Jump to content
Татиана.

Воспитание детей

Recommended Posts

Детство и пост — две вещи несовместные?

Наступают дни Великого поста — особое время покаяния и воздержания. Во многих семьях возникает вопрос: можно и нужно ли поститься детям? Как правильно найти меру постного подвига для своего ребенка? А тут еще множество общераспространенных страхов и мнений о детском посте. Прокомментировать их согласился главный редактор православного молодежного журнала «Наследник» протоиерей Максим Первозванский, отец девятерых детей.

pervozvanskiy.jpg
«Пост — время покаяния, плача о своих грехах. А какие еще могут быть грехи, например, у детей младшего школьного возраста?»

Для детей смысл поста немного в другом, они вряд ли смогут в течение сорока с лишним дней плакать о своих грехах. Для них это скорее просто аскетическая привычка, которая пригодится им в более взрослой жизни. Посещение на первой неделе поста Великого канона преподобного Андрея Критского, Литургии Преждеосвященных Даров, богослужений Страстной седмицы, на которые мы, например, водим детей с младшего школьного возраста, создают в душе ребенка особое настроение. А кроме того, отказ от некоторых игр и развлечений, ограничения в пище создают некий постный фон. Желательно и в домашнее правило ребенка добавить или молитву преподобного Ефрема Сирина, или пение покаянных тропарей «Помилуй нас, Господи, помилуй нас».

 

Ребенок не может непрерывно пребывать в покаянном настроении, это не способен делать даже обычный взрослый без духовной подготовки. Поэтому не следует ждать от ребенка большего, чем он может. Но при этом ребенок, привыкший в течение длительного времени ограничивать себя в еде и развлечениях, со временем гораздо проще и легче подходит к взрослому отношению к посту. Я знаю примеры, когда родители жалели детей до подросткового возраста, ограждали их от поста, а потом, когда человек становился достаточно взрослым, когда он уже мог нормально поститься, у него не было соответствующего навыка, и он вовсе отказывался от поста. Для детей, которые с младенчества подражают родителям в посте, он становится нормой жизни.

«Пост — время сугубого воздержания в пище. Это вредно для молодого растущего организма ребенка и может привести к заболеваниям».

Есть обязательное правило для любого постящегося: пост не должен ухудшать здоровье. Поэтому если у ребенка или у взрослого есть серьезные заболевания, тогда, конечно, со всей строгостью пост соблюдать не надо. Что же касается здоровых детей, то, по общей церковной практике, они не лишаются рыбы в пост, а больным, ослабленным детям можно и молоко давать. Вообще же пост не вреден никому: ни беременным, ни кормящим, ни детям малым. У нас сегодня есть возможность купить рыбу, зелень, в которых есть все необходимые микроэлементы. Нужно просто следить за самочувствием ребенка, как, впрочем, и за своим, потому что пост для человека, а не человек для поста. Если кормящая мать решила поститься, и вдруг у нее пропадает молоко, то, конечно, нужно прекратить поститься. Только обычно оно не пропадает, я таких случаев у здоровых женщин не знаю.

Если человек (маленький или взрослый) начинает поститься впервые, можно потихоньку пробовать свои силы. Один мой знакомый, недавно принявший Крещение, спросил, можно ли ему не есть мясо только на первой седмице. Я ответил: «Твое дело, я же не могу тебя заставить». Затем он спросил, можно ли продолжить и на второй, а с третьей начал соблюдать пост по всем правилам. Вообще, активное вхождение в аскетические подвиги — пост, молитву и т. д., если человек превысит свою меру, приводит не только к потере здоровья, но и к серьезному разочарованию в духовной жизни. Это касается и детей, и молодых людей. У меня было несколько знакомых, которые в девяностые годы уезжали в монастырь на время Великого поста, жили на чердаке, вкушали по пять просфор в день. Два года таких постов, а потом люди просто ушли из Церкви. Усилия огромные, ослабление организма приличное, а духовных результатов не наблюдается. Все нужно делать в меру, нужно помнить, что пост — это не какое-то разовое действие в жизни христианина, что поститься нам всю жизнь до самой смерти. Поэтому мера поста должна быть спокойной и для человека вполне посильной. А существующая церковная практика и для взрослого, и для ребенка вполне посильна.

«Дети, соблюдающие пост, вынуждены отличаться от сверстников, они могут стать изгоями, предметом насмешек».

Мои дети учатся в обычной, не в православной школе, и у них таких проблем не возникало ни разу. По моим наблюдением, давно закончилась эпоха всеобщего равенства, когда все должны быть похожи друг на друга, и если в моде клеш, то его носят все, если носят мини или макси, то все поголовно. Во времена моего детства это было бы проблемой, тогда если ты хоть чуть отличался, то мог стать изгоем. Сейчас чем ты более не похож на других, тем это даже интереснее. Поэтому если дети сами своими выходками, осуждением сверстников не отгораживают себя от коллектива, то негативного отношения со стороны детей или большинства учителей я ни разу не наблюдал. Ты не похож на других, это нормально.

«Если дети будут поститься, это может вызвать претензии к

detst02.jpg
родителям со стороны государственных органов, особенно это касается многодетных семей, за которыми и так наблюдают».

Это зависит от общего имиджа семьи. Например, у меня девять детей. И наша семья никогда не стояла в группе риска. Напротив, мы часто выступаем как лицо района, активно участвуем во всяких мероприятиях центра социального обеспечения. Когда руководитель этого центра как-то раз попросилась к нам домой, она потом полгода рассказывала всем о том, как здорово у нас все организовано. Если, конечно, дети неухожены, в доме грязно, если ваша семья под подозрением вообще, и тут выясняется, что вы еще и детей голодом морите, тогда вопросы возникают.

Мы регулярно даем семейные спектакли на различные, в том числе и христианские темы для ветеранов, участвуем в районных праздниках. Стараемся не отгораживаться от мира, считаем это важной миссионерской составляющей нашей жизни. И я знаю многих многодетных, которые, создавая вот такой позитивный имидж своей семьи, никаких вопросов со стороны органов опеки не вызывают.

«Пока ребенок учится (в школе или в институте), у него должны быть значительные послабления в посте».

Общепринятая практика — разрешение на рыбу, кроме, пожалуй, среды и пятницы. Мои старшие дочери уже закончили школу с медалями, поступили на бюджетное отделение в МГУ и при этом все посты практически с рождения соблюдали. Моя старшая дочь была единственной абсолютно здоровой девочкой в классе. Поэтому утверждение о том, что пост вредит здоровью и учебе, – это миф, оставшийся с советских времен.

«На время поста детей необходимо в принудительном порядке лишить всех развлечений: похода в гости, компьютерных игр и т. д.»

Я так не считаю, да простят меня строгие ревнители благочестия. У нас, по крайней мере, это сделать никогда не получалось. Мы, что называется, меняем репертуар фильмов, которые они смотрят, ограничиваем компьютерные игры. Ребенок должен быть не лишен, а ограничен. То же самое происходит с пищей, мы ведь не лишаем себя пищи. Конечно, на первой или Страстной седмице хорошо бы полностью отказаться от игр, фильмов и развлечений. Зато в конце первой седмицы можно и кино хорошее посмотреть. Можно постараться заменить сидение перед компьютером или телевизором на совместные прогулки, но это не значит, что гулять нужно с постными лицами. Можно и на лыжах покататься, и с горки. Нужно, чтобы и дети, и взрослые были в хорошем тонусе во время поста, чтобы у них были силы и на молитву, и на работу, и на учебу. Нужно детям предлагать больше совместных мероприятий, мы же сейчас все по своим норкам сидим. Рекомендовать книги для семейного чтения, заменив, к примеру, «Остров сокровищ» на «Полианну». Нельзя полностью лишить ребенка душевной пищи, свято место пусто не бывает, его нужно чем-то заполнять. И вот насколько родители могут заменить освободившееся место, настолько и нужно ограничивать. При этом ребенок должен принять замену, потому что если вы начнете в принудительном порядке читать ребенку только жития святых, а он будет под них спать или говорить: «Мама, когда же ты закончишь?», — никакой духовной пользы он не получит.

«Часто дети питаются в школьной столовой, где не предлагают постные блюда. Пост заставит их просто голодать».

Голодать не надо. Если возможности есть постное совсем нет, тогда нужно применять к таким детям правило о путешествующих: можно пост не соблюдать, если нет никакой возможности его соблюдать. Но я бы рекомендовал ребенку поступать так: если дают борщ с куском мяса, съешь борщ, а мясо не ешь. Если дают макароны с сосиской, ограничься макаронами. Уже определенное усилие ребенок совершает. В нашей семье дети завтракают и обедают дома. А если нужно поехать куда-то на экскурсию, жена дает им с собой рыбные котлеты. Она заготавливает их постом раз в неделю, в том числе и для таких случаев.

Записала Марина Шмелева

Share this post


Link to post

Дети и пост

Легко и органично родитель может предлагать ребенку только то, что сам видел и усвоил в детстве. Но большинство из нас выросли в семьях, далеких от веры, и нам бывает сложно оценить соразмерность своих требований к детям в том, что касается религиозных вопросов. В таких случаях стоит руководствоваться принципом «не навреди» и обращаться за советом к священнику, людям с большим опытом церковной жизни, родителям, вырастившим детей. Есть, впрочем, несколько универсальных правил.

840834.jpg

Если в семье постится только один из родителей

В этой ситуации от взрослых потребуется большая мудрость и тактичность. Важно, чтобы постящийся родитель не осуждал непостящегося ни вслух, ни про себя, — ведь дети чутко улавливают подтекст. Иначе у ребенка возникнет ощущение, что он поступает правильнее, чем папа или мама. От такого поста «назло папе или маме» будет больше вреда, чем пользы на всех уровнях.

Пост — не диета

Диета — это что-то для здоровья, что-то ради себя самого. Диета — набор ограничений в пище, предполагающий видимый результат — отсутствие аллергии или похудение.

Пост не имеет зримого результата, поэтому ребенку-дошкольнику сложнее понять его смысл. Начиная и выстраивая пост, постарайтесь как можно доходчивее объяснить детям, что это такое, зачем это нужно. Мы постимся, чтобы научиться отказывать себе в привычных удовольствиях. Мы постимся, чтобы подготовить себя к празднику. Дошкольники — существа чистые и доверчивые, они постятся просто как члены семьи, из любви к маме и папе, из естественного желания быть похожими на родителей. Пост в этом возрасте принимается ребенком безусловно, как одна из традиций семьи. А традиции не оцениваются и не обсуждаются. Им просто следуют, ими живут.

Не стоит бояться, что ребенок не захочет соблюдать пост. Маленькие дети — большие «традиционалисты». Они любят повторяемость, узнаваемость событий. И если ограничения поста облечь в красивую, доступную осознанию ребенка форму, проблем не будет.

Зримость и осязаемость «постного времени»

Длительность, протяженность поста для маленьких детей хорошо бы сделать осязаемой — например, создать традицию отрывать вечером, после молитв листочек на календаре и видеть, как медленно тает стопка листов, последний в которой — день большого праздника, день окончания поста. Можно нарисовать календарь поста, и ребенок будет ежедневно закрашивать еще один кружок, осознавая, что еще один день поста прошел, а праздник — приблизился. Особая «постная» клеенка или занавески, телевизор, покрытый платком, тоже могут стать знаками поста. Одни, непостные, предметы, события ушли, другие — появились. Они не лучше и не хуже, они просто другие.

Пост и школьники

Традиционно для учащихся делаются некоторые исключения из правил поста. Важно, чтобы школьник, который желает поститься, не оставался голодным весь день. Это не полезно ни для тела, ни для психики. Голодный ребенок — нервный или переутомленный ребенок. В таком состоянии усваивать информацию трудно, а конфликты в семье спровоцировать легко.

В светских учебных заведениях не кормят постной едой. Более того, учителя и педагоги продленки — из числа людей нецерковных, они могут быть уверены, что пост для ребенка вреден и невозможен. И могут давить на вашего постника, заставляя его съесть сосиску или котлетку. Постарайтесь всей семьей придумать, как аккуратно, не привлекая к себе особого — жалостливого или хвалебного — внимания, поститься в школе. Педагогов, наверное, стоит предупредить, а для одноклассников придумать надлежащие слова.

Не афишировать и не стесняться

Дети не любят отличаться от других — и поэтому среди непостящихся одноклассников пост вдвойне тяжел. Одно дело, когда ты любимых мясных продуктов весь пост не видишь и не искушаешься, и совсем другое — когда все вокруг едят твое любимое мороженое. Учитывайте это, говорите ребенку, что такой пост дорогого стоит, отмечайте его старания.

Ребенок, который учится поститься, оказывается в меньшинстве. Мир вокруг живет по-прежнему. Не закрываются театры и рынки, как было до революции в России.

Ему нужно плыть против течения. Примеры из книг-мемуаров двадцатого столетия, эпизоды жизни новомучеников могут помочь. Поговорите с ребенком о тех трудностях, с которыми он сталкивается. Не оставляйте его с ними один на один.

Если ребенок не решается сильно отличаться от ровесников или физическое здоровье ему этого не позволяет — то можно отказываться просто от вкусного, определенным образом приготовленного блюда.

И еще очень важно, чтобы ребенок перед другими, неверующими членами расширенной семьи (бабушками и дедушками) не кичился тем, что он постится, не строил из себя мученика и жертву, не рассчитывал на похвалу и жалость: «Ты постишься для себя и для Бога. Это ваши личные отношения».

Ограничения для маленьких детей

Многие дети нуждаются в молочной пище. И почти все могут себе позволить не есть сладкого, не смотреть мультики, на время поста прекратить те или иные развлечения. Не играть в компьютер, предельно ограничить пользование интернетом. Заменить эти занятия на другие, требующие сосредоточения, а не расслабления — вот это будет для школьника настоящим усилием. Для братьев и сестер стараться меньше ругаться и ссориться — отличное ограничение, которое может быть принято на постное время.

Потребность или прихоть?

