Jump to content
иером. Даниил

Проект документа «Церковнославянский язык в жизни Русской Православной Церкви XXI века»

Recommended Posts

Guest Гость

Всечестные отцы, братья и сестры! В последнее время модернистски настроенная часть православных, или называющих себя таковыми, спекулирует наследием оптинских старцев, в частности написанной ими молитвой: "Господи, дай мне с душевным спокойствием встретить всё, что принесёт мне наступающий день..." - для оправдания попыток перевести богослужение на русский язык. Есть ли какие-нибудь высказывания самих оптинских старцев о значении церковно-славянского языка для богослужения? Спаси Господи!

Share this post


Link to post
44439.p.jpg
Елена Петрухина. О пользе церковнославянского языка как языка богослужения для современного русского языка
Филологический отклик на дискуссию о языке Русской Православной Церкви - Елена Петрухина 2 декабря 2011 г. Источник: Портал Слово

В ходе дискуссии было высказано много неопровержимых доказательств, в том числе и филологических, необходимости сохранения традиций в языке богослужения, Но, пожалуй, лучше всех сказал протоиерей Сергий (Правдолюбов): «Язык, созданный на основе одного из южнославянских говоров святыми равноапостольными Кириллом и Мефодием, становится принципиально не разговорным и, как книжный, противопоставляется разговорным славянским языкам. Язык переводов с греческого, вобравший в себя всю его богословскую глубину и красоту, преобразившись, становится красивее, звучнее, глубже и изящнее своего оригинала. На нем можно выразить самые точные и глубокие богословские понятия, самые тонкие и сокровенные сердечные движения, он прекрасен во всем – в начертании своих букв, в узорочье своих надстрочных знаков, в благозвучии своего звучащего слова. … Церковнославянский язык поистине – душа русского народа, хранитель его национальных корней, живой свидетель его истории, основа его литературного языка, источник его многовековой культуры, залог его будущего духовного благополучия».

О прямой связи церковнославянского языка как языка богослужения с судьбой русского языка писал М.В. Ломоносов: «…Российский язык в полной силе, красоте и богатстве переменам и упадку неподвержен утвердится, коль долго церковь Российская славословием Божиим на славенском языке украшаться будет». За сохранение церковнославянского языка как языка Русской Православной Церкви высказывались известные ученые-филологи – Д.С. Лихачев, В.В. Колесов. Богослужение на церковнославянском языке – это достояние многих поколений, это живые традиции, которые нельзя прерывать.

Академик Д.С. Лихачев считал, что отказ от употребления церковнославянского языка в Церкви «приведет к дальнейшему падению культуры в России». Богослужебный церковнославянский язык, объединяет «культуру прошедших столетий и культуру нового времени, делая понятными высокие духовные ценности, которыми жива была Русь первых семи веков своего существования, объединяя Россию, Украину и Белоруссию… Это язык благородной культуры… он имеет большое образовательное и воспитательное значение – здесь и далее выделено Е.В.П.». Поэтому и изучаться в университетах должен не только древнецерковнославянский (старославянский) язык прошлых эпох, но и живой церковнославянский язык, который в наше время звучит в Церкви и которым пользуются многие наши сограждане. Но этот язык по-прежнему игнорируется при описании и изучении языковой ситуации в России.

Церковнославянский язык и в наше время прекрасно выполняет свою функцию священного языка Церкви, ради которой и был создан, и вследствие выполнения этой функции он служит постоянным источником высокого стиля русского языка.Церковнославянский язык, в отличие от современного русского языка, неподвластен никаким понижающим влияниям, не испытывает давления бурной жаргонной и иноязычной стихии, телевидения и СМИ.

Во многих публикациях, в которых изучается состояние современного русского и других славянских языков, отмечаются две ведущие взаимосвязанные тенденции: 1) интернационализация лексики – за счет потока заимствований из английского языка; 2) глобальное стилистическое снижение публичной речи и вообще официальной и массовой коммуникации. Исследования тенденций развития современных славянских языков позволяет делать выводы о глобальном стилевом снижении, которое охватывает и язык богослужения в тех странах, где оно ведется на современном славянском языке, например польском. Об этом пишут многие польские лингвисты: влияние массовой культуры и коммуникации, воздействие СМИ через современный польский язык на религиозную коммуникацию в Польше столь велико, что ведет к ослаблению и даже потере чувства священного (zanik poczucia sacrum). А ведь в русском языке тенденция к стилевому снижению выражена еще в большей степени, чем в других славянских языках.

В России печатные и электронные средства массовой информации и коммуникации, звучащая публичная речь по стилю и эмоциональной окраске максимально приблизились к обыденной разговорной речи и даже просторечию, отбросив недавно еще действующие нормативные, стилистические и этические ограничения. Отмечается также усиление давления криминального жаргона на массовую коммуникацию, разговорный и даже литературный язык. Достаточно сказать, что в «Толковом словаре русского общего жаргона» 1999 г. (авторы О.П.Ермакова, Е.А.Земская, Р. И. Розина) из 450 единиц 120 имеют помету «из уголовного жаргона». Звеном все в той же ненормативной понижающей цепи является и расширение сквернословия в российском обществе (как кажется, среди славянских стран это особенность именно русской неформальной коммуникации). Существует целый комплекс причин – социально-политических, языковых и технологических – такой языковой ситуации. «Но главное состоит в том, что к началу ХХI столетия в русском культурном и языковом пространстве произошла «смена нормативной основы литературного языка»: нормотворческая значимость письменного языка художественной литературы стала уступать свою функцию устной речи публичных каналов общенациональной коммуникации. Практически это означает, что постепенно языковое сообщество стало ориентироваться в своем представлении о речевых идеалах и эталонах не на образцовый язык русских писателей, «властителей дум», как это было в XIX веке и отчасти в первой половине ХХ столетия, а на звучащую публичную речь средств массовой информации».

Такая языковая ситуация в России обостряет опасения по поводу того, что перевод богослужения на русский язык, так же как, например, в Польше, приведет к большим потерям и разрушениям в священных смыслах и символике богослужения – к ослаблению священного в восприятии богослужения.

По мнению В.В. Колесова, «современный русский литературный язык в его словарной части таков, что не может без ущерба для смысла передать – не значения отдельных сочетаний, нозаветного смысла Писания». На целом ряде примеров ученый анализирует «нарушения стиля и разрушение смысла в современных переводах библейских текстов». Переводу мешает и тот факт, что русский язык, как и другие славянские языки, пережил мощную секуляризацию, которая привела к обмирщению русской языковой картины мира (ЯКМ). О секуляризации русской ЯКМ свидетельствуют психолингвистические исследования. На основе анализа данных Русского ассоциативного словаря (predanie.ru, portal-slovo.ru,azbyka.ru и многие другие).

Высокий стиль духовно-религиозной коммуникации поддерживается активным взаимодействием русского языка с церковнославянским языком. Это взаимодействие, прежде всего в лексике, но также и в словообразовании и грамматике, реализуется в конкретных текстах, образцах высокого стиля русского языка: проповедях, словах и обращениях святителя Луки (Войно-Ясенецкого), архимандрита Иоанна (Крестьянкина), митрополита Вениамина (Федченкова) и других проповедников, многих произведениях современной житийной литературы. Церковнославянские основы высокого духовно-религиозного стиля русского языка требуют филологического изучения. Не прекращающееся и в наше время взаимодействие церковнославянского и русского языков – это мощнейшее средство оздоровления загрязненной среды современной русской духовной и языковой культуры. Поэтому столь важно хранить сложившуюся традицию использования в Церкви двух близкородственных языков – церковнославянского языка богослужения и вдохновляемого им русского языка проповедей, посланий архиереев, толкований и поучений.

Что же касается редактирования особо сложных фрагментов церковнославянских богослужебных текстов, то, как представляется, полезнее было бы сделать последовательные комментарии к этим фрагментам и издать тексты с комментариями в виде недорогих брошюр и книг, а также разместить их на специальном сайте Рунета. На некоторых православных сайтах (например, на pravmir.ru.) такая работа уже ведется. В этой работе большую помощь мог бы оказать созданный в 2009 г. Научный центр по изучению церковнославянского языка при Институте русского языка им. В.В. Виноградова РАН, где успешно работают известные специалисты по церковнославянскому языку, выпускники филологического факультета МГУ. Замена в церковных текстах некоторых особенно неясных слов их более понятными церковнославянскими синонимами не вызывает каких-либо опасений. Но объявление обширного обновления, особенно после бурной дискуссии, воспринимается как своего рода нарушение границы, ограды, которая охраняет языковую традицию в православной Церкви. Результаты этого непредсказуемы: история нас учит, что такие реформы могут быть разрушительными.

