском городке на Румынском побережье, я сильно мучился от жары. Жара была невыносимая, в доме, где я жил, почему- то не работал водопровод. Служил я там в одной небольшой церквушке и после службы одному из певчих посетовал на то, что помыться мне совершенно негде. Тот с удивлением спросил: «Что это Вы, отец Кирилл, на море разве не ходите?» Я ему в ответ: «Какое море? Там же люди, а как я, священник, да еще и монах, буду там пред всеми обнажаться?» На что он возразил: «Какие проблемы? Мы Вас переоденем в специальный костюм для купания, да и кто Вас там узнает?» Делать нечего, я согласился. Действительно, кто мог меня там узнать, да еще в таком костюме, который мне организовали мои отзывчивые прихожане! Костюм, надо сказать, подобрали прямо-таки отменный: вид у него был настолько пижонский, что даже примерять его не хотелось. Глянув в зеркало, я содрогнулся, увидев свое отражение.

 

И вот мы с моим певчим поехали на море. На пляже отдыхало немного народу, но мне все равно было не по себе. Я переоделся дома, чтобы сразу же из машины нырнуть в море и, вынырнув, быстро залезть обратно. Костюм мой состоял из «тирольских» шорт с лампасами, атлетической, с большими проймами, полосатой майки с пестровызывающей расцветкой и черных солнцезащитных очков. Ну черные очки это понятно для чего. Чтобы глаза от стыда прятать. А «тирольские» шорты с почти генеральской полосой да «тигровая» майка! Как они вызывающе и нелепо смотрелись в совокупности с моими длинными (в ту пору) распущенными волосами и бородой! Перед самым выходом в открытое море я чуть было не пошел на попятную, но меня все-таки убедили вылезти из машины. Я, собравшись с духом, надев черные очки и не оглядываясь по сторонам, направился к морю легким бегом. И вдруг слышу откуда- то сбоку: «Здравствуйте, батюшка!» Я так и обмер: справа от меня на песке сидело несколько моих знакомых, которых я когда-то исповедовал. Я хотел тут же провалиться сквозь землю! Кивнув нежеланным знакомым, я стал набирать скорость, продолжая движение к морю. Когда стал заходить в воду, то услышал уже с другой стороны: «Отец Кирилл, какими судьбами?» Упорно делая вид, что у меня проблемы со слухом, я быстро нырнул в пучину морскую. Плыл я долго, не снимая черных очков. И вдруг впереди по курсу из-под волны показалась чья-то голова. О ужас! Это была голова одного из светских начальников, с которым я имел честь встречаться как-то на официальном уровне. Я стал было резко менять курс, но вынырнувшая голова меня опередила: «О! Отец Кирилл, рад вас видеть!» «Взаимно!» - пробулькал я в ответ. Тонуть было уже поздно.

 

Больше меня не под каким предлогом никому не удавалось затащить на пляж. Строго говоря, христианину, а священнослужителю в особенности, на общественных пляжах лучше не бывать. Сплошной соблазн и для себя, и для других.

 

Меня еще спрашивали насчет массажа: в этом нет ничего антихристианского, поскольку это лечение. Правда, смотря к кому попадешь. Нужно быть аккуратным в выборе массажиста. Желательно, чтобы он был православным человеком, а то сейчас много всяких «специалистов»... Главное, все надо делать с умом. Один раз врачи мне назначили массаж. Я пришел на процедуру пораньше. Медсестра мне сказала, чтобы я подождал в кабинете, и я стал ждать. Вдруг в дверях появилось нечто огромное. Вы представляете себе античного Геракла? Вот что-то похожее. К моему ужасу это оказался массажист, огромные плечи которого не пролезали в узкую дверную раму. Увидев, что я священник, он иронично улыбнулся и, потряхивая стальными мускулами, стал приближаться ко мне. Я признаться, немного смалодушествовал и недоверчиво спросил моего возможного мучителя: «А я Богу душу не отдам?» На что гигантский массажист громовым гласом загоготал в ответ: «Хы, хы, хы, так ведь это же ваша цель!» Как он точно заметил! Все же я возразил: «Вы знаете, я пока туда не готов, да и хочется хоть немного пожить еще в теле». С того раза я к массажам более не прибегал, да и все равно мне этим уже не помочь.

 

Краткое наставление бизнесменам

Мы родились голыми и такими же покинем сей бренный мир. На тот свет ничего с собой не возьмешь: ни деньги, ни вещи, ни жилье, ни машины. Настоящее сокровище нужно собирать на небе добрыми делами, а если Бог дает богатство земное, то щедро делись им с неимущими. Только так заработаешь себе небесный капитал. «Не дай Бог взять, а дай Бог дать», - гласит народная пословица. А Священное Писание учит: «Блаженнее давать, нежели брать». Не можешь помочь деньгами - дай работу. Сколько сейчас безработных, особенно женщин! Бедные наши соотечественники, скоро и пенсию-то перестанут им платить, и зарплату, и пособия 1. Поэтому, деловые люди, если вы что-то и имеете, то благодарите за это Бога - вашей заслуги здесь нет никакой. Богатство дано не только для вас одних. «Да не оскудеет рука дающего...» Помните об этом.

1 Старец говорил это пророчески, задолго до тех лет, когда появились такие понятия, как «невыплаты» и «задержки», - плоды «рыночных реформ».

 

Об абортах

Детоубийство (аборт) - это грех, вопиющий к Богу об отмщении. Этот страшный грех никак не может быть оправдан. Никакими обстоятельствами убийство беззащитных детей оправдать нельзя! убиенные во утробе младенцы - это добыча ада. Так учит Церковь. Те, кто делал аборты (или настаивал на этом), чтобы иметь хоть какую-нибудь надежду на помилование, должны нести пожизненную епитимью.

 

Первым в мире, кто узаконил аборт, был «самый человечный человек» - Ленин. В других странах убивать детей во чреве разрешили только после Второй мировой войны.

 

Раньше на Руси за погубление чад в утробе материнской закапывали в землю заживо, а на Западе за это преступление сжигали, и надо сказать, эти казни были справедливым наказанием, поскольку неродившиеся дети очень страдают, пребывая в аду до Страшного Суда. Сегодня народ у нас «цивилизованный», а младенцев уничтожает миллионами - как же за это казнить? Кровь младенцев вопиет к Небу об отмщении!

 

Тем, кто запятнал себя этим грехом, я советую каждое утро и каждый вечер молиться так: «Господи, пощади мя, окаянного убийцу». Нужно всякий раз уязвлять свою совесть этими словами, но отчаиваться не надо. Даже для таких великих грешников Всемилостивый Господь оставил маленькую «лазейку» в рай. Эта «лазейка» есть великое заступничество Архангела Михаила. Необходимо с усердием молиться небесному Архистратигу. Хорошо бы присовокупить к молитве и посильный пост. Миряне постятся в среду и пятницу, а монахи еще и в понедельник. Так вот, те миряне, которые согрешили детоубийством, пусть тоже постятся в понедельник, поскольку в этот день Церковью вспоминаются Небесные Силы Бесплотные, над коими начальствует Архангел Михаил. Особенно нужно почитать тот день, когда Церковь празднует память Михаила Архангела. Это 21 ноября по новому стилю.

 

Почему именно Архангел Михаил? Существует предание о милости Небесного Архистратига. Предание апокрифично, но не противно учению Церкви. Оно дает детоубийцам некую надежду на спасение. Предание гласит, что когда Святой Архангел Михаил низверг с небес Денницу, ставшего диаволом, то Творец дал Архистратигу за Его ревность о Господе обетование, что исполнит любое его прошение. Архангел Михаил смиренно попросил только об одном: когда Он один раз в год будет вспоминаться Церковью, то в этот день пусть Ему будет позволено опускать крыло на самое дно ада и доставать оттуда столько душ, сколько уместятся на крыле. Это было сказано Архангелом пророчески, так как описываемое событие произошло еще до сотворения человека. И милостивый Господь исполнил прошение Своего верного служителя. Поэтому молитесь святому Архистратигу Михаилу и благоговейно почитайте память Его.

 

Женщина в христианстве

В настоящее время большинство критиков христианства высказывают мысль, что христианство унижает человека, называя его «рабом», и особенно женщину, лишая ее многих прав как члена церкви. В частности, указывается на то, что женщины в Православной Церкви, а ранее и в Католической, не имели права входить в алтарь, занимать какие-либо должности и т. д. Однако так ли это? Обратимся к истории. За исключением господства матриархата факты истории свидетельствуют о порабощенном положении женщины. Она никогда не была равноправным членом общества, ее уделом всегда были семья, воспитание детей. Причем женщина рассматривалась как собственность, как существо низшего порядка, которому недоступно понимание возвышенного. Например, Аристотель признавал природу женщины ниже мужской и считал, что добродетель женщины никогда не может быть равной добродетели мужчины. В Риме первоначально положение женщины было лучшим; она пользовалась равными с мужчинами правами, но с приходом чуждых народов и их религий и там положение женщины стало печальным...

 

«Женщине, как более слабому творению, досталось на земле более горькая доля. Вековое рабство, уничижение, болезни рождения детей и смерть - вот был удел ее» 17. Это тяжкая доля женщины, но в ней - и ее величие, ибо в силу нравственного закона в женщине начало и продолжение жизни. Женщина - это мать человечества. И все же нигде и никогда ни одна религия, ни один социальный строй не подняли так высоко ее авторитет, как христианство. Пусть сторонники идеи порабощения христианством женщины, выражающейся в том, что в Церкви женщина не может занимать определенные посты, ответят, отчего ей не поруча ют, например, работу сталевара или шахтера? Не оттого, конечно, что она не справится, а оттого, что это было бы ей не под силу. Почему мужчины, а не женщины идут защищать родину на поле брани? Потому что по неписаным нравственным законам это было бы противоестественно, поскольку женщина - слабое существо. Так же в религии: при одинаковом отношении Бога к мужчине и женщине как образу и подобию Божию им даны разные права и обязанности в Церкви. И мир до прихода Христа Спасителя, принесшего человечеству самый совершенный нравственный закон, не в состоянии был в силу своего низкого духовного развития увидеть, почувствовать духовную красоту и величие женщины. Только христианская религия, основой которой является спасение души, признала в женщине ра ноценную душу, дала ей самое дорогое - священное право служить Богу и правде Его и вызвала к жизни нравственные силы женской души.

 

17 Прот. Михаил Колоколов. О русской женщине (ко дню 8 марта) // Журнал Московской Патриархии. - 1946. - № 3. - С. 33.

 

Средоточием наших помыслов и стремлений должно быть возвращение души к Богу, будет ли эта душа для прохождения земного пути заключена в оболочку мужчины или жен ины. В будущем веке, по слову Христа, ни женятся, ни выходят замуж, но пребывают, как ангелы Божий /Мф. 22:30/.

 

Именно женщина избрана Богом как сосуд вочеловечения Бога и Слова, и как некогда преслушанием первой женщины, праматери Евы, вошел в человечество грех, так послушанием Девы вошел к людям Бог.

 

Волею Бога Отца и наитием Духа Святого Дева Мария непорочно зачала и родила Сына Своего и Бога нашего, став Матерью Бога по плоти. И в тот момент, когда Она имела в Себе это великое сокровище, при встрече с теткою Своею, Елизаветой, Она пророчески сказала о великой милости Божией к женщине: «Величит душа Моя Господа... что призрел Он на смирение Рабы Своей, ибо отныне будут ублажать Меня все роды» /Лк. 1:46-48/. Нет ни одной церковной службы, где бы ни воспевалось имя Божией Матери. Десятки веков Она вдохновляла и вдохновляет красотой и величием Своего беспримерного по значению для человечества и неповторимого по мужеству подвига поэтов, композиторов, художников. А мы, православные люди, с миллионами западных инославных христиан молимся: «Пресвятая Богородице, спаси нас!» На такую нравственную высоту никогда не возносило человечество женщину, как христианство Матерь Божию вознесло, чистейшую из дев. Она «Избраннейшая из избранных, от Которой Существующий прежде всех веков восхощет принять "рабий зрак" - облечься немощной человеческой плотью... Ей предназначено стать одушевленным Животом для Христа Бога нашего» 18.

 

18 Проф. С. Троицкий. Идеология Карловацкого раскола // Журнал Московской Патриархии. - 1948. - № 2. - С. 44.

 

И вся Ее жизнь следования за Спасителем и присутствие у Креста мучений на Голгофе есть прекрасный идеал материнского мужества, душевной и телесной чистоты и святости, пример для подражания каждой матери-христианки. Божия Матерь есть Мать рода человеческого. Мы все усыновлены Ею. Каждый из нас видит в земной женщине прежде всего мать, которой мы обязаны жизнью, обязаны настолько, что никакой ценой невозможно измерить этот наш долг по от ношение к матери. Чем воздадим матерям нашим за муки нашего рождения, за слезы в дни наших болезней, за мужество, когда матери, рискуя жизнью, отдавая последние крупицы своего здоровья, питали нас? И в зрелые годы кто, как не мать, прощала нам обиды, ей нанесенные, радовалась нашим успехам, печалилась нашему горю и неудачам?

