Jump to content
sibiryak

Доклад Святейшего Патриарха Кирилла на Епархиальном собрании г. Москвы (24 декабря 2020 года)

Recommended Posts

24 декабря 2020 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл возглавил ежегодное Епархиальное собрание духовенства города Москвы.

Дорогие Владыки, отцы и матушки игумении, братья и сестры!

 

Мы встречаемся в последние дни года, весьма непростого для каждого из нас, для Церкви, для нашей страны, для нашего народа, для всего человечества. Прежде, чем приступить к текущим вопросам, считаю важным исполнить печальный долг и вспомнить всех священнослужителей города Москвы и насельников ставропигиальных обителей, которые преставились в жизнь вечную со времени последнего епархиального собрания.

 

Это печальный и длинный список, который считаю необходимым огласить:

Скрытый текст


1. находившийся в Москве на покое митрополит Иона (Карпухин; †04.05.2020)

2. находившийся в Москве на покое митрополит Иов (Тывонюк; †01.12.2020)

а также почившие клирики г. Москвы:

3. протоиерей Георгий Ореханов (†20.01.2020)

4. протопресвитер Матфей Стаднюк (†26.01.2020)

5. протоиерей Всеволод Чаплин (†26.01.2020)

6. протоиерей Иван Разиньков (†02.02.2020)

7. священник Константин Скроботов (†24.02.2020)

8. иерей Владимир Щербаков (†21.03.2020)

9. протоиерей Александр Агейкин (†21.04.2020)

10. протодиакон Евгений Трофимов (†25.04.2020)

11. протоиерей Владимир Верига (†23.04.2020)

12. протоиерей Георгий Бреев (†29.04.2020)

13. диакон Андрей Молчанов (†03.05.2020)

14. протоиерей Евгений Корчуков (†03.05.2020)

15. протоиерей Владимир Бушуев (†09.05.2020)

16. диакон Алексий Майоров (†09.05.2020)

17. протоиерей Алексий Пеньков (†13.05.2020)

18. протоиерей Николай Дятлов (†18.05.2020)

19. диакон Александр Шевченко (†06.06.2020)

20. протоиерей Николай Ведерников (†09.06.2020)

21. священник Валерий Комзолов (†26.06.2020)

22. протодиакон Михаил Бороненков (†10.09.2020)

23. священник Александр Шумский (†16.09.2020)

24. протоиерей Александр Федоров (†06.10.2020)

25. протоиерей Димитрий Арзуманов (†12.10.2020)

26. протоиерей Димитрий Смирнов (†21.10.2020)

27. священник Георгий Каменев (†03.11.2020)

28. протоиерей Тимофей Гонтар (†15.11.2020)

29. протоиерей Сергий Махонин (†16.11.2020)

30. диакон Игорь Цыганов (†18.11.2020)

31. протоиерей Сергий Бирюков (†25.11.2020)

32. протоиерей Николай Киселев (†28.11.2020)

33. иеродиакон Ювеналий (Лапшин; †02.12.2020)

34. диакон Вячеслав Седых (†15.12.2020)

Почившие насельники монастырей:

35. монах Самуил (Мальков; †31.12.2019)

36. архимандрит Даниил (Воронин; †27.01.2020)

37. монах Вассиан (Чигилинцев; †05.03.2020)

38. монах Адриан (Алахвердиев; †21.04.2020)

39. монах Венедикт (Тарасевич; †21.04.2020)

40. игумен Игнатий (Амелькович; †26.04.2020)

41. монах Иосиф (Санин; †28.04.2020)

42. иеродиакон Никифор (Овчинников; †28.04.2020)

43. иеромонах Петр (Дикий; †28.04.2020)

44. схиархимандрит Никон (Деев; †29.04.2020)

45. иеромонах Онисим (Мальцев; †06.05.2020)

46. игумен Тихон (Барсуков; †06.05.2020)

47. иеродиакон Димитрий (Николаев; †07.05.2020)

48. архимандрит Лаврентий (Постников; †08.05.2020)

49. иеродиакон Каллист (Косулин; †08.05.2020)

50. архимандрит Илиан (Племенюк; †11.05.2020)

51. схиархимандрит Рафаил (Иванов; †12.05.2020)