Пищевые желания маленьких детей похожи на причуды беременных женщин. На мой взгляд, если дошкольник в пост систематически просит какой-либо продукт (из основного списка белковых или молочных) — лучше ему дать возможность это съесть. Приурочить такое «нарушение поста» можно к воскресенью, спросив мнение священника о разного рода отступлениях еще до начала поста.

Дети очень активно растут, и иногда желание съесть творог или желток обусловлено не прихотью, а насущной потребностью организма. Но желаемый продукт должен быть приготовлен без изысков, максимально просто, может быть даже без соли — чтобы было менее вкусно. Видя, как взрослые отказываются от любимых блюд, ребенок сам постепенно научится себя ограничивать, у него сформируется своя культура поста.

Старшие дети и малыши, которые еще не постятся

Подросшим детям, на которых уже распространяются строгости поста, непросто наблюдать как малыши, их младшие братья и сестры, едят что-то для них недозволенное. Лучше эти моменты перенести на первую половину дня, когда старшие в школе.

В глазах старших пост должен стать привилегией взрослых. Процессом, делом, до которого нужно дорасти. «Ты постишься — как взрослый, но зато ты, как взрослый, вместе с папой можешь поехать в поездку или пойти с мамой в гости без малышей». Разрешение поститься должно стать приближением к родителям. Поститься должно быть почетно. Подрастающий ребенок понимает, что, разделяя с родителями пост, он заслуживает их уважение. Общий труд поста должен сближать, а не разделять родителей и старших детей.

Воскресные радости

У взрослых горожан, привыкших ко всяким изыскам, вкус испорчен. Постная пища им кажется невкусной. А дети, особенно дошкольники, любят еду простую по составу и приготовлению, и на время поста у них всегда найдутся свои лакомства, а у каждого из четырех постов — свое коронное блюдо. Хорошо, если в семье возникает традиция по воскресеньям готовить что-то особенное, постное, но вкусное. Что-то, что подается к столу именно в пост: засахаренные орешки, особенные сухофрукты или мармелад, специальная постная коврижка или печеные яблоки. Или свежие овощи зимой. Это будет необыкновенно, и это запомнится.

Праздник ожидания праздника

Взрослым стоит постараться объяснить подрастающим детям, что, перебарывая свои желания в пост, мы готовимся к празднику. Постясь, мы имеем возможность острее и ярче пережить радость Пасхи или Рождества. Как крупную, самую вкусную ягоду часто оставляешь напоследок, так и в пост, откладывая радости, готовишь себя к празднику.

Спрашивать с каждого по его мере

Все дети по-разному переживают голод или ограничения в сладостях. Есть и те, кто совсем не может потерпеть. Многим, в силу проблем со здоровьем или из-за повышенных нагрузок, просто нельзя поститься. Если взрослые не понимают индивидуальных и возрастных особенностей ребенка и накладывают на него непосильные ограничения, возможен выраженный «откат» от веры в подростковый период.

Каждому из детей в семье стоит помочь сформулировать те принципы поста, которые ему посильны. И если необходимы отступления от правил поста — это тоже стоит оговорить. Тогда ребенок не будет чувствовать себя нарушителем.

Пост — дело добровольное, это прежде всего усилие, тренировка воли. Но воля ребенка еще не созрела, она только формируется. И родители могут помочь этому процессу, если будут оценивать усилия, а не результат. Успехи детей стоит отмечать похвалой, а провалы — сглаживать.

Подростки, выросшие дети любят принимать решения сами. Родители уже не могут навязывать им свою волю. Это возраст, когда человек учится брать ответственность на себя и видеть последствия своего выбора. Если ребенок, постившийся в детстве, теперь от поста отступает, он в конце концов увидит, что сам себя обкрадывает. Исключения представляют дети, которых постили слишком строго.

С точки зрения психолога

Чтобы понять, насколько душеполезен пост вашим детям, задайте себе вопрос: как ждут дети приближения поста? С ужасом и тоской — или радуются: наконец-то мы опять будем печь постные пирожки, а там скоро и Рождество? Что они думают о родителях? Мама (папа) в пост особенно строгая, сердитая — или особенно внимательная и мы смотрим диафильмы, до чего в обычное время руки не доходят? Постарайтесь найти золотую середину — не ломая волю, привить ребенку культуру поста. Ведь взрослому человеку усваивать ее намного труднее. Пусть девочки с детства научатся постной кухне, а мальчики узнают, что без масла и мяса жизнь не кончается.

В наше время поститься не так просто — ведь это противоречит лозунгу «возьми от жизни все». Мирно проводить пост надо учиться, учитывая ошибки свои и чужие. И мы, родители, часто учимся поститься вместе с детьми.

 

 

Share this post


Link to post

Почему дети стесняются читать

 

«Я читаю «Джейн Эйр» Шарлотты Бронте. Только вы об этом никому не говорите! Можно, мы с вами о ней поговорим, когда выйдем из школы?» – девочка-подросток (назовем ее Анной) смущенно мяла в руках школьную сумку. Оказалось, это сегодня обычное явление – сегодняшние старшеклассники стесняются чтения, особенно если речь идет о «золотой полке», то есть книгах, на которых выросли несколько поколений их предков.

Неутешительная статистика, рисующая апокалиптическую картину массового отказа от книги, строится в основном на опросах самих детей и их родителей. Она не учитывает знакомого социологам явления: отвечая на вопрос исследователя, люди часто не говорят о тех явлениях своей жизни, которых стесняются. И еще чаще – после опроса они ведут себя совсем не так, как якобы планировали в момент общения с анкетером.

Этим явлением объясняются социологические сюрпризы на выборах, когда люди внезапно голосуют за персонажа, которого перед этим на опросе сами же величали шутом или фашистом. На публике человек стыдится признаться, что «в чем-то» с этим самым фашистом согласен. А наедине с избирательной урной – признается.

 

Клеймо «ботаника»

Анна и ряд ее друзей признаются, что читают зарубежную классику – для себя, не по школьной программе, но чувствуют себя при этом белыми воронами. Я попросил Анну изложить свои ощущения на бумаге.

«Очень немногие мои сверстники согласны носить клеймо «ботаника», а общественное мнение создает стереотип, что книги читают только «ботаники». Какой там Пастернак, когда есть «В контакте»! Там можно выложить свои фотографии и прокомментировать чужие – и все понятно почти без слов. При этом многие мои сверстники в графе «любимые книги» пишут «таких нет», а некоторые даже добавляют: «И не будет!» Видимо, считают это остроумным. Те же, кто и на такое остроумие не способен, сразу переходят к графе «любимая музыка» или «любимые фильмы»,- написала Анна.

Увы, есть не только впечатления Анны, но и вполне «взрослые» социологические исследования, которые подтверждают: чтение художественной литературы в подростковой среде сегодня часто воспринимается как слабость, как некое старомодное чудачество. И это тревожная тенденция. Ведь чтение – это общие культурные коды, это эмоциональная «привязка» людей друг к другу. Если родителей и детей не связывают хотя бы 2-3 вместе прочитанные серьезные книги – слабеет семья, если тот же книжный «раствор» не скрепляет нацию – разваливается нация.

Детство обрывается досрочно

Но почему же запойное подростковое чтение, стабильно овладевавшее новыми поколениями школьников почти весь двадцатый век, вдруг перешло из разряда «высокой болезни» (по Пастернаку) в разряд непрестижного чудачества? Сотрудники библиотек, методисты детского чтения отмечают: школьники стали раньше прежнего переходить на «взрослую» модель чтения, когда человек читает или «по работе» (нужно овладеть какими-то практически полезными знаниями), или для развлечения (тут сойдет и «взрослая» Дарья Донцова). Книга-друг, книга-тайна (не говоря уже о книге – учителе жизни) почти исчезла из жизни детей именно старшего школьного возраста.

В младших классах дети еще читают – из любопытства или по приказу взрослых. (Отказавшись во многих случаях от чтения сами, родители считают своим долгом научить ребенка бегло читать, а потому книги для дошкольников и младшего школьного возраста продаются намного лучше подростковой литературы.) Только-только научившийся складывать буквы в слова малыш с удовольствием прочтет и родившегося почти 120 лет назад Корнея Чуковского, и Агнию Барто, и Сергея Михалкова (все трое – бессменные лидеры продаж, их книги представлены в современных книжных магазинах в количестве от 40 до 60 наименований). А вот подросток хочет читать про современную ему жизнь, он инстинктивно отвергает вкусы родителей, наивно полагающих, что их ребенку будет интересно то же, что было интересно им 30-40 лет назад. Подросток ищет на рынке «свою» литературу – и не находит ее.

«Парк писателей» устарел

«Исследования и опросы, проводимые библиотекарями, свидетельствуют о том, что есть «разрывы» в предпочтениях подростков и репертуаре книгоиздания,- пишут специалисты по детскому чтению Мария Порядина и Константин Сухоруков в монографии «Литература для детей в современном московском книгоиздании».- Подростки хотят читать книги о сверстниках, приключенческую литературу, а издательствами им навязываются детективы, триллеры и комиксы».

Можно, конечно, всем рекомендовать «Кортик» и «Каникулы Кроша» Анатолия Рыбакова – там как раз и о сверстниках, и о приключениях, да вот беда – уж очень давно это приключения совершались. В пятидесятые и шестидесятые года – еще когда папы и мамы не было на свете…

Похожая проблема есть и у взрослых – «парк писателей», доставшийся нам от советского периода, неуклонно стареет, давая такие же сбои, как старые самолеты конструкторских бюро Туполева и Илюшина. Появляющиеся на горизонте новые имена – в основном беллетристы, типа той же Донцовой.

Неужели нет хороших писателей для юношества? Есть – и в России, и за рубежом. Особенно много их почему-то в Швеции. Но только система оплаты переводов, книгоиздания и особенно книготорговли построена так, что именно за подростковую литературу автор или переводчик получает жалкие гроши, если вообще что-то получает.

Способы отъема денег у писателей

Почему? Во-первых, издательства неохотно берут произведения молодых и неизвестных авторов (а о подростках писать лучше все-таки не в старческом возрасте). Во-вторых, издают книги для подростков маленькими тиражами (если речь не идет о Джоан Роулинг с ее «Гарри Поттером»). Куда им до беспроигрышных, раскрученных через мультфильмы классиков для младшего возраста типа Астрид Линдгрен с ее Карлсоном! В-третьих, наше государство фактически наказывает маленькие, экспериментирующие с новыми авторами издательства рублем. Как?

Главный риск для издательства при работе с малоизвестным автором для подростков – это возможность появления нераспроданного тиража, который магазин захочет вам вернуть. Обычно издательства выкупают такие тиражи у магазинов по той же цене, по которой продали эту книгу этим магазинам. Книга возвращается в издательство непроданной, но государство рассматривает ее как реализованную (магазин-то ее купил) и требует налог на добавленную стоимость (НДС) и налог на прибыль. А налог на прибыль от продажи книг у нас такой же, как на прибыль от продажи бульварных изданий – 24 процента. (Дело в том, что книга в законодательстве проходит под разрядом «и другие СМИ», а потому и налогом облагается таким же, как журнальчики с полуголыми девицами.)

Неудивительно, что издательства безумно боятся нераспроданных тиражей и стараются свести процент «возврата» к нулю. Как это сделать? Брать раскрученных авторов и позабыть об экспериментах с молодыми подростковыми романтиками. К тому же с этими романтиками скоро просто некому будет работать: в условиях кризиса и сокращения читательского спроса издательства укрупняются – выживают такие «киты», как АСТ или «Эксмо». А с малоизвестными подростковыми авторами во всем мире работают как раз малые и средние издательства.

Дмитрий Бабич

 

Share this post


Link to post

Любовь и наказание

Воспитание детей вызывает немало вопросов у молодых родителей, а какие-то ситуации и вовсе ставят в тупик. Море светской литературы часто озадачивает пап и мам еще сильнее. Так какие же методы воспитания выбрать, как оградить ребенка от негативного воздействия со стороны сверстников, как привить любовь к близким и научить дружить – эти и другие вопросы мы задали настоятелю храма в честь Преображения Господня в с. Пристанное протоиерею Владимиру Пархоменко.

parh.jpeg

Протоиерей Владимир Пархоменко.

Фото Алисы Захаровой

– Отец Владимир, скажите, как должны подготовить себя родители к рождению ребенка?

– Если двое вступают в брак, то в идеале внутренне они должны быть готовы к тому, что у них вскоре родится малыш. Когда будущие папа и мама ждут его появления на свет, то помимо бытовых приготовлений самое важное, что должно присутствовать в жизни, – это их родительская молитва о ребенке. Православная женщина, носящая во чреве ребенка, должна исповедоваться и причащаться. А если человек живет духовной жизнью, то Господь освящает все его действия. «Без Бога – ни до порога» – этот принцип должен сопровождать человека на протяжении всей его жизни.

– При появлении малыша дома зачастую возникают разногласия между старшим поколением и молодыми мамами и папами. Как их преодолеть?

– В отношениях людей должны быть заложены нравственные принципы, которые были описаны в Ветхом Завете. Как известно, Господь через пророка Моисея дал одну из основных заповедей, определяющих отношения между людьми, о почитании отца и матери. Именно она определяет взаимоотношения между родителями и детьми. Поэтому советы старших вполне уместны. Они даже естественны, поскольку старший может поставить себя на место младшего, а младший не сможет поставить себя на место родителей. Потому что он свою жизнь еще не прожил. В Ветхом Завете четко указано, что младшие должны слушаться старших, набираться у них мудрости.

Конечно, есть критические ситуации, когда бабушки и дедушки – атеисты с советских времен, а их дети, ставшие молодыми родителями, приняли Православие. Тут могут возникнуть некоторые сложности.