 

Одни я в мире подсмотрел

Святые искренние слезы -

То слезы бедных матерей.

Им не забыть своих детей;

Погибших на кровавой ниве,

Как не поднять плакучей иве

Своих поникнувших ветвей.

Н.А. Некрасов

 

Сколько наших дорогих русских матерей, без времени состарившихся и поседевших, на всю жизнь обездоленных, не дождались с поля битвы своих сыновей и дочерей! Их трудами и молитвами жила Русь в годы трудные войны. Какое счастье иметь мать! Какое счастье даже произносить это святое слово: «Мама!» Но еще большее счастье есть наша мама-христианка, это уже бесценное сокровище. Ибо с молоком матери ребенок усваивает добрые навыки, формируется его духовный мир. Если мать-христианка начинала жизнь своего дитяти в этом мире с молитвы, если она ограждала его крестным знамением, сопровождала его сознательную жизнь молитвой и добрым примером своей святой жизни, значит, она хорошо исполнила свой святой материнский подвиг, и старость ее будет тихой и покойной, овеянной любовью близких. И когда наступит день проводить мать в последний путь и мы осознаем, что были непокорными и недобрыми по отношению к ней, не должно унывать и падать духом, не должно отчаиваться, но молиться, ибо наша молитва здесь, на земле, а умершей матери там, под сенью Бога, еще больше сроднит наши души.

 

Однажды к епископу, блаженному Августину, пришла мать и в отчаянии сказала, что, сколько она ни молилась, сколько ни пролила слез о погибающем в разврате и пьянстве своем сыне, Бог не слышит ее. «Иди и молись дальше, - сказал святитель. - Не может погибнуть дитя стольких слез и молитв». И действительно через некоторое время ее сын исправился.

 

«Велика сила молитвы христианки матери и действенна. Она может спасти дитя, стоящее на краю гибели. Молитесь же, матери, за детей своих, как бы далеко ни ушли они по пути порока. Чем глубже пали они, тем усерднее, тем пламеннее молитесь о них, хотя бы Господь, как казалось вам, и не вникал вашей молитве. Кто знает, порочные дети, может быть, это грехи наши? Сознавая это, мы должны усилить свою молитву о себе и о детях наших. Молитесь, матери, о детях своих, благословляйте их, но не кляните. Ибо благословение родителей утверждает домы чад, а клятва матери искореняет до основания /Сирах 3:9/» 19.

 

19 Проф. С. Троицкий. Идеология Карловацкого раскола. Указ. соч. - С. 44.

 

Потрясающий пример материнской любви сообщает одна легенда. Юноша любил девушку, и возлюбленная в знак верности его потребовала, чтобы он убил мать и принес ей еще теплое и бьющееся сердце. Он исполнил желание любимой: убив мать, он вынул из груди ее сердце и устремился к девушке, но так как торопился, то споткнулся и упал. В этот момент сердце матери с любовью в голосе спросило: «Родной мой сын, не ушибся ли ты?» До последнего вздоха растерзанное, убитое сердце матери дышало любовью и заботой о сыне. И женщина должна стремиться к этому идеалу матери-христианки, который олицетворяет Матерь Божия, Матерь человечества. И подвиг материнства, великий и святой, заключается в даровании жизни земной и в воспитании стремления к жизни вечной. В этом великое призвание и служение, присущее только женщине. Во всех остальных духовных вопросах христианство равняет женщину с мужчиной. Что же касается практического осуществления этого христианского идеала, то это уже воля самих людей, их общественных и политических устоев, куда Церковь не касается, ибо Царство Христово не от мира сего, да и сама Церковь постоянно угнеталась общественными требованиями, навязывающими ей чуждую волю. Страницы евангельской истории повествуют нам о ревностном служении Богу-Слову наряду с апостолами и жен, которые к тому же являли больше мужества и верности Господу, чем апостолы. Вот пример. Женщина- язычница, у нее смертельно больна дочь, и она не просто просит, она вопиет с верой и надеждой. В ответ Христос говорит: «О женщина! велика вера твоя» /Мф. 15:28/. Другой пример: великая грешница, осознав всю глубину своего нравственного падения и почувствовав благость и милосердие Господа, слезами омыла Его ноги и отерла волоса ми их, получив прощение великих грехов своих за великую любовь к Богу и покаяние свое /см. Лк. 7:36-50/.

 

Душа женщины не менее, чем душа мужчины, чувствительна к благодатной силе Слова Божия. Марфа и Мария - две сестры из близкой семьи Лазаря, воскрешенного Христом через три дня после смерти, - очень любили Господа, и когда Господь заговорил, то Мария не в силах была оторваться от Спасителя, забыла все заботы домашние о трапезе и угощении; она жила только словом любимого Учите ля/см. Лк. 10:39/.

 

Наконец, страшные и одновременно спасительные для нас события Голгофы. Как нам до подробностей знакомо это евангельское повествование, однако трудно сейчас представить действительность! Фанатично настроенная толпа евреев жаждет крови, дикие римские воины и Он, Господь, один, беззащитный, измученный, оплеванный, покинутый даже Петром (другие ученики еще раньше убежали кроме Иоанна Богослова, боясь разделить участь Учителя). Куда бы ни обратил Спаситель Свой взор, всюду только злобные, в лучшем случае равнодушные, лица, и вот уже гвозди вонзаются в руки и ноги Господа, отдаваясь болью в каждой частице тела Христа, и только мужественные женщины да Иоанн Богослов стояли рядом, сострадая, соболезнуя Спасителю. Они остались верными до конца, готовы были вместе с любимым Учителем взойти на Крест страданий. И сегодня каждая женщина- христианка, согрешающая или противящаяся Господу, причиняет ему такие же страдания, вновь возносит Спа а нашего на Крест страданий, а любящая Господа христианка, остающаяся верной Христу и Богу, несмотря на насмешки и преследования, получит поистине апостольскую награду.

 

И по преславном Его Воскресении первым увидела Господа Магдалина, которая вместе с Марией принесла ароматы ко Гробу Христову /см. Мф. 28:9; Мк. 16:9; Ин. 20:14/.

 

Для распространения Евангелия женщины сделали не меньше, чем апостолы. Равноапостольная Нина - просветительница для Грузии, благоверная княгиня Ольга - для России. Равноапостольная греческая царица Елена, чье имя носит наш храм. Тысячи и тысячи мучениц Христа ради кровью своей свидетельствовали о своей верности Христу и Его светлым идеалам. Великое множество преподобных, в монашестве достигших великой святости, к которой зовет нас Господь.

 

Церковь их возвеличила, им составлены службы, память о них жива и бессмертна доныне. Их пример воодушевляет и укрепляет веру сегодняшних христиан. Вот как смотрит Церковь христианская на женщину. Идеал христианства - любовь, милосердие, самопожертвование во имя общего блага, отношение к долгу как к чему-то, несомненно, более высокому, нежели личное счастье. Вот так и воспитывает Церковь женщину, во всем признавая полноту ее духовных и нравственных сил и возможностей, отдавая должное уважение и любовь светочам этих идеалов.

 

Не только в воспитании детей и укреплении семьи видит христианство возможность служения светлым Христовым идеалам, но и в проповеди своей святой добродетельной жизнью Христова учения. О прекрасном и благотворном влиянии женщины на русскую общественность писал Достоевский в дневнике русско-турецкой войны за 1877 год: «Но главное и самое спасительное в обновлении русского общества выпадает женщине, так свято проявила себя русская женщина, что нельзя уже сомневаться в том высоком уделе, который, несомненно, ожидает ее между нами». Вот она, красота христианская, и высота, на которую вознесло женщину христианство. Итак, матери, молитесь за детей своих - добры или злы они. Господь ведь терпит нас, часто его оскорбляющих. Утешения и подкрепления ищите и просите у Господа и Пречистой Его Матери. Она испытала все то, отчего плачут и стонут люди и матери на земле. Она всегда утрет ваши слезы и облегчит вашу частую скорбь, ибо никто так не близок к нам, как Она, Своей любовью и милосердием. Да благословит Всевышний вас, любящие, неутомимые, самоотверженные матери-христианки!

источник

 

Share this post


Link to post

Мы становимся религиозно грамотными, но теряем доброту и любовь к людям

 

Когда посмотришь вокруг себя, с болью в сердце видишь: люди становятся все более нетерпимыми, бессострадательными. Причины, породившие это явление, многообразны: экономические неустройства, роскошь немногих и обнищание большинства, низкий уровень культуры и нравственности, конфликты на межнациональной почве, неуверенность в завтрашнем дне. Из-за пустяков возникают ссоры, на первого встречного обрушиваются обиды и раздражение.

 

Пастырский опыт показывает: человек, который, не раскрывшись в своих душевных качествах, начал строить здание духовных добродетелей, даже точно следуя святоотеческим предписаниям, воздвигает такую стену гордыни и эгоизма, которую потом крайне трудно разрушить.

 

Семидесятилетний разрыв преемственности Православной жизни привел к явлению, о котором пришла пора говорить во весь голос. Не став людьми любящими, заботящимися, добрыми, искренними, многие верующие возомнили себя не просто церковными, не просто Православными, а во всем без исключения правыми.

 

Плоды нашего "воздержания" - это зачастую разваливающиеся семьи, более или менее благополучные до "воцерковления" одного из супругов… Плоды нашего "благочестия" - наши ближние, которые, перестав быть нейтральными по отношению к Вере, стали ее врагами.

 

А может быть, виноваты в этом мы, а не "они"?

 

 

- Да, но вроде бы на нас сбывается Писание…

 

- А если честнее посмотреть на вещи? Вот к примеру, ты стала верующей, а муж запил?

 

- А я за него читаю акафист "Неупиваемая чаша"…

 

- За него или против него? Любишь ли ты его во время этого чтения? В чем конкретно проявляется твоя любовь?

 

- А как мне его, пьяницу, любить? В церковь идти не хочет, венчаться не хочет….

 

Вот такой диалог…

 

Не раскрывшись в супружестве, в отцовстве, в материнстве, не научившись быть благодарными детьми, открытыми, верными, любящими людьми, мы ищем духовного, а духовное не дается нам.

 

Используя наработанные в мирской жизни механизмы достижения поставленных целей, мы достигаем кое-чего в жизни церковной: одни - священного сана, другие - рабочего места в околоцерковных сферах, третьи - привилегированного положения в ближайшем кругу особо чтимых в народе духовников. Но при этом не решается главный вопрос: ради чего? Желание "стать"; восприятие церковной жизни как поприща для самоутверждения не дают увидеть главного: где же во всем этом место Христу, подвигу, заповеданной Им жертвенной любви к ближнему?

 

Старец отец Алексей Мечев так говорил об отношениях с ближними: "Будьте теплом и светом для окружающих: старайтесь сперва согреть семью, трудитесь над этим, а потом эти труды вас так завлекут, что для вас уже узок будет круг семьи, и эти теплые лучи со временем будут захватывать все новых и новых людей, и круг, освещаемый вами, будет все увеличиваться".

 

Казалось бы, все поставлено на цементе правильных формул: изречениях святых отцов, советах и благословениях духовников. При этом гордость окружающих будет отслеживаться и обличаться, а своя - никогда. Аскетика без любви похожа на замок Снежной Королевы - холодный, неприступный, но снаружи красивый.

 

За внешней церковностью, за церковной терминологией: "простите", "благословите", "искушение" и т.д., за церковной проблематикой (борьба с экуменизмом, масонством, сектантством) люди иногда хотят спрятаться от движения вглубь, от встречи с самим собой, настоящим…

 

Нет нам никакой пользы, если, воцерковившись, мы так и не засветимся любовью.

 

"Никто бы не оставался язычником, если бы мы были христианами, как следует", - сказал Иоанн Златоуст.

 

Если в неверующей семье один человек уверовал, у него есть лишь один способ привести к Вере остальных: если он не будет их чуждаться и противопоставлять "чистого себя" остальным "грешникам". Если он скажет: "Не приду я на вашу пьянку, празднуйте ваш семейный юбилей без меня, у меня пост!" - он навсегда останется в семье одним верующим.

 

Если он будет при каждом удобном и неудобном случае "проповедовать" - он тоже останется один. Помните: насилие ради любви убивает любовь. Но если они заметят, что твоя Вера помогает разрешению семейных проблем, если они увидят, что из храма ты возвращаешься светлее, чем пошел туда, если они увидят, что твой мир стал богаче и глубже, чем мир читателей газет - "глотателей пустоты", - то к Вере постепенно придут все ваши ближние. Учите детей в первую очередь не тому, как правильно брать благословение у батюшки, а тому, чтобы уступить место старику, подать руку женщине, выходящей из автобуса, и делать все это ради Христа. Перед рассказом о Небесном Отечестве научите детей любить Родину земную. Религиозное воспитание начинается не тогда, когда мать учит читать "Отче наш", а когда отец учит сына поблагодарить мать за выстиранную рубашку и приготовленный обед. Я намеренно не касался духовной глубины, которая проявляется в человеке по мере его воцерковления. Это была попытка подтолкнуть читателя разобраться в душевном устроении самого себя. И если во время чтения этой статьи вас вдруг попросят о каком-либо одолжении, бросьте чтение, оно подождет. Выполните человеческую просьбу, тем более, что это Сам Господь Иисус Христос через ближнего просит помощи.

