Jump to content
Татиана.

Воспитание детей

Recommended Posts

Воспитание детей: Пять практических правил для родителей-христиан

s_20080428195620.jpg
Сегодня мы в Церкви прикладываем огромные усилия, чтобы удержать наших детей в православии. Во многих случаях они не проявляют к этому интереса. Можем ли мы как-то побудить своих детей с радостью исполнять заповеди и быть православными христианами? Я думаю, есть такой способ. Он требует целеустремленности и упорного труда.

 

Моя мама умерла, когда мне было восемь лет, а когда мне исполнилось десять, мой отец снова женился. Одним летним вечером, мне было около четырнадцати, я сидел на ступеньках у входа в наш дом и размышлял, как сильно мне не хватало мамы. Тем вечером я решил, что мое самое заветное желание иметь крепкий брак и семью. Я поставил это превыше образования, превыше успешной карьеры и превыше положения в обществе.

 

Мы с моей женой Мэрилин посвятили свои жизни Христу, когда учились в Университете Миннесоты. Однажды профессор колледжа Бетхель* в Сент-Поле, доктор Боб Смит читал лекцию на тему брака и семьи. Как-то в процессе выступления, он нарисовал такой образ, который неизгладимо отпечатался в моей памяти. Он сказал: «Однажды я буду стоять на судилище Христовом как отец и моя цель в том, чтобы рядом стояли моя жена и дети и говорили: «Господи, мы все здесь. Вот Мэри, вот Стив, вот Джонни, все на месте». В ту ночь я молился: «Господи, вот чего я хочу, когда я женюсь, и у меня будут дети, чтобы мы все вместе смогли войти в Твое Вечное Царствие»

 

За время обучения в колледже, в семинарии, и за сорок пять лет семейной жизни моя решимость иметь большую семью и привести ее с собой в Вечное Царствие ни разу не поколебалась. Мы с женой сохранили здоровый брак и всегда стремились быть благочестивыми родителями, а потом и дедушкой с бабушкой. Я хотел бы выделить пять вещей, которые мы с Мэрилин пытались исполнять и которые по Божией милости исполнялись нами успешнее всего на пути построения семьи во Христе и Его Церкви.

 

1. Отдавать приоритет своей семье.

Самое важное после Царствия Божия это наша семья. Мне кажется, если мы хотим взращивать Православные христианские семьи, наши супруги и дети должны стать для нас превыше всего после Христа и Его Церкви.

 

Для верующего человека наш путь во Христе и Его Церкви всегда на первом месте. В этом отношении Священное Писание, Святые Отцы, Литургия говорят однозначно. По крайней мере, четырежды за воскресной Литургией мы поминаем Пресвятую и Преблагословенную Богородицу со всеми святыми, говоря: «сами себе, и друг друга, и весь живот наш Христу Богу предадим». Наши взаимоотношения с Богом стоят на первом месте, наша преданность семье на втором, а увлеченность нашей работой на третьем.

 

Как родители мы должны принять на себя строжайшее обязательство, что прежде работы, прежде общественной жизни, прежде всех других дел, которые будут состязаться за пользование нашим временем, мы должны отдать приоритет семье.

 

В начале своей семейной жизни, я работал в «Campus Crusade for Christ»**. Потом я проработал три года в Университете Мемфиса, и затем одиннадцать лет в издательстве «Thomas Nelson Publishers» в Нэшвиле. И на каждом из этих этапов свирепствовала борьба за равновесие между работой и семьей. Мне бы хотелось свидетельствовать, что выиграть это борьбу легко, но это не так. Я не могу перечислить, сколько моих друзей и знакомых христиан остались без своих семей, потому что по их собственному признанию, карьера была у них на первом месте. Это были вечно отсутствующие дома мамы и папы, и их работа их поглотила.

 

На всех своих работах в течение долгих лет я ездил в поездки, когда я работал в Campus Crusade в 60х годах, в Thomas Nelson в 70х и 80х, и сегодня в Антиохийской Православной Митрополии. Почти половину своего времени я в разъездах. Когда авиалинии несколько лет назад стали предлагать бонусные перелеты для постоянных клиентов, я подумал: «Минуточку, это же выход. Я буду брать с собой детей».

 

Таким образом, за время работы в издательстве я стал иногда брать с собой в поездки кого-нибудь из детей. Во время поездки на восток США я взял с собой одну из дочерей, в Нью-Йорке мы взяли в аренду машину и поехали в сторону Хариссбурга в Пенсильванию. Мне кажется, мы никогда так не общались вдвоем, как во время этой поездки. В другой раз мне нужно было ехать всю ночь из Чикаго в Атланту, и я взял собой своего сына Грэга. Когда мы выехали за город, где не было городских огней, он заметил, что он никогда еще в своей жизни не видел звезды так ясно. В ту ночь мы с ним говорили о Божьем творении. Уже взрослыми, большинство их наших шестерых детей говорили: «Папа, одними из лучших мгновений нашей жизни были наши с тобой поездки».

 

Если вы очень заняты, найдите время это восполнить. Я назначал встречи со своими детьми. Если у вас нехватка времени, и при этом вы не выкраиваете время на детей, вы их потеряете. Если вам звонит кто-то, кому нужно с вами встретится, вы говорите: «Послушай, Джо, у меня встреча. Мы можем встретиться завтра». Вы решаете отдать предпочтение семье.

 

2. Расскажите детям о любви Божией

Во Второзаконии 4, Моисей говорит детям Израиля о важности исполнений Господних постановлений. А потом он обращается напрямую к родителям и прародителям. «Только берегись и тщательно храни душу твою, чтобы тебе не забыть тех дел, которые видели глаза твои, и чтобы они не выходили из сердца твоего во все дни жизни твоей; и поведай о них сынам твоим и сынам сынов твоих» (Второзаконие 4:9).

 

Возможно вы из тех родителей, которые пришли ко Христу в позднем возрасте и духовно не работали со своими детьми должным образом. Что ж, теперь у вас есть шанс попытаться с внуками. Эта возможность не означает, что вы станете родителем своим внукам. Но вы всегда можете рассказать внукам, что Господь сделал для вас, как сказал Моисей. Разговаривайте с ними. Если вы стали ближе ко Христу в более позднем возрасте, расскажите внукам об этом. Расскажите, какие вы вынесли уроки. Расскажите о реальных случаях, свидетельствующих о любви Бога и Его милости к вам.

 

Моисей продолжает пояснять важность таких разговоров, вспоминая, как Господь сказал ему: «Я возвещу им слова Мои, из которых они научатся бояться Меня во все дня жизни своей на земле и научат сыновей своих» (Второзаконие 4:10). Дети, которым преподали Слово Господне правильно, научат и своих детей.

 

Как мы учили своих детей? Прежде чем ответить, я бы хотел сказать, что в этом деле можно переусердствовать. Вы не можете вдолбить христианство в головы своей семье. Если вы будете фанатичны, у вас может возникнуть искушение оказывать на них давление, пока они он не взбунтуются. Я встречал в семинарии нескольких человек, которые там оказались не по собственной воле или по Божьему призванию, а скорее, чтобы угодить родителям. И это страшно.

s_20080428195708.jpg
Самое важное, что мы пытались исполнять всей семьей, - ходить на воскресное богослужение. Даже несмотря на трудности подросткового периода, никогда не возникало вопроса, что мы будем делать в воскресение утром. Я еще не был священником, когда старшие дети были в подростковом возрасте, но, несмотря на это, мы всей семьей в воскресное утро были в церкви. А если мы путешествовали, мы шли в храм, там, где мы оказывались.

 

Я знал, что если я дам поблажку своим собственным детям, они буду давать поблажки своим. Если вы будете делать уступки, они будут делать еще большие уступки. Поэтому данные вопрос никогда не вызывал сомнений. Слава Богу, все наши шестеро детей православные, с православными супругами и все наши 17 внуков православные. И каждое воскресное утро они в храме.

 

Сейчас у православных больше богослужений, чем у протестантов. Что же мы делали? Мы всегда были в субботу на всенощной, на воскресной литургии, и на основных праздничных богослужениях. Было ли это милосердным? Безусловно. Неужели я не отпустил бы их на школьный вечер или большой футбольный матч в субботу вечером? Конечно, это не так. Просто мы не хотели, чтобы они гуляли допоздна, так, что это могло им помешать участвовать утром в воскресном богослужении. В праздники, если у них должна была быть контрольная на следующий день, разве я заставлял их идти в церковь? Конечно нет. Я старался придерживаться принципа, в котором Христос и Церковь должны были на первом месте, но не вбивать это насильно. Тут была дисциплина, но было и милосердие.

 

Тот же дух мы пытались сохранить на домашней молитве. Когда дети были маленькими, мы читали им каждый вечер истории из Библии. Мы молились все вместе. Мы делали так всегда, а когда они подросли, мы учили их по вечерам произносить свои собственные молитвы.

 

Становясь православными, мы изучали церковный календарь. Во времена Рождественского и Великого постов в журнале «Лексикон» появлялись библейские отрывки из Старого и Нового Завета. На протяжении Рождественского и Великого Постов мы читали эти отрывки каждый вечер за общим столом. Если я был в дороге, я просил кого-нибудь почитать. Таким образом, наша семья соблюдала духовный пост, который предписывается Церковью в продолжение этих двух периодов. Если я был дома, я читал и комментировал отрывки. Мы обсуждали, как отрывок можно было применить к нашей жизни, и как он соотносился с Рождественским и Великим Постом.

 

В остальное время года, я обычно благословлял пищу и затем зачастую разговор за ужином шел о Христе. Если у детей возникали вопросы, я открывал Писание вместе с ними. Таким образом, мы обнаружили, что ритм церковного года привносил душевное равновесие.

 

3. Любите своих супругов.

В-третьих, я не могу не придать этому значения, мы очень поддерживаем своих детей, когда мы любим наших супругов. Психологи говорят, что для детей важнее не столько ощущать любовь родителей к себе, а знать, что папа и мама любят друг друга. Дети инстинктивно чувствуют, что если любви в браке больше нет, то немного ее остается и для них самих.

 

Красивый отрывок из Послания к Эфесянам описывает такую любовь. Это тот отрывок, который читается в качестве Апостольского послания на православном венчании. «Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь» (ст.25). Это означает, господа, что мы любим ее так, чтобы мы могли умереть за нее. Мы жертвуем собой друг ради друга. Это то, о чем свидетельствуют венцы на церемонии. Я люблю свою жену больше, чем я люблю свою жизнь. Венцы также свидетельствуют о царском достоинстве. В своем наставлении на венчании младшего сына я сказал: « Питер, обращайся с ней как с королевой! Кристина, относись к нему, как к королю». Такая расстановка прекрасно работает.

 

Еще мне кажется, мы никогда не перестаем ухаживать друг за другом. Мы с Мэрилин до сих пор ходим на свидания, а ведь мы уже женаты сорок пять лет! Иногда просто необходимо отдохнуть, сходить куда-то вместе, поговорить и выслушать друг друга и продолжать пребывать в любви. До свадьбы, я спросил одного своего друга, у которого были прекрасные отношения с женой. Я спросил его, в чем секрет. Он ответил: «Постарайся узнать, что ей нравится, и делай это». Мэрилин любит ходить по магазинам. В начале нашей совместной жизни мы ничего не могли себе позволить, поэтому ходили и смотрели на витрины, после того как магазины уже закрывались.

 

Сейчас, когда выдается свободный день, я спрашиваю ее: «Чтобы тебе хотелось поделать, дорогая»?

 

Она обычно отвечает: «Пошли по магазинам».

 

Я надеваю спортивную куртку, и мы едем в центр, я держу ее за руку, пока мы изучаем витрины, и я покупаю что-нибудь в подарок внукам. Возрастайте в своей любви, и не переставайте ухаживать друг за другом.

 

 

s_20080428195845.jpg

4. Никогда не наказывайте в гневе

Бывают времена, когда дела идут неважно, даже очень плохо. Мне очень хотелось бы вам сказать, будто никому из наших шестерых детей никогда не доставалось на орехи. Или, что мама или папа были абсолютно непогрешимы. Я не знаю такой семьи, где такое бывает. Я бы сказал, что в сравнительном отношении, троих из наших детей было относительно легко воспитывать, а трое были более трудными. Если кто-то из них начинал упрямствовать в подростковом возрасте, я говорил Мэрилин: «Помнишь, какими мы были в этом возрасте? Они ничем не отличаются от нас». Я был трудным подростком, и частично это проявилось в наших детях.

 

Св. Иоанн Богослов сказал: «Для меня нет большей радости, как слышать, что дети мои ходят в истине» (3 Ин 4). И наоборот. Нет большей сердечной боли, чем когда дети твои не ходят в истине. У нас было несколько больших неприятностей в семье. Были ночи, когда я и моя жена рыдали в подушку, пытаясь уснуть. Мы говорили: «Господи, есть ли свет в конце этого тоннеля?»

 

Будучи еще молодым родителем, я запомнил одну из строк Ветхого Завета из Книги Притчей Соломоновых: «Наставь юношу при начале пути его: он не уклонится от него, когда и состарится». Уверяю вас, это обетование от Бога истинно. Бывали времена, когда я сомневался, что наша семья будет стоять перед Господом в полном составе. Я благодарю Бога за раскаяние и прощение, исправление и Его милость.

 

Сразу за наставлением Св.Апостола Павла в отношении брака в Послании к Эфесянам, он продолжает поучение на тему отношений родителей и детей. «Дети, повинуйтесь своим родителям в Господе, ибо сего требует справедливость. «Почитай отца твоего и мать» - это первая заповедь с обетованием: «да будет тебе благо, и будешь долголетен на земле» (6 Еф 1-3). Это еще одно достоверное обетование. Если ребенок слушается родителей, он проживет долгую жизнь. Поэтому мы учим их послушанию.

 

Полезно время от времени садиться со своими детьми и напоминать им, почему так важно слушаться родителей. Потому что, если дети не научаться подчиняться своим родителям, они не научатся подчиняться Господу. А последствия этому ужасны, и в этой, и в будущей жизни. Поэтому одна их причин, почему мы слушаемся своих пап и мам, это то, что таким образом мы исполняем Господни заповеди.

 

Следующая строка демонстрирует нам обратную сторону монеты: «И вы, отцы, не раздражайте детей ваших, и воспитывайте их в учении и наставлении Господнем» (6Эф4). Не помню, где я взял эту идею (а сам я редко их изобретаю), но когда мне приходилось делать замечания нашим дочерям, я брал их за руку. Когда я был еще молодым отцом, я обычно сажал их на стул, и сам садился напротив. Но однажды я сказал себе, что это не передает того, что мне хочется им сказать. Поэтому я стал садиться с ними на диван, брал за руку, и, глядя им в глаза, говорил, чего я от них хочу.

 

Когда мои дочери стали взрослыми, двое из них не сговариваясь, благодарили меня за то, что я держал их за руку, когда делал им замечания. У них обеих были друзья, чьи отцы приводили их в большое смущение своей возможно слишком строгой манерой наказания. Я призываю отцов остерегаться такого дисциплинарного воздействия на детей, которое может породить у тех гнев. После любого назидания, обнимите их и покажите им, что вы их любите.

 

Временами отцу необходимо воздержаться от наказания, потому что сам он находится в гневе. Помните строчку из Мультфильма «Невероятный Халк»? «Я могу вам не понравиться, когда я в гневе». Если это так для персонажа мультфильма, насколько это более актуально для реального отца?

 

5. Помогите вашим детям распознавать Божию волю.

Давайте еще раз заглянем в Книгу Притчей Соломоновых: «Наставь юношу при начале пути его: он не уклонится от него, когда и состарится». Фраза «он не уклонится от него, когда и состарится» не подразумевает того пути, который вы для него определили. Это тот путь, который определил для него Господь. Другими словами, принимая во внимание дарования ребенка, его эмоциональный склад, его личность, его интеллект, его призвание, вы должны помочь ему распознать тот путь, который Господь для него определил.

 

Я очень рад, что Питер Джон семинарист, а муж Вэнди православный дьякон. Но это не значит, что я рад за них больше чем за Грэга, который работает маркетологом, или за Терри, мать пятерых детей, или за Джинжер и Хайди, которые работают, чтобы помочь своим мужьям обеспечивать своих сыновей.

 

Я повторю, что наша родительская задача, помочь нашим детям определить, чего Господь ждет от них, и затем обучать их в этом направлении. Каким бы ни было их призвание, предпринимательство или юриспруденция, продажи или служение Церкви, я хочу, чтобы они прикладывали в своем деле все свои усилия, во Славу Божию. И между прочим, каждый из нас находится на служении Христу по завету нашего Святого Крещения. Миряне или клирики, мы все определены на служение Ему. Поэтому, что бы мы ни делали, мы стремимся делать это во Славу Божию.

 

Вот те шаги, которые мы старались предпринимать в отношении наших детей. Слава Богу, эти усилия принесли достойные плоды. На настоящем этапе жизни, когда нас осталось дома всего двое, приятно мысленно возвращаться в прошедшие годы и благодарить Господа за детей, супругов, и внуков, которые являются верными членами Церкви. Нет ничего лучше этого.

 

Это не значит, что больше никогда не будет никаких проблем. Я, конечно, наивный, но не настолько, чтобы в это поверить. В нашей жизни могут случиться неприятности. Но как мы говорим на свадьбах: «Молитвы родителей закладывают основания домов». Наши годы это не время почивать на лаврах, а время благодарственных молитв.

 

Да даст вам Господь радость воспитания вашей семьи во Христе, как испытали ее мы, воспитывая наших детей.

 

О.Питер Е.Гиллкист – директор Департамента Миссионерства и Евангелизма Антиохийской Православной Митрополии в Северной Америке, издатель Conciliar Press . Он и его жена Мэрилин живут в Санта-Барбаре, в Калифорнии.

 

*(Bethel College) Христианский колледж в штате Миннесота.

 

** Campus Crusade for Christ -Американская Христианская транснациональная миссия

 

Статья впервые напечатана в журнале AGAIN, номер 4, лето 2004 г.

Share this post


Link to post

О воспитании детей

Предлагаем вашему вниманию главы из книги «Старец Порфирий Кавсокаливит. Житие и слова» (издание Свято-Никольского Черноостровского женского монастыря, Малоярославец). Эти главы посвящены проблемам воспитания детей. Свои советы родителям дает христианский подвижник, которому, по свидетельству тех, кто его знал, было дано исключительное знание человеческой души — благодаря его жизни с Богом и для Бога.

 

Воспитание детей начинается с момента их зачатия

porfir.jpg

Воспитание детей начинается с момента их зачатия. Эмбрион слышит и чувствует во чреве своей матери. Да, он слышит и видит глазами своей матери. Он воспринимает ее движения и чувства, несмотря на то что его ум еще не развился. Помрачается лицо матери, помрачается и его лицо. Нервничает мама, нервничает и он. Что чувствует мать — печаль, боль, страх, беспокойство и тому подобное,— живет этим и он. Если мать не желает ребенка, не любит его, то он это чувствует, и его душе наносятся травмы, которые сопутствуют ему всю его жизнь. Противоположное происходит со святыми материнскими чувствами. Когда у нее радость, мир, любовь к ребенку, тогда она таинственно передает ему это, как бывает с уже родившимися детьми.

 

Поэтому мать должна много молиться в период беременности и любить своего ребенка, ласкать свою утробу, читать псалмы, петь тропари и проводить святую жизнь. Это и ей приносит пользу. Но жертвы она приносит также и ради ребенка, чтобы чадо стало более святым, чтобы с самого начала оно приобрело святые задатки. Видите, каким тонким делом для женщины является беременность? Какая ответственность и какая честь!

 

Я расскажу вам нечто подобное об одушевленных и неодушевленных существах, и тогда вы поймете.

 

В Америке ставили такой опыт: в двух одинаковых комнатах при одной и той же температуре, при одинаковой поливке и в одинаковой земле сажали цветы. Было одно лишь различие: в одной комнате включали легкую и приятную музыку. Каков же результат? Что вам скажу! Цветы этой комнаты разительно отличались от других цветов. У них был более цветущий вид, краски насыщенные, а развитие гораздо лучше.

 

Сияние святости, а не человеческие усилия делают детей хорошими

Все бывает от молитвы, молчания и любви. Вы поняли плоды молитвы? Любовь в молитве, любовь во Христе. Она приносит подлинную пользу. Чем больше будете любить детей человеческой любовью, которая часто носит страстный характер, тем больше они будут запутываться, тем больше их поведение будет носить негативный характер. Но когда любовь между вами и ваша любовь к детям будет христианской и святой, тогда у вас не будет никаких проблем. Святость родителей спасает детей. Чтобы это произошло, Божественная благодать должна воздействовать на души родителей. Никто сам по себе не становится святым. Та же Божественная благодать будет потом просвещать, согревать и оживотворять души детей.

 

Часто мне звонят даже из-за рубежа и задают вопросы о детях и на другие темы. Вот и сегодня мне позвонила одна мать из Милана и спросила, как ей вести себя со своими детьми. Я сказал ей вот что: «Молись и, когда необходимо, говори с детьми с любовью. Побольше молись и поменьше слов им говори. И ко всем должно быть больше молитвы и меньше слов. Не будем навязчивыми, но будем молиться втайне, а потом говорить, и Бог будет нас внутренне уведомлять, восприняли ли люди нашу беседу. Если снова нет, то не будем говорить. Будем только молиться втайне. Потому что своими разговорами мы становимся назойливыми для других, вызываем их сопротивление и иногда возмущение. Поэтому лучше таинственно говорить с их сердцами посредством таинственной молитвы, чем с их ушами.

 

Послушай, что я тебе скажу: сначала молись, а потом говори. Так поступай и со своими детьми. Если будешь все время их наставлять, то сделаешься для них тягостной и они, когда подрастут, будут ощущать одно давление с твоей стороны. Так вот, предпочтение отдавай молитве. Говори с ними через молитву. Говори об этом Богу, а Бог скажет это внутри них. То есть не нужно давать детям советы при помощи голоса, чтобы слышали их уши. Можно поступать и так, но прежде всего ты должна говорить о своих детях Богу. Говори: “Господи Иисусе Христе, просвети моих деток. Я вверяю их Тебе. Ты дал их мне, но я бессильна, не могу их хорошо воспитать. Поэтому прошу Тебя: просвети их”. И Бог будет с ними говорить, и они скажут: “Ах, не нужно было огорчать маму тем, что я сделал!”. И это по благодати Божией будет исходить из них самих».

 

Это совершенно. Чтобы мать говорила Богу, а Бог говорил ребенку. Если так не произойдет, то ты будешь говорить, говорить, говорить... А все будет в одно ухо входить, а из другого выходить, а в конце станет восприниматься как одно давление. И когда ребенок станет взрослым, тогда начнет сопротивляться, то есть некоторым образом мстить своим отцу и матери, которые его принуждали. Хотя совершенным является лишь одно: слова любви во Христе и святость отца и матери. Сияние святости, а не человеческие усилия делают детей хорошими.

 

Когда дети травмированы какой-нибудь серьезной проблемой, не беспокойтесь по поводу их сопротивления и плохих слов. В действительности они этого не хотят, но в трудные минуты иначе поступать не могут. Потом они раскаиваются в этом. Но если вы будете нервничать и гневаться, то станете едины с лукавым, и он будет играть всеми вами, как игрушками.

