Jump to content
Sign in to follow this  
Татиана.

Миссионерство. Как говорить о Боге, вере.

Recommended Posts

Guest Гость

Спасибо Вам огромное за ценный матерал

Share this post


Link to post

О миссионерстве

29747.p.jpg

Пригласили священника в школу с детьми побеседовать. И пока по коридору в аудиторию шли, завуч священника просит: «Вы им скажите, чтоб они себя вели хорошо, не курили на переменах, на уроках sms-ками не обменивались, в туалетах на кафеле гадости не рисовали фломастером».

Пригласили священника в армию. И пока через плац с дежурным офицером в актовый зал шли, офицер священника просит: «Вы им скажите, чтоб они приказы командиров исполняли безропотно, чтоб с оружием вели себя осторожно, чтоб в село за самогонкой в самоволку не бегали, чтоб деды младших сильно не обижали».

Привели родители ребенка первый раз на исповедь. Говорят ему: «Ты ж обязательно батюшке скажи, что ты нас с папой не слушаешься». А батюшке говорят: «Уж вы его пожурите, чтоб он не был таким строптивым, чтоб ел то, что дают, не спорил с нами, слушался».

Куда бы священник ни пришёл и кого бы к нему ни привели, всем, в первую очередь, желательно, чтобы в мире умножилось послушание. Чтобы умножилась молитва и родилось богопознание – так этого нет. Главное – послушание подавай. Архимеду нужен был рычаг и точка опоры, чтобы перевернуть мир. Начальники и командиры всех сортов, кажется, видят в священниках рычаг для переворачивания мозгов подчиненных в сторону послушания. Это неправильно.

Упрекают дореволюционную Церковь в том, что она слишком была связана с монархическим режимом, что она превратилась в одну из главных его подпор. И пострадала, дескать, затем так жестоко из-за крушения режима, который подпирала и поддерживала. Может быть, это и так, но ведь сегодня от Церкви хотят того же самого – подпирать и поддерживать. В Церкви ищут не Церковь, но некоторые из ее функций, далеко, кстати, не основные. Любая власть стоит пред соблазном потребительского отношения к Церкви в своем государстве. «Помогите нам бороться с наркоманией, скажите народу, чтоб не бунтовал, помогите бедным терпеливо дожить до смерти и не смейте учить нас, как нам самим поступать».

Рабовладельцы были бесовски прозорливыми миссионерами. Они сознательно крестили рабов, чтоб дядя Том смиренно жил в соломенной хижине, сочиняя очередной «спиричуэл», и нож в руки брал только для срезания плодов при уборке урожая. Может, русская Церковь до революции и была виновата, но тогда не стоит забывать, что под угрозой оказаться в таком состоянии находятся все Церкви в любом христианском народе.

Бога надо любить не за то, что Он даст. Бога надо любить как Бога, а не как спонсора. Лучшие сыны Израиля до пришествия Христова поняли, что Тору нужно читать и изучать не «для», а ради сладости самой Торы.

Известны слова Христа из Евангелия: Милости хочу, а не жертвы (Мф., 9, 13). Эти слова процитированы из книги пророка Осии, и у них есть продолжение: Милости хочу, а не жертвы, и Боговедения более, нежели всесожжений (Ос., 6, 6). Боговедение – это знание Бога, такая память о Нём, которая стремится стать непрестанной, поучение в Его слове, исполнение заповедей. Послушание младших старшим и подчиненных – начальникам, милосердие, справедливость в судах, верность в браках – это лишь плоды боговедения. Нельзя искать плодов, не окапывая и не поливая корни. Когда умножаются грехи, тогда Господь готов в гневе судиться с жителями земли, и суд у Него с людьми потому, что нет ни истины, ни милосердия, ни Богопознания на земле (Ос., 4, 1).

Все пророки говорят о Мессии, даже если мы не всегда видим это и понимаем. И все пророки словно едиными устами и единым сердцем говорят: Итак, познаем, будем стремиться познать Господа; как утренняя заря – явление Его, и Он придет к нам как дождь, как поздний дождь, оросив землю (Ос., 6, 3). Не нужно думать, что этот горячий вопль обращён только к ветхозаветным людям. Не нужно думать, что нам, верующим во Христа, людям Нового Завета, уже нечего познавать больше и стоит успокоиться чтением Символа веры. Познавать Господа, искать Его с раннего утра до позднего вечера обязаны все, кто знает, что Бог есть. Более того, сыны Евангелия должны распаляться большей жаждой благодати, чем сыны Закона. Слова Исайи и Осии должны быть более нам близки, нежели современникам пророков.

