Jump to content

OptinaRU

Модераторы
  • Content Count

    3316
  • Joined

  • Last visited

  • Days Won

    277

Blog Entries posted by OptinaRU

  1. OptinaRU
    Смирение – это нечто великое и божественное, а путь к нему – считать себя ниже всех. Что это значит, считать себя ниже всех? Не замечать чужих грехов. Смотреть на свои грехи. Смиренно считая себя всегда, до самой смерти, способным ко всякому греху, к малому или большому, надо усердно молиться Господу о помощи, «да не внидем в напасть». Самомнение не заботится о хранении себя и бывает причиной великих падений; соблазны берут верх и низлагают человека.
     
    Если так губительно тщеславие и самолюбие, то надо смиренно и благоразумно, даже с радостью принимать всякие скорби, поношения и бесчестия, как приводящие нас к смиренномудрию и спасению.
     
    Между тем замечается, самомалейшее слово и скорбь приводят нас в негодование и сопротивление человекам; даже смирительные действия духовного отца нам не нравятся: мы не видим, не хотим видеть, что они направлены к нашей пользе духовной, мы негодуем, что сказано или сделано нам не по сердцу, не по нашему желанию, мы считаем себя обиженными. О, привязанность наша к миру и его хвале и славе! Разумный раб Божий жаждет покаяния и смирения, видя от них себе душевную пользу, он плачет и скорбит, когда его не смиряют, он радуется, когда лишается славы человеческой. Понудим себя ко всякому смирению. Сказано: Смирихся, и спасе мя Господь (Пс. 114, 5).
     
    Из бесед прп. Никона Оптинского
  2. OptinaRU
    Тоска о потерянном блаженстве сквозит в произведениях великих писателей и художников. У художников в душе есть всегда жилка аскетизма, и чем выше художник, тем ярче горит в нем огонек религиозного мистицизма.
     
    Огромное большинство наших лучших художников и писателей можно сравнить с людьми, пришедшими в церковь, когда служба уже началась, и храм полон народа. Встали такие люди у входа, войти трудно, да они и не употребляют для этого усилий. Кое-что из богослужения доносится и сюда: Херувимская песнь, Тебе поем, Господи помилуй; так постояли, постояли, и ушли, не побывав в самом храме. Так поэты и художники толпились у врат Царства Небесного, но не вошли в него. А между тем, как много было дано им средств для входа туда! Души их, как динамит, вспыхивали от малейшей искры, но, к сожалению, они эту искру не раздували, и она погасла. Мысли поэта, выраженные в его произведениях, есть исповедь его, хотя сам писатель и не сознает этого.
     
    Чтобы найти Христа, вступить в богообщение, более глубокие натуры стремятся к уединению, бегут от людского шума и суеты. Ведь чтобы хорошо оценить произведение искусства, например, какую-нибудь музыкальную вещь, нужно углубиться в нее, сосредоточиться. Известно стихотворение молодого поэта, обещавшего быть светилом по таланту, и любителя музыки, но рано умершего. В нем поэт высказывает мысль, что стук, аплодисменты, восклицания и проч. вовсе не есть признак хорошей оценки, а, наоборот, показывают недостаточное проникновение в художественную вещь, что человек, испытывающий высокое наслаждение, пребывает в молчании.
     
    Тем более для возможного постижения Бога человеку нужно углубиться в Его учение, исполняя Его заповеди. Заповеди же Господин "тяжки не суть" (1 Ин. 5, 3). Это сказал Сам Господь, а слово Его не ложно.
     
    Неудовлетворенность земным чувствуется и у наших великих писателей, например, у Тургенева, Пушкина и у иностранных – Шиллера, Шекспира, Гейне. Когда я еще ходил по стогнам мира сего, я читал Гейне, но он всегда производил на меня тяжелое впечатление. Это был великий талант, но не просвещенный духом Христовой веры. И древние языческие философы, например, Аристотель, Платон, Сократ, не удовлетворялись земным. Но вот печальное явление: чем выше старались они взлететь, тем глубже падали. С христианином этого не бывает; напротив, возносясь от земли, отрывая свое сердце от житейских привязанностей, возносясь горе к Богу, он изменяется, перерождается и бывает способен ощущать великие радости.
     
    Из бесед прп. Варсонофия Оптинского
  3. OptinaRU
    Вы, между прочим, уведомляете о том, что, живя в таком великом и пространном граде, чувствуете пустоту и тесноту, т. е. тесно отвсюду, ибо между окружающими Вас знакомыми, и ближними, и родными - не всех видите благомыслящими и духом Христовым водимыми. Что делать! Справедливо сказано Св. Давидом о нынешняго времени людях, что от праваго пути уклонились, вкупе неключими быти, несть творяй благостыню, несть до единаго. Но, невзирая на то, что все почти неключимы, советую Вам, возлюбленным моим, дух благочестия сохранять в себе всеми силами своей души, т. е. ограждать себя крестным знамением и при ястии и при питии, и при выходе из дому и при входе, и при начинании всякаго дела, ибо крестом ограждаемии врагу бывают страшны.
     
    Вы обвиняете себя в том, что тупоумны стали. Это может быть от того, что Вы оскудели очень своими финансами. А когда бы в изобилии были у Вас деньги, да деньги, да и еще деньги, тогда были бы Вы министром народнаго просвещения... а без денег и умные люди, подобно Вам, сидят повеся голову и поджавши руки, не делая ничего. А чтение духовных книг советую Вам не оставлять; ибо бывает иногда и одна строка, прочитанная в добрый час, оценится дороже всего годового издания, и останется навсегда в памяти. А шахматная игра служит для потери времени, которое и без оной игры теряется у нас немало; лучше от нечего делать заняться от скуки фортепиано, для котораго я иногда покупывал и духовныя пьесы, и оными дарил девиц. И если бы был я в Москве, то и для Вас купил бы весьма хорошую и чувствительную пьесу: «Множество содеянных мною лютых помышляя окаянный аз, трепещу страшнаго дне суднаго...», которою и наигрались бы Вы, и нарыдались в волю, а может быть и в страх Божий пришли бы от сего, которого якобы не имеете Вы.
     