Принять участие в дискуссии о языке богослужения меня заставило осознание опасности скоропалительных решений по проведению языковых реформ в Церкви, а также недоверие к результатам социологического опроса, представленным на официальном сайте Московской Патриархии. Эти результаты производят впечатление недостоверных. Некорректно (с неправильным определением языка богослужения) и упрощенно сформулирован сам вопрос, воедино сведены ответы и верующих, и неверующих. Ясно, что далекие от православной Церкви люди не понимают (а часто и не хотят понимать) богослужения на церковнославянском языке, но неясно, почему они вообще участвуют в социологическом опросе по изменению языка православной Церкви. На основе некорректно проведенного социологического опроса на одном из сайтов популярной газеты «Комсомольская правда» появилась статья с провокационным заголовком: «Россияне требуют реформу церковного языка». Правда, в самой заметке все те же данные социологического опроса, которые были приведены и на сайте Московской Патриархии, свидетельствуют, скорее, об обратном, но ведь многие люди читают только заголовки! Так при помощи известного приема политтехнологий современные СМИ пытаются воздействовать на общественное мнение.

Для многих членов Русской Православной Церкви церковнославянский язык богослужения – это язык христианской культуры, хранитель спасительных духовных традиций в условиях цивилизованного варварства современного мира, свидетель жизни Духа, запечатленного в слове. Знаменательно, что в этом важном вопросе мнения великих ученых совпадают с мнением великих старцев. «Свято хранить церковнославянский язык — святой языкмолитвенного обращения к Богу» призывал архимандрит Иоанн (Крестьянкин), благодаря которому до нас дошло завещание Святейшего Патриарха Пимена, переданное о. Иоанном в проповеди 10 июня 1990 года.

Таким образом, филологические размышления о языке Русской Православной Церкви (вызванные открытой дискуссией о языке богослужения) приводят нас к выводу: сохранение церковнославянского языка в Русской Православной Церкви важно для русской культуры, для сбережения и развития высокодуховного стиля современного русского языка.

Share this post


Link to post

 

 

Статья освещает проблему с принципиально важных точек зрения. В связи с этим, хотелось бы выразить благодарность автору!

Однако, "представление о языке Священного Писания как о словесной иконе..." – не может быть признано богословски верным. Преподобным отцам-исихастам и не был свойственен такой взгляд на язык молитвы, богослужения. "Словесной иконой" они именуют собственно Священное Писание, молитву; и "икону" – образно выраженными молитвой и благовестием. Икона, согласно церковным канонам, почитается наравне с Евангелием и Крестом. Евангелие и икона имеет свойственный себе богослужебный язык, при этом сам язык не тождественен им.

Каково же место богослужебного языка, и с чем его можно сравнить? Язык, поскольку он должен необыменно содержать и передавать Слово Божие, можно сравнить с богослужебными сосудами, которые нельзя использовать по другому назначению. Равно и сосуды, используемые для других целей (в данном случае: обиходный язык), не могут служить для богослужения. “Есть сосуды… одни в почетном, а другие в низком употреблении” (2 Тим. 2:20). Богослужение не без сосудов совершается, и значение их определено канонами.

Share this post


Link to post
Guest Гость

Высказывания иерархов о том, что перевод богослужения на русский язык в церкви совершенно исключен...

 

Благословите. Это высказывание нуждается в развёрнутом подтверждении цитатами.

Share this post


Link to post
Guest Дмитрий

О. Даниил! А Вы не читали на сайте pravoslavie.ru мнение прот. С. Правдолюбова и прот. В. Чувикина, ректора Перервинской Духовной семинарии, о предлагаемой справе? Мнение резко негативное. И если да, то что Вы об этом думаете?

Share this post


Link to post

Читал. Конкретно по поводу прот. Владимира Чувикина не могу ничего сказать, поскольку не знаком с другими его трудами и не знаю особенности его взглядов. А вот о взглядах отца Сергия Праводолюбова знаю чуть больше, так как он принимает участие в редакции и издании нашей оптинской минеи. Отец Сергий очень чуткий и талантливый литургист и как любой литургист он довольно консервативен. Я слышал как он признавался, что его в нынешнем строе богослужения устраивает все, кроме разве помазания, совершаемого во время чтения канона на праздничной утрени. Но богослужение и жизнь в церкви все-таки простирается дальше за рамки того, что ценят в богослужении литургисты и ценители поэтики богослужебного языка.

Многие священники, не говоря уже об архиереях, сталкиваются с рядом проблем, которые часто остаются за полем зрения тех, для кого богослужение ценно само по себе в отрыве от тех, для кого богослужение должно быть связью с Богом. Здесь по сути все тот же извечный спор между теоретиками и практиками (физики/лирики). Мне лично кажется, что позиция вышеприведенных отцов носит чисто теоретический взгляд на проблему, по своему верный и обоснованный. Но категоричность их суждений по этому поводу может как раз давать повод подозревать о том, что некоторые реалии церковной жизни находятся все-таки вне сферы их заботы и попечения.

Share this post


Link to post

«Свят сей язык, ибо и приняли мы его от равноапостольных просветителей»

Церковнославянский язык / 22.08.2011

 

Духовенство Московской епархии высказалось за недопустимость деградации церковнославянского языка вследствие его русификации …

csya_200_auto.jpg
В ходе заседания Епархиального совета Московской епархии, состоявшегося 11 августа сего года под председательством викария Московской епархии архиепископа Можайского Григория, духовенство высказалось за недопустимость деградации церковнославянского языка вследствие его русификации, сообщает сайт журнала «Благодатный Огонь» (журнал официально запрещен к продаже в книжных магазинах Русской Православной Церкви - вставка модератора).

 

Как следует из Журнала заседания (№17), в ходе него были выслушаны поступившие отзывы от благочинных на принятые 15 июня с.г. Президиумом Межсоборного присутствия следующие документы: проект документа «Церковнославянский язык в жизни Русской Православной Церкви XXI века»; проект научного переиздания Триодей в редакции Комиссии по исправлению богослужебных книг при Святейшем Правительствующем Синоде (1907–1917); проект документа «Процедура и критерии избрания Патриарха Московского и всея Руси».

 

После рассмотрения представленных отзывов и обмена мнениями было принято следующие постановлениия:

 

 

1. Признано целесообразным принятие документа о значении церковнославянского языка в жизни Русской Православной Церкви. В то же время по поводу предлагаемого проекта высказано неудовлетворение отсутствием фундаментальной методологической основы и научных принципов работы с богослужебными текстами, что чревато недопустимой деградацией церковнославянского языка, в частности вследствие его русификации, которая, будучи сомнительна с точки зрения просветительства, наверняка вызовет отторжение в среде церковного народа. Отмечалось, что церковнославянский язык безусловно является основным в богослужении Русской Православной Церкви. Однако в контексте признания допустимости богослужения на национальных языках вызывает недоумение сохраняющаяся до сих пор неопределенность церковной позиции в отношении национального языка русского народа.<br><br>2. По проекту научного переиздания Триодей в редакции Комиссии по исправлению богослужебных книг при Святейшем Правительствующем Синоде (1907–1917) высказано пожелание, чтобы эта публикация была максимально глубоко прокомментирована и не означала возможности использования данного несовершенного текста в богослужебной практике.<br><br>3. По документу «Процедура и критерии избрания Патриарха Московского и всея Руси» подавляющее большинство духовенства высказалось за вариант, когда Предстоятель избирается Поместным Собором из кандидатов, представленных Архиерейским Собором, согласно процедуре 1990 и 2009 годов.<br><br>«Итак, мы видим, что разум возобладал и духовенство Московской епархии засвидетельствовало свою церковность и верность древним богослужебным традициям Русской Церкви, - говорится в редакционном комментарии журнала "Благодатный Огонь". – А уж как завывали в последнее время обновленческие подпевалы богослужебных реформ! Какими только методами не пользовались! Самовлюбленные церковные либералы-реформаторы в слепом упоении постоянно твердили цифру 90. Именно такой процент подмосковного духовенства грезилось им принять в число своих сторонников. Но услаждающая лирика внезапно стала серой для них прозой. Так где же эти 90%? Наверняка не нашлось и доли процента тех, кто посягнул на церковное Предание, а именно: на святость нашего церковнославянского языка. Свят сей язык, ибо и приняли мы его от равноапостольных просветителей. И сколько бы не пытались враги Церкви замарать сие наше достояние – теперь ясно одно: их замыслы разрушены в самом основании. Хочется верить, что теперь раз и навсегда устранена "неопределенность церковной позиции в отношении национального языка русского народа". Другими словами, церковнославянский язык и впредь будет единственно допустимым национальным языком богослужения русского народа».<br><br>«Глаза открылись и явно стало то, что отсутствует "фундаментальная методологическая основа и научные принципы работы с богослужебными текстами, что чревато недопустимой деградацией церковнославянского языка, в частности вследствие его русификации, которая, будучи сомнительна с точки зрения просветительства, наверняка вызовет отторжение в среде церковного народа". А ведь это изначально было позицией редакции "Благодатного Огня", отражающей мнение подавляющего большинства духовенства Русской Православной Церкви. Искренне уповаем, что таким же чистосердечным и твердым в отношении церковнославянского языка будет и ответ духовенства других епархий нашей Церкви. А значит, ещё не один век будет стоять она как оплот чистоты веры и церковных Преданий – и спасать людей, к чему она и призвана», - говорится в комментарии.

