Jump to content
Sign in to follow this  
  • entries
    39
  • comments
    17
  • views
    10244

Мастера и жемчужины.

margarita

691 views

Мастера и жемчужины.

 

Святое искусство

(Троица Андрея Рублева)

 

Три Личности. Дуба Маврийского крона и ствол.

ТрапЕза. Но к явству не тянутся Ангелов руки.

И контуром жертвенной чаши фигуры и стол.

Печаль нависает, как в час предстоящей разлуки.

 

В небесном смиреньи вершится Превечный Совет.

Собой человека решает спасти Божество.

В пространстве пасхальный уже разливается свет.

И скоро звезда возвестит на Земле Рождество...

Поэзия чуда войдет в мир обыденной прозы.

В земные просторы ворвутся небесные блики...

Покой и безмолвие... Скромные ризы и позы.

И кротко задумчивы Ангелов светлые лики.

 

С молитвенным трепетным чувством смотрю на икону.

Взгляд втянут в глубины и движется в вечность по кругу.

Единство, согласье во всем...Послушанье закону

Святой Красоты... И Любовь - к Жизни, к нам и друг к другу.

 

Художник света

 

Изогнутая вытянутость линий

Взор поднимает от земных примет

На небосвод... Но он, увы, не синий -

Палящим светом солнца перегрет.

 

Мозаика земли: деревья, пашня...

Внизу - погост. Как стая птиц кресты.

И, все пространство заполняя, башня

Возносит к Небу арки и мосты.

 

Здесь в центре - колокол. И крест, и свет -

Рождественский - Алтарь скрывает.

И торжества пасхально-красный цвет ...

И скромный лик Земли - смиренно с краю.

 

Пучки лучей - от храма к небесам.

Краснеет купол с облаком пятном.

Рвет тишину набат, звенят леса,

И будят землю, скованную сном.

 

Поток пронизывает , озаряя светом.

Размыта зелень теплой желтизной.

Огнем пылающие краски лета,

Как символ жажды духа в сушь и зной.

 

Изломанная светом колокольня,

Ввысь вздыбленная, как скала, -

Художник отражал святое вольно -

Мир фокусируя в небесных зеркалах.

 

 

Вдохновил художник А. Лентулов живописной работой

"Колокольня Ивана Великого" Сонет Винсенту

Поля и провансальские сады

Художника, не знавшего покоя

В огне страстей сжигающего зноя,

В пустыне славы без глотка воды.

 

Чуть облегчает боль стакан вина,

Не избавляя сердце от терзаний -

Ожесточенной - тьмы со светом - брани.

Душа лишь с Богом - цельна и сильна.

 

Века искусства продлевает гений,

Не угасает пламень его следа…

Из мира тления - страдания и беды.

Из вечности - блаженство вдохновений.

 

Трагична жизнь великого Ван Гога-

В садах скорбей к бессмертию дорога.

 

 

Свободный выбор

 

Лермонтов, Врубель,.. поэт Разгадаев*...

Ввысь - к милосердию - вектор души,

Той, что за ближних и дальних страдает

В узах столиц и в просторах глуши.

 

Два Михаила, но был еще третий...

Может и он павших духов жалел,

Сбросив мечом или огненной плетью

В бездны земли - в мрачный скорбный удел?...

Может быть тайной слезой оросил

Всех, кто утратил дар творческих сил?...

 

Замыслу Бога сказал демон: "нет",

Гордо отбросив небесный билет.

И в беспросветную черную зависть

Вмиг превратилась его лучезарность -

Дух угасил первородный свой свет.

 

Все на свой выбор имеют права -

Люди и ангелы - дети свободы.

Визой им в вечность - дела и слова,

Импульсом - тяга в лазурь небосвода.

 

* Навеяно стихотворением Разгадаева " Демон сидящий Врубеля"

 

 

Увлечение

 

 

Не знала бурной радости, и грусть

Незримой тенью сердца не коснулась.

Душа спала - в ней чувства не проснулись…

Ценила силу духа, смыслы, мудрость,

Считала красоту - второстепенной,

Не видя в ней разумного начала.