52. иеромонах Модест (Панченко; †14.05.2020)

53. монах Симон (Байко; †14.05.2020)

54. игумен Ферапонт (Апполонов; †15.05.2020)

55. иеродиакон Поликарп (Сидоров; †27.05.2020)

56. игумен Аркадий (Смекалов; †05.06.2020)

57. монах Николай (Мохначев; †06.06.2020)

58. монах Николай (Муромцев; †23.06.2020)

59. иеромонах Феодор (Мухин; †23.07.2020)

60. архимандрит Герман (Чесноков; †08.08.2020)

61. послушник Александр Батарин (†27.08.2020)

62. монах Игнатий (Мороз; †06.10.2020)

63. иеромонах Филарет (Кочетков; †08.10.2020)

64. иеродиакон Илиодор (Гайриянц; †26.10.2020)

65. монах Аввакум (Кушниров; †26.11.2020)

66. схимонах Евфимий (Богомолов; †29.11.2020)

67. монах Варлаам (Кустов)

Почившие насельницы монастырей:

68. монахиня Екатерина (Вялых; †25.12.2019)

69. монахиня Стефанида (Савич; †15.01.2020)

70. монахиня Параскева (Крянге; †06.02.2020)

71. монахиня Арсения (Дуброва; †27.03.2020)

72. инокиня Сусанна (Федорова; †28.04.2020)

73. монахиня Александра (Рассказовская; †30.04.2020)

74. монахиня Сергия (Гостюнина; †09.05.2020)

75. монахиня Анастасия (Артемьева; †08.06.2020)

76. инокиня Моисея (Генкина; †08.06.2020)

77. монахиня Досифея (Панкеева; †21.06.2020)

78. монахиня Артемия (Прокофичева; †07.07.2020)

79. монахиня Вонифатия (Архипова; †06.07.2020)

80. монахиня Макария (Нечипорук; †30.09.2020)

81. монахиня Лия (Базилевич; †02.11.2020)

82. монахиня Дросида (Мордвинова; †09.11.2020)

83. монахиня Варахиила (Серова; †11.11.2020)

84. монахиня Селафиила (Шумова; †13.11.2020)

85. монахиня Гавриила (Щербакова; †18.11.2020)

86. монахиня Сусанна (Соболева; †21.11.2020)

87. инокиня Августа (Крячко; †22.11.2020)

88. схимонахиня Варлаама (Цветкова; †03.12.2020)

89. инокиня Антонина (Дидковская; †04.12.2020)

90. монахиня Елисавета (Гудкова; †17.12.2020)

91. схимонахиня Михаила (Петухова; †21.12.2020)

 

 

91 брат и сестра покинули нас и перешли в жизнь вечную в этот тяжелый пандемический год. Пропоем им «Вечную память».

Вечная память всем усопшим в тяжелый год, постигший народ наш, страну нашу, и многие страны и народы Земли.

Одно оглашение списка усопших позволяет нам осознать всю серьезность ситуации, в которой мы оказались и находимся поныне. В декабре прошлого года такой же список состоял из 33 имен. В этом году — из 91 имени. По поступившим в Московскую Патриархию сведениям, переболели коронавирусом в этом году или еще болеют 350 священнослужителей приходов Москвы, а также 720 насельников и насельниц ставропигиальных обителей. Скончались от последствий коронавирусной инфекции 13 московских клириков, а также 24 насельника и насельницы ставропигий.

Последствия распространения коронавирусной инфекции станут одной из основных тем нашего сегодняшнего собрания. Но перед этим, по традиции, несколько слов хотел бы сказать о статистике и о деятельности Патриарха в этот непростой год.

 

О присутствии клириков в социальных сетях

 

Год назад епархиальное собрание определило тему «Присутствие священника в социальных сетях: позитивный опыт и опасности» в качестве одной из тем для рассмотрения на пастырских конференциях в викариатствах. Период карантина и развития дистанционной коммуникации сделал эту тему еще более своевременной. Хотел бы поблагодарить всех участников состоявшегося в викариатствах обсуждения. Материалы этих конференций стали одним из источников моих размышлений при подготовке сегодняшнего доклада.