 

Святость родителей — это лучшее воспитание в Господе

Будем видеть Бога в лицах детей и давать детям любовь Божию. Пусть дети тоже научатся молиться. Чтобы молились дети, нужно, чтобы в них текла кровь молящихся родителей. Здесь некоторые ошибаются и говорят: «Раз родители молятся, благочестивы, читают Священное Писание и своих детей вырастили в учении и наставлении Господнем (Еф. 6, 4), следовательно, и дети вырастут хорошими». И вот, пожалуйста, мы видим, как из-за давления родителей мы имеем противоположный результат.

 

Родителям недостаточно быть просто благочестивыми. Нужно еще не принуждать детей, пытаясь через давление сделать их хорошими. Можно отогнать своих детей от Христа, если эгоистично следовать религиозным принципам. Дети не любят давления. Не принуждайте их ходить с вами в церковь. Можно говорить так: «Кто хочет, может пойти со мной сейчас или прийти позже». Дайте Богу возможность говорить с их душами. Причиной того, что дети некоторых благочестивых родителей, повзрослев, становятся непослушными, оставляют Церковь и все доброе и бегут в другое место, является давление, которое на них оказывают «хорошие» родители. Дети, пока малы, находятся под давлением. Но когда им исполняется шестнадцать, семнадцать или восемнадцать лет, то приходят к противоположным результатам. Сопротивляясь, они начинают водить дурные компании и говорить дурные слова.

 

Но когда они развиваются в свободе, одновременно видя добрый пример взрослых, то нам радостно на них смотреть. В этом — тайна: будучи хорошим и святым, вдохновлять и сиять. Очевидно, что на жизнь детей влияет излучение родителей. Родители настаивают: «Давай-ка поисповедуйся, давай-ка причастись, давай-ка делай то-то...». Ничего не происходит. Но они же видят тебя? Чем ты живешь, то и излучаешь. Сияет ли в тебе Христос? Это влияет и на твоего ребенка. В этом заключается тайна. И если так будет, когда ребенок маленький, то, повзрослев, ему не нужно будет прилагать большого труда. Говоря на эту тему, премудрый Соломон использует такой прекрасный образ, делая ударение на то значение, которое имеет доброе начало, доброе основание. В одном месте он говорит так: Утреневавый к ней (к премудрости) не утрудится: приседящую бо обрящет при вратех своих (Прем. 6, 14). «Утренеющий к ней» — это занимающийся мудростью с юного возраста. Мудрость — это Христос. «Приседящий» означает «находящийся рядом».

 

Когда родители святы и передают это ребенку, то есть воспитывают его в Господе, тогда ребенок, какие бы дурные влияния ни оказывала на него среда, не затрагивается ими, потому что при его дверях будет находиться Премудрость, Христос. Он не будет утруждаться, чтобы стяжать ее. Кажется, что стать хорошим очень трудно. Но в действительности это очень легко, когда у тебя с юности добрый жизненный опыт. При взрослении тебе не понадобится труд, потому что добро внутри тебя, ты им живешь. Ты не трудишься, ты им живешь, это твое достояние, которое ты, если будешь внимательным, сохранишь на протяжении всей своей жизни.

 

Детям нет никакой пользы от постоянных похвал

Детям нет никакой пользы от постоянных похвал. Они становятся эгоистами и тщеславными людьми. Они хотят, чтобы все хвалили их всю жизнь, даже если это будет ложью. К сожалению, сегодня все научились лгать, и тщеславные это принимают, это их пища. Богу это не угодно. Богу угодна истина. К сожалению, не все это понимают и поступают как раз наоборот.

 

Когда ты непрестанно и без рассуждения хвалишь детей, их начинает искушать супостат. Он поднимает у них жернов эгоизма. Привыкнув с малых лет к похвалам со стороны родителей и учителей, они, возможно, будут преуспевать в учебе. Но что пользы? В жизни из них выйдут эгоисты, а не христиане. Эгоисты никогда не смогут стать христианами. Эгоисты хотят, чтобы их все непрестанно хвалили, все их любили, все говорили о них хорошее. А этого не желают ни Бог, ни Церковь, ни Христос...

 

Итак, когда мы похвалами развиваем в ребенке это гипертрофированное «Я», когда развиваем его эгоизм, то совершаем для него великое зло. Мы делаем его более склонным к диавольским вещам. Если мы так его воспитываем, то удаляем его от истинных ценностей жизни. Вы не думаете, что это и есть та причина, по которой дети портятся, по которой люди бунтуют? Это эгоизм, который с детства насадили в них родители, Диавол — это великий эгоист, великий денница. То есть внутри нас живет этот денница, мы живем диаво-лом. Мы не живем смирением. Смирение — Божие, это нечто совершенно необходимое для души человека, нечто для нее органическое. И когда его нет, это все равно, что в организме нет сердца. Сердце дает жизнь телу, а смирение дает жизнь душе. Из-за эгоизма человек находится на стороне злого духа, то есть он развивается со злым духом, а не с добрым.

 

Вот чего добился диавол. Он сделал землю лабиринтом, в котором мы не можем понять друг друга. Отчего мы страдаем и не понимаем этого? Видите, в какое заблуждение мы впали? Мы дошли до того, что в наше время сделали землю одной психбольницей! А мы и не понимаем, в чем здесь причина. Все находимся в недоумении: «Что с нами стало, куда мы идем, почему наши дети уходят, почему ушли из своих домов и слоняются без цели, почему оставили жизнь, почему оставили образование? Почему это происходит?». Диаволу удалось сокрыть самого себя и подтолкнуть людей к тому, чтобы они использовали другие имена. Врачи, психологи часто говорят, когда человек страдает: «А, у тебя невроз! А, у тебя стресс!» — и тому подобное. Они не соглашаются с тем, что диавол развивает и поднимает в человеке эгоизм. Но диавол существует, это дух зла. Если мы скажем, что он не существует, это все равно что отречься от Евангелия, которое говорит и о нем. Это наш враг, наш супостат в жизни, противник Христа, и называется он антихристом. Христос пришел на землю, чтобы освободить нас от диавола и даровать нам спасение.

 

Вывод напрашивается следующий: мы должны учить детей жить смиренно и просто и не искать похвалы и «браво». Будем учить их тому, что существует смирение, которое является здоровьем души.

 

Образ мыслей современного общества причиняет детям зло. У общества другая психология, другая педагогика, которая направлена на детей-атеистов. Такой образ мыслей ведет к произволу. Результат вы видите на детях и молодежи. Сегодня молодежь кричит: «Вы должны нас понять!». Но мы не должны идти к ним. Напротив, будем молиться о них, будем говорить правильные вещи, будем жить правильно, будем проповедовать это, но не будем приспосабливаться к их духу. Не будем портить величие нашей веры. Мы не сможем им помочь, приобретя их образ мыслей. Мы должны быть такими, какие мы есть, и проповедовать истину, свет.

 

Пусть дети учатся у святых отцов. Учение отцов научит наших детей исповеди, расскажет им о страстях, о зле, о том, как святые побеждали зло в себе. А мы будем молиться, чтобы Бог глубоко проник в них.

 

Печатается по книге: Старец Порфирий Кавсокаливит. Житие и слова. Издание Свято-Никольского Черноостровского женского монастыря. Малоярославец, 2006.

 

Share this post


Link to post

До­воль­но бу­дет и то­го, ес­ли по­за­бо­ти­тесь вос­пи­тать де­тей сво­их в стра­хе Бо­жи­ем, вну­шить им пра­вос­лав­ное по­ня­тие и бла­го­на­ме­рен­ны­ми нас­тав­ле­ни­я­ми ог­ра­дить их от по­ня­тий, чуж­дых Пра­во­слав­ной Церк­ви. Что бла­гое по­се­ете в ду­шах сво­их де­тей в их юнос­ти, то мо­жет пос­ле про­зяб­нуть в серд­цах их, ког­да они при­дут в зре­лое му­же­ст­во, пос­ле горь­ких школь­ных и сов­ре­мен­ных ис­пы­та­ний, ко­то­ры­ми не­ред­ко об­ла­мы­ва­ют­ся вет­ви бла­го­го до­маш­не­го хрис­ти­а­нс­ко­го вос­пи­та­ния.

 

преп. Амвросий

Share this post


Link to post

Слово в Великий Четверг. О благодарении Богу

 

40550.p.jpg?0.9279231938494963
Бойтесь неблагодарных людей! Родители, воспитывайте в детях благодарность. Это самое главное, что вы можете в них взрастить. Я не говорю о внешних знаниях. Но духовно воспитайте в своих детях веру и благодарность, и все остальное – приложится. Но, если в силу каких-то обстоятельств вы смущаетесь и считаете, что благодарность сама по себе должна произрасти в сердце вашего ребенка, – вы жестоко ошибаетесь: дьявол не будет сидеть сложа руки и станет насаждать подобную ему самому, дьяволу, неблагодарность в сердца ваших чад. А вы пожнете плоды вашего бездействия и самого страшного человеческого порока – неблагодарности, от которой и сами будете в ужасе и смятении.

http://www.pravoslavie.ru/podcasta/Velikiy_CHetverg_oTihon-2d2629.mp3

Share this post


Link to post

Едва ли можно преуспеть в духовной жизни, не прибегая к святоотеческому наследию; однако не все в книгах, как правило адресованных монахам, годится для современного христианина, живущего в миру. Серия "Отечник" предназначена для мирян, желающих идти по пути духовного совершенствования. Серию составят как тематические выпуски, содержащие извлечения из духовных наставлений, поучений, писем подвижников благочестия, так и сборники, знакомящие с творениями отцов и учителей Церкви, известных духовных писателей.

 

"Извлечение будет небесполезно многим читающим, не имеющим почему-либо возможности прочитывать объемистые книги. Извлечение, изложенное в кратких выдержках, легче удерживается в памяти читателей и глубже напечатлевается в их сердцах.

 

Святые отцы о воспитании детей

Share this post


Link to post
47786.t.jpg

«МАЛЬЧИШКИ И ДЕВЧОНКИ, А ТАКЖЕ ИХ РОДИТЕЛИ». ЧАСТЬ 3
Семейная жизнь в вопросах и ответах
Павел Гумеров
Самое главное – не отбить у малыша охоту молиться. Поэтому молитвенное правило должно быть посильным, включать уже хорошо знакомые ребенку молитвы. И непременно должно быть чтение молитв за родителей, крестных и других родных и близких людей. Это учит ребенка почитанию родителей и ответственности за тех, кого он поминает.

47435.t.jpg

«МАЛЬЧИШКИ И ДЕВЧОНКИ, А ТАКЖЕ ИХ РОДИТЕЛИ». ЧАСТЬ 2
Семейная жизнь в вопросах и ответах
Священник Павел Гумеров
Связь с матерью, ее влияние на ребенка огромна. Если же малыш растет без матери, то ему очень тяжело. Даже дети, оставшиеся без отца, мучаются мрачными мыслями о ненужности и бессмысленности своей жизни. Дети, обделенные лаской, общением, очень страдают. И потому отец, один воспитывающий ребенка, должен, несмотря на всю свою занятость, найти время для общения с сыном. И еще: отец не должен бояться быть ласковым с сыном, ведь ребенку необходимо знать, что его любят.


46757.t.jpg

«МАЛЬЧИШКИ И ДЕВЧОНКИ, А ТАКЖЕ ИХ РОДИТЕЛИ». ЧАСТЬ 1
Семейная жизнь в вопросах и ответах
Священник Павел Гумеров
Нужно всегда помнить: родительская любовь должна быть в высшей степени разумной. Недостаточно просто любить детей, нужно еще делать это правильно, чтобы не нанести им вред своей любовью. Настоящая любовь благоразумна, а не слепа. Родительская любовь не должна принимать искаженные, гипертрофированные формы: быть эгоистичной или же превращаться в гиперопеку.

Share this post


Link to post
Guest Гость

Божьи детки, или Праздник Введения глазами православной многодетной мамы

 

Валентина Куколевская

7 декабря 2011 г. Источник: Православие в Украине

 

– ...Сердце мое окаянное, отчего ты печально и снова томишься, как будто не замечаешь бесчисленных поводов к радованию?

– От того, что слепотствую. И не нахожу поводыря, и не знаю дороги.

– Путь, которым уже идешь, ― твоя дорога. И тот, кто ближе всех к сердцу, ― твой поводырь.

– У меня много любящих близких…

– Поверь, что самая чистая, самая превосходная любовь на земле – это любовь ребенка…

50978.p.jpg?0.3529911836835822

Из потока раздумий меня вызывает грустная нотка в детском голосе: «Мама, можно тебя улыбнуть?» Мой несказаныш, мой ненаглядыш, трехлетний сынишка, каким-то сверхъестественным образом уловил мою тоску и прибежал на помощь. Только истинная любовь может быть так внимательна и пронизывающе участлива. И отходит уныние, и сердце мое тает под кротким взглядом невинной детской души, сияющей в глазах ребенка неотмирно и неземно на фоне реальности нашего печального мира.

Три года – благословенный возраст

И Священная История повествует о Трилетствовашей Отроковице, спешащей в храм Божий. Случайно ли, чтобы обрадовать мир, Богом избран ребенок? Не ангел, не мудрец, не богатырь, а ребенок? Маленькая девочка Мария ввела в Своем Лице весь род человеческий во Святая Святых и обрадовала человечество несказанно, послужив всей жизнью тайне Воплощения и Рождества Спасителя мира. Со свечами, цветами и песнопениями духовными провожали Пресвятую Деву родители и соплеменники в Иерусалимский храм, чтобы посвятить на служение Единому Богу.

 

Для нас, христианских родителей, пример святых праведных Иоакима и Анны – высочайший и неподражаемый. Но в отпущенную нам меру постижения духовных смыслов мы также стараемся исполнить веление Господне: «Пустите детей приходить ко Мне…», поэтому с рождения несем драгоценных наших малюток в Церковь Божию.

Крестины на Введение

3 декабря 1998 года – канун праздника Введения. Вечером, услышав телефонный звонок, торопливо беру трубку, держа на руках новорожденную дочь.

– Благословляю окрестить Марию на Введение Пресвятой Богородицы во храм, ― слышу знакомый голос священника.

– Но это невозможно, ― возмущается все мое существо. – Ведь это же надо сделать завтра. А у нас ничего не готово, ни крестных, ни гостей, ни еды…

– Я повторяю: надо окрестить ребенка на Введение…― настаивает почему-то священник.

– Но ребенку сегодня только 20 дней. До 40-го дня еще успеем…― продолжаю я противоречить.

– Послушаете меня – и будет хорошо. Вы должны выполнить благословение…― сказал и повесил трубку.

Я покорилась. Благословение было исполнено. Девочку мы окрестили в праздник Введения Пресвятой Богородицы во храм. Могла ли я знать, что через два дня меня разлучат с ребенком и отвезут в больницу, где придется долго бороться за жизнь? Предельно ясным стал смысл «странного» благословения. Верю, что Царица Небесная явила тогда первое зримое участие в жизни моей дочурки, дитятка Божьего.

Первые радости от трудов духовных

Дети – это белоснежные ажурные корзинки, которые мы должны наполнить цветами любви к Богу и людям. И Господь, целуя намерения наши, принимая неумелые родительские молитвы и воздыхания о детях, благодатью Своею восполняет недостающее в нас, умудряет в самом святом и трудном искусстве на земле – воспитании христианина. И вот они – первые радости от трудов по воцерковлению ребенка.

До сих пор храню в сердце мгновение, в которое прозвучало первое слово «Бо» (Бог) полугодовалого сыночка, сказанное в храме во время Литургии. Причем подтверждением тому, что сказанное было совершенно осознанно, служил поднятый к верху крохотный указательный пальчик и широко открытые удивленные глаза, устремленные куда-то под самый купол. И было радостно, и совсем не обидно, что первым словом не стало долгожданное «мама».

Еще запомнился забавный случай в церкви, когда восьмимесячный малыш, сидя у папы на руках, неожиданно пригрозил кулачком сбившемуся клиросу. Вероятно, ребенок уловил резкий диссонанс, разрушивший торжественную гармонию Божественной литургии.

Люблю отвечать на детские глубокомысленные вопросы

– Мама, а какое самое святое место в храме?

– А кто выше: ангел или человек?

– А что святые делают в Раю, если там делать нечего?

– Вот моя голова, рука, нога… А где же я?

Бывает, что детям приходит в голову много смешных и курьезных вопросов.

– А как правильно – Англия или Ангелья? Там разве летают ангелы?

– Мама, мы с тобой такие порядочные. Ведь мы так любим порядок!

– Мама, а ты мне кто – сестра во Христе?

Вот, к примеру, один особенно запомнившийся детский диалог:

– Ой, я боюсь Бабу-ягу, – произносит дочка голоском тоньше комариного писка.

– А никакой Бабы-яги нет, ― важно утешает сестричку старший брат.

– А что есть? ― озадаченно спрашивает дочка.

– А есть торнадо, ― вворачивает сын понравившееся новое словцо.

– А зачем Бог сотворил торнадо? Чтобы мы убоялися? – совершенно неожиданный поворот женской логики.

– Не чтобы убоялися, но чтобы претерпели, ― блестяще заключила мужская мудрость.

Церковные дети

В младенчестве – это сосуды благодати, это создания, обладающие неведомым для нас духовным потенциалом. Верю, что они – благоухающий цвет Церкви, то счастливое поколение, которому дано благодатное время, созданы наилучшие условия, чтобы возрастать, расцветать в Церкви, а в будущем ― и плодоносить в ней. Именно их «бриллиантовые» поклоны ложатся в сокровищницу духовную и перевешивают на весах правосудия Божия в пользу грешного человечества.

Как-то на Троицу я ощутила сильный зуд на руках. Вероятнее всего, от стирального порошка, так как накануне праздника было много ручной стирки. Донимали не столько зуд и боль от расчесов, сколько тревога о голодных детях и вечная гора домашних дел, как у всякой многодетной матери в летний сезон заготовок. От сознания своей беспомощности я расплакалась. Когда со двора вбежал маленький сынишка и заметил мамины слезы, он тут же сострадательно спросил:

– Тебе больно?

– Не очень, сыночек. Только вот вас жалко. Голодные вы, а я даже обед приготовить не могу.

– Мама, можно мне пойти помолиться за тебя? ― это прозвучало так просто, как бы, между прочим, что я и всерьез не взяла, ответила только: «Молиться всегда можно. Не нужно для молитвы разрешения».

Честно говоря, я тогда подумала, что ребенок просто подражает взрослым, бездумно повторяя фразы, привычные в нашем доме. И когда сын исчез в дверях, я была уверена, что он побежал во двор играть с детьми. Через полчаса он появился снова. Мне в глаза бросились глубокие борозды на его коленках, будто он долго на чем-то стоял.

– Ты что с коленками сотворил? – беспокоюсь.

– Я на ключах стоял, – послушно отвечает сын.

– Зачем? Что за игра такая?

– Я же молился за тебя, мама, ― приводит мне сынишка самый неожиданный и веский аргумент в защиту своей правоты. Я продолжаю недоумевать:

– Ты что, случайно упал на них и ленился отодвинуть огромную связку ржавых ключей? ― пытаюсь я разобраться в ситуации.

– Мама, я специально на них стоял. Разве можно молиться за другого и не страдать при этом?

«Держи меня, Мария»

Никогда не забуду зимний вечер, когда после всенощной вышла из храма святого великомученика Пантелеимона, едва держась на ногах после реанимации, а вокруг – сколько охватывает взор! – сплошная ледяная корка. Не то, что ступить, ― устоять трудно. Беспомощно оглядываюсь, ухватиться б за кого-нибудь. Господи, помоги! Смотрю: бежит ко мне по темному льду, раскинув ручонки, мой ангел Мария – самая младшенькая: «Мама, мама, я делзу тебя!» Ухватив крошечную ладошку, стараюсь не опираться на ее невесомость, приговаривая: «Держи меня, держи, моя Мария». И вдруг…я физически ощущаю, что именно она меня держит. Внезапно проникает в сознание глубина смысла, заключенная в словах ребенка: я удержу тебя для жизни, потому что мне нужна мама.

Таковых есть Царство Небесное

Церковные дети – это поколение, освященное Таинствами, укрепляемое святынями, охраняемое материнской, отцовской и соборной молитвой. Их души засеяны семенами учения Христова. С младенчества их взору представлялись священные предметы, а слуху – благочестивые примеры. Наравне со светским образованием они получали и развитие духовное, кто в семье, кто в воскресной школе. Думаю, поэтому иногда стоит прислушиваться к нашим детям, «ибо таковых есть Царство Небесное», ― по слову Господню. Я однажды в Святую Пасху услышала, как умилительно знакомились в церкви маленькие дети:

– Христос воскресе! Я – Михаил.

– Воистину воскресе! Я – Наташа.

А моя золотая крестница, например, едва исполнилось ей два года, стала каждый вечер перед сном просить маму рассказать «про Аминя». Нетрудно догадаться, что ребенок просит прочитать молитву «Отче наш». «А где руки?» ― беспокойно справляется она, заметив у мамы не молитвенное сложение рук.

Учусь у детей

Меня всегда поражало мужество, с которым дети претерпевают физические страдания. Вот уже третий год борется с недугом маленькая христианка Настенька. Часто подходя к Таинствам, она обретает духовные силы лечиться и учиться, даже заниматься музыкой. Утешая свою маму, девочка сказала однажды незабываемую фразу: «Мама, почему ты плачешь, я же – избранная».

«Будьте, как дети», ― заповедано нам в Евангелии. И, правда, чем больше в человеке ребенка, тем больше в нем человека. Часто слышу я от женщин: «Учусь у детей…» Я не удивляюсь, а поддерживаю таких матерей, ведь сама пришла к тому же. И дело не только в том, что они скорее осваивают цифровые технологии, свободнее ориентируются в информационном потоке, легче адаптируются в социальной среде. Наши дети, с помощью Божией, по-другому видят и воспринимают мир вокруг себя. Они смотрят на вещи под иным углом зрения. Может быть, церковные дети видят то, что Бог «утаил от мудрых и разумных, и открыл то младенцам»? Кто знает, почему один мальчик на вопрос матери, кем ты хочешь быть, ответил: «На иконе стоять».

Молитесь, грешники

Однажды находясь в гостях по случаю детского семейного праздника, мы сели за стол и принялись за угощение. Вдруг совершенно неожиданно для гостей именинник Влад трех лет от роду громко произнес: «Молитесь, грешники!» Мы удивились, встали и совершили молитву, о которой за разговорами позабыли.

Церковные дети порой удивляют не только родителей, но и всех тех людей, которые соприкасаются с ними в жизни. Раз слышу звонок. Открываю дверь. Стоит соседка ― вся в слезах, а рядом с ней ― мой тихий и послушный сыночек. Сердце мое упало. «Что может это значить?» А соседка – с порога: «Твой сын меня до слез довел. Вот ― все бросила и бегу на исповедь, благодаря ребенку твоему. Он пришел ко мне и стал таким грешником себя описывать, что я слушала-слушала, а потом задумалась, слезы ― рекой: «Если такое дитя малое себя за грехи осуждает, то мне тем более надо бежать в церковь, чтобы Бог грехи отпустил».