Трель соловьиная меня не впечатляла…

Жила размеренно, задумчиво, степенно…

 

Из моря жизни Афродита вдруг явилась -

Из пены вышла в золоте волос…

В ней прелести земной играла сила,

И завораживала грациозность поз.

Я судорожно в руке зажала

Цветные школьные карандаши.

И с прилежанием восторженной души,

Неделю Ботичелли подражала…

 

Но, наконец, портрет был завершен –

В смущенной красоте любовь предстала.

В ней проступала легкая усталость

И целомудрие стыдливых жен…

Карандаши и краски и чернила -

Со мной. Но нет языческих богинь.

Нет Ботичелли…Я морскую синь

Давно уж на небесную сменила.

 

Пейзаж.

 

Пейзаж, написанный талантливой рукой,

Висит в моей столовой на стене:

Закат над потемневшею рекой,

Ветла, склоненная под тяжестью ветвей.

 

И дополняет память акварель –

Волной всплывают образы из детства…

И звонких голосов звучит свирель,

От речки - с нашим домом по соседству.

 

Вверх поднимает брызги ребятня –

Толчется на пологом берегу.

Друзья, вода, игра - зовут меня,

И я по травам босиком бегу.

 

Но… стынет кофе с молоком –

Осенний ветер распахнул окно.

 

 

Облик гения

 

Сосредоточенная устремленность взора

И грива вьющихся волос над лбом.

Открытый ворот с кружевным узором,

Платок на шее, стянутый узлом.

Сквозь облик композитора- поэта

Струятся звуковые волны света -

Гармонией рассеивая зло.

 

В гореньи жизнь Бетховена вершилась.

Он жар пылающий слезами оросил...

Стал музыкант заоблачной вершиной

В сотворчестве души и высших сил.

Неистовая в нем таилась лава

Неукротимого и мощного вулкана -

И вихрь судьбы огонь не угасил.

 

Задумчиво печален лик луны...

Над Веной вьется вражеское знамя...

Тревожным звуком лопнувшей струны

Гудит бушующее в мире пламя.

Но под луной - извечная борьба:

Раскатами рокочет здесь судьба.

Ночь накрывает черными крылами.

 

Раздумья гения, идеи, грезы, чувства

Ввысь восходили- в область верховенства

Высоких вечных образов искусства.

Здесь открывалась тайна совершенства -

Единство мысли, воли, вдохновенья

И плодотворного душевного волнения...

Сияла в тьме скорбей заря блаженства.

 

 

Бессмертная соната.

(до- диез минор - Лунная)

 

Изливались из недр светоносные звуки сонаты.

Окрыленный надеждой творил их бетховенский гений.

Он выплескивал волны раздумий, мольбы и волнений...

И предчувствий болезни и невосполнимой утраты.

 

Вниз к земле направлялась дорожка от лика луны.

И дрожали, в ночи серебрясь, световые извивы.

Интонации музыки были свежи и красивы -

Отражали тоску романтичной душевной струны.

 

Перед звуками с тонким различием чувств - слово меркло.

Они были безмерно сильнее и глубже творений поэтов.

В них- и выплеск страстей, и стремление к вечному свету-

Все оттенки движений души, словно в зеркале.

 

В беспредельном пространстве фантазий мечты и таланта

Вспышки образов ярко пылали, сменяясь костром.

Звуковые узоры рождали задумчивый грустный настрой -

Отзвук мыслей и тайн из сердечных глубин музыканта.

 

Словно древо развитие главной идеи в сонате ветвится.

И, как ветви, причудливы темы ее отклонений.

Манят проблески счастья, мерцая в потоке сомнений...

Но ему, волей скорбной судьбы, не дано совершиться.

 

В чашу жизни спускался - в глубины до самого дна -

Переливами нот звук, как кровь, растекался по венам.

Исполненье сонаты впервые услышала Вена.

Вдохновляли - любовь, близость счастья, печаль и луна.

 

 

Casta Diva. *

 

1. Эхо либретто

 

Священный бор и хороводы жриц

Мерцали отраженным лунным светом.

