Jump to content
Sign in to follow this  
Tampy

Проект документа «Упорядочение практики совершения браков (в частности, повторных)»

Recommended Posts

В Московском патриархате разработали и опубликовали в Интернете для обсуждения проект документа, который касается практики совершения церковных браков.

 

Согласно документу, опубликованному на сайте http://www.patriarch...xt/3225472.html, в настоящее время Русская церковь считает допустимыми следующие поводы к расторжению венчанного брака: отпадение супруга (-и) от православия, прелюбодеяние, вступление одной из сторон в новый брак, монашеский постриг одного из супругов, неспособность к брачному сожительству, заболевание проказой, сифилисом, СПИДом, алкоголизм, наркомания.

 

Другими основаниями могут являться: длительное безвестное отсутствие и злонамеренное оставление одного супруга другим, совершение женой аборта при несогласии мужа, "снохачество, сводничество, извлечение выгод из непотребств супруга", посягательство на жизнь или здоровье супруги либо детей, неизлечимая тяжкая душевная болезнь, наступившая в течение брака.

 

После прекращения брака по перечисленным причинам невиновная сторона имеет право на церковное венчание в случае второго брака, получив на это разрешение архиерея.

 

Виновная в расторжении брака сторона несет церковное наказание в виде отлучения от причастия на определенный период. Вопрос о сокращении срока наказания и разрешении венчания второго брака такого лица находится в компетенции архиерея.

 

При этом в документе подчеркивается, что всякое сожительство без заключения брака в установленном государственным законом порядке не признается Церковью в качестве брака и, по отношению к православным, квалифицируется "как блудное сожительство".

 

Что касается православных, не совершивших церковного венчания заключенного ими ранее в законном порядке брачного союза, приходским священникам следует руководствоваться определением Священного Синода от 28 декабря 1998 года о недопустимости практики лишения причастия лиц, живущих в "невенчанном" браке и отождествления такового брака с блудом.

 

"Однако следует иметь особое пастырское попечение о таких людях, разъясняя им необходимость благодатной помощи, испрашиваемой в венчании для достижения целей брака - совместной христианской жизни, рождения и воспитания детей", - сказано в проекте.

 

Документ был подготовлен комиссией Межсоборного присутствия по вопросам церковного права. Межсоборное присутствие является совещательным органом, содействующим высшей церковной власти в подготовке решений, касающихся наиболее важных вопросов внутренней жизни и внешней деятельности Русской церкви. Возглавляет структуру патриарх Московский и всея Руси. В состав присутствия входят не только архиереи и клирики, но и миряне. http://www.interfax-...=news&div=52634

 

с Проектом документа «Упорядочение практики совершения браков (в частности, повторных)» можно ознакомиться на официальном сайте Патриархии.

Edited by Оля Tampy

Share this post


Link to post

В Евангелии Господь ничего не говорил о возможности развода в случае отпадения одного из супругов от православия.

Share this post


Link to post

Вот смотрю я на эти проекты... Не знаю... По мне [по отношению этих проектов к обычным людям] ох и ах... Лучше б где-то в сторонке писали, ведь всё в Новом Завете написано.

Share this post


Link to post

Проект документа «Упорядочение практики совершения браков (в частности, повторных)»

 

Первоначальный проект данного документа был подготовлен комиссией Межсоборного присутствия по вопросам церковного права, а затем был доработан редакционной комиссией Межсоборного присутствия, председателем которой является Патриарх.

 

1. Православный брак есть свободный союз мужчины и женщины православного вероисповедания, заключенный в соответствии с церковными определениями и государственным законодательством, освященный церковным венчанием. По слову апостола он подобен союзу Христа и Церкви (Еф. 5:22-25, 31-32). Взаимная любовь брачующихся и обещание ими взаимной верности есть необходимое нравственное основание заключения брака.