История христианского мира – это история драматических взаимоотношений между Богом и Его новыми людьми. Господь избирал и возвышал неизвестные дотоле, сидевшие в исторической тьме народы. Господь дарил им Себя, и было им хорошо, покуда Он был их главным богатством. Когда же они хотели превратить Его благодать в свою частную собственность или начинали хвалиться Его подарками, будто своими заслугами, Он отворачивал Своё Лицо. Он также мог гневаться на людей, когда они больше внимания уделяли религиозному искусству: резьбе по камню, церковному злату, стройному пению, витийствующему богословию – и забывали о Боге как о Центре, о сердце, об Источнике. Любили лучи и забывали солнце – можно так кратко сказать. Это было не богопознание, но цветистый культурный обман, разросшийся на месте бывшего богопознания. Тогда исполнялись слова: Истреблен будет народ Мой за недостаток ведения: так как ты отверг ведение, то и Я отвергну тебя от священнодействия предо Мною (Ос., 4, 6).

Всё это было у евреев, но не у них одних. Просто на их истории эти процессы видны, как на матрице. Впоследствии они проявились многократно в истории разных народов, познавших Бога, в том числе и нашего.

Когда священника зовут в школу или армию, это уже хорошо. И не страшно, что его просят повлиять на подчиненных с целью улучшения их дисциплины. Пусть просят. А священник все равно пусть главной своей задачей считает разговор с людьми о Боге. Улучшение дисциплины будет побочным продуктом светлых знаний о Господе Иисусе Христе. И передача этих святых знаний – главная задача священника, ибо уста священника должны хранить ведение, и Закона ищут от уст его, потому что он – вестник Господа Саваофа (Мал., 2, 7).

Кто-то из мудрых миссионеров сказал: «Когда говоришь с еретиком, не говори против него, говори выше». Говоря против, мы ничего не достигнем, поскольку в силу одного лишь инстинкта самосохранения человек будет спорить, защищаться, не соглашаться. Но если в недрах нашего церковного сознания мы богаты тем, чего нет и не может быть у отколовшихся от Церкви, то мы должны суметь указать им на те высоты, о которых они еще не думали, показать им сокровища, которых они не видели.

Так же и с обычными слушателями. Мало толку пережевывать повеления с частицей «не»: «не ругайтесь, не курите, не грешите, не скорбите». Мы – регенты. Нам нельзя говорить «не фальшивьте» – нам нужно дать чистую настройку. Кроме отрицательной частицы «не», в проповеди должен присутствовать позитивный призыв: «Познайте Истину, и Истина сделает вас свободными. Взыщите Бога, и жива будет душа ваша».

Другими словами, «пойдем к Нему, а не к Его дарам; к Нему Самому, а не к Его свойствам; пойдём вверх и перестанем растекаться по плоскости».

Share this post


Link to post

 

Мой преподаватель по истории философии :good2000:

Share this post


Link to post

А вот и современное миссионерство в утверждении ВЕРЫ в БОГА .

http://www.pravmir.ru/prixozhanka-russkogo-sobora-londona-uvolilas-iz-za-zapreta-nosit-krestik-na-rabote/

 

post2.gif

 

krestik1.jpg19 марта. ПРАВМИР. Одна из прихожанок русского кафедрального Успенского собора Лондона была вынуждена уволиться после того, как ей запретили носить нательный крест, сообщает Интерфакс-Религия.

Об этом на своей странице в «Фейсбук» написал ключарь собора протоиерей Михаил Дудко: «Сегодня говорил в храме с женщиной, которую неделю назад на работе заставляли снять крестик. Она предпочла уволиться. Причем крестик не был виден! Женщина просила разрешить, обещала приклеить скотчем, чтобы не выпал случайно из-под платья. Ответ — «нет, сейчас это не разрешено».

Позиция правительства против свободы открытого ношения крестов «на местах понимается как тотальный запрет», а человеку с плохим знанием языка и британских реалий «отстоять свои свободы практически невозможно», объясняет священник.