    Из писем прп. Антония Оптинского
  4. OptinaRU
    Преподобный Марк Подвижник выставляет три особенные силы вражии, которые, подобно трем великим исполинам, ратуют как живущих в монастырях, так равно и всех, хотящих приблизиться к Богу. Эти три исполина суть: уныние, забвение и неведение, а по другим отцам — невежество и неразумие, которые предъидут всем другим страстям и пролагают удобный путь темному полчищу оных.
     
    Бывает, что часто мы не знаем, что нам делать, а если знаем, то часто забываем нужное и полезное для нас; а если помним, то часто от уныния ленимся исполнять должное и, таким образом, путаемся в сетях вражиих. И наоборот: унывает человек, и от уныния ленится исполнять свои обязанности; от такового уныния и разленения нередко предается он забвению, а находясь в забвении и самозабвении, человек иногда предается такому невежеству, что после, когда опомнится, сам стыдится своих невежественных и неприличных действий и неразумных и безрассудных слов. Чтобы оградить человека от нападений трех означенных исполинов, преподобный Марк предлагает три средства:
     
    ведение, получаемое от чтения Божественных и духовных книг, от слышания слова Божия и от вопрошения опытных;
     
    благое памятование: памятование Бога и Его вездеприсутствия, по сказанному в слове Божием; памятование Божественных Его заповедей и всего того, что, по слову апостола, честно, прелюбезно и достохвально, и особенно памятование смерти, суда Божия, ада и Царствия Небесного, по сказанному: поминай последняя твоя, и во веки не согрешиши (Сир. 7: 39);
     
    прилежное исполнение своих обязанностей относительно того, чтобы удерживать тело свое от излишнего сна, чрево от излишней пищи и пития, язык от празднословия и осуждения, ум от помыслов и попечений суетных, а сердце от похотей лукавых, чему содействует прежде всего трезвенное внимание и смиренное исполнение молитвенного правила, как церковного, так и келейного, и особенно частое с благоговением произношение молитвы Иисусовой, которую неопытным и начинающим должно первоначально иметь устную, как предписывает святой апостол Павел: Тем убо приносим жертву хваления выну Богу, сиречь плод устен исповедающихся имени Его (Евр. 13: 15).
     
    Так как я сам присно содержим есмь сими страстями, то и рассудил поделиться с вами беседой о них, по старинной пословице: "Чем богат, тем и рад".
     
    Из писем прп. Амвросия Оптинского
  5. OptinaRU
    Люди, по свойствам души своей уподобившиеся Богу, называются преподобными. Раньше их жизнеописаниями интересовались, теперь эти книги основательно забыты, к великому нашему несчастью. Преподобный – это человек, исполнивший заповеди. "Будите убо вы совершени, якоже Отец ваш Небесный совершен есть" (Мф. 5, 48). Преподобные очистили душу свою, и освятили ее так, что она по всем свойствам стала подобна Богу. Понятие о подобии предметов мы встречаем и в математике. Один треугольник маленький, другой – большой, но по свойствам своим этот маленький совсем похож или подобен большому, подобен, но не равен. И в природе мы часто наталкиваемся на случаи подобия предметов.
     
    Фарисеи и книжники осуждали Христа за то, что Он Себя называл Богом – "равен Ся творя Богу" (Ин. 5, 18). Господь в ответ на их порицание не сказал: "Я единосущный Отцу Бог", но возразил им: "Несть ли писано в законе вашем: Аз рех: бози есте (Пс. 81, 6)?" (Ин. 10, 34). Это относилось к израильтянам. Фарисеи ничего не могли ответить на это и замолчали. Но каким образом человек уподобляется Богу, как можно применить к нему это название? У древних греков были боги, олицетворявшие собой разные свойства людей, как хорошие, так и порочные, но здесь не про таких богов говорится. Конечно, быть такими же, как Господь, не только из людей, но и из ангелов никто не может, но уподобляться Богу должен каждый человек, если хочет достигнуть Царствия Небесного. Святых, подражавших в высшей степени Богу, так и называют преподобными, но каким образом они похожи на Бога? Поясним это примером. Если взять несколько капелек воды, то хотя они будут малы, но по своим свойствам напоминают то озеро или реку, из которой они взяты. Так и святые заимствуют от Господа Его свойства: благость, любовь, милосердие – и тем уподобляются Господу.
     
    Из бесед прп. Варсонофия Оптинского
  6. OptinaRU
    Прошу вас не унывать и о своем спасении не обезнадеживаться, ибо Господь Бог не ради праведников, но ради грешников на землю сошел, дабы их спасти, посему и вас (купно и меня грешного) спасет. А что мы ныне не так живем, как древние отцы и матери, за то должны в мысли своей сами себя осудить и сказать: «горе нашему нерадению, горе нашему ленивству, горе нашему нетерпению, горе нашему непослушанию» и прочее и прочее, и тако сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит (Пс. 50, 19).
     
    Без смирения в духе спастися невозможно, а смирению от одних слов научиться нельзя – потребна практика, чтобы кто трепал нас, и мял, и выколачивал кострику <жесткая кора растений>, без чего и в Царствие Божие попасть нелегко, которое многими скорбьми приобретается.
    Кротость и смирение сердца такие добродетели, без которых не точию Царствия Небесного наследовать, но ни счастливым быть на земли, ни душевного спокойствия ощутить в себе невозможно, а посему усердно молитесь ко Христу Богу, чтобы Он Сам научил вас смирению и кротости. В чьем сердце возродится смирение и кротость, тот и прочие добродетели найдет для себя не точию легкими, но и преисполненными утешения и сладости божественной, и в них обрящет истинный покой души своей!
     
    Из писем прп. Антония Оптинского
  7. OptinaRU
    Против того никто не может спорить, что грехи требуют равнодостойного покаяния. Мы должны каяться о грехах наших, нисходить в бездну смирения, покаянием ввергать себя в пучину неизреченного Божия милосердия и щедрот и надеяться чрез заслуги Спасителя нашего получить прощение. Должны побуждаться к смирению: когда случится какая скорбь или обида, прощать ближних и памятовать слова Спасителя, «аще же отпущаете человеком согрешения их, и Отец ваш небесный отпустит вам согрешения ваши» (Мф. 6, 14). О покаянии можете и сами читать у св. Иоанна Лествичника, св. Ефрема и у прочих. Все они обнадеживают грешников.
     
