Перейти к публикации

SergNata

Пользователи
  • Публикации

    891
  • Зарегистрирован

  • Посещение

  • Дней в лидерах

    4

Последний раз SergNata выиграл 2 июня 2012

Публикации SergNata были самыми популярными!

Репутация

1 391 Очень хороший

О SergNata

  • Звание
    Почитатель Оптиной

Информация

  • Пол
    Женщина

Посетители профиля

Блок посетителей профиля отключен и не будет отображаться другим пользователям

  1. "Но мы устремляемся вперед как народ, объединенный общими целями и, дай Бог, единой верой."- может ли быть в данном случае памятник "скрепой",объединяющей православных? Пока только этот памятник разъединение побудил и недоумение у многих. Я вот подумала,что о.Илий присутствовал не на освящении этого мероприятия. О.Илий приверженцев такой "радикальной " исторической государственности личной кротостью поворачивал к Евангелию, в котором нет про "цель оправдывает средства",но есть про " да любите друг друга". "Мы вас любимо", - а в ответ:"Мы знаемо!" Все хотят "любви и ласки", и у губернатора, и Хирурга "от этого бывают другие глазки", если применить к данной встрече слова преп.Амвросия. Поправьте,если ошибаюсь. А рядом с памятником можно для исторической верности установить синодик с именами жертв того далекого времени. "Лес рубят - щепки летят" - но скажите мне,друзья,почему все думают ,что при этом он сам и его близкие будут или "топором",или в сторонке постоят,покурят? А если сами,дети,мамы,папы - под пилу или топор?
  2. "И за границей стоят памятники кровавым королям, но никому в голову не придет сказать: давайте спилим, потому что они столько людей загубили." У меня вопрос: "За границей устанавливают сейчас,в наше время памятники "кровавым королям"? Разрушать памятники плохо, но устанавливать новые возможно?
  3. 4 ноября Церковь будет праздновать память святого. "Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Сегодня мы празднуем память святителя Филиппа, митрополита Московского, вспоминаем перенесение его мощей из Соловецкого монастыря во град Москву и поставление их в главном соборе Руси — Успенском соборе Московского Кремля. Это перенесение состоялось по инициативе тогдашнего Новгородского митрополита Никона, который затем стал Патриархом Московским и всея Руси, и при поддержке государя Алексея Михайловича, который испытывал естественные угрызения совести за все то, что произошло с митрополитом Филиппом, за грех своего прародителя государя Иоанна Васильевича, по приказу которого и был умерщвлен святитель Филипп — умерщвлен потому, что отказался благословить Иоанна Грозного после его очередного кровавого набега на свой народ, на мирных людей. Когда нетленные мощи святителя были перенесены сюда, в Успенский собор, их поставили посреди храма, и государь Алексий Михайлович вложил в руку святителя покаянную грамоту и, стоя на коленях пред гробом, испросил прощения за предка своего и за его злодеяния. Мы вспоминаем святителя Филиппа как доброго пастыря, который душу свою положил за овцы. Именно поэтому в день его памяти читается Евангелие от Иоанна, где Господь говорит: «Я есмь пастырь добрый; пастырь добрый душу свою полагает за овец. А наемник, не пастырь, которому овцы не свои, видит волка и оставляет овец, и убегает. И приходит волк, и расхищает овец и губит их» (см. Ин. 10, 11-13). Действительно, подвиг святителя Филиппа не был политическим жестом, как его воспринял Иоанн Грозный, который решил, что святитель, отказавшись принародно благословить царя, тем самым поддержал несомненно существовавшую в ту пору оппозицию. Но святитель Филипп не выражал политической позиции. Он не был сторонником тех, кто мечтал о низвержении Иоанна Грозного, и он не благословил царя не потому, что стремился тем самым ослабить его авторитет, а именно как пастырь добрый, душу свою полагающий за овец. Ибо чем был для народа кровавый пример Иоанна