Как сообщалось, власти Британии намерены отстоять в Европейском суде по правам человека законность запрета на публичное ношение нательных крестиков в своей стране.

Суд в Страсбурге рассмотрит иски о дискриминации по религиозному признаку четырех христиан из Великобритании, проигравших процессы в британских судах.

Ранее председатель Синодального информационного отдела Русской Православной Церкви Владимир Легойда уже выразил недоумение по поводу лояльности властей Британии, запретивших нательные кресты на работе, по отношению к другим символам, например, к гей-символике.

Среди четырех дел, которые рассмотрят в Страсбурге, — жалоба Нади Эвейды. Несколько лет назад ее временно отстранили от работы в авиакомпании «British Airways» за отказ снять нательный крестик, который она носила поверх униформы.

Другой случай увольнения за ношение крестика в рабочее время произошел с медсестрой Ширли Чаплин, которая 30 лет проработала в больнице.

Еще одна жалоба подана Лилиан Лейдел, сотрудницей загса лондонского района Айлингтон, которая по христианским убеждениям отказалась регистрировать гражданский союз гомосексуалистов и за это подверглась дисциплинарному взысканию.

Житель Бристоля Гари Макфарлейн был сотрудником фирмы, занимающейся конфиденциальным консультированием пар по сексуальным вопросам. Работа с гомосексуальной парой вызвала у него затруднения в связи с его религиозными убеждениями. Его уволили.

Share this post


Link to post

Если человек спрашивает:" ,что говорить о вере?" - ему рано думать о миссионерстве,а сначала нужно много потрудиться над собой.

Мало того,чтобы быть хорошим миссионером надо иметь дар,а плохим -лучше не быть.

Share this post


Link to post

Любовь к людям и гостеприимство

 

Юлия Сысоева, вдова священника Даниила Сысоева:

vecherodan3-438x600.jpg

Юлия Сысоева. Вечер памяти отца Даниила. Фото Юлии Маковейчук. Источник: Татьянин день

«Насколько я знаю батюшку, воинствующее православие ему не было присуще. Воинствующие православные всегда к батюшке тянулись, потому что он был прямой, прямолинейный и говорил всегда правду в лицо. Такие люди пытались найти в нем опору и единомышленника. Они думали, что отец Даниил тоже готов на баррикады идти, но это неправильно мнение, на мой взгляд.

Баррикадами, на самом деле, не приведешь людей ни к православию, ни к Богу, и Христос так не делал. Христос был кроткий, смиренный, а эти люди кротостью не обладают. Когда по телевизору показывают акции, пикеты, то видно, какие агрессивные лица, какая агрессия идет, ненависть к оппонентам. У отца Даниила ненависти и агрессии к оппонентам никогда не было. Он ненавидел грехи и заблуждения, но любил людей.

Здесь очень часто извращаются понятия, люди свою ненависть к неправде обрушивают на людей. Казалось бы, панк-феминистки совершили отвратительный поступок, но ненавидеть этих девчонок — неправильно по многим причинам. Здесь уже происходит дьявольское смешение».

 

http://www.pravmir.ru/pyat-portretov-otca-daniila-sysoeva/

Share this post


Link to post

http://www.pravmir.ru/ieromonax-antonij-sevryuk-o-vechnom-gorode-duxovnom-sterzhne-i-svyatejshem-patriarxe/

 

–Как настоятель храма великомученицы Екатерины и секретарь Администрации русских приходов РПЦ МП в Италии Вы много общаетесь с итальянцами. Каково отношение к русским и России в Италии?

–Отношение простых людей к России и к русским очень хорошее. Вероятно, это связано с тем, что итальянцы и русские во многом похожи. Поэтому мне, прожившему свою жизнь в России, в Италии легко. Я никогда не чувствовал недопонимания со стороны итальянцев.

А недавно беседовал с деловым человеком, который в Италии имеет свой небольшой бизнес, и он тоже сказал, что всегда уверен в том, что его слова будут восприняты итальянцами именно в том значении, которое он в них вкладывает. Может быть, поэтому так много русских едет в Италию. Если вы пройдетесь по центру Рима, то кругом услышите русскую речь.