    Нетерпение твое пред старшими также показывает твою немощь и неимение смирения, которого мы с тобою еще не достигли и от которого далеко отстоим. Даже при возмущении сердца храни молчание, но не злобное, а ежели видишь, что злобные помыслы тайно в тебе действуют, отойдя, помолись Богу за оскорбивших тебя и проси их помилования молитвами: старайся всегда находить в себе вину, ежели в тот раз и не была виновата, то за прежние грехи посылается укорение и для обличения нашего бедного устроения.
     
    Если мы чувствуем за собой долги пред Богом, то и должны не бегать нареканий, выговоров и оскорблений: ими не только долг заплатится, но и исцелится великая душевная болезнь – гордость – приложением сих пластырей с Божиею помощию. Есть еще много полезного к твоему устроению также и в других <книгах> о безгневии и кротости, о смирении и прочих. Находя себя против оных недостаточною, заменяй эту недостаточность всегдашним самоукорением и, коликие бы не восстали волны на твою душу, всегда прибегай ко Христу - Спаситель придет на помощь и укротит волны. Ты веруй, что Господь смотрительно устроил тебе таковую жизнь к исцелению, не отвергай ее и не ищи телесного спокойствия и мнимого мира: прежде подобает много потерпеть.
     
    Из писем прп. Льва Оптинского
  8. OptinaRU
    Сын Божий, искупивый нас, грешных, на Кресте Голгофском Своими страданиями, в Своей предсмертной молитве взывает ко Отцу Своему за распинателей Своих: Отче, прости им, не ведают, – что творят! Более того, Он учит: любите враги ваши, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих и гонящих вас. Да будете сынове Отца вашего Небесного... ибо Он благ и к неблагодарным и злым. И мы с тобою грешные, нуждаясь в прощении грехов, – молимся – Отче наш, иже еси на небесех... и остави нам долги наши, "якоже и мы" – оставляем должникам нашим. Вот видишь, чтобы получить от Господа прощение, впредь надо самому простить.
     
    Итак, дорогое дитя мое, прошу и за меня, и за себя – не сердись ни на кого, а тем более, на отца N, как не сержусь ни на кого я и всем простил в самый час скорби моей, и сейчас, как и до самой смерти, буду о них молиться не яко за врагов и обидчиков своих, а яко о благодетелях спасения моего, – да помилует и спасет их Господь. Поступи и ты так же, и воцарится в душе твоей мир и покой, а в этом все счастье человеческое на земле.
     
    А то, что совершилось со мною, то это все не по хотению человеков, а по воле Божией – ко спасению моему, и этой воле Божией я покорен на все виды страданий и смерти, где и какова она ни будь. Со словом на устах и в сердце, с каким умер в изгнании святитель Иоанн Златоуст: "Слава Богу за все!"...


     
    Прошу не огорчайся и не сетуй на сестру, как не огорчаюсь ни на кого я. Кто весть пути и судьбы Господни. Разве Сыну Божию подал чашу Каиафа или Пилат, или Иуда, предавый его? Нет, Отец Небесный. Мой долг не судить, а простить всех, всех и за всё. А паче всего, искренне молиться за враги.
     
    Если судит Господь живу мне быти и возвратиться, то одной милости буду просить у всего народа – быти ми сторожем святого храма Божия и дома Матери Божией – и только… Да сохранит и укрепит и вас, скорбных, немощных и сирых. Жалею вас больше, чем себя. Я уже таковский, скорби, поношения и прочее – это мой удел. Но они моя мудрость, радость и спасение. Ими хвалюсь, за них благодарю Бога моего паче, чем за все благодеяния жизни моей. Они очищение грехов моих, они есть лествица моя на Небо, его же, глубоко верю, Господь не лишит меня неизреченным милосердием Своим. Ему слава за все, за все!
     
    Из писем прп. Рафаила (Шейченко) из ссылки духовной дочери
  9. OptinaRU
    Христос Воскресе!
     
    Хочу поведать Вам о случае, происшедшем со мною. Было это около двух лет назад. Человек, имеющий косвенное отношение к нашей работе и бизнесу, занялся откровенным вымогательством, не отдавал важные документы, выдвигал невероятные требования и всячески старался навредить. Ситуация начала принимать критический характер. К делу подключились юристы. Все грозило перерасти в долгие судебные разбирательства.
     

    Надо сказать, что в компании работают люди. Буквально через некоторое время пришлось бы всех рассчитать...  
    Тут, по какому-то наитию, я вспомнила об Оптиной, хотя ни разу здесь не была. Поняла - надо ехать. Простояв в огромных пробках по выезду из Москвы, приехала аккурат к вечерней службе. После службы отправилась к часовенке братий, убиенных на Пасху. Она была уже закрыта. Но мне чудесным образом повезло. Для группы прибывших паломников сделали исключение. Так я и зашла вместе с ними. Помолилась. Даже не помню, просила ли я о разрешении наших проблем... Но назад ехала уже со светлым чувством. За весь день я даже и не подумала о еде. Как на одном дыхании проехала я туда и обратно 500 км. А через пару дней проблемы моей и не стало вовсе. Того человека как подменили. Он все вернул и согласился на несущественный для нас компромисс.
     
    А ведь надо сказать, что я тогда толком ничего и не знала об Оптинских новомучениках. Только слышала от подруги. И ехала я туда больше для ослабления душевной скорби. А вот так, чудесным образом, с помощью Божией все и разрешилось.
     
    Сейчас стараюсь, по мере сил, иногда приезжать в Оптину, бывать на службах, по возможности причаститься. И обязательно захожу в часовенку к иеромонаху Василию, инокам Трофиму и Ферапонту.
     
