Jump to content
Наташа Белочкина

Сильнее смерти. Молитва

Recommended Posts

О молитве

 

В молитве будьте постоянны, говорит святой апостол Павел. Почему нужно быть постоянным в молитве? Потому что молитва — это путь к Богу. Без молитвы невозможно приблизиться к Богу, невозможно общение с Богом, связь с Ним. Тот, кто не молится, далек от Бога, а значит, далек от спасения, ибо спасение как раз и заключается в соединении с Богом. «Бог есть единый источник всех истинных благ, — говорит святитель Игнатий Брянчанинов, — молитва есть мать и глава всех добродетелей, как средство и состояние общения человека с Богом. Она заимствует добродетели из источника благ — Бога, усвояет их тому человеку, который молитвой старается пребывать в общении с Богом. Путь к Богу — молитва. Измерение совершаемого пути — различные молитвенные состояния, в которые постепенно входит молящийся правильно и постоянно. Научись молиться Богу правильно. Научившись молиться правильно, молись постоянно, — и удобно наследуешь спасение». Итак, чтобы быть с Богом, чтобы спастись, нужно научиться молиться правильно. Что же означает — молиться правильно?

 

Во-первых, это означает молиться со вниманием. Внимание есть душа молитвы. Без внимания молитва мертва, как тело без души. Святые отцы учат, что, когда мы молимся, мы должны заключать ум в слова молитвы — чтобы он понимал то, что произносят уста. Ум человека имеет сильную склонность рассеиваться и по природе похож на бродягу, скитающегося по улицам, распутьям и подворотням мира сего. Поэтому мысли наши во время молитвы часто отвлекаются, перескакивают с одного предмета на другой, бывают заняты чем угодно, только не молитвой. Задача состоит в том, чтобы вернуть наш ум, этого бродягу, домой, то есть в себя, в свою душу, и заставить его заниматься тем, чем он должен в это время заниматься, — внимать словам молитвы. Требуется, чтобы из бродяги ум стал мудрым и рачительным хозяином в доме человеческой души.

 

Для достижения этой цели необходимо постоянное внимание, многие усилия и труды. Если человек над этим трудится, то молитва его мало-помалу становится внимательной, то есть ум начинает участвовать в молитве, заключаясь в ее слова. А по мере того, как начинает участвовать ум, начинает в ней участвовать и сердце человека. И это есть признак молитвенного роста и начало качественно иной ступени молитвы. Тогда исполняется следующее важное правило преподобного Никодима Святогорца: «Не словом только надо молиться, но и умом, и не умом только, но и сердцем, да ясно видит и понимает ум, что произносится словом, и сердце да чувствует, что помышляет при сем ум. Все это и есть настоящая молитва, и если нет в молитве твоей чего-либо из сего, то она есть или несовершенная молитва, или совсем не молитва». Итак, первое правило состоит в том, чтобы научиться молиться внимательно.

 

Далее, непременным условием истинной молитвы является смирение молящегося. Без смирения общение с Богом невозможно. Преподобный Макарий Оптинский говорил, что хотя молитва и великое оружие, но без смирения это оружие не действует. К молитве нужно приступать с сознанием своего недостоинства перед Богом. «Как мрачный грешник предстанет лицу великого Бога своего? — пишет святитель Игнатий, — разве покрывшись с головы до ног одеянием покаяния. Без этой одежды ему, пораженному от главы до ног смрадной язвой греха, естественнее, праведнее быть во тьме, в огне ада, нежели пред всесвятым Богом… итак, будем удостаивать себя ада, чтобы Бог удостоил нас неба».

 

К молитве также следует приступать со страхом Божиим. Страх Божий — естественное состояние человека, предстоящего перед лицом бесконечного, непостижимого Бога. Господь непостижим и неисчерпаем, и сколько бы кто ни приближался к Нему, никогда невозможно до конца постичь Его. Даже высшие Ангельские силы, несмотря на близость к Богу, никогда не достигают Его вполне, но всегда в страхе и трепете предстоят перед неисчерпаемой тайной Божества. Бесконечная тайна Бога естественно рождает тот священный трепет, который в Библии и у святых отцов называется страхом Божиим. «Страшен Бог в великом сонме святых, — говорит царь и псалмопевец Давид, — страшен Он для всех окружающих Его», то есть для Херувимов и Серафимов. Итак, нужно приступать к Богу со смирением и страхом Божиим.