 

2. Регистрация брака в тех странах, где церковное венчание является законной формой совершения брака, совершается согласно государственному законодательству. В остальных случаях венчание совершается после государственной регистрации брака. Всякое сожительство без заключения брака в установленном государственным законом порядке не признается Церковью в качестве брака и, по отношению к православным христианам, квалифицируется как блудное сожительство с вытекающими из этого каноническими последствиями.

 

3. Невозможно освящение венчанием браков, заключенных между православными и нехристианами. В то же время эти браки признаются Церковью в качестве законных (1 Кор. 7:14) и потому пребывание в них само по себе не может служить причиной для наложения канонического наказания (епитимии) на православного супруга (Труль. 72).

 

4. В отношении православных христиан, не совершивших церковного венчания заключенного ими ранее в законном порядке брачного союза, приходским священникам следует руководствоваться определением Священного Синода Русской Православной Церкви от 28 декабря 1998 года о недопустимости практики лишения Причастия лиц, живущих в «невенчанном» браке и отождествления такового брака с блудом. Однако следует иметь особое пастырское попечение о таких людях, разъясняя им необходимость благодатной помощи, испрашиваемой в Венчании для достижения целей брака — совместной христианской жизни, рождения и воспитания детей.

 

5. Не признается возможным венчание браков, хотя и зарегистрированных в соответствии с государственным законодательством, но не соответствующих каноническим нормам.

 

6. Церковь не может давать благословение на расторжение брачного союза по основаниям, признаваемым достаточным для развода государственным законодательством, но не соответствующим каноническим предписаниям.

 

7. В настоящее время Русская Православная Церковь на основании церковных канонов, определения Священного Собора Православной Российской Церкви «О поводах к расторжению брачного союза, освященного Церковью» от 20.VI.1918 года (дополнено 02.IX.1918) и Основ социальной концепции Русской Православной Церкви считает допустимыми следующие поводы к расторжению брака:

 

а) отпадение супруга или супруги от Православия;

б) прелюбодеяние (Мф. 19:9) и противоестественные пороки;

в) вступление одной из сторон в новый брак;

г) монашеский постриг одного из супругов;

д) неспособность к брачному сожитию, наступившая до брака или явившаяся следствием намеренного самокалечения;

е) заболевание проказой, сифилисом, СПИДом, а также медицински засвидетельствованные хронический алкоголизм или наркомания;

ж) длительное безвестное отсутствие и злонамеренное оставление одного супруга другим;

з) совершение женой аборта при несогласии мужа, снохачество, сводничество, извлечение выгод из непотребств супруга;

и) посягательство на жизнь или здоровье супруги либо детей;

к) неизлечимая тяжкая душевная болезнь, наступившая в течение брака.

 

8. После прекращения брака по перечисленным причинам невиновная сторона имеет право на церковное венчание в случае второго брака, получив на это разрешение епархиального архиерея (пункт (г) статьи 19 главы XV Устава Русской Православной Церкви). В этом же разрешении должно содержаться признание предшествующего брака расторгнутым.

 

9. Виновная в расторжении брака сторона несет церковное наказание в виде отлучения от причастия на срок, определяемый каноническими установлениями. Вопрос о сокращении срока епитимии и разрешении венчания второго брака такого лица находится в компетенции епархиального архиерея.

 

10. Приходским священникам необходимо проводить катехизацию готовящихся к вступлению в брак, напоминая им о назначении христианской семьи и о взаимной ответственности супругов в браке (1 Пет. 3:1-4,7). Следует стремиться к тому, чтобы венчание православных христиан совершалось в том приходе, к которому они принадлежат.

Share this post


Link to post

Прот. Владислав Цыпин: «Венчание должно следовать за гражданской регистрацией»

 

В начале сентября 2013 года на сайте Межсоборного присутствия был опубликован Проект документа «Упорядочение практики совершения браков (в частности, повторных)». Портал Православие.Ru попросил протоиерея Владислава Цыпина прокомментировать этот проект.