    Р.Б. Марина
    Москва
  10. OptinaRU
    Св. Апостол всех предупреждает к хранению себя от соблазнов и вниманию к себе: "Если ты думаешь, что ты стоишь, то блюди себя, чтобы не упасть" (1 Кор. 10, 12). Никто до самой смерти своей не застрахован от всевозможных падений душевных и телесных. Во всяком смирении нужно блюсти себя.
     
    Если каждое дело, слово и помышление кладет на нас печать, то и надо принять все меры к сохранению себя от всего вредного. И еп. Игнатий, и святые отцы пишут, что очень часто, почти всегда, мы не чувствуем вреда для себя от вредного дела непосредственно после этого вредного дела: этот вред сказывается через некоторое время; получается плод от принятого в себя зла, который дает себя почувствовать различными своими проявлениями. Это может каждый видеть на себе, пожиная горький плод своих ошибок и увлечений; не видит и не чувствует этого только тот, кто вообще не внимает себе и не рассматривает себя, свое душевное и сердечное состояние при свете Св. Евангелия и Писаний отеческих, иначе говоря, проводит рассеянную жизнь. Часто вредное дело не кажется вредным. Это обольщение вражие. Не следует доверять себе, своему сердцу и рассуждению. В решении вопроса, что вредно и что не вредно, надо руководствоваться указаниями Евангельского Писания и уставом Церкви Православной и свв. отцов, а также советами духовного отца или старцев, которые от опыта своего в духовной жизни могут дать назидание.
     
    Желающий обрести благую совесть и честность не должен дозволять себе ни малейшего ложного и лукавого слова ни в больших делах, ни в малых и т.д. Навык имеет огромное значение и благой и злой. Навык влечет к себе человека. Откинув самосожаление и лукавство, с самоотвержением начнем исполнение заповедей Христовых и в больших и малых делах, с одной стороны, и борьбу с грехом также в больших и малых делах, с другой стороны.
     
    Прп. Никон Оптинский. Завещание духовным детям
  11. OptinaRU
    Соблюдение постов и постных дней необходимо. Это не человеческая выдумка, а содейством Святого Духа постановлено и узаконено Церковию и Соборами, а основание и Глава Церкви Сам Господь наш Иисус Христос.
    Чувственного поста от брашен не можем сохранить так, как сохраняли оный отцы наши и учители; но хоть бы и сохранили оный, то что воспользует без поста духовного… Итак, надобно стараться, воспоминая свои грехи: во-первых, иметь сердце сокрушенно и смиренно (Пс. 50, 19); не внимать чужим недостаткам и не судить оных, а более внимать своим страстям и не допускать происходить оным в действие.
    Желаю вам подвигом добрым подвизаться, "поститься духовно и телесно, постом приятным, богоугодным Господеви": затворяйте дверь языка от глаголания и дверь сердца от лукавых духов.
     
    Из писем прп. Макария Оптинского
  12. OptinaRU
    Смирение можно стяжать посредством послушания.
    Когда Дамасский Халиф увидел, что над Иоанном совершилось чудо исцеления, то уверовал в Бога, познал невинность Иоанна и предлагал ему место при дворе своем. Но Иоанн отказался и просил только одного, именно, чтобы пустили его в иноческую обитель. Делать было нечего, и Халиф отпустил его. Тогда Иоанн отправился в обитель св. Саввы. Приходит и объявляет о своем желании посвятить себя иноческой жизни. Его, конечно, принимают и отдают в послушание к Старцу.
    Старец, принимая Иоанна, спрашивает его:
     
    — Зачем ты пришел сюда? Ты ищешь чудных откровений, видений высших, таинств?.. Нет, еще рано, ты недостоин. Сначала тебе надо приобрести смирение.
    Иоанн же отвечает:
     
    — Одного ищу я – спасения души своей.
     
    — Да, сначала тебе надо приобрести смирение и послушание.
     
    — Я на все готов.
     
    — Так хорошо. Вот тебе послушание: не смей отселе ничего писать.
     
    Иоанн ничего не возражал и перестал писать, хотя и нелегко ему это было, ибо нельзя ему было писать и в защиту святых икон. Наконец, он не вытерпел и написал чин погребения, который полностью принят церковью и до сих пор совершается нами. Тогда Старец сказал Иоанну:
     
    — Так. Ты ослушался? Иди за это и чисти везде отхожие места.
     
    Иоанн смирился и пошел исполнять новое послушание и, вероятно, не малое время исполнял его. Так как же вы полагаете? Старец по глупости ли по грубости ли наложил на Иоанна такие два тяжких послушания? Нет. Великая мудрость была у Старца. Смысл всего становится ясным из первых слов, которые сказал Старец, принимая Иоанна. Он поставил смирение выше всего, ибо оно поставляет имеющего его выше всего. Святые Отцы называют смирение ризою Божества. Смирение – первое условие спасения: им только мы и можем спасаться.
     
    Из бесед прп. Варсонофия Оптинского
  13. OptinaRU
    Всякая душа имеет, в большей или меньшей степени, стремление к уединению, к пребыванию внутри себя. Только низменные души удовлетворяются блеском и треском суетной жизни и полагают все свое удовольствие в несмолкаемых разговорах, смехе и во всевозможных развлечениях. Господь Иисус Христос был истинным Богом, но и человеком, а потому, воздавая должное человечеству, естеству, и Он по временам уединялся от окружающего шума и суеты. В Евангелии сказано, как Господь «... взыде на гору един, – для чего? – помолитися...» (Мф. 14, 23; Мк. 6, 46; Лк. 6, 12; 9, 28), и если нуждался в уединении Господь, тем более нуждаются в нем люди. Все святые стремились к уединению. Некоторые из них оставляли всех и вся и уходили в непроходимые дебри и пустыни, чтобы быть наедине с Богом и очищая свое сердце от всяких привязанностей и страстей, готовить себе блаженную вечность.
     