Конечно, мы не должны оставлять без пастырской заботы множество людей, вовлеченных в социальные сети. При этом очевидно, что не каждый священник может быть проповедником в социальных сетях и что социальные сети тая́т свои особенные искушения для священнослужителя.

 

Использование социальных сетей для проповеди предполагает наличие у священника хорошего образования и высокого общего культурного уровня. Однако по общему мнению участников викариатских конференций священник, взявший на себя просветительский труд в социальных сетях, должен быть в первую очередь пастырем с многолетним опытом приведения людей ко Христу.

Скрытый текст

 

Сегодня растет число людей, которые хотят удовлетворять свои потребности, в том числе относящиеся к вопросам веры, не отрываясь от экрана компьютера или мобильного устройства. Однако одна из задач священника, присутствующего в социальных сетях, состоит в том, чтобы помогать людям понять важность участия в реальной жизни прихода и, в первую очередь, участия в Святой Евхаристии, в молитвенном собрании единоверцев. Важно помнить и о том, что интернет-коммуникации не позволяют безусловно сохранить тайну, в том числе тайну исповеди.

Да, хорошо, когда священник поддерживает связь со своей общиной. Однако пастырю следует строить свое поведение в до сих пор новом для многих из нас пространстве социальных сетей так, чтобы общение в них собирало людей вокруг священника только в той мере, в какой собрание верующих вокруг священника не препятствует их общению с Господом и Спасителем. Только тогда это все полезно, когда личность священника не становится центральной, когда личность не подменяет подлинной цели духовной жизни — общения человека с Богом. Поэтому лидерство, которое принимает на себя священник в силу своего служения на приходе, всегда должно иметь существенные ограничения. Пастырь, каким бы популярным он ни был, должен сознавать, что его миссия — приведение людей ко Христу и ни в коем случае не поставление самого себя в центр их жизни.

Плохо, когда в центре такого общения незаметно оказывается личность священника, его собственные, к сожалению, иногда не бесспорные, размышления. В нынешних условиях еще более важно понимание священником своего места в церковной общине и критически осторожное отношение к своей роли. Я подробно говорил об этом на епархиальном собрании в прошлом году: священник всегда, в любых обстоятельствах должен оставаться ловцом человеков для Христа, а не для себя и даже не для реализации какой-либо социальной функции. Людей нужно объединять не только для того, чтобы направить их на решение каких-то материальных, «горизонтальных» проблем, в том числе связанных с деятельностью прихода, когда мы их мобилизуем на какую-то совместную работу. В первую очередь деятельность священника должна быть направлена на то, чтобы сблизить каждого человека со Христом.

Погружение в социальные сети, как верно отмечается в викариатствах, не должно приносить ущерба богослужебной и иной приходской деятельности. Многократное превышение количества подписчиков над числом реальных прихожан может создать у священника-блогера ощущение вторичности прихода. Если «виртуальная община» становится важнее реальной общины, то на обслуживание этой «виртуальной общины» и направляются главная сила и внимание священнослужителя. Он становится блогером, говорящим о духовной жизни, и перестает быть пастырем; и что, может быть, самое опасное — на второе место уходит главное — совершение богослужения, Святейшего Таинства Евхаристии. От клирика требуется трезвая оценка своей деятельности, возможно, обращение за советом к более опытному и сведущему собрату или к архипастырю. Ведь последствием увлечения подобной иллюзией может стать решение оставить регулярные богослужения. К сожалению, подобные примеры, хотя и немногочисленные, уже существуют.

Пастырь не должен превращаться и в некое подобие популярных ныне тренеров личностного роста или психологов. Известны случаи, когда некоторые клирики даже отказались от священного сана, чтобы заниматься подобной деятельностью. Их единицы, но они есть.

Остановлюсь также на вопросе сохранения пастырского достоинства. Священнику не подобает потешать публику своим поведением, а также опускаться до оскорблений или угроз. К сожалению, приходится сталкиваться в том числе и с обоснованными жалобами на поведение клириков в сети Интернет. Пастырь ни в коем случае не должен забывать, что цель его работы в социальных сетях — не развлекать людей, не привлекать их к себе, а нести слово Божие. Священник должен понимать, что, общаясь с людьми в Интернете, как и в обычной жизни, важно не только избегать высокомерия, брани, хамства, но и быть умеренным в желании стать ближе к своей аудитории. Следует помнить, что даже сами алгоритмы многих социальных сетей основываются на культивировании и непрестанной эксплуатации человеческого тщеславия.