143336.p.jpg?0.8642706382088363

— В Проекте документа говорится: «Всякое сожительство без заключения брака в установленном государственным законом порядке не признается Церковью в качестве брака и, по отношению к православным христианам, квалифицируется как блудное сожительство». Однако же мы слышим и возражения: иногда люди физически не имеют возможности официально зарегистрировать брак — например, утеряно гражданство, — но хотели бы вступить в церковный брак. Что им делать? Это никак не предусматривается документом.

— Жизнь богата самыми разными обстоятельствами. В том числе и экзотическими, — предвидеть всё невозможно. Однако не думаю, что можно было бы оставить некую неопределенность в формулировке. Поэтому что нам остается? Остается указать на норму. В спорных же случаях вопрос решается архиереем, — такова практика, — который имеет возможность учесть какие-то особые обстоятельства.

 

А имеющаяся и имевшаяся в прошлом практика венчания браков граждан тех стран, где государство признает венчаные браки, в том числе и совершенные Русской Православной Церковью, за акт, имеющий гражданские последствия, предусмотрена соответствующим пунктом[1].

 

Категорическую необходимость венчания незарегистрированного брака представить трудно. Возможно, возникает некая затяжка во времени, связанная с гражданской регистрацией брака. Но почему бы вступающим в брак не подождать? Если люди, регистрирующие браки только через государственные учреждения, в иных случаях вынуждены откладывать регистрацию, почему они не могут не отложить соответствующим образом и венчание?

 

— Достаточной причиной для церковного развода называются такие заболевания как сифилис и СПИД. Но если сифилис может быть следствием греховной жизни одного из супругов, то СПИД порой становится результатом несчастного случая — в больнице перелили зараженную кровь. Почему же с человеком, ставшим жертвой, нужно разводиться?

— «Нужно» — такого в документе нет, но в подобных случаях развод допускается — разумеется, по снисхождению к немощам человеческим.

Документ об основаниях расторжения брака обсуждался на Поместном соборе 1917–1918 гг. В принятом Собором определении есть некоторая новизна по сравнению с предыдущей практикой: ранее никакие заразные болезни или душевные болезни не могли служить основанием для расторжения брака.

 

Собор 1917–1918 гг., исходя из снисхождения к человеческим немощам, все-таки разрешил расторжение брака в случае тяжелого неизлечимого душевного заболевания или тяжелой неизлечимой заразной болезни одного из супругов. Причем не обязательного греховного происхождения. В определении Собора в пример, кроме сифилиса, приводилась проказа. В конечном итоге все человеческие болезни своей причиной имеют грехи: личные, предков и прародителей рода человеческого, но проказа — не более чем другие. Да и сифилис в те времена был распространен бытовой.

Разумеется, документ не обязывает расторгать брак, — он только предоставляет возможность, скажем, жене тяжелобольного буйного сумасшедшего просить о его расторжении.

 

 

— Люди с серьезными психическими заболеваниями не могут жить самостоятельно, и если у родственников нет желания взять их на попечении, попадают либо на улицу, либо в психоневрологические интернаты, о которых даже врачи говорят, что это страшные места. Как развод с таким человеком сообразуется с понятием личного креста, с которого «не сходят»? Этичен ли такой развод?

— Исходя из высокой христианской этики — неэтичен. Но Собор 1917–18 гг. нашел, что здесь есть и другая сторона проблемы, связанная с участью здорового супруга, позволив ему, если он не может нести это бремя, снять его. А если может нести бремя, то и слава Богу.

 

— Нецерковные или скажем так, малоцерковные люди воспринимают венчание как «красивый обряд» и не подозревают о том, что светская формулировка «не сошлись характерами» не является основанием для церковного развода. Как сделать так, чтобы вступающие в брак понимали всю ответственность этого шага?