Грозного? Если царь, в то время высший авторитет в народе, позволял себе страшные беззакония, то что же тогда должен был делать народ? Благословить эти поступки царя означало благословить беззаконие, совершить великий соблазн, который несомненно погубил бы множество людей. И неизвестно, чем завершилась бы история Иоанна Грозного, если бы тогда митрополит Филипп прилюдно благословил находившиеся в крови руки государя! В какую кровавую пучину могла бы опуститься страна! Что, собственно говоря, имел в виду Господь, говоря о пастыре добром, который душу свою полагает за овцы? В каком смысле пастырь должен полагать душу за овец? Душа — это синоним жизни. От какого волка пастырь должен ограждать овец? Ведь в обществе бывают разные конфликты, иногда кровавые, и, конечно, пастырь не может относиться ко всему этому безразлично. Но не во всяком конфликте похищается душа человеческая. В первую очередь пастырь призван защищать человеческие души от соблазнов греха, от растления, от того самого волка-диавола, который проникает в сознание, сердце, душу человека, соблазняет его на грех, растлевает его душу, губит его для Царствия Небесного. Ведь именно такими были поступки Иоанна Грозного. Это не было справедливым пролитием крови, и беззаконие растлевало души людей, давая пример того, как можно беззаконно и жестоко решать свои собственные проблемы. Все то, что произошло в далеком XVI веке, является примером и для нас — в первую очередь, конечно, для пастырей. Но деяния Иоанна Грозного несопоставимы с тем, что происходит в современном мире: огромное количество человеческих страданий и несправедливости, голода и болезней; войн, непонятно во имя чего ведущихся; уничтожение огромного количества мирных, ни в чем не повинных людей. Разве это не соблазн? Разве все это не раскрепощает человеческий инстинкт жестокости и готовность во имя своих интересов идти на все? Несопоставимо со временами Иоанна Грозного и то, что происходит сегодня в духовной жизни человека. Какие огромные силы работают для того, чтобы растлить душу, растлить разум, смешать добро со злом, исключить из человеческого общежития понятие греха! И мы видим, что это удается, — достаточно посмотреть наши телевизионные дискуссии, особенно касающиеся вопросов нравственности. Кажется уже удивительным, когда кто-то оценивает ту или иную ситуацию с точки зрения морали, тем более с христианской точки зрения, — такой человек выглядит как белая ворона. И все то, что происходит, вырабатывает некие стандарты жизни, некие стереотипы мысли, которые позволяют людям принимать грех без всяких угрызений совести. А что же пастыри? Ведь они должны выйти навстречу волку и защитить души людей. С благодарением Богу можем сказать, что Церковь наша сегодня делает это мужественно и смело. Ну, а волк нападает на паству, как и полагается по законам борьбы. Если бы пастыри поддерживали все то, что происходит, если бы они скромно молчали, то они были бы в глазах тех самых волков людьми современными, продвинутыми, открытыми. Если же они обличают грех, они становятся людьми старомодными, отставшими от жизни, консерваторами… Мы видим, что сегодня происходит в нашем обществе, в том числе в средствах массовой информации. Перед Церковью стоит выбор, точно такой же, какой стоял перед митрополитом Филиппом: может быть, благословить, чтобы не ссориться с волками; может быть, скромно отвернуться; может быть, сделать вид, что ничего не происходит; может быть, где-то даже и поддержать? Что уж говорить, современные люди не такие, как те, кто жил прежде, — у них другие требования, другие идеалы; почему же мешать им раскрепощать свою собственную природу так, как они сами того хотят? Возможно, митрополит Филипп остался бы на кафедре, продолжал быть митрополитом Московским, носить священные ризы. Но каково было бы его место в тогдашней жизни Руси и в истории Церкви нашей? Так и