Священник Александр Овчаренко

Share this post


Link to post

Заглянуть в глаза детей

Приходилось слышать слова, что детки эти обижены Богом, но я чувствовал, что их страдальческие чистые души, их ум охраняются от злобы мирской этими болезнями. Чтобы увидеть Христа, нужно только заглянуть в глаза детей. Самая огромная награда на моем послушании - быть соучастником встречи детей с Богом. Живая тихая Встреча. Слезы и поклоны одного мальчика на Херувимской поразили меня. Такой молитвы, такого выражения лица я больше нигде не видел. Насколько сильны страдания наших деток, настолько Господь их утешает обильной Трапезой - Святым Причастием. Хорошо стать другом этих детей.

 

Брат Виктор Соботович

 

"Тише, Бог идет!"

Не зря народная мудрость гласит: "Устами младенца глаголет истина". Часто через детей, кротких, незлобивых, Господь открывает то тайное, что мы не можем видеть.

 

Так я однажды убедилась, как близки наши больные детки к Богу. Мы привели малышей на службу во взрослый интернат, в храм блаженной матушки Ксении. Усевшись в ряд прямо на коврике, детишки притихли, наблюдая с любопытством за батюшкой, хором и незнакомыми дядями и тетями, которые довольно шумно себя вели. Потом, как все дети, они устали и стали баловаться. Я старалась их успокоить, забыв о главном - о том, что сие место свято есть и что пришли мы с детьми к Богу. Шла Литургия верных. И вдруг после возгласа священника "Святая святым!" маленький Андрюша громко, на весь храм, вскрикнул:

 

- Тише, Бог идет!

 

Все притихли, а мне стало страшно. Ведь это было явное чудо. Откуда ребенок, который почти не говорит и, казалось, не понимает смысла происходящего, мог так точно предвозвестить вынос Святой Чаши?

 

 

Монахиня Нимфодора (Карпович)

 

"А тебе являлся Ангел?"

 

Это было на праздник Крещения Господня. Служилась вторая утренняя Литургия в верхнем Свято-Елисаветинском храме. После ночной службы людей было немного. Вокруг тихо и спокойно. Но я почему-то никак не могу побороть суету своих мыслей, углубиться в слова молитвы. И по моему малодушию подкрадывается знакомое состояние тоски, душа страдает от собственной некрасоты. Чувствую себя выдворенной прочь из-за небрачных одежд. Темными красками окрашивается весь мир вокруг.

 

Мои мрачные мысли рассеял внезапный шум. Сестры и братья привели в храм детей из дома-интерната. Дети были возбужденными, шумно раздевались, жестикулировали, радостно спешили что-то объяснить друг другу. Я с грустью наблюдала за искаженными пропорциями их лиц и фигур. В какой-то момент мне показалось, что и мои личные грехи отразились в их внешнем облике.

 

Вдруг один из отроков, вырвавшись из-под опеки брата Геннадия, устремился в алтарь, но его успели остановить. Мальчик принял это за игру и начал беготню по храму, то и дело устремляясь в алтарь, и в какой-то момент оказался возле меня. Я попыталась успокоить его, протянув ему руку с четками. Он, прикоснувшись к "игрушке", присел на стоящую рядом скамейку и с неожиданным доверием стал рассказывать мне о чем-то. Я с трудом понимала малую часть его рассказа, одновременно пытаясь следить за службой. Внезапно прозвучал четко сформулированный и требовательно обращенный ко мне вопрос:

 

- А тебе являлся Ангел?

 

Я с удивлением взглянула на своего собеседника:

 

- Нет, - и задала встречный вопрос: - А тебе?

 

- Мне являлся.

 

- Какой же он?

 

- Очень краси-и-и-вый!

 

Сказанные в простоте слова глубоко потрясли меня и, как весенний дождь, омыли мою душу. И чудным глаголом "являлся", почти ныне не используемым нами, но произнесенным устами болящего отрока, Господь явил мне, немощной, свою смиренную любовь. Непостижима человеческая душа для нас и бесценна она для Бога. Страдающий множеством болезней, умственных и физических недостатков имеет царскую награду - видеть Ангела, а мне, грешной, великим утешением было слышать об этом.

 

Монахиня Анфиса (Остапчук )

 

Share this post


Link to post

Сила крещения

Всем известна евангельская притча о работниках одиннадцатого часа, в которой хозяин заплатил своим работникам поровну, независимо от их «трудочасов». На производстве так не бывает, а в жизни... Иной раз думаешь: вот человек с детства в Церкви, постоянно постился и причащался, а другой коммунистом был и лишь под старость в храм пришёл – неужели они равно спасены будут? О том, кто как спасётся, нам, конечно, не ведомо. Но в притче этой, в самом конце, есть ключевые слова, всё объясняющие: «ибо много званых, а мало избранных» (Мф. 20, 16). Возможно, о многих, кто «в одиннадцатом часу» в храм пришёл, у Господа был изначальный Промысл об их избранничестве – но только к концу жизни, пройдя сквозь тернии сомнений и страданий, эти люди смогли узреть открытую пред ними дорогу. И вдруг осознать с поразительной очевидностью, что давно знали о ней...

 

Вот две истории о таких людях. Самая древняя вера

 

Оптинский иеромонах отец Михаил пришёл в возрождавшийся в конце восьмидесятых годов монастырь одним из первых. На его глазах и произошла эта история.

 

В ту пору разруха царила вокруг, храмы находились в запустении. От храма в честь иконы Казанской Божией Матери оставались только полуобвалившиеся стены, вместо купола – небо. Храм в честь Владимирской иконы Божией Матери в советское время сначала использовали как хлев, а затем разобрали на кирпичи. В Свято-Введенском соборе размещались мастерские профтехучилища, а в одном из приделов храма стоял трактор.

 

Такая же разруха царила в сердцах и в головах местных жителей, рядом с которыми пришлось жить первым Оптинским инокам.

 

Большинство этих местных жителей были неверующими людьми. Встречались верующие, но какие! Пожилая женщина по имени Татьяна ходила к баптистам. Когда один оптинский иеродиакон поздравил Татьяну при встрече с православным праздником, она недолго думая ответила:

 

– А мы такие праздники и не празднуем вовсе. У нас – своя вера!

 

– Это что же за вера такая? – удивлённо спросил иеродиакон.

 

– А вот такая – самая древняя и самая правильная! – радостно воскликнула старушка.

 

Заскорбел отец диакон: вот ведь, живут люди в таком благодатном месте, где подвизались старцы Оптинские, а находятся в заблуждении опасном... И виноваты ли они, что безбожная власть когда-то разгромила обитель, проводя атеистическую пропаганду? А душа-то живая ищет веры, иногда теряется, блуждает в потёмках...

 

Посмотрел отец диакон на простое и доброе лицо старушки, окинул взглядом её маленькую фигурку, заметил и руки натруженные, и глаза искренние. Подумал минуту, а затем и спрашивает у Татьяны:

 

– А можно мне с вашей самой древней верой познакомиться?

 

 

Татьяна возликовала:

 

– Конечно можно! Я вас могу с собой взять! Вот у нас будет завтра собрание верующих, я вас со всеми и познакомлю!

 

Так и договорились. Иеродиакон тот был иноком грамотным, семинарию окончил. Пришёл он вместе с Татьяной на это собрание. Смотрит, а там всем какой-то пастор заправляет. Недолго думая отец иеродиакон начал задавать ему духовные вопросы. А пастор, который был то ли слесарем, то ли электриком, ни на один вопрос толком ответить не может. Вроде бы читал Библию и цитировать может, а духовный смысл-то не даётся. Он ведь, смысл этот духовный, по благодати Божией открывается. А пастор этот никогда не исповедался, не причащался, и было с ним, говоря словами Писания, как с теми, кто «своими глазами смотрят, и не видят; своими ушами слышат, и не разумеют». Вот дело и закончилось конфузом.

 

После этой встречи оптинского иеродиакона и Татьяну, как виновницу конфуза, баптисты наказали отлучением от общих собраний на три месяца. В общине произошёл раскол, а сама Татьяна задумалась крепко.

 

И вот прошло какое-то время. Однажды соседки Татьяны по бараку обратили внимание на то, что старушка уже пару дней не выходит из дома. Узнал об этом Оптинский благочинный, уважаемый в обители духовник, и отправил отца Михаила навестить бабушку.

 

А у этого отца благочинного, с юности избравшего иноческий путь, есть одна особенность: очень он наблюдательный и догадливый. Вот придут к нему на исповедь, а потом поражаются: «Я ещё не успел рта раскрыть, а батюшка мне дал читать книгу, где ответы на все мои вопросы!» Ну что сказать? У монахов не в ходу слово «прозорливость», они обычно про таких отцов говорят: «пастырская интуиция»...

 

Так вот, благочинный отца Михаила предупредил:

 

– Как пойдёшь к старушке, не забудь взять всё необходимое для крещения и причастия.

 

Отец Михаил удивился и подумал про себя: «Так она ж баптистка!»

 

Но вслух ничего не сказал, взял всё необходимое и за послушание отправился в барак под стенами Оптиной. А было как раз первое октября, день памяти преподобного оптинского старца Илариона. Идёт отец Михаил к сектантке и вспоминает, что старец Иларион, когда ещё был мирским молодым человеком по имени Родион, жил в Саратове. И город в те времена был просто наводнён раскольниками. Секты враждовали между собой, сходясь только в одном: в ненависти к православным.

 

Родион по благословлению начал вести с сектантами беседы о вере, основываясь единственно на слове Божием и на изъяснениях оного святыми отцами Церкви. И такие это были беседы, так горел дух будущего старца, так горяча была его вера, что сектанты сами стали приходить к нему. И многих обратил он в православие. Братство, возглавленное Родионом, будущим старцем оптинским, стало известно далеко за пределами Саратова. А впоследствии даже миссия была учреждена в епархии для обращения сектантов и раскольников...

 

И вот идёт отец Михаил к сектантке и начинает молиться преподобному Илариону:

 

– Батюшка дорогой наш, отец Иларион! Ты при жизни стольких людей спас от сектантской паутины! Помоги и сейчас! Сегодня день твоей памяти... Благослови!

 

Подходит к дверям старушки, а они закрыты. Стучит – нет ответа. Стали дверь ломать, а она ещё и не поддаётся. Ну, отец Михаил не из тех, кто пред трудностями отступает, – продолжает горячо молиться преподобному Илариону... Только закончил читать молитву, как дверь и поддалась.

 

Картина открылась следующая: Татьяна лежала на полу и была еле живая. Отец Михаил поднял бабушку на кровать и окропил её святой водой. Пришла старушка в себя, открыла глаза и, увидев священника, возликовала:

 

– Как я рада тебе, батюшка, как рада!

 

А потом с трудом добавила:

 

– Окрести меня Христа ради!

 

Отец Михаил, хоть и взял с собой всё необходимое для крещения за послушание, но не ожидал, что захочет Татьяна креститься. Он переспросил:

 

– Татьяна, вы действительно хотите креститься?

 

И умирающая старушка радостно ответила:

 

– Да, батюшка, я хочу креститься. Какая милость Божия, что вы пришли!

 

Она с трудом подняла свою тяжёлую натруженную руку, сложила пальцы крестным знамением и медленно, торжественно перекрестилась:

 

– Во имя Отца и Сына и Святаго Духа...

 

– Аминь! – отозвался священник. – Благословен Бог наш всегда, ныне и присно, и во веки веков, аминь...

 

И таинство Крещения началось. Отец Михаил вспоминает, что испытывал удивительный духовный подъём, благодать Божия обильно изливалась, и её необычайно сильно чувствовали и священник, и крещаемая. По лицу Татьяны текли крупные слёзы. После крещения она причастилась.

 

...Я не выдерживаю и перебиваю рассказ отца Михаила:

 

– Батюшка, а эту благодать ты долго чувствовал?

 

Отец Михаил всё ещё в воспоминаниях, он смотрит вдаль и говорит:

 

– Я после этого крещения всю ночь не спал... Бесы били и давили. Очень им не понравилось, что душу почти из ада выхватили, им не отдали...

 

Потом батюшка спохватывается и добавляет:

 

– Ну, это другая история, не для твоих ушей, монашеские искушения пускай для монахов остаются. Будешь перебивать – не буду больше рассказывать!

 

– Не буду... а чем всё закончилось?

 

– Ну чем? От врача Татьяна отказалась, но «скорую помощь» всё же вызвали. Врач покачал головой: «Сердце изношенное. От старости лекарств ещё не придумали»...

 

И через несколько часов после крещения и причастия раба Божия Татиана мирно отошла туда, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная...