— Мы не можем создать гарантии от немотивированных с церковной точки зрения разводов. Мы только можем и должны воспитывать свою паству, заниматься катехизацией, беседовать с желающими вступающими в брак, объяснять им назначение брака, — объяснять, что брак принципиально нерасторжим, и исключительно трагические обстоятельства приводят в иных случаях к разводу, который с церковной точки зрения становится допустимым.

89978.p.jpg?0.49487120076082647

Протоиерей Владислав Цыпин

А во всех остальных случаях расторгать брак — греховно, и грех при этом ложится чаще всего на обе стороны. Об этом нужно говорить. И не нужно, наверное, легкомысленно венчать людей, исходя лишь из того, что налицо гражданская регистрация брака и формальная принадлежность к Православной Церкви.

 

— Тем не менее — вот люди повенчались, церковной жизнью жить не стали, развелись и пришли еще раз венчаться. Как может священник узнать о том, что это второй брак?

— Вопрос об этом будем им задан, и чтобы скрыть этот факт, они могут только солгать. И если они солгали, у нас нет способов это расследовать. Венчание должно следовать за гражданской регистрацией. Если у них не было расторгнуто браков, то, наверное, не было и предыдущих венчаний, но, разумеется, полной гарантии, что тут нет обмана, мы не имеем.

 

— Люди разводятся и должны получить разрешение архиерея на расторжение церковного брака. Как это происходит?

— Они обращаются с соответствующим прошением. Прилагают копии документов. Однако надо иметь в виду, что церковный развод не может даваться во всех случаях, когда расторгнут брак гражданский: налицо должны быть основания, как раз и оговоренные документом, Проект которого сейчас обсуждается.

 

— А если люди фактически уже давно не живут вместе? Могут ли они получить церковный развод?

— При наличии оснований. Типичная причина для расторжения брака в синодальной практике, решительно преобладавшая над всеми остальными, — супружеская неверность. Но тут есть нюанс: супружеская неверность одной из сторон давала право другой, невиновной стороне, искать развода. Но если обе стороны неверны друг другу, это основание для развода исчезало.

 

— Почему?

— Разве справедлива жалоба на прелюбодеяние со стороны супруга, который сам совершил прелюбодеяние? Только невиновная в измене сторона имеет, с церковной точки зрения, право ходатайствовать о расторжении брака! Согласитесь, было бы и странно, и против всяких моральных оснований жене подавать прошение о расторжении брака в связи с супружеской изменой мужа, притом, что она сама не отрицала бы в этом прошении, что и она позволяла себе то же самое. Почему же она тогда обижена? Потому что «он первый»?

 

Надо сказать, что до начала XX века решение о расторжении брака сопровождалось запретом вступать в брак виновной стороне, — навечно.

В начале ХХ века Святейший Синод принял решение дозволять вступление во второй брак лицу, виновному в расторжении брака, но не сразу, а через определенное время, — а именно, по истечении канонического срока прещения, налагаемого в связи с грехом, послужившим основанием для развода: через семь лет. Однако дозволялось просить о сокращении этого срока, но не более чем в два раза.

 

— Есть ли сейчас какой-то установленный срок, в течение которого повторный брак совершен быть не может?

— Дело в том, что в современной практике обыкновенно не устанавливается вина одной из сторон в расторжении брака, а потому не появляется и основания для отлагательства повторного брака стороне виновной.

Брак признается правящим архиереем прекратившимся в связи с тем, что он распался, был расторгнут гражданскими властями по инициативе одной или обеих сторон, и обычно виновная сторона не выявляется.

 

— Были ли раньше какие-то ограничения, касающиеся разницы в возрасте вступающих в брак?

— Они носили рекомендательный характер и касались только значительной разницы. Причем, конечно, надо понимать, что разница в возрасте не безразлична по отношению к полу старшего и младшего супруга: если муж старше, это более приемлемо, чем обратный случай: надлежало не советовать заключать такие браки. Но если намерение вступить в брак было непреклонным, то одна только разница в возрасте не позволяла отказывать в совершении брака.