сегодня перед каждым пастырем стоит та же дилемма — благословлять или не дать благословения, промолчать или сказать правду. Но если Церковь умолкнет, кто же тогда будет говорить? О проблемах у нас говорят только тогда, когда приводят страшные статистические данные о преступности, о коррупции, о разрушенных семьях. Мы еще способны удивляться, иногда даже ужасаться, когда в нашей жизни случаются страшные события, переходящие всякий предел нравственности. Так почему все это происходит? И Церковь говорит: надо смотреть в корень; никакими полумерами мы не решим задач, которые перед нами стоят; мы не изменим человека к лучшему, если мы забудем, что такое грех и если мы откажемся от борьбы с грехом. В конце концов, то служение, которое Церковь несет, несмотря на поношения и скорби, исполнено внутренней радости и силы, потому что это служение митрополита Филиппа, это служение святых мучеников и исповедников Российских, а именно на крови мучеников созидалась Церковь. И обращаясь сегодня к нашим священникам, я призываю их быть дерзновенными, сильными в вере, мужественными и одновременно добрыми пастырями. Пастырь добрый душу свою полагает за овец. Мы не должны быть просто участниками общественной дискуссии, мы не должны выступать со злыми глазами, вцепляться в горло противнику, участвовать в публичной полемике недостойным для христианина образом. Со смирением и в простоте сердца мы должны нести свое свидетельство и нашему обществу, и всему миру. Некоторым может показаться, что это заранее проигрышная позиция, это позиция слабого. Но это не позиция слабого — это следование за Христом, ибо Он спас род человеческий не силой власти и не силой человеческого могущества, но крестом и любовью. Именно на крест взошел в этом храме святитель Филипп, память которого мы совершаем. И только исполненная крестоношения и любви миссия Церкви в современном мире и способна изменить людей к лучшему и открыть многим дверь Царствия Небесного. Молитвами святителя Филиппа, митрополита Московского, память которого ныне совершаем, да укрепит Господь пастырей Церкви в неленостном, дерзновенном и смиренном служении спасению рода человеческого. Аминь." Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси http://www.patriarchia.ru/db/text/1578058.html
  4. Она воспитанница приюта при монастыре? Для нее это был дом,из которого немыслимо было уйти,в котором окружали хорошие люди,а во внешнем мире все непонятно и сурово? Моей старшей девочке 14 лет, но она не может сделать осознанный выбор относительно своего будущего и это нормально, это еще детство. Только очень серьезные обстоятельства в мирной жизни мотивируют детей совершать подвиги,в том числе и уход из мира в обитель. Есть правила,запрещающие ранние постриги.
  5. В достоверности приведенных историком Е.В.Анисимовым примерах пусть разбираются историки. Город Орел и его современные жители не могут нести ответственность за чье-то решение установить памятник,мне кажется. Суд над рабом Иоанном тоже выносить не нам, и кто в аду нам не известно. Но нельзя устанавливать памятник неправедному человеку,о преступлениях которого сохранились свидетельства очевидцев. Хочу спросить у схиархимандрита Илия, не обманули ли его,пригласив на открытие памятника? Он старенький и доверчивый,ведь многим хочется притянуть его имя к благословению своих решений. А так ли это? Мы вряд ли узнаем.