 

На могилке её в селе Козельского района поставлен большой православный крест.

 

Узкий поясок

Эту историю я не просто выслушала, а была её очевидцем. Так совпало, что оказалась я в городе своего детства и юности вместе со школьной подругой Инной. Я по делам приехала на несколько дней, а она маму навещала. Остановились мы обе у её мамы и провели там несколько дней.

 

Маму у Инны звали Надеждой, и была очень доброй и приветливой. Но был у неё один недостаток – она сильно пила. Инна свою маму оправдывала её тяжёлой неудавшейся жизнью.

 

И на самом деле судьба у Надежды была – не позавидуешь. Родилась она в годы войны, отец погиб на фронте, так никогда и не увидев дочурку. Росла с пьющим отчимом. Когда девочке было шестнадцать лет, пьяный отчим пытался изнасиловать её, и Надя ушла из дома в общежитие. Школу толком не закончила, профессию не получила... Работала то посудомойкой в столовой, то уборщицей.

 

Не сложилась и семейная жизнь. Муж вскоре после свадьбы загулял, к юной жене относился с пренебрежением. А вскоре и бросил её одну с дочуркой без всякой поддержки. Надя растила Инночку одна, к дочке относилась хорошо. Покупала ей еду и одежду. А все оставшиеся копейки стала тратить на выпивку, забываясь после работы и топя в вине свою тоску и своё женское одиночество.

 

Инна рано уехала из дома, выучилась, завела семью. Мать не бросала, навещала, помогала. Но та продолжала спиваться. И вот сейчас Надежда позвала дочку, чтобы попрощаться с ней перед смертью – разболелась она сильно и почему-то была уверена, что умирает, хоть ей и семидесяти ещё не было.

 

Когда мы зашли в квартиру, то Надежда встретила нас трезвой: ждала дочку, не хотела расстраивать. По обстановке видно было, что хозяйка маленькой квартирки – человек пьющий. Тем трогательнее было её старание скрыть свою страсть к вину, встретить нас радушно. Из старого шкафчика она достала такие же старенькие, облупившиеся чашки. Правда, ручки у чашек были отбиты, но было понятно – это для гостей. Сама хозяйка пила чай из закопчённой кружки.

 

Я присмотрелась внимательней к Надежде. Помнила маму подружки ещё со времён школы: милое и приветливое лицо, добрые глаза, но под глазами – мешки пьющего человека, седые, кое-как подстриженные волосы, почти нет зубов, руки трясутся... А сейчас ещё и ноги болят, и желудок, и сердечко. Видимо, посадила сердце-то пьянством своим. Да, жалко человека...

 

Инна маме подарок привезла. Ей, узнав о болезни мамы, привезли с Афона поясок, освящённый на поясе Пресвятой Богородицы, и маслице из Ватопедского монастыря. А я как раз незадолго до этого в Оптиной стала свидетельницей, как такой же подарок муж жене с Афона привёз. Нужно сказать, что на Афоне в Ватопедском монастыре святого маслица обычно наливают совсем чуть-чуть, не как у нас – полный пузырёк. Поясок тоже – небольшая ленточка. Так вот, приехал муж с Афона и привёз жене эти святыни. А жена берёт в руки святое маслице, делает недовольное лицо и говорит:

 

– Как масла-то мало! Уж не мог побольше, что ли, привезти? Столько наливают? Экономят, видимо! А чего поясок такой маленький?!

 

А теперь я стала свидетельницей того, как Инна вручила такие же святыни своей маме. Надежда побежала мыть руки, а потом, чуть дыша, приняла пузырёк со святым маслом и прошептала:

 

– Это мне?! Господи, неужели это мне, такой грешнице, столько святого масла налили?! Доченька, счастье-то какое! А это что – поясок?! Ах, да это же целый пояс! На поясе Пресвятой Богородицы освящённый?! Да я же недостойная такого дара, доченька милая! Да как же я это надеть-то посмею?!

 

И она заплакала, неловко стирая слёзы кулачками и по-детски шмыгая носом.

 

– Понимаешь, – шептала мне вечером подруга на обшарпанной кухне, – сколько себя помню, я всегда испытывала к маме глубокую жалость. Вот не везло ей в жизни, и всё тут. Отчим-пьяница надругаться хотел, муж бросил без помощи и поддержки. Профессии нет, куда работать ни устраивалась – везде всё шло не так. В счётном отделе обвинили её в краже – она ещё совсем молоденькой была, рыдала ночи напролёт, даже руки на себя наложить хотела. А потом нашли истинную воровку, та на другой краже попалась, а перед мамой и не извинились толком. В больницу санитаркой устроилась – отделение через год закрыли...

 

И так всю жизнь. А у неё ещё характер такой слабый... Вот бывают люди – как дубы. Или как берёзы. А её я всю жизнь представляю такой тоненькой осинкой – дрожит на ветру, клонится... Нет у неё опоры никакой в жизни. Сколько раз я её к себе взять хотела! Но она не едет. Знает ведь, что пьёт сильно и бросить не сможет, вот и не хочет мне жизнь портить...

 

Ну скажи, почему так? У некоторых людей всё хорошо в жизни складывается: и родители, и семья, и работа. А у моей мамы вся жизнь какая-то нескладная. Вот сейчас помирать собралась – и что? Как бы пьяная-то не умерла...

 

Почему вся её жизнь – как черновик? Почему не удалось ей реализовать ни доброту свою, ни отзывчивость? Характер слабый? Так ведь если человек слабый, то он не может стать сильным. В чём её вина? Почему она так несчастна?

 

Я молчала. Что я могла ответить? Потом пробормотала утешающе:

 

– Инна, ну вот она в тебе свою доброту реализовала, вырастила тебя. И ты её любишь. Ведь любишь? Ну вот. И потом: кому много дано, с того много и спросится, а кому мало дано, с того – мало... Господь видит все обстоятельства жизни человека, у Него, может, к твоей маме и спрос другой – кто знает?

 

Утром Надежда вышла к нам задумчивой и серьёзной. Она медленно сказала:

 

– Доченька, маслом я, недостойная, помазалась и поясок посмела на себя надеть. И вот лежу я утром на кровати, а мне так отчётливо – голос не голос, мысль не мысль, не могу сказать, только, знаешь, доченька, а я ведь, похоже, некрещёная...

 

– Как это некрещёная, мам?! Никогда ты об этом не упоминала! А в прошлый раз я приезжала, ты болела, так мы к тебе батюшку звали! Вспомни! Ты ведь соборовалась! Как ты могла вдруг вспомнить, что некрещёная?!

 

– Не сердись, доченька... А как надела я поясок и помазалась маслицем, так у меня всё в голове и прояснилось. Так прояснилось хорошо, понимаешь? Я до этого и не замечала, что в голове у меня как будто туман. А вот когда прояснилось – тогда и поняла. И знаешь, так вдруг ясно всё вспомнила! Детство, маму... Я когда родилась в сорок третьем, у нас в округе ни одного храма открытого не было. А потом я заболела сильно, а мимо деревни шёл старичок какой-то. Я вот сейчас вспомнила, как мама говорила, будто он пошептал надо мной что-то. Так ведь пошептал – это не окрестил?! И мне так ясно представилось, доченька, что некрещёная я.

 

– Ну, мам, вот это да! Вот это ты нас озадачила!

 

Стали мы с Инной думать, что делать. Позвонили в Оптину Пустынь наставнику своему духовному (игумен А. – братский духовник, молитвенник). Спросили у батюшки, как поступить. Он ответил, что помолится и на следующий день даст ответ. И действительно, на следующий день отец А. твёрдо сказал, что маму нужно крестить.

 

Повели мы Надежду в храм, храм совсем рядом с домом, но она еле-еле дошла. Совсем занедужила... Священник вышел, глянул на неё и говорит:

 

– Помню я вашу маму, я ж её соборовал! Чего это вы удумали?! Как некрещёная?! Ну, не знаю...

 

И – к Надежде, строго:

 

– Почему вы хотите креститься?

 

А Надежда вдруг кланяется ему в ноги и просит:

 

– Батюшка милый, окрести меня Христа ради!

 

Священник смягчился. Помолчал. Потом спрашивает:

 

– Веруешь ли в Пресвятую Троицу? Что такое Троица?

 

Мы с Инной испугались: что бабушка ответит? Всю жизнь пила, что она может про Пресвятую Троицу сказать-то? А наша бабушка голос возвысила и твёрдо отвечает:

 

– Бог Отец, Бог Сын и Бог Дух Святой! Верую во Единого Бога Отца Вседержителя... – и начинает твёрдо Символ Веры читать.

 

Я смотрю на Инну, а она от удивления аж рот раскрыла. Я ей шепчу:

 

– Подруга, ротик прикрой. Мама твоя – молодец!

 

Тут и батюшка говорит:

 

– Мы, вообще-то, без огласительных бесед не крестим взрослых, но, принимая во внимание болезнь вашу... В общем, в субботу жду вас к часу дня на крещение.

 

Привели мы Надежду домой, а ей совсем плохо, мы с Инной боялись даже, что не дождётся она субботы, решили, если что, священника на такси привезти. Но ничего, дожила она до субботы и даже своими ногами в храм пришла, правда, кое-как, поддерживаемая нами с двух сторон.

 

Началось крещение, вот уже и в купель пора, а священник воду потрогал и расстроился: забыли алтарники воду-то подогреть в купели. Слышу, Инна маме шепчет:

 

– Мам, я в святом источнике в январе купалась, а тут вода всё равно комнатной температуры. Ты уж полностью окунись, ладно?

 

Смотрю, Надежда головой кивает – согласна, дескать.

 

Завели мы её в купель, батюшка её окунул трижды, а потом она чуть оступилась, а он решил, что бабушка сознание теряет. Испугался и подхватил её крепко. И мы с Инной подхватили. А она улыбается и говорит:

 

– Ничего, ничего, это я просто оступилась немножко.

 

А у батюшки, когда он её подхватывал, в руке ковш был. Он и забыл про него. А тут мы Надежду выводим из купели, а она так радостно и говорит:

 

– Ах, счастье-то какое! А и хорошо же вы, батюшка, меня ковшиком-то приложили! Это мне как раз по грехам моим подходит! Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе!

 

Мы все трое оборачиваемся, смотрим на нашу бабушку, а у неё на лбу прямо на наших глазах шишка такая здоровая растёт, и даже кожа рассечена немного ковшом тяжёлым. Священник аж за сердце схватился: сначала вода оказалась холодной, потом крещаемую по лбу приложил…

 

– Матушка, простите меня, я же вас ковшиком ударил!

 

– Батюшка дорогой, мне по моим грехам ещё больше причитается!

 

Вот так и окрестили мы нашу Надежду.

 

Вышла она из купели, оделась, пошли мы из храма, слышим, за свечным ящиком старушка ворчит:

 

– Везёт же некоторым! В конце жизни окрестятся – им все грехи предшествующей жизни простятся, и чистенькими к Богу идут!

 

Инна с Надеждой улыбнулись только. Вышли мы на улицу, идём домой. Уже к дому подходим, как вдруг понимаем: бабушка-то наша своим ходом идёт, без поддержки, да как идёт – чуть не вперёд нас летит!

 

Назавтра ещё раз сходили мы в храм: батюшка благословил Надежде причаститься. И снова она шла без поддержки – так, как будто выздоровела полностью.

 

Мы с Инной уезжали на следующий день, и Надежда напекла нам пирогов с картошкой. Она провожала нас на вокзале, долго махала рукой. А я смотрела на её помолодевшее лицо, ставшие ясными глаза, и удивлялась: «Какова же сила Таинства Крещения!» Словно человек сам в себя вернулся.

 

Ольга РОЖНЁВА

Share this post


Link to post

Святитель Иоанн Златоуст - о душе.

 

..Размышляя о бесчисленных благах, данных (человеческому) роду, я не нахожу высшего блага, чем красота души, - ничего другого, более соответствующего природе человека.

 

Человек гораздо лучше неба, и может стяжать душу превосходнее красоты небесной.

 

Как здравие тела доставляет великую радость, так и благосостояние души приносит еще большее удовольствие.

 

Душа по природе своей имеет нужду в движении и не терпит спокойствия. Бог сотворил ее существом деятельным, и потому деятельность свойственна ее природе, а бездействие - противно...

 

Откройте, прошу, душевные очи, и я покажу вам душевную наготу. Что такое одежда души? Ясно, что - добродетель. А что нагота? Порок.

 

Телесную красоту Бог заключил в пределах природы, но красота души, как несравненно лучшая телесного благообразия, свободна от такой необходимости и подчиненности, и вполне зависит от нас и от воли Божией.

 

Если красота телесная так поражает и увлекает души многих, то когда она заблистает в душе, что может сравниться с такою красотою и благообразием?

 

Не только телесные, но и душевные раны, будучи оставлены без внимания, причиняют смерть. Между тем мы дошли до такого безумия, что о первых очень заботимся, а этими пренебрегаем.