Струился он по тканям кельтских риз,

Срывал ночной покров с девичьих лиц

И отгонял Морфея от поэтов...

Усталый лес, застывший, вековой,

Чуть шелестел встревоженной листвой.

Страстей незримое палящее горение

Выплескивалось в трепетное пение.

 

Раскрыла жрица тайну преступлений -

Любя, нарушила религии обет.

Взлетев - упала в бездну бед...

Взывала Норма в муках и томлении

Лишь к Деве целомудренной - моленьем.

Она просила укротить взрыв страсти,

Вымаливая для своей души покой:

Росы надежд - в невыносимый зной,

Лучей рассвета - в сумерках ненастья.

 

Проконсул Рима властный Поллион,

Возглавив римлян боевую рать,

Готов отважно воевать. И умирать.

Но был смятенья полон он...

В раздумьи воин оставлял шатер.

Долг перед Нормой для него неведом -

Другой любовью след любви к ней стерт...

Но в судьбоносный миг, за Нормой следом,

Восходит Поллион в пылающий костер.

 

2. Великая певица.

 

Орган души настраивая долго

На скорбь любви - измены и разлуки,

Запела... И земля. казалось, смолкла.

Священнодействовали неземные звуки,

Преображая души, воздух, дали...

Изящные изнеженные руки,

Как связанные крылья трепетали,

Стесненные в движеньи шелком шали.

Сквозь отзвук музыкальных фраз -

Восторга возглас: браво, Каллас!..

 

Сомнабулой, не открывая глаз,

Я слушала глубокий нежный голос...

Нет! - в молчаливом восхищении внимала

Верховной жрице жертвенной любви...

Мир подлинно прекрасного - так мал он!

Миг идеальной красоты - неуловим.

 

 

3. Маэстро

 

Из чистых сокровенных звуков, линий,

Непостижимых внутренних глубин

Творил свой храм гармонии Беллини.

Небесным даром мир земной пленил.

Его талант искрился и блистал -

В горячих душах возгоралось пламя.

И музыкой о нем звучала память...

Маэстро умер в возрасте Христа,

На крыльях духа поднимаясь ввысь...

И Casta Diva провожала взором.

Пассажи дивной арии вплелись

В ее венец изысканным узором.

 

 

* Casta Diva, целомудренная Дева - ария Нормы из оперы В.Беллини "Норма" . В исполнении Марии Каллас:

 

 

Гений нашего времени

 

Таинственно явленье вечного.

И гения - неведома природа.

Его выпестывают труд и дух народа

Особым Божьим Промыслом отмеченного.

 

Консерватория. Большой концертный зал.

Маэстро быстро поднимает руки,

И льются светлые свиридовские звуки.

Гремит аплодисментов залп...

 

Жизнь без любви бессмысленна, убога.

Бал, вальс, романс, надежды, обещания...

И робкие безмолвные свидания.

Поля бескрайние и зимняя дорога...

 

Над сценой крест судьбы цветком алеет.

Тревожна, как душа, виолончель...

Устали кони - кружит их метель ...

И снегом заметаются аллеи.

 

Стихия музыки, великой прозы строчка...

Свиридов с Пушкиным встал рядом.

Пусть разные эпохи, вкусы, взгляды -

Не рвется гениальности цепочка.

 

Мы слышим лишь земные голоса -

Забиты мусором и суетною грязью

Сердечные каналы с Богом связи.

А гений с детства слышит Небеса.

 

Века разносится , не затихая, слух

О русских гениях в искусстве и науках.

И до сих пор горит, рожденный в муках,

Живой народный негасимый дух.

 

 

Георгий Свиридов, "Метель", 1990г. -

 

Слова и звуки

 

« Слово сильнее, чем звук и цвет… Слово - достояние человека и явление его

Божественной сущности…Слово было Бог. Не звук, не цвет, но Слово!!! В

звуке и цвете нет критерия истины»

( Из дневника иеромонаха Василия Оптинского. «Пасха Красная», Н.

Павлова)

 

 

Словом сияет истина

людям две тысячи лет,

мир изучает пристально

Неба святой Завет…

Вера рождает науку,

слово - осмысленность звуков.