  6. Друзья, на просторах фейсбука есть ссылка на статью:http://orel.riasv.ru/news/pamyatnik_groznomu__eto_koshchunstvo/1370426/ Мы продолжаем публиковать мнения российских историков о личности Ивана IV (Грозного) и их позицию по отношению к идее установки ему памятника в Орле. В этом номере представляем статью доктора исторических наук, профессора НИУ «Высшая школа экономики» (СПб филиал), главного научного сотрудника Санкт-Петербургского института истории Российской академии наук Евгения Анисимова, написанную специально для «ОВ». Инициатива орловских властей привела меня, историка древней России и гражданина современной России, в состояние шока и изумления. Поставить памятник Ивану Грозному – настоящее кощунство, нарушение всех мыслимых этических норм и традиций России. Когда 1850-х годах, при императоре Александре II, обсуждались кандидатуры исторических государственных и общественных деятелей, которых нужно отразить на памятнике «Тысячелетие России» (его предполагали установить в Великом Новгороде), в кругах интеллигенции и в придворной среде развернулись жаркие споры о многих исторических персонажах. И только в одном все были единодушны: персона Ивана Грозного не должна ни в каком виде быть на памятнике, ибо это позор и несчастье России. В ее истории никогда не было такого омерзительного злодея, каким был этот первый царь России. И это было сказано при самодержавии! Можно говорить о реках крови, которые пролил Иван в собственной стране, о чудовищных, жесточайших репрессиях, которым он подвергал своих подданных. Речь идет о тысячах и тысячах людей. Напомню лишь одну абсолютно достоверную историю боярина и главы Боярской думы, авторитетнейшего Ивана Петровича Федорова-Челяднина. Грозный обвинил его в несуществовавшем заговоре с целью захвата власти, заставил боярина надеть царские одежды, посадил на свой трон и, глумясь над стариком… вырезал у него ножом сердце. Тело несчастного было брошено в навозную кучу, и его раздирали бездомные собаки. Но царю этого было мало: началась дикая расправа с родственниками и слугами Федорова. Как писал современник, «умертвив таким образом Иоанна, его семейство и всех граждан, тиран, сев на коня, почти год объезжал с толпой убийц его поместья, деревни (Федоров был богат), производя повсюду истребление, опустошение и убийства. Захватив в плен его воинов и данников, тиран велел обнажить их, запереть в клетку и, насыпав туда серы и пороху, зажечь, так что трупы несчастных, поднятые силой взрыва, казались летающими в воздухе. Тиран очень забавлялся этим обстоятельством. Весь крупный и мелкий скот и лошадей, собранных в одном месте, тиран приказал рассечь на куски, а некоторых и пронзить стрелами, так что он не пожелал оставить живым в каком-либо месте даже и маленького зверька. Поместья и скирды хлеба он зажигал и обращал в пепел. Он приказывал убийцам насиловать у него на глазах жен и детей тех, кого он убивал, и обращаться с ними по своему произволу, а затем умерщвлять. Что же касается жен крестьян, то он приказал обнажать их и угонять в леса, как скот, причем там тайно были расположены засады из убийц, чтобы мучить, убивать и рассекать этих женщин, бродивших по лесам. Таким образом уничтожил он род и все семейство столь великого мужа, не оставляя в живых совершенно ни одного его свойственника или родственника…». Во время зверств в вотчинах Федорова царь особенно издевался над женщинами: «Женщин и девушек раздевали донага и в таком виде заставляли ловить по полю кур». Воспоминания подтверждаются записями самого Грозного, который в преклонные годы, чтобы вымолить у Бога прощение, завел «Синодик (поминальник) опальных» – убитых и замученных им лично людей за всю свою жизнь. К самым жестоким расправам применялся весьма любопытный глагол – «отделать» (о людях Федорова там сказано: «В Бежецком Верху отделано Ивановых 65 человек, да 12 человек ручным сечением»). Значит, последние 12 человек из людей Ивана Петровича приняли еще легкую смерть от меча или топора, в сравнении с первыми, которые были как-то особо «отделаны» – сожжены, утоплены, распилены и т.