 

 

...Смерть телесную сможет уничтожить воскресение, как скоро наступит оно, а погибели души ничто уже не вознаградит, за нею следует уже... необходимость вечно страдать.

 

...Пока душа вращается на земле, тело и чувства телесные облагают ее бесчисленными цепями, со всех сторон собирая страшную бурю преходящих удовольствий: и слух, и зрение, и осязание, и обоняние, и язык вносят в нее извне множество зол. Но когда она воспаряет и предается занятию духовными предметами, то заграждает вход греховным мечтаниям, не закрывая чувств, а направляя их деятельность на <духовную> высоту.

 

Золото и по природе своей имеет великий блеск; а когда оно получает еще блеск от огня, то зрелище бывает еще величественнее и поразительнее. Если так бывает с веществом, то, когда это произойдет с золотою душою <в огне благодати>, тогда будет зрелище вожделенное не только для людей, но и для Ангелов.

 

...Украшающая свою душу имеет любителем красоты ее Бога...

 

Как сухая земля, никем не поливаемая, изобилует тернием и волчцами, а возделываемая руками земледельцев цветет, красуется и приносит много плодов, так и душа, орошаемая Божественными вещаниями, цветет, красуется и приносит обильные плоды духа, а оставленная в засухе и пренебрежении и редко получающая такое орошение пустеет, зарастает травою и производит множество терния греховного.

 

Душа благоразумная видит, что должно делать, не имея нужды во многих пособиях, а неразумная и бесчувственная, хотя бы имела множество руководителей, предавшись страстям, остается слепою.

 

Пусть благоухает душа твоя духовным благовонием, чтобы тебе приносить величайшую пользу и себе самому, и живущим с тобою.

 

Ничего так не принимает и не любит Бог, как душу кроткую, смиренномудрую и благодарную.

 

Как чувственный огонь, приняв мягкую глину, делает ее твердою черепицею, так точно и огонь Духа, объяв благомыслящую душу, хотя бы нашел ее мягче глины, делает ее тверже железа, и того, кто незадолго был осквернен нечистотою греховною, вдруг являет светлейшим солнца.

 

Смерть души - нечестие и беззаконная жизнь. Следовательно, и жизнь души - служение Богу и приличные тому нравы; нравы же святые и приличествующие служению Богу образует и удивительным образом сберегает в наших душах молитва.

 

...Душу, не укрепленную молитвами, диавол легко порабощает себе и без труда заражает всякого рода грехом.

 

Свойство великой и благородной души - любомудрствование среди самого разгара бедствий.

 

...Ничто так не показывает и не обличает души скотоподобной и неразумной, как пренебрежение к слову Божию.

 

...Душа, не пользующаяся духовным учением, покрывается великою нечистотою грехов.

 

...Когда у нас душа терзается внутренними страстями, нет пользы ни от внешней власти, ни от царского седалища...

 

Душе благородной и боголюбивой свойственно терпеть скорби и злострадать, но мужественно переносить искушение и благодарить Того, Кто попускает скорби, это - знак величайшего мужества, это свойственно душе бодрственной и освободившейся от всего человеческого.

 

<Красота душевная> приобретается добродетелью и благочестием.

 

...Тела безобразного и изувеченного невозможно исправить, а душу мерзкую и безобразную можно сделать блестящею и прекрасною. От благообразия тела не может быть никакой выгоды, а от красоты души может произойти столько благ, сколько свойственно приобретать тому, кого любит Бог.

 

Когда душа подлинно будет объята божественным влечением и любовью, то она не обращается ни к чему настоящему... неистовствуя некоторым прекраснейшим и духовнейшим неистовством, происходящим от целомудрия, презирая все видимое.

 

...Что такое красота душевная? Целомудрие, скромность, милосердие, любовь, дружелюбие, доброжелательство, повиновение Богу, исполнение закона, правда, сокрушение сердца. Это - красоты души. Они - не от природы, а от воли.

 

Как тело, изнуренное постом, нуждается в некотором отдыхе, чтобы могло потом с живою ревностью опять выступить на подвиги поста, так и душа требует отдохновения и успокоения. Не всегда нужно напрягать ее, не всегда и послаблять ей; но иногда делать одно, а иногда другое, и таким образом управлять и состоянием души, и вожделениями плоти.

 

Если мы не будем... устроять себя и прилагать... попечения о своей душе, то не будет нам никакой пользы от поста и неядения, особенно когда окажемся хуже и тех, которые прилагают такое старание о собирании денег.

 

...Некоторые неразумные... говорят, что души происходят из существа Божия, другие, напротив, утверждают, что они превращаются даже в сущность самых низких бессловесных. Что может быть хуже такого безумия? Так как ум их омрачился и они не познали истинного смысла Писания, то и несутся, как потерявшие духовное око, в противоположные друг другу пропасти, одни возносят душу выше того, чего она заслуживает, а другие низводят ниже надлежащего.

 

...<При творении> прежде созидается тело <человека> из персти, а потом дается ему жизненная сила, которая и составляет существо души.

 

Как неизлечимые раны не поддаются ни острым, ни смягчающим лекарствам, так и душа, раз сделавшись пленницею и предавшись какому-нибудь греху, если не хочет сама подумать о собственной пользе, не исправляется, сколько бы кто ни внушал ей; она, как будто бы совсем не имея слуха, не получает от увещания никакой пользы, не потому, что не может, но потому, что не хочет.

 

...Не из двух ли состоим естеств мы, т. е. из души и тела? Почему же неодинаковое прилагаем попечение о той и о другом, но телу всячески стараемся служить... весьма заботимся о нем и... употребляем все средства к отвращению неприятностей? Такова заботливость о теле, которое ниже по существу своему: ...посмотри, как ничтожным становится тело, когда оставляет его душа. ...Почему так мало печешься о душе и не хочешь ни давать ей свойственную ей пищу, т. е. наставление из Божественного Писания, ни прилагать полезных лекарств к ее ранам и язвам, которые разрушают ее силу и ослабляют бодрость, напротив, оставляешь ее в небрежении, когда она и истаивает от голода, и от язв истлевает, и служит добычею, как бы псам, злым и нечистым помыслам, которые терзают ее и сокрушают всю ее крепость?

 

Милостыня и щедрость к бедным - вот прекраснейшее одеяние души, вот светлая одежда ее. А если хочешь не только доставить ей одеяние, но и украсить ее... то присоедини пособие, состоящее в молитве и исповедании грехов, и не переставай омывать лицо ее непрерывными слезами.

 

...Как телу ты доставляешь различные одежды... так не попускай и душе ходить нагою без добрых дел, одень и ее приличною одеждою...

 

...(Слезною) водою смывая с себя нечистоту, душа становится все светлее.

 

Господь устроил члены (нашего тела) так, чтобы они были полезны нам к деланию добра, а управление ими предоставил бестелесному существу, т. е. душе.

 

...Совершенство души составляет собственно то, что делается по свободному произволению, т. е. когда сама душа избирает добро и убегает зла.

 

...Недуги души нам еще удобнее уврачевать, чем болезни тела, если только мы захотим быть воздержными и бодрствовать.

 

Таково... свойство души пламенной и бодрственной: не только никакими препятствиями не удерживается она от обнаружения своей добродетели, но напротив, чем больше препятствий, тем сильнее она возбуждается и тем больший зажигает в себе пламень ревности.

 

...Особенно... свойственно душе благодарной и любомудрой, чтобы благодарить Бога и в скорбных обстоятельствах, прославлять Его за все - не только за благодеяния, но и за наказания.

 

...Когда душа в хорошем состоянии, то все прочее придет само собою; а когда она не в хорошем состоянии, то всякое другое благоденствие не принесет нам никакой пользы.

 

Как же ты можешь соблюдать чистоту <души>? Если станешь отвергать всякий порочный помысл, если сделаешь область своих мыслей недоступною для диавольских внушений, если будешь постоянно украшать свою душу как неприступное святилище.

 

...Признак благородной души... - при <невыносимых бедствиях>... не прибегать к человеческой помощи и не искать ее в смертных суждениях, но обращать взоры к небу, призывать Вездесущего Бога и не предаваться унынию, смущению и беспокойству.

 

...Знак нечестивой и развратной души - когда прилагают старание, совещание и усилия к совершению зла.

 

...Душой пустой в собственном смысле можно назвать ту душу... которая лишена духовной пищи.

 

Как живописцы, смешивая краски, начертывают изображения, какие хотят, так точно и движения телесных членов выводят наружу свойства души и представляют их нашим глазам.

 

Нет иной более суровой пустыни, как бездеятельные, невозделанные души, ставшие обиталищем зверей; подобно тому, как в пустынях обитают звери и произрастают терния, так и в душах людей.

 

...Немощи тела исцеляются искусством врачей, а больную душу немедленно излечивают Христовы изречения.

 

...Не столько тогда открывается мужественная и твердая душа, когда кто-либо без падений пробегает путь... сколько тогда, когда кто-либо, после бесчисленных венцов, многих трофеев и побед, претерпевая крайний урон, опять может вступить на прежние пути.

 

...В ком бесстыдна душа, у того и самый вид отвратительнее вида всякого зверя; напротив, стыдливая душа и самый вид делает кротким и любезным.

 

Как нечистота и грязь заграждают слух телесный, так любострастные песни, рассказы о делах житейских... более всякой нечистоты заграждают слух душевный, и не только заграждают, но еще делают его нечистым.

 

...Ничто так не воскрыляет и не возносит горе душу, как приобретение правды и добродетели.

 

Хотя бы ты владел и целым миром, хотя бы был царем вселенной - однако и всю вселенную отдавши, и на всю вселенную не купишь ни одной души.

 

Вот добродетели, очищающие душу: правда, человеколюбие, истина! Человеколюбие побуждает нас прощать другим, и не дает нам быть чрезмерно жестокими к согрешающим и непреклонными к прощению (а таким образом мы приобретаем двоякую пользу: и делаемся человеколюбивы, и сами за то снискиваем великое человеколюбие Бога...), и располагает нас соболезновать страждущим и оказывать им помощь. А истина не допускает нас обманывать и лукавить.

 

Нельзя быть богатым тому, кто не обогащает душу; равно как нельзя быть нищим тому, кто не беден душою.

 

Когда <душа> очищена и не имеет в себе никакой возмутительной страсти, тогда она зорко видит то, на что ей взирать должно. Когда же она, будучи помрачена страстями, погубит свою доблесть, тогда неспособна делается ни к чему высокому, скоро утомляется и падает, склоняется ко сну и лености, опускает из виду то, что могло бы способствовать ей к добродетели и жизни добродетельной, и не обращается к ней с ревностью.

 

...Если мы настроим душу так, чтобы она все легко переносила, то не будет для нас ни бури, ни потопления, а будет всегда благоприятная тишина.

 

...Дело <Божиего> человеколюбия, что Он, не нуждаясь Сам ни в ком из нас, принимает за воздаяние Себе, когда мы печемся о собственной своей душе.

 

<Господь> не желает против воли <души> и насильно делать ее непорочною и добродетельною, да это не было бы и добродетелью...

 

...Назидание души чем более умножается, тем более крепкою делает душу, принимающую его.

 

Украшение тела есть и у блудниц, и они нередко одеваются в самые многоценные и блестящие одежды; но украшение души есть только у людей добродетельных.

 

...Мы для того и имеем бессмертную душу, чтобы вполне приготовиться к той жизни.

 

Нам только одно нужно - добродетель души. Она в состоянии будет спасти нас и избавить от вечного огня. Она введет нас в Царство Небесное...

 

Слепа... душа, которая не видит чудесного в вере, слепа та душа, которая не зрит будущего века, слепа та душа, которая, видя Тело Христово, не усматривает Его Божества.

 

Не будем же нерадеть о душе своей, подавляемой телом, но соделаем взор ее более светлым, крылья ее - более легкими, узы - более сносными; будем питать ее беседами, при воздержной жизни, так чтобы тело было только здраво и крепко, чтобы она радовалась и не скорбела, чтобы, таким образом благоустроив себя, мы могли достигнуть высшей степени добродетели...

 

Никто не заботится, чтобы душа была добра, тогда как при доброте души нет никакой нужды в <земных> благах, а без нее нет никакой пользы и от них. Как для невесты, хотя бы ее брачный чертог был убран золотыми покровами, хотя бы окружали ее сонмы благовиднейших и прекрасных женщин, розы и венцы, хотя бы и жених был прекрасен, и служанки и подруги и все были благовидны, нет от того никакой пользы, если она сама крайне безобразна; если же она прекрасна, то и без всего этого нет для нее никакого вреда, а напротив (польза), потому что безобразная при этом будет казаться еще безобразней, а прекрасная без этого будет еще прекраснее, - так точно и душа, если она добра, не только в этом не нуждается, но даже помрачает этим свою красоту.

 

Душа, чуждая скорби, волнуется, мятется, надмевается; напротив, душа, чуждая удовольствий и ничем не расслабляемая, вся сосредоточивается в самой себе и не надмевается; эта бывает мужественною, а та... - легкомысленною.