А вообще немощи есть и у младших, и у старших. Так, с одной стороны, бабушкам и дедушкам свойственно хранение традиций, но, с другой стороны, они могут чрезмерно баловать внуков. Если молодые родители не согласны с тем, что их малыша чересчур балуют, то тут стоит просто четко обозначить свою позицию. Но в православных семьях вряд ли будут кардинальные противоречия, так как правила благочестия для всех одни. Если человек воспитан в православных традициях, то он знает и понимает, что в воспитании ребенка должны присутствовать не только радости и развлечения, но и аскетика, и наказания. Папы и мамы сами решают, в какой мере все это применимо к их детям. Это их творчество как родителей и в то же время их ответственность перед Богом. Современные теории воспитания часто придерживаются точки зрения, что малыша нельзя ни в чем ограничивать, чтобы он не вырос забитым и заштампованным. Но я неоднократно наблюдал печальные последствия подобного подхода.

– К слову о наказаниях. Зачастую некоторые дети ведут себя неподобающим образом: работают на публику, кричат, требуют от мамы или папы что-то купить. Никакие уговоры не помогают успокоить разбушевавшееся чадо. Многие родители не выдерживают и шлепают своих детей. Как Церковь относится к подобному виду рукоприкладства?

– В момент истерики ребенок просто не может совладать со своей неокрепшей психикой. Иногда ему надо помочь, в том числе и физическим воздействием. И истерика быстро прекратится после легкого шлепка. Если этого не сделать, то ребенок разойдется еще сильнее.

В основе православного учения лежат фундаментальные истины, одна из которых состоит в том, что человек поврежден грехом. Все страсти и грехи, присущие взрослому человеку, присутствуют в зачаточном виде и у малыша. Ребенок может проявлять агрессию, лукавить или обманывать. В свое время святитель Иоанн Златоуст говорил, что семья создана для того, чтобы сохранялась нравственность. Ребенок рождается и живет среди людей, от которых и зависит его будущая жизнь. Поэтому он должен слушаться. А навык послушания, закладываемый в семье, формирует верное отношение к Богу. Если бы не было семьи, то у человека не было бы возможности правильно сформироваться и сориентироваться в мире.

Послушание родителям в семье – это мощнейшее средство сохранения нравственности в человеке. Поэтому у родителей должен быть инструмент воздействия на малыша, в том числе физический. Ведь и Бог воспитывает человека, давая ему скорби и болезни как врачебное средство. Претерпевая некие страдания, человек возрастает духовно. Принцип физического воздействия применим и в семье, но только как наказание, а не болевое воздействие на ребенка. Малыш обязательно должен понимать, почему с ним так поступили. И со временем ребенок будет четко знать, что за хорошие дела его хвалят, а за плохие – наказывают. Мне неоднократно приходилось наблюдать, что мама пытается уговаривать малыша, а он ее совсем не слушает. Половину ее объяснений он не понимает в силу отсутствия жизненного опыта. Но малыш отреагирует, если его шлепнуть.

Церковь не говорит о том, что детей надо часто пороть. Однако опыт показывает, что от физических наказаний в раннем возрасте бывает весьма значительная польза. И с возрастом человек начинает благодарить родителей за то, что наказания все-таки были в его жизни. Церковь всегда проповедует золотую середину. Одно из извращенных пониманий физического воздействия описал Антон Чехов. Великий классик рассказывал, что отец его порол еженедельно, перед каждой всенощной. Неважно, что он натворил – в конце недели была порка. Это, конечно, недопустимо, несвоевременное наказание наносит серьезную душевную травму.

Часто сталкиваешься с тем, что до 4–5 лет с дитя сдувают пылинки, а потом спохватываются, пытаясь вернуть процесс воспитания в русло строгости. Но это оказывается очень сложным, даже болезненным процессом. Но если в 5 лет еще что-то можно исправить, то к 11 годам наступают подростковые кризисы. Дети могут дойти до того, что пытаются сбежать из дома.

– Некоторые дети не хотят дружить с другими, делиться игрушками, общаться в некоем социуме. Как изменить ситуацию?

– Причины такого поведения могут быть разные. В каждом случае стоит выяснять, отчего так происходит. А может, конкретному ребенку и не надо вливаться в общество. Есть примеры святых, которые отличались тем, что с детства не играли со сверстниками. Вполне возможно, что у малыша богатый внутренний мир, и он не нуждается в общении. Тут не надо искать проблемы. У некоторых детей очень богатый духовный мир, в котором они живут. И разрушать его нельзя, если ребенку в этом мире комфортно. Если вспомнить былые традиции, то девочек воспитывали как домоседок. Дом был для девочки ее миром. Сейчас существует иное представление об идеалах, к которым надо стремиться, – человек должен быть внешне активным, везде побывать. Но христианское учение не нацелено на покорение всех гор и морей. Его смысл – познание себя. Человек должен раскрыть свой внутренний духовный мир.

– Многие родители в силу необходимости зарабатывать себе кусок хлеба отдают своих малышей няням, бабушкам, дедушкам. Как Церковь относится к тому, что родители не всегда уделяют своим детям достаточно внимания?

– Вряд ли кто-то считает, что детям хорошо без родителей. Все согласятся, что ребенку лучше быть с папой и мамой. Однажды протоиерей Димитрий (Смирнов) сказал, что женщина становится полноценной мамой после пятого ребенка. В это время у нее пропадает иллюзия, что она может еще и работать. Даже если бы она хотела, у нее это уже просто не получится. Да, иногда у родителей нет возможности полноценно заниматься ребенком, находиться все время рядом с ним. Но если папа и мама выстраивают правильные отношения с детьми, и их авторитет для ребенка важен, то это сможет выровнять ситуацию.

– Какие существуют особенности воспитания девочек и мальчиков с точки зрения Церкви? К чему их стоит готовить во взрослой жизни?

– Каждый человек должен дорожить своим полом как даром Божьим. Исходя из такой позиции, нужно и воспитывать детей. Мальчика должны воспитывать так, чтобы в нем со временем стали проявляться мужские качества, чтобы в будущем он стал полноценным отцом своего семейства. Если в мальчиках должно проявляться активное начало, то в девочке надо воспитывать кротость и смирение, чтобы она стала целомудренной женщиной. Чем целомудреннее женщина, тем чище ее окружение.

– В каком возрасте родителям стоит привести малыша в церковь?

– Детей можно причащать с самого рождения. Что касается Таинства Исповеди, то есть традиция приступать к исповеди с 7 лет. Но лучше приводить ребенка исповедоваться тогда, когда он понимает, что надо попросить прощения у Бога. Это может произойти и в четыре года, и в пять лет. Бывает так, что сгоряча ребенок сказал грубость маме. За такое поведение нужно поругать ребенка и обязательно объяснить ему, что за подобные поступки он должен просить прощения у Бога. Если малыш приходит на свою первую исповедь с таким сознанием, это очень хорошо. Таким образом, у ребенка формируется верное нравственное сознание.

Иногда мамы приводят детей в семь лет на исповедь, а ребенок не понимает, зачем он пришел, у него нет осознания греха. Но все же многие детские исповеди, несмотря на кажущуюся наивность, показывают серьезные представления ребенка о Боге и Церкви. Он искренне кается, что топал на маму ногами, и просит за это прощение. Родители, внимательно следящие за жизнью детей, должны сами почувствовать, когда ребенка стоит привести в церковь. Не нужно свою жизнь подчинять формальным правилам, особенно в воспитании.

– Как и в каком возрасте детям стоит рассказывать о Боге? В какой форме это делать?

– Опыт показывает, что все это должно происходить естественно. Как правило, у ребенка рано или поздно появляются вопросы. Малыш пришел в храм, побегал, а потом увидел крест и спрашивает, почему Христос на нем. Существуют воскресные школы, где детей с учетом их возраста учат читать Священное Писание, рассказывают об основах нашей веры. Во многих христианских семьях есть традиция помимо сказок читать Евангелие, жития святых. Именно они вызывают у детей вопросы, будят их воображение и заставляют мыслить духовно. То есть ребенка надо приучать к духовной жизни. А родители должны уметь отвечать на вопросы детей и пользоваться ими, чтобы объяснить более глубокие вещи.

– Когда и как можно научить детей молитве?

– Если семья православная, то часть молитв выучивается детьми автоматически. Они на слух воспринимают то, что говорят родители перед трапезой или на ночь. Самый простой вариант выучить молитву – это ее читать и постоянно слушать. Поэтому некий набор молитв дети выучивают естественным путем, поскольку они слышат их дома. Две-три молитвы прочитали, и этого бывает вполне достаточно. В некоторых семьях молитвы поют. Главное, чтобы тут не было никакого назидания, искусственности или наигранности.

– Отец Владимир, резюмируя все сказанное, скажите, что же все-таки является самым главным в воспитании детей?

– Самое главное в процессе воспитания детей – это научить их с раннего детства исполнять заповеди Христовы, любить ближних и почитать родителей, которые должны научить своих малышей доброте.

Беседовала Алиса ЗАХАРОВА

Share this post


Link to post

Восьмая заповедь

 

Ездили мы, значит, по Криту на машине. Путешествовали.

Деревеньки. Горы. Деревеньки.

Горы. Деревеньки. Горы.

Заливчики. Бухточки. Горы.

Горы. Горы. Закаты. Море.

И, между прочим, поля и фруктовые сады.

На центральной площади маленькой деревушки вдруг увидели деревья, на которых растут апельсины.

- Апельсины! – кричит Ваня. — Апельсины! Давайте сорвем парочку! — и смотрит на нас.

- Правильно, Ванек, — говорит Митя, — давайте сорвем!

- Сорвать – значит украсть, — говорю я.

- Ну, может, хотя бы один? – просительно заглядывает Ваня в глаза родителям.

Останавливаемся. Пытаемся украсть апельсин. Это непросто. Все апельсины с нижних веток уже украли до нас.

vory_1-580x326.jpg

photosight.ru. Фото: Issledovatel

Ваня лезет на плечи Мите и пытается оттуда допрыгнуть до ближайшего апельсина. Жена при этом громким шепотом кричит:

- Пожалейте чужой труд! Не вы сажали – не вам и снимать! Вот представьте, вы посадили апельсины на даче, а два малолетних дурня решили у вас несколько апельсинов украсть. Вам бы понравилось!?

- Если бы у меня было на даче столько апельсинов, — изрекает Ваня откуда-то сверху, из ветвей, — уж я бы не пожалел двум приезжим симпатичным чувачкам несколько штук!

- Это вы-то симпатичные чувачки? – кричу я куда-то в зелень веток, — Вы воры! Вы берете чужое.

- Дорогая моя, поздравляю тебя! — объявляю я жене, придерживая Митю и следя за тем, чтобы не свалился Ваня. — Поздравляю тебя: наши дети – воры!

- Мы не воры. Нам можно, — уверенно заявляет Ваня сверху, — потому что мы тоже православные.

- Перестаньте немедленно, — продолжает выводить жена, — вас сейчас посадят в каталажку и больше никакую визу не дадут!

Ну а я, естественно, твержу при этом про заповеди.

- Дети! Не укради! Это заповедь. Красть нельзя! Красть плохо!

 

При этом мы с женой, не отрываясь, следим за действиями наших неблагочестивых детей, напряженно и методично пытаясь направить их на истинный путь:

vory_2.jpg
- Да не здесь же, не здесь, Ванюша! Ты что, не видишь? Не здесь, а там, – подсказывает жена.

- Митя, подойди поближе, ему же неудобно! – вставляю и я свой голос.

- Вон там, над той веткой! – шепчет жена.

- Да не над этой, а над той! – пытаюсь поправить я.

Апельсин в этот раз украсть не удалось. Он висел слишком высоко.

Зато в следующем саду мы украли два лимона. Там были деревья, на которых росли лимоны. Лимоны висели за забором, до них можно было дотянуться из машины рукой.

- Лимоны! – кричит Ваня. — Лимоны! Давайте сорвем парочку!

- Правильно, Ванек, — говорит Митя, — давайте сорвем!

- Сорвать – значит украсть, — не отступаю я, останавливая возле забора машину.

- Зачем вам лимоны, — твердит жена. – У нас есть дома лимоны. Вот останетесь без визы, будут вам тогда лимоны!

- Так-так, детки, — вторю я, — заповедь «не укради» никто не отменял!

- Что ж ты рвешь-то зеленые! Уж рвал бы те, что пожелтее!

А знали бы вы, как удивительно пахнут в машине зеленые лимоны! Чудесно пахнут! Ну, просто чудесно!

Потом мы увидели деревья, где растут фиги. Фиги – это такой инжир. Еще раньше их называли смоквы.

- Фиги! – кричит Ваня. — Фиги! Давайте сорвем парочку!

- Правильно, Ванек, — говорит Митя, — давайте сорвем!

- Сорвать – значит украсть, — продолжаю упорствовать я.

Дети лезут за фигами.

- Зачем вам фиги! – не унимается жена. — Красть плохо! Не вы сажали – не вам и снимать! Да, и кто их есть будет?

- Красть плохо, — подтверждаю я.

- Главное еще, родная, — говорю я жене, — главное еще, чтобы они никогда не держали фигу у себя в кармане.

- Папа! Несмешно! – пытается похоронить мой иронический настрой Митя и вынимает из кармана фигу.

- Самое время шутить! — чеканит вслед за ним жена, — Самое время! Вот останетесь без визы, будет вам тогда фига в паспорте! Какие хоть они на вкус?

- Да ничего особенного, — говорю я, откусывая полфиги, — трава-травой. Неспелые еще.

- Фу, гадость, — выплевывает и жена свою половину.

- Главное еще, дорогая – не унимаюсь я, — главное, чтобы они никогда не показывали фигу нам, своим родителям!

- Ну, несмешно же, папа! Несмешно! – непреклонен Митя.

- Фиговые оказались фиги! – изрекает Ваня, подбадривающе заглядывая мне в глаза.

- Ох, юмористы! – качает жена головой.

Потом мы встретили поле, где растут арбузы.

- Арбузы! – кричит, Ваня, — Арбузы! Давайте сорвем парочку!

- Правильно, Ванек, — говорит Митя, — давайте сорвем!

- Сорвать – значит украсть, — не очень уверенно продолжаю я.

- Арбузы!!! – не слышат меня дети и бросаются в поле. — Давайте сорвем пару арбузиков!