 

Share this post


Link to post
Guest Прохожий

Книжная справа в XXI веке

 

Православное интернет-сообщество обсуждает возможность редактирования богослужебных книг

 

Проект документа Межсоборного присутствия «Церковнославянский язык в жизни Русской Православной Церкви XXI века», вынесенный на всеобщее обсуждение на официальном сайте Межсоборного присутствия и ряде других интернет-ресурсов, собрал значительное число комментариев. При этом интерес большинства участников дискуссии вызвал не столько текст документа, сколько сам факт его появления. Словесные битвы развернулись главным образом вокруг вопроса о принципиальной возможности новой справы богослужебных книг.

 

Проект документа выдержан в крайне осторожных тонах. Это легко понять, ведь для многих чад Русской Православной Церкви исправление богослужебных текстов прочно связано с болезненными событиями нашей церковной истории – от трагедии раскола XVII века, через редактирование текстов на рубеже XIX–XX веков – и до бурной полемики вокруг переводческой деятельности авторов под руководством священника Георгия Кочеткова в 1990-е годы.

 

Уже в начальных строках проекта Межсоборного присутствия церковнославянский язык назван неотъемлемой частью богослужебной традиции Русской Православной Церкви, общекультурной ценностью, которую следует беречь и хранить. Эта же мысль не раз повторяется в тексте документа. Церковнославянский язык называется основным языком богослужения Русской Православной Церкви, а организация работы по его широкому изучению – важной задачей, которая стоит сегодня перед церковным сообществом.

 

Документ подчеркивает усилия священноначалия, которое, начиная с первых веков после крещения Руси, придавало большое значение развитию и совершенствованию богослужебного языка. Приведены исторические примеры, связывающие внимание, которое уделяется сегодня проблеме понятности священных текстов для верующих со всем предыдущим периодом развития церковнославянского языка. Авторы проекта отмечают, что вопросы о редактировании богослужебных текстов неоднократно поднимались и в новейший период истории Русской Православной Церкви. В частности, речь идет о постановлениях Архиерейских Соборов 1994 и 2000 годов, указывающих на необходимость усилий по упорядочиванию богослужебной практики. Более того, есть решение Юбилейного Собора 2000 года о создании особой литургической комиссии при Священном Синоде, отличной от Богослужебной комиссии, для продолжения трудов по «редактированию богослужебных текстов с целью облегчения их восприятия молящимися».

 

 

Обсуждая вопрос новой редакции церковнославянских богослужебных книг, нельзя забывать также, что на канонической территории Русской Православной Церкви – как в России, так и за ее пределами – богослужение уже ведется на десятках национальных языков. Так что предложенный проект следует воспринимать как новый этап в работе над богослужебными текстами. При этом в документе поставлена задача «прояснить те места, которые труднодоступны для понимания». Говорится также, что «исправления в богослужебные книги должны вноситься с крайней осмотрительностью и лишь по благословению Священного Синода с последующим утверждением Архиерейским Собором».

 

Несмотря на сдержанный тон обсуждаемого документа, бережное отношение его составителей к формулировкам и общую консервативность в отношении реформирования богослужебного языка, проект вызвал ожесточеннейшие споры в Интернете. Определенная часть участников дискуссии, среди которых немало священнослужителей, положительно оценивает проект, указывая на своевременность его появления, взвешенность и обоснованность приводимых в тексте формулировок. Остальных участников обсуждения можно разделить на категорических противников проекта, его пылких сторонников, пожелания которых относительно книжной справы идут значительно дальше намерений авторов проекта, и тех немногих, кто пытался выдвинуть конкретные предложения по ключевым пунктам документа, избегая при этом жесткой полемики. Принимая во внимание, что число комментариев к тексту проекта увеличивается с каждым днем, данный обзор не претендует на исчерпывающую полноту в рассмотрении различных точек зрения. Скорее всего, это начало непростого разговора о проблемах, которые сегодня волнуют церковное сообщество.

 

Противники

 

Главный тезис, отстаиваемый представителями этой группы – для простоты изложения назовем их «охранителями», – заключается в недопустимости любого вмешательства в богослужебные тексты независимо от того, откуда исходит идея книжной справы. Комментариям охранителей свойственны твердое сознание собственной правоты и бескомпромиссность суждений (заметим, что в этом им не уступают многие из их оппонентов). Они хранители отеческих традиций и защитники православия от чужих влияний. Охранители, как, впрочем, и их оппоненты, сравнительно редко используют текст обсуждаемого документа, особое внимание обращая на обличение «справщиков-обновленцев», стремящихся русифицировать богослужение.

 

В сознании охранителей церковнославянский язык есть священное достояние Церкви. Говоря о нем, некоторые охранители порой склоняются к сакрализации языка и говорят о нем как о спасительном, боговдохновенном, сакральном. Церковнославянский язык объявляется «иконой русского православия», святыней, которую следует использовать только для общения с Богом. На упреки оппонентов в том, что, сакрализуя церковнославянский язык, они тем самым дополняют так называемую трехъязычную ересь четвертым языком, охранители отвечают обвинениями в обновленчестве, игнорировании традиций и полном непонимании богослужения. Отсутствие со стороны противников проекта внятного ответа на довольно серьезное обвинение, попытки того, что в социальной психологии называется «переадресацией вины», говорит о недостатке у охранителей конкретных аргументов, подтверждающих их позицию, о нежелании разобраться в сути обсуждаемой проблемы.

 

Одна из опасностей, которую противники проекта связывают с книжной справой, кроется в утрате церковного единства славянских народов, которая последует сразу же за переводом богослужения. Справедливо указывая на насущную необходимость сохранения единства, комментаторы утверждают, что допущение богослужения на национальных языках неизбежно повлечет за собой рост сепаратистских настроений в Церкви.

 

К слову сказать, угроза раскола не только среди национальных Церквей, но и внутри Русской Православной Церкви в случае вмешательства в устоявшийся порядок церковнославянского богослужения присутствует практически во всех комментариях рассматриваемой группы. Среди прочего озвучивается и теория заговора инославных христиан против русского православия с целью упомянутого раскола, что в свою очередь позволяет отдельным представителям группы записать всех сторонников исправления церковнославянских текстов в еретики.

 

По мнению противников проекта, любой перевод станет искажением не только смыслового, но и догматического содержания богослужебных текстов. Кроме того, исправления в языке отразятся на строе и эстетике богослужения, изуродуют его мелодический строй и приведут к необходимости пересмотра всех нотных композиций. Глубокую озабоченность вызывают у комментаторов и личности справщиков. Помимо опасений относительно того, что даже опытные переводчики не свободны от субъективного восприятия текста, некоторые охранители выражают уверенность, что в группу справщиков обязательно попадут злонамеренные лица.

 

Анализируя комментарии противников проекта, можно было бы подумать, что их авторы – люди, досконально разбирающиеся в тонкостях церковнославянского языка, которые без особого труда воспринимают слова типа «угобзити», «анкира», «вжиляемь» и «возбнув», но это впечатление на поверку оказывается ложным. Бесспорно, среди них есть знатоки богослужения, однако далеко не все. В комментариях можно встретить мысль о том, что понимание слов молитвы, на чем настаивают сторонники справы, вовсе не так важно. Гораздо важнее привести сердце в состояние сокрушения и смирения, чему как раз и способствует церковнославянский язык. Другими словами, в данном случае охранители защищают не столько язык, а то, что стоит за ним – молитвенный строй богослужения, в котором участвует не только ум человека, но и сердце.

 

Единственный пункт проекта, который вызывает поддержку со стороны практически всех охранителей, – это организация при храмах и духовно-культурных центрах курсов по изучению церковнославянского наследия. Комментаторы соглашаются с тем, что новоначальным христианам непонятно православное богослужение, но в вопросе о книжной справе призывают ориентироваться на постоянных прихожан, привыкших к церковному языку, а не на тех, кто оказался в храме впервые в жизни. Их излюбленная цитата – Царствие Небесное нудится, и нуждницы восхищают е (Мф. 11, 12), которую они приводят, подчеркивая необходимость изучения церковнославянского языка.

 

Радикально настроенные охранители в качестве программы действий предлагают свернуть проект на стадии обсуждения, запретить использование уже имеющихся переводов и даже запрещать в священнослужении клириков, употребляющих русизмы в богослужебной практике.

 

Сторонники

 

В отличие от представителей предыдущей группы, которые воспринимают проект обсуждаемого документа как искушение, способное ввести православных в соблазн, другие участники дискуссии, напротив, горячо приветствуют появление проекта. При этом если объектом заботы охранителей служат воцерковленные прихожане, привыкшие к церковнославянскому богослужению, то сторонники проекта озабочены духовным состоянием тех, кто только что переступил церковный порог или готовится это сделать.