    Ученые для отдыха уезжают за границу, под южное небо Сицилии, а мы углубляемся в свое сердце, в коем заключен целый чудный мир, может быть, многим неизвестный. Но как войти в него? Единственный ключ – Иисусова молитва, которая открывает нам дверь в этот мир. Но чтобы углубиться во внутренний мир, необходимо уединение. Некоторые святые бежали для этого в глубочайшие пустыни и оставляли всех и вся, чтобы только упражняться в Иисусовой молитве. Известный подвижник Лука Элладский бежал в пустыню для усовершенствования в молитве, т.к. постоянные толпы народа, приходившие за советом и утешением, мешали ему сосредоточиться. Поступил он подобно Арсению Великому, который был научен Самим Господом: "Бегай людей и спасешься".
     
    Является вопрос: законно ли поступил Лука, оставив народные массы для спасения своей собственной души? Вполне законно. Ученые, чтобы издать какой-нибудь научный труд, удаляются от общества и углубляются в свою работу. Ученик, приготовляясь к экзамену, уходит в отдельную комнату, а если нет таковой, то часто, закрыв уши, чтобы не слышать чего-либо постороннего, зубрит свои предметы. Не тем ли более святой для приготовления себя к вечной жизни имеет право на уединение. И удаляется от людей не по ненависти к ним, не в силу своего эгоизма, но и там, в пустыне, служит тому же миру молитвой о нас ко Господу.
     
    Из бесед прп. Варсонофия Оптинского
  14. OptinaRU
    Кому уподоблю себя, желающего одолеть свою гордость? Уподоблю себя человеку, пытающемуся руками низвергнуть гору. Все познания свои употребляю, все силы полагаю. Вижу, что неисполнимо желание мое – гора стоит непоколебимо – все же не оставляю труда своего. Вижу тщетность усилий своих, плачу о беспомощности своей, сетую о неисполнимости замысла. Уныние омрачает ум мой, леность сковывает тело, безнадежность ущемляет сердце. К чему это все, - говорят мне, - труд твой никому не нужен. Нужен, сквозь слезы отвечаю я, нужен, ведь сам Бог мне помогает в нем! 
    Почему одни и те же слова, которые вчера оставались незамеченными, сегодня потрясают меня своим величием и мудростью, так что их хочется навсегда удержать в сердце? Непостоянство моего сердца этому причина. Вчера оно было ледяным, поэтому все изящное и строгое восхищало его, сегодня оно подобно тающему снегу, который радуется свету и теплоте. Что же происходит в глубинах сердца моего, куда не проникают ни зрение мое, ни ум мой? Там, подобно солнцу, с его восходами и закатами, рождается и умирает покаяние.
     
    Ты видишь, что все вокруг достойнее тебя, честнее, праведнее, смиреннее, чище. И радостно оттого, что они не презирают тебя, последнего, убогого, не гнушаются общением с тобою, но разговаривают с тобою как с равным, рядом с тобою садятся за столом, вместе с тобою ходят в храм и никогда ни делом, ни словом, ни взглядом не позволяют себе указать на твое недостоинство и нечистоту. Терпят тебя рядом с собою, покрывают недостатки, ошибки, грехи, милосердствуют и даже иногда просят исполнить какое-либо послушание, тем самым оказывая особую честь, оказывая внимание, и возводя в достоинство слуги и иногда даже друга. Это ли не радость, это ли не рай?.. Но все это только помыслы смиренномудрия, а само смирение не живет в окаянном сердце моем. Вижу, как должно быть, но стяжать этого не могу.
     
    Господи, подай мне смирение и кротость Твою и наполни ими сердце мое и преисполни, дабы не осталось места ни для чего другого, но все — смирение Твое сладчайшее.
     
     
    Из дневниковых записей иером. Василия (Рослякова)
  15. OptinaRU
    Враг всюду расставляет свои сети, желая погубить человека, и губит неосторожных.
     
    Начальник нашего Скита, отец Анатолий, лично передавал мне следующий случай. В доме его знакомого, который ныне служит управляющим казенной палатой в одной из губерний Царства Польского, завелся бес. Появление его ознаменовалось стуком по ночам, передвижением мебели в комнатах, а главное – ужасом, который нападал на всех живущих в доме, особенно по ночам. Детям он представлялся в виде небольшого мальчика, одетого в красную куртку и выделывавшего разные кувыркания и прыжки.
     
    Этот знакомый рассказывал о всем бывающем в его доме одному городскому протоиерею, ученому-академику. Многоученый отец-протоиерей в ответ на это только посмеялся над простотой и легковерием своего друга, но впрочем, обещал зайти и лично убедиться в бесовских проделках. По приходе его, во время вечернего чая, вдруг он, да и все прочие, сидя в комнате видят, что по воздуху идет рюмка с водкой и становится против него на столе. За ней – другая, далее – третья, так что множество рюмок, наполненных водкой, настойками, винами появились таким же образом пред протоиереем, который от изумления и ужаса не мог прийти в себя, видя совершающееся пред его глазами... Поневоле поверил ученый в существование бесов.
     
    Скитский мантийный монах о. Адриан рассказывал мне следующий случай. Ему было около 7 лет. Однажды пошел он в гости к родственникам, которые жили в одном с ним селе. У этих родственников в доме было, как принято говорить вообще про подобные дома, «неспокойно». Играя в комнате с хозяйскими детьми, они все увидели какое-то существо, выглядывавшее из-под кровати. Это было среди дня, хотя в комнате никого из взрослых не было. Самой старшей девочке, игравшей с ними, дочери хозяйки, было не более 12 лет. Дети бросились бежать из комнаты, и он с ними; девочка бежала последней, а он перед ней, и когда выбежал в сени и оглянулся, то увидел, что какое-то живое существо, похожее на шар и покрытое волосами, выбежало из-под кровати. Девочка в это время хотела затворить дверь, но существо уперлось в дверь лбом и не допускало ее затворить, так что дверь оставалась не затворенной на четверть, и в это время он и успел разглядеть невидимое существо.
     
    На крик девочки и прочих детей прибежали взрослые, но в ту самую минуту, когда они приблизились к девочке, упершейся в дверь из сеней, существо мгновенно исчезло и они его не видели. Высота неизвестного существа была около аршина, и это была не собака, не кошка и не еж.
     
    Вот видите, против скольких мы должны бороться, но, конечно, Бог попускает борьбу сообразно силам каждого... Отсюда, из монастыря, виднее сети диавола, здесь раскрываются глаза, а там, в миру, действительно, ничего не понимают.
     