- Так. Стоп! – не выдерживаю я.

- Правильно, не пускай их, — подтверждает мои полномочия жена.

- Тихо, дети! Как называется поле, где растут арбузы? – задаю я трудный отвлекающий вопрос.

- Я не знаю, — говорит Митя!

- Я тоже не знаю, — соглашается Ваня.

- Мы не знаем, — говорят мои дети.

- Как, не знаете?! – восклицаю я.

- Представляешь! – кричу я жене, — Они не знают, как называется поле, где растут арбузы!

- Папа! А зачем мы вообще должны это знать? – затягивает Митя. — Нет, реально, почему мы все время должны что-то знать!? Почему мы не можем просто пойти и сорвать пару арбузов?

- Потому что ты должен быть образованным человеком! – увещевает его жена. — А образованный человек не стонет, как ты, почему я должен все знать. Он живет с одним желанием: «Хочу знать как можно больше!», «Хочу все знать!» Так даже детский киножурнал когда-то назывался.

- А если я знаю, что знаю мало, я добьюсь того, чтобы знать больше! – цитирует вдруг Ваня Владимира Ильича.

- А вот Сократ говорил… — подхватываю я.

- Папа! Я зна-а-а-ю! Знаю!– отрубает Митя. – Я все знаю! – Видно по всему, что Сократ ему не близок.

- Может быть, и я знал, как оно называется, это поле, но забыл? – заглядывает мне в глаза Ваня.

- Нет! Ну, ты представляешь!? – не унимаюсь я. — Мало того, что они хотят украсть арбузы. Так ведь они даже не знают, как называется поле, где они собираются совершить преступление! Не-зна-ют! Скажи хоть ты им! Скажи!

- Ну, и что! – вдруг меняет позицию жена, — Ну, и что!? А откуда они вообще могут это знать!?

- Как, откуда? Как, откуда?! Да откуда угодно. Да, откуда угодно! Я-то ведь это знаю. Я в детстве Бориса Житкова читал. Там целая глава про это. А что читают они? Что?

- Ну, у тебя голова вообще забита, не пойми чем, — говорит жена. — В ней есть что угодно, кроме даты нашей свадьбы! А я вот, между прочим, тоже читала Бориса Житкова, но даже я не помню, как называется это поле!

- И ты? И ты! – теряю я дар речи.

Потом выскакиваю на дорогу, встаю между детьми и арбузным полем, выставляю правую ногу вперед и, потрясая указательным пальцем перед их носами, кричу:

- Вы воры и неучи! Воры и неучи! – Я просто содрогаюсь и негодую. Содрогаюсь и негодую. И мне совершенно очевидно, что даже окрестные горы негодуют и содрогаются вместе со мной.

- Мало того, что вам наплевать на заповеди! Мало того! Так вы еще и оторвались от корней! Как можно настолько оторваться от корней! Как можно? И это моя семья!? И это самые дорогие мне люди!

- О, поле-поле! – вспоминаю я вдруг классика. — Кто тебя усеял мертвыми костями?

- Арбузами, — пытается подсказать Ваня, — или это в смысле, что косточки от арбузов?

- Нет-нет-нет, так не должно быть! — я мотаю головой, подхожу к детям, обнимаю их за плечи и, указывая на поле, торжественно произношу:

- Дети, запомните! Запомните! Поле, на котором растут арбузы, дыни, тыквы и другие, называется «бахча». Арбузы, растущие на бахче, называются «кавуны». И красть эти «кавуны» нельзя! Нельзя! Запомните это, мои дети!

- Ну да, запомните это дети. Потому что понять это невозможно, — со вздохом вспоминает вдруг жена старую шутку.

В воздухе висит полуминутная пауза. Совершенно очевидно, что семья, которую строили почти четверть века, катится под откос. Жене придется встретить старость в одиночестве, а дети остаются без отца.

vory_3.jpg

photosight.ru. Фото: Михаил

Через полминуты Ваня, который не хочет расти безотцовщиной, примирительно произносит:

- Я, пап, кажется, тоже знал, что это «бахча», но забыл. Мы не будем красть «колуны». Мы просто пойдем и сорвем два арбузика, ладно? Их же много…

- Почему мы вообще всегда должны знать, как и что называется, — срывается Митя, которому все равно скоро предстоит покинуть семейное гнездо. — Реально почему!? Почему нельзя просто пойти и сорвать то, что хочется!?

- Потому что ты должен быть образованным человеком! – восклицает жена, — Таким же как твой папа! – добавляет она, пытаясь спасти семью.

- Но красть плохо! – кричу я. — Красть ужасно! Красть нельзя!

- Да, послушайте вы, наконец, отца! – кричит жена, которой ужасно не хочется стареть в одиночестве. — И какие вам еще арбузики? Не вы сажали – не вам и снимать! В холодильнике вон пол арбуза второй день лежит, киснет! Не едите ничего! Какие арбузики! Или без визы хотите остаться? Отец сказал нельзя – значит нельзя!

Дети замирают в растерянности перед полем, усеянным арбузами. Арбузов много. Очень много. Но что поделаешь, если папаша уперся!

И вдруг. Эти дети. Они замечают два «кавуна», которые перелезли со своими плетями через забор и выросли прямо у дороги.

- Уррра! — кричат мои дети, — Уррра! Эти ничьи! Эти можно рвать! – и они тащат их в багажник машины.

- И все равно это воровство, – не унимаюсь я. — Красть плохо!

- Ну, послушай, — говорит жена, взяв меня за руку, — ведь они же и правда ничьи. Они же по эту сторону забора выросли.

- Да? А когда на даче соседские дети рвут нашу малину, которая свесилась с той стороны забора, тебе это не нравится? — упорствую я.

- Ну, ты тоже сравнил, — опешив, смотрит на меня жена, — То ж ничьи арбузы, а то ж наша малина!

Потом было поле с помидорами.

И поле с разноцветными перцами.

Потом в прибрежном городке была зеленая виноградная шпалера с огромными черными гроздьями.

И финиковая пальма у дороги.

И очень-очень сладкая слива в горной деревушке.

И колючие оранжевые плоды опунции за чьим-то каменным белым забором.

Было еще много-премного оливковых деревьев. Но оливки еще не поспели.

Еще были гранатовые деревья, но их время еще не пришло.

И видимо-невидимо совершенно зеленых еще мандаринов.

Но их мы целомудренно не касались.

Вечером, уложив детей и разобрав сельскохозяйственные трофеи, мы с женой уходим на террасу попить чайку.

vory_4.jpg

photosight.ru. Фото: Maria Ivanova

- И все-таки ты не прав, — говорит жена. — Ты не должен был позволять им обворовывать чужие сады. Так можно и без визы остаться. И фрукты эти куда теперь девать?

- Согласен, — говорю я, — красть плохо! Красть вообще нельзя!

- Ну, вот, — говорит жена, — а ты потакаешь!

Мы сидим на террасе и смотрим на горы, на море и на закат. Жена пробует чай, качает головой и с наслаждением произносит:

- А чай с таким лимоном, который только что сорвали, все-таки удивительно ароматный!

- И не говори, — соглашаюсь я. — Чай с таким лимоном – ароматный удивительно!

 

Постскриптум

Справедливости ради надо бы рассказать и о наказаниях, последовавших за описанными выше преступлениями.

Колючки от опунций мы вытаскивали друг другу из ладоней еще дня два. Руки распухли и болели.

Лазая за фигами, я порвал в клочья любимые шорты.

Сразу же после бахчи мы зашли в находившийся поблизости монастырь, куда мы собственно и ехали. Неожиданная оса ужалила там Митьку в локоть. За что Ваня получил от него целую уйму причитавшихся ему тычков и подзатыльников.

А от незрелых слив и винограда случилось то, что и должно было случиться. Сами понимаете.

Одни лишь зеленые лимоны остались без наказаний. И продолжают колоть тем самым нашу порядком уснувшую совесть.

За чашечкой ароматного чая.

Теплыми критскими вечерами.

С видом на горы, закат и море.

 

Share this post


Link to post

Своеволие: своя ли воля?

 

В последние годы резко возросли жалобы родителей на детское своеволие. Причем, если раньше мать с отцом (или хотя бы один из членов семьи) честно признавались, что их чадо просто-напросто избаловано, то теперь все чаще под это дело подводится «научная», «психологическая» база.

То и дело приходится слышать:

 

— Наш ребенок совершенно неуправляемый. Ему все нипочем, ничто на него не действует.

Объяснения такой «неуправляемости» даются самые разные. От генетики до... экологии. Да-да! Это предположение выдвинула недавно одна мама, рассказывавшая мне об «отвязанном» поведении своей дочери-подростка. Из ее рассказа стало понятно, что так ведут себя почти все одноклассники дочки.

— Мы с другими мамами ума не приложим, в чем тут может быть дело. Говорят, сейчас многие родители маются. Растят детей, растят, вкладывают силы, средства, а потом вдруг раз — и все насмарку. Наверное, экология виновата Я уже где-то об этом читала. От плохой экологии дети становятся неуправляемыми.

 

Потом, правда, выяснилось, что в соседней школе дети почему-то другие: стремятся к знаниям, в кружки разные ходят, взрослых матом не кроют. Хотя экология та же самая: школа расположена на параллельной улице.

О причинах детского своеволия мы поговорим чуть позже, а сейчас хочу обратить ваше внимание на одну очень интересную особенность таких детей. Она не лежит на поверхности, но если копнуть поглубже, непременно окажется, что своевольные дети на редкость несамостоятельны. Странно? На первый взгляд — да. Цель они все норовят сделать по-своему. Но в том-то и смысл, что к истинной самостоятельности это отношения не имеет!

Поясню на примере. Шестилетний Ваня «не терпит никакого давления со стороны взрослых» (теперь это принято называть так). Больше того, он явно претендует на место старшего в семье: разговаривает властно, тоном приказа, чуть что — кидается на родителей с кулаками. И надо отдать мальцу должное, он добивается-таки своего! Все семейство пляшет под его дудку. Но при этом Ваня абсолютно беспомощен в повседневной жизни. Собраться на улицу — для него огромная проблема, потому что он толком не умеет одеваться. О какой-либо помощи по дому речи и подавно не идет. Какая помощь, если он и себя-то обслужить не в состоянии? Ваня даже играть самостоятельно не способен. Да и засыпает только в присутствии взрослых: одному в комнате ему страшно.

 

Пойдя в школу, такой Ваня, конечно, научится с грехом пополам застегивать рубашку и завязывать шнурки на ботинках (он же все-таки не умственно отсталый в степени идиотии!). Но, в отличие от сверстников, не будет сам готовить домашние задания и собирать портфель. Да и уроки придется за него узнавать маме по телефону, ведь на Ваню ни в чем серьезном положиться будет нельзя.

Сверстников уже начнут отпускать в школу одних, а Ваню еще долго будут водить за ручку: мало ли куда его может занести, лучше не рисковать!

 

 

В подростковом возрасте он может прогуливать школу, и его легкомыслие станет настолько зашкаливающим, что окружающие, вполне вероятно, начнут задаваться вопросом, все ли у него в порядке с интеллектом? Ведь сколько ни объясняй, чем чревато такое поведение, до Вани все равно не доходит. Хотя на самом деле интеллект тут ни при чем. Просто Ваня ни разу еще не расплачивался за свои выходки. И наоборот, твердо усвоил, что ему все сходит с рук. А коли так, то «мели Емеля»! Предки погрозят-погрозят, а потом сбегают в школу, задобрят училок, и все будет о'кей. А если задобрить почему-либо не удастся, то они что-нибудь другое придумают... Им не привыкать!

Еще немного — и Ваня становится взрослым, хотя в душе остается все тем же зависимым, но своенравным дошкольником. Что за семья будет у такого человека? Разве он способен взять на себя ответственность за чужую судьбу? Он ведь со своей собственной разобраться не в состоянии. Что бы такой человек ни вытворял, виноваты будут другие. И неудачи (которых, естественно, у подобных людей не счесть), они обычно объясняют не своей ленью, разгильдяйством или вздорностью, а происками врагов и фатальными обстоятельствами. При этом их все больше заносит «не в ту степь»: в пьянство, в наркоманию, в сомнительные аферы и в откровенное воровство. Короче, прогноз, как говорят медики, тут неблагоприятный. Можно, конечно, надеяться, что когда-нибудь жизнь научит такого человека уму-разуму. А если нет? И даже если научит, не слишком ли велика окажется цена?

 

Последствия своеволия

Помимо тех, что перечислены выше (инфантильность неудачи в личной жизни, часто профессиональная несостоятельность, асоциальное поведение), хочется особо подчеркнуть тот вред, какой своеволие наносит развитию ребенка. Порой физическому, так как своевольный ребенок больше рискует «влипнуть» в какую-либо историю, заканчивающуюся травмой или увечьем. И почти наверняка — развитию интеллектуальному и эмоциональному.

Это тоже может показаться странным. Как же так? Вроде бы, своевольные дети больше проявляют свою индивидуальность, а значит, более склонны к экспериментам, к постижению чего-то нового... И опять это лишь кажущаяся закономерность. Не обладая волей к преодолению трудностей, такие дети как раз предпочитают идти по накатанному пути, делая лишь то, что им дается без труда (а это, в основном, развлечения).

И потом, развитие происходит, когда человек имеет какие-то образцы для подражания, идеалы, на которые он равняется и которых стремиться достичь. Если же кроме себя, любимого, иных идеалов у него нет, то и развития никакого не будет. Зачем стремиться к чему-то, когда все уже есть? Зачем заниматься самосовершенствованием, если ты и так — верх совершенства?

Конечно, на самом деле полный отказ от идеалов — это тоже миф. Люди устроены таким образом, что совсем без идеалов они жить не могут. И у своевольного ребенка идеалы (а точнее сказать «кумиры»), разумеется, будут. Обычно это «крутые» киногерои, решающие все жизненные вопросы кулаками и автоматными очередями, рок-певцы с интеллектом приматов и патологическими половыми наклонностями, «братва» на джипах, панки, рокеры, скинхеды и прочее. Только вот к чему приведет подражание таким кумирам? Ведь они еще более «отвязанные», чем он сам. Значит, в перспективе следует ожидать не развития, а деградации.