Наши прихожане работают в семьях, ухаживают за престарелыми людьми, нянчатся с детьми, и итальянцы всегда отмечают, что русские – добросовестные, что русским можно доверять. Мне рассказывала мой педагог итальянского языка, что у ее маленьких детей была русская няня, и это была самая лучшая няня, которую она когда-либо находила для детей.

Конечно, условия работы в семьях непростые, но по итальянскому законодательству вторая половина дня четверга и воскресенье – это дни, когда «баданты» (от итальянского слова badante – тот, кто ухаживают за пожилыми людьми – А.Н.) имеют свободное время. Как правило, они идут в храм, где встречаются с другими прихожанами и могут на родном языке побеседовать за чашкой чая.

Мне приходилось видеть, как кто-то из прихожан по четвергам переставал приходить. Спрашиваю почему? Потому, что семья пригласила на ужин или на прогулку на море. Более того, бывает, что работодатель позволяет привезти «баданту» в Италию своих родственников. И это решает один из самых болезненных вопросов нашей здешней паствы – восстанавливается разрыв с семьей.

082-580x396.jpg

Share this post


Link to post

Вспомнилась сказочка старца Нектария о горничной,которая любила вслух говорить молитву:"Господи помилуй !" и о попугае в клетке,который слушал часто эту молитву. когда однажды горничная забыла закрыть клетку и куда-то ушла, то кошка уже было бросилась на попугая,но тот вовремя успел прокричать голосом горничной молитву:"Господи помилуй"! кошка,услыхав голос горничной,которой боялась, бросилась бежать, и попугай был спасён.

Share this post


Link to post

Отвечает епископ Якутский и Ленский ЗОСИМА

 

 

Мои родственники – язычники, они и слышать не хотят о Христе, но люди очень хорошие, добрые, я сама у них учусь тому, как надо относиться к ближним. Как мне, христианке, быть? Как убедить их, что они по сути уже христиане, как рассказать об истинной вере и не поссориться?

 

Анна.

 

 

Главное – относиться к близким с любовью, стараться понять их. А любовь предполагает молитву. Православные христиане молятся ведь не только за верующих. Молитва за неверующих – это жертва нашей любви: «Господи, если будет воля Твоя, приведи к пути спасения близких моих и любимых». Молитва смягчает сердца людей, за которых молятся.

 

Кроме того, надо всегда поступать по совести. В быту ведь мы часто отказываемся от Христа ради греха. Надо постараться очень мягко объяснить, почему для вас так важно соблюдать пост, молиться, ходить в храм, не смотреть некоторые фильмы и телепередачи – то, что часто вызывает раздражение. А иногда лучше и уступить ради мира и покоя в семье, если вопрос не принципиальный.

 

В любом случае, если близкие будут видеть в вас настоящего христианина, которого вера делает всё добрее, сердечнее, щедрее, мягче, проще, скромнее, спокойнее, научает прощать, то они и к христианству изменят отношение. Часто ведь, по слову апостола, имя Божие хулится у язычников из-за нас, из-за наших грехов. Бывает, мы проповедуем любовь и терпение, а являем образец раздражительности, нетерпимости, гордости. Такой человек никого к Христу не приведёт. Скорее, наоборот.

Share this post


Link to post

Мои бабушка и дедушка уже старые люди, бабушка была крещёной, а дедушка нет. Они вряд ли будут что-либо слушать о вере и уже не смогут постичь глубину христианского учения. А что будет, когда настанет их последний час? Я хочу, чтобы они спаслись, а ведь некрещёных не исповедуют. Но я верю, что Господь не оставит нас, и каждого человека Он ведёт к спасению своим путём. В этом мой вопрос.

 

Александра Т.

На вопросы читателей отвечает священник Казанского храма г. Нерюнгри отец Михаил ЗАЙЦЕВ*

Тут сразу несколько вопросов поставлено. Всех ли Господь ведёт ко спасению? Да, безусловно. Господь всех хочет спасти. Другой вопрос, что спасение происходит на грани желания Бога нас спасти и нашего искреннего отклика в этом деле. Нет тех, кого Бог не хочет спасти, но мы, люди – богоподобны, у нас есть право выбора. Если я откликаюсь с доброй волей, да, спасение будет.