д. Всего было казнено таким образом более трехсот людей Федорова. «Синодик опальных», который вел сам Грозный, включал только за пять лет около 3,5 тысячи человек, начиная с ближних родственников царя, выдающихся полководцев, иерархов церкви и кончая простыми крестьянами и пленными крепостей, взятых его армией. Сам царь задумывал зверские казни и сидел, наслаждаясь тем, как живых людей варили в котле, взрывали на бочке с порохом, устраивали из них «шашлык», вращая на вертеле над медленным огнем, сдирали кожу, сажали на кол, причем – чтобы усугубить мучения – на глазах медленно умиравших людей опричники Грозного насиловали жен, дочерей, матерей казнимых. И все это не басни, не сказки, а реальные истории, зафиксированные во множестве документов и признаний порой самого впадавшего иногда в раскаяние царя. Неслучайно РПЦ даже не рассматривала недавно внесенное предложение о канонизации Грозного – он безжалостно приказал убить сотни монахов и священников. Посмотрите в Интернете информацию о трагической судьбе главы церкви того времени Филиппа Колычева, задушенного подручным царя Малютой Скуратовым. Новгородского архиепископа царь приказал зашить в медвежью шкуру и затравил собаками. Великий Новгород особенно пострадал от злодея в 1570 году. Тысячи его жителей, включая женщин и детей, были казнены страшными казнями, утоплены в Волхове. И опричники Грозного на лодках добивали топорами тех, кто всплывал на поверхность. Он совершил страшное святотатство: разграбил величайшую русскую святыню – Святую Софию – храм, который до него стоял нетронутым 500 лет. Следующими грабителями храма были в 1941 году немецкие и испанские фашисты. Грозный был настоящий насильник и садист – он сам хвастался, что изнасиловал за свою жизнь тысячу девушек. Важно заметить, что он не был больным, сумасшедшим – он прекрасно осознавал, что он творит, и порой ужас божеской кары пугал его, и тогда царь начинал каяться, записывать свои грехи и преступления, чтобы потом опять убивать и насиловать. Если же все сказанное мало волнует читателя-державника, то подчеркну, что как государственный деятель он был полным ничтожеством: провалил все добрые начинания начала царствования, проиграл все войны, какие вел, утратил все первоначальные завоевания, был бездарен и труслив как полководец, но любил копьем добивать связанных пленных. В итоге он поставил Россию на грань разорения. Его царствование закончилось полным крахом: военным, политическим, экономическим. Прежде цветущая страна запустела – до сих пор археологи на северо-западе России находят множество навсегда погибших, запустевших именно во времена Грозного деревень и починков. То, что нам известно как Смута, когда Россия подверглась нападению врагов и гражданской войне, было прямым результатом правления Грозного. Тогда на какое-то время Россия погрузилась в небытие и даже исчезла с карты мира, и только простые люди, пережившие ад Иванова царствования, под знаменем Минина и Пожарского спасли Россию и для нас тоже. При этом можно поражаться покорности и терпению русского народа-мученика. Как писал историк начала XIX века Н.М. Карамзин, Россия «двадцать четыре года сносила губителя, вооружаясь единственно молитвою и терпением… В смирении великодушном страдальцы умирали на лобном месте, как греки в Фермопилах за Отечество, за Веру и Верность, не имея и мысли о бунте… Тигр упивался кровию агнцев – и жертвы, издыхая в невинности, последним взором на бедственную землю требовали справедливости, умильного воспоминания от современников и потомков». Это мы – их потомки! Что же получается – их жертва была напрасна? Что же – их кровь не такая, как наша, а водица? Если мы живем, значит цепочка наших предков уходит и в эпоху Ивана. А сколько таких цепочек царь-убийца прервал! Убиенные Грозным – такие же люди, как и мы. И мы должны уважать их память. Памятник Грозному – это кощунство над их безымянными могилами. Все эти невинные жертвы злодея, несомненно, взыщут с нас когда-нибудь за это кощунство – установку памятника величайшему злодею русской истории. Орлу это не пройдет даром! Известно, что к концу жизни царь гнил заживо, издавая отвратительный