 

Комментаторы, принадлежащие к этой группе, резко выступают против догматизации богослужебного языка и на исторических примерах показывают, что церковнославянский язык с течением времени менялся и непрерывно эволюционировал. Необходимость книжной справы подкрепляется указаниями на деяния Предсоборного присутствия начала прошлого века, разрабатывавшего богослужебную реформу, которая не была осуществлена в силу исторических обстоятельств. Церковь существует в истории, живет и изменяется, поэтому не следует искусственно тормозить ее развитие.

 

Главная мысль сторонников проекта – язык богослужения должен быть понятен всем, кто заходит в храм. По их словам, ошибочно и жестоко заставлять людей обращаться к Богу на языке, который до конца им не понятен. И если есть возможность хотя бы частично облегчить людям понимание богослужения, ее нужно использовать. Церковнославянский язык сравнивается со стеной, которая вырастает на пути новоначального христианина к Богу. Полемизируя с противниками проекта, которые указывают на язык как на основополагающий фактор единства, сторонники справы замечают, что язык, который непонятен большинству верующих, не может выполнять функции общего языка. Напротив, осторожная редакция богослужебной литературы будет объединять всех прихожан, независимо от их церковного стажа, в живой молитве к Творцу.

 

Среди прочего высказывается мнение, что книжная справа поможет решить проблемы сельского прихода. Согласно этой точке зрения, деревенские храмы в большинстве своем пустуют едва ли не в первую очередь из-за непонятности богослужения. Понудить сельских жителей, которые целыми днями заняты хозяйством, выучить церковнославянский довольно непросто. Поэтому внесение исправлений в язык богослужения представляется в этом смысле более чем своевременным. Некоторые из полемистов в своей заботе о сельских жителях заходят слишком далеко. В частности, один из комментаторов, пеняя на необразованность сельчан, предлагает вообще сделать два варианта русского богослужебного языка: один более литературный, рафинированный и другой – упрощенный, с учетом уровня восприятия текста прихожанами отдаленного деревенского храма.

 

Сторонники проекта демонстрируют бÓльшую терпимость, чем его противники. Говоря о востребованности книжной справы, они не настаивают на повсеместном внедрении адаптированного богослужения. По их мнению, внедрение редакций, одобренных высшей церковной властью, уместно на тех приходах, которые действительно нуждаются в этом. Подобный порядок поможет избежать раскола, которым угрожают противники проекта. Комментаторы предлагают прихожанам во главе с настоятелем самим делать выбор и обращаться к правящему архиерею с просьбой разрешить употребление за богослужением новых редакций священных текстов.

 

В среде сторонников проекта высказываются также предложения перевести богослужебные книги на русский язык исключительно в духовно-просветительских целях. Предполагается сделать своего рода русский подстрочник церковнославянских текстов, не предназначенный при этом для богослужебного использования. Такие переводы можно раздавать желающим перед службой, чтобы они, услышав непонятное слово, могли тут же выяснить его значение.

 

Увлекшись идеей перевода богослужения, комментаторы, относящиеся к рассматриваемой группе, так же как и их оппоненты, забывают собственно о тексте проекта, который должен находиться в центре дискуссии. Лишь время от времени в пылу полемики с охранителями, протестующими против редактирования богослужебных книг, они обращаются к первоначальному объекту споров, напоминают своим идейным противникам о том, что речь идет лишь о частичных изменениях в церковнославянских текстах, но уже через несколько строк сами забывают об этом и продолжают ожесточенно доказывать необходимость масштабной книжной справы. При этом сторонники проекта признают ценность и богатство церковнославянского языка и выступают за организацию курсов и занятий по его изучению.

 

Охранители отчаянно защищают не только церковную молитву, полученную от прадедов, но и себя, опасаясь, что в книгах, поправленных оппонентами, молитвы не останется. Ревнители же перемен в большинстве своем знают церковнославянский по долгу службы и сожалеют лишь о том, что многие прихожане такими знаниями не обладают. Им кажется, что нужно совсем немного: сделай понятным церковную службу – и пойдет народ в храм, бросит языческие суеверия и предрассудки и станет верить разумно. Но так ли это?

 

Конкретные предложения

 

Время от времени в контексте полемики между представителями рассмотренных выше групп появляются комментарии, в которых содержатся конкретные замечания и предложения, относящиеся к тексту проекта.

 

Участники полагают, что документ, посвященный столь болезненному и актуальному вопросу, требует куда более обширной исторической и догматической преамбулы. Отмечается также, что мысли святых отцов и подвижников Церкви по поводу богослужебного языка представлены в документе крайне слабо.

 

Два других замечания относятся к четвертому разделу. Предлагается расшифровать употребляемое в документе понятие национального языка и с этой целью дополнить фразу «В Русской Православной Церкви с благословения священноначалия употребляются богослужебные тексты и на национальных языках» уточнением «не исключая и русский литературный язык». Также комментаторам хотелось бы видеть в документе детально прописанную процедуру утверждения редактированных богослужебных текстов.

 

Во избежание возможной церковной смуты в текст документа, по мнению ряда комментаторов, следует включить раздел, дозволяющий употреблять как старые богослужебные книги, так и их новые редакции.

 

Для сохранения духовной и исторической преемственности рекомендуется включить в число справщиков почитаемых церковным народом молитвенников и старцев, а в справе руководствоваться также и тысячелетней молитвенной традицией Русской Православной Церкви.

 

В Русской Православной Церкви вопрос об исправления богослужебных книг воспринимается особенно болезненно. Раскол, раны от которого не уврачеваны до сих пор, продолжает напоминать, к каким последствиям могут привести поспешные движения в этом направлении. То, что сегодня проблема книжной справы выносится на всеобщее обозрение, несомненно, увеличивает шансы ее относительно безболезненного решения и повышает степень доверия общества к Церкви. Это не игры в демократию, а один из наиболее эффективных способов выявления настроений и чаяний церковного народа, мнение которого, как показывает опыт работы Межсоборного присутствия, священноначалию далеко не безразлично.

 

Share this post


Link to post
"Предлагается расшифровать употребляемое в документе понятие национального языка и с этой целью дополнить фразу «В Русской Православной Церкви с благословения священноначалия употребляются богослужебные тексты и на национальных языках» уточнением «не исключая и русский литературный язык».

 

Церковно-славянский и русский литературный языки развивались в совершенно различной понятийно-ассоциативной среде.

Церковно-славянский язык способствует трезвению, собранности и является сосудом Слова Божия, богословского откровения и богообщения.

Литературный язык наиболее подходит для передачи душевно-плотских переживаний, впечатлений, эмоций, чувств и всего того, что встречается в волнующемся "житейском море", т.е. именно того, что запрещено в молитве и богослужении.

Поэтому, думается, такие предложения нельзя считать целесообразными.

Share this post


Link to post

«Ваше Святейшество, не допустите раскола Церкви!»

Церковн ославянский язык / 23.08.2011 Православные Козельска против русификации богослужения …

kozel_sk_200_auto.jpg

Жители города Козельска Калужской области, этого древнего русского городка, как они подчеркивают, совершенно случайно узнали о готовящемся переводе богослужения с церковнославянского на «понятный» язык. Ведь многие православные, не говоря уже о тех, кто живет в небольших городах и селах, не пользуются интернетом – единственным источником подобной информации. Даже местные священники, как выяснилось, не были знакомы с проблемой. Кто-то из батюшек поначалу даже не поверил, посчитав это невозможным. Письмо православных верующих Козельска, которое они направили Святейшему Патриарху Кириллу и митрополиту Калужскому и Боровскому Клименту, оказалось в распоряжении редакции, и мы приводим его полностью.

 

Мы, православные христиане, верующие Московского Патриархата, выражаем свое твердое несогласие по вопросу проекта русификации богослужебного языка, предпринятого 15 июня 2011 года на заседании президиума Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви.

 

Высказываем также свое крайнее недоумение по поводу формы обсуждения этого жизненно важного для Церкви вопроса, а также спешки, с которой он решается.

 

О существовании этого проекта ничего неизвестно подавляющему числу православных: общецерковная дискуссия по столь важной теме, как упрощение и русификация церковнославянского языка, была предоставлена только пользователям Интернета.

 

Мы уверены, что реформа, навязываемая народу церковному проектами Межсоборного присутствия, станет той «промежуточной стадией» богослужебного языка, с которой сильно ускорится и облегчится окончательный переход богослужения на язык русский. Директивное введение новых русифицированных богослужебных текстов вопреки воле церковного народа будет воспринято как насилие над душой каждого православного человека, ибо с церковнославянскими богослужебными текстами неразрывно связана и традиция молитвы, т.е. человеку придется молиться иначе. А это значит, что будет прервана благодатная духовно-мистическая молитвенная связь со многими поколениями наших благочестивых предков, молившихся на протяжении многих столетий в православных храмах на церковнославянском языке.