 

Что касается невозможности для бабушки и дедушки постичь учение христианское. Не глубина познания веры определяет спасение, а желание принять Бога. И малоразвитые, умственно повреждённые, и гениальные дети любят своих родителей, равно те и другие могут родителей не любить. Поэтому спасение определяется не мерой познания, а тем, насколько моё сердце открыто для Бога. Кто для меня Бог? Нужен ли Он мне? Можно не знать Символа веры, можно даже не читать Евангелия (мы знаем такие примеры) и быть очень близким к Богу. Опять всё к нашему личному фактору возвращается.

 

По поводу крещения. Есть моменты в истории Церкви, когда люди некрещёные спасались, но не потому, что были некрещёными, а потому, что по каким-то условиям не смогли креститься, хотя и хотели. Вот это принципиально важно. Я бы даже больше сказал. Формальное крещение не спасает. Крещение без покаяния не спасает. В Церкви ничего не бывает механически. Если нет веры и покаяния, всё, что мы знаем о Церкви, не работает, проходит мимо нас.

 

Что тут Александре посоветовать? Если у тебя вера глубокая, молись, чтоб Господь их сердце тронул. Если дедушку даже под каким-то формальным предлогом покрестить, а Христос не стал для него чем-то важным, это ничего не даст. Молиться надо, и говорить с ними на том языке, который они готовы принять. Самыми простыми словами. В первую очередь они должны осознать, что за порогом земной жизни продолжается жизнь. Пока человек не вместит в себя своей бессмертности, вера не нужна. Зачем? Можно внешними какими-то штучками заниматься, но это не собственно церковная жизнь. Спасается человек для вечности, а если для меня вечности нет, зачем мне тогда Церковь, зачем Сам Христос?

 

Можно привести человека к Богу без единого слова – жизнью просто. С другой стороны, в Церковь сегодня много людей пришло, вчера ещё мало что знавших о Евангелии, о Спасителе. А как говорит Серафим Роуз, «чем ниже степень богопознания, тем выше пророческий зуд». У нас у всех зуд проповеди. Но плоды такой проповеди ничтожны. Их практически нет. Почему? Страшная пропасть между тем, что я хочу донести, и тем, кто я есть. Конечно, можно изнасиловать рассудок человека, что мы сегодня в сектах наблюдаем, зомбировать, закодировать, установку дать, но это не приход целостного, неповреждённого человека к Богу. Одним словом, надо самому жить по заповедям, понимаешь? Мы должны обратиться к примеру евангельскому. Господь проповедовал, прежде всего, образом жизни Своей. Да, Он говорил, но это были слова, подтверждённые жизнью.

 

И ещё. Может быть, я скажу жестокие слова, но мы не должны в юношеский максимализм впадать. Мы знаем, что большая часть людей не спасётся. Да, надо сделать всё для того, чтобы близкие нам люди спаслись, но ни в коем случае не следует впадать в уныние и отчаяние. Это было, есть и будет. И не в наших силах это изменить. Сам Господь не смог всё человечество повергнуть к покаянию. Из Святого Писания мы знаем, что, чем дальше от Рождества Христова, тем меньше спасённых будет.

Share this post


Link to post

Татьяна Спаси Господи!Как раз то что нужно,готовлю доклад для сестричества,это точно,своим примером мы можем свидетельствовать о Христе.Одна из сестер долго разговаривала с больными в палате,все мужчины,один атеист,когда она ухадила,ее все благодарили и атеист сказал что пересмотрел свои взгляды,это очень радует,но а некоторые не выдерживают и срываются,результат ноль(((.

Share this post


Link to post

Является ли долгом христианина проповедь Евангелия и в какой мере?

 

Конечно является. Апостол Петр, обращаясь к верующим, говорит: “Вы – царственное священие”. Это значит, что каждый человек — как бы священник по своему рождению. Царь становится царем по рождению, потому что он родился в царской семье, так же и царственное священие. Человек должен нести в мир проповедь христианства в той мере, в какой мирянину это даровано. Как он это будет делать — зависит от его подготовки, от его веры, от его горячности, от его стремления и любви.

 

Можно ли и как говорить с коллегой о вере?