 

Своевольный ребенок попадает в ловушку: искренне веря в свою оригинальность и самостоятельность, он чем дальше, тем больше отстает от сверстников. Чем дальше, тем больше становится малоинтересным, шаблонным типажом с набором стандартных качеств и черт. Посмотрите на подростков, «тусующихся» по дворам, детским площадкам или городским площадям. Как они однотипны, хотя вроде бы каждый стремится подчеркнуть свою индивидуальность: у кого-то в ухе три серьги, у кого-то четыре, у этого волосы выкрашены в рыжий цвет, у того — в зеленый.

Почему же родители это допускают? Вот именно! Почему? Почему, умом понимая, к каким страшным последствиям приводит разгулявшийся детский анархизм, многие родители бывают не в состоянии вовремя огородить свое чадо?

Разгадка родительской беспомощности, на мой взгляд, коренится в двух обстоятельствах. Во-первых, своеволие часто путают со свободой, независимостью, раскрепощенностью. В жалобах взрослых на неуправляемость ребенка нередко звучит потаенная гордость: вот, дескать, какой он у меня свободолюбивый! Не то, что мы... мы росли зажатыми, затюканными, и теперь вынуждены выдавливать из себя раба по капле. А наши дети другие, они с пеленок ощущают себя уникальными, неповторимыми, свободными личностями.

Подчас доходит до полного безобразия: пятилетний «свободолюбец» откровенно хамит пожилой женщине, сделавшей ему справедливое замечание, а мать стоит рядом и млеет от его «раскованности». (В школе, правда, и ей ребенку придется пожинать плоды такой «свободной педагогики». Если в начале перестройки многие учителя и родители радостно отказались от «авторитарных методов» обучения, то потом, ужаснувшись последствиям, поспешили вернуть во многие школы строгую дисциплину. И сейчас даже элитарные лицеи в своей рекламе делают особый упор на высокий уровень требований к знаниям и дисциплине учащихся, понимая, что именно это снова котируется среди родителей).

Ну, и во-вторых, взрослые просто-напросто идут по пути наименьшего сопротивления. А значит, не особенно отличаются в этом от своих сыновей и дочек. Их ребенку легче закатить скандал, чем убрать игрушки, а им легче «не связываться», не проявлять необходимую в данном случае твердость. Иными словами, родителям тоже не хватает положительного волевого потенциала и настоящей, взрослой самостоятельности. Они тоже снимают ответственность с себя и перекладывают ее на чужие плечи: на педагогов, психологов, врачей, милиционеров.

 

Недавно ко мне пришла на консультацию молодая женщина с сыном-дошкольником. Никаких серьезных психических отклонений у мальчика не было, но избаловать его уже успели страшно. Настолько, что неискушенному человеку он мог даже показаться не вполне нормальным. В последнее время своеволие ребенка начало переходить все допустимые границы, и мать забеспокоилась. Однако, когда речь зашла о том, что поведение сына надо ввести хоть в какие-то рамки, она неожиданно категорично заявила, что сама это сделать не в состоянии: и характер у нее чересчур мягкий, убеждения не позволяют.

— Но ведь очень опасно пускать все на самотек, — возразила я. — Если он сейчас не признает никаких авторитетов, то что же будет в подростковом возрасте? Мальчик и из дома уйти может, и с наркоманами связаться...

— Да я нисколько не сомневаюсь в том, что он попробует наркотики! — пожала плечами мать. —«И НИЧЕГО МЫ С ЭТИМ НЕ ПОДЕЛАЕМ. Лишь бы не привык...

Ну, что тут скажешь? Сынишка еще и слова такого — «наркотики», наверное, не знает, а она уже расписалась в своей беспомощности. И главное, считает это в порядке вещей!

Так что во многих случаях безответственность детей — наследственная черта взрослым, если они действительно хотят изменить ситуацию следует начать с себя. Звучит вроде бы просто, а в реальности это как раз самое сложное, ведь менять себя сложнее всего. Как говорится, в чужом глазу мы видим соринку, а в своем не замечаем бревна.

 

Счастье - это когда тебя понимают

А как же все-таки приучить ребенка к самостоятельности? — спросите вы. Прежде всего, необходимо поставить себя на его место и понять почему он бунтует, отказываясь выполнять требования взрослых

Может, это попытка хоть как-то проявить свое «я»? Ведь очень часто, жалуясь на своеволие детей, родители (обычно матери) следуют за ними по пятам и в буквальном смысле слова не дают бедолагам без спросу ступить ни шагу. Помнится, одна мама даже диктовала своему семилетнему сыну, когда ему ходить в туалет. А на замечание психолога, что дети этого возраста вообще-то и сами в состоянии определить, назрела ли у них данная потребность, заявила, что ее сын еще слишком мал и несамостоятелен.

Ребенок, зажатый в тиски родительской опеки, естественно, воспринимает инструкции взрослых как очередное посягательство на свою свободу и норовит уклониться от их выполнения.

Так что нужно побороться с гиперопекой, сильно сократить количество замечаний, предоставить сыну или дочери больший простор для проявления своего «я», и тогда многое станет на свои места.

Сравнительно недавно к нам на занятия с Ириной Яковлевной Медведевой привели шестилетнего мальчика. Мама жаловалась на зашкаливающее своеволие, демонстративность, вспышки агрессии. На занятиях же ничем таким даже не пахло. Коля вел себя послушно, с огромным удовольствием выполнял наши просьбы и задания, жаждал всем услужить: поднимал упавшие игрушки, помогал расставлять стулья, уступал девочкам свою очередь. Дети такого возраста еще не поднаторели в искусстве лицемерия. Да и потом, на наших занятиях любой ребенок быстро раскрывается и становится видно, какой он на самом деле. Тем более, если в его характере действительно присутствует своеволие. Тут и ждать-то ничего не надо, все сразу проявится. В детском саду и в изостудии, куда ходил мальчик, тоже, как выяснилось, к нему не предъявляли претензий. Поэтому мы предположили, что Колино своеволие является реакцией на травмирующую семейную ситуацию. И начали в ней разбираться.

 

Когда у ребенка много родственников, это отлично. Он не чувствует себя одиноким в мире, его окружают любовью и заботой. Но если все эти родственники чересчур активны, и почти вся их активность направлена на одного-единственного ребенка, они могут задушить его в объятиях. Как, собственно, и происходило в Колином случае (естественно, в переносном смысле). Взрослые не давали ему спокойно ступить ни шагу, постоянно давали инструкции, советы, одергивали, поучали, отчитывали. Делали они это из лучших побуждений, но мальчик начинал задыхаться и терял самообладание. Ему просто не хватало в семье жизненного пространства. Надо еще добавить, что мальчик был на редкость разумный и вообще-то ему практически никаких замечаний делать не приходилось, он и так все понимал с полуслова. В семье же его держали за несмышленыша. Когда родные начали следить за собой, воздерживаться от излишней опеки и прислушиваться к мнению мальчика, его своеволие вдруг куда-то испарилось.

Часто детская безответственность проистекает и от... страха родительской нелюбви. Идя вразнос, ребенок стремится привлечь к себе внимание взрослых. Хотя взрослым может казаться, что они только им и занимаются. И очень может быть, что так оно и есть, но непослушный ребенок раздражает их своими выходками. А значит, внимание, которое они ему уделяют, носит сугубо отрицательный характер. Ребенку же необходимы положительные эмоции для того, чтобы поведение его начало налаживаться. Снова создается порочный круг, и размыкать его опять-таки необходимо взрослым.

Ну и, разумеется, бывает истинное своеволие — особый склад характера, в основном, присущий мальчикам. И тогда следует заниматься его облагораживанием, возвышением, элевацией. Об этом мы сейчас поговорим подробнее.

 

Как важно быть последовательным

Жалуясь на детское своеволие, многие взрослые произносят весьма характерную фразу: — Что мы только ни делали! Отец даже ремнем его (ее) ПЫТАЛСЯ отхлестать — все без толку.

Здесь очень симптоматично слово «пытался». Как правило, родители своевольного ребенка мечутся из крайности в крайность, судорожно пробуют применить к нему те или иные воспитательные меры, но потом начинают его жалеть и смягчают наказание. Им хочется верить, что он поймет и оценит их благородство. А он извлекает совсем другой урок.

«Предки — слабаки, — думает ребенок. — Если немного покапризничать, поканючить или закатить скандал, они сдадутся и сделают по-моему». А упорства в достижении своих прихотей такому ребенку не занимать. Тем более, что обычно и напрягаться особенно не приходится. Родные сдают позиции практически без боя.

Поэтому «непоследовательность родителей приведет к вполне предсказуемому результату: ребенок в борьбе укрепится и в следующий раз сможет еще дольше «выдержать характер». Если такое происходит часто, у него складывается определенный стереотип отношений с родителями. А у них создается впечатление, что он абсолютно несгибаем. Этакий стоик, Муций Сцевола.

Но ведь это совсем не так! Своенравные дети на поверку бывают гораздо зависимее от взрослых, чем их более покладистые сверстники. У них обычно масса просьб и желаний, то есть рычагов воздействия на своевольных детей предостаточно. Мало ли что они демонстрируют свое равнодушие в ответ на угрозу лишить их каких-либо благ? Они вообще очень многое делают в расчете на то, что окружающие примут их демонстрации за чистую монету. Если хочешь воздействовать на такого ребенка, ни в коем случае не поддавайся на его удочку.

Окорачивая детское своеволие, совершенно необходимо проявлять последовательность. Иначе ничего не добьешься. Как и для любого другого ребенка, самое страшное наказание тут — лишение общения. И к нему следует прибегать в крайнем случае, когда другие меры уже исчерпаны.

— Что ж мне полгода с ним не разговаривать? — нередко спрашивают матери.

Нет, конечно. Для дошкольника обычно хватает и дня. Школьники, уже привыкшие побеждать в этом поединке воль, могут выкаблучиваться дольше, но на моей памяти даже до недели никто из них не дотягивал.

— А как же еда, уроки, уборка игрушек? Если с ним не разговаривать, он ничего и делать не будет - волнуются мамы.

Будет, когда поймет, что это не пустые угрозы. А если он пару раз не пообедает или опоздает в школу, ничего страшного. Очень полезно на собственном опыте, а не только со слов родителей, узнать, какие последствия бывают у нехороших поступков. И чем раньше — тем лучше. Ведь с возрастом последствия становятся все более тяжелыми. Хуже будет, если впервые своевольный ребенок что-то поймет только в колонии или в операционной.

Помните: на самом деле своевольным человеком управлять нетрудно, ибо он тщеславен и одновременно слабоволен. Еще один парадокс. Уж в слабости такого человека, казалось бы, никак нельзя упрекнуть, но что такое уход от трудностей и снятие с себя ответственности, как не признак душевной слабости? А слабого человека рано или поздно кто-нибудь подчиняет своему влиянию. Причем далеко не всегда благотворному.

 

Посильность требований

Кроме того, ваши требования должны быть посильными. Бессмысленно говорить сыну-семикласснику, даже самому отъявленному прогульщику: «Иди, устраивайся в другую школу!» Это он дома и во дворе «крутой», а прийти к незнакомому взрослому, да еще с дневником, испещренном замечаниями, ему, конечно же, страшно.

Или, скажем, шестилетке, у которого плохо развита мелкая моторика (а попросту говоря, неловкие, непослушные руки), действительно трудно завязывать шнурки на ботинках и застегивать рубашечные пуговицы. Мало ли что его сверстники уже с этим справляются?! Попреками тут ничего не добьешься, лучше потратить силы на развитие пальцев. Тем более, что это и в школе пригодится.

 

Компромисс, но без авансов

Ну и, конечно, нужно прийти к разумному компромиссу. В чем, по мнению взрослых, обычно должна проявляться детская самостоятельность? — В том, что дети без посторонней помощи готовят уроки, складывают в портфель тетради и учебники, прибираются в своей комнате и т. п. А как представляют себе самостоятельную жизнь дети? — Можно сколько хочешь гулять, без ограничения смотреть телевизор, играть на компьютере... короче, без удержу развлекаться. Иначе говоря, в представлении взрослых самостоятельность — это сплошные обязанности, а по мнению детей — максимально широкие права. И требовать от них, чтобы они наслаждались этими довольно скучными занятиями, по меньшей мере, наивно.

Но сбалансировать права и обязанности можно. Ты считаешь себя большим и хочешь попозже ложиться спать? — Пожалуйста, только у взрослеющего человека появляются новые обязанности по дому. Что ты предпочитаешь: мыть каждый день посуду, ходить за хлебом или пылесосить квартиру по выходным? (Очень важно предоставлять своевольному ребенку возможность выбора, однако в заданных в рамках. Тогда он будет двигаться в нужном вам направлении, сохраняя при этом свое лицо.)

Надо показывать и на личном примере, и на примере окружающих, что свобода взрослых людей напрямую увязана с большим количеством обязанностей. Да, взрослые могут ходить, куда хотят, покупать, что хотят, смотреть, что хотят, но при этом их обязанность — зарабатывать деньги, делать очень много вещей, которые им делать не нравится или трудно, и прочее, и прочее.

Имея дело со своевольным ребенком, крайне опасно расширять его права, не расширяя обязанностей. Если он привыкнет к пониманию свободы как вольницы (что хочу — то и ворочу), с ним потом будет нелегко совладать.

Очень часто своевольные дети не выполняют своих обещаний. И родители опять-таки записывают их в «невоспитуемые». Между тем как всего-то навсего надо воздержаться от авансов. Вам сын пообещал сесть за уроки, если вы ему разрешите посмотреть телевизор, а когда фильм закончился, заявил, что уроками займется завтра? — Что ж, пусть в другой раз телевизор будет ему наградой только за ПРИГОТОВЛЕННОЕ задание. И никаких поблажек! Не бойтесь, что он закатит истерику или разнесет квартиру. Истерику вполне можно перетерпеть, а за битье посуды или крушение мебели должно неотвратимо следовать суровое наказание. Тут про свой мягкий характер лучше на время позабыть. Иначе у всех, в том числе у самого ребенка, может сложиться впечатление, что он действительно невоспитуем. А это не та победа, которой полезно гордиться.