    Из бесед прп. Варсонофия Оптинского
  16. OptinaRU
    В какой бы мере духовной мы ни находились, имеем нужду во всегдашнем покаянии, присно исповедаясь Богу и духовному отцу в своих согрешениях, немощах и недостатках. Глаголет бо св. Лествичник: "Аще и на всю лествицу совершения наступиши, о оставлении грехов молися". И св. Иаков, брат Божий: исповедайте друг другу согрешения, и молитеся друг за друга, яко да исцелеете (Иак. 5, 16). При покаянии же и всяком исправлении должно помнить, что мняйся любити Бога, не любяй же ближняго своего, ложь есть (1 Ин. 4, 20), и еще: всяк ненавидяй брата своего, человекоубийца есть (1 Ин. 3, 15).
     
    Нам, по слову св. Исаака Сирина, всегда необходимо покаяние, в котором имеют нужду до самой смерти и грешные и праведные, ибо совершенства на земле нет. Главные же признаки искреннего покаяния суть: неосуждение других и обуздание гнева. Святой Иоанн Лествичник говорит, что покаяние требует многого смирения, гнев же есть признак великой гордости. А кто осуждает других, того Господь называет в Евангелии лицемером, не чующим бревна своих грехов и недостатков и блазнящимся сучком ближнего. И покаяние, и исполнение заповедей Божиих начинаются с терпения находящих скорбей, как говорит преподобный Петр Дамаскин, и Сам Господь глаголет в Евангелии: в терпении вашем стяжите души ваша (Лк. 21, 19). Терпения же сего нельзя приобрести без смирения и самоукорения, то есть, во всяком случае, обвинения себя, а не других.
    С покаянием милость Божия сопряжена есть, а человеколюбие Божие безмерно и благость Его словом изрещи невозможно.
     
    Из писем прп. Макария Оптинского
  17. OptinaRU
    Покойного государя Александра III назвали Миротворцем. Великое название! Был Петр Великий, Александр Благословенный, Александр Освободитель, – а миротворцев не было. Ни одному из предшественников его не дано было этого имени, и оно закреплено было за ним не только в России, но и во всем мире. А почему? Да потому что он держал всю Европу в своих руках. При нем во всем мире был мир. Когда он вступил на престол, Россия была в состоянии полного разрушения. Все темное поднялось на нее и восстало. Ему говорили: «Что вы будете делать? Как управлять?» – «Ничего, я надеюсь на Господа моего Иисуса Христа». И не обманулся. Такой мощи, такой славы, какой достигла Россия при нем, не было, и едва ли когда будет. Он вершил судьбы всей Европы, все считались с его мнением, его боялись.
     
    Господь сказал: «Блажени миротворцы, яко тии сынове Божии нарекутся» (Мф. 5, 9). Вот она, какая награда ожидает – нарекутся «сынами Божиими», – а это не мало. Господь Иисус Христос – Сын Божий по существу, а мы – по дару благодати от Господа. А что, каждый из нас может ли быть миротворцем? Конечно, может. Прощай обидчика. Да разве это легко?
     
    Бывает, вдруг восстанет родной отец, или родная мать, или сестра, или брат. Это еще тяжелей, тут родные по крови, и нанесут оскорбление. Как понести? Не можешь? Проси у Господа, подойди к иконе. А мы-то и мимо иконы стараемся пройти, как бы не видеть ее. Помолись: «Господи, помоги мне, я заслужила сама, я виновата», – укори себя. Господь любит такую молитву – самоукорение; самооправдания – Господь не терпит. Что делать? Таков уж закон, надо подчиниться.
     
    ... Итак, повторяю, хотите наречься «сынами Божиими», – смиряйтесь, прощайте обидчикам и наследуете жизнь вечную. Нет – прямая дорога в ад, от каковой участи избави нас, Господи. Всем дано право быть «сынами Божиими», тут несть мужеский пол, ни женский. Нигде не сказано, что одни мужчины будут названы сынами Божиими. Каждый из нас, с помощью Божией, может этого достигнуть.
     
    Из бесед прп. Варсонофия Оптинского
  18. OptinaRU
    Митрополит Вениамин (Федченков) оставил чудесные воспоминания об исповеди у старца Нектария: «Прождали мы в комнате минут десять молча: вероятно, старец был занят с кем-нибудь в другой половине домика. Потом неслышно отворилась дверь из его помещения в приемную комнату, и он вошел... Нет, не вошел, а как бы вплыл тихо... В темном подряснике, подпоясанный широким ремнем, в мягкой камилавке, отец Нектарий осторожно шел прямо к переднему углу с иконами. И медленно-медленно и истово крестился... мне казалось, будто он нес какую-то святую чашу, наполненную драгоценной жидкостью и крайне опасался: как бы не пролить ни одной капли из нее?
     
    И тоже мне пришла мысль: святые хранят в себе благодать Божию; и боятся нарушить ее каким бы то ни было неблагоговейным душевным движением: поспешностью, фальшивой человеческой лаской и другим. Отец Нектарий смотрел все время внутрь себя, предстоя сердцем перед Богом. Так советует и Епископ Феофан Затворник: сидя ли или делая что, будь непрестанно пред лицом Божиим. Лицо старца было чистое, розовое; небольшая борода с проседью. Стан тонкий, худой. Голова его была немного склонена к низу, глаза — полузакрыты.
     
    Все поведение старца произвело на меня благоговейное впечатление, как бывает в храме перед святынями, перед иконою, перед исповедью, перед Причастием.
    Отпустив мирян, батюшка подошел ко мне, к последнему. Или я тут отрекомендовался ему, как ректор семинарии; или прежде сказал об этом через келейника, но он знал, что я — архимандрит. Я сразу попросил его принять меня на исповедь.
     
    — Нет, я не могу исповедовать вас, — ответил он. — Вы человек ученый. Вот идите к отцу скитоначальнику нашему, отцу Феодосию, он — образованный.
    Мне горько было слышать это: значит, я недостоин исповедаться у святого старца. Стал я защищать себя, что образованность наша не имеет важности. Но отец Нектарий твердо остался при своем и опять повторил совет — идти через дорожку налево к отцу Феодосию. Спорить было бесполезно, и я с большой грустью простился со старцем и вышел в дверь.
     