 

С этим связана еще одна опасность, которая подстерегает священника, получившего признание в публичном пространстве. Священнику, подчас весьма молодому, начинает казаться, что он опытный пастырь — как много подписчиков! — способный отвечать на множество поступающих ему в виртуальной реальности вопросов. Такие клирики нередко теряют способность принимать любую критику, и не только в интернете, либо реагируют на возражения бесконечными спорами. Лекарство против этой болезни следует искать в молитве, в смиренном принятии советов и наставлений от собратий.

 

 

Разумеется, никто не отказывает священнику в праве иметь свою личную точку зрения на происходящее в мире. Но церковное служение должно быть делом возвещения Благой вести о Христе Иисусе, о Царствии Божием, пришедшем в силе (ср. Мк. 9:1), а не личных оценок или полемики. Вдумчивая богословская и молитвенная оценка должна предварять наши личные суждения. Выбор оснований для собственной позиции, пусть и принимающей во внимание Предание Церкви, не должен быть своевольным и не должен уходить с твердой почвы соборного мнения Церкви.

 

 

P.S. Дорогие владыки, отцы, братья и сестры, завершу на этом свой доклад.

Цитата

Год назад, совершая новогодние чинопоследования, мы молились о том, чтобы Господь в предстоящем тогда 2020 году избавил нас от всякого зла. Несмотря на действительно непростой год и неизвестность, которую несет нам будущее, оснований для принесения Богу благодарности неизмеримо много. Завершая этот гражданский календарный год молитвой о годе грядущем, будем обращаться к Господу со словами: «Благодарим о щедротах Твоих, яже удивил еси на нас в мимошедшее время живота нашего».

Пусть слово ободрения, напоминание о любви Божией, которой побеждаются человеческие страхи и разделения, с особенной силой звучит сегодня с амвонов наших храмов. Господь с нами до скончания века и врата адовы, какими неотвратимыми враг рода человеческого ни хотел бы их нам представить, не одолеют Церковь, если мы останемся верными Христу, если мы пребудем солью земли, которая не должна потерять силу.

Да пребудет со всеми нами Божие благословение!

 

Полный текст доклада на сайте Патриархии http://www.patriarchia.ru/db/text/5739902.html

  • Like 1

Share this post


Link to post

Церковь и пандемия. Что осталось за кадром

Василий Рулинский

Источник: Патриархия.ru

    

Статья пресс-секретаря Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению Василия Рулинского опубликована на сайте «Эха Москвы».

Да, подводить итоги 2020-го очень тяжело. Мы лишились многих. И это сложно осознать даже сейчас. В этом году были резонансные темы, которым, как часто бывает, уделялось слишком много внимания. Так много, что на этом фоне затерялось более важное.

Надо наверстывать. Итак, что осталось за кадром в 2020 году. 9 фактов о Церкви и пандемии, которых вы не знали.

1. Церковь выступила одним из крупнейших координаторов помощи людям в период пандемии.

Прежде всего, речь о продуктах. Да-да, о простых продуктах. Потому что многим семьям во время пандемии перестало хватать на еду. Многодетные, пожилые, одинокие люди с инвалидностью — все они обращались за помощью к нам, в Церковь. Потому что мы рядом.

И мы помогали. Организовали в Москве сбор средств, направили более 18,5 млн рублей на закупку продуктовых наборов в 55 епархиях. Причем не только в России. Не меньше страдают люди в Кыргызстане, Молдавии, на Филиппинах и в Восточном Тиморе. Там тоже наша Церковь, и там тоже нужна помощь.

Продуктовые наборы продолжают выдавать прямо сейчас в десятках епархий.

Очень помог наш давний партнер — фонд продовольствия «Русь». При его поддержке епархии выдали 317 тысячам нуждающихся более 990 тонн продуктов.

Скрытый текст

 

2. Бездомные часто могли рассчитывать в пандемию только на Церковь.

В некоторых городах, как, например, в Екатеринбурге, церковные проекты помощи бездомным остались единственными на весь город, которые не прекратили работу.