По материалам книги Т. Шишовой, православного педагога, "Чтобы ребенок не был трудным"

изд-во "Христианская жизнь", 2008 г.

 

 

Share this post


Link to post

Всем добрый день. о послушании ребенка пишут много, но в жизни часто не так как в книге. Что бы ребенок был послушен, он должен быть уверен что его понимают, его нужно учить послушанию, не словами рассказывать а сам примером личным. А самое главное всегда разговаривать с ним. интересоваться его жизнью. что бы он чувствовал заботу. Привести ребенка к вере можно молитвой о нем и обязательно личным примером только. Но самое главное всегда быть с ним рядом. У меня двое детей от разных браков и получилось так что одного ребенка я совсем как бы отстранил от себя все некогда было мне работа, суета, вырос ребенок и теперь бывшая супруга жалуется а я и помочь не знаю чем. оказалось что я ребенка совсем не знаю ион не знает о чем говорить со мной. Страшно получилось и как исправить не знаю.

Стараюсь не сделать ошибки той же с сыном. Дети все хорошие, они впитывают то что мы им даем, что они у нас видят как мы ведем себя. Только бывает поздно мы замечаем это.

Самое страшное потерять нить связующую тебя с твоим ребенком, не физическую, а духовную.

Share this post


Link to post
Только бывает поздно мы замечаем это.Самое страшное потерять нить связующую тебя с твоим ребенком, не физическую, а духовную.

 

Главное , что вы это поняли .

Я росла при живом отце без отца .Что чувствует ребёнок когда нет рядом того" самого сильного , самого умного , самого ...", я знаю не по наслышки .И что делается в душе ребёнка когда отчим берёт на руки своего ребёнка , расказывает ему сказки держа его на своих коленях , помогает ребёнку в трудных ситуациях ....то же прожито самой .Нет! Младшего брата , я ЛЮБЛЮ .Он родился слабеньким и тогда подумала "как эта маленькая обезьянка может без моей помощи вырасти ?"С младшим у нас СЛАВА БОГУ до сих пор хорошие отношения, а вот старший брат так и не смог простить предательства сначало своего отца , потом как он сам себе внушил при помощи добрых людей и предательство матери .Он просто терпит .А меня с младшим считает чужими , которые мешали ему жить как "положено".=(

С отцом , я лет до 17 хотела встретиться , детское чувство любви к самому дорогому тогда человеку не уходило , пока я не представила нашу встречу.Я долго молчала и поняла , что мне не о чем говорить с человеком который живёт с другой семьёй и решает проблемы своей(другой) дочери.....Я до сих пор незнаю , что я бы сделала при встречи с человеком который когда то был мне дорог , но в самые трудные для меня дни его не было рядом.

Сейчас я уже в возросте и конечно неосуждаю ни отца не мать , но вот боль, от последней нашей встречи , когда мне сказали , что если я ещё раз подойду к отцу , то отправят меня в детдом.Боль не ушла .

В боли ребёнка виновны мы взрослые .

Я СЛАВА БОГУ помнила всё это и когда была должна решиться на развод ...та БОЛЬ не дала мне сил сделать БОЛЬ моим детям , для которых их ПАПА самый -самый .

Хорошо ли сделала для себя родной ? нет !Но мои дети ругались и мирились и до сих пор ругаются и мирятся со своим отцом.И это всё же лучше , чем жить с непониманием и отчуждением из-за того , что между родителями прошла СТРАСТЬ , а ЛЮБВИ и не было , и поэтому они решили разойтись , не подумав о чувствах и БОЛИ ребёнка .

МОЛИТЬСЯ нам всем надо за детей наших , что бы БОГ не оставил их в трудную минуту жизни .

А там может найдутся и слова для разговора между родителями и детьми .

На всё ВОЛЯ БОЖИЯ !

Share this post


Link to post

Что бы ребенок, исполнял заповеди и старался жить по христиански.

Нам нужно самим это делать во первых скажем может грубо - но внешнее (ходить в храм, Причащаться, исповедоваться, дома утренние и вечернее правило выполнять всем вместе и так далее). Объяснять и рассказать ребенку о православии, о Боге, о его любви и заботе о нем и вас и всех. Стараться самим быть примером. Молиться за ребенка и за себя, что Господь дал помощь воспитать правильно своего ребенка. За тетей мы так же будем отвечать пред Богом как и за все остальные свои поступки.

Это как когда мы переходим дорогу с ребенком- мы берем его за руку и ведем, рассказывая и показывая как это нужно делать, и главное зачем так нужно делать смотреть на право и налево. Объяснять. Ведь мы иногда не каждый раз и с ребенком сами переходим правильно дорого. Если ему не объяснять он не поймет разницы и потом будет беда когда он останется без нас.

И так каждый день и не один раз. И современем в ребенке укрепляется то, что вот так надо делать именно и это правильно и истинно. И потом он также научит и своего ребенка.

Share this post


Link to post

Общество, в котором есть детские дома, не имеет будущего

«Общество, в котором есть детские дома и постоянно увеличивается число брошенных отказных детей, будущего не имеет. В обществе, в котором появляются бездомные дети, родители отказываются от своих собственных детей, нет чувства преемственности и родства, в этом обществе стираются грани добра и зла».

Так считает банкир Роман Авдеев. Несколько лет назад он понял, что со стороны, помогая детским домам материально, ничего не изменить. Тогда он усыновил 16 детей. Когда он принес крестить сразу 8 малышей, в храме сразу не поняли, откуда столько детей: «Это – мои дети!» – гордо ответил Авдеев. «А это кто же, – показывая на нянь, которые держали по малышу каждая, спросила сотрудница». – «А это – мои жены!», – радостно объяснил Авдеев. Шутку приняли тепло. Авдеев усыновляет детей в возрасте до года, не выбирая детей специально и не меняя данные в детдоме имена.

f6d20b7940761dc0fe7dc0a6f128dce1-580x427.jpg

Роман Авдеев с семьей

Почему Роман Авдеев считает систему детских домов неэффективной, как быть с зарубежными усыновлениями и почему нет жизни у страны, где есть детские дома – об этом он рассказал в интервью главному редактору Правмира Анне Даниловой.

Роман Иванович, итак, почему у общества, где есть сироты, нет будущего?

– Эти слова надо понимать не в экономическом смысле – рост количества детских домов экономически общество не напрягает.

Из 18 тысяч усыновителей детей из России, 3 тысячи – это иностранцы. Это почти 20%! Я и раньше понимал, что у нас мало усыновителей, но официальные цифры (данные председателя Верховного суда России В. Лебедева – прим.ред.) меня просто подкосили, а ведь если посмотреть реально, то каждого четвертого ребенка в России усыновляют граждане других стран. Это позор для нации!

 

– Сегодня часто ставится вопрос о том, чтобы запретить усыновлять наших детей за рубеж – оттуда приходят тревожные вести, регулярно там умирают усыновленные из России дети…

– Конечно, меня глубоко возмущают и истории с возвратом детей и особенно со смертью. Но американцы никогда не замалчивают такие трагические случаи в приемных семьях. Мне бы хотелось видеть и статистику того, что происходит у нас в России в приемных семьях. Она наверняка есть, но почему-то об этих цифрах стыдливо умалчивают. И американцы же не воруют наших детей и не тайком вывозят их из страны. Это наши бездомные брошенные дети, для которых общество не может создать условия для жизни на родине. 50 тысяч детей каждый год бросают в роддомах и еще несколько тысяч изымают из неблагополучных семей. Какое будущее у них? что мы здесь в России готовы для них сделать?

Мне видится, что в нашем обществе очень часто возникает какая-то фальшивая гордость, вот мы — русские, мы православные, мы особый народ, у которого особые отношения с Богом. А вдруг приезжают из-за океана какие-то непонятные люди, у нас с ними есть противостояние в области экономики и геополитики, и они еще и наших детей усыновляют! А при этом совершенно забывается, что что сама возможность усыновлять российских детей в США появляется исключительно потому, что они у нас в России бездомные.

– Если бы не было случаев такой трагической смерти приемных детей, никто не был бы против усыновления за рубеж!

– А многим ли известно, что за почти 20 лет за рубежом погибло 18 детей-сирот из 91 тыс. 861 ребенка из России. А из 158 тыс. 974 ребенка, усыновленных россиянами по данным Минздравсоцразвития, за 15 лет, начиная с 1991 года, погибли 1220 усыновленных российскими гражданами детей (!). А еще прибавьте к этому, что в прошлом году было 8 тыс. случаев отказа приемных родителей от взятых ими сирот. Каждого третьего усыновленного потом снова возвращают в детдом.

Проблема детей-сирот глубже, проблема в нашем отношении к брошенным детям: если у нас таков менталитет, если мы позволяем, чтобы росло количество брошенных детей, то общество само себя разрушает, у такого общества нет будущего.

6 фактов о детях-сиротах

 

  • 700 000
    детей-сирот зарегистрировано в России (2011 г.)

  • 2/3
    детей сирот в России – социальные сироты (родители живы)

  • 678 000
    детей-сирот было в СССР в 1940-е гг.

  • 15 000
    детей в год усыновители возвращают в детские дома

  • 1220
    усыновленных детей погибли за 15 лет в России (
    12
    детей убиты усыновителями-россиянами, 23 получили тяжелые травмы от приемных родителей).

  • 19 детей
    , усыновленных за рубеж, погибли за 18 лет.

– Поменять менталитет – это нужны годы и годы. А в чем вы видите главную проблему самих детских домов? Не хватает ресурсов, денег?

– Государство тратит колоссальное количество денег на ребенка. В большинстве детских домов персонала больше, чем детей.

– Наверное, не все средства до детей доходят, мягко говоря…

– Я не думаю, что выделяемые деньги воруются, я не могу себе представить, что директора детских домов будут класть детские деньги к себе в карман. Нет, но деньги расходуются очень неэффективно.

– В чем это проявляется?

– Типичная картина детского дома – день ото дня воспитатели вместе с детьми всех возрастов смотрят телевизор. Когда бы ты ни пришел – все вместе застыли перед экраном. Многие дети катастрофически отстают в развитии, их нельзя устроить даже в самую простую сельскую школу, ими надо заниматься! Но когда я спрашиваю директора детского дома, что можно сделать, чтобы изменить ситуацию (каких только сегодня нет развивающих методик, программ, учебников!), она говорит, что вот тут краска облупилась, тут ремонта давно не было, а там дверь надо заменить! И еще повторяет, что надо наказывать родителей, которые бросают детей. Я не слышал никаких предложений по изменениям в общем образовательном и воспитательном процессе! Директор детдома об этом и не думает. Люди душевные, пироги вкусные, но к профессиональному воспитанию это отношения не имеет.

– Ну, ремонт тоже нужен…

– Ремонт, конечно, нужен, только вот посмотрите за детские лагеря и пансионы в Европе? Состоятельные европейцы, которые могут позволить детям любое воспитание, отдают детей в лагеря на лето, а иногда и на постоянное обучение в школы, где условия не лучше (а иногда и похуже), чем в российских детских домах. У нас, правда, двери покрашены зеленой краской, там другой, но, по сути, то же самое. Комнаты, где спят по 4 человека, где удобства на этаже, кампусы с неидеальным ремонтом, и «школа выживания», в которой детей из состоятельных европейских семей учатся, как впятером пообедать на 30 евро, например. Родители это приветствуют и заранее записывают ребенка в такие лагеря.

Сегодня государство тратит на детей больше, чем часто тратится в семьях.

– Но до детей доходит, наверное, немногое…

– До детей мало доходит воспитания! Я далек от мысли, что люди, которые работают в детских домах, воруют. Сама система работы в детском доме неэффективна: задействовано очень много людей, но нет понимания того, что делать. Может быть, нет и желания.

Денег, на мой взгляд, выделяется много, но государство не может повлиять на наш менталитет! Это наша задача, моя, ваша. Надо переходить от социального иждивенчества к социальной ответственности. Надо переходить к ответственности, справедливость в некоторых областях заменить словом эффективность.

– Как решать проблему системно?

– Если говорить о системе, надо сократить количество детских домов, сделать детдома в крупных городах и основной акцент уделять на развитие и социализацию детей.

– В небольших детских домах есть возможность уделить ребенку намного больше внимания!

– Вопрос не в том, сколько уделять внимание, а как! Детьми надо заниматься. Сидеть и смотреть телевизор весь день – это не значит заниматься ребенком. А эффективно преподавать можно и большим группам.

– Менять штат сотрудников?

– Бесполезно. Менять установки всей системы. Она должна быть нацелена на интересы детей, а не на интересы государства.

– Что это значит на практике?

– Любой человек, который столкнулся с системой усыновления, испытывает сюрреалистические сложности. Часто говорят о документах, но их минимум, и все документы действительно нужны. Но ведь когда родители становятся кандидатами на усыновление и идут в суд, если ты в опеке не знаешь Марь Петровну, с тобой даже разговаривать не будут. Ко мне все время обращаются люди и просят помочь с контактами опеки. Если просто позвонить в опеку, окажется, что детей нет, надо вставать в очередь и пройти все круги ада. Интересами детей никто не занимается…

– Трудно требовать от учителей и воспитателей такой работы, как в Европе – там учитель престижная и высокооплачиваемая профессия…

– Да, главные вопросы лежат в сфере образования. Ее надо сделать более конкурентноспособной и востребованной. Ведь, понимаете, если спросить, уважаемая ли профессия учитель, все скажут – конечно! Но если спросить, хотите ли вы, чтобы ваши дети были учителями – что вам ответят? Конечно, нет!

