Jump to content

OptinaRU

Модераторы
  • Content Count

    3316
  • Joined

  • Last visited

  • Days Won

    277

Everything posted by OptinaRU

  1. Пишешь о своих заботах, и страхах, и предложениях относительно будущего. Положись на волю Божию, тверди себе, что будет то, что Богу угодно будет, и что всеблагий Господь Божественнам Своим промыслом всячески устрояет о нас благое, полезное и спасительное. Сраху же вражию старайся не поддаваться; а когда усилятся тревожные помыслы, отвечай им так, – с нами Бог, и прочее. “Аще бо паки возможете, и паки побеждене будете: яко с нами Бог. И аще совет совещаете, разорит Господь: яко с нами Бог. И слово, еже аще возглаголете, не пребудет в вас: яко с нами Бог. Страха же вашего не боимся ниже смутимся: яко с нами Бог. И аще на Него надеяся буду, будет мне во освящение: яко с нами Бог. И уповая буду на Него, и спасуся Им: яко с нами Бог” Из писем преподобного Амвросия Оптинского http://dl.dropbox.com/u/15268765/Blog/s_nami_bog_090311.mp3
  2. После усекновения главы Иоанна Предтечи, тело его было погребено учениками в Севастии, а честная глава сокрыта Иродиадой в бесчестном месте. Благочестивая Иоанна, жена царского домоправителя Хузы, тайно взяла святую главу, положила её в сосуд и погребла на горе Елеонской — в одном из поместий Ирода. Через много лет поместье это перешло во владение благочестивому вельможе Иннокентию, который стал строить там церковь. Когда копали ров для фундамента, был обретен сосуд с честной главой Иоанна Крестителя. Иннокентий узнал о величии святыни по бывшим от нее благодатным знамениям. Так произошло Первое обретение главы. Иннокентий хранил её с величайшим благоговением, но перед своей смертью, боясь, как бы святыня не была поругана неверными, он снова скрыл её в том самом месте, где обрёл. По кончине его церковь пришла в запустение и разрушилась. В дни равноапостольного царя Константина Великого двум инокам, пришедшим в Иерусалим на поклонение святым местам, дважды явился сам святой Предтеча и открыл место нахождения своей честной главы. Иноки отрыли святыню и, положив её в мешок, пошли к себе домой. По дороге они встретили незнакомого горшечника, и дали ему нести драгоценную ношу. Не зная, что он несёт, горшечник спокойно продолжал путь. Но ему явился Иоанн Креститель и велел бежать от нерадивых и ленивых иноков вместе с тем, что было у него в руках. Горшечник скрылся от иноков и дома с почестью хранил честную главу. Перед смертью он запечатал её в водоносный сосуд и передал сестре. С тех пор честная глава была преемственно хранима благоговейными христианами, пока её обладателем не стал один священник, заражённый арианской ересью. Он совратил множество недужных, исцелившихся от святой главы, приписывая благодать еретичеству. Когда его кощунство открылось, еретик был вынужден бежать. Закопав святыню в пещере, он рассчитывал впоследствии вернуться и снова овладеть ею для распространения лжеучения. Но Бог не допустил этого. В пещере поселились благочестивые иноки, а потом на этом месте возник монастырь. Архимандриту этой обители святой Иоанн Креститель в видении указал место сокрытия своей главы. Это обретение стало праздноваться как второе. Святой Иоанн Креститель приуготовляя людей к принятию Господа, говорил: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное. Сотворите достойный плод покаяния. Всякое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь». Помолимся, братья и сестры, Предтече Господню Иоанну о том, чтобы в эти благодатные дни Великого поста Господь даровал нам покаяние, перемену нашего ума и сердца от мыслей и чувств злых — на богоугодные. Чтобы нам стать сосудом чистым от греха, способным стать вместилищем Божией благодати. Чтобы с умиротворённой совестью встретить приближающуюся Пасху Господню, а в будущей вечной жизни стать наследниками Царства Небесного. Аминь. (Прочитано на вечернем богослужении в Оптиной пустыни) Фотография из фотоальбома "Ночные виды Скита"
  3. "В жизни мы многого боимся. Кажется, что не было такого дня, в который мы чего-нибудь или кого-нибудь не убоялись. Но часто мы с вами боимся не того, что нужно. Чего же нужно нам бояться? Бояться нужно греха, оскорбить Бога, бояться преступить заповедь Божию..." Проповедь схиархимандрита Захарии (Потапова) после великого повечерия, на котором читался Великий канон преподобного Андрея Критского. http://dl.dropbox.com/u/15268765/Blog/zahariya_chetverg_100311.mp3
  4. "Пока Господь продлевает дни покаяния и дает возможность исправить свою жизнь и очистить свою душу, будем внимать себе и испытывать себя, насколько мы близки к Богу. А близость к Богу определяется тремя вещами: верой, покаянием и молитвой, освященной праведными делами..." Проповедь игумена Владимира (Милованова) после великого повечерия, на котором читался Великий канон преподобного Андрея Критского. http://dl.dropbox.com/u/15268765/Blog/vladimir_sreda_090311.mp3
  5. Ну вот, в очередной раз вернулась из Оптины. Благодать! И о. Илия видела. И благословение на пост взяла и исповедалась. Может быть, это и есть ответ на мой вопрос: Ну почему я каждый раз еду в Оптину с большими "приключениями"? Почему мне так тяжело бывает добраться туда? Кому же так не нравятся мои поедки? И тут же приходит понимание, что значит я всё правильно делаю, что иду верным путем. "Рой окопы внутри себя и стой до конца". Расскажу об этой поездке: Выехала из Москвы в обед. Ехала не 4 часа, как должно быть, а 8 часов. <img src=http://www.optina.ru/photos/albums/4926.jpg width=500 hspace=10 vspace=10 align=left>Сначала проехала поворот на Калугу и доверившись своему GPS-навигатору, который говорил, что дальше есть ещё другая дорога и можно проехать там, поехала по его указаниям. Через 60км. дорога ухудшилась, появились какие-то заброшенные деревни. Я всё так же уверенно еду вперед. Радует, что Оптина приближается и до неё остаётся каких-то 35 км. И тут я вижу, что впереди поле, но я думаю, что это дорогу запорошило, ведь навигатор показывает путь вперед, и продолжаю ехать в поле. Ехала по полю, пока не застряла. Пыталась дать задний ход, но тщетно. Выхожу, оглядываюсь вокруг - ни души. Дорога закончилась. Заброшенная деревня. И только одна машина стоит в сугробе. Ну, думаю, раз машина есть, значит и хозяин рядом. Пошла по деревне искать людей. Смеркалось. В одном дворе залаяла собака. Стучусь. Открывает бабушка, я ей объяснила, что застряла и ищу мужчин, чтобы помогли, она сказала: "А, и ты тоже, щас.", и ушла. Выходят парень и девушка, на вид городские, но хорошо выпившие. Спросили,- а на какой лад я в поле поперлась? Ну, я объяснила, на что получила ответ: Ну вы, москвичи, зажигаете! Оказывается, они 3 дня назад приехали в гости, застряли и остались у своей бабули на постой, благо, торопиться им некуда, да и коньяка с собой полно. Предложили остаться с ними и присоединиться к застолью. Я отказалась, сказала, что тороплюсь в монастырь. Они как-то недоуменно посмотрели на меня, наверное, в уме поставили диагноз. Оно и понятно, какой же нормальный человек от коньяка халявного откажется. Пошли вытаскивать. Девица села за руль, а мы с парнем толками. Еле вытащили. Хотя, картина была ещё та - я в норковой шубе, в длинной, до пят, юбке и на каблуках. Самое оно машины толкать. Дальше решили их машину вытаскивать. Я достала видавшие виды трос. Присоединили к машинам, стала тащить, не идет. Парень предлагает - а давай, подъезжай ближе и газуй со всей мощи…., ну, мне ни к чему, что так нельзя делать, я и выполнила всё в точности. Слава Богу, трос не выдержал и порвался, иначе лишились бы бампера. Но машину с места столкнули. Дальше парень садится за руль и начинает выезжать, при этом задевает мою машину и бьёт мне задний бампер. Ну да, особых проблем там не было и мы решили разъезжаться. <img src=http://www.optina.ru/photos/albums/4888.jpg width=300 hspace=10 vspace=10 align=right>Как оказалось, дороги здесь