Кто-то может удивиться, но у Церкви не 1, не 2, не 3, а больше 90 приютов для бездомных. И они находятся по всей стране. Многие ушли на карантин: сотрудники, оставив свои семьи, неделями жили в приютах вместе с бездомными. Так было, например, с Андреем Якуниным из Тюмени — чего он только не испытал на этой добровольной самоизоляции.

В некоторых городах, как, например, в Уфе, городские больницы попросили наш приют взять к себе бездомных, чтобы освободить койки для коронавирусных больных.

В Москве крупнейший негосударственный центр помощи бездомным — «Ангар спасения» православной службы «Милосердие» — зафиксировал — внимание! — трехкратное увеличение числа обращений. То есть до пандемии приходило 100 человек, во время пандемии — 300 бездомных в день. В будни часто и до 400 бездомных в день.

Стоит ли говорить, что все проекты работают на пределе своих сил.

Самих проектов стало немного больше. В этом году мы открыли отапливаемый модуль для бездомных в Кирове, «Автобусы милосердия» в Томске, Уфе, только что — в Магнитогорске.

3. Всплеск волонтерского служения.

Он был не только у нас, этот всплеск. Мы можем говорить только за свои 800 добровольческих служб и групп милосердия, которые у нас есть. И к нам действительно пришло много новых людей. В первую волну, помню, добровольцев в московской службе «Милосердие» записалось так много, что даже не всем хватало просьб. Точнее, хватало, но приходилось какое-то время подождать.

И волонтеры, конечно, не только приносили продукты и лекарства людям на изоляции. Они отвозили врачей поликлиник, как в Нижнем Тагиле. Они привозили горячее питание медикам скорой помощи, как в Одессе и Симферополе.

Волонтеры тем и хороши, что они не скованы регламентами и инструкциями и могут оперативно отреагировать именно на ту нужду, которая есть сейчас.

4. Церковь открыла ковидный стационар.

Да, вы не ослышались (или какое есть слово, если человек читает, а не слышит?). В Бишкеке на пике пандемии в здании епархии Церковь открыла ковидный стационар. Летом туда приходили 40 человек в день. В Кыргызстане в пандемию было все очень сложно — больницы были переполнены, там оставались только самые тяжелые. А что делать всем остальным?

Епархия согласовала с местным Минздравом и открыла ковидный стационар. Нашлись высококвалифицированные врачи, которые согласились бесплатно трудиться. Наш Синодальный отдел по благотворительности направил средства на закупку оборудования и зарплату фельдшера. И стационар заработал.

Там бесплатно лечились пациенты с легким и среднетяжелым течением ковида. Также социальный отдел епархии оплачивал необходимые лабораторные исследования и бесплатно выдавал (и выдает) лекарства.

5. Церковные приюты для мам и центры гуманитарной помощи оказались на передовой.

Именно они приняли основную нагрузку по социальной помощи в период пандемии, потому что

А) их много — 76 приютов и 211 центров гуманитарной помощи;

Б) они по всей стране — от Калининграда до Камчатки. И в основном в маленьких городах и поселках, рядом с теми, кому помощь нужна больше всего.

Эти центры переориентировали свою работу на выдачу продуктов, средств гигиены — в основном самым бедным семьям, многодетным и семьям с детьми с инвалидностью.

Слава Богу, за последние годы нам удалось подготовиться. Еще 10 лет назад таких центров были единицы: 2011 году был всего 1 приют для мам и около 60 центров гуманитарной помощи.

6. Церковь активно помогала медикам.

Мы передавали помощь медикам и больницам в России и других странах. В основном аппараты ИВЛ, кислородные концентраторы, лекарства.

Не везде все так же хорошо, как в Москве. Помощь медикам очень нужна в региональных и в районных больницах. В Белгороде, Азове, Ярославле, Ханты-Мансийске, Боровичах, Окуловке, украинском Нежине и других городах священники, архиереи привозили оборудование. В Одессе епархия даже закупила и передала медикам 2 новые машины скорой помощи.

7. Священники пришли к больным в ковидные стационары.