Молились мы как-то в Почаевском скиту. После службы подходит ко мне знакомый скитской монах и говорит:

– Твой малыш мне только что такое слово сказал…

– Простите его, ― говорю и делаю попытку оправдать трехлетнего сынишку. Наслушался, наверное, где-то слов ругательных…

– Да нет, я не о том. Прохожу я мимо, смотрю, сидит задумчиво на скамейке. Я и спрашиваю: «Ну, когда, малец, к нам на скит придешь?» Я и ответа не ждал, а он мне сказал: «В тяжкие дни гонений…»

Ребенок ― барометр любви в семье

Думаю, существует определенная зоркость детского сердца. Каким седьмым чувством ощущает ребенок ложь, фальшь, злобу при отсутствии их видимых признаков? И как мало убеждает ребенка в любви демонстрация внимания к нему, забрасывание его подарками при неискреннем отношении к его настоящим нуждам! И сколько ни утруждай себя поиском оправдания своим слабостям (усталость, мол, неприятности, нездоровье), чуткое сердце ребенка ставит точный диагноз: «Ты меня не любишь». Дитя как будто откуда-то знает, что «любовь все терпит, все переносит и никогда не перестает».

В одной многодетной семье самым чутким «барометром любви» был младший сын. После малейшей супружеской ссоры он тихо-тихо появлялся в комнате и всегда говорил родителям об их нелюбви к нему. Они удивлялись: ведь мы тебя не обижаем. Какими словами еще четырехлетний малыш мог высказать родителям свое страдание от скандалов и ссор, от утраты мирного духа и беспечной веселости? Как мог выразить чудовищный страх от беззащитности перед теми, которые призваны быть его защитой? Как мог подать ребенок сигнал бедствия о том, что разрывается его бедное сердечко от невозможности нравственного выбора между папой и мамой?

Может быть, поэтому дети часто чувствуют себя одинокими и незащищенными. Некоторые из них поступают, как шестилетняя дочь моей (тогда не церковной) подруги, которая сызмальства убегала со двора в храм Божий. И когда родители ее там находили, просила: «Мамочка, не ругай меня. Я тебя очень люблю, но Бога я люблю больше».

Мои паруса

«Награда от Бога ― плод чрева», ― сказано псалмопевцем. Но чтобы дети стали наградой, надо вручить их Богу. Ведь каждая женщина, получившая от Отца Небесного в дар талант материнства, мечтает о благочестивом потомстве, которое принесет ей радость, мир, любовь, потому что самая превосходная любовь на земле – это любовь ребенка.

Несколько лет назад посетил наш дом гость из Чехии. Войдя в столовую (а было обеденное время), он увидел детей, сидящих за длинным столом, и воскликнул:

– Как красиво! Жаль, что у меня лишь одна дочка…

– Я с этой красотой целый день верчусь, и ничего не успеваю, ― пожаловалась я, спешно собирая на стол, ― Это мои якоря…

– Нет, это не якоря, ― поправил меня, улыбаясь, гость. ― Это твои паруса!

Share this post


Link to post
Guest Гость

Нужно ли поститься детям?

dp01.jpg

Пост — неотъемлемая часть жизни христианина, как и участие в богослужениях, приобщение к церковным таинствам, молитвенное общение с Богом. Но мера такого участия в церковной жизни для взрослого и для ребенка будет различной. Многие родители задаются вопросом: как правильно и без ущерба для телесного и душевного здоровья организовать прохождение поприща поста для своих детей. В этом нам помогут разобраться настоятель храма во имя святителя Луки, исповедника Крымского, города Саратова, отец троих детей священник Анатолий Коньков, и Анна Клименко — супруга настоятеля храма во имя святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских, чудотворца, села Поповка Хвалынского района протоиерея Аркадия Клименко, мать двенадцати детей (в июле 2011 года супруги Клименко были удостоены государственной награды — медали «За любовь и верность»).

— Нужно ли поститься детям? Почему?

Священник Анатолий Коньков:

— Поститься детям действительно нужно. Ведь пост — не только отказ от какой-то определенной пищи. Телесное воздержание — лишь средство, целью же является духовное возрастание.

 

Анна Клименко:

— Да, детям нужно поститься, но нельзя забывать, что пост — это вовсе не диета: на первом месте должна быть духовная составляющая, а телесная — на втором. Вступать в серьезную борьбу со страстями большинству детей еще не требуется, поэтому телесный пост нужен больше как полезный навык к самоограничению.

— Как лучше объяснить ребенку смысл поста? Многие родители тревожатся, что если они введут ограничения в каких-то приятных или привычных вещах, то тем самым оттолкнут ребенка от церковной жизни…

Священник Анатолий Коньков:

— Чтобы разъяснить ребенку смысл воздержания, родителям самим нужно ясно понимать его значение. Скажем, малоцерковный человек, как ни будет пытаться ограничивать свое чадо, не сможет толково объяснить, с какой целью эти ограничения введены. Примеров тому немало. Напротив, в семье, где родители воцерковлены, дети растут в определенном укладе жизни, и для них иного бытия просто не существует. Сложнее в семье, где один из родителей верует, а другой нет. Здесь, в лучшем случае, неверующая половинка не будет мешать духовному воспитанию ребенка. Но чаще бывает именно сопротивление такому воспитанию, и в первую очередь, упражнению в посте. Верующему супругу или супруге не нужно спорить и доказывать обратное, не нужно навязывать свое мнение (оно редко бывает убедительным в таких ситуациях), но терпеть и молиться, не нарушая своего поста. Дети в таких семьях часто не могут самостоятельно выбрать, чью сторону им принять, и выбору может помочь смирение верующего родителя. В любом случае, нужно помнить, что лучше и убедительнее всяких слов — личный пример.

Анна Клименко:

— Очень важно вызвать у ребенка желание поститься. Это должны быть не родительские ограничения, а его собственный подвиг. Маленьким детям можно рассказать о том, как Господь Сам постился в пустыне и что, соблюдая пост, мы становимся ближе к Нему. Более взрослым уже можно объяснить, что мы, как члены Церкви, должны соблюдать ее установления, даже если они кажутся нам в чем-то обременительными. Подростку просто можно сказать: «Если ты осознаешь себя христианином, то постись, а если нет, то какой в посте смысл?».

— С какого возраста можно начинать вводить ограничения для ребенка? Можно ли обозначить примерную «меру поста» для детей разных возрастов, и как это сделать родителям, которые сами только воцерковляются?

Священник Анатолий Коньков:

— Поститься можно детям с момента их осознания самих себя. Если ребенок в семь лет начинает исповедоваться перед Причастием, то и вводить некоторые ограничения в этом возрасте, думаю, можно. Это не должно быть «сразу и вдруг». Как ребенок не может сразу говорить (другой пример — вкушать твердую пищу), так и поститься он не сможет в полной мере сразу. Да и не нужно этого делать, чтобы не было дополнительных скорбей и искушений от сложности перенесения поста. Родителям, которые находятся только на пути воцерковления, главное — не переусердствовать. Нельзя заставлять детей делать то, в чем сами пока не сильны. Однако если ребенок по собственному желанию решит попробовать свои силы, не нужно ему в этом отказывать. А вот в какой мере поститься, каждая семья, посоветовавшись со священником, решает индивидуально. Зная особенности характера своего чада, его привычки, вкусы, пожелания, родители определяют, от чего их ребенок может воздержаться, а что должен обязательно вкушать. Что касается духовной стороны поста, то вполне возможно объяснить ребенку, что ради Господа нужно потерпеть и ограничить свои развлечения, коих сейчас немало: компьютерные игры, телевизор, социальные сети и т.п.

Анна Клименко:

— Дети у всех разные и семейные ситуации тоже, поэтому советы давать очень трудно. Если в семье несколько детей разного возраста, тогда мера поста тоже будет различной. Младший, например, молочное будет есть, а старший — нет. В некоторых случаях важнее окажется не качество пищи, а ее количество: кому-то главное — не переедать. Родителям, которые сами только воцерковляются, надо быть очень осторожными в своем желании ограничить ребенка, особенно если он уже сформировался вне церковной среды и если отношения у него с отцом и матерью не очень доверительные, как часто сегодня бывает. В любом случае лучше, конечно, все эти вопросы согласовывать со священником, который знает семью или отдельных ее членов.

— Может ли пост повредить здоровью ребенка, особенно, если он несет повышенную нагрузку (занимается спортом, в музыкальной школе и т.д.)?

Священник Анатолий Коньков:

— Обычно в таких случаях вопрос о мере поста решается с духовником. Но следует учитывать, что растущему организму нужно, несомненно, больше белка, в том числе животного, чем взрослому. Поэтому пост для ребенка, на мой взгляд, должен в большей мере состоять не в гастрономических, а в иных ограничениях.

Анна Клименко:

— Это какой же должен быть пост?! Неужели, если ребенок не будет есть мясо в пост, то это как-то значительно скажется на его здоровье? Сейчас на детей обрушивается масса совершенно ненужной и откровенно порочной информации, с помощью которой им навязываются чуждые интересы — вот это действительно опасно. А разумный пост не повредит.

— Если ребенок, подросток ходит в обычную школу, понятно, что он не сможет поститься там в полной мере. Как к этому относиться?

Священник Анатолий Коньков:

— Спокойно. Пусть в школе ест, что дают, не привлекая внимания и смиряясь ради мира с одноклассниками, с учителями. Может, кто-то скажет, что нужно нести свой крест и исповедничество? Если у ребенка вера настолько сильна, то это будет действительно подвигом.

Анна Клименко:

— Мы в нашей семье относимся к этому спокойно. Правило простое: что тебе предлагается, то и ешь, смотри лучше за своим языком, как бы кого не обидеть; не ленись, не дерись.

— Можно ли придумывать для детей необычные постные блюда в пост, чтобы их порадовать или утешить?

Священник Анатолий Коньков:

— Подобное утешение можно и нужно не только детям, но и нам, взрослым. Даже в посты Церковь предлагает нам праздничные дни, когда вспоминаются особо чтимые святые или важнейшие события Священной истории. В эти праздники на трапезе разрешаются послабления, предусмотренные уставом и отраженные в церковных календарях.

Анна Клименко:

— У Шмелева в книге «Лето Господне» маленький герой Ваня рассуждает: «Зачем скоромное, которое губит душу, если и без того все так вкусно?», при этом перечисляются такие кулинарные изыски, которых никто из нас и не пробовал. Вообще-то в пост лучше готовить что-нибудь попроще, чтобы освободить время для молитвы, для посещения храма. Но и детей, конечно, хочется порадовать. Обычно они любят что-нибудь делать вместе с мамой. Я, например, леплю пирожки, а маленький тут же свои загогулинки. Мы их все печем, и он может угостить других своим изделием — вот это радость!

— Дайте, пожалуйста, совет, о чем нужно особенно позаботиться родителям, когда наступает пост?

Священник Анатолий Коньков:

— Главное — помнить: не человек для поста, а пост для человека, для его духовного возрастания. Не нужно бездумно отказываться абсолютно от всего, изнуряя себя и детей непосильным постническим трудом. Во всем должна быть мера, для этого человеку Господь дал разум. Обязательно нужно регулярно исповедоваться и причащаться, чтобы были силы для прохождения постового поприща.

Анна Клименко:

— Прежде всего надо позаботиться о том, чтобы пост воспринимался как радость, а не как время запретов. Поэтому надо подумать, как будет проходить ваш собственный пост: от чего нужно избавиться и что приобрести за это время. В семье должны быть мир и согласие, чтобы дети видели ваш добрый пример. Хорошо было бы продумать, какие книги прочитать своему ребенку, а тому, кто читает сам, необходимо помочь подобрать интересное душеполезное чтение.

— Как дети относятся к посту в Вашей семье?

Священник Анатолий Коньков:

— Старшая дочь постится частично: и в школе, и дома она ест то, что дают. Она ограничена в некоторых развлечениях, о чем я говорил выше, мы считаем это более важным для нее сейчас. А младшие дочери еще малы, чтобы как-то понимать значение поста.

Анна Клименко:

— Для них это часть жизни. Когда дети слышат, что приближается пост, они радуются: «Значит, скоро Рождество!» или «Скоро Пасха!!!». Наши дети в пост не смотрят мультики и художественные фильмы (о компьютерных играх и телевизоре не говорю, так как у нас это вообще не заведено), причем никто не воспринимает это как тягостное бремя.

Материал подготовили Наталья Горенок и Инна Стромилова

Газета "Православная вера", № 23 (451), декабрь, 2011 г.

 

Share this post


Link to post
Guest Гость

Полумама

Юлия Семенова 13 декабря 2011 г. Источник: Воцерковление.ru

51161.p.jpg

Ребенком, наблюдая за жизнью в своей семье, я думала, что сейчас я запомню, «как все было», сделаю выводы и стану самой хорошей мамой. Обязательно буду гулять со своими детьми, со мной гулял больше папа, и в шахматы тоже буду играть с ними сама, моя мама навыками этой игры не владела, и уроки не проверяла – не до этого было. В общем, мне мамы не хватало, целый день она была на работе, вечером – уставшая, плюс домашние дела…

А какая она собственно хорошая мама? Пожалуй, самое главное – она всегда должна быть рядом. Пока ты совсем маленький это «рядом» должно быть буквальным, чуть позже ее понимание, поддержку необходимо чувствовать в любой жизненной ситуации. Это очень важно в отношениях с любым близким человеком, но с мамой особенно. В детстве мама как солнышко, она есть и сразу хорошо и тепло. И самые счастливые дни – выходные. Потому что вся семья в сборе.

 

Получилось ли у меня быть такой хорошей мамой, которая всегда рядом? Вряд ли… Большую часть своего времени я всегда проводила на работе. Мотивов было много, жить на одну зарплату мужа трудней, чем на две, супругу и детям нужна увлеченная полная энергии жена и мама, а не скучная и измученная бесконечными домашними делами. Да и дела можно легко свести к минимуму – прилавки магазинов завалены пельменями и прочими полуфабрикатами, а вытирать каждый день пыль – мещанство, стоит ли тратить на это свое бесценное время. Все эти рассуждения сдабривались уверенностью, что у моих детей и так все будет хорошо. Молодости всегда свойственна излишняя самоуверенность и самонадеянность.

Идеалы рушились не за один день.

Когда я только пришла работать в Церковь, героиней одного из первых моих журналистских материалов о жизни в Церкви стала мама двоих детей, которая не работает. Причем семья не относится к разряду очень обеспеченных, но все необходимое для полноценной жизни у этих людей есть, и дом их мне показался небольшим, но добрым и уютным. Так вот эта мама считает, что ее материнский долг – быть с детьми. Меня тогда поразила высказанная ею мысль. Она очень проста и с ней нельзя не согласится в силу ее очевидности – сидеть целый день где-нибудь в офисе и вообще работать намного легче, чем проводить это же время дома со своими детьми. И тогда я вдруг поняла, что я об этом знаю, но воплотить в своей жизни не могу.

Чуть позже было интервью со священником, тоже памятное и даже во многом поворотное. Он говорил о том, что в нашем обществе принято восхищаться женщиной, если она хороший специалист, журналист, еще кто-то. Но насколько важнее быть просто хорошей мамой.

И, действительно, у нас не принято не то чтобы восхищаться женщиной-мамой, а просто даже замечать ее труд, который выматывает порой больше самой тяжелой физической работы. Кто его видит? Более того, если женщина занимается детьми, не работает, то считается, что она практически бездельничает. То ли дело женщина, которая весь день суетится на работе…Так вот мы сами и поощряем рост отряда полумам.

Среди моих знакомых есть молодые мамы, которые понимают, что обделяют своих маленьких детей, но продолжают работать. И я их понимаю. Быть полумамой гораздо легче, чем изо дня в день варить кашу, овощной супчик, измельчать в блендере фрукты, читать в сотый раз сказку про курочку Рябу, выносить горшок и бесконечно носить на руках любимое чадо, вес которого вынуждает даже папу жаловаться на боли в мышцах. А если в семье есть еще дети, то этот список дел удваивается, утраивается и т.д. И еще квартиру прибрать, мужу обед приготовить, рубашку погладить…

Намного проще оставить любимого дитятю с бабушкой, няней и убежать из дома, искренно поверив в то, что семье нужны деньги и вообще для всех так будет лучше.

Все мы еще в школе соглашались с Достоевским: да, ни одна революция не стоит слезинки ребенка. Но почему то мы легко согласились с тем, что наша работа, наши увлечения, дела, грандиозные планы этой слезинки стоят. Совсем недавно узнаю от знакомых, что еще неродившемуся ребенку уже подыскивают двух нянь. Мама после родов планирует сразу выйти на работу… Ну явно не от недостатка средств к существованию малышу нанимают двух нянь.

Но же почему нам так трудно дома, с родными детьми?

Ответ нашла только один – от недостатка любви. Потому что по любви многое легко, более того радостно. И тогда целый день, как на крыльях. Очень хорошие слова о материнской любви есть у старца Паисия Святогорца (см. : Старец Паисий Святогорец. Слова. Т. 4. Семейная жизнь. М., 2008)

Мать любит своих детей больше, чем себя. Для того чтобы накормить детей, она остается голодной. Однако радость, которую испытывает она, больше той радости, которую испытывают её дети. Малыши питаются плотски, а мать — духовно. Они испытывают чувственный вкус пищи, тогда как она радуется духовным радованием.

Иная девушка до замужества может спать до десяти часов утра и при этом ещё рассчитывать на то, что мать подогреет ей молоко для завтрака. Сделать какую-нибудь работу такой девушке лень. ..Однако, став матерью сама, она начинает походить на самозаряжающееся устройство, которое чем больше напрягается в работе, тем больше заряжается — потому что в ней не переставая работает любовь. ..Раньше, когда её будили, она громко выражала недовольство тем, что её побеспокоили. Сейчас, когда её ребёнок плачет, она не спит всю ночь, и ей это не трудно. Она заботится о своём младенце и радуется. Почему? Она стала матерью, и у неё появились жертвенность, любовь.

Старец Паисий очень верно видел заблуждения современного человека, объяснил он и почему многим женщинам кажется, что для их семьи так важны заработанные ими деньги.

Они не сводят концы с концами, потому что хотят иметь телевизор, видеомагнитофон, личный автомобиль и тому подобное. Поэтому они должны работать, а результатом этого бывает то, что они не радеют о собственных детях и теряют их. Если трудится только отец и семья довольствуется малым, то такой проблемы не существует. А оттого, что работает и муж, и жена — якобы потому, что им не хватает денег, — семья распыляется и теряет свой действительный смысл. И что после этого остается делать детям? Если бы матери жили более просто, то и сами они не выбивались бы из сил, и дети их были бы радостными. Один человек знал семь иностранных языков, а его жена предпринимала страшные усилия, чтобы выучить четыре. А ещё она давала частные уроки и для того, чтобы быть в рабочей форме, жила на таблетках. Дети этой четы родились здоровыми, а выросли душевнобольными.
… Поэтому я советую матерям упростить свою жизнь, чтобы быть в состоянии больше заниматься детьми, которые в них нуждаются. Другое дело, если у матери дома есть какое-то дело, на которое она может переключаться, когда устаёт от забот с детьми. Сидя дома, мать может следить за детьми и заниматься каким-то другим делом. Это помогает семье избежать многих расстройств.

И в какой-то момент своей жизни, когда «расстройства» в ней появляются, когда у детей все не складывается по сценарию «все будет только хорошо», когда видно, что они обделены вниманием, наконец-то понимаешь, как важно быть не полумамой, а настоящей полноценной мамой. Какое имеет значение даже такая казалось бы мелочь – сготовить полноценный обед и собрать всю семью за столом, а не раздать всем на бегу бутерброды и умчаться по очень важным делам. «Подвиги» за пределами семьи почему то и совершаются легче и выглядят более привлекательно.

В мире полутонов, размытых ценностей жить в половину своих сил, беречь себя проще – полупрофессинал, полухороший человек, полуродитель. Зачем, ради чего напрягаться? Нам настойчиво хочется бежать от любых трудностей. Папе и маме убежать из дома от детей – я наблюдаю немало семей, в которых дети и родители живут жизнями, которые редко пересекаются. А на работе при этом можно бежать от своих обязанностей в общение в соцсетях, компьютерные игры, разговоры, в создание видимости работы и т.д. и т.п.? Весь современный мир какое-то бесконечное убегание и создание псевдожизни, в которой будет легче и якобы лучше.

Нет, я ни в коем случае не хочу сказать, что женщина должна запереться дома и превратить свою жизнь в бесконечное приготовление обедов. Жизнь – творчество, и она больше и шире любых схем. Да и жизненные ситуации бывают разные, многие женщины действительно вынуждены работать, и есть немало примеров, когда мамам это не мешает растить замечательных детей. Я только о том, что как бы не складывались обстоятельства, нельзя становиться полумамой, так же, как нельзя становиться полудругом или полухристианином.

 

Share this post


Link to post
Guest Гость

Большие вопросы о маленьком человеке

Дети в церкви… Ангелочки с мудрыми глазами, чинно стоящие у амвона в ожидании Причастия. Несносные шалуны, отвлекающие от молитвы самых серьезных прихожан. Что для них храм – привычка, тягота, радость общения «с Боженькой»? А что они для нас – «бесплатное приложение», обуза, образ для подражания?.. С простыми «прикладными» вопросами на тему «ребенок в храме» мы обратились к председателю Информационно-издательского отдела Санкт-Петербургской епархии, настоятелю храма Феодоровской иконы Божией Матери протоиерею Александру СОРОКИНУ.

sorokin_a.jpg

От двух до пятнадцати

— Отец Александр, начну с провокационного вопроса. Зачем ребенку ходить в храм? Вот Вы катехизируете прихожан, крестите только после оглашения, на богослужении предлагаете специальные листочки с переводом… Но ребенок этого не может вместить, он просто стоит на службе и ничего не понимает.

— Да, наша деятельность направлена на сознательную вовлеченность прихожан: в богослужении не должно быть внешних наблюдателей или потребителей. Но мера участия в службе у каждого своя. В том числе и у детей. Как они участвуют в жизни вообще и, прежде всего, в жизни семьи – так же и в Церкви. Понимаете, если решить, что возможно только умное участие в богослужении, этому будут соответствовать одни профессора литургики. Помню, как остроумно на эту тему высказывался на лекциях в семинарии один из крупнейших знатоков восточной литургики отец Михаил Арранц: «Вот я предстану перед Богом, и Он меня спросит: "Дорогой, ты профессор литургики, да? Наверное, много знаешь про богослужение?" — "Ну да, я изучал, книжки писал…" А Господь мне в ответ: "Дурак ты, дурак. Так ничего и не понял"…»

 

 

— Все же, наверное, чем старше дети, тем понятнее им происходящее в церкви…

 

— Знаете, детишки от двух до пяти находятся в самом чудном возрасте. Это, вроде, совсем малыши, но общаться с ними – одно удовольствие, они изрекают такие вещи, до которых взрослый никогда бы не додумался. Мы с высоты своей взрослости взираем на этих малышей как на несмышленышей, а на самом деле еще неизвестно, кто лучше воспринимает происходящее в храме... Конечно, все сказанное не освобождает ни взрослых, ни детей от труда познавать богослужение. Но путь познания в том или другом случае разный. Одно дело, когда мы катехизируем взрослых. Другое — когда учим детей, тут своя методика.