никогда не было и мне нужно возвращаться обратно. Это порядка 60-70км. Обидно, но что делать, поехала назад. Как только выехала на трассу, не проехав и 3-х км, встречная машина резка включила дальний свет, я ослепла, а погода была ужасная – метель сильная, видимости и так нет, уже стемнело, днем было 0 градусов, а к вечеру подморозило, на дороге тонкая корка льда….. Машину занесло, её стало крутить, Последнее помню – лечу с дороги в кувет. Открываю глаза, руль на потолке и ноги сверху. Пока пыталась выбраться, открывала двери……свалилась в сугроб по пояс. Стала выбираться на дорогу. Там большая горка вверх, да и снега полно, а я в длинной юбке, барахтаюсь в снегу… Юбку порвала, еле выползла. Оборачиваюсь – машина стоит свечкой на заднем бампере, глубоко закопанная в снег. Даже с дороги машину не видно. Как потом мужчины сказали, повезло, что снега много, она в снегу застряла и не перевернулась. Понятно, что Господь спас. Когда вылезала, потеряла в сугробе телефон. Пыталась рыть снег руками, но тщетно. Слезы душат, пытаюсь голосовать, и только молюсь: Господи, помоги! Остановилась одна машина – мужчина обещал сообщить в ГАИ и уехал, у второго водителя не было телефона, но он развернулся и поехал на сервис за людьми, которые приехали на Ниве и пытались меня вытащить. Но тут не Нива была нужна, а Камаз. Бог послал ещё одного доброго водителя. Он посадил меня к себе в машину, чтобы я отогрелась немного, а сам начал названивать знакомым. Дозвонился до районного начальника МЧС. Через какое-то время приехала пожарная машина и вытащила мою многострадальную машину. Ребята попробовали завести – заводится. Передний бампер разбит, но не существенно. Главное – машина на ходу. Денег с собой было мало. Пришлось отдать стиральный порошок, который везла в детский приют. И продолжила путь в Оптину. Приехала я в одиннадцать вечера и сразу бегом к батюшке Михаилу на исповедь. Вид у меня был ещё тот – юбка рваная, руки в грязи, и глаза горят. Но успела как раз последней. Исповедовалась. Взяла благословение на пост. Батюшка Михаил меня аж 3 раза благословил. В гостиницу пришла почти в двенадцать. Все уже спали. Я всегда беру верхнюю полку. В темноте разделась, поставила лестницу и залезла в кровать. Но, видно, адреналин от страха играл в крови. Уснула только к утру. А утром, когда слезала, видно накануне лестницу криво поставила, только встала на лестницу, как она поехала под ногами и полетела, и я вместе с ней. Разбилась немного. Приехала домой разбитая и счастливая. Ведь дома побывала, укрепилась и увезла частичку благодати с собой. Вот такая на этот раз поездка получилась. Иулия Сообщение с Оптинского форума
  6. "Великий пост - это для каждого из нас возможность остановиться от этой бесконечной нашей спешки и все-таки подумать о Вечности. Пост - это уникальная возможность не упустить самого себя. Не пропустить себя, сделать этот маленький шаг навстречу своей душе. И вот как же сделать, чтобы эта встреча состоялась, эта удивительная встреча человека со своей душой?.." Проповедь скитоначальника игумена Тихона (Борисова) после великого повечерия, на котором читался Великий канон преподобного Андрея Критского. http://dl.dropbox.com/u/15268765/Blog/tihon_poned.mp3
  7. Видеозапись чина прощения в Оптиной пустыни перед началом Великого поста
  8. "...В исполнении Закона Божия заключается сущность настоящего покаяния. Каяться без исполнения заповедей - это бесполезное дело. Иуда тоже покаялся, но ничего не исполнил. Если мы хотим получить спасение и милость Божию, нужно не одно слово покаянное, но обращение с покаянием. А что такое обращение, как не исполнение святых Христовых заповедей..." <object width="400" height="320"><param name="allowfullscreen" value="true" /><param name="allowscriptaccess" value="always" /><param name="movie" value="http://vimeo.com/moogaloop.swf?clip_id=20712942&server=vimeo.com&show_title=1&show_byline=0&show_portrait=1&color=00ADEF&fullscreen=1&autoplay=0&loop=0" /><embed src="http://vimeo.com/moogaloop.swf?clip_id=20712942&server=vimeo.com&show_title=1&show_byline=0&show_portrait=1&color=00ADEF&fullscreen=1&autoplay=0&loop=0" type="application/x-shockwave-flash" allowfullscreen="true" allowscriptaccess="always" width="400" height="320"></embed></object><p><a href="
  9. "Одно слово «прости», с сердечным сознанием, попаляет врагов и мир дарует". (преп. Макарий) * * * "Да ведаем, что возмездие за прощение обид больше возмездия за всякую другую добродетель...Значение прощения обид: 1. Самое большое возмездие. 2. Разум истины. 3. Плоды духовные. ...Прощать нужно со многим смирением, возлагая на себя вину, — это необходимое условие при прощении обид. Одни внешние поклонения и слова не примиряют, не касаются сердца, как пустой звук". (прп. Никон) * * * "Спрашиваешь меня, что если имеешь с кем неприятность и надо молиться, и хотя попросишь прощения, но все бываешь немирна к тому человеку, и желала бы в таких случаях свое злое сердце истребить и истинно смириться. Этого-то только и требуется, чтобы истинно смириться, то и мир водворится. Ты хотя и попросишь прощения, но только языком, а в сердце с самооправданием, то и нет миру..." (прп. Макарий) * * * "На вопрос, просить ли прощения у тех, коим сделаешь какую-нибудь неприятность? Когда попросишь, то из этого выходят насмешки и острые слова, коим опасаешься подвергнуться. Надобно иметь рассуждение и рассматривать людей и случаи, расположение первых и важность последних. Если кто-либо оскорблен тобою и знаешь, что он с любовью примет твое извинение, то можешь просить прощения, а особо когда резко оскорблен тобою. Но сего невозможно сделать, пока не сознаешь внутренне своей вины и обвинишь себя. А если знаешь, что те лица, коих ты оскорбила, примут извинение твое с насмешкою, то и не нужно пред ними извиняться, а обвинить себя в сердце своем и мысленно просить у них прощения, тем надобно и успокаиваться". (прп. Макарий)
  10. «Я говорила как-то батюшке <пишет его духовная дочь> об одной семье, что мне всех их очень жаль, — они ни во что не верят, ни в Бога, ни в будущую жизнь; жаль именно потому, что они, может быть, и не виноваты в этом сами, — их воспитывали в таком неверии, или были другие какие причины». — Батюшка закачал головой и так гневно сказал: «Безбожникам нет оправдания. Ведь всем, всем решительно, и язычникам проповедуется Евангелие; наконец, по природе всем нам от рождения вложено чувство познания Бога, стало быть, сами виноваты. Ты спрашиваешь, можно ли за таких молиться. Конечно, молиться за всех можно». Из писем преподобного Амвросия Оптинского
  11. И вы тоже, детки, когда случится в этом надобность, встаньте на защиту своей веры и Христа. И, может быть, ваше простое слово произведет не меньшее впечатление, чем богословские доказательства. Но сами на такие споры не вызывайтесь. Меня иногда спрашивают: <img src=http://www.optina.ru//photos/blog/P1030444.jpg width=450 hspace=10 vspace=10 align=left>— Что мне делать? Бываю в гостях, и вот за столом начинаются кощунственные разговоры о религиозных предметах. Хозяева одни молчат, другие поддакивают, а то и сами начинают кощунствовать. Что мне делать? — Молчать, – отвечаю. — Но как же молчать, когда вся душа горит? — А тебя спрашивают? — Нет. — Ну, если не спрашивают, то молчи. Другое дело, если спросят, тогда не скрывай своей веры: «Нет, –ответь, – я с вами не согласна». Такое заявление обольет их как ушатом холодной воды, но и заставит, может быть, в душе призадуматься. Один знакомый мне доктор, потерявший веру, говорил однажды: — Как верить, когда нынче никто не верит, а если кто и верит, то должен молчать, так как иначе засмеют. — Да, действительно, плотские люди смеются над последователями Христовыми, а другие, боясь насмешек, малодушно молчат и не защищают свою веру. Но Христос, прозирая именно наш век, вот какие страшные слова произносит в Св. Евангелии Своем: "Иже бо аще