    Придя к скитоначальнику, я сообщил ему об отказе отца Нектария исповедовать меня и о совете старца идти за этим к образованному отцу Феодосию.
     
    — Ну, какой же я образованный?! — спокойно ответил он мне. — Кончил всего лишь второклассную школу. И какой я духовник?! Правда, когда у старцев много народа, принимаю иных и я. Да ведь что же я говорю им, Больше из книжек наших же старцев или из святых отцов, что-нибудь вычитаю оттуда и скажу. Ну, а отец Нектарий — старец по благодати и от своего опыта. Нет, уж вы идите к нему и скажите, что я благословляю его исповедать вас.
    Я простился с ним и пошел опять в хибарку. Келейник с моих слов все доложил батюшке; и тот попросил меня к себе в келью.
     
    — Ну, вот и хорошо, слава Богу! — сказал старец совершенно спокойно, точно он и не отказывался прежде. Послушание старшим в монастыре — обязательно и для старцев; и может быть, даже в первую очередь, как святое дело и как пример для других.
     
    И началась исповедь... Одно лишь осталось в душе, что после этого мы стали точно родными по душе. На память батюшка подарил мне маленькую иконочку из кипарисового дерева с выточенным внутри распятием».
     
    Из жития прп. Нектария Оптинского
  19. OptinaRU
    Все знают рассказ про Евангельского юношу. Подходит он ко Христу и спрашивает, как ему наследовать жизнь вечную? Господь отвечает, делай то-то и то-то. «Все это я исполнил», – говорит юноша. «А если хочешь быть совершенным, – возражает Христос, – продай свое имение и раздай все нищим». Эта заповедь Христа имеет глубокое значение. Имение, которое необходимо раздать, – это все то, что получили мы от мира. Его нужно взять от сердца, раздать, чтобы там не было ничего мирского, а был лишь один Христос. Убедительно прошу вас хранить свое сердце, пусть оно все принадлежит Господу, не допускайте туда никого, кроме духовного отца, да разве еще друга о Господе.
     
    Есть имение, которое и не нужно раздавать. Известный доктор и всесторонне образованный профессор Пирогов обладал обширной ученостью, пользовал его во славу Божию. Когда его спрашивали, как он может совместить исполнение своих обрядов и постановлений Православной Церкви со своей огромной практикой, он отвечал:
     
    — Господь помогает мне, так как знания свои я употребляю во славу Господа моего Иисуса Христа.
     
    От такого богатства, т.е. знаний, и отказываться не надо.
     
    Из бесед прп. Варсонофия Оптинского
  20. OptinaRU
    Послушайте, сестрица! Не смущайте своей души о том, что вы немощны и исправления не имеете. Конечно, вы больших исправлений, может статься, и не имеете, однако, уповаю, имеете малые, которых вы и не видите, а их может набраться довольно. Они по видимому невелики, и будто ничего не значат; однако могут быть ко спасению души не только не малы, но и довольны. Я вам, хотя отчасти, перечту те самые, которых и вы не чужды, но они точно бывают в вас при случаях. 
    Если кому когда милование какое-нибудь сделаете, за это помилованы будете. Если постраждете со страждущим, кажется, не велико сие по видимому, с мученики счисляетесь. Если простишь обидящего, и за сие не только все грехи ваши простятся, но и дщерию Небесного Отца бываешь. Если помолишься о спасении хотя мало, и спасешься. Если не осудишь согрешающего, и за сие тебе спасение. Если укоришь себя перед Богом за грехи, совестию чувствуемые, и за то оправдана будешь… Видите ли, сколько дел вы исправили, о которых и не знаете. Да тем и лучше для вас, что вы сладце похвалялись паче в немощех своих, а не исправлениями своими любовались. Даруй ми, Господи, зрети мои прегрешения, а не добродетели. Пусть ценит их праведный Мздовоздаятель, а мы только на грехи свои смотреть будем и о них каяться во вся дни и о прощении их пещися.
     
    Хотя и немощна ты так, как и я, однако не бойся и не унывай, но благодарение приноси Господу Богу о всем. Он занимается спасением души твоей больше, нежели как бы вы думали. Он спасет вас, только обращайтесь к Нему со смиренным упованием и делайте малое по видимому. И я уверяю вас щедротами Его, что помянет всякую жертву твою, и кажущееся по видимому малым Он почтет великим.
    «Мало ли твое покаяние, – говорит святой Иоанн Златоуст, – но велико Господне человеколюбие; всем бо хощет спастися, и малой ищет вины», то есть произволения души благого.
     
    Из поучений прп. Моисея Оптинского
  21. OptinaRU
    Наставник наш и Учитель есть Сам Господь наш, Иисус Христос. Он даровал нам спасительные и животворящие заповеди, вводящие в живот вечный, и вопросившему Его юноше: что сотворю, да живот вечный наследствую? – сказал: заповеди веси, сия сотвори и живот вечный наследиши (Мф. 19, 16, 17; Мк. 10, 17, 19), и святые отцы, получившие спасение, получили оное исполнением заповедей Божиих и нам оставили пример своего жительства; движимые Святым Духом, предали учение свое в пользу нам, слушающим и читающим. А какие именно заповеди надобно исполнить хотящему спастися?
     
    Главные две: любовь к Богу и любовь к ближнему. При исполнении заповедей Божиих надобно иметь и смирение, о коем также заповедано: аще и вся повеленная сотворите, глаголите, яко раби неключими есмы: яко, еже должни бехом сотворити, сотворихом (Лк. 17, 10), и в другом месте заповедует Господь: научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем, и обрящете покой душам вашим (Мф. 11, 29). Вот какое к нам милосердие Божие! Деланием заповедей Его получаем спокойствие, и какая великая премудрость Божия: на всякую страсть, находящуюся в нас, есть заповедь, не только действие оной возбраняющая, но и до конца искореняющая. Итак, поучению в слове Божием внимай и старайся исполнять, прося помощи Божией, ибо Он сказал: без Мене не можете творити ничесоже (Ин. 15, 5). Читай и словеса отеческие...
     