Это было непросто. Но благодаря встрече Святейшего Патриарха Кирилла с президентом региональные власти допустили священников к больным в «красные» зоны. Верующим людям очень нужна духовная поддержка. И не так важно, в каком виде пришел священник — и в костюме «космонавта» он остается священником.

Сейчас по всей стране созданы мобильные спецгруппы священников, которые прошли обучение, знают, как надевать и снимать СИЗы. Вместе с эпидемиологами мы разработали правила совершения Таинств в «красных» зонах, отправили в 110 епархий комплекты средств защиты.

В Москве с апреля работает круглосуточный телефон вызова священника к больному коронавирусом. В день приходит в среднем 10 вызовов. 70% всех выездов сейчас — к умирающим в реанимацию.

Но священники приходят и просто поддержать больных. Всю эту неделю епископ Пантелеимон поздравляет с наступающими Новым годом и Рождеством Христовым пациентов московских больниц: каждый день он в разных ковидных стационарах Москвы дарит подарки врачам и пациентам в «красных» зонах и старается утешить всех, кто страдает.

8. Стало больше просьб о помощи от тяжелобольных лежачих людей на дому.

И до пандемии многие люди очень нуждались в уходе. Эпидемия ухудшила ситуацию: многие сиделки, выехавшие на время к себе домой — в соседние республики, не смогли въехать обратно в Россию. Найти замену им не у всех получилось.

Вообще, с качеством ухода в России ситуация оставляет желать лучшего.

Наши патронажные службы, сестричества милосердия зафиксировали рост числа обращений. Многих родственников консультировали по телефону, сестры выезжали на дом, помогали везде, где только могли.

Мы планировали давно, правда, пандемия отчасти помешала провести в полном объеме обучение регионов качественному уходу. Но все равно в 8 городах наши сестры милосердия — преподаватели Свято-Димитриевского училища сестер милосердия — провели практические занятия для местных сестер милосердия и сотрудников государственных учреждений. Особенно приятно, что среди городов было много дальневосточных — Находка, Хабаровск, Петропавловск-Камчатский, Южно-Сахалинск.

У Церкви больше 300 сестричеств милосердия и богатый опыт организации ухода за тяжелобольными людьми. Он крайне востребован сейчас, когда в России благодаря фонду «Старость в радость» внедряется система долговременного ухода.

9. Не только ковид: Церковь открывает новые приюты для мам, центры для людей с инвалидностью, паллиативные стационары.

Да, Церковь помогала не только людям, пострадавшим от коронавируса.

За год мы открыли новые приюты для мам в Калуге, Магадане, Магнитогорске, Архангельске и буквально на днях — в Челябинской области.

Церковная больница святителя Алексия открыла первый филиал паллиативной помощи для взрослых в Шуе. При участии отца Александра Ткаченко открылся детский хоспис в Белгородской области.

Новые проекты сопровождаемого проживания для людей с инвалидностью в этом году запустили в Тюменской и Пензенской областях, центр ухода за тяжелобольными — в Самаре.

Для трудных подростков в Петербурге наш Центр святителя Василия Великого открыл новый проект профилактики преступности.

Да, мы — не про грандиозные цифры. Церковь не соперничает с государством и не стремится опередить его в объемах социальной помощи. Для нас самое главное — любовь и забота о ближних, качество помощи, горящее сердце того, кто помогает.

Да, пока таких проектов, как петербургский Центр святителя Василия Великого, больше нет в стране. И да, малокомплектных домов сопровождаемого проживания людей с инвалидностью пока тоже крайне мало.

Но они есть, а значит, все-таки будем надеяться, их опыт вдохновит других людей, государство на распространение этих лучших практик.

Совсем скоро — Рождество Христово. И именно сейчас важно вспомнить, что Спаситель мира приходит на землю не в образе царя. Он рождается в пещере, потому что Ему не нашлось места в гостинице. Он входит в нашу нищету и боль, становясь бездомным и нуждающимся.

Постараемся не забывать о тех, кто в эти дни страдает и просит о помощи. В этом будет наше служение Самому Христу.

Василий Рулинский

Источник: Патриархия.ru

31 декабря 2020 г.

 

https://pravoslavie.ru/136521.html

  • Like 1

Share this post


Link to post

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.
Note: Your post will require moderator approval before it will be visible.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Restore formatting

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.


  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...