 

Следующее важное правило: если кто хочет, чтобы Богу была угодна его молитва, он должен не иметь ни на кого зла, простить всех своих обидчиков. Молитвы злопамятного не принимаются Богом. Быть злопамятным и молиться, говорит святой Исаак Сирский, значит сеять пшеницу в море и ждать жатвы. Чтобы молитва была услышана, непременно нужно не иметь в сердце злобы и неприязни ни к кому, даже к врагам. Авва Зенон дает следующий совет: «Кто хочет, чтобы Бог услышал молитву его, тот, когда станет на совершение ее, — прежде всякой другой молитвы, даже прежде молитвы о душе своей, да принесет молитву о врагах своих, и ради этого Бог услышит всякую молитву его».

 

Итак, мы кратко рассмотрели, что означает молиться правильно. Однако одного умения правильно молиться еще недостаточно для стяжания истинной молитвы. Чтобы ее стяжать, требуется еще одно условие — постоянство. В молитве мы должны быть постоянными, — не ослабевать и не прекращать ее даже в тех случаях, когда молиться не хочется, или плохо получается, или мы не ощущаем от молитвы никакой пользы. Не напрасно сказано в Писании, что Бог дает молитву молящемуся, то есть тому, кто подъял молитвенный труд и несет его со всяким терпением и постоянством. Также и святые отцы говорят, что молитва есть дело, требующее от христианина понуждения в течение всей его жизни. Дар совершенной молитвы не в нашей власти, — дать его или нет, зависит только от Бога. В нашей же власти — постоянство и правильное совершение молитвы, — это наша часть дела. И если мы свою часть дела сделаем, то, без сомнения, Бог в свое время сделает Свою часть — даст нам совершенную молитву.

 

Постоянство и терпение в молитве необходимы еще и потому, что враг нашего спасения, диавол, очень не любит, когда мы молимся. Он знает, что молитва приносит великую пользу как самому молящемуся, так и другим людям — тем, о которых она совершается. Преподобный Серафим Саровский говорил: если будешь молиться за людей, много добра сделаешь им. И вот враг, зная это, всеми способами пытается отвратить нас от молитвы. Например, он рассеивает во время молитвы внимание, принося с этой целью в ум молящегося разные мысли, иногда очень правильные и интересные, так что человек начинает обращать на них внимание и в результате теряет молитву. Или он напоминает о каких-то якобы важных делах, которые нам срочно нужно сделать, — чтобы мы поколебались, начали волноваться и оторвались от молитвы. Или же нас начинают беспокоить наши домашние, или кто-нибудь позвонит по телефону, или враг просто нагоняет сонливость, так что человек начинает засыпать стоя и в итоге бывает вынужден прекратить молитву.

 

Нет ничего удивительного в том, что молитва требует от нас терпения и постоянства. Ведь всякое доброе дело всегда делается не легко и не быстро, но с трудом и напряжением сил. Если молитва приносит людям много добра, то, конечно, и трудов для ее совершения нужно затратить много. Это на первый взгляд только кажется, что молиться легко — ну что там, читай да читай себе, это ведь не землю пахать и не мешки таскать. Однако ошибаются те, кто так говорит. Настоящая молитва — это всегда напряженный труд. «Молиться за людей — кровь проливать», — говорил преподобный Силуан Афонский. То есть истинно молиться так же нелегко, как нелегко проливать кровь.