 

— В пункте 3 Проекта говорится, что браки между православными и нехристианами признаются в качестве законных. При этом в пункте 7, подпункте « а» в качестве основания для церковного развода указывается отпадение супруга или супруги от православия. Нет ли тут противоречия?

— Противоречие было бы в том случае, если бы не учитывалась динамика процесса, его последовательность. В первом случае речь идет о браке, в который вступает православный муж с атеисткой, мусульманкой, иудейкой, etc. Таковые браки признаются законными.

 

Мы не видим основания для лишения причастия таких лиц по причине того, что они состоят в браке, который не может быть венчан.

Понятно, что, будучи сознательным православным христианином, человек в такой брак вступить не может. Но он мог вступить в него в ту пору, когда еще не был сознательным православным человеком. Может быть, тогда он и был крещен и даже считал себя верующим, но, тем не менее, не был сознательным и дисциплинированным членом Церкви.

 

И совсем другое дело, когда и муж и жена — православные, и вдруг один из супругов отпадает от веры. И таким образом жизнь с ним становится трудной и даже невыносимой для другой стороны. Создается ситуация, в которой появляется основание для развода.

Однако перечисленные основания для развода носят разрешительный, а не рекомендательный характер, потому что ни в коем случае не следует рекомендовать развод, — всегда можно исправить ситуацию.

 

— Касается ли это измены? Что можно посоветовать невиновной стороне?

— Исходя из современной житейской ситуации, разумеется, пытаться сохранить брак.

 

— Сетуют, что недостаточно подробно прописан пункт, когда основанием для развода становится монашеский постриг одного из супругов: ничего не говорится о том, должен ли тот, кто стремится к монашеству, получить согласие своего супруга.

— Не прописано потому, что относится в основном к другой теме — к статусу монашествующих. Очевидно, что в высшей степени предосудительно оставлять жену под предлогом намерения принять монашеский постриг. В синодальный период оставление мужа или жены без согласия другого супруга было невозможно, больше того: согласие другой стороны должно было быть выражено самым решительным образом, — через совместный постриг.

 

В досинодальную эпоху желающий пострига мог оставить семью, но в течение последующих двухсот лет Церковь к такой практике не прибегала.

Я полагаю, что нормы, выработанные в самом начале синодального периода, о недопустимости расторжения брака ради монашества против воли другой стороны должны оставаться незыблемыми.

 

С протоиереем Владиславом Цыпиным беседовала Анастасия Рахлина 11 ноября 2013 года


[1] «Регистрация брака в тех странах, где церковное венчание является законной формой совершения брака, совершается согласно государственному законодательству».

 

Share this post


Link to post

Прот. Валериан Кречетов: О повторных браках и венчании

 

Брак, семья, венчание – это вопросы, которые сегодня активно рассматриваются с различных точек зрения не только в церковных СМИ. Остроту этим дискуссиям придает и ставшая уже для многих привычной практика частой смены так называемых «партнеров», без скрепления отношений рамками семьи и каких-то обязательств друг перед другом. Конечно, это касается в первую очередь людей, далеких от Церкви, но что греха таить, ведь и церковные браки не всегда выдерживают испытание временем и обстоятельствами. Вот почему, вероятно, одной из главных тем, вокруг которой сосредоточилось обсуждение проекта документа «Об упорядочении практики совершения браков, в частности повторных», стал повторный брак. А насколько возможно вступление во второй и третий брак по благословению Церкви, то есть в брак, освященный церковным Таинством? Об этом Православие.ру беседует с известным духовником протоиереем Валерианом Кречетовым, настоятелем храма Покрова Пресвятой Богородицы в Акулово.

 

– Отец Валериан, а разве возможно в принципе совершение второго венчания при живом супруге?