 

Железо, когда лежит, ржавеет, а когда находится в деле, то бывает блестящим, так и душа, - когда она действует; а к действию возбуждают ее несчастья. И способности погибают, если душа остается без действия, а действует она тогда, когда не все готово к ее услугам... Душа... если бы все нам удавалось, была бы бесчувственна.

 

...Когда <душа> здорова и крепка, тогда все для нее легко, все удобно; делаясь возвышенною и легкою, она более и более устремляется горе и достигает высоты.

 

Основанием тела является душа, с удалением которой, как бы с уничтожением основания, разрушается жилище, в котором мы обитаем.

 

Ничто не может сравниться с душою, даже целый мир. Хотя бы ты раздал бедным бесчисленные богатства, ты не сделаешь столько, сколько обративший одну душу.

 

Если бы можно было обнажить души, то как между воинами после поражения видны то мертвые, то раненые, такое (зрелище) мы увидели бы и в церкви.

 

...Душа, если не имеет ничего здравого, если, например, смотрит на золото не как на золото, но как на нечто великое и важное, если нимало не помышляет о будущем, но пресмыкается долу и делает то, чего не надлежало бы ей делать, - такая душа хотя бы и казалась живою, она умерла.

 

Когда в душе нет страха Божия и попечения о своем спасении, то она необходимо делается <мертвою> и еще хуже всякого трупа. Душа не превращается, подобно телу, в гнилую жидкость, в грязь и в прах, но, - что еще отвратительнее, - в пьянство, в злобу, любостяжание, в гнусную любовь, в преступные пожелания.

 

Подобно тому как земля, если остается незасеянной и ненасажденной, сама собою производит траву, так и душа, когда не занимается необходимыми для нее делами, как стремящаяся по природе своей непрестанно к деятельности, по необходимости предается злым делам.

 

...Когда зло приписывается плоти, а добро - духу, то душе нет уже места. Но это совершенно не так, потому что воздержание страстей есть дело души и ей принадлежит; и если она, находясь посреди добродетели и порока, употребляет тело на должное, то и его делает духовным, а если удаляется от духа и предается злым пожеланиям, то и сама становится более земною.

 

Так как наши души так же зависимы от <Бога>, как члены (от духа), то Его промышление и раздаяние даров, сообразно с мерою того или другого члена, производят возращение каждого.

 

Наша душа есть как бы какой сосуд или корзина, в которой могут помещаться рои духовных дарований, но если она наполнена желчью, горечью и гневом, то эти рои отлетают от нее прочь.

 

Прекрасно, если душа трезвенна, - ее нельзя увлечь; а рассеянной кто не увлечет? Она будет обманута сама собой, и не нужно ей будет козней и нападений диавола.

 

Как тело тогда умирает, когда душа оставляет его лишенным своей силы, так и душа тогда умерщвляется, когда Дух Святый оставляет ее без Своей силы.

 

Целомудрие и правда - вот красота души, а мужество и благоразумие - это здоровье для нее.

 

Тело у нас тленно, а душа нетленна. Как бы нам и ее не подвергнуть тлению? Первородный грех сделал это (возможным). Он даже после крещения может растлить душу и сделать ее добычею неумирающих червей. Но, с другой стороны, (черви) не могут и прикоснуться к душе, когда найдут ее нетленною. Адаманта, например, червь не грызет, да если б и стал грызть, ничего бы не сделал. Смотри же, не растлевай души твоей - ведь что тлеет, то полно зловония.

 

...Всякое постыдное слово, всякая соблазнительная песнь расслабляет сердце и растлевает самую душу.

 

...Когда душа предается предметам плотским, тогда притупляется ее проницательность...

 

...Когда душа нечиста, она все считает нечистым.

 

...Душа человека, лежащая в лености, рождает терние прегрешений, а пользующаяся попечениями приносит красующийся плод добродетели.

 

Бог все дал нашей природе в двойном числе: два глаза, два уха, две руки, две ноги, чтобы, если повредится один член, мы облегчали недостаток его чрез другой; но душу Он дал нам одну, и если мы погубим ее, то с чем будем жить?

 

Познание о <душе> Бог сокрыл от нас для того, чтобы сильнее заградить нам уста, удержать нас и заставить оставаться внизу, а не любопытствовать и не исследовать того, что выше нас.

 

Share this post


Link to post

Казанская икона Божией Матери в истории Великой Отечественной войн

Протоиерей Василий Швец в "ЧУДЕСАХ ОТ КАЗАНСКОЙ ИКОНЫ БОЖИЕЙ МАТЕРИ" пишет: "Перед самым началом Великой Отечественной войны (1941 г.) одному старцу Валаамского монастыря (Валаам в то время принадлежал Финляндии) было три видения во время службы в храме:

 

1. Он увидел Божию Матерь, Иоанна Крестителя, святителя Николая и сонм святых, которые молили Спасителя о том, чтобы Он не оставил Россию. Спаситель отвечал, что в России так велика мерзость запустения, что невозможно терпеть эти беззакония. Все эти святые с Богородицей продолжали молить Его со слезами, и, наконец, Спаситель сказал: "Я не оставлю Россию".

 

2. Матерь Божия и святой Иоанн Креститель стоят перед престолом Спасителя и молят Его о спасении России. Он ответил: "Я не оставлю Россию".

 

3. Матерь Божия одна стоит перед Сыном Своим и со слезами молит Его о спасении России. Она сказала: "Вспомни, Сын Мой, как Я стояла у Креста Твоего и хотела встать на колени перед Ним". Спаситель сказал: "Не надо, Я знаю, как Ты любишь Россию, и ради слов Твоих не оставлю ее. Накажу, но сохраню...".

 

Старец, которому было видение, почил в Псково-Печерском монастыре, прожив на этом свете около ста лет.

 

Началась страшная война, в которой враг имел единственную цель: уничтожить Россию, Святую Русь, уничтожить народ России, стереть с лица земли самое понятие – Россия. Тогда произошло событие, имеющее огромное значение для судеб России, а может быть, и для всего мира. Мы часто думаем, что все чудеса и знамения были в прошлом, но они совершаются постоянно, только нужно быть в молитве. Не часто такое было в истории народов и потому они должны оставаться в памяти людей для нашего укрепления, утверждения в вере и надежде, что не оставлены Промыслом Божиим. Речь будет идти об иконе Божией Матери.

 

 

тояла зима 1941 г. Немцы рвались к Москве. Страна стояла на грани катастрофы. В те дни почти никто не верил в победу; не знали, что делать, видели только погибель, повсюду были паника, страх, уныние.

 

Когда началась Великая Отечественная война, Патриарх Антиохийский Александр III обратился с посланием к христианам всего мира о молитвенной и материальной помощи России. Очень немного истинных друзей оставалось у нашей страны тогда. Были великие молитвенники и на Руси, такие, как иеросхимонах Серафим Вырицкий. Тысячу дней и ночей стоял он на молитве о спасении страны и народа России в тяжелейшие годы, когда страну терзали враги. Но как и в 1612 г. Промыслом Божиим для изъявления воли Божией и определения судьбы страны и народа России был избран друг и молитвенник за нее из братской Церкви – Митрополит гор Ливанских Илия (Антиохийский Патриархат). Он знал, что значит Россия для мира; знал, и поэтому всегда молился о спасении страны Российской, о просветлении народа. После обращения Александра III Митрополит Илия стал еще горячее всем сердцем молиться за спасение России от погибели, от нашествия вражеского. Он решил затвориться и просить Божию Матерь открыть, чем можно помочь России. Он спустился в каменное подземелье, куда не доносился ни один звук с земли, где не было ничего (кроме иконы Божией Матери. Владыка затворился там, не вкушая пищи, не пил, не спал, а только, стоя на коленях, молился перед иконой Божией Матери с лампадой. Каждое утро владыке приносили сводки с фронта о числе убитых и о том, куда дошел враг. Через трое суток бдения ему явилась в огненном столпе Сама Божия Матерь и объявила, что избран он, истинный молитвенник и друг России, для того, чтобы передать определение Божие для страны и народа Российского. Если все, что определено, не будет выполнено, Россия погибнет.

 

"Должны быть открыты во всей стране храмы, монастыри, духовные академии и семинарии. Священники должны быть возвращены с фронтов и тюрем, должны начать служить. Сейчас готовятся к сдаче Ленинграда, – сдавать нельзя. Пусть вынесут, – сказала Она, – чудотворную икону Казанской Божией Матери и обнесут ее крестным ходом вокруг города, тогда ни один враг не ступит на святую его землю. Это избранный город. Перед Казанскою иконою нужно совершить молебен в Москве; затем она должна быть в Сталинграде, сдавать который врагу нельзя. Казанская икона должна идти с войсками до границ России. Когда война окончится, митрополит Илия должен приехать в Россию и рас-сказать о том, как она была спасена".

 

Владыка связался с представителями Русской Церкви, с советским правительством и передал им все, что было определено. И теперь хранятся в архивах письма и телеграммы, переданные митрополитом Илией в Москву.

 

Сталин вызвал к себе митрополита Ленинградского Алексия (Симанского), местоблюстителя патриаршего престола митрополита Сергия (Страгородского) и обещал исполнить все, что передал митрополит Илия, ибо не видел больше никакой возможности спасти положение. Все произошло так, как и было предсказано. Не было сил, чтобы удержать врага. Был страшный голод, ежедневно умирали тысячи людей. Из Владимирского собора вынесли Казанскую икону Божией Матери и обошли с ней крестным ходом вокруг Ленинграда – город был спасен. Но многим до сих пор непонятно, чем держался Ленинград, ведь помощи ему практически не было: то, что подвозили, было каплей в море. И тем не менее, город выстоял. Снова подтвердились слова, сказанные святителем Митрофаном (Воронежским) Петру I о том, что город святого апостола Петра избран Самой Божией Матерью, и пока Казанская Ее икона в городе, и есть молящиеся, враг не может войти в город. Вот почему ленинградцы так почитают Казанскую икону Божией Матери. Она все время, от основания города была Заступницей его, да и всей России. Интересно и то, что блокада Ленинграда была прорвана в день празднования святой равноапостольной Нины, просветительницы Грузии. После Ленинграда Казанская икона начала свое шествие по России. Да и Москва была спасена чудом. Разгром немцев под Москвой – это истинное чудо, явленное молитвами и заступничеством Божией Матери, Немцы в панике бежали, гонимые ужасом, по дороге валялась брошенная техника и никто из немецких и наших генералов не мог понять, как и почему это произошло. Волоколамское шоссе было свободно и ничто не мешало немцам войти в Москву. Затем Казанскую икону перевезли в Сталинград. Там перед ней шла непрестанная служба – молебны и поминовения погибших воинов. Икона стояла среди наших войск на правом берегу Волги. и немцы не смогли перейти реку, сколько усилий ни прилагали. Был момент, когда защитники города остались на маленьком пятачке у Волги, но немцы не смогли столкнуть наших воинов, ибо там была Казанская икона Божией Матери (так наз. "Малая земля").

 

Знаменитая Сталинградская битва началась с молебна перед этой иконой, и только после этого был дан сигнал к наступлению. Икону привозили на самые трудные участки фронта, где были критические положения, в места, где готовились наступления. Священство служило молебны, солдат кропили святой водой. Как умиленно и радостно многие принимали все это!

 

Пришло время славной древности Российской! Какие были молитвенники на Русской земле! И Божия Матерь по их молитвам отгоняла врагов, вселяя в них ужас. Рассказы о чудесных случаях приходилось слышать и от многих фронтовиков, в том числе и от неверующих. Хочется рассказать об одном таком свидетельстве заступничества и помощи Божией Матери. Произошло это во время штурма Кенигсберга в 1944 г. Вот, что рассказывает офицер, бывший в самом центре событий битвы за этот город-крепость: "Наши войска уже совсем выдохлись, а немцы были все еще сильны, потери были огромны и чаша весов колебалась, мы могли там потерпеть страшное поражение. Вдруг видим: приехал командующий фронтом, много офицеров и с ними священники с иконой. Многие стали шутить: "Вот попов привезли, сейчас они нам помогут...". Но командующий быстро прекратил всякие шутки, приказал всем построиться, снять головные уборы. Священники отслужили молебен и пошли с иконой к передовой. Мы с недоумением смотрели: куда они идут во весь рост? Их же всех перебьют! От немцев была такая стрельба – огненная стена! Но они спокойно шли в огонь. И вдруг стрельба с немецкой стороны одновременно прекратилась, как оборвалась. Тогда был дан сигнал – и наши войска начали общий штурм Кенигсберга с суши и с моря. Произошло невероятное: немцы гибли тысячами и тысячами сдавались в плен! Как потом в один голос рассказывали пленные: перед самым русским штурмом "в небе появилась Мадонна" (так они называют Богородицу), Которая была видна всей немецкой армии, и у всех абсолютно отказало оружие – они не смогли сделать ни одного выстрела. Тогда-то наши войска, преодолев заграждения, легко сломили (рукопашное) сопротивление и взяли город, который до этого был неприступен и мы несли такие потери! Во время этого явления немцы падали на колени, и очень многие поняли, в чем здесь дело и Кто помогает русским!". И еще один факт. Киев – матерь городов русских – был освобожден нашими войсками 22 октября – в день празднования Казанской иконы Божией Матери (по церковному календарю, или 4 ноября гражданского стиля). И это было весьма знаменательно для народа России: отсюда началась Русь наша; здесь произошло Крещение нашего народа, который избрал навсегда Христианство, Православную Веру! Вся истинная сила и все истинное счастье Русского народа – в Православной Вере!