 

Следует сказать еще и вот о чем. Нередко в молитве мы что-то просим у Бога, но Он нас слушает далеко не сразу или вообще не слушает. Почему так происходит? Причины могут быть разные. Часто Бог не слушает нас просто потому, что нам не полезно то, чего мы просим. Бог есть небесный Отец и поступает здесь так же, как обычные земные родители. Дети ведь без конца что-нибудь выпрашивают у своих родителей, однако те далеко не всегда исполняют их просьбы, потому что далеко не всегда это полезно детям. Например, маленький сын просит, чтобы отец купил ему акваланг, однако тот не исполняет его просьбу, так как видит, что сын к этому еще не готов и на воде с ним может что-нибудь случиться. Точно так же поступает и Господь — не дает нам того, чего просим, если видит, что это может нам повредить.

 

А иногда бывает и так: мы просим как будто бы и полезного, но Бог все равно нас не слушает, ибо видит некоторые другие причины, по которым исполнение наших прошений может принести нам вред. Одной из самых частых таких причин является наличие в человеке гордости или предрасположенности к ней. Например, кто-то молится об избавлении от какой-нибудь страсти — зависти, раздражительности, неприязни, жадности и тому подобного. В этом случае Господь и хотел бы исполнить нашу просьбу, однако не исполняет ее, потому что гордому человеку это непременно принесет вред. Гордость есть самая тонкая и опасная страсть человеческой души, и если Бог видит, что исполнение наших прошений способствует развитию этой смертельной болезни, то Он не слушает нас. Ведь из двух зол выбирают меньшее, и часто оказывается, что человеку лучше подвергнуться различным, пусть и скверным грехам, чем, подобно бесам, сорваться в бездну сатанинской гордыни.

 

Об этом много сказали и написали святые отцы. Вот слова старца Паисия Афонского: «Человек может желать духовного преуспеяния, может просить Бога дать ему любовь, молитву, послушание и все добродетели. Но мы должны твердо знать, это должно хорошо отложиться у нас в голове, что, как бы мы ни трудились, Бог никогда нам ничего этого не даст, если мы прежде не смиримся».

 

То же самое говорит преподобный Анатолий Оптинский: «Смиримся, и Господь покроет, и будем святы. А пока не смиримся и не умилостивим Бога, — хоть лоб об пол поклонами разбей, страсти не умалятся». Итак, если в нас есть гордость, Бог не слушает наших молитв.

 

Еще Господь не слушает нас в тех случаях, когда это не согласно с непостижимыми путями Его Промысла. В таких случаях Бог не слушает даже и молитвы великих святых. «В противность определению Божию, — говорит святитель Игнатий, — просил великий Моисей Боговидец, чтобы даровано ему было войти в землю Обетованную, и не был услышан; молился святой Давид, усиливая молитву постом, пеплом и слезами, о сохранении жизни заболевшему сыну его; но не был услышан. И ты, когда прошение твое не будет исполнено Богом, покорись благоговейно воле Всесвятого Бога, Который по недоведомым причинам оставил твое прошение неисполненным».

 

Не следует также забывать, что молитва сама по себе имеет великую ценность, независимо от того, слушает Бог наши прошения или нет. Ценность молитвы — в приближении к Богу, предстоянии перед Ним, общении с Ним — разве может что-нибудь сравниться с этим? Ведь общение с Богом или, лучше сказать, Сам Господь — бесконечно выше каких бы то ни было земных благ, которые мы бы думали от Него получить. И кстати, часто еще и по этой причине Господь не исполняет наших прошений. Ибо, как говорит святитель Игнатий, «милосердый Бог, не исполняя прошения, оставляет просителя при его молитве, чтобы он не потерял ее, не оставил это высшее благо, когда получит просимое благо, гораздо меньшее». Человек, например, молится, чтобы Господь избавил его от какой-нибудь внутренней или внешней проблемы, но Господь видит, что если человек от нее избавится, то перестанет молиться, как молился раньше, и потому не дает избавления. Или дает не сразу, а по прошествии времени, иногда продолжительного...