Поэтому пока не изменится отношение общества к тому, кто и как должен воспитывать детей, к детям-сиротам, к проблеме приоритетов, к воспитанию – не изменится ничего – и любые дотации и субсидии не исправят ситуации.

Сейчас к детским домам нет внятного общественного заказа. Общество с детских домов не спрашивает, общество не говорит: вы неправильно расходуете, вы украли, вы мало воспитываете! В целом в нашем обществе нет заказа на эффективность. Точно так же как и в политике нет правых партий. Все столпились на левом фланге. Я не хочу сказать, что все решит, скажем, правая политика, но теряется целый пласт, общество живет по законам иждивенчества.

В средней и высшей школе надо менять стандарты. Ученики должны голосовать за школы, выбирать школы. Необходима частичная коммерциализация образования. И ведь коммерциализация образования уже произошла, но ее надо узаконить! В высшем образовании нужно многое поменять. Сейчас студенты отсиживают пары, как-то сдают экзамены, только чтобы получить диплом. А нужны образовательные кредиты и образовательные гранты ученикам, деньги должны быть привязаны к конкретному студенту, а студент может сам распорядиться своим вложением. Но если он платит за свое образование, он будет совершенно по-иному относиться к получаемым знаниям.

– Если посмотреть шире – как по-Вашему решать демографическую проблему сегодня?

– Есть общемировая тенденция: чем больше мы берем ответственность за детей, тем меньше детей. Тут ничего не сделать. Существующая поддержка семей государством оставляет желать лучшего, например, программа материнского каптала – совершенно невнятная. Она не меняет жизнь существенно – это абстрактное обещание: что будет через 18 лет, какие будут проценты, сколько что будет стоить – непонятно. Единственное – хорошо, что хотя бы что-то из маткапитала можно оплачивать уже сегодня: ипотеку, учебу, лечение.

– А системно что менять?

– Отношение людей. Хорошо, чтобы государство все делало. Но важен еще и вопрос приоритетов. У населения нет ориентации на деторождение. Можно дать любые социальные гарантии и условия, но от этого люди не станут рожать больше детей – посмотрите на падение рождаемости в Европе! Не поменяв приоритеты, нельзя решить демографическую проблему.

Чтобы люди рожали детей, нужно, чтобы изменилось отношение к семье. Для этого нужны и пропаганда, и социальная реклама, необходимо поднимать социальный престиж большой семьи в общества, нужны и кассы для беременных, и детские сады без очередей, куда не страшно отдать ребенка, и хорошие школы, где дети учатся – но все это программы не одного дня. Это программы, рассчитанные на годы и годы. Нельзя сегодня ввести какую-то льготу, увидеть, что детей больше не стало, и ее отменить. Все программы должны быть долгосрочными.

– В начале года Президент Д.Медведев посоветовал миллиардерам пойти в школы общаться с учениками. Мы резко раскритиковали эту инициативу Президента, а вы с тех пор несколько раз проводили беседы в своей школе в Одинцове, как оцениваете опыт?

– На троечку. Дети относятся к гостю как к гуру, у которого надо для галочки спросить что-то. А надо развивать партнерские отношения со школьниками. Чтобы они поняли, что в их руках очень многое! Что нужна идея и надо над идеей работать, тогда и будет рост.

family2.jpg
– Ваши дети на домашнем обучении или в частной школе учатся?

– Нет, те, кто школьного возраста, ходят в Одинцовскую школу.

– Не задаю вопрос, как справляетесь, потому что с таким штатом нянь…

– Мы обязательно стараемся научить ребенка самостоятельности и ответственности. Например, я запрещаю няням ходить за детьми старше четырех лет во время прогулок: они гуляют рядом с домом, но все шишки, царапины, ссадины, синяки – это нормально. Гораздо хуже, если каждый шаг будет под контролем взрослых и ребенок будет неприспособлен к жизни после таких рафинированных условий.

– Баланс работа-дом…

– Плохо, плохо получается, перекос в сторону работы.

– А ваш принцип управления временем?

– Доверие.

– Что самое главное вы хотите в детей заложить?

– Дети должны усвоить, что такое хорошо, что такое плохо. Если они не будут разделять мои ценности, но при этом будут делать нравственный выбор правильно – моя миссия будет выполнена. А образование дает возможность выбора.

– В чем вы черпаете критерий хорошо-плохо, как объясняете?

– Никак не объясняю, не вдалбливаю. Я пытаюсь запустить механизм, чтобы сами поняли. Со старшими вступаю в дискуссии, споры. Недавно мы писали вместе правила и распорядок дня: правила выработали вместе. Детям мы не читаем нотаций, у нас есть система наказаний, это крайняя мера, но неукоснительная.

– Как распределяете время и внимание между детьми? Ведь не все, наверное, получают равное внимание родителей?

– Кому-то достается больше внимание, например, у меня есть дочка -100-слов-в-минуту, конечно, она забирает больше внимания. Но специально никак не делим внимание.

– Фотографий совместных игр с детьми у вас, кажется, больше, чем в деловом костюме и галстуке…

– В моем детстве таких игрушек не было, поэтому заставлять меня с детьми играть не надо – кто больше этим играм рад – большой вопрос!

 

 

Share this post


Link to post

Берегите своих детей,

Их за шалости не ругайте.

Зло своих неудачных дней

Никогда на них не срывайте.

Не сердитесь на них всерьез,

Даже если они провинились,

Ничего нет дороже слез,

Что с ресничек родных скатились.

Если валит усталость с ног

Совладать с нею нету мочи,

Ну а к Вам подойдет сынок

Или руки протянет дочка.

Обнимите покрепче их,

Детской ласкою дорожите

Это счастья короткий миг,

Быть счастливыми поспешите.

Ведь растают как снег весной,

Промелькнут дни златые эти

И покинут очаг родной

Повзрослевшие Ваши дети.

Перелистывая альбом

С фотографиями детства,

С грустью вспомните о былом

О тех днях, когда были вместе.

Как же будете Вы хотеть

В это время опять вернуться

Чтоб им маленьким песню спеть,

Щечки нежной губами коснуться.

И пока в доме детский смех,

От игрушек некуда деться,

Вы на свете счастливей всех,

Берегите ж, пожалуйста, детство!

 

Носите на руках детей!

Ведь этот миг недолго длится,

И он уже не повторится,

Они становятся взрослей.

Носите на руках детей!

Им это очень- очень важно,

В объятьях им тепло, не страшно,

В период самых первых дней.

Носите на руках детей!

Дарите так любовь друг к другу,

И чувства не губите,

Грубость лишь сделает сердца черствей,

Носите на руках детей!

Избаловать любовью сложно,

Носите на руках! Смелей!

Носите на руках детей!

Пока вы им нужны как воздух,

Пока еще не стало поздно,

Любите всех душой своей!

 

Выбирал мальчишка розу осторожно,

Так, чтоб остальные не помять,

Продавщица глянула тревожно:

Помогать ему, не помогать?

Тоненькими пальцами в чернилах,

Натыкаясь на цветочные шипы,

Выбрал ту, которая раскрыла

По утру сегодня лепестки.

Выгребая свою мелочь из карманов,

На вопрос - кому он покупал?

Засмущался как-то очень странно:

«Маме…»,- еле слышно прошептал.

-День рожденья, ей сегодня тридцать…

Мы с ней очень близкие друзья.

Только вот лежит она в больнице,

Скоро будет братик у меня.

Убежал. А мы стояли с продавщицей,

Мне - за сорок, ей – за пятьдесят.

Женщинами стоило родиться,

Чтобы вот таких растить ребят

Share this post


Link to post

Отцам, папам, батям

Сразу три книги порадуют заботливых родителей: издательство «Никея» при участии интернет-журнала «Батя» выпустило три сборника по проблемам воспитания детей.

Как провести свободное время с ребенком, чтобы эти минуты запомнились как самые яркие? Как рассказать интересную сказку? Как стать настоящим отцом? Об этом мы побеседовали со священником Дмитрием Березиным, шеф-редактором серии книг.

- Российский рынок печатной продукции наполнен литературой по семейной психологии, по проблемам воспитания детей. Почему Вы решили еще издавать книги по проблемам воспитания?

berezin.jpg

Священник Димитрий Березин

- Действительно, книг о воспитании написано и издано великое множество. Среди них немало и хороших, и полезных. Мы не стремимся заменить их. Однако есть один немаловажный момент почти во всех этих книгах: они про мам и для мам. Как-то так сложилось в литературе о воспитании, что отцам в ней отведена очень незначительная роль.

Известные мне книги, написанные для пап, можно пересчитать по пальцам. Из них достойна внимания только «Отцы и дети» Галины Калининой. Между тем, мы пока не берем на себя труд поучать, как нужно воспитывать детей. В трех изданных альманахах мы собрали статьи по трем, на наш взгляд, самым важным темам:

  • «17 лучших дней» – о тех занятиях, которыми можно заниматься детям вместе с папой в течение года. Все согласны, что отец должен больше уделять времени детям… но как это делать? Сделайте кораблик, изучите игру в шашки, соорудите домашний тир, отправьтесь в велопробег — обо всем этом данная книга.
  • «Отцы, папы, бати» – примеры отцовства. Как дефицитны примеры хороших отцов. С одной стороны, почти каждый может сказать о своем отце что-то доброе. Кто-то гордится отцом, кто-то просто любит и уважает, а кто-то и не знает вовсе. Мы начали собирать воспоминания об отцах.
  • «Сказочник» – книга о том, как сочинять, рассказывать и читать сказки. Ведь дети очень любят, когда папа читает сказки. А еще больше любят, когда сочиняет. А еще в ней несколько замечательных современных сказок с картинками.

- Отец Дмитрий, накладывает ли какой-то отпечаток на книги тот факт, что Вышеф-редактор проекта – священник, а не мирянин?

- Как священник я регулярно общаюсь с детьми и родителями, и тут приходится сталкиваться с целым спектром проблем, как в воспитании детей, так и в воспитании родителей.

 

- Психологи выделяют некоторые типичные проблемы поколений. Так, для поколения детей 1990-х годов некоторые психологи выделяли проблемы страха и застенчивости. Как Вы думаете, каковы основные проблемы, с которыми сталкиваются современные родители? О чем говорит Ваш опыт?

- Боюсь, основными проблемами поколения 2000-х будет отсутствие жизненного фундамента и цели жизни.

Сегодня мы сталкиваемся с тем, что детям не на что опереться: веру родители «не навязывают», да и сами не особо имеют, родительский авторитет все легче подрывается соответствующими мультфильмами, так же, как и авторитет учителей и старшего поколения, — у современного поколения потерян идеализм, стремление к высшему. Столь модный сейчас «стёб» стал неотъемлемой частью образа успешного подростка в то время, как стёб незаметно убивает в жизни все святое.

Соответственно, и стремиться становится не к чему. А раз не к чему – включаются механизмы саморазрушения: прожигание жизни, хамство, пьянство, блуд, наркомания, суициды.

Например, уже стала «нормой» ругань матом в начальной школе. Даже среди детей, регулярно приходящих в храм и исповедующихся, этот грех никак не проходит. А ведь мат – это не только грех сквернословия, но еще и определенные образы взаимоотношения полов, гадкие образы.

Страшная неадекватная агрессия также является следствием отсутствия фундамента жизни – доставление другому человеку страданий становится чуть ли не доблестью, причем все чаще приходится слышать жуткие примеры. Девочки жестоко избивали одноклассницу, снимая это на камеру, — это вам не за косички друг друга дергать; мальчики из 8 класса изнасиловали девочку из своего класса; девочки-подростки системно грабили одиноких пенсионеров и так далее. Среди детских преступлений около половины тяжкие и особо тяжкие, и все неподсудные — нельзя же судить до 14 лет.

Причиной, конечно, являются взрослые. Но не всегда это однозначно семья – слишком часто преступниками становятся дети вполне приличных и добрых людей.

- О. Дмитрий, Вы посвятили часть своей жизни тому, чтобы рассказывать, как стать настоящим отцом для своего ребенка. Вы можете назвать какие-то «критерии» отцовства? Какими качествами должен обладать настоящий отец?

- В журнале «Батя» есть рубрика «Измени себя сам». Я полагаю, чтобы стать настоящим отцом, нужно прежде всего стать настоящим человеком, настоящим православным христианином, чтобы быть совершенными, как Отец наш Небесный.

Ведь нельзя однозначно сказать: делай так и станешь хорошим отцом. В каждом случае любящее родительское сердце должно подсказывать, как поступать. Здесь важно многое: и взаимоотношения с супругой (когда в семье нет взаимопонимания и любви, детям становится страшно), и поведение по отношению к своим родителям, и отношение к работе и обязанностям, и отношение к другим людям, и жизненные цели и ориентиры («срубить бабла» или сделать кому-то доброе дело), и как отец решает проблемы ребенка (учит принимать решения и нести ответственность, помогая в трудной ситуации, или же «решает все проблемы»), и многое другое.

Мы приводим в альманахе пример святого праведного Алексия Мечёва и его сына – священномученика Сергия Мечёва. Пример праведной жизни отца сделал святым сына, хотя иногда они друг с другом могли и не соглашаться (продолжительность и уставность богослужения, строгость исповеди и т.д.).

Или пример жизни летчика-испытателя Юрия Гарнаева, также приведенный в альманахе «Отцы, папы, бати», описанный его дочерью.

Есть и отрицательные примеры, когда отсутствие отцовского воспитания или неадекватность такого воспитания делали из ребенка преступника. Думаю, почти каждый сможет вспомнить хулиганов из школьного детства — почти все они имели проблемы с отцами.

batya_2.jpg

Фото: Антон Мусатов

- Постоянная дилемма родителей – позволить или нет, баловать или нет… Можете ли Вы сформулировать некие принципы, когда стоит проявлять строгость в воспитании, а когда нет?

- Прежде всего, здесь надо исходить из полезности для ребенка, поскольку зачастую подобные решения принимаются сквозь призму собственного желания/нежелания («разрешу тебе еще поиграть на компьютере, потому что по телевизору интересный сериал»).