постыдится Мене и Моих словес в роде сем прелюбодейнем и грешнем, и Сын Человеческий постыдится его, егда приидет во славе Отца Своего со ангелы святыми" (Мк. 8, 38). Вы читали Евангелие? — Полностью я его не читал, но в гимназии учил катехизис, в котором встречались тексты из Евангелия, но такого я не помню. Я раскрыл Евангелие и показал ему. — А что будет тем, которые стыдятся Христа? — Читайте дальше: «И идут сии в муку вечную, праведницы же в живот вечный» (Мф. 25, 46). Мука вечная – какое ужасное состояние, и это, непременно, исполнится над грешниками. Призадумался доктор... Не стыдитесь же, детки, исповедывать Христа, чтобы и Он вас не постыдился. Страшное время мы переживаем. Прежде открыто гнали Христа. Говорят, например, христианину: — Если не откажешься от своих убеждений, то мы оденем на тебя раскаленные ботинки. — Нет, не откажусь, несите их. И он их одевает и претерпевает мучения ради Христа. Правда, нынче не одевают нам раскаленных ботинок, не кладут обнаженных или в одних рубашках на железные раскаленные кровати, но теперь гонения другого рода. Исповедующих Христа считают людьми отсталыми, их осыпают насмешками, сильно действующими на самолюбие, но надо все это претерпеть, чтобы остаться верными Христу. Такие нападки на веру затем перейдут в открытое гонение. Из бесед со старцем Варсонофием Оптинским
  12. Недалеко от знаменитой Ларнаки на Кипре располагается уединенный монастырь св. Георгия, в котором находится храм в честь преподобных Оптинских старцев, которые особо почитаются на острове. <img src=http://www.optina.ru//photos/blog/IMG_2806.jpg width=400 title="Вход в подземный храм Оптинских старцев" hspace=10 vspace=10 align=left>Паломники, которые приезжают в солнечный и гостеприимный Кипр, обязательно посещают храм святого Лазаря, друга Христова, расположенный в Ларнаке (древнем Китионе). Пройдя сквозь шумные лавочки уличных торговцев, входишь в тихую прохладу древнего храма. Церковь, выполненная в византийском стиле, построена в конце IX века на самой гробнице святого, который согласно традиции, был первым епископом Китийским. Известно, что после чудесного воскрешения Лазарь прожил еще около 30 лет и скончался в возрасте 60 лет примерно в 63 году н. э. Считается, что в 45 году апостолы Павел и Варнава рукоположили его в сан епископа, и 18 лет святой Лазарь был пастырем христианской общины города. <img src=http://www.optina.ru//photos/blog/IMG_2787.jpg width=400 title="Вход в монастырь" hspace=10 vspace=10 align=right>Всего лишь в 10 километрах к северу от Ларнаки расположен уединенный монастырь святого Георгия у Черной Горы (Мавровуни). Название монастыря происходит от Черного холма, на котором стоит обитель. Святой Георгий очень почитается на Кипре, где несколько монастырей посвящены этому святому. В Мавровуни киприоты построили новый «подземный» храм в честь преподобных оптинских старцев, так почитаемых в России. И именно в этот монастырь и лежит наш путь, – в обитель, которая вплотную граничит с оккупированной территорией и является оплотом православия в этих землях. Эта трагическая страница истории в жизни острова до сих пор остается незаживающей раной в сердце всех киприотов. При подъезде к пограничной территории появляются необычные дорожные знаки – «фотографировать и снимать запрещается». Об этом постоянно напоминает и экскурсовод, добавляя, что объективы фотокамер являются прекрасной мишенью. На вышках дежурят автоматчики. На возвышающихся холмах с оккупированной стороны во многих местах нарисованы гигантские турецкие флаги, видные в ясную погоду за много километров и постоянно напоминающие, «кто здесь хозяин». Долгое время въезд на оккупированную территорию был практически запрещен, сейчас, пройдя необходимые таможенные формальности, можно пересечь границу, которая разделяет остров на две части. Хочется традиционно написать, что ничего не напоминает о давно прошедшей войне. Однако это будет неверно. <img src=http://www.optina.ru//photos/blog/IMG_2789.jpg width=400 title="В монастырском дворике" hspace=10 vspace=10 align=left>С тех пор, как рухнула берлинская стена, столица Кипра остается последней разделенной столицей мира. Это город Никосия (Nicosia), который лежит в глубине острова в плодородной долине Месаория, между двумя горными грядами – Троодос и Кирения. Разделенная на две части, Никосия является одновременно столицей Республики Кипр и центром турецкого Северного Кипра. Греки-киприоты называют свою столицу Лефкосия (Lefcosia). По-турецки Никосия называется Лефкоша. Здесь расположены резиденции президента Республики Кипр и архиепископа, парламент страны, министерства, офисы крупных компаний. Рассказывают, что многие беженцы, покинувшие свои дома, теперь живут в новых типовых зданиях. Однако новые дома расположены так близко от границы, что люди могут видеть свои старые, ветшающие от времени дома, расположенные на нейтральной полосе. И это они наблюдают каждый день, начиная с 1974 года. Еще один символ той войны расположен на севере Кипра недалеко от древнего города Фамагусты. Это квартал Вароша, город-призрак, оставленный греками во время войны и заминированный до сего времени. Опасаясь жестокой расправы, киприоты бежали на юг острова. С высоты средневековой башни в Фамагусте хорошо просматриваются пустые улицы и строения квартала, словно застывшие в немом крике с августовского дня 1974 года. <img src=http://www.optina.ru//photos/blog/IMG_2816.jpg width=400 title="Внутренний вид храма" hspace=10 vspace=10 align=right>Оплотом государственности и внутреннего духа киприотов являются монастыри и храмы, которые стали возрождаться после тех трагических событий. С 1994 года началось восстановление обители св. Георгия у Черной горы. 16 апреля 1996 года, на Пасху, в монастыре начались регулярные богослужения и восстановилась монашеская жизнь. Это святое место, известное еще с IX века. Здесь в это время был знаменитый храм. В монастырском дворике и сейчас можно увидеть капитель прекрасной мраморной колонны. Святой Неофит Затворник, выдающий ученый, церковный писатель, в 1134 году в одном из своих сочинений упоминает о неком слепом монахе, который после своего исцеления отправился на Черную гору, чтобы поселиться у храма святого Георгия. Русский монах и путешественник по святым местам Василий Григорович-Барский зиму 1735–1736 года провел в Ларнаке, и тогда же посетил и монастырь св. Георгия. Он писал, что братство в монастыре небольшое. Монахи выращивали маслины, шелковичного червя и занимались скотоводством. Упадок монастыря был связан с национально-освободительной борьбой киприотов против турецкого владычества, в ходе которой большие потери понесли как мирные жители, так и монахи. <img src=http://www.optina.ru//photos/blog/IMG_2809.jpg width=250 title="Внутренний вид храма" hspace=10 vspace=10 align=left>В 1814 году одесскими греками было создано тайное общество «Филики этерия», которое поставило задачу объединения всех христиан Турецкой империи и освобождения их от турецкого владычества. К 1820 году «Филики этерия» объединила многие греческие диаспоры, проживавшие в Греции, Турции, Египте, Франции, Италии, Германии и России. Военные действия возглавил русский полководец князь Александр Ипсиланти. Он обратился к своему войску с торжественной речью, где, напомнив о славных деяниях древних эллинов, открыто призвал к вооруженной борьбе против турецкого ига. Призыв Ипсиланти быстро разнесся по всей Греции. Не понадобилось ни общего сигнала, ни согласования действий. Истосковавшийся по свободе греческий народ немедленно взялся за оружие. Турки жестоко подавили мятеж. Мученическую смерть принял константинопольский патриарх Григорий V. На предложение отречься от веры он ответил: «Напрасно трудитесь, христианский патриарх умирает христианином». Патриарх был арестован и в тот же день повешен на воротах патриархии. В итоге этой войны в соответствии с Адрианопольским мирным договором Турция признала автономию Греции, и с 1830 года Греция является независимым государством. <img src=http://www.optina.ru//photos/blog/IMG_2820.jpg width=250 title="В монастырском дворике" hspace=10 vspace=10 align=right>Как и в других землях, турки жестоко расправились с киприотами. 