 

Этот вопрос может решаться по-разному. Если человек не воспринимает, то нужно помнить Евангельские слова: “Не мечите бисер перед свиньями” — говорить не нужно. Если же человек ищет Истину, воспринимает, то, конечно, можно и должно говорить. Уже из хода общения будет понятно о чем и как нужно говорить. Самое здесь главное — постараться послужить человеку проводником к Церкви, самое главное, чтобы он в Церковь пришел.

 

Как объяснить человеку, что надо исполнять заповеди? Ведь многие, например, не считают нарушение заповеди «не прелюбодействуй» -грехом.

 

Если человек сам не хочет каяться, то это объяснить очень трудно. Мирянину это труднее, чем священнику, ведь человека что-то томит, и он приходит в храм поговорить со священником. Он все-таки приходит – это очень важный момент: человек сам ищет ответа на внутренние проблемы, которые его мучают. Тогда можно говорить о многом: можно говорить о благородстве, о чести, о том, что Господь создал людей именно так, что муж и жена – это неповторимое единство. Как человек неповторим, так и семья неповторима, каждая семья совершенно уникальна. Это можно продемонстрировать на примере: мы живем все, в основном, в стандартных двухкомнатных квартирах, но заходишь в одну квартиру – свой мир, заходишь в другую, точно такую же квартиру, там совершенно другой мир – там другая семья живет. Когда человек ищет ответа, пусть и не очень осознанно, он часто оправдывается: «Все так живут». На это можно возразить: «Оглянись: в храме стоит люди. НИКТО из них так не живет». Именно поэтому священнику в этом отношении легче: во-первых, потому что человек уже пришел, во-вторых, потому что есть большой опыт. Объяснить человеку, что нужно исполнять заповеди…. Родители это могут объяснить ребенку. А если это твой ровесник, если ваше положение примерно одинаково, то это очень сложно сделать. В первую очередь, нужно смирение, потому что смирение дает человеку особую духовную власть. Люди, которые общаются со смиренным человеком, видят, что за ним правда. Это — духовный подвиг каждого христианина. Если он его совершает, значит, он своей жизнью, своим обликом проповедует Христа. Слава Богу. Человек смиренный становится проводником к тому, чтобы люди пришли в храм, где с особой силой, с особой ясностью действует благодать Божия, которая обращена к каждому человеку и стремится каждого человека спасти, наставить на путь истинный и очистить человека от всякой греховной скверны, какие бы тяжкие грехи ни были им совершены.

 

Как и нужно ли объяснить человеку необходимость церковной жизни, если он считает, что можно быть хорошим человеком и без Церкви?

 

Это опять-таки очень трудно. Хотя многие люди приходят в Церковь, крестятся, венчаются, очень немногие укореняются. У меня любимое сравнение такое: приходят молодые венчаться, спрашиваешь: «В Бога веришь?» — «Да», конечно, раз пришли»; — «А в Церковь ходишь?» — «Нет, зачем, у меня Бог в душе». «Отлично, — говорю, — ты свою невесту любишь?» — «Да» — «Ты своего жениха любишь» — «Да» — «Вот давай тебя на Северный полюс, а тебя на Южный, и любите друг друга в душе. И по телевизору можете друг на друга смотреть и по телефону разговаривать, и в душе любите сколько хотите!». «Не нравится?! Вот и Господу угодно, чтобы люди не просто в душе верили. Для того и Церковь создана, потому что Богу так угодно». Не потому что кто-то придумал – никакое человеческое устроение две тысячи лет продержаться не может. Но когда человек приходит в храм, он не всегда видит располагающую обстановку. Создание такой обстановки зависит от священника, от прихода. Приснопамятный о. Глеб Каледа замечательно говорил, что самая надежная и постоянная антирелигиозная пропаганда – это та, которую верующие ведут своими грехами. Так что, если человек встречает хамство за свечным ящиком, внутри храма толкаются, права качают – это страшно. Вот об этом надо всегда помнить, о том, что каждый из нас, христиан, может оттолкнуть от Церкви человека.

 

А как переубедить человека, который разочаровался в Церкви, из-за лицемерия священнослужителей, шипящих бабушек и т.д.?