Отказ от церковнославянского языка, – языка православного богослужения и книжности, сформировавшего наш народ как нацию, неизбежно приведет к тому, что мы потеряем самих себя и утратим объединяющую нас духовную силу. Но пока незыблем язык церковнославянский – ничего с народом не будет. Тронут – быстрый крах. Ибо церковнославянский язык – это фундамент, на котором зиждется здание нашей духовности, культуры, традиций, нашей национальной сущности.

 

Более того, в наше время, когда народ переживает духовный и серьёзный экономический кризис, реформы богослужебные неизбежно вызовут большое смущение в народе Божием, и у монашествующих, и у клириков.

 

Ваше Святейшество, не допустите раскола Церкви!

Православные города Козельска, 183 подписи

Share this post


Link to post
Guest Гость

Церковные либералы нашли общий язык с консерваторами: этим языком оказался церковнославянский

16.12.11

 

В Институте русского языка им. В. В. Виноградова РАН состоялся научный форум, посвященный православному богослужению и современной гимнографии. Расхожее представление о том, будто в вопросе о богослужебном языке Церкви все люди делятся на «либералов» и «консерваторов», никак не соответствует действительности, утверждают организаторы конференции, о том какие вопросы вызвали дискуссию рассказывает ее участник священник Алексей Агапов.

001_1324020549.JPG

Конференцию «Современная православная гимнография» организовал входящий в состав Института Виноградова Научный центр по изучению церковнославянского языка (руководитель Центра – Александр Геннадьевич Кравецкий). А приняли в ней участие сотрудники различных институтов Российской академии наук, преподаватели РГГУ, Свято-Филаретовского института, духовных семинарий и православных гимназий, священнослужители из Московской области, Казани, Новосибирска, Владимира, Воронежа и Саратова.

 

 

Что мы имеем в виду, когда говорим о «современной литературе» или «современной музыке»? Очевидно, литературу или музыку, написанную недавно. Но в случае с гимнографией дело не ограничивается службами или отдельными песнопениями, написанными в недавнее время. Ведь и службы, составленные века назад, продолжают жить – исполняться за службой – в современной Церкви. Как это работало раньше и как работает теперь? Что изменилось и что продолжает меняться? Что можно (и нужно, и нужно ли) изменить, чтобы современное богослужение оставалось живым и действенным? Пытаясь ответить на эти и другие актуальные вопросы, участники форума обращались к текстам самых разных эпох и к проблемам самого широкого спектра.

 

Так, конференция открылась докладом Евгения Михайловича Верещагина (ИРЯ РАН) «1150 лет обретению мощей сщмч. Климента Римского: гимнографический аспект Кирилло-Мефодиевского праздника», в котором Евгений Михайлович выразил мнение о том, что полный кондак обретению мощей сщмч. Климента написан самим Константином (Кириллом) Философом.

 

Дальнейшие доклады были посвящены «никоновской» и «послениконовской» (была и такая!) книжной справе XVII в. – и редакторской работе Синодальной комиссии («сергиевская» редакция) начала ХХ в.; особенностям языка акафистов (жанра, столь популярного в современной церковной среде) и метрике древнейших церковнославянских переводов; об орфографии и пунктуации в богослужебных книгах, о церковнославянской каллиграфии – и о важности аспекта звучащего церковнославянского текста; о богослужении на национальных языках в Поместных Православных Церквах – и о выработке понятия «классический церковнославянский язык». Многие докладчики представили собранию свои взгляды или даже практические подходы к вопросу книжного редактирования. Так, иером. Далмат (Юдин) (Свято-Троицкая Сергиева Лавра) говорил о желательности возвращения церковнославянской пунктуации к прежнему (поэтическому и смысловому) качеству вместо современного грамматического. Александр Геннадьевич Кравецкий (ИРЯ РАН) указал на то, что наиболее актуальным с практической точки зрения представляется исправление не книг (графических текстов), а служб (звучащего текста, воспринимаемого на слух). Иером. Макарий (Маркиш) (Иваново-Вознесенская духовная семинария) представил свой опыт «уточнения» (по выражению автора) Псалтири, вызывавший оживленную дискуссию.

 

Главный итог конференции был подведен заключительным докладом Людмилы Павловны Медведевой (гл. редактор проекта «Литургическое наследие Православной Церкви»). Людмила Павловна предложила прилагать общие усилия к созданию хрестоматий, содержащих базовые, культурообразующие тексты на «классическом» церковнославянском языке (на «языке, преподаваемом в классе», т. е. современном церковнославянском). Но современная культурная ситуация такова, что наряду с классическим могут сосуществовать иные «изводы» церковнославянских текстов – различные редакции и переводы. Сама жизнь Церкви покажет их жизнеспособность.

 

Несмотря на весьма заметные расхождения во взглядах и научных подходах докладчиков и слушателей, конференция от начала и до конца проходила в обстановке взаимной заинтересованности и доброжелательности. Для участников этого двухдневного разговора о современной гимнографии было, пожалуй, совершенно очевидно: расхожее представление о том, будто в вопросе о языке Церкви все люди делятся на «либералов» и «консерваторов» (по выражению А. Г. Кравецкого, «на тупоконечников и остроконечников»), никак не соответствует действительности. Вышло так, что, хотя заявленная программа была рассчитана на день с половиной, участники разъехались лишь к вечеру второго дня. Причем в отличие от частого правила: первые доклады читаются неспешнее и слушаются внимательнее, а последние – в спешке и с меньшей охотой – здесь случилось удивительное. Сложилось впечатление, что участникам буквально не хотелось расходиться или торопить докладчиков. В результате конференция становилась все больше похожей на круглый стол: живое обсуждение по времени порой не уступало самим докладам.

Share this post


Link to post
Guest Гость

Церковные либералы нашли общий язык с консерваторами: этим языком оказался церковнославянский

 

Хорошо бы, если так, однако в обсуждении Проекта самое активное участие принимают именно кочетковцы. Эти бьются насмерть за полную русификацию богослужения, а о церковнославянском языке высказываются глумливо и враждебно.

Им говорят, что отказ от общего языка богослужения и переход на национальные языки по желанию приходов может привести к уничножению единства РПЦ, а их это нимало не смущает.

Share this post


Link to post

Высокопреосвященнейшие архиепископы и епископы, священники и священномонашествующие отцы, братия и сестры и все верные чада Русской Православной Церкви.

Обращаюсь к Вам, с этим, так сказать, сочинением на Ваше рассмотрение и буду очень рад услышать Ваше о сем мною сказанном мнение.

Вопрос о переводе или русификации богослужебных текстов не является новым, тем более сегодня в XXI веке этот вопрос вновь очень актуален. Слушая выступления многих архиереев и священнослужителей, я пришел к выводу, что их мнения делятся на две стороны:

1. За полный перевод церковнославянских текстов на русский язык в РПЦ.

2. За русификацию или частичный перевод(редактирование) церковнославянских текстов в РПЦ.

3. Против какого-либо изменения или редакции церковнославянских текстов в РПЦ.

Конечно же, должен сказать о том, что мне грешному ( и не ученому) недостойно рассуждать о сем великом деле, и тем более мнения архиереев и церковных властей, но я, все же взялся за это. К чему меня сподвигли слова апостола о церкви как о едином организме, а так же слова и деяния святых отцов церкви, посему-то я и решился на это страшное дело.