9 июля 1821 года они убили вождей народа, главу Кипрской церкви, многих архиереев, игуменов, монахов и мирян. Именно в это трудное для страны время монастырь пришел в упадок. К концу XIX века от монастыря сохранилась лишь маленькая церквушка, построенная около 1720 года, и несколько полуразрушенных зданий. Начавшееся возрождение монастыря словно возродило и окружающее место, которое теперь является оазисом пальм и тростниковых зарослей. Духовная жизнь в обители укореняется там, где есть опытный руководитель. Так случилось и в монастыре святого Георгия на Кипре. Игумен Симеон, который возглавляет обитель, – духовный наставник, вокруг которого сформировалось монашеское братство, а также мирские прихожане, большую часть которых составляют молодые люди. Отец Симеон является также профессиональным реставратором и иконописцем. В алтаре храма святого Маманта в соседней деревне Трулли он нашел старую икону в очень плохом состоянии. Сохранились лишь некоторые ее фрагменты, а также несколько букв, из которых складывалось слово «Черногорец». Отец Симеон отреставрировал икону великомученика Георгия и заказал в Афинах для нее серебряный оклад с небольшим окошечком. На Кипре существует традиция делать в окладе иконы небольшое отверстие, чтобы можно было приложиться непосредственно к самой иконе. Однако не эта необычная икона, и даже не небольшой ковчежец с мощами вмч. Георгия привлекает в эту обитель русских паломников. Дело в том, что за старым небольшим храмом предполагается воздвигнуть новую величественную церковь. Пока еще сложно представить ее размеры. Но весной 2006 года, на Пасху, здесь освятили нижний храм в честь преподобных Оптинских старцев. В храм ведут крутые ступени. После знойного летнего дня попадаешь в прохладный подземный храм. Взгляд, уже привыкший к византийской иконографии, встречает в этом храме русские иконы «Всех оптинских старцев» и «Спорительницы хлебов», привезенные из духовного центра России – из далекой Оптины. <img src=http://www.optina.ru//photos/blog/IMG_2821.jpg width=400 title="В книжной лавочке монастыря" hspace=10 vspace=10 align=left>Связь с российской землей чувствуется в монастыре особенно остро. В книжной лавке, которая является одной из самых богатых на Кипре, представлен почти весь Достоевский, многие жизнеописания и творения русских святых, и конечно, отдельная полка посвящена Оптиной Пустыни. Кстати, иконы для будущего большого собора пишет русский иконописец. Как рассказывают в монастыре, отец Симеон когда-то прочитал роман Ф.М. Достоевского «Братья Карамазовы» и был поражен художественным образом старца Зосимы, написанным с преп. Амвросия. Именно с этого времени и возникла невидимая духовная связь монастыря с Россией, откуда и привезли иконы для нового храма. Греки-киприоты с большой любовью чтут память Оптинских старцев, хорошо знают их жития и в октябре собираются из разных уголков острова на праздничное богослужение, которое совершается на греческом языке (вся служба переведена на греческий язык!). Это не единственный храм, посвященный русским святым на солнечном острове, в котором, как и в России, возносятся к ним ежедневные молитвы. На Кипре есть скит преп.Сергия Радонежского, скит преп.Серафима Саровского, храм в честь иконы Божией Матери Семистрельной (еще не освященный), начинается строительство собора св. Луки Войно-Ясенецкого. Монастырь Мавровуни, где особо почитают память оптинских старцев и который находится на пограничной территории, над которым и днем и ночью нависает вышка с автоматчиком, несет свое духовное служение под покровом великих русских святых. В сокращении статья опубликована в журнале «Православный паломник» (2010. № 9 (64)–10 (65). С. 10–13).
  13. Старцы советуют читать и перечитывать творения святых отцов. Они глубоки и понимаются постепенно. Предмет их — духовная жизнь, а она обширна: «широка заповедь Твоя зело». Духовному росту предела нет, поэтому перечитывание имеет огромное значение. Лучше с благоговением и вниманием перечитывать небольшое количество книг, нежели многое читать наскоро. Чтение одно из самых необходимых деланий. Без чтения или слушания чтения нельзя узнать истину. Говоря о чтении, разумею исключительно чтение Священного Писания и писаний отеческих и церковных. Но чтение только тогда будет приносить желаемую пользу, когда читаемое будет по мере сил и возможности входить в жизнь, становиться правилом жизни, а не простым голым, бездушным и холодным знанием. Какая может быть польза, что человек знает, что нужно молиться, и не молится, знает, что нужно прощать обиды, и не прощает, знает, что нужно поститься, и не соблюдает постов, нужно терпеть, и не терпит и т. д. Такое знание, по слову Евангелия, будет даже в осуждение человеку. Поэтому нужно читать со вниманием и стараться жить по духу того, что читаешь. Конечно, сразу стать исполнителем всего, что написано, мы не можем — нужна постепенность. Вначале понуждение себя и смирение, сознание своей немощи, тогда знание, получаемое от чтения, будет приносить желаемую пользу. Вообще, все книги и писания святых отцов и истинных учителей Церкви о духовной жизни, а в особенности писания о молитве, надо читать с крайним вниманием, не спеша, вникая по силе своей умом в каждое изречение, каждое слово, дабы не упустить чего-либо необходимого, дабы не дать себе повода к неправильному, произвольному пониманию и толкованию читаемого. Духовная жизнь и подвиг молитвы имеют свои законы, свою последовательность; их надо изучить и понять, усвоить уму и сердцу. Самочиние, самомышление здесь места не должны иметь, они приводят человека в заблуждение. Малое по внешности уклонение или неточности приводят иногда к большим ошибкам и заблуждениям, имеющим горькие плоды и последствия. Если что-либо кажется непонятным, неясным, то надо спросить у знающего, если имеешь такого человека, а если не имеешь, то пусть это остается до времени непонятным; не пытайся понять своим умом. В свое время Господь пошлет вразумление; хорошо о сем говорит святитель Тихон Задонский. Старцы советуют читать и перечитывать книги святых отцов. Писания святых отцов заключают в себе истину духовной жизни и мудрости, всегда доставляют читающему их утешение и вразумление и подкрепление духовное! Они никогда не могут потерять своей жизненности, ибо духовная жизнь, в них изложенная, навсегда имеет свои законы неизменяемые. Они (писания) понимаются и усваиваются постепенно, по мере духовного роста читающего и подвизающегося, по мере получения разумения от их переживания и личных опытов. Между прочим, последнее является одной из причин необходимости перечитывания писаний отеческих. И советуется перечитывать их так: если человек видит, что на него нападает, например, страсть гнева, то читать советуется об этой страсти и противоположной ей добродетели, если нападает злоба, то читать о злобе и любви, если нападает блуд, то читать о блудной страсти и целомудрии и т. д. Удрученному скорбью полезно читать о пользе и необходимости скорбей и т. д. Замечено, что особо сильное впечатление производит на душу то, что ей в данное время потребно, как запрет читать книги подряд. Желающие и имеющие на то возможность пусть чи­тают каждую книгу подряд. Это даже необходимо для получения цельного впечатления и понятия о писаниях и учении того или иного святого отца. А данным советом можно пользоваться по мере своей душевной нужды в том или ином чтении. Лучше всего, если на то имеется возможность, на каждое чтение получать благословение духовного отца. При неимении такой возможности нужно получить хотя бы общее благословение на порядок и выбор книг для чтения.