 

20 000 храмов Русской Православной Церкви было открыто в то время. Вся Россия молилась тогда! Молился даже Иосиф Сталин (об этом есть свидетельства). Б.М. Шапошников, царский генерал, не скрывавший своих религиозных убеждений, часами беседовал со Сталиным и все его советы (в том числе одеть войска в старую форму царской армии с погонами) были приняты. А.В. Василевский, по рекомендации Б. М. Шапошникова назначенный на смену ему начальником Генштаба, был сыном священника и отец его еще был жив.

 

Церковь благословила Отечественную войну Русского народа и Благословение это было утверждено на Небе. От Престола Всевышнего и возгорелся дух России!.. Сколько старших офицеров, не говоря уже о солдатах, молились перед боем! Многие командиры, да и сам маршал Жуков, говорили перед боем: "С Богом!". Один офицер, сидевший на связи с летчиками во время боевых вылетов, рассказывал, что часто слышал в наушниках, как пилоты горящих самолетов кричали: "Господи! Прими с миром дух мой!..".

 

Тогда же были открыты духовные семинарии, академии, возобновлена Троице-Сергиева Лавра, Киево-Печерская Лавра и многие монастыри . Было решено перенести мощи святителя Алексия, митрополита Московского и всея Руси в Богоявленский собор, где стояла всю войну та самая чудотворная икона Казанской Божией Матери, которая была с ополчением 1612 г. Наступило время возвращения Веры на Русской земле, как и предсказывали наши святые.

 

В 1947 г. Сталин исполнил свое обещание и в октябре пригласил митрополита Илию в Россию. Он побоялся не исполнить указания Божией Матери, ибо все пророчества, переданные владыкой Ливана, сбылись. Перед приездом гостя Сталин вызвал владыку Алексия, ставшего тогда уже Патриархом, и спросил: "Чем может отблагодарить митрополита Илию Русская Церковь?». Святейший предложил подарить митрополиту Ливанскому икону Казанской Божией Матери, крест с драгоценностями и панагию, украшенную драгоценными каменьями из всех областей страны, чтобы вся Россия участвовала в этом подарке. По распоряжению Сталина самые искусные ювелиры изготовили панагию и крест.

 

Митрополит Илия прибыл в Москву, встретили его торжественно. На церемонии-встрече ему преподнесли икону, крест и панагию. Как он был растроган! Он говорил, что всю войну день и ночь молился о спасении России. "Я счастлив, – сказал владыка Илия, – что мне довелось стать свидетелем возрождения Православной Веры на Святой Руси и увидеть, что Господь и Божия Матерь не оставили вашу страну, а напротив – почтили ее особым Благоволением. С великой благодарностью принимаю эти дары от всей земли Русской, как память о любимой мною стране и ее народе. Желаю вам, дорогие мои, и надеюсь, что по словам великого святого земли Российской – преподобного Серафима Саровского – вы посреди лета запоете "Христос Воскресе!". Вот радость-то будет по всей земли великой".

 

Тогда же Правительство наградило его Сталинской премией за помощь нашей стране во время Великой Отечественной войны. От премии владыка отказался, сказав, что монаху деньги не нужны: "Пусть они пойдут на нужды вашей страны. Мы сами решили передать вашей стране 200 000 долларов для помощи детям-сиротам, у которых родители погибли на войне", – сказал митрополит Илия...

 

Из Москвы митрополит Ливанский поехал в Ленинград (это было в первых числах ноября 1947 г.). Приведем здесь запись одного из очевидцев пребывания владыки Илии в Ленинграде и еще о двух встречах с ним: "Перед самым приездом митрополита Илии в Ленинград мне явился во сне какой-то священник и сказал: "Через три дня ты узнаешь, как была спасена Россия. Не забудь об этом и поведай другим". И вот по делам службы через три дня я оказался рано утром на Московском вокзале (отправлял контейнеры). Вдруг вижу идет начальник МВД города, с ним множество милиции, солдат, почетный караул, никого не пускают. Все говорят: "Наверно, Сталин приехал..." Подхожу к оцеплению и вижу: идет Косыгин (его, наверно, как ленинградца направили сопровождать владыку Илию), с ним митрополит Ленинградский Григорий, а между ними митрополит в восточном клобуке. Тогда я вспомнил про сон и подумал: "Что-то сегодня будет в соборе?" Утром 9 ноября митрополит Илия служил Литургию в кафедральном Никольском соборе, тогда же он преподнес храму частичку мощей Святителя Николая перед солеей слева у главного престола. На следующий день я пришел к знакомому, а он говорит: "Поехали во Владимирский собор, там будет сегодня великое торжество, весь город об этом говорит!" – "Зачем так рано? Ведь еще три часа до службы", – говорю я. – "Да иначе не попадем, столько народа соберется!" И вот пошли во Владимирский собор. Что-то необыкновенное в городе творится: все прилежащие улицы заполнены народом. Около двухсот тысяч человек стояло у храма, весь транспорт остановился, проходы загорожены, еле пробрались к нему. Стоим около храма, а внутрь не попасть: солдаты стоят в оцеплении и никого не пускают. Вдруг из боковой двери выбегает староста (наш знакомый), увидел нас и зовет: "Пошли! Я вас дожидался!" Он провел нас в храм и мы оказались у самой солеи! Слева от солеи было отгорожено место и там стояли члены Правительства. Мы насчитали – 42 человека. И вот появились – митрополит Илия, митрополит Григорий и священство. Началась служба. Отслужили малую вечерню, после чего состоялось возложение драгоценного венца – дара владыки Илии на Казанскую икону Божией Матери. По возложении венца он произнес проповедь. Он рассказал все: как явилась ему Божия Матерь, что Она поведала ему. – "Я молился за ваш прекрасный город, и так благодарен Господу, что Он удостоил меня побывать здесь, молиться вместе с вами! Я увидел, что Матерь Божия не оставила чад Своих. Мне преподнесли крест с камнями со всей земли Русской, панагию и икону Казанской Божией Матери. Крест этот я положу на престол нашего кафедрального собора в Ливане и обещаю вам, дорогие, что крест из России всегда будет лежать на престоле, пока я буду жить на земле. Я завещаю, чтобы и после моей кончины крест остался на престоле. Икона Казанской Божией Матери будет находиться в алтаре и всегда будет напоминать мне во время богослужения о России. Простите, дорогие мои, что не могу благословить и обнять каждого из вас! Посылаю Благословение Господне на всех вас, и всегда, пока я жив, буду молиться о вас!".

 

Конечно, говорил он через переводчика, но почти все в храме плакали. Это незабываемо! Какое счастье тому, кто мог быть в этот день во Владимирском соборе, какая радость на всю жизнь! Это был такой духовный подъем, такая могучая общая молитва! Все чувствовали себя братьями и самыми дорогими друг другу людьми!

 

И вот – все запели: "Заступница усердная..." Невозможно передать, какое чувство было во время пения! Казалось, что пел весь храм и весь народ поднялся на воздух! Когда вышли из храма, тропарь Казанской иконе Божией Матери запели все стоящие на площади, на прилегающих улицах, у стадиона – десятки тысяч, все пели: "Заступница усердная"... Люди плакали и молились истинной Заступнице и Спасительнице России!

 

На следующий день, 11 ноября, митрополита Илию торжественно встречали в духовной академии; епископ Симеон (ректор академии) сказал прекрасное трогательное слово: "Когда вы, дорогой Владыко, будете совершать крестное знамение, то при призывании имени Господа нашего Иисуса Христа вы всегда будете касаться тремя перстами панагии и сразу вспомните нашу страну и помолитесь о России, нашей Заступнице – Божией Матери, потому что в панагии – изображение Владычицы нашей с Господом в окружении всей Российской земли. Это великий символ, издревле Русь называется Домом Божией Матери – и здесь, в панагии вашей – изображение Божией Матери в окружении всей Российской земли! Ибо нет земли в России, которая не дала бы частички своей для этой панагии!"

 

Все учащиеся академии и семинарии (их тогда было немного) удостоились видеть этого Богоносного Святителя Востока Божиего и получить лично его благословение. Это яркое событие и доныне хранит благодарная память сердца. Господь сподобил еще дважды увидеть этого великого молитвенника.

 

Вторая встреча была в Псково-Печерском монастыре во время второго приезда его в Россию в 1954 г. Тогда в Печерах были три Патриарха и множество иереев. Все спустились в пещеры и вошли в церковь Воскресения (это было в августе) и запели: "Христос Воскресе!" и все пасхальные стихиры – и это посреди лета! На греческом, славянском и арабском языках! Как умилительно и торжественно! У всех бороды были мокры от слез!

 

В третий раз довелось увидеть владыку в 1963 г. в алтаре Псковского Троицкого собора, Подошел к нему под благословение и сказал: "Дорогой Владыко! Вас помнят в Ленинграде и молятся о Вас. И всегда будут помнить! Мне довелось быть во Владимирском соборе в 1947 г. в Ваш приезд. Спаси Вас Господи!". Он прямо переменился в лице и начал говорить по-русски, но не очень хорошо, медленно, но твердо выговаривая слова. О, это настоящий старец! Какие у него были глаза! Когда он услышал мои слова, у него потекли слезы, и он сказал: "Как же у вас любят Бога! Нигде так не любят Бога и Божию Матерь, как у вас! Какое счастье быть в России! Это невозможно говорить! Я был в Иерусалиме на празднике Пасхи Христовой, я был во многих странах, я был в Португалии, когда праздновали день памяти явления Божией Матери, где собралось 70 000 человек, но такого я не видел никогда! Такой любви и веры я не видел нигде! Как тогда пели на улицах: "Заступница усердная!.." Тысячи людей – единым сердцем! Я плакал, я не мог ничего сказать..." А слезы прямо текут по его щекам; все в недоумении: почему почетный гость плачет? А он продолжает: "Я всегда молюсь за ваш город, он в сердце, Я очень люблю вашу страну и ваш народ!" И поцеловал меня.

 

Такая горячая любовь Святителя Востока Божиего предстоит за нас! Как можно не помнить и не благодарить за нее Господа! После службы митрополит Илия отслужил в Троицком соборе молебен Казанской иконе Божией Матери, и я удостоился сослужить ему.

 

Это было хрущевское время безумной ненависти к многострадальной Церкви нашей и нового гонения на нее; богомудрый Святитель все понимал. И может быть, по его молитвам это безумное неронство на следующий год кончилось с таким позором для ненавистника – пример будущим нечестивцам (2 Пет. 2,6)!

 

Всего несколько лет назад отошел митрополит Илия Ливанский ко Господу в возрасте 97 лет. В некрологе "Журнала Московской Патриархии" было сказано, что он был другом и молитвенником нашей Родины.

 

Ныне чудотворная икона Казанской Божией Матери стоит во Владимирском соборе Ленинграда и все так же является знамением благодатного Покрова Царицы нашей Небесной. Мы все должны помнить обетование, что пока стоит Казанская икона в городе и молятся Божией Матери верующие, до тех пор будет жить Великий город Святого Петра, первоверховного Апостола каменной веры, на которой стоит святая Церковь Христова. В камень же одет и сам город: это напоминает о том, что все в мире держится верой и молитвой! Пусть каждый, кто приедет сюда, зайдет помолиться во Владимирский собор Заступнице Усердной, Матери Господа Вышнего, поклониться до земли образу Ее Казанскому со умилением сердечным.

 

Так и стоит икона Казанская в пережившем блокаду городе с венчиком митрополита гор Ливанских Илии, преподнесенном Божией Матери в благодарность о спасении России в 1941-1945 гг. И ныне ограждают Российскую землю чудотворные иконы Матери Господа и нашей Заступницы: Тихвинская икона хранит и благословляет севера пределы. Иверская икона хранит и благословляет нижние пределы. Почаевская и Смоленская ограждают землю Российскую с запада. На востоке, сияя до края земли лучами благодати, ограждает и благословляет Россию Казанская икона Божией Матери. А в центре сияет образ Божией Матери Владимирской, написанный евангелистом Лукой на доске от стола, за которым совершалась Тайная Вечеря – первая Евхаристия, ознаменовавшая начало спасения человечества на Крови нашего Господа, начало новой жизни. Аминь.

 

Молитесь о Ливане!