 

— Да, но вот в этом прекрасном возрасте ребенок встает утром и говорит, что не хочет в храм. Не понимает, что там делать. Даже чисто физически ему это неудобно: жарко, тесно, ничего не видно…

 

— Ну, это вопрос скорее технический. Кроме того, пропорция тех детей, которые хотят в храм, и тех, которые не хотят в храм, думаю, ничем не отличается от соответствующей пропорции взрослых. Детей, которые хотят в храм и не испытывают там дискомфорта, довольно много. Это особенно очевидно, если сравнить с моментом, когда эти дети становятся подростками. Все мы видим, как маленькие дети без труда ходят в храм по воскресеньям, а потом лет в 12-15 перестают это делать, им становится почему-то гораздо труднее.

 

— Это еще один больной вопрос… Что делать с такими подростками? Вы сам – отец подростка, что чувствуете, когда видите, что он не идет в храм, а, скажем, сидит рядом с храмом или вообще дома, у компьютера?

 

— Это малоприятно, конечно. Хотелось бы, чтобы он истово молился в первых рядах. Хотя, может быть, это меня напугало бы еще больше. Помню, я сам, будучи подростком, довольно безропотно подчинялся тому, что надо пойти в церковь. У нас в семье это предписывалось. Но потом я стал ходить не в тот храм, куда ходили родители. Почему? Отчасти потому, что я стеснительный человек, мне как-то неловко было там, где отец служил настоятелем. Во-вторых, я тогда в принципе не хотел ходить в храм, поэтому, идя в другой храм, я в него, по сути, не шел. Стоял на службе немного чисто статистически, чтобы было что сказать дома — кто служил, кто там был... Потом предпочитал где-нибудь гулять, довольно бесцельно убивая время.

 

Отхождение подростка от Церкви — это не хорошо и не плохо. Это данность. Подрастая, ребенок настроен разрывать связи с родителями. У подростков возникает обостренный поиск чего-то нового. Он может выливаться в форму протеста против родителей и даже в агрессию. Природа этого явления – желание познать иное, то, что не было познано в семье. Часто это познание умножается благодаря друзьям, во множестве появляющимся рядом (не факт, что эти друзья останутся и впоследствии) Это время – время стихийно возникающих контактов, расширяющихся связей, новых открытий. Родители должны это принять и понять, что их ребенок – уже не ребенок, он вырос из привычных одежд и отношений. Подобрать «новые одежды» поможет родительская любовь, такт, уважение, последовательность требований…

 

Книжки и игрушки – вместо молитвы?

— Все-таки ребенку тяжело находиться всю службу в храме. Вы на приходе устраиваете детский сад во время литургии, расскажите об этом, пожалуйста.

 

— Эта практика не у всех вызывает однозначную поддержку, хотя большинство считает ее разумной. Мы исходим из здравого подхода: пусть лучше дети часть службы проведут в отдельном помещении, где с ними займутся. Иногда мы даже делаем это организованно: после прочтения Евангелия на литургии все дети приглашаются к амвону, где с ними несколько минут происходит общение, ответы на вопросы, а потом их уводят в ту самую специально отведенную комнату. Со старшими там занимаются, у маленьких могут быть обычные игры и занятия, но все-таки желательно, чтобы церковная тема не исчезала вовсе. А потом их приводят к причастию. Но такая практика – это вопрос возможностей конкретного прихода: наличия помещения, ответственного человека (хотя у нас сидят с детьми сами родители по очереди).

 

— А если помещения нет или практика такая просто не считается необходимой (что наблюдается в 90% случаев), как поступать мамам и папам? Некоторые родители считают, что нужно приходить прямо к причастию, другие говорят, что надо подольше побыть в храме, чтоб ребенок привыкал. Какой из этих подходов верен?

 

— И тот, и другой имеет право на существование, я не стал бы выделять, какой из них лучше. Каждая семья, каждая мама решает, как удобнее. Это зависит и от ребенка: есть спокойные дети, есть гиперактивные.

 

— Можно ли занимать ребенка во время богослужения книжками, игрушками, рисованием?

 

— В идеале для таких занятий должно быть отдельное место. Но если нет такой возможности, занимать ребенка допустимо, главное, никому не мешать. Кстати, вспоминаю, как владыку Антония Сурожского спросили: «Что нам делать с детьми в храме, они нам мешают молиться». А он ответил: «Когда вы начнете молиться, они вам перестанут мешать». Поэтому речь даже не о том, чтобы не мешать всем нашим благоговейно молящимся, которых не тронь, а о том, чтобы у самих детей не пропадало чувство благоговения к святому храму.

 

— Часто вижу, как на службе детей жестко одергивают, недавно видела, как папаша дал затрещину четырехлетнему сыну, который громко разговаривал. Наверное, у таких детей будут отрицательные ассоциации с храмом, и навсегда отобьется охота в будущем туда ходить.

 

— У нас вообще очень любят делать замечания друг другу, а уж тем более тем, кто чуть-чуть выходит за рамки. Это наш как бы фирменный стиль, к сожалению. Недавно кто-то из наших прихожан был в одном храме под Москвой и показал мне фотографию висящего на входе объявления: «Если вы испытываете непреодолимое желание сделать замечание по поводу внешнего вида кого-либо, обратитесь за психологической помощью к дежурному священнику или настоятелю» (смеется). Надо и у нас такое повесить.

 

— Но понимаете, особенно жестко одергивают мамы и папы. Посторонние вовсе не таки резки, как родители.

 

— Мы тут вторгаемся уже в другую область, область воспитания. Если родители делают ребенку жесткие замечания, не думаю, что они делают их только в храме. Они просто своих детей так воспитывают. А есть противоположная крайность – когда вообще не делают замечаний, все разрешают. От этого страдают другие. Я помню (у нас храм маленький, детей много), я как-то шел на Великий вход, а чуть ли не под ногами дети лежат, какие-то машинки катаются… Это немного странно.

 

Мама как младенец

— Мамы с маленькими детьми годами не могут полноценно участвовать в службе, исповедоваться, причащаться. Как быть с этим? Я тут вижу три варианта. Либо ты изредка просишь тебя отпустить в храм одну (муж сидит дома с детьми) и можешь спокойно исповедоваться и причаститься. Либо ты приступаешь к Таинствам каждый раз, но это будет как-то ущербно: опаздываешь на исповедь, на службе маешься с детьми, потом подходишь к Причастию с ними. Либо надо честно признать некое церковное снисхождение к маме, приравняв ее к ребенку: приходить почти к самому Причастию вместе с детьми…

 

— Все три варианта имеют свои плюсы и минусы. Я бы их расположил в такой иерархии. Самый удачный, на мой взгляд, третий вариант — мама как ребенок по степени церковного снисхождения к ней. На второе место я бы поставил второй вариант: прийти поисповедоваться, потом как-то с ребенком заняться, потом подойти к Причастию. И на третьем месте вариант пойти в храм одной, просто потому, что это невозможно делать часто. Кроме того, он может вызывать какое-то раздражение у остальных членов семьи, поэтому он самый сомнительный. Все эти варианты, конечно, не идеальны, но приемлемы как выход в данной ситуации.

 

— Отец Александр, как Вы считаете, надо ли специально учить детей молитве?

 

— Я не считаю вопрос молитвы отдельным вопросом, который надо разбирать в отрыве от традиции всей семьи. Семейная атмосфера — это мир, где никто ни от кого не может спрятаться, там нет места для двойных стандартов, лицемерия. И там абсолютно невозможно учить детей тому, что вы сами не делаете. Поэтому мне кажется некорректным вопрос, как учить детей молиться. Да никак не учить. Как вы сами молитесь, так это будет и у них. Где-то можно, конечно, подсказать. Но нужно помнить, что семейная и личная молитва — это не церковное богослужение, где все прописано по уставу. В этой сфере довольно широкая степень свободы.

 

— А как Вы относитесь к детским постам?

 

— Пост — дело, которое тоже вся семья делает вместе. В какой мере заведено, как мама готовит, так и будет. Существует определенная шкала строгости, на ней есть максимально строгий пост, мы знаем какой. На этой шкале каждый может выбирать ту меру, на которую он способен. И если есть дети, за которых мы отвечаем, то мы как родители им регулируем эту меру поста.

 

— Пост — это аскетическое упражнение, личный выбор взрослого сознательного человека. Как я могу заставить заниматься аскетикой кого-то другого?

 

— Не кого-то другого, а своего ребенка. К такой парадигме можно свести любую другую сферу жизни. Как Вы можете заставить ребенка принимать тот или другой курс лечения? Как Вы можете заставить его учиться по той или иной образовательной программе? Ходить на те или иные кружки? Делать уроки, когда Вы считаете нужным, а не он? В деле воспитания можно придраться к любому методу, сказав, что это принуждение.

 

— Но я не могу взять на себя такую ответственность, чтобы постился, скажем, 14-летний подросток. Мне страшно: он за полгода вымахивает на 10 сантиметров, вдруг его организму чего-то не будет хватать?

 

— Ну и пусть не постится. Правильно и нормально и так, и так. Считаю, что эти вопросы должны решать родители — они несут ответственность за здоровое подрастание и воспитание.

 

— А если ребенок попросту не хочет поститься?

 

— Пост же не существует сам по себе. Пост это элемент того, что представляет собой нечто целостное, а именно жизнь по правилам Церкви, по Евангелию. Конечно, можно превратить веру в жесткую дисциплину, в мрачное исполнение правил. Тогда процесс поста выливается в малоинтересную процедуру. Я бы и сам не захотел соблюдать такой пост. Но если жизнь в Церкви дается как целостный мир, в котором есть много радостного и интересного, – тогда и пост не будет восприниматься как тягость.

 

Share this post


Link to post
Guest Гость

Откуда берутся детские страхи?

detsky_vopros_strax.jpg

Моя внучка (ей шесть лет) все время чего-то боится: темной кладовки, соседской собаки, соседа с пятого этажа, монстров каких-то. Недавно начала бояться, что умрет — до слез прямо, среди ночи к маме прибегает: я ведь не умру? Мы с ней замучились, не знаем, что делать. Может, это фобии уже? Может, к врачу надо, к психологу, к батюшке, куда? И еще не совсем понятно, как это — воспитывать в страхе Божьем? Она же и так всего боится. Надежда Сергеевна

Наталья НАУМЕНКО, патопсихолог:

— В возрасте от пяти до десяти лет ребенок обычно реагирует страхом на психические перегрузки. Разграничить естественный страх и фобию бывает трудно даже специалисту. Смотреть надо вот на что: если реакция ребенка соответствует силе ситуации — то это страх нормальный, физиологический. Если страх чрезмерен — стоит обратиться к психологу.

 

Обычно страхи у детей возникают и пропадают, меняются, долго не задерживаются. Это нормальная часть взросления: дети учатся преодолевать свои страхи. Этой цели служат сказки, страшные истории, которые дети рассказывают друг другу, подначивания — сходить ночью в темное страшное место…

 

У детей встречаются и навязчивые страхи, например, страх испачкаться, страх заразиться. Это невротическое состояние — не норма, но и не патология. Такие страхи часто бывают индуцированы взрослыми, они поддерживаются тревожным фоном семьи, невротической конституцией родителей — а ребенок может ее и унаследовать. Иногда страх принимает более изощренный характер, например, ребенок, которому в детстве пришлось много лечиться, став взрослым, испытывает панические атаки от больничного запаха. Здесь может понадобиться помощь психолога.

 

Особенно надо насторожиться, когда появляются странные, ничем не обоснованные, вычурные страхи: они могут быть признаком психического заболевания. Например, ребенок боится совершенно безобидной картинки на стене в коридоре, или высказывает страх, что у него отвалится голова, или что он гниет изнутри.

 

 

В определенном возрасте дети обязательно испытывают страх смерти. Беспокоиться стоит как раз тогда, когда они смерти не боятся — возможно, дело в эмоциональной незрелости или формирующейся психопатии. Каждый ребенок должен пережить этот страх, пройти через этот опыт, выработать свою стратегию защиты. Человек, в зависимости от своей зрелости, может отрицать свою смертность или смириться с ней.

 

Обычно, если ребенок чего-то боится, не нужно делать ничего специального. Просто подавать личный пример спокойствия и придерживаться обычных воспитательных принципов — поддержка, защита, помощь: «Я понимаю, что ты боишься, но на самом деле я думаю, что опасность не так велика».

 

Не надо докапываться до подоплеки страха, показывать ребенку явное беспокойство. Младшим детям хорошо помогает выработка условных рефлексов: как страх сформировался, так его можно и расформировать. Надо начинать с менее страшного: если ребенок боится собаки — то с игрушечной собачки, с крохотного йорка у друзей — покормить с рук, приблизиться… Если не испугался — похвала и вознаграждение. По шажку подходить к страшному ближе, ближе… На научном языке это называется «десенсибилизация» — снижение чувствительности.

 

Стоит попробовать преодолеть страх собственными силами. Но если справиться за один-два месяца не получается, если страх странный, необычный или если одни страхи не проходят, а к ним продолжают добавляться новые — тогда обязательно нужно посоветоваться со специалистом.

 

Протоиерей Максим ПЕРВОЗВАНСКИЙ, клирик храма Сорока мучеников в Спасской слободе, главный редактор журнала «Наследник», отец девятерых детей:

— В 99,99 процента случаев люди обращаются к священнику с вопросами, которые ему приходится решать как психологу, а не как священнику — опираясь, конечно, на вековую традицию и мудрость Церкви. Но в каких случаях отвлекать ребенка от его страхов, в каких корректировать воспитательные ошибки — здесь уместен совет психолога, они хорошо умеют справляться со страхами.

 

Иногда священника спрашивают — как воспитывать детей в страхе Божием? Как не запугать, не перегнуть палку? Отвечаем: с оглядкой. Дети бывают разные, степень впечатлительности у всех разная — что одному хорошо, то другому трагедия. Один увидит орков во «Властелине колец» и заснуть не может от страха, а другой к ним относится как к пластилиновой вороне. Одному, хрупкому и нервному, надо рассказывать, что Господь его любит, а другого, слетевшего с катушек и бестормозного, может, и Страшным судом припугнуть уместно. Педагогика — это ведь искусство. Нам обязательно надо стараться «предугадать, как слово наше отзовется», чтобы не навредить ребенку.

 

Некоторые страхи играют важную роль в развитии личности человека: оно происходит через преодоление страха.

Так что пугаться детских страхов не надо. Но если ребенок каждую ночь трясется от страха — лучше показать его психологу.

 

Со священником надо работать тонко и вдумчиво — тогда, когда ребенок переживает какой-то мистический опыт. Обычные страхи темноты — не того порядка. Но, даже если страх не носит мистического характера, справиться с ним помогают и обычные действия: помолиться перед сном, окропить постель святой водой, приложиться к образам, перекрестить комнату на все четыре стороны, прочитать на ночь «Да воскреснет Бог», освятить помещение. В освященном помещении нет места таинственным чудовищам. К тому же кроме своей прямой пользы все эти действия носят и психотерапевтический характер и помогают чувствовать себя защищенным.

 

Share this post


Link to post
Guest Гость

Какая же педагогика нужна современному ребенку?

 

Классик западной литературы Р.Киплинг в свое время утверждал: «Образование — важнейшее из всех земных благ, но только тогда, когда оно высочайшего качества. Иначе оно абсолютно бесполезно».

К сожалению, в наше время слово «образование» утратило свое первоначальное значение. В секулярной педагогике «образованием» называют «…объем систематизированных знаний, умений, навыков, способов мышления, которыми овладел ученик…», хотя Законодательство Украины и определяет цель современного общего среднего образования несколько шире. Вместе с тем уже само слово «образование», если в него вслушаться, наполнено богословским значением: оно близко к понятию «образ».

shkola1.jpg
Образ Божий был дан человеку Творцом, но не сохранил свою первозданность и красоту вследствие грехопадения. Человеку, я уверена, для обновления в себе образа Божьего необходимо. Во-первых, познание того, как и чем побеждается грех, во-вторых, собственные усилия на этом пути и, разумеется, Божья помощь. Только при объединении Божественной и человеческой воли, энергии (синергии) возможно истинное образование человека как приведение его в соответствие с образом Господа.

Автор «Основ православной педагогики» протоиерей Богдан Огульчанский характеризует образование в высшем – духовном – значении как постепенное и целостное вызревание личности до соответствия ее Богосозданному образу через деятельное познание Первообраза — Господа нашего Иисуса Христа. Это является также главной целью православной педагогики, которая основывается на святоотеческом учении о человеке как о существе, созданном по образу и подобию Божиему.

 

Несмотря на то, что целью светской педагогики является подготовка к земной жизни, а церковной — к жизни вечной и земной, их формы и методы во многом подобны

 

К тому же Святая Православная Церковь среди всех ценных наработок педагогики за время ее внецерковного существования выделяет такие важные как любовь к Отечеству, к родителям, к народу, уважение к человеку труда, ответственность, трудолюбие и т.д. Другое дело, что характер отношений в педагогическом процессе совсем иной.

Православные педагоги считают сердцевиной — доброе воспитание, так как доброе воспитание имеет гораздо большую ценность, чем все богатства и блага земные. Эту истину хорошо разумел еще древний мудрец Плутарх и в своей книге о воспитании высказал ее следующими словами: «Ничего нет выше доброго воспитания детей; оно должно быть началом, срединою и концом всех …забот. Все блага этой земли обманчивы и случайны, а доброе воспитание есть постоянное, прочное Божественное благо».

К тому же слово «педагог» в переводе с греческого обозначает «детоводитель». В Древней Греции так называли рабов, которые сопровождали детей богатых граждан по дороге к учителю. Этимология этого слова имеет глубокое символическое значение:

Православные педагоги и должны быть такими «детоводителями» для современных учеников на их пути к истинному Учителю – Христу

 

Наверное, это уже несомненно,что в наше сложное и противоречивое время участниками педагогического процесса, во всей его полноте, должны стать семья, Церковь и школа, и их действия обязаны быть согласованными и скоординированными.

Согласно этой модели целостного педагогического процесса,

основным заданием современного образования является подача образа, который просветляет разум, вдохновляет сердце и волю.

Каким же должно быть педагогическое общение, чтобы оно стало Даром Божиим и способствовало становлению Богоподобной личности ребенка? Еще во II веке великий учитель Церкви Климент Александрийский в своем сочинении «Педагог» так сформулиривал цель педагогической деятельности: «Область Педагога – практика, а не теория; не обучение, а нравственное улучшение – вот Его цель». Это кажется бесспорным для настоящего педагога, тем болем, православного, ибо только в живом учебно- педагогическом процессе педагогика может стать действенной силой, необходимой ребенку.

Вообще, педагогический труд — это особый вид высококвалифицированной мыслительной и практической деятельности, имеющей творческий неповторимый характер. И в условиях изменения целей и задач современного светского образования его конечным результатом является уже не «человек образованный», а «человек культурный», который соединяет в своем сознании разные культуры, который ориентирован на другого человека и склонен к диалогу с ним.

Разговор о диалоге в учебно-воспитательном процессе ведется уже давно и разными людьми

 

Одни (М.Бубер) видят в нем уникальный способ межличностного общения, другие (В. Библер) – психологический метод организации гуманистического образования и общества – диалог культур, третьи, чувствуя в диалоге духовную глубину, связывают с ним внутреннее развитие личности (митрополит Иоанн (Зизиулас)).

На сегодняшний день существует много педагогических практик, которые продемонстрировали реальную силу диалога. И среди них особняком – «Лето Господне», московская воспитательная индивидуально ориентированная программа со-бытия с ребенком. Цель программы – православное воспитание детей, активизация их творческих личностных начал, развитие диалоговой способности их сознания.

Однако правды ради следует вспомнить еще и опыт советской школы: в далеких 80-х годах особую популярность приобрела педагогика сотрудничества. При всем разнообразии методических стилей учителей- новаторов, будь то использование «опорных сигналов» Шаталова или анализ литературного произведения с позиции художественной детали, как у Ильина, – самым важным для них было выстраивание диалога на уроке. В этом случае урок, его польза и ценность становятся результатом сотворчества педагога и учащихся.

«Спасибо вам, дети, за то, что вы мне сегодня помогли»

 

Так заканчивает урок для шестилетних воспитанников Ш. Амоношвили.

Диалог становится не только и не столько полемикой, дискуссией, в ходе которой поддаются сомнению, переоценке разные элементы социального опыта. Он (диалог) рождает множество ракурсов, на перекрестке которых появляется доверие к чужому слову, ученичество, поиск глубинного смысла, согласованность, дополнительное понимание, выход за рамки познанного.

И современная методология – это богатая сокровищница традиционных и нетрадиционных методов и приемов, направленных на совместную творческую деятельность учителя и ученика,на сотрудничество, на совместный поиск истины.

В этой связи следует вспомнить исследовательские труды таких современных ученых, как Шевченко, Халфина, Фасоля. Но все же при их безусловной пользе и инновационности в вопросах педагогического сотрудничества, к сожалению, следует отметить, что главный акцент в этих педагогических системах не только на духовной самореализации, но и на достаточно автономном самоутверждении, саморазвитии, самопознании человека. Его (ученика, ребенка) не воспринимают как такового, который имеет тесную связь с Высшим Началом.

А чтобы общение стало как Дар Божий, как условие и способ духовного развития личности,в первую очередь, ребенку нужно, чтобы произошла душевная и сердечная встреча педагога с учениками. Как утверждает бакалавр богословия, член Союза писателей России, педагог Л.В.Сурова, духовный диалог между людьми, в частности, между педагогом и воспитанниками, в начале своем должен быть центробежным по своим энергетическим токам. «Работать Господеви» – это не стремиться к душевному и физическому комфорту, не носиться с собой как с писаной торбой, а уходить от себя, не говорить о себе, а забывать себя – для дела, для труда, для любви, для вслушивания в жизнь».

Именно «забывая о себе», люди вдруг начинают реально ощущать незримые духовные связи с окружающим миром

 

И через творческую деятельность (с детьми на уроке, во время воспитательного часа, спортивных соревнований, художественного процесса и др.) высвобождают свои высшие духовные силы из психологического «плена». «Эта духовная готовность людей быть возделанными и дает возможность Духу Божию «оплодотворить» свое новое духовное поле, стать центром тяготения новой соборной общности. Так из духовного диалога возникает живое духовно-педагогическое пространство».

А дальше, на новых этапах духовного диалога, это живое духовно-педагогическое пространство приводит в активное движение весь творческий, Богом данный самобытный потенциал человека. При этом индивидуальность каждого участника диалога не угнетается, а, наоборот, расцветает, совершенствуется — в эти часы и воспитатель, и воспитанники живут высшим, неожиданно начинают приобретать какую-то глубинную духовную интуицию, устремляясь к своему настоящему Прообразу.

«Благословен Грядый во имя Господне!». Таким образом, происходит православное воспитание ребенка, активизация его творческого личностного роста, его благоговейного диалога с жизнью. И главный метод современного христианского воспитания — это, пожалуй, метод вдохновения.

Ребенка нужно постоянно вдохновлять на жизнь, на любовь, на терпение, на труд, на принятие Царствия Божьего. Ребенка нужно немедленно поднять с одра «расслабленного возбуждения», к которому он прикован современной массовой культурой, а точнее, ее отсутствием.

Православному педагогу во время общения с детьми важно непрерывно творчески дополнять картину их повседневной жизни, которая раскрывается перед ними дома, в школе, в социуме. Но не не путем увеличения объема информации, а посредством собирания воедино всех знаний и умений ребят, их личного жизненного опыта, помноженного на верно очерченные педагогом ориентиры настоящего, прошлого и будущего в свете христианского Откровения.