  14. Однажды на рассмотрение отца Амвросия был предложен следующий вопрос: «Обязанность христианина — делать добро и стараться, чтобы добро восторжествовало над злом. При конце мира, как говорится в Евангелии, зло восторжествует над добром. Каким же образом можно стараться о победе добра над злом, зная, что старания эти не увенчаются успехом и что зло в конце восторжествует?» Старец отвечал так: «Зло уже побеждено, — побеждено не старанием и силами человеческими, а Самим Господом и Спасителем нашим, Сыном Божиим, Иисусом Христом, Который ради сего и снисшел с Неба на землю, воплотился, пострадал с человечеством, и крестными Своими страданиями и воскресением сокрушил силу зла и злоначальника — диавола... Теперь всем верующим христианам дается в Таинстве Крещения сила попирать зло и творить добро... Хотеть же своими силами побеждать зло, которое уже побеждено пришествием Спасителя, показывает непонимание христианских таинств Православной Церкви и обнаруживает признак горделивой самонадеянности человеческой, которая хочет все делать своими силами, не обращаясь к помощи Божией. Тогда как Сам Господь ясно говорит: "без Мене не можете творити ничесоже". Вы пишете: в Евангелии говорится, что при кончине мира зло восторжествует над добром. В Евангелии этого нигде не сказано, а говорится только, что "в последнее время умалится вера" (Лк. 18, 8), и "за умножение беззакония иссякнет любы многих" (Мф. 24, 12). А святой апостол Павел говорит, что перед вторым пришествием Спасителя явится "человек беззакония, сын погибели..." (2 Сол. 2, 3–7), т. е. антихрист. Но тут же сказано, что Господь Иисус убиет его духом уст Своих и упразднит явлением пришествия Своего. Где же тут торжество зла над добром? И вообще всякое торжество зла над добром бывает только мнимое, временное. С другой стороны, несправедливо и то, будто человечество на земле постоянно совершенствуется. Прогресс, или улучшение, есть только во внешних человеческих делах, в удобствах жизни. В христианско-нравственном же отношении всеобщего прогресса нет. <...> Нравственное совершенство на земле (несовершенное) достигается не всем человечеством в совокупности, а каждым верующим в частности, по мере исполнения заповедей Божиих и по мере смирения. Конечное же и совершенное совершенство достигается на Небе, в будущей бесконечной жизни, к которой кратковременная земная жизнь человеческая служит лишь приготовлением, подобно тому, как годы, проведенные юношею в учебном заведении, служат приготовлением к будущей его практической деятельности... Без будущей блаженной, бесконечной жизни земное наше пребывание было бы неполезно и непонятно». Из жития преподобного Амвросия Оптинского
  15. Действительно, Ваша правда, что от многословия не избежишь греха, а молчание такая добродетель, что все прочия наши добрые дела если положить на весы, то это все перетянет. Для сего-то и нужно ныне разучивать: положи, Господи, хранение устом моим и дверь ограждения о устнах моих. Хорошо бояться и смерти; ибо, по слову Святаго Кирилла Александрийскаго, она горька есть, особенно для грешных; но бояться греха лучше. Посему многое святые и целомудренные люди легче считали для себя умереть, нежели коим грехом прогневать Господа. А мы с Вами иначе... Вы спрашиваете, как приучить себя к разсуждению? Это - дар Божий, а не человеческий; посему от людей и научиться невозможно. Св. Иоанн Лествичник говорит: "От смирения происходит послушание, от послушания - смиренномудрые; а смиренномудрым Бог дарует и дар разсуждения». А как мы с Вами более половины своей жизни прожили без послушания в своеволии, то и невозможно иметь нам онаго, т. е. разсуждения. Почему и должны мы с Вами отныне смиряться пред Богом и пред сообитающими с нами, и сохранять очи свои от зазрения и осуждения других. Ибо, как бы велики грехи в других ни представлял нам противник наш, но они в сравнении с нашими грехами менее сучьев. И так будем просить Господа: Господи Владыко живота моего, дух целомудрия, смиренномудрия, терпения и любве даруй ми рабу твоему. Из писем преподобного Антония Оптинского
  16. 27 февраля Высокопреосвященнейшим Климентом, митрополитом Калужским и Боровским в Казанском храме Оптиной Пустыни была отслужена Божественная литургия во время которой он совершил диаконскую хиротонию одного из насельников обители.
  17. О поминовении на проскомидии справедливо вам говорит духовная особа, что не должно поминать явно грешников, пребывающих в нераскаянии, в заблуждении и расколах; по толкованию учителей церковных — через соединение частиц, вынутых за их имена, с Божественною Кровию, — не очищение, но высшее осуждение для них бывает. О грешниках же, но кающихся и полагающих начало, можно и молиться, и подавать на проскомидию, также поминать на молитве и обращении их можно, как и Церковь молит о соединении всех, однако ж, дабы с такою раз­борчивостью не подпасть бы вам фарисейскому мудрованию, подавайте на проскомидию о ближних ваших, известных вам; а о прочих молися вообще, и в мысли стараясь считать всех святыми (впрочем, не подражая делам их худым), окажите любовь свою каждому делами при случающихся обстоятельствах. Это будет надежнее, а то и в том и в другом случае опасно, избежать фарисейского мудрования и о себе мнения. (прп. Лев Оптинский)
  18. Сегодня прочел в «Колоколе», что престарелый архиепископ одной из древнейших русских епархий, запутавшись ногами в ковре своего кабинета, упал и так разбил себе голову и лицо, что все праздники не мог служить, да и теперь еще лежит с повязкой на лице и никого не принимает. В конце октября или в начале ноября прошлого года был из епархии этого архиепископа на богомолье в Оптиной один офицер; заходил он и ко мне и рассказал следующее: – Незадолго перед отъездом моим в Оптину я был на празднике одной обители, ближайшей к губернскому городу, где стоит мой полк, и был настоятелем ее приглашен к трапезе. Обитель эта богатая; приглашенных к трапезе было много, и возглавлял ее наш местный викарный епископ; он же и совершал в тот день Литургию. В числе почетных посетителей был и некий штатский «генерал» из синодской канцелярии. Между ним и нашим викарным зашла речь о том, что получено благословение откуда следует, по представлению архиепископа, на реставрацию лика одной чудотворной иконы Божией Матери, находящейся в монастыре нашей епархии. Иконе этой верует и поклоняется вся православная Россия, и она, по преданию, писана при жизни на земле Самой Царицы Небесной св. апостолом и евангелистом Лукой. Нашло, видите ли, монастырское начальство, что лик иконы стал так темен, что и разобрать на нем ничего невозможно. Тут явились откуда-то реставраторы со своими услугами, с каким-то новым способом реставрации и старенького нашего епархиального владыку уговорили дать благословение на возобновление апостольского письма новыми вапами .– Как же это? – перебил я. – Неужели открыто, на глазах верующих? – Нет, – ответил мне офицер, – реставрацию предположено было совершать по ночам, частями: выколупывать небольшими участками старые краски и на их место, как мозаику, вставлять новые под цвет старых, но так, чтобы восстанавливался постепенно древний рисунок. – Да ведь это кощунство, – воскликнул я , – кощунство не меньшее, чем совершил воин царя-иконоборца, ударивший копием в пречистый лик Иверской Божией Матери! – Так на это дело, как выяснилось, смотрел и викарный епископ, но не такого о нем мнения был его собеседник, «генерал» из синодальных приказных. А между тем слух об этой кощунственной реставрации уже теперь кое-где ходит по народу, смущая совесть последнего остатка верных... Не вступитесь ли вы, С.А., за обреченную на поругание святыню? Я горько улыбнулся: кто меня послушает?!.. Тем не менее по отъезде этого офицера я собрался с духом и написал письмо тоже одному из синодских «генералов», Скворцову, с которым мне некогда пришлось встретиться в Орле, во дни провозглашения Стаховичем на миссионерском съезде пресловутой «свободы совести». Вслед за этим письмом, составленным в довольно энергичных выражениях, я написал большое письмо к викарному епископу той епархии Андронику (впоследствии замученному епископу Пермскому), где должна была совершиться «реставрация» св. иконы. Епископа этого я знал еще архимандритом, видел от него к себе знаки расположения и думал, что письмо мое будет принято во внимание и, во всяком случае, благожелательно. Тон письма был почтительный, а содержание исполнено теплоты сердечной, поскольку она доступна моему малочувственному сердцу. Написал я епископу и вдруг вспомнил, что, приступая к делу такой важности и живя в Оптиной, я не подумал посоветоваться со Старцами. Обличил я себя в этом недомыслии, пожалел о том, что «генералу» письмо уже послано, и с письмом к епископу отправился к своему духовнику и старцу о. Варсонофию в Скит. Пошел я к нему с женой в полной уверенности, что растрогаю сердце моего Старца своей ревностью и уж, конечно, получу благословение выступить на защиту чудотворной иконы. Батюшка-старец не задержал меня приемом. «Мир вам, С.