 

Переубеждать… У нас заложено стремление везде переубедить, проявить что-то. Нельзя человека просто так переубедить. Попробуй любого из нас переубеди. Все упрямые – ничего не получится. Но вот считают, что, мол, если Я возьмусь, то Я-то смогу переубедить. Где же смирение тогда, если все время «Я». Конечно, истинное смирение активно. Только оно мудрое. Эта активность мудрая, Богом указанная. Воспитание – это очень тонкое дело. Вот пример. Крестная моей жены – я с ней был знаком задолго до знакомства со своей женой – исключительно мудрый человек, святой жизни, исключительный педагог. Математик, она достигла крупных успехов, но когда вышла замуж и у нее родились дети, она оставила науку. У нее были удивительная ясность мышления, прекрасное образование, четкость формулировок. Когда она что-то объясняла, все было естественно, ненавязчиво, мягко, по-матерински. И вот рассказывает, а потом как бы даже и замолкает, предает инициативу тебе, а вот так уже все разложено, что тебе нужно сказать: «Вот так:..» — «Молодец, как ты вот хорошо все понял!». Это высочайшее искусство. Она умела убеждать. Это — сплав духовной жизни, веры, образования, педагогического таланта и особого такта, умения отойти в сторону. Она искренне радовалась, что вот додумался, хотя она сама просто все разжевала, а тебе дала лишь сделать вывод. Вот это от нас требуется. Тогда и можно переубедить. Но это не слова, не экспрессия, а твоя собственная жизнь, которая должна быть активной. И крестная моей жены была очень смиренным человеком и очень активным.

 

А если один из супругов неверующий, но не против венчания: «Ну, если хочешь, можем повенчаться».

 

Об этом надо было думать до брака. Если ставится такое условие, то есть возможности привести человека к Богу.

 

Тогда лучше не венчаться в таком случае?

 

Это все конкретно, индивидуально. Но если люди хотят венчаться, священник должен их повенчать. Но о вере надо, конечно, думать до вступления в брак.

 

Позволительно ли встречаться с неверующим или невоцерковленным молодым человеком, чтобы его впоследствии привести к вере? Или главный критерий это — вера?

 

Как правило, если встречаться с неверующим молодым человеком, то это приводит совсем не к вере. Это очень тонкий вопрос, особенно для современных условий, когда так мало верующих людей и так трудно встретить хорошего человека, это просто такая печальная особенность нашей современной жизни. Так трудно встретить надежного жениха. Господь так уж устроил, что женская природа более отзывчива к вере, более религиозна, чем мужская. Если человек нерелигиозный, если он не кается, то следствием этого является снижение требований к себе, к жизни, поэтому и получается такая жизнь, которую мы сейчас наблюдаем. Святитель Иоанн Златоуст говорил, обращаясь к современным ему и к современным нам людям: «Если тебе придется умереть за жену, – не отказывайся». Такое рыцарское отношение исходит из того, что муж – единственный для единственной. Никаких других возможностей быть не может. Этот союз настолько прочен, что даже смерть не может его разрушить. Митрополит Антоний (Блюм) в одной из своих проповедей, вспоминая слова Ветхого Завета «Любовь как смерть крепка», сказал, что Новый Завет внес поправку: «Любовь сильнее смерти». Так что тут нужно быть деликатным и целомудренным, действовать только по благословению, если общаться с молодым человеком, потому что очень легко ошибиться.

 

Батюшка, как все строго….

 

Жизнь такая, стоит посмотреть вокруг и столько горя, столько настоящего неизбывного, совершенно незаслуженного горя. Почему так страдают? Потому что живут не по-христиански, греховно. Грех – он как паровой каток. Он все сносит. Если хочешь, чтобы по тебе паровой каток прошелся… А если есть возможность предостеречь, конечно, Церковь должна это сделать.

 

Следует ли креститься перед иконами в чужом доме?

 

Если в доме есть иконы, значит там — люди верующие, поэтому можно. Но если люди неверующие, возникает неловкая ситуация, то лучше не креститься, чтобы не смущаться и окружающих не смущать.

 

У себя дома нужно ли молиться перед едой с гостями-иноверцами? Нужно ли перед трапезой молиться в гостях у людей нецерковных?

 

«В чужой монастырь со своим уставом не лезут». Если люди нецерковные, то можно про себя помолиться и мысленно еду перекрестить. А если у себя гостей принимаешь, то они у тебя дома, ты — хозяин и ты молишься, просишь, чтобы Господь благословил трапезу.