Я обычно рекомендую в зависимости от возраста ребенка постепенно расширять его сферу принятия решений и несения за них ответственности.

Например, ребенок лет 4 может принять решение сам: одеть на прогулку более легкие, но красивые перчатки, или теплые, но менее красивые варежки. Родитель может предупредить, что на улице мороз, и руки могут замерзнуть. Пусть ребенок выберет. Если замерзнут руки, можно напомнить о том, что этот выбор ребенка был вопреки рекомендации родителя. Но конечно, не нужно вставать в позу и уж тем более оставаться черствым «исполнителем наказания», надо помочь согреться.

Иногда, конечно, необходимо настаивать, особенно это касается занятий, не требующих усилий, — телевизора и компьютера. Здесь постепенно надо внушить мысль, что если сказано выключать, то надо выключать (только говорить о выключении надо не за 5 секунд, а постепенно, минут за 10, потом дождаться логической паузы, то есть вести себя тактично по отношению к детям).

Не исключено, что придется перенести пару-тройку истерик по этому поводу, но последовательность ваших действий и отсутствие реакции на истерики быстро наведут мир (особенно если ближе к концу истерики приласкать ребенка, поговорить, отвлечь, не уступая, однако, в той просьбе, по которой случился срыв).

Постепенно увеличивая меру ответственности, мы учим ребенка принимать решения и видеть их результаты. Так мы учим здоровой самостоятельности и рассудительности в противовес самостоятельности стихийной, которая развивается к переходному возрасту у детей, у которых «не было проблем», и за которых все решали родители.

То же касается и различных занятий, в том числе домашнего труда. Часто бывает легче и лучше сделать самому, но кем тогда вырастут наши дети?

Ну и конечно, во всем должна быть любовь.

- Ваши пожелания читателям книг?

- Нам бы очень хотелось объединять всех, кому небезразлично будущее детей: мы приглашаем к сотрудничеству авторов, ждем вашего участия в проводимых конкурсах, ждем отзывов на изданные книги и публикуемые в интернет-журнале «Батя» статьи.

Желаю вам подарить своим детям 17 лучших дней, попасть в очередной альманах «Отцы, папы, бати» и рассказать своим детям сказки не хуже, чем «Сказочник».

Беседовала Елизавета Меркулова

Презентация книг
о воспитании детей «Отцы, папы, бати», «17 лучших дней жизни» и «Сказочник» (Никея, М., 2012) состоится
4 апреля в 19.00
в культурном центре «Покровские ворота»
(ул.Покровка, д.27, стр.1)

Share this post


Link to post

Сейчас Юльке 8 лет, а тогда Юльке было 6, мы - я и мама-Лена пришли с ней в церковь. На жертвенном столике лежали конфеты, печенье, хлеба, фрукты... У Юльки загорелись глаза и было отчётливо видно, что она не в силах сопротивляться непомерному влечению в сторону этих несметных богатств. Юля уже прекрасно знала, что в церкви есть нельзя, и с этого столика ничего не берут - сюда только всё кладут, и вообще конфеты для неё это как бриллианты для швеи-мотористки. Но соблазн переборол мамино воспитание: - "Можно мне конфету?..." - Юля спросила это куда то в никуда, но всем вокруг было очень хорошо это слышно. Мама-Лена переполошилась... А рядом стоял церковный староста - Виталий, и видя эту картину, он всерцах стал хватать всё со стола и совать в руки испуганной Юльке со словами: - "Детёночек конфеток хочет! Нельзя детёночку запрещать... Вот бери, деточка, кушай миленькая... Сколько хочешь бери... Это тебе от Божечки... А вы не запрещайте детёночку - это ему от Божечки..." Мы пытались сопротивляться, но Виталий так себя вёл настойчиво, что казалось, что он заручился поддержкой самого архистратига и спорить с ним - себе дороже. В общем получилось, что Господь часть пожертвованных конфет и печений отдал Юльке, а сопротивляться промыслу Божьему глупо и грешно. Юлька естественно поделилась - раздала нам конфеты и печенья, и мы все втроём сидели на скамейке в храме и ели эти сладости. Нам почему то было очень хорошо и совершенно не стыдно... А Виталий смотрел на нас с какой то умилённой улыбкой, как будто он нас от голодной смерти спас. Спустя примерно пол года Юлька однажды, съев конфету, изрекла: - "А самые вкусные конфеты были которые мне Божечка в церкви дал." Не знаю почему мне этот случай так в голову засел? Вот такое вот воспитание подрастающего поколения...

post-1313-0-81327800-1333265672_thumb.jpg

Share this post


Link to post

Спасибо, Андрей, за стихи! У меня нет своего ребенка, но никогда не поздно взять на вооружение простые истины.:)

Share this post


Link to post

Да нужно любить своих детей и молиться за них и быть для них примером. И Господь все устроит о них и о нас.

:)

Share this post


Link to post

Патриарх Кирилл: убийства детей и детский суицид вызваны нравственным неблагополучием общества (+ ВИДЕО)

Москва, 8 апреля. Патриарх Московский и всея Руси Кирилл заявил, что причиной демографического кризиса и ужасающих преступлений против детей в России является помрачение нравственного сознания современного человека.

pat-kuz-580x387.jpg
«Никакие экономические реформы, никакая модернизация, никакие инвестиции, никакая развитая инфраструктура, никакие высочайшие достижения в области науки, техники, образования, культуры не сделают ничего радикального для изменения к лучшему жизни нашей страны, если народ наш будет вымирать», – сказал Патриарх Кирилл в своем Выступлении на первом заседании Патриаршей комиссии по вопросам семьи и защиты материнства.

«Тема демографии имеет, конечно, ярко выраженное политическое измерение, связанное с безопасностью Отечества. Но при этом проблема демографии имеет некую первопричину, которая лежит в помрачении нравственного сознания современного человека» – добавил он.

По словам Предстоятеля Русской Церкви, семья, наряду с самой Церковью, является институтом, который установил сам Господь Бог, а все остальные явления общественной жизни являются результатом развития и эволюции общественного сознания, и потому у Церкви существует особое отношение к сохранению семьи.

«Мы можем утверждать, что семья в России, на всем постсоветском пространстве, в Европе и во всем мире переживает сегодня тяжелейший кризис. Наше общество приходит в ужас от сообщения о том, как двое молодых людей убивают своего ребенка, а затем заявляют, что он пропал, обрекая весь город и всю страну на глубочайшие переживания. Это сообщение сменяется другим: как отец убивает свою дочь только потому, что она не хотела есть кашу. Далее эти новости чередуются с ужасной информацией о детских суицидах, о том, с какой легкостью дети и подростки кончают жизнь самоубийством…», – сказал патриарх.

«Происходящее несет в себе сигналы огромной силы для каждого мыслящего, для каждого совестливого человека. А если эти сигналы не достигают сознания и сердца кого-то из телезрителей или пользователей Интернета, то это свидетельствует о его духовном и нравственном неблагополучии» – добавил он.

Патриарх Кирилл подчеркнул, что семью нельзя вырвать из общего культурного, социального, политического, экономического контекста, в котором живут люди и на семейное благополучие влияет огромное количество факторов, включая преступность и коррупцию.

«В 2011 году родилось 1 814 000 детей и произведено абортов 1 230 000 — по официальной статистике. Неофициальная статистика оперирует ужасными цифрами — 3,5 — 4 млн. абортов. Сегодня в России около 700 тысяч детей-сирот, большинство из которых — социальные сироты, то есть сироты при живых родителях. По данным Роспотребнадзора ежедневно в России употребляет алкоголь — вдумайтесь! —33% юношей и 20% девушек начиная с 13 лет. Число самоубийств среди подростков — это 20% от всех самоубийств. Никогда не было такой страшной цифры», – отметил он.

«Конечно, можно пытаться решать проблемы общества политическими и экономическими методами, по всей вероятности, на уровне правительства. Именно это и нужно делать в первую очередь, но без понимания того, что в основе всего — нравственные проблемы личности, формирующейся в семье, успеха не будет», – заключил Патриарх Кирилл.

Share this post


Link to post

Дома читаю Псалтирь по ново приставленной младеницы Ани Шкапцовой.

http://www.rosbalt.r.../30/963472.html

У нас в Брянске почти месяц всем миром искали эту "украденную" девочку... Так сочувствовали родителям... Штаб создали по поиску, вся милиция и очень много добровольцев круглосуточно искали... А вот как получилось...

pic27708266x600.jpg

Share this post


Link to post
Дома читаю Псалтирь по ново приставленной младеницы Ани Шкапцовой.

 

то что получилось просто ужасно, в голове не укладывается на сколько нужно быть без нравственными и жестоким, не к окружающим в данном случаи а к своему ребенку к своей крови. И потом еще пытаться оправдать себя какими то словами.

Share this post


Link to post

Да, с убиенным младенцем Анной - я не знаю...

Да вот только что видела психолога нашего садика. Чуть не плача рассказывает, что сейчас беседовала с 5-летней девочкой, нашей воспитанницей. И та по серьезному, спокойно и обстоятельно рассказывает, как ее бьет мама и старший брат. Мама бьет старшего брата ремнем с металлической пряжкой, а потом ее, иногда ногами. И брат ее тоже бьет, злой. У мамы все плохо, ее все раздражает(слова девочки), а по ночам мама гуляет. Нарисовала двух маленьких детей, рядом безобразное чудище - волосы дыбом, а чуть в стороне улыбается папа, который очень хороший, но ушел и больше никогда не вернется.

Что же делать? Первое - побеседовать с мамой, и если все правда, а сомнений почти нет, т.к. попросили побеседовать с ребенком воспитатели, обратив внимание, что после выходных девочка - никакая. И если все правда - что ждет ребенка дома после разговора с мамой? А вдруг она больше никогда и никому ничего не расскажет? Психолог говорит - такая безисходность в глазках, а девочка светленькая такая, тихая...

Детки - наши зеркала. Чего только не насмотришься. И самое печальное, последнее время все больше деток, глядя на которых понимаешь - такая грусть в глазах совсем не потому, что не купили мишку. И который раз подумала - мы заслужили ювенальную юстицию? Она вовремя к нам?

Вот уж о ком помолиться - о маленьких молчунах, которым так несладко в такое свободное, богатое, достаточное время.

Share this post


Link to post
Да, с убиенным младенцем Анной - я не знаю...

 

Помоему надо таких детей учить молиться за своих матерей .Это я вам говорю так , как сама пережила то что проходит девочка.Научите её молиться просебя, внутри за маму и брата .

"Кротость состоит в том, чтобы при оскорблениях от ближнего, без смущения и искренно о нем молиться." Иоанн Синайский

Вы поймите , что этот маленький человек всёравно ЛЮБИТ их(по себе знаю).Научите её говорить с ГОСПОДОМ и БОЖЕЙ МАТЕРЬЮ .

Это просто (как меня научила какая то старая женщина) "ГОСПОДИ помилуй и прости маму и брата (имя) !И меня прости за не послушание !"

.........Осудить мы все можем , но поверьте , что если эту девочку вы разлучите с мамой и братом , она возненавидет ВАС .Она просто непонимает ещё , что мешает им жить как им хочется .Она для них обуза .Но для неё они мама и брат , самые-самые близкие .

Научите её молиться !

Поверьте на слово , пока нет своих детей то кажется , что все просто незнают как воспитывать маленького человека .Не судите и не впадёте в тот же грех в котором осуждаете другого.Это не я сказала , если честно, то где то вычитала и частенько себе бубню под нос.

Я второй ребёнок от второго брака , тоже ОБУЗА до сих пор , Но я ЛЮБЛЮ свою маму и старшего брата . и младшего брата от третьего (удачного) брака.У каждого свой КРЕСТ .

Share this post


Link to post

Оля, все правильно. Мне 51 год, у меня две взрослые дочери. Я в курсе про воспитание, про ненужных детей - тоже из личного опыта.

Ольга, а кто же судит? Мы не знаем, что делать!?

В том-то и дело - первая мысль была - а вдруг в конце концов убьет, как убили маленькую Анечку? И в органы сообщить - значит - заберут из семьи. Весною мы страдали, глядя, как идет домой еще одна девочка - впереди сожителя мамы, значительно старше ее (мамы) по возрасту. Почему так низко опущена головка у девочки? Почему еле переставляет ноги? Чего только, по-настоящему страшного, не приходило в голову. Смотрим друг на друга - ну что, звоним в соц.защиту? Было такое - звонит домой кто-то из наших, сообщает, что девочке в садике было плохо, ее тошнило. Мама кричит куда-то в комнату: "Ты че, вчера не ела что ль ничего вечером?"

Осенью узнали, что отчима больше нет в живых. Может, грех, но облегчение почувствовали. Теперь вот и мамы нет, хотя совсем еще молодая. Сейчас мы видим, какая же она, эта девочка, в самом деле - веселая, радостная, озорная. Опекунство установила тетя, одинокая, родная сестра родного папы. Говорит, мама очень хорошая была, заботливая, но как муж (родной папа нашей девочки) умер, совсем опустилась, ничего не надо было.

Share this post


Link to post

простите,но каждый брошенный ребенок-это убитый ребенок.Ведь это называется грехом детоубийства. Вот мы сейчас дежурим у маленькой 5ти-месячной крошки,которая родилась с нехорошим диагнозом.И лежит она в больнице,и борется за свою жизнь,никому кроме Бога не нужную,и мучают без конца медсестры,все крошечные пальчики изтыканны, и терпит врачей,которые,не зная,как лучше ее лечить,постоянно расходятся во мнениях и меняют лекарства. И родители ее-благополучная московская семья,но повторно от нее отказались,побывав в больнице,вызванные волонтерами....... и льется у мамы молоко из груди...а сердце не екает......

Прошу Вас, братья и сестры,помолитесь о младенце Марии....

Share this post


Link to post

И я прошу - о младенце Марии, об отроковице Татиане и о их родителях...

Share this post


Link to post

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.
Note: Your post will require moderator approval before it will be visible.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Restore formatting

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.


  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...