А.! Что скажете?» – спросил меня Батюшка. Я рассказал вкратце, зачем пришел, и попросил разрешения прочесть вслух мое письмо к епископу. Батюшка выслушал внимательно и вдруг задал мне такой вопрос: – А вы получили на это письмо благословение Царицы Небесной? Я смутился. – Простите, – говорю, – Батюшка, я вас не понимаю. – Ну да, – повторил он, – уполномочила разве вас Матерь Божия выступать на защиту Ее святой иконы? – Конечно нет, – ответил я, – прямого Ее благословения на это дело я не имею, но мне кажется, что долг каждого ревностного христианина заключается в том, чтобы на всякий час быть готовым выступать на защиту поругаемой святыни его веры. – Это так, – сказал о. Варсонофий, – но не в отношении к носителю верховной апостольской власти в Церкви Божией. Кто вы, чтобы восставать на епископа и указывать ему образ действия во вверенной его управлению Самим Богом поместной Церкви? Разве вы не знаете всей полноты власти архиерейской?.. Нет, С.А., бросьте вашу затею и весь суд предоставьте Богу и Самой Царице Небесной – Они распорядятся, как Им Самим будет угодно. Исполните это за святое послушание, и Господь, целующий даже намерения человеческие, если они направлены на благое, дарует вам сугубую награду и за послушание, и за намерение; но только не идите войной на епископский сан, а то вас накажет Сама Царица Небесная. Что оставалось делать? Пришлось покориться. – А как же, батюшка, – спросил я, – быть с тем письмом, которое я уже отправил синодальному «генералу»? – Ну, это уж ваше с ним, частное дело: «генерал», да еще синодальный, – это в Церкви Божией не богоучрежденная власть, это вам ровня, с которой обращаться можете, как хотите, в пределах, конечно, христианского миролюбия и доброжелательства. «Предоставьте суд Богу!» – таков был совет Старца. И суд этот совершился: не прошло со дня этого совета и полных двух месяцев, а уже архиепископ получил вразумление и за лик Пречистой ответил собственным ликом , лишившись счастья совершать в великие рождественские дни Божественную литургию. Из воспоминаний Сергея Нилуса о старце Варсонофии Оптинском
  19. По благословению старцев, в затворе отец Нектарий читал духовные книги. В те годы в Оптиной была большая библиотека, в которой насчитывалось более тридцати тысяч книг. Он познакомился с творениями святых отцов: аввы Дорофея, преподобных Иоанна Лествичника, Исаака Сирина, Симеона Нового Богослова, Макария Великого, святителей Тихона Задонского и Димитрия Ростовского. <img src=http://www.optina.ru/photos/albums/1803.jpg width=350 hspace=10 vspace=10 align=left>Через десять лет пребывания в затворе духовные отцы благословили его читать светских авторов и изучать светские науки, видимо, с целью приобрести те познания, которые могли ему помочь приводить к спасению мятущиеся души ищущей интеллигенции. Он читал Данте и Шекспира, Пушкина, Гоголя, Достоевского. Занимался географией, математикой, изучал иностранные языки, латынь. В единственный час отдыха, после обеда, он читал Пушкина или народные сказки. Мог прочитать наизусть Пушкина и Державина. Как-то сказал: «Многие говорят, что не надо читать стихи, а вот батюшка Амвросий любил стихи, особенно басни Крылова». И до последних дней своей жизни Старец просил привозить ему книги, интересовался направлениями современного искусства, расспрашивал о постановке образования в новое время. Окончив лишь сельскую церковно-приходскую школу, он мог легко общаться с писателями, учёными. Одна духовная дочь отца Нектария говорила подруге в его приёмной: «Не знаю, может быть, образование вообще не нужно, и от него только вред. Как его совместить с православием?» Старец, выходя из своей кельи, возразил: « Ко мне однажды пришёл человек, который никак не мог поверить в то, что был потоп. Тогда я рассказал ему, что на самых высоких горах в песках находятся раковины и другие остатки морского дна, и как геология свидетельствует о потопе. И он уразумел. Видишь, как нужна иногда учёность». Старец говорил, что Бог не только разрешает, но и требует, чтобы человек возрастал в познании. Пример тому и Божественное творчество, где нет остановки, всё движется, и ангелы не пребывают в одном чине, но восходят со ступени на ступень, получая новые откровения. Человек должен учиться и идти к новым и новым познаниям. Однажды пришли к Батюшке семинаристы со своими преподавателями и попросили сказать слово на пользу. И Старец посоветовал им жить и учиться так, чтобы ученость не мешала благочестию, а благочестие - учености. При этом отец Нектарий уточнил, что науки приближают человека к истинному знанию, но глубина его не поддаётся разуму человека. Он советовал читать святоотеческую литературу, жития святых, но прежде всего, учил пристальному и внимательному чтению Священного Писания. Не раз повторял, что не может быть ничего в мире выше истин Божественного Писания: «Все стихи в мире не стоят строчки Божественного Писания». Из жития прп. Нектария Оптинского
  20. Написали вы.., что ваш N., увидев, что вы читаете книгу преосвященного Феофана, с раздражением, указывая на книгу, сказал: «пусть он мне докажет, что Церковь права, разрешая убийство на войне, когда Иисус Христос сказал: «не убий». Но, во-первых, снаряжением войска и отправкою на место военных действий, чтобы убивать врагов, занимается вовсе не Церковь, а государственная власть, которая в подобных случаях может и не послушаться Церкви, в особенности, если эта власть находится в руках иноверного правительства, как, например, в Турции. Там, отправляя на войну солдат, султан не только не спрашивается с христианскою Церковью, но и не обращает на нее никакого внимания. Следовательно, Церковь вовсе тут ни при чем. У нас, впрочем, Церковь и в военных действиях принимает участие, но какое? Тогда как государственная власть отправляет воинов карать врагов дерзких и непокорных, Свя­тая Церковь, наоборот, внушает воинам не щадить своей собственной жизни, свою собственную кровь проливать за святую Православную веру, державу, царя и дорогое отечество. Так она и молится в святых храмах за убиенных воинов: об упокоении душ всех православных воинов, за веру, царя и отечество на брани живот свой положивших. <img src=http://www.optina.ru//photos/blog/DSC00378.jpg width=350 hspace=10 vspace=10 align=left>N. ваш все-таки может возразить: «по крайней мере, Церковь не запрещает убивать на войне врагов». Но если ей запрещать это, тогда она должна столкнуться с государственною властью, и в таком случае одни из воинов перейдут на сторону Церкви, а другие останутся на стороне правительства, и произойдет взаимная резня, а враги, узнав об этом, свободно заполонят наше отечество. Ужели это лучше будет? И если бы, прибавим к сему, в руки свободно пленивших наше отечество врагов, например, китайцев, первым попался бы ваш N., и они стали бы его живого распиливать, как бы он тогда стал философствовать о войне. Интересно было бы послушать. Во-вторых, на вышеприведенные слова вашего N.. приписывающего Господу Иисусу Христу слово «не убий», ответим, что Господь вовсе этой заповеди не давал, а только привел эту заповедь из Ветхого Завета: вы слышали, что сказано древним (т. е. в Ветхом Завете): не убий. Подлинная же заповедь Господа следующая: «А Я говорю вам, что всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду» (Мф.5, 22). Вот видите, что Господь запрещает не убийство, запрещенное еще в Ветхом Завете, а, как Совершитель закона, старается искоренить из сердца чело­веческого самую страсть гнева, от чего люди доходят иногда и до убийства. Из сего, в-третьих, можно видеть, что Господь, преподавая людям заповедь не гневаться, вел здесь речь вовсе не о войне, так как Он и пришел на землю не для того, чтобы основать видимое государство, и не писать государственные законы, а для того, чтобы спасти людей, и потому был Учителем нравственности и преподавал людям нравственные уроки, которые относились, как и теперь относятся, к каждому лицу в частности. По-нашему, попросту, можно выразиться так: при исполнении заповедей Евангельских каждый смотри сам за собой, тогда и дело будет хорошо. Поэтому и Господь предостерегал людей, даже с угрозою, говоря: «не судите, да не судимы будете» (Мф. 7, 1), направляя последователей Своих к тому, чтобы более внимали себе и своему спасению. Из писем прп. Амвросия Оптинского