– При живом супруге, согласно Святому Евангелию, только при одном условии: если прежний брак распался из-за прелюбодеяния. При живом супруге во второй раз венчалась, например, Маргарита Тучкова (по благословению митрополита Филарета). Конечно, это был исключительный случай, но бывает всякое. Церковь ведь идет по пути милосердия, по пути любви. В Церкви существуют три положения: «нельзя», «не положено» и «не принято». «Нельзя» – значит, нельзя. «Не положено» – например, не положены поклоны по уставу, бывают еще какие-то обстоятельства, когда что-то не полагается. А есть некоторые вещи, которые совершать принято определенным образом – или же не принято.

 

Существует всего два чина совершения таинства брака. Причем второй чин – для вступающих во второй брак (если один из супругов овдовел). А при живом супруге – особый случай. Если вторая половина уходит из семьи и не желает жить с бывшим супругом, то – как сказал Господь: «даст книгу распустную…» Но, добавляет Он, – «за жестокосердие ваше». А вообще-то, кроме как из-за прелюбодеяния, не должен супруг отпускать свою вторую половину. Но бывает, что по-человечески один из супругов не выдерживает, например, пьянство другого или что-то еще.

145810.p.jpg?0.718320504296571

А сейчас большим бедствием стало то, что теперь всё переводят на деньги. Часто слышатся упреки супругов: «Ты не зарабатываешь!» или «Ты мало зарабатываешь!» Да мало ли кто сколько зарабатывает! Но сегодня миром правит капитал, деньги, они в современном мире находятся «во главе угла».

Разумеется, третьего венчания не существует. Но сегодня у нас всё настолько перепутано, что трудно понять: они венчались? А как считать, в который раз: в третий, в четвертый или в пятый? Они повенчались, брак считается… А теперь еще появился так называемый «гражданский брак» (ГБ). «Гражданский блуд» в сокращении, он же – «гражданский брак». Это, конечно, беда нашего времени… В этих случаях один только выход: молиться и просить вразумления от Бога. Разобраться, кто прав, кто виноват, сложно: в любой истории есть вина каждого человека. Конечно, больше виноват тот, кто умнее. А как Господь судит – это уже Его святая воля.

 

– Когда рукополагается священник, он снимает свое венчальное кольцо, кладет его на престол, символизируя тем самым, что он обручается с Богом…

– Это его особое служение. Венчаться священник может только один раз.

 

– Однако проект нового документа выносит на обсуждение вопрос о возможности второго венчания и для священника в том числе. Всем нам известны ситуации, когда молодой батюшка после внезапной или трагической кончины своей супруги остается в одиночестве с многочисленной семьей на руках. Помимо своего церковного служения, он оказывается связан и бытовыми обязанностями, а часто эти батюшки вообще еле сводят концы с концами – у нас множество и бедных приходов.

– Вообще-то такие примеры история Церкви знает, но ни о каком «втором венчании» речи никогда не шло. Например, отец Алексий Мечёв овдовел и остался с семей на руках. Все мы знаем его жизненный путь… Дело в том, что здесь важно усматривать пути Промысла Божия – невозможно говорить отвлеченно. Значит, такова воля Божия. Видите, в чем дело: если мы идем на какие-то поступки, выбираем себе какие-то обходные пути, значит, мы не честны перед Богом и самими собой. Пример военных: если ты выбрал военную карьеру, ты знаешь: или ты останешься калекой после войны, или вообще погибнешь! Но ты выбрал этот путь и готов к нему. Или ты выбрал себе карьеру моряка: они по полгода часто вообще не видят свою семью – и должен принимать такое положение вещей. Это уже выбор каждого отдельного человека! Другое дело, что не все серьезно осознают это.