запах. Бесспорно, Господь не допустил, чтобы Грозный избежал ада: в последнюю минуту его пытались постричь в монахи – тогда считали, что это верный способ спасти душу. Но нет! Иноческий убор возложили уже на коченеющий труп злодея, и нет сомнений, что он – в преисподней, там, где ему и место, а не на площади чудесного, замечательного, светлого города России. Биография Евгений Викторович Анисимов – доктор исторических наук, профессор. Родился 4 октября 1947 года в городе Александрове Владимирской области. Образование В 1970 году окончил исторический факультет Ленинградского государственного педагогического института им. А.И. Герцена. В 1985-м защитил докторскую диссертацию. Карьера С 1970 года работает в Ленинградском отделении института истории СССР (ЛОИИ АН СССР, ныне – Санкт-Петербургский институт истории РАН). Главный научный сотрудник. Специалист по политической истории России XVII–XVIII веков. Автор первых в России научных биографий императриц Анны Иоанновны и Елизаветы Петровны. С 2012 года преподает в НИУ ВШЭ на факультете истории. Участвует в просветительской деятельности на телевидении. Автор и ведущий программ по истории «Дворцовые тайны» (50 передач, 2000–2003) и «Кабинет истории» (с 2005) на телеканале «Культура». Награды Лауреат премии митрополита Макария за книгу «Государственные реформы Петра Великого»; Анциферовской премии за совокупность исследований по истории Петербурга; серебряной медали имени княгини Дашковой. Евгений Анисимов
  7. Ветку не читала с сообщениями. Друзья, а вам не кажется,что поддержав человека,мы можем спасти его и его матушку с детьми от лжи и клеветы. Представьте своего мужа,отца и.т.д. на месте этого человека,жуть. Оклеветать легче легкого, "честь сберечь смолоду" могут не дать лжецы любому смертному. Нельзя зарекаться никому ни от сумы,ни от тюрьмы, как-то так старики учили раньше молодых. А если вдруг обвинение - это правда, то в любом случае есть Суд небесный.
  8. Да,понятно. И хорошо,что аудио. Можно, не отвлекаясь на картинку, лежать и слушать. У кого-то есть возможность в парке гулять,в ушах наушники! А в отделениях больниц, в домах престарелых по согласию с персоналом могут договориться трансляцию по воскресеньям делать доступной для желающих. В детской больнице у нас,например,есть часовенька -комната. Там можно включать для зашедших помолиться. Как решит наместник монастыря,можно так делать или нет. Но даже для частного домашнего прослушивания если есть благословение,то хорошо!
  9. Нужна! Зачем? Вот сегодня постельный режим весь день,я, вместо фейсбука могла бы побывать виртуально на службе в Оптиной? Хотелось приехать на каникулах, разболелись. А видеотрансляция - утешение. Это как попасть в "недосягаемый Непал"! И это я из Москвы скулю. Пожалуйста,если есть на это благословение начальства.
  10. SergNata

    Старый дом (снимок сделан 12 августа 2012 г.)

    Преданья старины глубокой, а помните деревянную оградку около хибарки? Скучаю по всему этому, уже канувшему в лету, безобразию.
  11. Отличная подборка! История бобров в Евразии! О. Виталий, рассмешили,спасибо!
  12. "Рай -это место,где Пушкин читает Толстого" (с)А.Кушнер.
  13. Господи, помилуй и сохрани в здравии мою семью.

    1. Мария Ш
    2. Olga

      Olga

      Наташа, и Сергей, и девочки - помоги Господь!

  14. SergNata

    Церковный этикет

    нас все же быстрее вылечит всех чувство юмора, имхо поэтому первым пунктом нам полезнее чувство это, а потом уже стыда!
  15. SergNata

    Церковный этикет

    Маша, я не знаю, какой Наш Храм. Мы как-то совсем захожанами стали, если не сказать "незахожанами". Происходящее вообще вокруг ни в какие ворота, по-человечески вести себя оочень тяжело,Маша, разве ты до сих пор не поняла? Пожалуйся о.Н - вот. И "дички" привьют к "сакуре":), может быть и польза будет. А может и не будет, подумай,как лучше.
×
×
  • Создать...