  21. После ранней обедни, которая окончилась в 7 часов, мы пошли к о.Варсонофию. Он положил руку на голову и усталость вся исчезла, и появилась бодрость. Исповедал он нас днем. Сначала перед исповедью, он обыкновенно вел общие беседы. При помощи различных случаев в жизни, он указывал на забытые или сомнительные грехи присутствующих. <img src=http://www.optina.ru/photos/albums/2205.jpg width=350 hspace=10 vspace=10 align=left>Со мной был один случай. Наша семья имела свой абонемент в Петербурге на оперные спектакли в Мариинском театре. И вот, это было за год до моего приезда в Оптину, на наш абонемент давали «Фауста» с Шаляпиным, как раз накануне 6-го декабря, дня Святителя Николая Чудотворца. Мне чрезвычайно захотелось прослушать эту оперу с Шаляпиным. Ну, думаю, ко всенощной мне не придется идти, так я встану пораньше на следующий день и схожу к утрени. И вошел я в такой компромисс сам с собой. Побывал в опере, а утром, с опозданием, отслушал утреню, а затем раннюю обедню, и думал: «ну, почтил я сегодня память угодника Божия, Святителя Николая». Хотя что-то в душе кольнуло, но это забылось. И вот батюшка перед исповедью и говорит, что бывают случаи, когда и не подозреваешь своих прегрешений. Как, например, вместо того, чтобы почтить память такого великого угодника Божия, как Николая Чудотворца, 6 декабря, и сходить ко всенощной, а тут идут в театр для самоуслаждения. Угодник же Божий на задний план отодвигается, вот и грех совершен. Затем другой случай был в Голутвином уже монастыре. Там женщины и мужчины говели вместе, и батюшка беседовал в одной приемной: говело, должно быть, человек 15 мужчин и женщин. И вот батюшка говорит: — Полюбила одна барышня молодого человека, а он не отвечал ей своей взаимностью, и ухаживал за другой. Тогда в барышне возникло чувство ревности, и она захотела отомстить молодому человеку. Она воспользовалась тем обстоятельством, что он ходил постоянно кататься на коньках, на тот же каток, куда ходила и она. У нее пронеслась мысль: «искалечу его, пускай он не достанется и моей сопернице». И вот, когда он раскатился, она ловко подставляет ему подножку, тот упал назад и сломал себе руку. Но это еще слава Богу, мог бы получить сотрясение мозга и умереть. И было бы смертное убийство. И такие случаи часто забываются на исповеди. Во время этого рассказа я почувствовал, что в мои плечи впились чьи-то пальцы. Я оглянулся и увидел, что ухватилась за меня одна девушка 18 лет, моя родственница, побледневшая, как полотно. Я подумал, что ей просто дурно сделалось от духоты, и поддержал ее. А она потом мне говорит: — Да ведь это батюшка меня описал! Это была моя тайна, откуда он мог узнать?! Такие беседы батюшка вел всегда перед исповедью, открывая души присутствующих; при этом он и не смотрел ни на кого, чтобы не смущать, и явно не указывать. После беседы старец производил общую исповедь. Давал одному из говеющих требник, где был описан порядок исповеди и исповедальная молитва, где перечисляются общие каждому человеку грехи. При этом батюшка требовал и придавал большое значение тому, чтобы говеющий прослушивал в церкви молитву перед исповедью. Он отказывался исповедывать, если эта молитва не была выслушана. Но иногда он снисходил к человеку и сам ее читал перед исповедью, что делал и для меня, грешного. После этой общей исповеди, он уже исповедал каждого отдельно, очень внимательно и с любовью относясь к каждому, врачуя душу каждого. (Если бы, говорил он, придерживаться постановлений вселенских соборов, то на всех надо наложить эпитимию, а многих и отлучить временно от Церкви, но мы немощны, слабы духом, и поэтому надеемся на бесконечное милосердие Божие). Благословляя говеющих, он советовал после вечерни, на которой читают каноны, не вкушать ничего до причастия Св. Таин. В исключительных случаях, разрешал выпить одного чая. Я рассказал старцу случай со мной у о.Иоанна Кронштадтского, когда меня, евшего днем мясо, о.Иоанн допустил на следующий день, к Причастию. О.Варсонофий сказал: — Да, о.Иоанн был великий молитвенник, подвижник дерзновенный; он мог у Господа просить всего и замолить все, а я грешный человек, не имею такого дерзновения, и поэтому не решаюсь допустить в монастыре нарушения устава для мирян. Да ведь не трудно поговеть два дня, да к тому же часто это бывает и полезно. А теперь, идите с миром, Господь да поможет вам приобщиться Св. Тайнам, а после обедни, приходите пить чай ко мне. И мы пошли покойные и умиротворенные в душе. Из воспоминаний о старце Варсонофии Оптинском
  22. В том-то и вся ошибка с нашей стороны, что не хотим покоряться воле всеблагого Промысла Божия, указующего нам чрез обстоятельства душеполезный путь, а все ищем своего какого-то покойного пути, который существует только в мечтательности, а на самом деле его на земле нет; не всем, а некоторым только будет покой тогда, когда пропоют: со святыми упокой. Земной же удел человеческий — скорбь, труд, болезни, подвиг, печали, недоумения, теснота, лишение того или другого, оскорбления, смущения, восстание страстей, борьба с ними, одоление, или изнеможение, или безнадежие и подобное сим. Не вотще сказал пророк Давид: «несть мира в костех моих от лица грех моих» (Пс. 37, 4). И праведный Иов взывал: «не искушение ли есть человеку житие сие» (Ср.: Иов 7, 1). А мы все путаемся на том: нельзя ли как устроиться в покое и на покое, и часто думаем: если бы не такое-то неудобство, и не такие-то обстоятельства, и не такой-то поперечный человек, то, может быть, было бы мне удобнее и покойнее, а забываем, что неудобства сии часто исходят извнутрь нас, как и злые помышления. Где лежат страсти, оттуда исходят и все наши неудобства, неладицы, неурядицы и неустройства. Но да упразднит все сие Пришедый грешные спасти, аще восхощем покаяться, смириться и покориться. Из писем прп. Амвросия Оптинского
  23. Одна раба Божия пришла как-то ко мне и просила меня объяснить ей значение слов <a href="http://bible.optina.ru/old:ps:136:start" target="_blank">136-го псалма</a> “На реках Вавилонских”, я ей обещал исполнить ее просьбу, и затем мне пришла мысль сказать всем вам несколько слов на эту тему, так как этот псалом весьма подходит к нам, инокам, и в особенности теперь, когда нас изгоняют из святой обители. Наше настоящее скорбное переживание весьма подходяще с тем переживанием иудеев, когда лишили их отечества, их возлюбленного Иерусалима, святого храма, и повели в плен; нам подходяще значение и смысл сего псалма, ибо в нем слышится скорбь и плачь, подобные тем, кои ныне преисполняют и наши сердца. http://dl.dropbox.com/u/10296212/blog/na_rekah_vavilonskih.mp3 В псалме оплакивается судьба Иерусалима и иудеев; им было попущено за их согрешение пленение Вавилонское, и когда их вели в Вавилон, они, принужденные ведущими их вавилонянами к пению, горько плакали, вспоминая свое отечество, свой славный город Иерусалим, свой храм. Как было у них хорошо, какого они лишились блага, счастья, свободы и удобства к служению Господу, и они скорбно восклицали: “Како воспоем песнь Господню на земли чуждей? Прильпне язык мой к гортани, если забудем тебе Иерусалиме, если будем искать иного утешения кроме тебя!”. Подобную скорбь, подобную печаль переживаем и мы, иноки, в настоящее время. Нас гонят из монастырей, хотят, чтобы мы забыли свои святые обители, чтобы мы оставили образ иноческого жития, чтобы начали иную жизнь, жизнь мирскую, чтобы мы пренебрегали своими монашескими обетами... Но... нет! Пусть и наш язык прильпнет к гортани нашей, если мы забудем наши монашеские обеты, оставим служение Господу, пренебрежем Его Святыми заповедями и пойдем по мирскому и пространному пути мира сего в забвении и грехах. “Прильпни язык мой гортани моему, аще не помяну тебе Иерусалиме!” Да не будет сего с нами! Будем всегда неизменно помнить, как хорошо нам было в Святых обителях, в которых самая обстановка, условия жизни и все возбуждало в нас желание служить Господу, исполнять Его святые заповеди, побуждало хранить свою совесть, очищать сердце от страстей, рождало хорошие благочестивые мысли и чувства, где все нас располагало к Богоугодному житию. Хотя теперь и силятся отнять у нас все эти удобства для духовного делания, но мы не забудем своих обетов, не оставим своего иноческого жития, будет стремиться служить Господу в усердном исполнении Его Святых заповедей, хотя бы и в мирской обстановке. Я замечаю, что многие из вас весьма скорбят о том, что приходится переселяться в иное место... <img