Воспитанникам нужно без устали прививать настоящий высокохудожественный вкус, воспитывать искренние чувства и стойкий иммунитет к пошлому и низменному

 

Также учить драматическим переживаниям, во время которых неизбежна борьба добра со злом. Отличным инструментарием в этой архиважной работе должны стать уроки литературы, изобразительного искусства, художественной культуры, христианской этики, эстетики, литературные гостиные и т.д.

На мой взгляд, учителя-филолога, именно на уроках литературы у детей развивается не только способность видеть жизненные проблемы и противоречия, думать, анализировать особенности характера того или иного литературного персонажа, фантазировать, образно мыслить, развивать творческие способности, но и главное — происходит воспитание высоких нравственных ценностей и поэтических чувств, ибо поэзия для человечества — это уроки настоящей красоты и свободы. Марина Цветаева не уставала провозглашать: «Поэзия — первое небо!». Осваивая на уроках литературы духовно-педагогическое пространство, мы взбираемся вместе с детьми на это первое небо.

В своей многолетней педагогической практике я неоднократно обращалась к наследию В.А.Сухомлинского, который учил, что особенностью творчества вдумчивого педагога есть то, что «объект его труда – ребенок – постоянно меняется, всегда новый, не тот, что вчера». В реалиях современности это особо нужно учитывать.

Молодое поколение нашей страны, да и всего, наверное, постсоветского пространства, формировалось не просто в новых экономических и политических условиях – у него вообще было новое детство. На протяжении многих лет, особенно в последние годы уходящего тысячелетия, дети постоянно видели нарастающую страсть наживы, культивируемую как добродетель, призывы к откровенному блуду, которые лились и льются с экранов телевизоров и печатных изданий, жестокость, вранье, агрессию. Весь этот негатив не только сохраняется в юных умах и сердцах — он активно влияет на сам процесс видения мира и его восприятия на уровне чувств и эмоций.

Какая же школа нужна нашему времени и нашему ребенку?

 

Какая педагогика в состоянии одолеть недоверие, падение нравов, агрессию или апатичность юного поколения? Только православная — педагогика Благовестия, такая, которая есть Словом Правды — о мире, жизни, человеке и Боге. Такая, которая не учит, а участвует, не поучает, не назидает, но открывает, последовательно провозглашает Евангельскую Истину: «Не бойся, малое стадо, Отец благоволил дать вам Царство!» И душа ребенка обязательно откликнется на эту благую весть — она просто узнает себя в ней и воскреснет для чистой радости, вдохновенного творчества, высокого искусства и созидательного труда.

Педагог-богослов Сурова пишет: «Педагогика Благовестия — это Откровение о Новом человеке. Человеке-личности, который больше мира, потому что имеет в себе духа. Силой этого духа человек и способен преображать жизнь… Цель педагогики Благовестия — духовная жизнь ребенка. Не новый нравственный кодекс, не некая духовная норма, которой надо следовать, но жизнь с памятью о Боге».

Поэтому в основе каждого урока или внеклассного мероприятия должен быть положен принцип личностно уважительного подхода

 

И еще смиренномудрия, позитивной взаимосвязи школьника и педагога, благочестивого окрашивания педагогического события, во время которого должна обязательно состояться встреча Педагога и Ученика. В идеале эта встреча — естественное слияние двух природ в одну духовную общность, взаимное духовное и эмоциональное обогащение, такое «таинственное общение душ», которое существенно изменит как ученика, так и самого педагога.

Я считаю, это непременно произойдет, если, в первую очередь, в душе педагога будет жить любовь. Как известно, среди всех человеческих достоинств апостол Павел самой большой считал любовь. Наверное, потому что там, где любовь, нет зла, раздражительности, равнодушия, высокомерия. Потому что любовь все превращает во благо, все обновляет и возрождает. Потому что – и это главное! – Сам Господь нам заповедовал любовь. «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга» (Ин.13, 34).

И еще. В учебных заведениях много хороших, верующих, в том числе, педагогов, которые однако строят свои взаимоотношения с учениками способами светской педагогики. Им не хватает знаний, определенных личностных качеств, поэтому они не уверены в себе. Это проблема, но не преграда на пути к новой педагогике. Самое, пожалуй, главное — видеть в каждом ребенке Божье создание и относиться к нему, как к чаду Божьему, как бы он ни был испорчен греховными пристрастиями. И, конечно же, нужно учиться — и с катехизисом познакомиться, и со Священным Писанием, и основы православной педагогики с православной антропологией очень не мешало бы усвоить.

Тогда непременно состоится Встреча, во время которой родится доброжелательное и бережное отношение друг к другу, сложится атмосфера психологического и душевного комфорта, когда страх ошибиться отступает, а включаются все благочестивые силы души: разумная, наблюдательная и творческая.

Благая весть – это не только весть о Воскресении Христовом, это реальное воскресение наших душ — воскресение к жизни, к подвигу, к жертве. Аминь.

 

Share this post


Link to post
Guest Гость

Подарите мне тигренка полосатого

Татьяна Шишова 20 декабря 2011 г. Источник: Портал Слово

51552.p.jpg

В детстве все мы обожали получать подарки. Гадали, что нам подарят, с нетерпением дожидались заветной минуты, и... порой испытывали горькое разочарование. Еще бы! Ждешь резиновую куклу с закрывающимися глазами, а получаешь вязаную кофту или набор для вышивания.

– Да зачем тебе еще одна кукла? – недоумевает мама, увидев твои насупленные брови. И обиженно добавляет: – Какая ты все-таки привереда. На тебя не угодишь!

А повзрослев и став мамами, мы сами тоже частенько повторяем эти слова. И тоже бываем обижены, если наш подарок пришелся не ко двору.

КАК ЖЕ ИЗБЕЖАТЬ КОНФЛИКТА?

Очень просто. Надо лишь заранее выяснить у ребенка, что бы ему хотелось получить на праздник. Правда, сюрприза тогда не получится, но согласитесь, это все-таки лучше, чем испорченное настроение.

И, конечно, не надо забывать, что у вас с ребенком разные представления о ценности подарка. Ведь нередко бывает, что родители выбирают подарки по своему усмотрению не потому, что ребенок просит чересчур дорогую вещь (это было бы еще оправданно), а потому, что детские мечты кажутся взрослым блажью. («Еще одна кукла... очередная машинка»). Но такое отношение грубо посягает на свободу личности ребенка, ведь мечты – это что-то глубоко личное, сокровенное, и если ребенок делится ими со взрослыми, нужно относиться к ним с уважением. Даже если вам кажется, что гораздо разумнее потратить деньги на другое. Иначе вы лишитесь доверия сына или дочери, а им неисполненное желание может запасть в душу, став символом того, что их в семье не понимают, с их желаниями не считаются.

 

Это, естественно, не означает, что нужно выполнять любые , даже самые абсурдные требования вашего чада. Но если вы заметите, что в разговорах ребенок постоянно возвращается к одному и тому же, не отмахивайтесь от его просьбы.

С другой стороны, родителей тоже можно понять. Им хочется, чтобы подарок запомнился, принес пользу, послужил развитию ребенка. Особенно это важно, когда речь идет о крупных подарках, которые мы обычно делаем по самым торжественным случаям. Прежде всего на день рождения.

Поэтому уяснив пожелания сына или дочки, попробуйте мягко направить их в более, на ваш взгляд, продуктивное русло. Допустим, сын упрямо мечтает о машинках, хотя его комната уже мало чем отличается от соответствующего прилавка магазина «Детский мир». Исполните его мечту, но творчески развейте ее: купите набор, в который, помимо машинок, будут входить и какие-то сооружения, например, бензозаправка. И маленькие человечки, с которыми вы потом затеете увлекательную игру, приобщив к ней своего сынишку. А можно купить конструктор и смастерить из него автомобиль. Сейчас в продаже есть даже конструкторы, в которые добавлены моторчики и пульты дистанционного управления.

А ЕСЛИ РЕБЕНКУ НИЧЕМ НЕ УГОДИШЬ?

Если он получает подарок, о котором просил, но все равно не рад? Как ни парадоксально, это скорее всего свидетельствует о том, что ребенку... не хватает внимания взрослых. И он пытается его привлечь капризами и демонстративностью. Так что тут дело вообще не в подарках, а в семейных взаимоотношениях.

ПОДБИРАЯ ПОДАРОК, УЧИТЫВАЙТЕ ВОЗРАСТ И ХАРАКТЕР РЕБЕНКА

0-2 ГОДА

В этом возрасте, делая ребенку подарок, вы, в основном, удовлетворяете свое родительское тщеславие. Внимание такой крохи очень неустойчиво, и даже самая яркая игрушка неспособна заинтересовать ее надолго. Это возраст активного освоения мира – прежде всего собственного дома. Так что обыкновенная кастрюля часто оказывается для малыша привлекательней любых игрушек. Особенно если в нее насыпаны ложки, и ими можно погромыхать в свое удовольствие.

А значит, если думать о каком-то памятном подарке, то имеет смысл сделать его «на вырост». Когда родился наш первенец, мы, например, купили бутылку дорогого французского коньяка, которую сохранили в неприкосновенности вплоть до его восемнадцатилетия. А тогда торжественно откупорили ее за праздничным столом. Насколько я знаю, такая традиция существует не только в нашей семье.

Девочке можно купить какое-нибудь украшение. Необязательно дорогое. Ведь к тому моменту, как украшение (или какая-то другая вещь) будет вручена подросшему ребенку, она же станет семейной реликвией, и это придаст ей особую ценность, невыразимую в денежном эквиваленте.

Ну, а чтобы порадовать малыша, не дожидаясь его совершеннолетия, купите ему яркую двигающуюся игрушку. Например, каталку в виде утки, которая будет крякать и пускать мыльные пузыри. Или кораблик для игры в ванной. Дочка моих знакомых полюбила купаться, когда ей купили бело-синий пластмассовый кораблик с секретом: если потянуть за якорь, из трубы кораблика ударяет фонтан. Краб, примостившийся на корме, начинает двигать клешнями, а медвежонок, восседающий на верхней палубе, прыгает в воду.

3-4 ГОДА

Ребенок уже вовсю интересуется игрушками, но часто ломает их, обуреваемый желанием посмотреть, «что там внутри». Поэтому, даря ему пластмассовые машинки с открывающимися дверцами, вращающейся бетономешалкой или подъемным краном, родители рискуют буквально через несколько минут увидеть рожки да ножки, оставшиеся от дорогой игрушки.

Для мальчиков лучше выбрать большой грузовик с минимумом отвинчивающихся или отламывающихся деталей. Почему именно грузовик? – Из-за его функциональности. В него можно загружать самые разные предметы, а это уже начатки ролевой игры, которая совершенно необходима для гармоничного развития ребенка.

Тихим, спокойным детям понравится пластмассовый конструктор. Нужно только, чтобы детали были крупными, сама конструкция не очень сложной. Среди таких наборов есть наборы для мальчиков, а есть и для девочек. Они отличаются друг от друга как по содержанию, так и по цветовой гамме.

Многие девочки в три-четыре года еще не интересуются куклами. Тем более если в семье есть старший брат, на которого они равняются. Но мягкие игрушки обычно приходятся им по вкусу. Впрочем, плюшевые симпатяги нравятся и многим мальчикам, особенно тихим и застенчивым. По моим наблюдениям, наибольшей популярностью у детей этого возраста пользуются игрушки среднего размера, в которых есть трогательная наивность и милота. Ведь такая игрушка часто выполняет двоякую функцию. С одной стороны, это «маленький сынок», которого так приятно качать и баюкать, а с другой, защита и утешение в печальную минуту. Дети, которых перед засыпанием гложат страхи, чувствуют себя гораздо спокойней, если могут заснуть в обнимку с плюшевым любимцем. Что же касается шумных, подвижных детей, то им лучше подобрать игрушку, способствующую двигательной активности. Например, веселый мячик, издающий забавные звуки. Или (если позволят средства и жилплощадь) спортивный уголок. Ну, а большой надувной бассейн, трехколесный велосипед или машина, в которой можно разъезжать по квартире, это прекрасные подарки для любого, даже самого тихого ребенка!

5-7 ЛЕТ

Дети взрослеют, их интересы становятся более определенными и разноообразными. Постарайтесь подобрать подарок так, чтобы он способствовал развитию природных склонностей ребенка. Для любителей мастерить – огромный выбор конструкторов.

Нужно только понимать, что сборку больших, объемных сооружения типа замка или пиратского корабля ребята скорее всего смогут осилить только с помощью взрослого. Впрочем, это прекрасный повод, чтобы сподвигнуть папу немного заняться ребенком.

Для маленьких любителей изящных искусств сейчас масса возможностей попробовать разные техники рисования, поработать с самыми разными материалами.

Для почемучек – красочно оформленные детские энциклопедии и игры-викторины. Кстати, подобные игры («Азбука», «Веселый счет» и т.п.) хорошо помогают подготовить ребенка к школе.

Воинственные мальчишки придут в восторг от набора оружия «Робин Гуд» или от пластмассовых рыцарских доспехов.

Девочки входят во вкус, играя в «дочки-матери», и теперь для большинства из них лучший подарок – это кукла.

Ну и, конечно, беспроигрышный вариант представляют собой мультики. В старшем дошкольном и младшем школьном возрасте смотреть мультфильмы – излюбленное занятие практически у всех ребят.

Что же касается одежды и обуви, это для подавляющего большинства детей дошкольного возраста не является такой ценностью, как игрушки. А потому не возмущайтесь, если, подарив дочке и особенно сыну свитер или шикарные кроссовки, вы услышите разочарованный возглас: «Разве это подарок?»

7-9 ЛЕТ

Принцип подбора подарков тот же самый – с опорой на склонности и интересы ребенка. Диапазон еще больше расширяется.

Сейчас дети читают, конечно, меньше, чем читали когда-то мы, но все-таки книголюбы на свете не перевелись, и для них по-прежнему лучший подарок – книга.

Если ваш ребенок склонен к театрализации, купите ему несколько пальчиковых кукол или целый набор для кукольного театра. А можно порадовать его каким-нибудь красивым карнавальным костюмом, особенно если день рождения приходится под Новый год. Такой костюм произведет фурор на школьном празднике и прибавит ребенку популярности среди сверстников.

Прекрасный подарок для мальчика, любящего ролевые игры, большой переносной замок с рыцарями, катапультой и прочими видами средневекового оружия.

Девчонки к 7-9 годам уже успели обзавестись куклами, и теперь на повестке дня различные аксессуары. Кукольная мебель, одежда, посуда, машина, коляска – все это будет воспринято с восторгом. Появились в продаже и крупные пластиковые игрушки, предназначенные для сюжетно-ролевых игр: в парикмахерскую, ясли, магазин. Они позволяют полностью воссоздать атмосферу той или иной игры, хотя, конечно, стоят недешево. Заинтересуют девочек и наборы для шитья или вышивания.

Порадует их и красивая обновка.

10-12 лет

В этом возрасте дети начинают ценить сувениры. А значит, перед взрослыми открывается широкий простор для выбора подарков.

Мальчики дозревают до сборных моделей различной техники. На выставке «Мир детства» я видела большие сборные модели катеров и кораблей, которые к тому же еще прекрасно плавают. Такую модель можно взять с собой на дачу или на юг и играть с ней на воде.

Усидчивые дети, независимо от пола, с удовольствием собирают трехмерные пазлы: миниатюрные копии собора Василия Блаженного, Эйфелевой башни или Нотр Дама.

Такая копия украсит любую комнату и останется на память ребенку, может быть, на всю жизнь.

Естественно, прекрасным подарком остаются книги.

Если ребенок любит спорт и турпоходы, родителям тоже нетрудно подобрать ему полезный подарок.

Одно время дети вроде бы потеряли интерес к настольным играм, но теперь он возродился. Тем более, что в продаже появилось множество новых игр с довольно сложными и разнообразными правилами. Только не стоит увлекаться коммерческими играми типа «Монополии», пробуждающими в детях дух наживы.

Ну и, конечно, в предподростковом и особенно в подростковом возрасте на первый план выдвигается внешность. А значит, возникает повышенное внимание к одежде. Прежде всего это относится к девочкам. Нормальные мальчишки в это время обычно еще равнодушны к своему внешнему виду, для них главное, чтобы одежда была удобной, нигде не жала. И чтобы не нужно было слишком ее беречь, ведь тогда ни в футбол не поиграешь, ни в друзьями не повозишься...

Девочки же примерно к 12 годам становятся весьма разборчивы в нарядах, и родители частенько попадают впросак: купят вроде бы красивую вещь, а дочь отказывается ее носить.

Говорит: «В классе засмеют». В подобных случаях лучше не конфликтовать, а прислушаться к пожеланиям девочки, ведь действительно очень тяжело чувствовать себя среди сверстников белой вороной. Поезжайте вместе с дочерью в магазин, пусть выберет вещь по своему вкусу. Хотя, разумеется, следует удерживать ее от крайностей и стараться, чтобы одежда ей все-таки шла, а не делала ее похожей на чучело.

Воцерковленным родителям в этом смысле обычно легче, так как в православной среде и дети, по примеру взрослых, одеваются более традиционно. Но, конечно, если ребенок из верующей семьи учится в светской школе, где все чуть ли не каждый день щеголяют друг перед другом в новых нарядах, да еще «с ученым видом знатока» рассуждают, в каком модном магазине они куплены, морально противостоять этому бывает непросто, и в семье могут возникать конфликты.

УРАВНИЛОВКА ВО ИЗБЕЖАНИЕ РЕВНОСТИ

Нередко приходится сталкиваться с тем, что, стремясь избежать зависти и ссор, родители покупают детям одинаковые подарки. Но ссоры все равно вспыхивают.

– Представляете? – жаловалась мама двух сыновей, шестилетнего Антона и четырехлетнего Никиты. – Мы им по совету психолога подарили совершенно одинаковые машинки, даже цвет один и тот же. И все равно Антон ударился в рев: углядел на багажнике микроскопическую царапинку. «Так всегда! Никитке самое лучшее, новое, а мне старье...» Муж вспылил, хотел его выпороть, я пыталась защитить... В общем, вместо праздника получился скандал.

Даже из такой миниатюрной сценки понятно, что подарки – лишь повод для конфликта, а причина глубже – в семейной ситуации. Когда дети не могут поделить родительскую любовь, это опосредованно выражается в дележе игрушек и вещей.

Поэтому в подобных случаях следует серьезно проанализировать свои семейные взаимоотношения. Часто бывает, что у детей разный характер, и кто-то из них родителям ближе, понятней, роднее. Дети прекрасно чувствуют это и начинают отыгрываться на сопернике. Но даже при если отношение к детям вроде бы одинаковое, это не значит, что они непременно будут довольны. У разных людей разная потребность в ласке и внимании. И часто родители не учитывают особенности детских характеров.

Да и от самой этой «уравниловки» веет каким-то холодом, излишним рационализмом. Зачем покупать детям одинаковые подарки? Такой подход заранее программирует конфликты. Желая прямо противоположного, родители как бы заранее внушают ребятам, что они не справятся с ситуацией, когда каждый получит что-то свое. А ведь известно: чего ждем от ребенка, на то он и настраивается. Своими тревожными ожиданиями, мы невольно внушаем ему неуверенность, предвкушение неудачи. А это, в свою очередь, вызывает у маленького человека обиду, досаду, желание сделать назло.

И потом, при уравнительном подходе получается, что дети бьются за свое место под «семейным солнцем», а взрослые в упор этого не видят и стригут всех под одну гребенку. Хотя даже близнецов сейчас стараются одеть каждого по-своему, подчеркнуть их индивидуальность. Так что в одинаковых подарках дети могут усматривать проявление родительского равнодушия и испытывать справедливое негодование.

Опыт показывает, что когда семейные взаимоотношения налаживаются, соперничество из-за вещей и игрушек сходит на нет. Тем более, что гораздо интересней получать разные подарки, ведь ими можно меняться, когда они надоедят. Да и играть веселее, когда не все одинаковое: больше возможностей, больше простора для фантазии.

ВСЕГДА ЛИ НУЖЕН УТЕШИТЕЛЬНЫЙ ПРИЗ?

Когда даришь подарки на какой-то всеобщий праздник (скажем, на Новый год или на Рождество), тут хотя бы насчет адресата нет сомнений. Ясно, что никто не должен оказаться обделен.

– А вот как поступать с подарками на день рождения? Нужно ли братьям или сестрам именинника давать... нет, конечно, не такой большой подарок, но хотя бы что-то, какой-то утешительный приз. Им же может стать обидно, – спрашивают иные родители.

И действительно, порой детская ревность достигает такого накала, что даже такая, казалось бы, очевидная вещь, как законный единоличный подарок на день рождения вызывает у соперника обиды и слезы. Но потакать этому все же не следует. Конечно, пока дети совсем маленькие (особенно при небольшой разнице в возрасте между ними), «утешительные призы» давать можно. Двух-трехлетний ребенок бывает еще не в состоянии понять, почему брату или сестре дарят в день рождения столько всего интересного, а ему не достается даже крохотной куколки или машинки. Но когда малыши немного подрастут, их стоит учить радоваться за других, связывая это с проявлениями взрослости и самостоятельности, которых дети обычно жаждут к концу дошкольного возраста. Дескать, когда ты был крошкой, тебе обязательно что-нибудь дарили в день рождения братика, чтобы ты не плакал. Но теперь ты большой, тебе уже разрешают на двухколесном велосипеде кататься и на аттракционах, куда малышей не пускают. Так неужели ты будешь позориться и требовать себе подарка в чужой день рождения, как двухлетний малыш?

Ну, а для того, чтобы облегчить ребенку задачу воспитания в себе великодушия, учите его готовить свои отдельные подарки для именинника. Немного потрудившись над поделкой или вытряхнув часть денег из копилки, он уже не будет считать день рождения брата или сестры чужим праздником. Особенно если его подарок будет отмечен взрослыми как нечто особенно милое, трогательное, интересное, оригинальное.

 

Share this post


Link to post

До­воль­но бу­дет и то­го, ес­ли по­за­бо­ти­тесь вос­пи­тать де­тей сво­их в стра­хе Бо­жи­ем, вну­шить им пра­вос­лав­ное по­ня­тие и бла­го­на­ме­рен­ны­ми нас­тав­ле­ни­я­ми ог­ра­дить их от по­ня­тий, чуж­дых Пра­во­слав­ной Церк­ви. Что бла­гое по­се­ете в ду­шах сво­их де­тей в их юнос­ти, то мо­жет пос­ле про­зяб­нуть в серд­цах их, ког­да они при­дут в зре­лое му­же­ст­во, пос­ле горь­ких школь­ных и сов­ре­мен­ных ис­пы­та­ний, ко­то­ры­ми не­ред­ко об­ла­мы­ва­ют­ся вет­ви бла­го­го до­маш­не­го хрис­ти­а­нс­ко­го вос­пи­та­ния.

 

преп. Амвросий

Хочу добавить, что в современном мире детям ещё необходимо дать и приличное образование (кстати, у св. Василия Великого, если не изменяет память, есть цитата на эту тему). И - хочу сказать - далеко не всё определяется воспитанием, увы... многое зависит и от настедственных склонностей, и даже от наличия/отсутствия родовых травм у ребёнка (это тоже очень влияет на поведение).