 

Ныне благодарно вспоминая приснопамятного богоносного Святителя и молитвенника за нашу страну Ливанского митрополита Илию (Караме), должно и нам усердно молиться о его родине, тяжко страдающей сейчас, раздираемой врагом – Ливане, одной из древнейших стран Божиего Востока, многократно называемой в Священном Писании благословенной и прекрасной! Страдают и погибают соотечественники Святителя, единоверные нам, молившиеся за нас вместе со своим Владыкой в годы бедствий наших. Друзья познаются в беде. Да будем и мы благодарными!

 

Помилуй, Господи, и заступи и сохрани страну Ливанскую, благословенного Востока Твоего Божиего, и народ ее православный, и ради Пречистой Твоей Матери Царицы неба и земли, Твоих Апостолов, Пророков, Мучеников, и ради молитв приснопамятного Святителя Твоего митрополита Ливанского Илии – спаси, Господи, людей твоих, и всех нас, вопиющих к Тебе день и ночь, помилуй! Сотвори нам избавление Твое! Все упование на Тебя! Аминь!".

 

Что последовало бы, если бы власти предержащие не вняли тогда во время войны словам, переданным Богородицей через великого молитвенника, митрополита гор Ливанских Илию, – вопрос вовсе не праздный. Да и ответ на него, исходя из аналогии событий, похоже, имеется...

 

Полковник О., отставной военный доктор, фронтовик, на Общем собрании членов братства святителя Иоасафа, епископа Белгородского (10 декабря 1754) 4 сентября 1915 г. в Петрограде рассказал о двух явлениях ему Чудотворца: "Года за два до войны, следовательно, в 1912 году явился ко мне в сновидении Святитель Иоасаф, и, взяв меня за руку, вывел на высокую гору, откуда нашему взору открывалась вся Россия, залитая кровью.

 

Я содрогнулся от ужаса... Не было ни одного города, ни одного села, ни одного клочка земли, не покрытого кровью... Я слышал отдаленные вопли и стоны людей, зловещий гул орудий и свист летающих пуль, зигзагами пересекавших воздух; я видел, как переполненные кровью реки выходили из берегов и грозными потоками заливали землю...

 

Картина была так ужасна, что я бросился к ногам Святителя, чтобы молить Его о пощаде. Но от трепетания сердечного я только судорожно хватался за одежды Святителя и, смотря на Угодника глазами, полными ужаса, не мог выговорить ни одного слова.

 

Между тем Святитель стоял неподвижно и точно всматривался в кровавые дали, а затем изрек мне:

 

"Покайтесь... Этого еще нет, но скоро будет"...

 

Уже после начала войны полковнику О. было второе явление Святителя Иоасафа: "Лик Его был скорбен. – "Поздно, – сказал Святитель, – теперь только одна Матерь Божия может спасти Россию. Владимирский образ Царицы Небесной, которым благословила меня на иночество мать моя, и который ныне пребывает над моею ракою в Белгороде, также и ПеБОсчанский образ Божией Матери, что в селе Песках подле г. Изюма, обретенный мною в бытность мою епископом Белгородским, нужно немедленно доставить на фронт, и пока они там будут находиться, до тех пор милость Господня не оставит Россию. Матери Божией угодно пройти по линям фронта и покрыть его Своим омофором от нападений вражеских... В иконах сих источник благодати, и тогда смилуется Господь по молитвам Матери Своей!"

 

Сказав это, Святитель стал невидимым, и я очнулся".

 

Примыкают к ним и слова одного из участников Конгресса русских соотечественников, состоявшегося в Москве во дни т. н. "путча" в августе 1991 г.: "Россия возродится не ранее, чем икона Владимирской Божией Матери будет возвращена на Свое место в Успенском соборе Московского Кремля, а Троица, писанная преподобным Андреем, крестным ходом прибудет в Троице-Сергиеву Лавру".

 

Из сборника "Россия перед вторым пришествием".

Share this post


Link to post

Беседа о том, для чего мы приходим к крещению : Проповедь отца Евгения Попиченко

На вопросы телезрителей отвечает иерей Алексий Дарашевич, настоятель храма в честь Святой Живоначальной Троицы в Поленово :

.О мудрости Божией и житейской Христианская община.

 

vikentij.jpg
На вопросы отвечает Архиепископ Екатеринбургский и Верхотурский Викентий

Ответы на вопросы

Share this post


Link to post

Катастрофы и их смысл

— Отец Андрей, считается, что все делается по воле Господа. Как объяснить различные катастрофы, которые приводят к массовой гибели людей? Какой в них смысл и зачем это нужно Господу? Почему бывает нужно Господу забрать в один миг много разных жизней?

 

—Как-то прп. Антоний Великий размышлял на эту тему и ему был голос: " Антоний, себе внимай". Судьбы Божии для нас непостижимы. Один ли, много ли погибает людей - о каждом из них Промысел Божий происходит отдельно. Бог на все смотрит с позиции вечности. Поэтому нам лучше всего заботиться о том, чтобы не грешить и служить Богу, а то , что от нас не зависит, оставим с глубоким доверием и верою Ему. Уверяю Вас, такой человек посрамлен не будет ни здесь, ни в вечности. А кроме воли Божией есть и наша, и следствием наших беззаконий бывают катастрофы.Моя ссылка

Share this post


Link to post

Будьте как дети

 

«Будьте как дети» — Что значит это? Понятие о ребенке у вас есть определенное: ребенок неразумен. Ребенок доверчив, он плачет, он просит того, чего не может достать сам. Ребенок привязан к матери. Ребенок не сознает опасности.Значит, ребенок отличается от взрослых и зрелых людей. Человек вырастает и из доверчивого ребенка превращается в гордого своими знаниями и умом, и потому недоверчивого, сомневающегося. Если вы ребенку скажете что лисица говорит, — он не будет сомневаться и поверит вам. Попробуйте уверить гордого своим умом в чем-либо, чего он не может осязать, — не поверит вам и вас же будет злословить. Если вы дадите ребенку бумагу и скажете, что это кусок железа, — он возьмет и, проникнувшись своей верой, услышит, почувствует тяжесть и холод железа, между тем, как гордый своим умом зрелый человек, беря даваемое ему железо, разложит его на несуществующие элементы и будет с вами спорить. Ребенок, прося чего-нибудь и плача, успокаивается, если мать ему скажет: «Нельзя». Взрослый же человек будет добиваться, несмотря не только на запрещение, но и на подробное объяснение, почему это нельзя. Ребенок идет доверчиво за матерью или опекуном даже в огонь, человек же, когда его тянут к свету, поясняя опасность тьмы, упирается, не веря и предпочитая тьму, — вот на этом и остановите свое внимание. Почему такая разница и почему указано вам: «Будьте как дети».

 

Ребенок имеет на себе первородный грех, но уши его не запачканы, а руки не совершили преступления. Дух его не колеблется, а потому видит, чего не видит колеблющийся. Глаза его, чистые и невинные, созерцают ангелов небесных, и он врадости улыбается им. Он, не познавший зла, и не откликается на зло, и сатана не смеет подступить к нему. Потом глаза его понемногу начинают останавливаться на злом, и, воспринимая зрением, он грязнит их, а с ними и сердце свое; и при первом же загрязнении закрывается небесное видение и начинается человек.

 

Значит, «будьте как дети» — будьте чисты; будьте с их верой без рассуждений и обходов. Идите за своим Учителем. Не просите, если говорят вам «нельзя», не спорьте, не надейтесь на ум свой, не противоречьте и не доискивайтесь. Положитесь на учащего вас Евангелием и помните, что ничто вы без своего Создателя.

 

«Будьте как дети» — значит, ничего сами не трогайте, никуда не лезьте, чтобы не упасть вам. Ждите, чтобы старшие помогли вам, дали или поднесли. Не идите сами, без провожающих, держитесь за них. Отшатывайтесь от тех, против которых они остерегают вас. Любите Отца вашего небесного, как ребенок любит мать свою. Ему никто не заменит ее, никто не будет милее и дороже — пусть же и вам никто не заменит Того, Кто должен быть вам любимым, Господа Бога. Ребенок кричит до тех пор, пока не услышат его, — кричите и вы; «будьте как дети» — учит Спаситель, значит, во всем уподобляйтесь им, откиньте злобу и тяните руки ваши, не полагясь на свой разум, чтоб, если упадете, поддержали вас и чтобы вам не покалечиться.

 

Ребенок на руках матери ничего не боится — вот и вы почувствуйте себя безопасно около Отца Небесного, положитесь на Его могущество и силу. Тогда Господь обережет вас, потому что Отец любит своих детей, доверяющих Ему и любящих.

 

«Будьте как дети» — любите друг друга без различия, ибо дети играют и любят друг друга, будь один сыном царя, а другой бедняка.

 

Будьте как дети.

 

Архиепископ Иоанн Сан-Францисский

Share this post


Link to post

Молитвы священника

41259.p.jpg?0.338525869432621

На литургии священник подобен Моисею. Он ведет людей за собой, возносит их дух вслед за своим горящим духом к Богу и, не сдвигаясь с места, предшествует молящемуся народу в его духовном движении.

 

Отсюда характер молитв священника. Они не о себе и не о частных нуждах (за исключением прошений на «Рцем вси»). Эти молитвы, от которых до слуха молящихся ныне долетают только возгласы, всегда говорят о «нас», а не обо «мне». «Тебе славу воссылаем», – говорит Богу священник, имея в виду то, что не он от себя воссылает прославление, а «мы все, собранные здесь», воссылаем Богу славу, честь, поклонение и благодарение. Таковы все молитвы литургии: они приносятся Богу священником от лица всех и за всех. Все, кроме одной. Это молитва Херувимской песни.

 

Эта молитва обращена не к Отцу, что обычно для литургии (приходим к Отцу через Христа во Святом Духе), а лично к Христу. И приносится она священником о себе самом, из глубины своей немощи и личного недостоинства. Это – единственная во всем чине литургии по-настоящему тайная молитва, достойная того, чтобы читать ее всегда шепотом, по памяти, про себя. Желательно – и со слезами.

 

Молитвы священника

Share this post


Link to post

Убийца любви

21134.p.jpg

Один специалист по вопросам семьи и брака назвал как-то гнев убийцей любви. Говорил он так применительно к семейной жизни, но это выражение можно отнести и к человеческим взаимоотношениям вообще. Раздражительность, гнев не только являются причиной конфликтов, но и убивают те чувства любви, дружбы, симпатии, уважения, которые мы имеем к людям. В минуту гнева меняется наше отношение к человеку; его черты, особенности, милые привычки, вызывавшие, может быть, наше восхищение, предстают теперь в искаженном, уродливом, карикатурном виде. От любви до ненависти, как говорится, один шаг.

 

Если человек увидит себя в зеркале в припадке гнева, ярости, он просто ужаснется и не узнает сам себя, настолько изменился его облик. Но гнев помрачает не только и не столько лицо, сколько душу. Гневающийся становится одержим бесом гнева. Большинство убийств происходят не с целью ограбления, не с целью убрать свидетелей или конкурентов, а просто в пылу ссоры или драки. Конечно, как правило, дело здесь не обходится без алкоголя. И вот друзья, приятели, а иногда и самые близкие, родные друг другу люди, еще недавно вместе выпивавшие, в приступе пьяного гнева хватаются за ножи, тяжелые предметы – и происходит непоправимое. В скупых милицейских сводках это называется «убийством на бытовой почве». И таких убийств, я повторяю, подавляющее большинство.

 

Убийство, конечно, крайнее выражение гнева. Но даже если дело не доходит до физического насилия, любые проявления гнева убивают нашу душу изнутри и разрушают наши отношения с ближними. Сколько браков распалось из-за постоянных ссор и споров между супругами, сколько родственников и бывших друзей годами не общаются, поссорившись когда-то из-за каких-то пустяков!

 

Восемь смертных грехов и борьба с ними Статья 8. Гнев

Share this post


Link to post
Karelin.jpg

О святом пророке Илие и о вреде многословия

Архимандрит Рафаил (Карелин)

 

Пророк Илия, сказано в Священном Писании, был такой же человек как и мы; но он помолился Богу, и заключилось небо, не стало дождя (Иак. 5, 17). Небо было подобно раскаленной меди. Этим пророк Илия наказал людей за нечестие и отступление от веры. Опять помолился пророк, и хлынул дождь. Как будто земля широко открыла свои уста, иссохшие от жажды, и стала пить живительную влагу

Share this post


Link to post
forever.jpg


Хочу жить вечно

Протоиерей Андрей Ткачев


В мире, где грех и смерть разлиты, как радиация, человеку не уцелеть без действенного противоядия. Потому Христос пришёл в этот мир не просто как Учитель, но как Врач, дающий нам лекарство бессмертия

Share this post


Link to post

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

  • Similar Content

    • Guest samaryanka
      By Guest samaryanka
      Служу в храме 15 лет.Не по наслышке знаю о трудностях и искушениях клиросного послушания.Но неужели все так безнадёжно?Не из этого ли мнения следует то,что многие священнослужители оберегают своих чад от клиросного послушания.На клиросе спастись невозможно,значит,нужно бежать с него не оглядываясь.А в хоре пусть поют наемники!....
×
×
  • Create New...