<span style="color: #000000"> По выше поставленному вопросу могу сказать следующие, что все эти мнения одновременно правы и в то же время нет! </span><br><span style="color: #000000">     Сегодня многие священнодеятели и народ, конечно же, выступают за перевод или же хотя бы частичное редактирование богослужебных текстов в РПЦ, высказывая при этом множества доводов, которые с первого взгляда кажутся очень убедительными.</span><br><span style="color: #000000">   Приведем самые основные:</span><br><span style="color: #000000">1.     В древние времена, как и сегодня, миссионерская проповедь и богослужения вводятся в новую паству на их родном языке, дабы народ мог понимать тексты как богослужебные, так и тексты Священного Писания и Священного Предания и, конечно же, различной церковной литературы.</span><br><span style="color: #000000">2.     Большинство церковнославянских слов являются сегодня не совсем понятными для современного человека, а некоторые из них понимаются вообще в ином смысле.</span><br><span style="color: #000000">3.     Церковнославянский язык устарел и является сегодня изжитком прошлого. Церковь как бы «застряла» в средневековье, а вокруг ведь современные люди XXI века.</span><br><span style="color: #000000">   Рассматривая первое утверждение, с одной стороны не возможно не согласиться,  ведь даже при сошествии Святого Духа на Апостолов, в день Пятидесятницы они, Апостолы, начали говорить на различных языках. Именно для того, что бы народ для которого вел проповедь тот или иной апостол понимал его речь и мог воспринимать Евангельское благовестие на своем родном и понятном для него языке. Но смотрите: во-первых, когда то и для славянских народов была составлена даже грамота, ради такого</span><br><span style="color: #000000">великого дела, во-вторых, сегодня проповедь священнослужителями уже давно ведется на обычном современном русском языке, на котором есть огромное количество литературы как Священного Писания и Священного Предания, как жития и поучения святых отцов и даже богослужебные пояснения. Из всего огромного богатства, чисто церковнославянским, осталось одно богослужение. Остальные  тексты и православную литературу можно найти как на церковнославянском, так и на русском языках. Так, что желающему, действительно и осмысленно понимать вообще православие, нет ни каких особых проблем.</span><br><span style="color: #000000">  Но все же конечно понятно, что современному человеку  трудно понять множество богослужебных текстов и вообще слов на церковнославянском языке. И с одной стороны, как хорошо сделать для людей благое дело, редактируя частично или полностью переведя на русский все церковнославянские тексты, в том числе и богослужебные. Тем более,  сегодня можно сказать, что после советской власти наш народ снова нуждается в благой вести о Христе. Так сказать начинать нужно почти сначала.</span><br><span style="color: #000000">   Но я хочу посмотреть на эти факты совсем с другой стороны! И в первую очередь нужно попытаться понять ради кого православие хочет сделать этот шаг. Здесь, вначале давайте скажем о том, о чем в прицепе, думаю, знают в основном все, что православные христиане в России (не считая священнодеятелей и монашествующих) делятся на несколько групп:</span><br><span style="color: #000000">I.                   Это те, которые называют себя православными христианами по разным причинам, но при этом к христианской жизни не имеют ни малейшего отношения.</span><br><span style="color: #000000">II.                Это люди, называющие себя православными христианами, по той причине, что действительно имеют какое либо отношение к христианской жизни.</span><br><span style="color: #000000">В свою очередь они (II.) они подразделяются на:</span><br><span style="color: #000000">1.     <strong>Захожан </strong>– людей, которые заходят в храм один – два раза в год поставить свечу и все.</span><br><span style="color: #000000"><strong>2.     </strong>Собственно <strong>прихожан, </strong>которые посещают почти все богослужения в храме и живут христианской жизнью.</span><br><span style="color: #000000">При этом, они же (2.) опять делятся на две подгруппы.</span><br><span style="color: #000000">      А) Прихожан, которые ходят в храм с так называемым «своим уставом». В эту подгруппу можно включить различных «бабуль» со своими убеждениями и предрассудками и т.д.</span><br><span style="color: #000000">Б) Собственно прихожан, посещающих богослужения по церковному уставу и традиции, читающих православную литературу, слушающих и слышащих священнослужителей, а таких, к сожалению мало.</span><br><br><span style="color: #000000">   Теперь же я хочу провести сравнение православия как религии (или лучше сказать «православной веры») с какой нибудь обычной, точной и естественной наукой, к примеру, химией. Конечно же, этого делать нельзя, но в этом сравнении я хочу провести или можно сказать показать одну очень важную мысль!</span><br><span style="color: #000000">  Давайте предположим, что человек заинтересовался химией, как наукой и думает о том, что хочет заняться ей очень серьезно. Он прочел всего лишь несколько брошюр и пообщался с людьми, немного знающими об этой науки. Так вот этот человек приходит в химическую лабораторию первый, второй, третий раз. Он еще ничего не понимает и не знает, он просто смотрит еще на все со стороны. И первое его мнение, конечно же, будет таким: Зачем все эти сложности? Зачем нужны формулы и обозначения? Почему воду нельзя назвать водой, а нужно Н2О? Зачем все усложнять? Забивать голову излишней информацией? И таких ведь много! Тогда скажите: эти профессора, отменят ли из-за этого все формулы и обозначения? Конечно, нет! Его будут обучать, начиная с основ! Он изучит огромное количество учебного материала и различной литературы, множество символов, форм и обозначений по данному предмету, естественно под присмотром преподавателей.  Только после всего этого, он, приступит к химии, как к науке и уже совсем по-другому будет смотреть и оценивать все то, что он называл ненужным, излишним и непонятным! </span><br><span style="color: #000000">   И в самом православии то же есть такой момент обучения, точнее сказать был! И назывался он не как иначе, а оглашение, просто сегодня про него почему-то забыли, а если и используют этот термин то совсем в ином смысле, а именно как курс лекций перед крещением! Именно лекций, а не, что другое (в том смысле, что прочитав лекции, лектор не смотрит на душу, да иногда и на самого человека, изменился ли он, приняв крещение)!</span><br><span style="color: #000000">Да ведь и сама Вера, или точнее сказать само православное христианство это тоже своеобразная наука, но наука о великом, о духовном, о высшем. И к этой науке, к этой вере тем более нужно идти мелкими шажками, изучая тексты Священного Писания и Священного Предания и, конечно же, большое количество различной духовной литературы, обязательно под руководством (священника) пастыря!!! </span><br><span style="color: #000000">   «Вера без дел мертва есть» (Иаков 2.20) (Вера без дел – мертвая вера!)  Изучение христианского православного богослужения, Евангелия, поучения Святых Отцов Церкви это- то же дело, и при том великое, благое и богоугодное!</span><br><span style="color: #000000">   Так вот если посмотреть на того же человека хотящего и желающего обратится к православию и пришедшего первый, второй и третий раз в храм, то ему конечно же, в ней непонятно почти все! А мы, почему то пристали только к Церковнославянскому языку, как Буд-то изменив его, человек первый раз, вошедший в храм, сразу же поймет всю глубину христианства, ну или глубину богослужения! А ведь таинство – это тайна, которую постигают годами!</span><br><span style="color: #000000">   Главное не в том, что  человека не понимает чтение и пение в храме, а в том, что он не понимает смысл действий происходящих во время богослужения! Это главное! Если он не знает, зачем священник вышел со Святой Чашей, то, на каком языке не совершалось бы богослужение, это уже не имеет смысла! И только тогда, когда он, начнет понимать смысл совершаемых действий только тогда, он поймет и, смысл, и значение слов. </span><br><span style="color: #000000">  Согласитесь, что на самом деле для человека, являющегося настоящим прихожанином непонятно совсем малое количество слов, которые при желании может запомнить даже ребенок. В основном непонятен сам смысл этих молитв, их цели и задачи. А для этого понимания нужно, как говорилось выше, читать множество христианской литературы и постоянно иметь духовное общение с пастырем, задавая ему множество вопросов, во время ответов на которые он возрастает духовно и постепенно приходит к духовному пониманию, к духовному знанию! Конечно же, на это уйдут годы, но без этого нельзя! Нельзя за одну секунду, или даже один час пребывания в храме понять всю суть и глубину христианства!!! Даже цветок, посаженный, в горшочек не вырастет за час, ему нужно время, уход и ваше терпение в ожидании увидеть его цветущим. Как говорят Святые Отцы Церкви если в горшочек с цветком вылить всю положенную для полива (даже за год) воду, то он погибнет, а если поливать постепенно, по мере надобности, то он окрепнет и вырастит очень красивым и сильным.</span><br><span style="color: #000000">   И уж, конечно же, совсем ни как нельзя  говорить и призывать» сделать богослужение более доступным людям». Православное Богослужение создавалось веками Отцами Церкви. В нем вся жизнь христианина и оно доступно для всех, кто хочет стать по настоящему христианином. Но к нему (к христианству и  к его богослужению) нужно идти постепенно, ступень за ступенью. Ни чего в жизни просто так сразу и вдруг не постигается, а только трудом! Даже народная мудрость говорит о том, что без труда не вытащить и рыбку из пруда! А здесь богослужение! Святые Отцы, составлявшие богослужение тоже жили среди мира, огромного колличества разных людей, но при его составлении они все же ориентировались на христианина, а не на весь честной народ! А христианином может называться только тот, кто по слову, Иоанна Лествечника, исполняет заповеди Божии! А не тот, кто просто крещен, или иногда заходит в храм поставить свечу, или просто имеет дома две три иконы! И ему, христианину,  богослужение важно и необходимо как воздух, как вода. Он  христианин участвует во всех таинствах, не просто потому, что все пошли или так надо, а с ясным пониманием, зачем и для чего. </span><br><span style="color: #000000">   А ориентироваться на тех, кто пришел послушать красивое пение просто бессмысленно!