Share this post


Link to post

СОВЕТЫ ОДНОЙ МАТУШКИ

 

Учитывая современную обстановку, рекомендуется проявлятъ осторожность при требованиях к детям, которые могут давать в ряде случаев не положительные, а отрицательные результаты.

"Религия — есть соль. Соль — добрая вещь",— сказано Христом. Но что бывает с пищей, если ее пересолить? Поэтому в воспитании детей в наше время нужна осторожность и осмотрительность, но не строгая схема «диссертации», потому что в нашей жизни наблюдается следующее.

Ребенок встает утром в школу с трудом, как это наблюдается у большинства детей. Никакой физзарядки он не делает, но родители следят, чтобы он встал на молитву. Так пусть же молитва крошки будет проста, но горяча, идущая от сердца: «Господи! Я иду в школу! Помоги мне быть вннмательным, быть прилежным, сообразительным. Сохрани меня от злых людей, от бед, от ошибок. Пошли мне, Господи, ангела святого. чтобы он мне помог и хранил меня. Я иду по Твоей воле, так благослови же меня, Господи!» И перекрестясь благоговейно, пусть бежит малыш с созна-нием, что идет исполнять дело, поручснное ему Богом.

Но что мы наблюдаем на деле? Малыш наспех твердит заученные, непонятные ему молитвы, небрежно крестится, кладет поклоны и косится на часы. «Ах, как длинна эта молитва!» — думает он. Но сократить нельзя, его слушает бабушка. Вдруг телефонный звонок. Бабушка уходит. Какое счастье! Можно уйти поскорее, чтобы порезвиться с ребятами лишние минуты на школьном дворе. Малыш упустил длинный ряд поминальных молитв и имен, но зачем ему они? Он не знал этих людей, имена которых ему велено произносить, так не все ли равно для крошки, что ждет за гробом их души. "Да притом же они и так в раю, ведь бабушка говорит, что они были хорошие люди",— рассуждает он.

 

В школе ребята аппетитно завтракают сосисками, колбасой и т. д. А наш малыш смотрит на них с завистью и с осуждением: «Греховодники! Ведь сегодня пост!» Постепенно недоброжелательство к товарищам, ролсденное завистью и осуждение.м, растет у малыша. Он охотно дерется с товарищами и слывет за «нервно-го» и «недотрогу». Но проходит некоторое время и вот малыш уже дома не всегда и не сразу слушает родителей. Его наказывают, и он боится уже этих наказаний. Приходится ему скрывать свои проступки, опоздания, лень, шалости; прнходится обманывать мать, отца и др. Так за чем же дело стало? Он вскоре купит себе в буфете сосисок, ведь «они» не узнают, а Бог? «Да я покаюсь на исповеди, скажу в общем: "не слушался", ну и все. Батюшка отпустит. Бог простит».

Так понемногу внутренно дитя «отделывается» от строгости и подвигов религии и начинает чувствовать себя бодрее и веселее. А кто как не родители виновны в том, что иго стало ребенку непосильным и он стремится его сброспть? Лучше бы они дали ему воз.можность питаться наравне с другими, играть и гулять вместе с товарищами, чем вынудили дитя свое скрывать, обманывать, лукавить и лицемерно молиться!

То же происходит и с телевизором, и с книгами. «Грех» не впускается в дом, и поэтому дитя стремится уйти из дома и насладиться тем, чем живут его товарищи. Длинные, непонятные церковные службы часто тяготят детей, они вздыхают и думают про себя: «Опять праздник! Опять пост! Как счастлив сосед, который часто ходит в кино и смотрит дома ТВ! Скорее бы вырасти и бежать из дома!»

Но эти мысли ребенок носит в глубине души, никому не говоря, ибо знает, что последуют нотации, длинные внушения, а то и наказания. До поры, до времени, пока дитя боится ремня, оно терпит. Но вот уже 13 — 14 лет, и сын стал выше матери ростом. «С ним сладу нет— переходный возраст»,— жалуется мать. О, нет, дорогая, теперь он вырвался, но жажда этой свободы зрела в нем давно - с 5-6 лет, и теперь родителям уже не взять его в руки. Надо было в 7 — 8 лет узнать душу его, не журить и таскать за собой по церквам, а пойти навстречу желаниям ребенка: купить ему ТВ, отменить (не следовало бы и начинать) посты и молитвословия, ибо молитве-то настоящей его не научили. Молитва есть беседа души с Богом, как с любящим Другом, а вашему сыну религия и Бог были преподносимы, как бесконечные ограничения, томления и страдания. Вера. которая должна бы его окрылять и делать счастливейшим из людей, стала с детства его бичом, отнимающим радости жизни; он рассуждал так: «Из-за того, что я верующий, мне нельзя, как всем, смотреть телевпзор, а как это интересно! Нельзя читать ряд книг, а все о них говорят, все рассуждают, кроме меня. Я какой-то отщепенец. Из-за длинных бесконечных церковных служб не хватает времени на спорт, на гулянье — вот я слаб и не закален, я стал из-за этого посмешищем для товарищей! К тому же я не могу позвать к себе моих школьных друзей, не могу быть ни с кем откровенным: родители меня не понимают, а от друзей я вынужден скрывать свою веру, нначе меня засмеют».

Подросток становится мрачен, озлоблен и скрытен, отказывается вскоре от всех внешних проявлений веры: от постов, от молитв, от церкви и т. д. Ужас родителей нельзя передать, но этого следовало ожидать, с того дня, как они увидели скуку и тоску в глазах ребенка в ответ на их призыв к молитве, церкви и т. д.

«Диссертация» толкует о благодатных утешениях, которые должны заменить верующей душе земные блага. Но ведь до благодатных-то утешений надо дорасте? Дух-то Божий надо стяжать? Надо побороть в себе дурные наклонности, а борец-то должен быть прежде всего с умом. А ума-то как раз и нет у дитяти. Поэтому "иго" религии его тяготит и сломит, если оно возложено на него с детства и не осторожно, а со строгой требовательностью.

Надо бояться «пересолить» больше, чем недосолить. Не всякий душе дано с детства ощущать веяние Духа Святого. Насильно благодать душе не привьешь. Если тот, кому даны 4 таланта, чувствует Бога и отраду пребывания с Ним с младенчества, то тот, кому даны лишь 2, почувствует эту же благодать лншь на краю могилы, свершив уже свой жизненный путь, полный подвига. Так не надо нагружать дитя всеми внешними формами религии, чтобы отрок не отбросил свои «два таланта», не закопал их, решив, что 5 ему все равно не приобрести, так стоит ли стараться приобретать 4? Но Господь дал второму ту же награду, что и первому, потому что у Него в «хозяйстве» нужны всякие сосуды — и глина, и металл, и фарфор, и хрусталь. Так и у всякого своя мерка на молитву, лишь бы она шла от сердца и горела любовыо к Богу, чтобы религия была юной душе отрадой, опорой, руководством в жизни, а не тяжким бременем, мешающим идти. Помоги Бог воспитателям, поистине мудрость змеиная нужна им, о чем да просят они Бога усердно и горячо. Нельзя подходить всегда лишь схематично к вопросу воспитания детей. Надо учитывать наследственность и то, что сами родители— грешные люди. Ведь в притче своей Господь сказал: одному дано 5 талантов, другому — 2, иному— 1. Если требовать с ребенка, которому дано 2, то же, что с того, кому дано 5, то воспитатель промахнется: сломится его душа от излишнего напряжения. А статьи диссертации написаны так, как будто родители уже святы и должны быть святы их плоды. На самом-то деле родители сами без конца падают (греховно), и дети с пеленок видят вокруг себя грех. Так как же их наказывать тем, кто сам не мог искоренить грех в себе и сам испортил свое дитя?

Не услышим ли мы голос Господа: «Сначала вынь бревно из своего глаза...»

Поэтому основное внимание родителей должно быть направлено на свой духовный рост, на воспитание себя самого. Кто себя не сумел воспитать, как сумеет воспитать другую душу? До семи лет, пока ребенок слов не понимает, его можно заставить силой повиноваться, т. е. применить наказание. Но в отроческом возрасте надо действовать лишь убеждением, иначе будет одно зло: кончится дружба между воспитателями и детьми, кончится и влияние старших. Надо твердо помнить: «Насилыю мил не будешь». Если ребенок не любит отца и мать, то зря они стараются подбирать ему книгн, общество и т. п. Он ускользнет от их влияния. Поэтому прежде всего надо беречь лю6овь и уважение к себе детей. Потеряв это— потеряешь и детей. Поэтому можно зачастую и сделать ослабление к своим требованиям, т. е. быть снисходительными и прощать, как и Христос прощает нас.

Бог — есть Любовь. Если нарушен этот принцип — нарушено все в семье. Напрасны тогда иконы, лампады, посты, кресты, духовное чтение, молитвословия и т. п. Нет любви в семье— эначит нет среди нас и Бога. А любовь не раздражается, не гордится, не ищет своего. А в какой семье нет подобного греха? Дети все чувствуют, чувствуют и уход благодати из семьи. Остается внешнее, без внутреннего содержания. Соль, потерявшая силу.

Слава Богу, что у нас есть таинство покаяния, после которого надо начинать все сначала. Прежде всего надо воззвать к Богу и попросить Его от всей души помочь подняться из той пропасти, в которой мы находимся. А с ребенком нужно идти нога в ногу: вникать в его желания, объяснять их ему, помогать разбираться в картине, в книге, в жизни, указать, к чему что ведет, ибо грех в жизни часто украшен красивой, обольстительной оболочкой, а потому сильно влечет немудреную простую душу ребенка. Пусть лучше дети смотрят фильмы дома, чем на стороне, ибо дома есть родители. Если запрещать то, что дети желают, то они начнут обманывать, и один грех повлечет за собой другне. Наказание отшатнет детей окончательно, и все слова родителей будут "как об стенку горох".

Родителям надо учитывать, что враг беспрестанно сеет плевелы в душе неокрепшей, неразумной, податливой. Поэтому надо засевать самим душу, интересоваться всем, чем интересуются дети и помогать им разбиратъся, что на пользу душе, а что во вред. Поэтому главное— контакт с детьми и добрая совесть перед Богом.

Родителям всегда надо учитывать, что душа изменчива и всю жизнь свою способна принимать как хорошие семена, так и плохие. Что касается «духовных радостей», то до этих радостей надо детям еще дорасти духовно, а пока надо дать им доступную радость.

 

Share this post


Link to post

Детская подражательность.

 

Венец старых чада чад; похвала же чадом отцы их.

(Кн. Притч. Соломон. гл. XVII, 6).

Молю же вас, подобни мне бывайте, яко же аз Христу.

(К Коринф. 1 гл. IV. 16).

В природе детской самая выдающаяся черта—подражательность, желание подражать большим, даже играть роль большого, делать все, что большие делают. На этой то черте детской натуры основывается то воспитательное положение, которое выражается латинским изречением: Longum iter per praecepta, breve et efficax per exempla. (Длинен путь при посредстве наставлений, краток и верен при посредстве примеров). Действительно, одними словесными наставлениями не скоро добьетесь до желанных результатов в деле воспитании ребенка, да едва ли и добьетесь, как одними теоретическими правилами не научите ребенка писать правильно. Единственный и верный путь воспитать ребенка —пример родителей и окружающих его. Примеры научают, а не одни правила.

 

Ребенок зорко смотрит, внимательно, хотя и незаметно наблюдает и быстро перенимает. Поэтому семейная жизнь должна быть устроена и идти так, чтобы она была хорошим образцем для ребенка; тогда и в нем мало по малу укоренятся добрые нравы и привычки, и на нем отразится образ действия родителей и окружающих его лиц.—Опыт показывает, что даже внешние, мелкие привычки родителей, в роде моргания глазами, сморщивания носа, подергивания плечами, усваиваются детьми и нередко остаются на всю жизнь. Понятно, что и более крупные, выдающиеся свойства и действия родителей входят в привычку детей, с усердием следящих за каждым шагом отца и матери и всеми силами старающихся подражать им. Памятен мне один случай: двухлетний мальчик, вследствие дурно сложившейся семейной жизни остававшийся совершенно без призора, смотревший диким и неразвитым, большею частию молчавший, а если и говоривший, то очень мало и несвязно, раз, играя с братом, вдруг крепко ударил кулачком по столу и закричал громко, выразительно, с особенной интонацией: "водки дай". Слова эти он часто слышал от своего отца, прекрасного, доброго, кроткого человека, но страдавшего запоем и в это время бушевавшего. Подражает ребенок равно охотно и хорошему, и дурному. Видя, что мать и отец подают просящему милостыню, он, при первом случае, увидя бедного, говорит: „папа, дай копеечку подать бедненькому". Привыкнув к тому, что родители его ходят в церковь каждый праздник, ребенок, как только услышит удар в колокол, бежит к отцу иди к матери и кричит: „пойдем во всенощной (или к обедне),—звонят", при чем не позабудет попросить копеечку в тарелочку положить. Присущею ребенку подражательностию с одной стороны облегчается, с другой и не мало затрудняется дело воспитания. По-видимому, стоит только родителям так устроить жизнь в семье, чтобы их ребенок видел и усваивал лишь добрые, нравственные примеры,—и воспитание пойдет быстро, успешно: сам ребенок бессознательно своею подражательностью будет помогать родителям, как также бессознательно, по инстинкту, своим движением он помогал матери при своем рождении. Но легко сказать; следует устроить семейную жизнь так, чтобы ребенок видел лишь добрые, достойные подражание примеры, так, чтобы отец и мать могли сказать своему дитяти: "Даждь ми, сыне, твое сердце, очи же твои моя пути да соблюдают" (Кн. Притч. Соломон., гл. XIII—26); а как трудно в действительности достигнуть этого семейного совершенства. Какое строгое, неуклонное, ежеминутное самонаблюдение требуется от родителей, чтобы не погрешить в присутствии ребенка ни единым словом, ни единым движением, чтобы не подать ему ни малейшего соблазна. Если даже отец и мать добросовестно, в предстоявший перед рождением ребенка 9-ти месячный искус, готовились к принятию дорогого маленького гостя и многое в себе самих исправили и улучшили путем самовоспитания; то за ними стоят длинные годы протекшей жизни, в них лежат иногда несмываемые следы их собственного, далеко не столь обдуманного, как следует, воспитания. Это прошлое порою может обнаруживаться и при ребенке и оставлять в душе его недобрый след, а ребенок все видит, все слышит даже тогда, когда, по-видимому, не смотрит и не слушает. Положим даже, что отец и мать ребенка с таким тщанием будут следить за своими словами и действиями, что будут подавать своему дитяти примеры, действительно достойные подражания. Но в семье, кроме отца и матери, могут быть другие лица—бабушки, дедушки, братья или сестры отца или матери. Вот от этих то посторонних влияний как оградить ребенка? Как уберечь его от впечатлений и примеров вне дома, в сообществе с другими детьми? Единственное средство сохранить ребенка под руководством отца и матери и уберечь от посторонних, нередко вредных влияний,—иметь его по возможности постоянно на глазах, а для этого, конечно, требуется отречение не только со стороны матери, но и отца, от развлечений и удовольствий вне дома, посвящение себя на первых порах всецело дому и ребенку и кроме того окружение себя лицами испытанной честности и нравственности, которые, если не могут научить и наставить ребенка словом и примером, то по крайней мере и не испортят его.

Наблюдение за ребенком и сохранение его нравственной чистоты преимущественно, конечно, лежит на обязанности матери, так как отец часто отвлекается службою или другими занятиями, которыми он приобретает средства для жизни семьи. Мать естественная воспитательница своих детей. На ней лежат все обязанности по воспитанию ребенка, на нее ложится и нравственная ответственность. Отец должен помогать ей в деле воспитания, по мере сил и возможности, и в свободное от занятий время не оставлять ее одну коротать часы с ребенком, не давать ей повода отвлекаться от забот о ребенке беспокойством о муже.

Как устраивается жизнь в хорошей русской семье?

Еще когда ребенок в колыбели, он видит ежедневно отца и мать пред образом молящихся и делающих крестное знамение. Как только ребенок проявляет сознание, мать приучает его складывать пальцы для крестного знамения и молиться, причем немногосложные слова детской молитвы произносит сама мать, пока ребенок не заучит этих слов.

"В этом, главным образом, периоде детской жизни полагается начало божественного чувства и молитв. Это также происходит путем подражания, но возбуждающая религиозно-молитвенная сила родственнее для души ребенка, доступнее и действительнее. Нужно только, чтобы божественное и религиозное чувство в ребенке возбуждалось действительным, искренним, из глубины души исходящим религиозным чувством и расположением взрослых, ибо чем глубже и сильнее эти чувства и расположения, тем явственнее выразятся они в голосе и положении лиц". (Н. И. Ильминский. Беседы о народной школе).

День в хорошей семье начинается и оканчивается молитвою. Молятся отдельно каждый, мать всегда в спальне, в присутствии ребенка, который, если он первый, спит в спальне родителей, чтобы мать могла слышать каждый крик дитяти.

В старое время в русских семействах утренняя и вечерняя молитва совершалась целою семьею, и домочадцы (прислуга) участвовали в общей молитве. Читал молитву отец семейства. Начиналась молитва молением о Царе и Царской семье. Хороший и трогательный то был обычай, соединявший и хозяев, и слуг в одну семью, ежедневно молившуюся о Царе и о мирном, безмятежном жительстве. Нельзя не пожалеть, что усложнение семейной жизни повело к отмене этого патриархального обычая—общей молитвы, совершавшейся с подобающим благочинием и благоговением.

Перед праздником отец и мать идут в церковь ко всенощной, а во время праздника к обедне. Когда ребенок начинает ходить, его тоже берут с собою в церковь. Таким образом, постепенно воспитывается любовь к церкви православной, нашей „воспитательнице и руководительнице", духом которой мы, по словам преосвященнейшего Харьковского Амвросия, (Слово в день тезоименитства Государя Императора, за Август 1888 года) „крепки", "в ее указаниях и наставлениях имеем светлый, чистый, истинный идеал могущественного и благоустроенного народа".

Каждая семейная трапеза начинается и оканчивается молитвою,—наложением на себя крестного знамения. В последнее время это, к прискорбию, считается излишним; на публичных обедах только одно духовенство наше свято соблюдает этот исконны обычай старины.

Ребенка следует приучать к умеренной пище. Само собою разумеется, что родители должны ему подавать пример умеренности. Неумеренность и пристрастие к излишествам развили столь распространенную в настоящее время жажду к приобретению во что бы то ни стало. Мы не можем быть довольны малым, нам все подавай больше и больше. Отсюда преобладание меркантилизма. Воспитание должно подавлять эти алчные инстинкты, или вернее, вовсе не возбуждать их в ребенке. А к этому вернее всего ведет приучение дитяти к простой, воздержной, умеренной жизни.

Давать ребенку деньги на сласти или на какие-нибудь зрелища, по нашему мнению, совершенно непедагогично. Можно и должно давать ребенку для двух целей—положить в тарелочку в церкви и подать бедному, а когда он подрастет—на хорошие книги. Хорошая книга лучший и наиболее целесообразный подарок в день ангела и в день рождения: подаренная книга возбуждает желание прочитать ее, а прочтение книги принесет пользу несравненно большую, чем даримые обыкновенно детям сласти и игрушки.

Приучение к сладостям не заслуживает одобрения: сладости вредят желудку и составляют излишество, которого должны избегать благоразумные родители. Знал я одну мать, которая сама очень любила сладкое и детям своим каждый день давала «посластитъся». Ее младший сынок с самого начала имел отвращение к сладкому. И что же? она до того усердно потчевала малютку, что наконец приучила, и он сделался страстным сластеной, так, что так и смотрел, где бы и чем бы, говоря языком матери, посластиться.

Время между молитвою и трапезою должно быть посвящено труду: отец занимается своим делом, мать своим. Ни отец, ни мать не проводят время в праздности. Свободное от занятий время отдыха—прогулке и чтению. Любовь родителей к труду и чтению благотворно действует на ребенка, который будет в первое время делать то же из подражания, а потом труд и чтение обратятся ему в привычку, сделаются его второю природою, предохраняя его от пустых и вредных развлечений. Чтение разовьет его ум и обогатит его знаниями.

В число работ матери входят и работы для бедных. Посильная помощь бедным, забота о них служат к смягчению сердца ребенка, который, видя оказываемую родителями помощь беднякам, безмолвно, но крепко впитывает в себя самое лучшее христианское чувство—милосердие.

Никогда ни отец, ни мать не позволяют себе осуждать других и говорить о других худо в присутствии ребенка. Никогда не позволяют себе читать вслух такие произведения, которые могут соблазнять дитя. В этом случае, да не утешают себя родители тою мыслию, что ребенок мал, не поймет. Многое может понимать ребенок не умом, а тонким детским чутьем, сердцем.

Не можем не рассказать нашей собственной ошибки, сделанной нами при обучении письму—чтению нашего пятилетнего сынка. Когда он стал уже довольно хорошо разбирать и мог читать связно, мы взяли для упражнения в чтении первую попавшуюся нам в руки книгу и взяли именно стихотворения Пушкина, чтобы привлечь ребенка изяществом и красотою стиха. Нам открылась поэма „Цыгане", и мы, ничто же сумняся, уверенные, что в тонкости мысли ребенок входить не в состоянии, заставили его читать. Когда он дошел до того места, где Земфира, пропев песню:


  • «Старый муж, грозный муж,
    Презираю тебя.
    Я другого люблю,
    Умираю любя»,

спрашивает Алеко:

Так понял песню ты мою?

и на его восклицание „Земфира!" прибавляет:


  • «Ты сердиться волен.—
    Я песню про тебя пою»,

наш малютка вдруг заволновался и спросил нас: „папа, она шутит это?" Читай дальше, говорю я. Прочитав то место, где Земфира изменяет своему мужу ,, мой мальчик совершенно возмутился: „Скверная какая", проговорил он с сердцем и оттолкнул книгу. Тогда только мы поняли, что сделали непростительную ошибку, дав ребенку чтение не по летам.

Вообще, как при выборе сказок и рассказов, так и при выборе первого чтения, нужно соблюдать большую осторожность. Не всякая сказка, не всякий рассказ и не всякое стихотворение хорошо для ребенка. Осторожно нужно выбирать сюжет для рассказа и чтения, потому что ребенок очень любит слушать и рассказ, и чтение, весь обращается в слух и верно и живо схватывает суть рассказа и прочитанной статьи. Весьма занимают ребенка рассказы из жизни детей; даже описание собственной их обстановки и жизни дети выслушивают весьма охотно и не скучают повторениями одного и того же. Слушает ребенок рассказ про себя самого и фотографическое описание своей обстановки, слушает внимательно и оглядывает свою комнату и по временам приговаривает „так", или повторяет название предмета, о котором идет речь.

С большим удовольствием выслушивают дети рассказы из священной истории. Жизнь Иосифа, проданного братьями иноземным купцам, производит на ребенка сильное впечатление, иногда вызывает слезы. Не подумайте утешать его такими, якобы приноровленными к детскому возрасту, утешениями: „Не плачь, я скажу братьям, чтоб они не продавали Иосифа". На это вы рискуете получить такой ответ: „Да, как же! Кому ты скажешь, книге-то"?