src=http://www.optina.ru//photos/blog/336446.jpg width=400 hspace=10 vspace=10 align=left>Я сам на днях должен буду тоже выехать отсюда. Жаль оставлять обители, невольно делается грустно. Но хотя эта печаль вполне естественна и понятна, все же нам надо не забывать, что все это внешнее, а потому и не имеет первостепенной важности, что это не то, о чем нам надо скорбеть по преимуществу. В настоящей нашей печали не должны мы плакать и скорбеть безутешно, хотя нас и разбрасывают и разлучают, и принуждают насильно оставлять святые обители наши. Ведь здесь, как и во всем, есть воля Божия, попускающая претерпевать нам сие за грехи наши, да и сказано еще: “Блажени, есте егда разлучат вас и поносят вас”. Не о сем нам нужно скорбеть, а нужно нам глубже вникнуть в самих себя и тщательно проследить за своими помыслами, чувствами и плакать о имеющихся в нас страстных греховных чувствах, желаниях и помышлениях, их должны мы непременно изгнать, как Богу не угодные, и изгнав, уже отнюдь не допускать в свое сердце, ибо не можем мы в страстном состоянии петь песнь Господню. Невозможно сердцу страстному, сердцу не очищенному возглашать хвалебные гимны Богу. Такому оскверненному сердцу грехами, приличны не хвалебные песни, гимны, а горький покаянный плач о своем греховном страстном состоянии, плач о греховном своем пленении и молитвенное воздыхание ко Господу о помощи. Необходимо очистить сердце свое от всякой греховной скверны, ибо только чистым сердцем можно воспевать Богу песнь нову. “Терпя потерпех Господа” в подвиге ради Царства Небесного и “внят ми и услыша молитву мою, и возведе мя от рова страстей и от брения тины, и постави мя на камени” - веры Христовой, - “нозе мои, и исправи стопы моя”, то есть, направив и утвердив в делании святых заповедей Божиих, “и вложи во уста моя песнь нову, пение Богу нашему” <a href="http://bible.optina.ru/old:ps:039:02" target="_blank">(Пс.39,1-4)</a>. Итак, мы должны на все смотреть глубже, с духовной стороны, и Господь, по слову Апостола, всем хощет спастися, ибо любящему Бога все поспешествует во благое, все служит средством для спасения, ибо все внешнее при помощи Божией и при своем искреннем желании можно обратить во благо себе. Единственное зло есть грех. И святые отцы, усматривая во всем внешний духовный смысл, так истолковывают этот псалом: под пленом вавилонским разумели они пленение души человека грехом. Когда человек находится в плену у греховных страстей “Како воспою песнь Господню на земли чуждей?” - так восклицали они, чуждою землею называя страстное состояние сердца. Невозможно, невозможно в страстном состоянии богословствовать, петь хвалебные песни Господу,- нужно плакать, нужно, непременно нужно, прежде всего озаботиться и постараться землю сердца своего очистить от всего страстного, порочного, от всяких греховных помыслов и чувств покаянным плачем. ”Дщи Вавилоня окаянная блажен иже имет и разбиет младенцы твоя о камень”. Многие поражаются кажущейся им в этих словах жестокостью, понимая все буквально; правда, в Ветхом Завете так и понималось, но в Христовой новой благодати это понимается совершенно иначе. Младенцами здесь, как объясняют святые отцы, названы возникающие страстные помыслы, страстные движения. Эти-то вот страстные помыслы и движения, как только они возникнут, как только они родятся, в самом начале их возникновения, так сказать, в их младенчестве, на давая им возрастать, но пока они еще малы и не укрепились, и надо уничтожать, разбивать о камень. А Камень есть Христос. Бей именем Иисусовым, умерщвляй, уничтожай молитвой Иисусовой и вообще средствами благодати Христовой сих младенцев вавилонских! Вот какое глубокое понимание слов этого псалма оставили нам святые отцы! Невольно вспоминаю здесь сон Батюшки отца Варсонофия, лично мне им рассказанный. Видел он себя стоящим в каком-то храме высоко на хорах. Перед ним проходят младенцы чередой, один за другим. Идет один мимо него по хорам, падает с хор и разбивается об пол; другой точно также, проходит, падает и разбивается; третий также и все они идут, падают и разбиваются. Один из них задержался было возле Батюшки, видимо желая привлечь к себе его внимание и сочувствие, но Батюшка на него гневно прикрикнул и он упал с хор и разбился. Так действительного и разбивались Батюшкой Варсонофием вавилонские младенцы о камень. Так, действительно, и побеждал он страсти греховные силою Христовою, именем Иисусовым: “блажени, иже имет и разбиет младенцы твоя о камень”. Не задерживались в сердце Батюшки лукавые помыслы и движения страстные - эти младенцы вавилонские падали и разбивались они о камень. Так и нам надо никогда не останавливаться на помыслах. Пусть идут мимо, если они пришли к нам, отражайте их Иисусовой молитвой, пусть не находят они в сердцах наших сочувствия себе. Старайтесь очищать свои сердца, для этого-то и необходима, как я не раз говорил вам, кроме молитвы Иисусовой, памяти Божией, тщательная и откровенная исповедь, а я должен с прискорбием заметить, что некоторые из вас не только не открывают своих недостатков, но даже обманывают меня, духовного отца своего, лгут мне. До сих пор я не говорил этого, не обличал, по причинам мне известным, но вот теперь, говорю вам, что вижу и замечаю, как меня обманывают иногда и этого огорчает меня. К духовнику надо иметь откровенность и искренность, а не лукавство. Старайтесь тщательно очищать сердца свои от всего, Богу не угодного, откровенною исповедью, Иисусовой молитвой и исполнением заповедей Божиих, так как только очищенное сердце может петь песнь Господню. Из бесед преподобного Никона Оптинского
  24. Вот ты завтра хочешь приобщиться св. Тайнам Христовым, и не говори: я завтра буду приобщаться; а говори: если Господь сподобит приобщиться мне грешному. Иначе бойся говорить. Вот какой был случай у вас, в Петербурге. Жил на Сергиевской улице очень богатый купец. Вся жизнь его была сплошная свадьба, и, в продолжение 17 лет, не приобщался он св. Тайнам. Вдруг, он почувствовал приближение смерти, и испугался. Тотчас же, послал своего слугу к священнику сказать, чтобы он пришел приобщить больного. Когда батюшка пришел и позвонил, то открыл ему дверь сам хозяин. Батюшка знал о его безумной жизни, разгневался и сказал, зачем он так насмехается над Св. Дарами, и хотел уходить. Тогда купец со слезами на глазах стал умолять батюшку зайти к нему грешному и исповедать его, т. к. он чувствует приближение смерти. Батюшка, наконец, уступил его просьбе, и он с великим сокрушением в сердце, рассказал ему всю свою жизнь. Батюшка дал ему разрешение грехов и хотел его приобщить, но тут произошло нечто необычайное: вдруг рот у купца сжался, и купец не мог его открыть, как он ни силился. Тогда он схватил долото и молоток и стал выбивать себе зубы, но рот сомкнулся окончательно. Мало по-малу силы его ослабели и он скончался. Так, — заметил старец, — Господь дал ему возможность очиститься от грехов, может быть, за молитвы матери, но не соединился с ним. Из воспоминаний о старце Варсонофии Оптинском Фреска в алтаре Казанского храма Оптиной пустыни
  25. Вас более всего беспокоит, и упрекаете себя, что больше печетесь об угождении наставникам, нежели Богу, что мысль о том, что вы всякий грех должны исповедовать мне, больше удерживает вас, нежели страх прогневать Господа; и в самое желание угодить Богу вкрадывается желание иметь свидетеля в людях. Сии помыслы ведут вас к самонадеянности. Не страха ли ради Божия вы каетесь во грехах пред Богом, имея свидетеля — служителя Его, коему вверены ключи решать и вязать. Сие не есть ради угождения человеку, но более Богу. Святой Иоанн Лествичник в 4-й Степени пишет: «Душа, об исповеди грехов своих размышляющая, удерживается оного, яко уздою от беззакония, ибо мы не исповеданные нами преступления <и> впредь как бы во мраке бесстыдно повторяем. Являемая язва не растравляется на горшее, но уврачуется». Сие мнение противно вашему. Посему, хотя, как вам мнится, и боясь исповедать грех человеку, удерживаетесь от оного, очищаете себя от страстей и грехов, то вы тут ничего не теряете, а приобретаете благочестие и спокойствие совести. Но гораздо смиреннее, а, следовательно, и прочнее, не думая, что сами собою, но молитвами другого сие получили; высоким же путем шедшие многие пали велием падением. Рассудите, страха ли ради моего вы удерживаетесь от грехов? Я не сердцеведец. Еже­ли вы что от меня и скроете, взыскивать с вас и обличать не буду, и нечего вам меня бояться; из сего видите, что страх Божий понуждает вас исповедовать грехи, а, следова­тельно, и удерживаться от оных, а не мой. Из писем прп. Льва Оптинского
×
×
  • Create New...