 

Сбросив удавку лести,

мир стал объектом лова

для благодатной Вести -

сетью апостолов Слова.

И увлекал его вверх

благовест высших сфер.

 

Наши тревоги – зря.

Слову огни не опасны.

«Рукописи не горят»…

И над душой не властны

мир, временные сроки…

Зори рождают строки.

 

Стих может быть белым,

ярким, изящным, ладным,

сильным, духовно зрелым,

как у Марины и Анны…

Изысканно шероховатые

строки Беллы Ахатовны.

 

 

Хаос из звуков - сор,

музыка нот - гармонична.

Веку личин в укор

богоподобная личность…

Всполохом с неба - Бах.

Вечность искрит в стихах.

 

ПОЭТЫ.

 

С высот Небес слетает вдохновенье.

Мысль, образ, музыкальность строф

И к совершенной рифме - вразумленье,

И высеканье искры силой слов.

Отлитая в изящных формах звука

Над знанием пророческая власть,

Которой не владеет и наука...

Пульсируя в них, творческая страсть

Направлена на уловленье слухом

Сердечных импульсов и тайны красоты

Вселенского Божественного Духа.

И вечно молодой весны.

 

Земли они касаются едва,

Взмывают вверх, врываясь в небеса.

Сквозь облака то молнией сверкают,

Вдруг вызывая дождь иль звездопад,

То лунным светом листья серебрят…

Они, и падая, сочувствия не ждут.

Поэтам собственная воля - кнут.

Вершины их возвышенной любви

Как островки, в безбрежном океане.

Они не требуют ни благ, ни воздаяний

За поле Идеальности Земли,

В котором наши души возросли…

 

Поэтов хлеб - и скорби, и забавы.

Они не ждут ни почестей, ни славы,

И воздух для их пламенной души –

Бог и Любовь, молитва и стихи…

Энергией святого вдохновенья

Поэзия становится нетленной.

Пусть верх берут корысть, обмен, торги,

Пусть сумерки, неясность впереди,

Но свет поэзии сияет и поныне.

Она - живой родник в песках пустыни,

Она - цветущий яблоневый сад,

Земле несущий Неба аромат.

 

 

МАРИНА, АННА, БЕЛЛА

 

Соблазнам рифмы бедной, неумелой

Доверила я ветренную душу.

Куда разумней было бы лишь слушать

Уже добытое Мариной, Анной, Беллой.

 

В них - детское природой удивленье…

А в глубине – ценой потерь и мук -

Пласты вскрывали слов, идей и звуков

С немыслимым для мира напряженьем.

 

Спускаясь в бездны и легко, и смело,

Взмывали вверх - там звездами горя.

В полете и страдая, и творя -

Поэты –гении Марина, Анна, Белла.

 

 

Не защитит в ненастье и дожди

Дырявой ржавой крыши сито,

Беспечная , завистливая свита

Не оградит от бед и суеты.

 

Слетали с Неба - родины любви,

Сквозь тучи - в узкие пробелы,

Ее певцов - Марины, Анны, Беллы –

Благословенные, бессмертные стихи.

 

Достоинство и в горести, и в славе,

Умом облагороженная страсть

Над зыбким временем давали власть

В кружении земного карнавала...

 

Но тьма и скорбь не вечны, как зима

Под солнечным сияньем света,

И образ Вечного Небесного Поэта –

Душа - поэзией Земли оживлена.

 

ПРОЩАЯСЬ С БЕЛЛОЙ АХМАДУЛИНОЙ

 

Сонет к сороковому дню ее ухода

 

Звонкоголосая невиданная птица

из редкого семейства лебедей,

на север прилетевшая гнездиться,

осталась здесь навек - певцом Дождей.

 

В ней удивляли облик, и душа,

и старомодности живое обаянье …

За грань времен взлетал крылатый шаг-

Там обретал ум глубину и знание.

 

Несла: как крест, печали искушений,

как дар - ночей бессонных муки,

как инструмент души - лебяжью шею,

как музыку Вселенной - звуки.