Чрезвычайно интересуют ребенка рассказы басен. Был я свидетелем, как мать рассказывала своему трехлетнему мальчику басню Крылова: „Фортуна и Нищий". Ребенок слушал с увлечением, у него дух захватывало при рассказе о том, как нищий при каждой новой горсти золота, которую Фортуна всыпала в его суму, все просил прибавить еще горсточку, хотя знал, какие пагубные последствия могут быть от переполнения сумы тяжелым золотом: Фортуна объявила нищему, что она будет класть в суму золота, сколько он ни попросит, но что если сума прорвется, то все пропадет, и он опять останется бедненьким, нищим. Не смотря на это предостережение, нищий все просил: „прибавь еще горсточку". При каждой такой просьбе нищего, ребенок горестно вскрикивал: „Опять! Экий какой!" Очевидно, он боялся за нищего, чтоб не прорвалась его сума. А нищий продолжает опять свое, рассказывает мать: прибавь еще горсточку. „Экий какой! Ну, а она?"—Она еще всыпала горсть золота. „Ну? А нищий?... Опять запросил?" волнуется ребенок.—Да, нищий снова: прибавь еще горсточку. —„А она"?—Она всыпала еще горсть золота... а сума-то и прорвалась; „ну вот!", воскликнул ребенок. И сколько горечи, сколько неподдельного, искреннего сочувствия - к нищему было в том детском восклицании.

Разумно веденные рассказы и чтение приносят ребенку громадную пользу, а возбужденная в годы детства любовь к чтению делается драгоценным достоянием всей жизни человека.

В присутствии ребенка, в первые особенно годы, следует решительно избегать пиров, соединенных с попойкой и картежной игрой. Нет ничего вреднее, как, ради удовлетворения прихоти ребенка, желающего подражать большим, давать ему пить наливки, доппель-кюммелю, крепкого вина. К питию приучиться легко, но отстать от него трудно, а когда страсть к спиртным напиткам овладеет человеком, то он становится рабом своей страсти и теряет мало – по - малу лучшие человеческие чувства. „В вине, говорит Иисус, сын Сирахов (Кн. Премудр. гл. ХХХI - 29), не мужайся, многих бо погуби вино". От такого огненного напитка следует всячески остерегать детей, чтобы не сжег их огонь. „Не упивайтеся вином, в нем же есть блуд" (Павла к Ефес. гл. V, 18). „Всяк бо пияница, и блудник обнищает и облечется в раздраная и в рубища всяк сонливый" (Кн. Притч. Соломон. гл. XXIII, 21).

К картежной игре тоже приучать детей не следует, ни коммерческой, ни к азартной: нет времяпрепровождения более бессмысленного, как игра в карты. И сколько на нее теряется времени, которое, употребленное с пользою, послужило бы к значительному возвышению нравственности, благосостояния и богатства народного.

Отец и мать смело могут выказывать взаимную любовь друг к другу пред лицом ребенка. Это и поучительно и даже приятно дитяти, которое часто, по собственному влечению, соединяет руки отца и матери, сближает их головы, обнимает их детским сердечным объятием, целует попеременно то одного, то другого. Дитя с веселым, радостным смехом смотрит на взаимные ласки отца и матери. Видно, что такое отношение родителей друг к другу ему по душе. Напротив, недобрые, или, чего Боже сохрани, враждебные отношения нагоняют недетскую грусть на лицо ребенка, отравляют его детское спокойствие и беззаботность.

Доброта, скромность, вежливость и другие хорошие качества передаются ребенку в наследие и утверждаются в нем путем подражания родителям, тоже замечаем мы и с обратными качествами.

Старательно должны сдерживать себя отец и мать, если кто-либо из них слишком боится грозы, коров, собак, кошек, мышей и т. п.: эта боязнь очень легко переходит и в детей. И часто мы видим в одной семье детей смелых и трусливых: к первым перешла смелость от отца, ко вторым боязливость и трусость от матери. А такая перешедшая по наследству или усвоенная подражанием трусость иногда ставит взрослого человека в пренеприятное положение.

Один храбрый и предприимчивый полковник, приобретший себе литературную и политическую известность, в одном доме, при разговоре об очень важном предмете, вдруг побледнел, затрясся и, с дрожью в голосе, спросил хозяина: „у вас есть кошка?!" Да, отвечает удивленный таким неожиданным и неуместным вопросом хозяин, есть маленький котенок. „Ради Бога, умоляю вас, прикажите его убрать... Если я его увижу... со мной обморок сделается".

А сколько примеров боязни пред грозою, боязни, доходящей до странностей. Один педагог ветеран, строгий и стойких правил, до того боялся грозы, что нарочно устроил себе спальню во внутренней, совершенно темной комнате, куда и уходил он стремительно при первом ударе грома, ложился в постель и укрывал голову подушками. В таком положении оставался он во все время грозы.

Воспитание может смягчить и даже совершенно уничтожить наследственную боязнь. Припомним слова Луи - Филиппа: „Я был мальчик слабый, ленивый и трус: боялся мышей. Она (его воспитательница г-жа де - Жанлис) сделала из меня довольно смелого и храброго человека". Вся тайна этого воспитания заключалась в двух словах—систематичность и строгость.

В чем же состоит строгость воспитания, не в наказаниях ли?

 

 

Share this post


Link to post

Наказания, награды, похвалы, порицания, ласки.

 

Не преставай младенца наказывати;

аще бо жезлом биеши его,

не умрет (имя того).

Ты бо побиеши его жезлом,

душу же его избавиши от смерти.

(Кн Притч. Соломона. гл. XXIII. 13—14).

Наше старое воспитание, которое изложено в Домострое и которое до сего времени имеет силу в крестьянском быту, опирается на наказании, не в смысле древнем - поучения, а в смысле нанесения боли телесной. В Домострое дословно приводятся слова из книги премудрости Иисуса, сына Сирахова, а в книге премудрости Иисуса, сына Сирахова, говорит ся так: „Любяй сына своего участить ему раны, да возвеселится в последняя своя. Наказуяй сына своего насладится о нем, и посреде знаемых о нем похвалится. Учай сына своего раздражить врага, и перед други о нем возрадуется.

Умре отец его, и аки неумре: подобна бо себе остави по себе". (гл. XXX. 1—5).

„Угождаяй сыну обяжет струпы его, и о всяком вопли, возмятется утроба его. Конь неукрощет свиреп бывает, и сын самовольный продерз будет. Ласкай чадо,—и устрашит тя, играй с ним,—и опечалит тя. Не смейся с ним, да не поболиши о нем, и напоследок стиснеши зубы твоя. Не даждь ему власти с юности и не презри неведение его. Сляцы выю его с юности и сокруши ребра его, дондеже млад есть,да не когда ожестев, не покоритися" (гл. XXX, 7—13).

Соломон в книге притчей также советует наказывать младенца: „Безумие висит на сердце юнаго, жезл же и наказанъе далече (отгонит) от него" (гл. XXII, 16). „Не преставай младенца наказывати: аще бо жезлом биеши его, не умрет (от него). Ты бо побиеши его жезлом, душу же его избавиши от смерти" (XXIII, 13 — 14).

Не только древняя педагогика, но и позднейшая сильно стояла за розгу и вообще за наказание телесное. Тротцендорф (1490—1556) в третьем школьном законе, в числе наказаний указывает розгу. И Лютер не хвалит родителей, щадящих тело своих учеников. Лютер, называвший Соломона истинноцарственных школьным учителем, так говорит. „Но ложная кровная любовь (Naturliebe) ослепляет родителей, так что они более щадят тело (das Fleisch) своих детей, чем душу".

Мы очень хорошо помним беседу нашу за границей с германскими педагогами в 1862 году. Они с похвалою отзывались о проекте устава гимназии, составленном при министре народного просвещения А. В. Головнине, но решительно все были против отмены телесного наказания. По их мнению, так как дети имеют душу и тело, то, действуя на душу, не нужно забывать и тело, и от времени до времени закреплять нравственные внушения телесною болью, иначе придется многих выгонять из учебных заведений. К сожалению, опасение германских педагогов оправдались: розги изгнаны из наших гимназий, но в то же время изгонялись целыми десятками ученики, даже младших классов, так что родитедям пришлось жалеть об изгнании розги. Мы лично так много видели злоупотреблений при употреблении телесного наказания в школах, что решительно стояли за уничтожение этого наказания в учебных заведениях и теперь стоим. Исключение учеников десятками, имевшие место в последние 20 лет, мы приписываем не уничтожению телесного наказания, а другим причинам, о которых когда нибудь поговорим отдельно.

Читать полностью:

Share this post


Link to post

Подросток

 

Из книги священника Павла Гумерова , изданной Сретенским монастырем в 2008 г.

podrostok.jpg

Сразу скажу, что у меня пока нет детей-подростков. И некоторое время я думал, имею ли моральное право писать на эту тему. Но то, что мне хочется рассказать, вовсе не мысли опытного родителя, а взгляд под другим углом, в чем-то даже изнутри проблемы, ибо сам я в душе остаюсь молодым, и переходный возраст у меня весьма затянулся. Еще в 20 лет я до хрипоты спорил с родителями, отстаивая свою «независимость», за что мне сейчас очень стыдно. Хочу также поделиться кое-какими наработками в области общения с подростками, так как приходилось заниматься с молодежью в школьной образовательной системе.

Я рос в священнической семье. Мой брат тоже стал священнослужителем, сестра окончила Свято-Димитриевское училище сестер милосердия. Про некоторые эпизоды детства и юности тоже хотелось бы поведать.

 

Говорят, что детей надо воспитывать, пока они лежат поперек лавки, то есть когда они еще маленькие. Если мы хотим дать ребенку «разумное, доброе, вечное», нужно делать это до подросткового возраста. Потом будет все сложнее и сложнее. Некоторые родители впадают в отчаяние, что дети перестают слушаться, отходят от Церкви. Это не означает, что все, что они делали до этого, бесполезно. Ни одно слово, сказанное с любовью, для пользы ребенка, не проходит бесследно. Нельзя ждать всего и сразу. Та молитва, которую мы выучили с сыном или дочерью, та хорошая книга, которую прочли, может вспомниться потом, уберечь от падения.

То, что в отрочестве у меня вызывало протест против родителей, вспоминалось потом, когда я стал взрослым, женатым человеком, с благодарностью. А когда появились свои дети, родительские советы очень пригодились.

Период подростковый и так называемый переходный возраст — наверное, самая сложная пора в жизни человека. Вспоминаешь, как мы чудили, и становится жалко наших родителей. Общее правило в этот период такое: если отроку было хорошо в родительском доме, радостно, тепло, если его любили по-настоящему, то это поможет ему, когда наступит период кризиса, отчуждения, протеста, и он обязательно вернется в отеческий дом. И в прямом, и в переносном смысле.

В огромном большинстве случаев подростки уходят из дома, принимают наркотики, нюхают клей, потому что в их родном доме не все в порядке. И часто грязная улица, подвал с наркотой для них — способ убежать из еще более тяжелой атмосферы, которая царит в их семье.

Кризис переходного возраста можно назвать «синдромом блудного сына». Я думаю, что каждый культурный человек знает этот евангельский сюжет. Но все же вкратце его напомню. Сын, попросив у отца положенную ему часть имения, ушел из родного дома на «страну далече» и вскоре расточил все деньги, живя блудно. Погибая от голода, он вспомнил, как хорошо ему было в родительском доме, и вернулся, прося у отца прощения. Отец обрадовался, принял его и восстановил в прежнем достоинстве. Потому что сын всегда сын, даже если он блудный.

Это искушение переживают в той или иной степени почти все подростки. Человек хочет быть взрослым, самостоятельным, независимым, но не имеет для того еще ни физических, ни духовных сил. Вспомним, что послужило возвращению сына: воспоминания о том, как хорошо было в оставленном доме, и раскаяние в содеянном. Тепло родного очага, воспоминания детства, любовь родителей всегда будут для нас путеводным маяком, который светит в мире протеста и подросткового бунта.

Один педагог сказал, что переходный возраст — время родительских слез, молитв и раскаяния за те ошибки, которые они совершили при воспитании. Роль родителей и педагогов в подростковый период, как подчеркивает В.В.Зеньковский, безмолвна, с молитвой и обетами внутреннего делания, которые дают взрослые за мятежную душу[1].

Родительские наставления следует применять лишь в крайних случаях, когда душе или жизни подростка угрожает реальная опасность. В этот период родители должны постараться установить с ребенком доверительно-дружеские отношения, войти к нему в доверие. Известно, что переходный возраст — время свержения идеалов и авторитетов, особенно родительских.

Но часто «предки» сами виноваты в этом, не желая знать и вникать в то, чем живет молодежь, и огульно все это отрицая.

Мы с вами уже говорили о том, что необходимо формировать вкус детей в отношении книг, песен, фильмов и вообще искусства. Это все должно быть сделано до отрочества. Я до сих пор слушаю песни и читаю книги, которые мне рекомендовали родители. Говоря о современной массовой культуре, родители должны не просто называть все это бесовщиной, а знать ее и выбрать из нее то, что приемлемо. Очень сложно представить подростка, который слушает в наушниках симфонию Бетховена. Из авторской, бардовской песни (кстати, она до сих пор популярна среди молодежи) можно выбрать достойные образцы. Даже в рок-музыке все очень разнородно. И там есть верующие люди с очень хорошими песнями. Многие песни Константина Кинчева, Юрия Шевчука, других музыкантов заставляют задуматься о главных вопросах, призывают любить Родину. У группы «Любэ» очень много душевного, патриотического. Это все можно узнать и донести до подростка.

Музыка, песни могут оказывать влияние на формирование характера. Недаром сказано: «Нам песня строить и жить помогает». Одно дело, когда сын слушает: «Муси-муси, пуси-пуси, миленький мой», а совсем другое — когда для него звучат мужественные, мужские песни. Сейчас, к сожалению, вообще время господства так называемой попсы, когда теле- и радиоэфир заполнены безвкусными проектами типа «Фабрики звезд». И попса отличается от настоящей песни так же, как жевательная резинка отличается от настоящей пищи. Жуешь, жуешь, а насыщения не наступает.

Есть такая шутка: если пьянку нельзя предотвратить, ее нужно возглавить. В нашем случае речь не о распитии напитков, а о корректном направлении стремлений и увлечений отрока. Отрицая то, что близко молодому человеку, мы вряд ли приобретем в его глазах авторитет, скорее наоборот.

Христианство не всегда полностью уничтожало языческие праздники, но иногда наполняло их новым смыслом. Подростков сложно заставить читать «Добротолюбие», творения святых отцов. Но им можно давать хорошие классические книги, в которых говорится о христианстве. Например, «Камо грядеши» Г.Сенкевича, сочинения Н.С.Лескова, И.С.Шмелева, «Князь Серебряный» А.К.Толстого да много еще всего. Эти книги могут стать учебниками мужества и благочестия.

Молодежь сейчас мало читает. Как-то мы спросили мальчика, который помогает у нас в алтаре: «Что сейчас читают подростки?» И он сказал: «Ну, я вообще ничего не читаю, а ребята читают “Ночной дозор”, “Дневной дозор”, “Властелин колец”». То есть читают те книги, по которым были сняты фильмы. Фильм вызвал интерес к чтению. Раньше было наоборот. Сначала читали, а потом шли в кино. Родители, исходя из собственного опыта или советуясь с людьми знающими, могут подсказать, посоветовать детям, что смотреть. Все-таки снято и снимается очень много, и выбор, конечно, есть. Одними запретами ничего не добьешься, нужно что-то предложить взамен. Не следует думать, что подростку не нужно общение с родителями. Ему это необходимо. Просто отношения немного меняются: из дидактическо-педагогических они должны стать более дружескими. То, что подростки говорят о родителях, — это напускное и наносное, в глубине души они тянутся к ним, хотят, чтобы родители были самыми лучшими. Попробуй что-нибудь сказать плохое при отроке об отце — можно и промеж глаз получить.

Роль папы в воспитании весьма велика. У каждого отца есть чему научить, чем заняться с чадом. Рыбалка, занятия спортом, походы, полезные навыки, даже просто интересные рассказы о молодости очень интересны детям. Мужчину из мальчика может сделать только отец.

Сейчас в молодежной одежде моден стиль «унисекс». Это мешковатые штаны, грубые ботинки у девочек и какие-нибудь девчоночьи штаны у мальчиков. Переводится это как смешение полов, унификация. Преобладает этот стиль не только в одежде, но и в поведении молодежи. Мужчины перестают быть мужественными, а девушки — женственными. Один батюшка сказал, что половое воспитание, просвещение — вещь очень хорошая, но вестись оно должно именно как половое воспитание, то есть воспитание полов: юношей воспитывать как будущих мужчин, а девушек — как будущих женщин, матерей. И это воспитание родители должны начинать с себя. Уже своим внешним видом, одеждой, прической они должны давать пример детям. Есть мнение, что мальчики подсознательно выбирают будущих жен, руководствуясь идеалом своей матери. И если мать являет идеал настоящей женщины, она может быть спокойна за будущую невестку.

Воспитание мужчин и женщин должно начинаться еще до подросткового возраста. Говорить ребенку, что он уже взрослый, сильный и ответственный, можно в любой период.

Теперь об интимно-половом воспитании. Объяснить ребенку, откуда берутся дети, имеют право только родители, это их обязанность. Поэтому если в вашей школе захотят ввести уроки секспросвета, бейте тревогу. Разговаривайте с начальством, требуйте ввести альтернативные уроки, вообще их не посещать. В крайнем случае переводите детей в другую школу. Но нельзя отдавать детей растлителям. Родительские объяснения в этой сфере должны носить предельно сухой, лаконичный характер.

В послеперестроечное время, когда стали появляться статьи в журналах и газетах на тему полового воспитания, прочел как-то разумную вещь: зачем так усиленно обсуждать то, о чем не задумывается ни один осел; в человеке от природы заложен инстинкт размножения, и когда нужно будет, он все сделает правильно.

Сейчас в школьную программу включен предмет ОБЖ («Основы безопасности жизнедеятельности»). Не знаю, как его преподают, однако сама идея неплохая. Но хорошо, когда ребята получают эти знания и от родителей. Отец может объяснить, как действовать в сложных ситуациях. Во время прогулки в лесу рассказать, как определять стороны света, как движется солнце, чтобы не заблудиться, показать, как правильно разжигать костер, ставить палатку. Обязательно научите ребенка плавать. Очень хорошо научить его чинить машину. Хотя это становится все труднее и труднее. Наш век прогресса и компьютеризации создает иллюзию комфорта и защищенности. К примеру, мчишься на автомобиле, тепло, светло, звучит приятная музыка. Кажется, что ты хозяин земли, покоритель времени и пространства. Но вот глохнет мотор, и сразу иллюзия заканчивается. И, как поется в песне Высоцкого, «назад пятьсот — вперед пятьсот, сигналим зря, пурга, и некому помочь». Тут приходится рассчитывать только на Бога и собственную подготовленность к данной ситуации. И не нужно думать, что аварии и взрывы бывают только в России. Просто русский человек лучше подготовлен, он постоянно живет в условиях экстремальной ситуации. Когда недавно в Америке произошло крупное отключение электричества, для людей это было великим потрясением, для многих — даже роковым. А для нас — дело обычное.

 

Share this post


Link to post

Что чувствует мама ребенка-инвалида?

Основной груз по уходу за ребенком-инвалидом чаще всего ложится на его мать. Именно от ее линии поведения, мужества, выдержки, уравновешенности зависит и судьба малыша, и общая атмосфера в семье. Видя свою маму бодрой и веселой, многие малыши способны научиться радоваться жизни даже в том непростом положении, в котором им суждено пребывать всю жизнь.

 

Осознание горького факта, что твой ребенок тяжело болен и что это может быть навсегда, невероятно болезненно и мучительно. Поэтому нередки и деструктивные настроения, и не совсем здоровые эмоции, которые способны привести к деформации личности матери, а в итоге — к дестабилизации обстановки в семье вплоть до ее разрушения.

 

При этом возможна (особенно поначалу) настоящая буря чувств, где наличествуют самые разнообразные настроения и эмоции, которые одинаково вредны и матери ребенка, и больному малышу, и окружающим. Вот несколько самых распространенных нездоровых психологических установок.

 

 

Неприятие ситуации: «Почему это случилось именно со мной? За что? Я не хочу! Я не могу!» — внутренний бунт, вследствие которого женщина впадает в болезненный эгоизм, где нет места любви и жалости к больному малышу. Такое отношение может оттолкнуть родных, а также повлечь за собой непродуманные шаги, о которых потом придется жалеть всю жизнь.

 

Поиск виноватых: «Это все наследственность мужа, у них кровь «гнилая», прадед был алкоголиком и пр.» — попытка снять с себя ответственность за жизнь больного ребенка. Такая позиция приводит к конфронтации между членами семьи, что еще больше усложняет ситуацию и фактически исключает взаимодействие и сотрудничество.

 

Перенос вины на ребенка: «Если бы он старался, был бы здоровее»; «На него столько денег тратишь, а он все делает назло». Приводит к конфронтации с ребенком и его изоляции в семье, вследствие чего ухудшается физическое и психическое состояние малыша.

 

Ложный стыд: «Это так стыдно, что у меня «ненормальный» ребенок. Нельзя «нагружать» им окружающих». Отчасти он вызван отсутствием в нашей стране традиций полноценной интеграции инвалидов в социум, что особенно опасно для больного, так как он рискует остаться оторванным от сверстников и общества.

 

Комплекс вины: «Это я виновата в том, что ребенок родился на свет, чтобы мучиться и страдать. Мой долг — искупить вину». Может проявиться в гиперопеке малыша, чрезмерном потакании капризам больного ребенка. В этом случае велика вероятность того, что ребенок вырастет психологическим монстром, а это неизбежно усилит его социальную дезадаптацию и усугубит страдания.

 

Самоуничижительные настроения: «Мне всегда не везет. У такой никчемной личности, как я, и не мог родиться нормальный ребенок. У меня все не как у людей» — проявление застаревших комплексов. Такая установка несовместима с конструктивным поведением и не ведет к улучшению ситуации.

 

Синдром жертвы: «Моя жизнь закончена, радости не для меня. До конца моих дней мне придется нести этот крест» — общая склонность к тому, чтобы «пострадать», демонстративность поведения; неумение разглядеть в ребенке существо, способное приносить радость, достойное привязанности и любви.

 

Мания «отличия»: «Мы не такие, как все, у нас особая жизнь, особые обстоятельства» — эгоцентризм, компенсаторная реакция от подсознательного «мы хуже других» к противоположному «мы — особенные, т.е. лучше других». Такие настроения могут привести к изоляции от общества, исключают помощь и поддержку со стороны других людей.

 

Потребительские настроения: «У нас беда. Нам все должны (сочувствовать, помогать, выделять пособия, во всем идти навстречу)» могут повлечь за собой привычку постоянно драматизировать положение, доказывая себе, окружающим и ребенку, что его состояние только ухудшается и пр. Исключают конструктивное поведение матери и полноценную социализацию больного ребенка. Подсозна­тельно мать может иметь установку: «Чем хуже, тем лучше».

 

«Убийственная» жалость: «Ай, бедненький, несчастненький беспомощный малыш, без меня он погибнет». Вызвана желанием самоутвердиться за счет больного ребенка, возвести уход за ним в единственную жизненную цель. Собственная значимость измеряется степенью нужности инвалиду. Как и в предыдущем случае, мать подсознательно не заинтересована в улучшении состояния ребенка, в его социализации, привитии ему навыков самообслуживания и самостоятельности.