    Из писем прп. Макария Оптинского
  22. OptinaRU
    В древности Сократ, ученейший философ, умирая, сказал: "Я знаю только то, что ничего не знаю".
    Да, истина непостижима. В то время как приближаешься к ней, кажется, что удаляешься, по крайней мере, видишь ее все выше и выше над собой. Все слабее и ничтожнее кажется нам наш ум в сравнении с ней. Все это так.
    Но Сократ жил до Рождества Христова, и ему истина, возвещенная Христом, была неизвестна. Для нас же она открыта. Да, нам указано, где ее искать. Она — во Христе Иисусе. Но все-таки она непостижима, мы можем только более или менее приблизиться к ней; сама же по себе истина никогда не откроется, если человек того не захочет.
    Путь к познанию истины труден, очень труден, особенно для меня и для всех, подобных мне, грешников. И путь этот труден только сначала, потом он становится более приятным. Путь к познанию истины есть добродетель, любовь и жизнь по совести при вере в Бога. Трудно попасть на этот путь, ибо он требует самоотверженности, готовности на все, что бы там ни представилось. Смиренный человек может пойти по этому пути, а гордый не сможет. Вот этот-то путь к познанию истины и есть духовная жизнь человека, и человек, не идущий этим путем, мертв духовно.
     
    Из дневника послушника Николая Беляева
  23. OptinaRU
    Господь всех призывает к Себе, всем обещает жизнь, но вот грустное явление, – не хотят идти. Не хотят к Господу и даже не верят, что есть потребность духа и кроме удовлетворения прихотей тела ни к чему не стремятся.
     
    Недавно я получил письмо от одной моей духовной дочери. Возвращались они из Оптиной в самом радостном настроении духа, да разговорились с одной неверующей, возвращающейся оттуда же.
     
    — Ну, что особенного в Оптиной, – говорила последняя, удивляюсь, что так многие туда стремятся.
    — А вы были у кого из старцев?
    — Нет, да зачем туда ходить?
    — Отчего же вы так решили? Вот ваша подруга находит нравственное удовлетворение в обращении к старцу Варсонофию.
    — У нее иной душевный склад, а к Варсонофию я никогда не пойду; не отрицаю, что он – отличный психолог, хорошо умеет рассудить обо всем, но ничего благодатного в нем нет.
     
    Ну, и смутилась юная душа, слушая такие доводы. Действительно, я лично – ничто. Все совершает Господь. Как солнце освещает какого-нибудь человека, и он оттого делается светлым, хотя это зависит не от него, так и благодать Божия действует через меня грешного. Если приходит человек верующий, то удастся ему иногда все сказать на пользу. С неверующими труднее, не открывает о них Господь иногда, вот и не знаешь, что сказать, а на образ посмотришь и молиться посоветуешь.
     
    — Что, – говорят, – молиться! Это мы и без вас знаем.
    Но без веры не спасет не только человек, но и Бог.
    Известен Евангельский рассказ о жителях Назарета, где Сам Господь не мог сотворить чудес и удивлялся их неверию (Мф. 13, 58).
     
    Так называемые неверы сами по себе верят и, не желая в этом признаваться, тоскуют о Боге. Только у немногих несчастных так уж загрязнилась душа, так осуетилась она, что потеряла способность стремиться к небу, тосковать о нем. Остальные ищут. А ищущие Христа обретают Его по неложному Евангельскому слову: "Ищите, и обрящете, толцыте, и отверзется вам" (Мф. 7, 7).
     
    Из бесед прп. Варсонофия Оптинского
  24. OptinaRU
    Горе нашему времени. Ныне тесный и прискорбный путь, ведущий в живот вечный, оставляем, а ищем отрадного и спокойного; но милосердый Господь невольно сводит с сего пути многих и поставляет на прискорбный. Невольными скорбями или болезнями приближаемся ко Господу: ибо они нас невольно смиряют, а смирение, когда оное стяжем, и кроме дел может нас спасти, по слову св. Исаака Сирина... 
    Люди большею частию желают и ищут благоденствия в сей жизни, а скорбей стараются избегать; и кажется это очень хорошо и приятно, но всегдашнее благоденствие и счастье человеку вредит. Он впадает в различные страсти и грехи и прогневляет Господа; а проходящие скорбную жизнь более приближаются ко Господу и удобнее получат спасение; потому Господь отрадную жизнь назвал пространным путем: пространная врата и широкий путь вводяй в пагубу и мнози суть ходящии им (Мф. 7, 13), а скорбную жизнь назвал: тесный путь и узкая врата вводяй в живот вечный, и мало их есть, иже обретают его (Мф. 7, 14). Итак, по любви Своей к нам, Господь, провидя могущую быть пользу, кто того достоин, многих сводит с пространного пути, а поставляет на тесный и прискорбный путь, чтобы терпением болезней и скорбей устроить их спасение и даровать жизнь вечную.
     
    Из писем прп. Макария Оптинского
  25. OptinaRU
    Образ схимонашеский есть совершенный монашеский образ, а монашество есть совершенное христианство. Главная цель наша – исполнение заповедей Божиих, коими очищается сердце наше от страстей и наполняется плодов духовных: мира, радости, любви. Воздержанием утончается наш плотский состав, и оным, купно с молитвенным правилом, очищается ум, но при исполнении заповедей Божиих и при глубочайшем смирении, а без сего ни пост, ни труд, ни правило не принесут нам никакой пользы. И если только в одном том полагать образ монашества, чтобы исправлять правило и соблюдать пост, а о заповедях любви, терпения и смирения не иметь попечения, то всуе будем трудиться. Правило и пост, конечно, надобно иметь схимникам больше простого монаха; но, впрочем, Бог ищет от нас, по силе каждого, телесного подвига. А душевного подвига – любви и смирения – от всех истязует: и больные, и престарелые могут любить ближнего, и смиряться, и получать милость Божию. 
    Из писем прп. Макария Оптинского
×
×
  • Create New...