 

Когда-то я сказал своему отцу о желании уйти в дальнее плавание, а он ответил: «Пока ты молодой, тебя тянет в путешествия. А когда у тебя будет семья и ты будешь где-то болтаться вдалеке от нее, так белугой завоешь!» Это он просто так образно сказал, но была в его словах и подсказка: кто может выдержать? И врачами не все могут быть, и в морге не у всех получится работать. Это – особенности каждого служения.

 

 

– Часто у многих вызывает вопросы связь Церкви и современного государства. Ведь сегодня Церковь считает брак действительным и совершает венчание лишь в том случае, если существует гражданское оформление брака. Да, нам известны слова апостола Павла: «Нет власти не от Бога» И всё же… Как может Церковь признавать брак, лишь документально зафиксированный, и только на основании этого документа совершать Таинство венчания? Разве недостаточно одного церковного венчания, именно Таинства, ведь «браки совершаются на Небесах» (если опустить, конечно, формальную сторону этого вопроса)?

– Мы не больше апостола Петра, который сказал: «Если и все отрекутся, я не отрекусь!» – а потом трижды отрекся, да еще с клятвою. Поэтому предусмотреть, как себя поведут люди, вступающие в брак, очень трудно. Часто про себя не знаешь, что сказать, а уж тем более о чужих планах. Нам, конечно, нередко приходится с этим сталкиваться и разбираться. Вот, например, люди разошлись. Кому принадлежит дом? А он ни на кого не оформлен – получается: никому не принадлежит… И так далее. Конечно, это не самое главное в духовном смысле, но если формальная сторона так уж не важна – почему ее не выполнить? Почему и не расписаться, если никакой разницы нет? Для Таинства это никакого отношения не имеет, почему не сделать? Если нет никакой разницы: распишись, венчайся, живи…

Это как в случае с соблюдением поста. Говорят: «Не всё ли равно, что нам есть?» Да, всё равно: так и ешь постное! Или еще: «Да какая разница, с маслом мы едим или без масла (растительного)?» Ну, если нет никакой разницы, так и ешь без масла!

 

– Важно послушание Церкви?

– Да, послушание Церкви. Ведь не сложно это, в самом деле: ну почему не расписаться? Дело в том, что Церковь все-таки признает брак, с уважением относится к браку.

 

Надо понимать, что вообще брак – это не церковное, это гражданское установление. Брак существовал еще до христианства, это древнее установление у многих народов. Но если у человека был второй брак, конечно, он не может быть священником (пусть даже это был и невенчанный брак). Всё равно это был брак! По уставу – так. Конечно, бывают тут и исключения, бывает власть архиерейская, но вообще-то – это так!

 

– Некоторые священники поступают в каких-то случаях «по икономии», хотя часто подобная «икономия» не встречает отклика в сердцах верующих. А бывают редкие случаи, когда человек из монастыря приходит в мир и венчается…

– По Уставу, такой не имеет права венчаться! Гражданский брак в таких случаях возможен, но не церковный!

 

– Хотелось бы попросить вас, дорогой отец Валериан, обратиться к нашим читателям с пастырским словом. Сегодня такое лукавое время, когда многие из нас вроде бы живут в ограде Церкви, но подчиняются своим законам и установлениям, выработанным лично для себя, которые кажутся более приемлемыми. Часто каждый строит какую-то частную церковную жизнь для себя, не имея возможности жить жизнью прихода.

Когда мы говорим о приходской жизни, которая была до революции и существует сегодня в некоторых Поместных Церквах (например в Сербии), нам трудно представить себе, что это такое в действительности. Там на приходе часто собираются после Литургии, обсуждают какие-то животрепещущие вопросы, да просто говорят о прочитанном Евангелии… Как вы думаете, что сегодня является важным для прихода?

– Тут нужно помнить одну важную вещь: давайте сравним Сербию и Россию по размерам: малым коллективом всегда легче управлять!