 

Небесный дар тепла земному лету:

Дождь световой - великие поэты.

 

Плач по собрату

 

Ивану Тихоновичу Мелихову

 

Неужели уже никогда

Рук его не коснутся колосья,

Не обнимет донская вода,

Светом солнечным золотясь.

 

Неужели ему никогда

Не пройтись по тропинкам лесным,

Птиц не слышать в весенних садах,

Не дивиться сиянью росы.

 

Неужели его никогда

Не встревожат грозой небеса,

Не поманит в глубины даль,

Дымкой розовой растворясь.

 

Неужели теперь никогда

Не достанет листки из кармана -

Не пленит нас стихией стиха,

Забывая о чае в стакане.

 

Неужели нам вновь никогда

Не представится больше случай

Слов услышать душевно-певучих,

Как есенинская строка.

 

Неужели ушел навсегда?

Только холмик и крест погоста…

И шумит сокрушенно сосна:

В этом мире не быть - так просто…

 

Поминальной свечи слеза…

Ангел смерти, не знающий сна…

Он закроет и наши глаза,

И сомкнет навсегда уста…

 

Лучший мир ожидает нас -

Только Бога любила б душа.

 

 

Прощальный сонет

 

Я из дела ушел, из такого хорошего дела…

Из-за синей горы понагнало другие дела…

В.Высоцкий.

 

 

Вошла в поток ритмического звука,

Метафор, образов, изящных слов и фраз.

На дно спустилась темной глыбой скука,

И проза быта не затмила глаз.

 

Два года, радостно резвясь, плыла -

Глубин и волн не устрашалась смысла.

Всех забывая - близких и себя,

Пока тревога тучей не нависла.

 

И вспомнив солнце, совесть, небеса,

Рванулась в область Истины и Света.

Душе излишни дар и чудеса -

Она теплом спасительным согрета.

 

Все близкие и дальние по духу!

За сдержанность я вас не укорю -

Молчание не обижает слуха.

За щедрость отклика - благодарю.

 

Пусть светится во всем вам красота -

И в муках творчества и в славе торжества.

 

Разворот к вечному.

 

Искусство огненно и вдохновенно,

Усильем Правды заостряя нож,

Как гниль с плода, всегда счищало ложь...

Но брань со злом в наш век не современна.

 

И отступили разум, воля, чувства

Перед напором одичавшего искусства.

 

Блестят игры искрящиеся блики...

Под ними - произвол и непристойность...

Разгул, развязанность, бесцеремонность,

Обезображенные человеческие лики...

 

Жизнь предостерегает: "грех - опасен".

И соблазняет смерть: "нет, он прекрасен".

 

Свое наследие не бережет страна -

Сменила образы Добра - "цветами зла".

Беспамятством поражена толпа -

Обманута, ослеплена, развращена...

 

Нельзя двум разным господам служить -

Вражда смертельная у Истины и лжи.

 

Бог по плодам дела земные судит.

Искусство вечный отражает свет

Или ввергает души в бездну бед,

Когда в нас темные инстинкты будит...

 

Из круга смерти вырваться бы нам

К искусству Жизни, Красоты, Добра.



2 Comments


Recommended Comments

Спасибо Маргарита. А в этих ваших строках - " Стих может быть белым,
ярким, изящным, ладным,
сильным, духовно зрелым,
как у Марины и Анны…
Изысканно шероховатые
строки Беллы Ахатовны.
" не хватает вашего имени. Жду от вас авторского исполнения о котором просил раньше.

Share this comment


Link to comment

Весь  день было приподнятое  настроение. Радостно  знать, что стихи -  не в пустоту, что есть души, которые  на  них  откликаются. Спасибо  Вам, Николай! По  Вашей  просьбе я  записала  несколько  стихов. Вот ссылка(  сайт  мужа ) - http://vsurikov.ru/vremve.htm

Еще  раз  благодарю.

Маргарита Сурикова

Share this comment


Link to comment

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.
Note: Your post will require moderator approval before it will be visible.

Guest
Add a comment...

×   Pasted as rich text.   Restore formatting

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...