 

Как себя вести на работе при непристойных разговорах и шутках? Можно ли и как говорить с коллегой о вере?

 

Здесь можно только посочувствовать. Это совершеннейшее непотребство — непристойные разговоры, особенно при девушках. Это — полная утрата представления о мужском достоинстве, о чести. Не может мужчина, который призван быть рыцарем вести непристойные разговоры. Тем более, не взирая на то, кто рядом сидит. Способов поведения много, но, как правило, лучше всего при этом молчать и усиленно молиться. Вот о. Глеб Каледа, который прошел фронт, (а в окопах-то матерились без всяких ограничений), говорил, что если молишься, то становиться неудобно тем кто ругается, и они потихонечку отходят. Так что молитва огромную силу имеет.

 

А какие молитвы читать?

 

Иисусову молитву можно. Любые молитвы. Главное, чтобы это было искренним обращением к Богу. Иисусова молитва хороша тем, что она простая и не требует большого напряжения памяти — не собьешься. Или просто «Господи помилуй», главное -от души. Конечно, надо молиться и о том, кто ругается, например, «Господи, пощади создание Твое».

Протоиерей Александр Ильяшенко

Share this post


Link to post

Если спросят о вере, отвечайте смело. “Ты, кажется, зачастила в церковь?” — “Да, потому что нахожу в этом удовлетворение”. — “Уж не в святые ли хочешь?” — “Каждому этого хочется, но не от нас это зависит, а от Господа”. Таким образом вы отразите врага.

 

Совет преподобного Варсонофия (Плеханкова) – оптинского старца.

 

Share this post


Link to post

Вера и неверие: тайна обращения человека к Богу.

 

В 2009 году в Лондоне на 800 городских автобусах были размещены плакаты с надписью: «По всей вероятности, Бога нет. Так что не волнуйтесь и радуйтесь жизни». В ответ на это православные христиане Лондона разместили на других автобусах надпись: «Бог есть, поверьте! Не беспокойтесь и радуйтесь жизни!» На чьей же стороне правда? И почему одни люди обращаются к Богу, а другие бегут от Него? Почему для одних Господь Бог очевиден так же, как сама наша жизнь, а для других нет?

Казалось бы, в страданиях люди должны обращаться к Богу, но многие, страдая, обращаются к алкоголю, а про Бога совершенно не вспоминают. Уже в Священном Писании мы видим две противоположных реакции на призвание Господа. Так, апостолы Иоанн и Иаков, простые рыбаки, услышав слово Христа, тотчас оставили лодку, оставили отца и последовали за Господом (см.: Мф. 4: 21–22), а богатый юноша, которому Спаситель сказал: «Следуй за Мной», – как сказано в Евангелии, смутившись, отошел от Него с печалью (см.: Мф. 19: 16–22; Мк. 10: 17–22).

Действительно, обращение человека к Богу всегда загадка. Люди вроде бы живут в одних и тех же социальных и культурных условиях, но подчас совершенно по-разному относятся к вере.

Чтобы понять суть этой проблемы, попытаемся сначала выяснить, что такое неверие, атеизм.

Вообще, на мой лично взгляд, существует два вида атеизма. Первый – это вынужденное неверие, так сказать атеизм по недоразумению, когда ребенок просто был так воспитан и потому он не имеет представления о мире духовном. Такие люди способны поступать по-христиански, хотя вроде бы их этому никто не учил. В определенный момент такой человек может легко (в каком-то смысле, легко) обрести веру: она в нем обнаружится как сокровище, которое находилось в забвении, но не было утрачено полностью. В этом случае вера в человеке не умерла, но спит, и она может пробудиться – при размышлениях о смысле жизни, при созерцании природы, при обращении внимания на пример жизни искренне верующих людей и во многих других случаях.

Второй вид неверия есть атеизм идейный: это какая-то внутренняя агрессия, неприязнь к духовному, так что человек отворачивается от Бога, как тот, у кого больные глаза, отворачивается от солнца. Причем сам атеист порой не понимает существа своего атеизма.

Продолжение...http://www.pravoslavie.ru/jurnal/50481.htm

Share this post


Link to post
Sign in to follow this  

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...