</span><br><span style="color: #000000">   Но конечно мы должны не забывать и о том, что люди приходящие к православию то же разные. Среди них есть молодые и старые, здоровые и больные! И не все в силах изучить столько христианской литературы.</span><br><span style="color: #000000">   Проще естественно здоровым и молодым, они могут изучить, прочитать, запомнить! А что же делать больным, людям старшего поколения, для которых чтение книг и запоминание текстов – трудная задача? Ответ на этот вопрос давно дали Святые Отцы Православия. Им хватит и малых знаний, самых главных и самых основных, а далее даст Бог. По силе их веры, по силе их молитвы даст им все нужное и полезное для главного дела в жизни человека – спасения! Примером служит блаженная Матрона Московская!  Кто ее учил слепую закону Божию?  Кто ее учил мудрости? А какая жена?  Какой великий столп православия!?</span><br><span style="color: #000000">   Существует среди Отцов Великого Православия такое сказание о трех старцах: «…Жили на одном острове три пустынника, имевшие у себя икону трех святителей. И как были они люди простые, необразованные, то молились перед сею иконою не иначе, как простой своеобразной молитвой: «Трое Вас, и трое нас, помилуйте нас». Так они постоянно твердили эту молитву. Вот пристали к этому острову путешественники, а старцы и просят, что бы они научили их молиться. Путешественники научили их молитве «Отче наш», а выучив, поплыли далее морем на своем корабле. Но, отплыв несколько от берега, они вдруг увидели, что учившиеся у них молитве три старца бегут за ними по водам и кричат: «Остановитесь, мы вашу молитву забыли». Увидев их, ходящих по водам, путешественники изумились и, не останавливаясь, только сказали им: «Молитесь, как умеете». Старцы, вернувшись, остались при своей молитве.»</span><br><span style="color: #000000">          («Симфония по творениям преподобного Амвросия оптинского»)</span><br><span style="color: #000000">    Господь каждому человеку дает крест по его силе, и по его  возможностям будет и испрашивать с него дела!</span><br><span style="color: #000000">   Так, что перевод церковнославянских текстов на русский язык или же частичное их редактирование, думаю, не имеет смысла! На каком бы языке не велось богослужение, не зная смысла совершаемых  священнодействий, человек, все равно не сможет понять главного – для чего все это! Я думаю, что в тех странах, где богослужение ведется на родном языке, то же есть те, кого можно назвать прихожанами и те, кого захожаними! Все равно входящие в храм за несколько минут не понимают сразу же, в одночастье все совершаемое в храме! Там, где люди  понимают, заходя в храм все слова, произносимые во время богослужения, все равно множество тех, которые, как я уже неоднократно говорил, не знают смысла совершаемого и говорят все то-же, что и у нас «Я и дома помолюсь».</span><br><span style="color: #000000">   Святой Иоанн Лествичник, вспоминаемый мною выше, жизнь христианина  изобразил подобно лестнице, по которой человек восходит к Богу постепенно, ступень за ступенью. И только стоя уверенно на первой ступени, он может сделать шаг на вторую и так далее. Прыгнуть сразу на небо к Богу не получится! Не получится без труда преодолеть ступени этой лестницы! Не возможно не изучая стать ученым! Без исполнения заповедей стать христианином! И даже мученики, что бы сделать этот великий шаг к Богу, вначале уверовали в него и набравшись через веру и молитву великой храбрости, по промыслу Божию становились мучениками.</span><br><span style="color: #000000">  Но говоря простым народным языком церковь, в некотором смысле это другой мир! Недаром есть монах, а есть мирской. И эти люди, эти миры они должны отличатся! </span><br><span style="color: #000000">  «Когда человек с шумной улицы заходит в храм, в нем происходят совсем другие ощущения, чем снаружи! А церковнославянский язык один из элементов, которые ведут к изменению этого мироощущения.  Главным, конечно, является Святой Дух, именно Его благодать ощущается человеком. Но это на духовном уровне! Но и язык богослужения это великое дело. Человек слышит, похожую на обычную, но совсем другую, в то же время, речь.  Евангельские слова, пусть пока не совсем понятные звучат именно благодаря церковнославянскому языку будто бы сквозь века! И оной из первых мыслей идет о том, что это действительно мудрость и истина, если за столько столетий эти слова неизменяемы!» Это конечно размышления на тему, но все же язык – это важная часть богослужения.</span><br><span style="color: #000000">  И я думаю именно здесь нужно вспомнить преждебывшего Святейшего Патриарха Никона, в том смысле, что составляемые на протяжении XIX и XX  веков богослужебные тексты имеют множество недочетов в сравнении с древними, которые в свою очередь являются канонами (эталоном) для нас сегодня! Древние тексты на церковнославянском языке очень мудры и в то же время совсем просты! Очень певучи и звучны! А вот позднейшие сочинения вышеуказанных веков, включая нашу современность, действительно нуждаются в редактировании с точки зрения грамматики церковнославянского языка и правил по которым составляются богослужебные тексты. Многие песнопения, службы, каноны, и особенно акафисты имеют множество вышесказанных недочетов. Многие словосочетания, имея, громкие слова и хорошую складность не имеют особого смысла. А при этом  соединенные в систему, к примеру, икос (акафист) не имеют вообще общей мысли между собой и так сказать с заглавием этого икоса.  В них содержится огромное количество слов исковерканных с русского на церковнославянский язык. Или же наоборот имеют множество сверхсложных богословских выражений, которые не только не понятны читающему, но при этом труднопроизносимы. </span><br><span style="color: #000000">   И здесь, именно здесь нужно положить большие труды в исправление этих сочинений и приближение их к древним канонам (эталонам).</span><br><span style="color: #000000">   Когда то  людей готовили к тому, что бы они могли стать христианами. Вспомним об оглашенных, которых готовили к богослужению. Оно было долгожданным, великим таинством, которое  не исполняли, а к которому приступали! Именно приступали! Их готовили, научали, и к святому богослужению приступали не сразу, а кода пастыри видели, что человек изменил жизнь, стал действительно христианином!</span><br><span style="color: #000000">И сегодняшнюю проблему я вижу не в сложности богослужения, не в церковнославянском языке, а в неумении сегодняшнего священства правильно подготовить к богослужению своих прихожан.</span><br><span style="color: #000000">   Мы хотим сделать все проще! А есть ли в этом смысл? Не возможно сколько не упрощай, сделать так, что бы человек зайдя в храм сразу же понял и суть богослужения, и суть всего христианства в целом.  Это не возможно! </span><br><span style="color: #000000">   Православие тем и отличается от остальных религий, что смотрит в корень всего происходящего.  Важно не просто совершить таинство, а важное, самое важное в душевной или если хотите духовной готовности человека к принятию таинства.  Можно причастится и при этом не быть причащенным! Совершить действие, но при этом не понимая его смысла, не пережить духовно всех ощущений. Не воспринять это должным образом.</span><br><span style="color: #000000">   Важно, что бы пастырь, будь это простой священник или архиерей, постоянно, ежедневно проводил беседы с молящимися. Не просто прочитывал лекции на тему, а именно беседовал! Простыми, незаурядными словами, мог объяснить важность, нужность и значение этого таинства или других христианских вопросов. Вот это неумение в простом общении с прихожанами, которого зачастую вообще нет в храмах, ведет к тому, что сегодня мы все проблемы хотим свалить на сложность богослужения и непонятность текстов! Оно не виновато! </span><br><span style="color: #000000">   Сегодня священство, в основном совершает богослужение, иногда может прочесть из книги, какую ни будь, проповедь или лекцию и все!!! А если и говорят то очень редкие. А в основном умение сказать слово выражается в сложнейшей богословской терминологии и показывает не столько умение, сколько знания священника, который понимает ли сам, о чем ведет свою проповедь. Да и слово «проповедь» это не только слова, сказанные в стенах храма, а это дело, которое должен делать священник, всей своей жизнью именно проповедовать Христа,  а не снимать рясу и крест в ту же секунду, когда закончилось богослужение и бегом бежать из храма.</span><br><span style="color: #000000">   Вот в этом и факт! Что священник, читая, уткнувшись носом в книгу проповедь, иногда сам не понимая чего и для чего. Что-то прочитал. А что толком и не поняли! И это проповедь? Это даже не беседа! Это не живое общение, которое нужно и важно верующему. Священник, как пишут Святые Отцы Церкви, одним из главных вещей, которыми он должен обладать – это даром слова!</span><br><span style="color: #000000">    Пастырь это не просто священнодеятель, а именно проповедник, несущий благую весть людям, как апостол. Это его главная задача и обязанность! А богослужение это его жизнь, духовный хлеб, если хотите, из которого он черпает силы для своей деятельности.</span><br><span style="color: #000000">   Бог молитвами Святых Отец наших, да подаст нам благодать и помощь в делах сих, и да будет на все Его Святая Воля!</span><br><span style="color: #000000">Храни Вас господь, на многая и благая лета.      </span>