Когда-то, в свое время, мне был задан вопрос по поводу глобализации. А до этого я как-то прочитал одну статью (независимо от этого) о том, что если человек создаст аналог человеческого мозга (начиненный всякими микрочипами), а одна десятитысячная этих элементов его не сработает – значит, и вся эта система работать уже не будет, безнадежно! Потом уже отец Иоанн Вавилов сказал мне: вроде бы пришли к выводу, что чем человек сложнее, тем надежнее. А оказалось наоборот: чем сложнее – тем безнадежнее. Еще один западный вольнодумец сказал: «Для больших государств необходима диктатура». Такое вот общественное управление возможно только для небольших обществ, потому что там еще как-то можно удержаться.

 

Больше того, келейник владыки Нестора, ныне покойный, рассказал мне интересную историю. Когда спросили его, как он относится к построению коммунизма, он ответил: «Бесполезное занятие!» Его спросили: «Вы что, против?» – «Нет, не против, но занятие бесполезное!» – «А почему?» – «Да потому что у первых христиан уже было всё общее, но долго они не продержались!» А дальше уже больше не экспериментировали, потому что дальше уже невозможно.

Так вот, сравнение это с Сербией, например, можно как-то понять из этого примера: если организация небольшая, там легче всё это устроить.

У нас ведь тоже есть отдельные приходы, где идет настоящая приходская жизнь. Но территориально в больших городах они рассредоточены, поэтому тут и сложнее всё! Это что касается приходской жизни.

 

А если говорить о самочинии, то об этом сказал еще святитель Феофан Затворник. Он писал, что дух самости, дух разделения привел к тому, что Западная Церковь отделилась от Восточной. А потом этот дух самости стал делить и Западную Церковь (и Восточную, кстати) на всякие национальные и еще какие-то ветви. Пытается он разделить Церковь. Сначала была одна Церковь, потом – две, потом возникли различные государства. Теперь что ни город – своя Церковь. А под конец, как говорят, будет так: «что ни голова – своя вера». Об этом писал святитель Феофан. Так что это всё предсказано. Нам нужно вернуться к истокам, к тому, что было до нас.

 

Например, была Оптина, были отец Иоанн Кронштадтский, отец Георгий Коссов… Были отдельные светильники со своими приходами – мы и должны к этим образцам возвращаться. А там – как уж получится. Так и получится!

 

– На днях в свет выходит ваша новая книга «Как нам обустроить себя?». Расскажите, пожалуйста, немного о ней.

– В эту книгу собрали слова, сказанные перед исповедью. Ведь когда блудный сын «ушел на страну далече», по возвращении к отцу он (как сказано в Евангелии) «пришел в себя». «Пришел в себя» – то есть он оценил свою жизнь, сравнил ее с прежней, и с этого началось у него движение к покаянию, движение к возвращению в родной дом.

 

Вот это как раз и есть: «обрести себя». Об этом отец Сергий Мечёв говорил: «Нужно в себе самом найти образ Божий». И в каждом человеке видеть образ Божий. Потому что именно об этом сказано в Евангелии: «Блажени чистии сердцем, яко тии Бога узрят». И не только Бога они узрят – они в каждом человеке увидят образ Божий! Поэтому для чистого всё чисто, а для нечистого – всё нечисто. И признак чистоты – не видеть грехи других людей. А признак нечистоты – это именно когда мы видим только грехи другого человека.

 

Этот образ Божий – его в себе именно нужно, прежде всего, обрести и восстановить. Собственно, что такое образование? Образование – это воссоздание в человеке образа Божия. Это – первое. Второе – умение мыслить. И только на третьем месте стоят знания. Но первое – это восстановить в себе образ Божий, образоваться! То есть быть совершенным, «как Отец ваш Небесный совершен есть»

 

С протоиереем Валерианом Кречетовым беседовал Николай Бульчук, 26 ноября 2013 года

 

 

Share this post


Link to post

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.
Note: Your post will require moderator approval before it will be visible.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Restore formatting

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Sign in to follow this  

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...