 

Иногда достаточно поймать себя на ложных установках, чтобы задействовать самоконтроль и искоренить их из своей души. Бывает и так, что нужно часами обсуждать проблему с кем-то из близких, а порой никак не обойтись без помощи психолога и невропатолога. Каждое определенное заболевание ребенка-инвалида требует специфического ухода, а также специальных знаний и умений. Но что касается психологии и общих правил поведения, есть возможность дать несколько универсальных рекомендаций.

 

Конструктивный путь

Выделим вначале два основных направления, которые должны подчинить себе всю жизнь и все действия родителей ребенка-инвалида в обозримом будущем и способствовать сохранению и укреплению семьи. 1. Обеспечить малыша-инвалида грамотным уходом, включающим в себя элементы развития; максимально возможно привить ему навыки самообслуживания; способствовать социализации его в обществе. 2. Поддерживать здоровую психологическую атмосферу в семье; не обделять вниманием и любовью друг друга, а также других детей и членов семьи; стремиться к тому, чтобы у всех членов семьи была возможность саморазвития и полноценной жизни.

 

На первый взгляд может показаться, что это то же самое, что бежать в разные стороны. Однако эти направления так тесно взаимосвязаны между собой, что их полноценная реализация возможна только в комплексе. Незавидной будет участь ребенка-инвалида, если в семье будет напряженная драматическая обстановка, издерганные родители, недосмотренные младшие или старшие дети, обделенные вниманием и теплом старики. Лишенные внимания и любви другие члены семьи либо вовсе уходят из нее, либо начинают утешаться не совсем здоровыми способами (выпивка у мужчин, наркотики у подростков, уход в болезнь у стариков). В такой же мере проблематичной видится возможность здоровой семейной жизни и в том случае, если ребенок-инвалид искусственно изолирован в четырех стенах, а вся семья ограничена из-за него в передвижениях и контактах с окружающими.

 

На бытовом уровне объектом осуждения всегда является мужчина, оставляющий семью, в которой есть ребенок-инвалид. Однако часть вины за развод, как правило, лежит и на женщине, которая вовремя не сумела понять, что истинная забота о больном ребенке — это сохранение для него прочной здоровой семьи, в которой есть место радости и взаимной любви.

 

Примите ситуацию как данность, смиритесь с нею, не думайте о том, как и почему это случилось, размышляйте о том, как с этим жить дальше. Помните, что все ваши страхи и «черные мысли» ребенок чувствует на интуитивном уровне. Поэтому если вы не хотите, чтобы ваш малыш рос нервным, издерганным, мрачным, постарайтесь найти в себе силы с оптимизмом смотреть в будущее.

 

Бори­тесь с депрессивными настроениями. Постарай­тесь укрепить нервную систему. Бори­тесь с соблазном облегчать себе жизнь курением и алкоголем, которые создают лишь иллюзию успокоения. Будьте осторожны с антидепрессантами, так как сонливость и расслабленность, которые они могут вызывать, противопоказаны при уходе за тяжелобольным. Зато подойдут всякого рода легкие успокоительные на травяной основе. Помогут прогулки перед сном, легкая утренняя зарядка, контрастный душ, обливание холодной (или не очень) водой. И помните: чем жестче режим дня, тем меньше в нем места растерянности и унынию.

 

Проследите за тем, что укрепляет ваш дух (молитва, разговор с человеком, которого вы уважаете, расслабляющие упражнения, хорошая книга), а что просто повышает настроение (сладости, общение с подругой, прогулка по магазинам). Не пренебрегайте ни тем, ни другим: пусть в вашей жизни найдется место и высоким чувствам, и маленьким радостям. Помните, что, занимаясь собой, вы работаете на укрепление семьи, проявляете заботу о близких, которым вы нужны мужественной и бодрой.

 

Постарайтесь снизить «градус драматизма» в связи со сложившейся ситуацией. Сделайте все возможное, чтобы уход за больным ребенком был просто частью общесемейной жизни, а не «крестом», «служением» или смыслом жизни.

 

На семейном совете обсудите планы на ближайшее будущее. Попытайтесь найти оптимальный вариант с учетом разных факторов. Не хватайтесь за самый простой: папа зарабатывает деньги, а мама сидит дома и ухаживает за ребенком. Женщина, исключая себя из активной социальной жизни, может начать испытывать сильнейший психологический дискомфорт вплоть до серьезных психических расстройств. Ищите более гибкие варианты с неполным рабочим днем, приходящими по графику бабушками, сиделкой на ограниченное время и пр. При этом стремитесь высвободить время не только для работы, но и для того, чтобы больше бывать наедине с мужем и другими детьми.

 

Обязательно привлекайте отца к уходу за больным малышом. Не становитесь незаменимой, не отодвигайте отца от общесемейных забот. «Не нагружая» его проблемами ребенка-инвалида, вы окажете медвежью услугу и отцу, и ребенку, ведь им так важно сформировать отношения, научиться любить друг друга. Если в семье есть еще дети, то их также нужно привлекать к помощи по уходу за больным ребенком. Вместе с тем это не должно препятствовать их полноценному общению со сверстниками. Не стоит также постоянно объяснять, что из-за наличия инвалида семья многого не может себе позволить — в душе детей может поселиться мысль: «Лучше б его не было». А ведь именно с кем-то из братьев или сестер впоследствии, может быть, придется жить инвалиду. Чтобы между ними сформировались теплые отношения, учите их быть взаимно полезными друг другу.

 

Ищите «друзей по несчастью» в Интернете, в больнице, где наблюдается ваш малыш, санатории, в котором вам посчастливилось отдыхать и пр. Обменивайтесь адресами, способами ухода, ищите возможность встречаться, дружить семьями, организуйте клуб. Это важно не только для вас, но и для ребенка, которому вы можете оказать услугу на всю жизнь, найдя для него друзей или (что очень часто бывает!) спутника жизни. Подыскивайте литературу, посвященную заболеванию вашего ребенка, постарайтесь стать если не «специалистом» в этой области, то уж во всяком случае грамотным партнером лечащего врача.

 

Помните, что далеко не все зависит от наличия средств на лечение ребенка. Иногда относительно недорогие лекарственные средства, грамотный уход, любовь, забота, организованность и настойчивость дают лучший эффект, чем самые дорогостоящие препараты и методы лечения.

 

Не забывайте, чем самостоятельнее будет малыш, тем легче ему будет жить. Стимулируйте его приспособительную активность; помогайте в поиске своих скрытых возможностей; развивайте умения и навыки по самообслуживанию.

 

Проанализируйте количество запретов, с которыми сталкивается ваш больной ребенок. Продумайте, все ли они обоснованны, нет ли возможности сократить ограничения, лишний раз проконсультируйтесь с врачом. Если состояние больного улучшается, следите, чтобы это влекло за собой уменьшение запретов и увеличение нагрузок. Если состояние ребенка хоть чуть-чуть это позволяет, придумайте ему простенькие домашние обязанности, постарайтесь научить ребенка заботиться о других.

 

Помните, что будущее вашего малыша во многом зависит от того, насколько он социализирован, адаптирован в обществе. Делайте все возможное, чтобы он привык находиться среди людей и при этом не концентрировался на себе, умел и любил общаться, мог попросить о помощи.

 

Старайтесь чувствовать себя спокойно и уверенно с ребенком-инвалидом на людях. Привыкайте великодушно прощать окружающим некоторую бестактность — очень часто внимание к вам продиктовано искренним сочувствием, а не праздным любопытством. Доброжелательно реагируйте на проявления интереса со стороны посторонних, не отталкивайте их от себя надрывными жалобами, раздражением, проявлением озлобления. Спокойно ответив на возможные вопросы, постарайтесь перевести разговор на нейтральные темы. Если ребенок переймет от вас подобный стиль общения с окружающими, его шансы найти себе друзей резко возрастут. Следите за тем, не пытается ли ваш малыш на людях играть роль «хорошего ребенка», что нередко присуще детям-инвалидам, которые пытаются правильным поведением компенсировать то, что они не такие. Это может повлечь за собой истерики и капризы дома. Постарайтесь научить его быть самим собой — и дома, и на людях. Чем раньше малыш начнет общаться с другими детьми, тем больше шансов, что он сможет вести себя как «обыкновенный». Поэтому если есть выбор, в какую школу отдавать ребенка, — специализированную или общую, — то попытайтесь определить его в обычную школу.

Иточник

Анна ЯЦЕНКО, Мария КИРИЛЕНКО

Share this post


Link to post

Если ребенок грубит родителям

Автор: Татьяна Шишова

 

– Дома ребенок грубит, а перед друзьями пресмыкается. Как мне объяснить ему, что это неправильно? Я пыталась, но он не понимает…

– Вряд ли дело тут в непонятливости. Обычно дети рано понимают, что взрослым грубить нельзя. Но далеко не всегда считают нужным сдерживаться. И когда взрослые не пресекают попытки хамства, это входит у ребенка в привычку. Бороться с детским хамством довольно просто: надо только проявлять последовательность и решительность. «Грубиян не получает ничего, с ним перестают общаться, перестают ему что-либо делать, покупать и прочее», — если эти правила соблюдаются в семье неукоснительно, ребенок быстро осваивает нормы приличия.

А вот с «пресмыканием» перед сверстниками дело обстоит сложнее, ведь именно тут, что называется, собака зарыта.

110820m.jpg

В данном случае грубость – это следствие, реакция на травмирующие события. Он срывает зло на тех, кого не боится. Разве у взрослых людей такого не бывает? Да сплошь и рядом.

Проблема в другом. В том, что ребенок боится быть отвергнутым сверстниками, а потому готов на любые унижения, лишь бы с ним продолжали играть. Такое поведение способствует развитию мазохизма, и взрослым следует разобраться, в чем причина трудности ребенка. Если он тяжело сходится с людьми, надо помочь ему приобрести навыки общения. Если это просто друзья такие властные, что он попал к ним в рабскую зависимость, постарайтесь сдружить его с другими ребятами. А часто бывает, что ребенку дома холодно, тягостно, и в друзьях он видит отдушину. Тогда не стоит искать соринку в чужом глазу, а лучше дать ему побольше тепла и ласки.

Share this post


Link to post

Ребенок не слушается. Что делать?

Автор: Татьяна Шишова

 

- Не знаю, что делать: сын совершенно не слушается. Запретов для него не существует, никакое наказание не действует. Если он так себя ведет сейчас, когда ему десять лет, то что будет дальше? Я с ужасом жду подросткового возраста.

101023m.jpg

- Опасения матери оправданны: в подростковом возрасте "трудные" дети становятся еще "труднее". И исправлять положение надо сейчас, когда ребенок еще очень зависим от родителей.

Хочу сразу сказать: не бывает такого, чтобы НИКАКОЕ наказание на ребенка не действовало. Но иллюзия "непробиваемости" создается достаточно часто, и взрослые бывают искренне уверены, что сын или дочь у них какие-то особенные, "неподдающиеся".

Отчего это бывает? Во-первых, наказание выбирается неправильно. Ведь чтобы воздействовать на ребенка, оно должно быть ощутимым. Скажем, надо лишить провинившегося сына каких-то развлечений. Но лишать его любимой игры на компьютере родителям жалко (да и он слишком яростно протестует), и они запрещают ему смотреть мультики. А он без мультиков вполне может обойтись. В результате наказание своей цели не достигает, зато у мальчика создается впечатление, что ему все нипочем. И в следующий раз он проявит еще большее своеволие.

Во-вторых, даже при правильном выборе наказания взрослые могут "не дотянуть", дать слабину. Либо испугавшись истерик, либо поддавшись вполне естественному чувству жалости. Но, увы, такая жалость в конечном итоге идет ребенку во вред, ведь он опять-таки убеждается в своем превосходстве над взрослыми и распоясывается еще больше. А это, как говорится, чревато… В какой-то момент, если родители не смогут остановить свое чадо, его в буквальном смысле слова остановит милиция. Одна моя знакомая никак не хотела этого понять, пока сын не угнал мотоцикл и перед ним не замаячила перспектива колонии. Так что, жалея ребенка, лучше довести воспитательный процесс до конца. Поверьте, это совсем не так тяжело, как кажется. Главное - проявлять последовательность.

Share this post


Link to post

Подростковый возраст: "Это носить не буду!"

Автор: Татьяна Шишова

 

Часто слышишь: "Моя дочь стала ужасно привередлива в одежде. Еще год назад у нас с этим не было проблем, но когда ей исполнилось двенадцать, девочку будто подменили. Что ни куплю - все не то, не так. Не знаю, что и делать…"

Переходный возраст недаром называется трудным. Он труден и для детей, и для родителей, которым зачастую очень непросто изменить стереотипы своих взаимоотношений с ребенком.

100821m.jpg

Что мы видим в данном случае? Мама явно привыкла сама выбирать одежду для дочери, и до недавнего времени дочь спокойно с этим мирилась. Но с наступлением переходного возраста у детей (особенно у девочек), во-первых, резко повышается интерес к собственной внешности, а во-вторых - и это, пожалуй, главное, - усиливается зависимость от мнения сверстников.

 

Проявляться эта зависимость начинает именно в выборе одежды. В подростковом коллективе складываются свои представления о моде, зачастую не совпадающие с представлениями родителей. И боязнь выглядеть смешными в глазах сверстников порой перевешивает здравый смысл, так что ребенок наряжается как чучело, но считает, что он одет красиво и модно, поскольку так ходят ребята в классе. Естественно, с подобными "закидонами" мириться не стоит. Прежде всего потому, что, перенимая вызывающий, "хипповый" облик, подросток может постепенно перенять и "хипповый" образ жизни, составной частью которого, к сожалению, являются наркотики.

 

Но если ничем таким пока не пахнет, следует отнестись к изменению вкусов дочки с пониманием. Пусть выбирает одежду сама, а вы старайтесь тактично подсказать, что ей больше к лицу. В данном случае важно не подавить инициативу девочки, которая постепенно начинает входить в роль юной девушки и ищет свой облик. Но и на самотек дело пускать, конечно, тоже не стоит, поскольку задача матери - помочь своей взрослеющей дочери в этих поисках с тем, чтобы подчеркнуть достоинства ее внешности и приглушить недостатки.

Share this post


Link to post

Батарейки для мамы

Обычный мой день: вскочила, разбудила старшего, покормила, отправила в школу. Проснулась младшая, покормила, помыла, поиграла, укачала, приготовила обед, убралась. Встретила старшего из школы, покормила, усадила делать уроки, помыла посуду. Проснулась младшая, покормила, помыла, поиграла. Пришел папа с работы, покормила, помыла посуду, искупала детей, уложила спать, рухнула…

mama01.jpg
— Мама, почитай молитовку.

Наспех читаю «Отче наш», хочется поскорее добраться до подушки и заснуть.

— Нет, ты длинную почитай.

Сил нет. Молюсь сидя, еле разлепляя глаза. Где былое рвение, когда держала на руках мечущееся от жара тельце, и казалось, что сама жизнь висит на волоске, что она сосредоточилась в маленькой черной книжечке, и только сила твоей молитвы удерживает ее. Тогда ты молилась взахлеб, убеждаясь, что каждое слово молитвы — про тебя. «Спаси сына рабы Твоея!». Он спас. А ты? В Евангелии от Луки сказано: только один вернулся, чтобы поблагодарить. Вот и ты бредешь в числе тех девяти прочих. Молишься сидя, путая слова, читая утреннее правило вместо вечернего. Посуду моешь — стоя, а с Господом поговорить — спина болит...

Сын любит, когда я читаю Псалтирь. Начинает задавать вопросы. Отмахиваюсь — все вопросы потом, а то и шиплю — не мешай. Мама молится. Засыпает, не дождавшись ответа. Поздно приходит понимание, что сейчас, когда отмахиваюсь, не хочу отвечать, прячусь за усталостью и нехваткой времени, теряю что-то очень важное. Понимаю сегодня, а завтра снова отмахиваюсь. Уходит время, в следующий раз уже не спросит.

 

Как раньше он просил: «Мама, поедем в храм!» По всему было видно, чувствовал себя там, как дома. Бывало, начинал громко разговаривать, рвался в алтарь, задувал свечи, шел через весь храм за святой водой, или, забравшись на солею, начинал «регентовать» и класть земные поклоны. Тогда хотелось сгореть от стыда, хотя замечания никто не делал, приходилось выходить из храма и внушать чаду, чтобы стоял тихонечко, как другие дети, и никому не мешал.

Со временем он понял, как нужно вести себя в храме, хотя крылья за спиной не выросли, и бывает, что замечания делать приходится. Но теперь уже я упрашиваю его поехать со мной в храм. Уговариваю. Обещаю что-то. Иногда удается уговорить. Иногда — нет…

Вспоминаю, как еще с маленьким читали на Страстной Седмице Евангелие для детей. Увидев распятие, расплакался:

— Поехали спасать Господа!

Как учили с ним «Отче Наш», и он запомнил:

— Господи, дай нам хлеба!

Как во время проникновенной проповеди, когда все в благоговейной тишине внимали словам батюшки, на весь храм заявил:

— Мама, мням-мням!

Как спрашивал, с какого возраста нужно исповедоваться, и, узнав, что с семи лет, расстроился:

— Мне сейчас нужно. Я столько всего согрешил!

Как однажды перед самым выходом ударил сестренку, и, придя в храм, встал спиной к алтарю и сказал:

— Мне больно смотреть в глаза Господу.

Как готовился к первой исповеди — в том самом храме, где просила когда-то о рождении сына, где его крестили и где он принял первое Причастие. И каким счастливым был, когда батюшка читал над ним разрешительную молитву.

Прежний настоятель любил детей — боковой придел при нем всегда был полон малышней, пол усыпан машинками и прочей игровой техникой, и пока шла служба, дети разных возрастов шумно возились под приглядом родителей. И никому не мешали молиться. Новый батюшка возню прекратил. Старшие дети теперь ожидают Причастия на улице, туда же выпроваживают и мам с грудничками. Что и говорить, детей в храме почти не стало. Мы здесь тоже бываем редко — когда гостим у мамы, но почти всегда идем в храм. Нельзя упустить такое счастье — дойти до храма пешком.

С нашей окраины до храма нужно ехать с двумя пересадками. Есть, конечно, и ближе, но там народа — не протолкнешься. Летом можно службу послушать — окна открыты. Зимой ничего не слышно. Топчешься с детьми возле храма, чтобы не замерзнуть. Для них это — обычная прогулка. К Причастию — как на штурм. Как на баррикаду. Ребенок — знамя. Простите, пропустите, расступитесь, дайте дойти до Чаши…Слава богу, причастились, ко Кресту уже не пойдем толкаться. Поэтому лучше с двумя детьми с двумя пересадками, но в большой храм. Поеду завтра. Завтра — воскресенье.

Сажаю младшую посажу в санки-коляску, которые отказываются ехать по асфальту в очищенном от снега центре города. Пусть. Все равно поеду. Приехали. В храме жарко, людно, скамейки заняты, нужно раздеть детей, держа на руках младшую, усадить старшего писать записки, обязательно купить ему свечи, помочь ему их поставить, потом найти место, где покормить младшую, попытаться понять, куда успел подеваться старший — вдруг вышел из храма и потерялся? К исповеди подходишь без единой мысли в голове. Все расползается, как старое рваное одеяло. В такие минуты решаешь, что, наверное, тебе в храм не нужно ездить, пока дети маленькие. А еще лучше в следующий раз оставить их дома, а заодно отложить все домашние заботы, чтобы как следует подготовиться к Исповеди и Причастию. Спасибо интернету и православным сайтам — каноны и правило ко Причастию можно ночью с мобильного телефона почитать — не нужно включать в комнате свет, и страницами не шуршишь. Но слышишь ответ батюшки: дети важнее. И успокаиваешься. Даст Бог сил вырастить их, даст и возможность помолиться спокойно в храме. После Причастия переполняет радость — как же хорошо, что собрались и все-таки приехали в храм! «Видехом свет истинный» — особая радость от того, что вместе с тобой этот свет увидели и твои дети.

Тут и понимаешь, что в них и есть твое спасение. В служении им сейчас, когда ты им так нужна. Вырастут — будут самостоятельными. А пока ты несешь за них ответственность. Ведь если подумать, то твои дети — и не твои вовсе. В смысле — не твоя собственность. Они не принадлежат тебе. Это дар, данный на время, порученный тебе Богом. Свидетельство любви Господа к тебе. Кем они вырастут, какими людьми станут — за все будешь нести ответ.

Поэтому: встала, накормила, помыла, одела, поиграла, погуляла, помогла сделать уроки, приготовила обед, убралась, помыла посуду, постирала, уложила спать, а перед сном почитала детям сказку и ответила на все-все их вопросы. И дай Бог завтра делать то же самое!

Мудрый старей Паисий говорил, что став матерью, женщина начинает походить на самозаряжающееся устройство: чем больше напрягается в работе, тем больше заряжается. Потому что заряжает эти батарейки любовь.

Анна Владимирова

Священник Владимир Растопшин, настоятель Свято-Троицкого храма с. Ивантеевка, отец пятерых детей:

mama02.jpg

— Пока дети ясельного возраста, матери поневоле приходится ограничивать посещение храма, самой стать как ребенок: сократить время пребывания в храме, а где-то и домашнее правило чуть уменьшить. Тут уж ничего не сделаешь, нужно воспринимать воспитание детей как послушание, данное Богом. По мере роста ребенка необходимо самой увеличивать время, проведенное за богослужением, и увеличивать количество читаемых дома молитв. Нужно расти духовно вместе с ребенком. Как в питании ребенка постепенно переходят с молока на твердую пищу, так и в духовной жизни необходимо не оставаться на одном месте, постоянно идти вперед.

Маме в повседневной жизни необходимо обращаться к Богу и сердцем, и умом. Как писал в своей книге «Что есть духовная жизнь и как на нее настроиться» святитель Феофан, затворник Вышенский: «Надобно Вам все вещи, какие бывают у Вас на глазах, перетолковать в духовном смысле, и это перетолкование так набить в ум, чтобы, когда смотрите на какую вещь, глаз видел вещь чувственную, а ум созерцал истину духовную. Например, видите Вы пятна на белом платье и чувствуете, как неприятно и жалко это встретить. Перетолкуйте это на то, как жалко и неприятно должно быть Господу, Ангелам и святым видеть пятна греховные на душе нашей, убеленной созданием по образу Божию, возрождением в купели крещения или омытием в слезах покаяния. Слышите Вы, что малые дети, оставшись одни, поднимают беготню, шум и гам. Перетолкуйте это на то, какой поднимается шум и гам в душе нашей, когда отходят от нее внимание к Богу со страхом Божиим. Обоняете Вы запах розы или другой какой, и Вам приятно, но, попав на течение дурного запаха, Вы отвращаетесь и зажимаете нос. Перетолкуйте это так: всякая душа издает свой запах: добрая — хороший, страстная — дурной. Ангелы Божии и святые, а нередко и земные праведники обоняют сей запах и о хорошем радуются, о дурном же скорбят. Это я говорю Вам только для примера, а всякая вещь разные может порождать духовные мысли, у одного одни, у другого другие».

Православние Заволжье

Share this post


Link to post

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.
Note: Your post will require moderator approval before it will be visible.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Restore formatting

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.


  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...