Share this post


Link to post

Интересные наблюдения о. Павла Великанова касательно интернет-дискуссий вообще, и в частности на примере обсуждения проекта документа о роли церковнославянского языка в богослужении.

 

http://dl.dropbox.com/u/10296212/forum/p_velikanov.mp3

 

Доклад на Рождественских чтениях

Share this post


Link to post

Вышел в свет сборник «Церковнославянский язык в богослужении Русской Православной Церкви»

Сборник рекомендован Издательским Советом Русской Православной Церкви. ИС 12-120-2114.

 

Вышел в свет сборник «Церковнославянский язык в богослужении Русской Православной Церкви». Его составитель – постоянный автор журнала и сайта «Благодатный огонь» Николай Каверин. В этом сборнике опубликованы статьи, посвященные нашей православной святыне – церковнославянскому языку, – языку богослужения и богословия, неотъемлемой части церковного предания и литургической жизни Русской Православной Церкви. Богослужение составляет душу церковной жизни, и таковым оно живет в понимании православного русского народа. Языком богослужения православных славян вот уже более тысячи лет является язык церковнославянский. И мы можем с полным правом утверждать, что сегодня именно русский народ – удерживающий и хранитель церковнославянского языка в его неповрежденности.

59984.p.jpg

Как говорится в предисловии, предлагаемый читателю сборник о церковнославянском языке содержит статьи, посвященные дискуссиям о богослужебном языке, разгоравшимся на протяжении последних ста лет. В статьях о попытках реформации церковнославянского богослужения ХХ и ХХI веков обоснована недопустимость модернизации церковнославянского языка и русификации богослужебных текстов.

 

Авторы книги обсуждают также Проекты Межсоборного присутствия, опубликованные в июне 2011 года, касающиеся важнейшей стороны духовной жизни Русской Православной Церкви, – церковнославянского богослужения. В первую очередь – это проект «Церковнославянский язык в жизни Русской Православной Церкви XXI века», вызвавший серьезную полемику в среде православной общественности.

 

Сегодня, когда наше Отечество переживает и духовный, и политический, и экономический кризис, неуместные богослужебные реформы неизбежно усугубят нестабильность в обществе и вызовут смущение и в народе Божием, и у монашествующих, и у клириков. Поэтому наш долг – бережно хранить драгоценную жемчужину нашей Православной Церкви – церковнославянское богослужение, которое уже более тысячи лет просвещает русский православный мiр и души верующих и является неотъемлемой частью Священного Предания Русской Церкви.

Share this post


Link to post
Guest KLM

Так когда же будет приниматься решение по законопроэкту по ц/c языку, вызвавшему столь неоднозначную реакцию? Если не путаю, то предполагалось в феврале 2012 года. Но ни о чем подобном не услышал. Пропустил или отложили? Кто в курсе?

Share this post


Link to post
Сегодня, когда наше Отечество переживает и духовный, и политический, и экономический кризис, неуместные богослужебные реформы неизбежно усугубят нестабильность в обществе и вызовут смущение и в народе Божием, и у монашествующих, и у клириков. Поэтому наш долг – бережно хранить драгоценную жемчужину нашей Православной Церкви – церковнославянское богослужение, которое уже более тысячи лет просвещает русский православный мiр и души верующих и является неотъемлемой частью Священного Предания Русской Церкви.

 

В связи с этой темой мне вспомнилось вчерашнее посещение Николо-Перервинского монастыря и семинарии, где настоятельствует о. Владимир Чувикин, на интервью которого была здесь ссылка.

В потрясающе огромном, величественном Иверском соборе, расписанном в васнецовском стиле с элементами модерна, стояла огромная же очередь из пришедших помянуть своих близких на троицкую родительскую субботу. За свечным ящиком - женщина средних лет принимает записочки и почти каждому что-то серьезно объясняет. Подходим - и оказывается, что это, видимо, ее особым образом понимаемая миссия - не допускать до поминовения те записки, где вместо "Дария" написано "Дарья", а вместо "Иоанн" - "Иван"... Совершенно серьезно она говорит, что если подать записки с русифицированными именами, все будет напрасно, этих людей Господь не помянет и будет только грех. Вместе с тем, в этой женщине совершенно не было никакой нравоучительности, а только видимое чувство какой-то боли за тех "Иванов", которых из-за неведения подававших записку Господь не помянет...

Сочетание модерна внутреннего убранства собора с такой бдительностью оставило интересное впечатление, скорее грустное. И конечно же, нужно писать именно "Иоанн", а не Иван, нужно следить за благообразием, но не в этой ли благочестивой боли об "Иване" и есть корень проблемы, всего этого неприятия и страха о "новшествах", подумалось... В этом смысле, наверное, богослужебная реформа не будет "уместной" никогда.

Share this post


Link to post
Guest Церковнослужитель, РПЦ МП.

О неприемлемости "русификации" богослужения Церковь многократно и однозначно высказывалась: через Святейших Патриархов, подвижников благочестия и прославленных Святых.

Совершенно правильные выводы из прошедшей (во многом просто навязанной кочетковцами и их единомышленниками) дискуссии: нужна работа по привитию любви к церковно-славянскому языку, проповеди, изъясняющие смысл богослужения, акцент на изучение Предания Церкви, Святоотеческого изъяснения Св. Писания (в противовес самочинным переводам и "истолкованиям" от лжеименного разума).

Церковь предостерегает нас от прелести, самочиния и пренебрежения к Своему наследию.

Share this post


Link to post
Guest Сергей

О неприемлемости "русификации" богослужения Церковь многократно и однозначно высказывалась: через Святейших Патриархов, подвижников благочестия и прославленных Святых.

 

И именно для того, чтобы предотвратить эту самую "русифицацию" Церковь через Святейших Патриархов, подвижников благочестия и прославленных Святых неоднократно призывала к созданию нового славянского перевода богослужебных книг, о котором и идет собственно речь.

 

Свт. Тихон, Патриарх Московский: «Для Русской Церкви важно иметь новый славянский перевод богослужебных книг (теперешний устарел и во многих местах неправильный), чем можно будет предупредить требование иных служить на русском обиходном языке».

 

Святитель Феофан Затворник был уверен, что: «В печатных церковных службах перевод уже устарел, в них много темного и излишнего». Что «начала чувствоваться потребность обновления».

 

Святитель Николай Японский, которого необходимость перевода богослужебных текстов на японский язык заставила поближе познакомиться с нашими церковно-славянскими переводами, не раз оказывался в тупике: «Как жаль, что не исправляют славянский текст Богослужения! Славянский текст в иных местах – просто набор слов, которых не свяжешь, как ни думай. Хотел бросить, пока добуду греческий подлинник; впрочем, с присочинением и опущениями – пошло!»

 

Священномученик архиепископ Андроник (Никольский):Прежде всего, необходимо продолжать то исправление перевода его славянского, какое теперь уже и производится. Пусть все богослужение будет таким порядком пересмотрено и исправлено. Но и это должно быть сделано возможно умело и осмотрительно, чтобы с исправлением погрешностей в переводе не унизить самого стиля текста, с которым так сроднились понимающие богослужение любители его.

Share this post


Link to post
Guest KLM

А в связи с чем новый перевод назрел, непонятно? Нельзя ли уточнить цель? Ради лингвистической принципиальности или каких-то миссионерских целей? Или чтобы не смущать высокообразованных чтецов и клирошан? Тогда легко можно заменить эти 15-20 слов на уровне редакторской работы над очередными богослужебными сборниками. А старые потихоньку истлеют от употребления и сами выйдут из оборота. Зачем шум поднимать?

Share this post


Link to post
Guest Сергей

Созрел он в связи с тем, что богослужебный язык должен использоваться по назначению - служить языком живой молитвы, а не являться лишь достоянием и предметом исследования узкой группы лиц лингвистов и языковедов. Об этом с такой болью и говорили вышеприведенные святые.

Share this post


Link to post
Guest KLM

Неужели те молитвы, которыми мы молимся в храме и дома по церковнословянски не есть язык живой молитвы и можно добиться с помощью каких-то лингвистических действий большей живости? Не понятен ход Ваших мыслей. В чем состоит эта большая (c ударением на о) "живость"? И непонятно чем существующий ц/c язык устарел?

Share this post


Link to post
Guest Сергей

Обычно, если мы что-то не можем понять, то в этом случае лучше просто довериться Церкви, которая в лице святых (вышеприведенных) считает именно так. Поступая так возможно и мы в будущем придем в их меру понимания сути вещей. А пока, если мы что-то не можем понять, то лучше не пытаться противопоставлять свое непонимание мнению святых.

Share this post


Link to post
Guest KLM

Не пытаюсь противопоставить что-то мнению святых, а прошу лишь дать более развернутые разъяснения у тех, кто может, по выше означенным вопросам. Думаю, что здесь нет никаких догматических тайн, требующих аппеляции к мнению святых для их уяснения разумом. Просто нужны конкретные ответы на конкретные вопросы.

Share this post


Link to post
Guest Чтец

Когда говорят о "живом" языке молитвы в противовес Церковно-Славянскому Богослужебному языку, сразу вспоминаются "живоцерковники", которые противопоставляли своё беззаконное раскольническое сборище Святой Православной Церкви, при этом думали, будто имеют какую-либо "жизнь". Это явное прельщение. Бесы трепещут Церковно-Славянского языка и он не даёт им покоя. Действительный вопрос только один: чёткое, безошибочное и слышимое чтение Церковно-Славянских текстов. И возрождение дореволюционной широкой практики изучения Церковно-Славянского языка в школах. Профанация недопустима.

А также вырывание отдельных высказываний Святых из контекста!

Share this post


Link to post

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.
Note: Your post will require moderator approval before it will be visible.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Restore formatting

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.


  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...