 

Молитвенное делание имеет много ступеней, на которые восходит молящийся по мере духовного роста. Ступени эти сильно отличаются друг от друга. На первой ступени человек просто произносит слова молитвы, стараясь сосредоточить на них внимание. Многие думают, что этого достаточно, что это и есть молитва. Однако святые отцы учат нас, что это не так. Например, святитель Феофан Затворник говорит об Иисусовой молитве, что внимательное произнесение ее слов не есть еще сама молитва, но только средство, приводящее к ней, как бы первая ступень, откуда начинается путь к молитве. Если человек пойдет по этому пути, то со временем, взойдя на качественно другую ступень, он придет и к самой молитве. Но и эта ступень — не последняя, есть и другие ступени, выше ее. Есть, например, состояние молитвенного созерцания, когда человеку открываются неизреченные тайны Божии. «Иное дело — молитвенное услаждение, — говорит святой Исаак Сирский, — а иное — молитвенное созерцание. Последнее в такой мере выше первого, в какой совершенный человек выше несовершенного отрока». А преподобный Варсонофий Оптинский говорит об Иисусовой молитве, что на высших ступенях она достигает такой силы, что может даже горы переставлять.

 

Итак, подведем краткий итог всему сказанному. Молитва — это путь человека к Богу, и она имеет много ступеней, которыми этот путь измеряется. Мы, христиане, призваны к восхождению на ступени истинной совершенной молитвы. Святые отцы называют молитву матерью всех добродетелей и учат нас молиться правильно и постоянно. Преподобный Феолипт Филадельфийский говорит о молитве следующее: «Если во всяком труде твоем будешь иметь неотлучную матерь всего доброго — молитву, то она не воздремлет, пока не покажет тебе брачного чертога и не введет внутрь». Потрудимся же, братия и сестры, в молитвенном делании, приложим усилия к тому, чтобы молиться правильно, понудим себя молиться постоянно, понесем все эти труды с терпением, чтобы и нам в свое время войти в небесный брачный чертог, в грядущее Царство Христа. Аминь. Священник Иоанн Павлов

Share this post


Link to post

Молись и живи

 

Приехали молодые муж с женой. Говорил муж, обращаясь к священнику:

 

- Мы здесь второй раз. Первый были два с половиной года тому назад, тогда я только женился и заболел. Пошел в больницу. Обнаружили рак легких с метастазами по всему организму. На вопрос «Как лечиться?» врач развел руками: «Поздно, никак».

 

В отчаянии я приехал сюда. Вы сказали: «Пускай врачи лечат тебя, что могут пусть делают. А ты начни молиться. Причащайся чаще. Соборуйся каждые полгода обязательно. Каждую субботу в 20.00, не пропуская, читай «Акафист великомученику и целителю Пантелеимону». Все дела оставляй, вставай пред Господом и читай». А жене посоветовали: «Помоги мужу, поддержи его. Ему так легче будет. Если жена с мужем вместе действует - это по-Божьему».

 

И добавили: «Начни по-христиански жить: читай постоянно понемногу Евангелие и живи по нему. В тебе болезнь еще будет развиваться некоторое время, затем приостановится. А потом Господь благодаря твоим молитвам ее как бы «законсервирует». Но ты не исцелишься, болезнь твоя никуда не денется, но и действовать перестанет. Будет, словно, «в консервной банке». Так и будешь жить». Я спросил: «Батюшка, я умру?». Вы ответили: «Все умрем рано или поздно, все умрем. Но если будешь молиться - поживешь прилично».

 

Вот с этим я уехал домой, стал молиться, как Вы сказали. Действительно, некоторое время болезнь давала о себе знать, даже операцию делали на мужских половых органах: удаляли метастазы. А потом врачи отказались лечить - бесполезно. Только за Бога и держался, постоянно молился. И во мне, действительно, будто болезнь «законсервировалась»: я перестал ее чувствовать.

 

Начал работать (работа связана с компьютером). Когда в нашем доме на первом этаже открыли магазин, я стал вечерами подрабатывать грузчиком. (Раковый больной с метастазами!). А потом мы родили сына. Это уже после операции. Мальчик - фонтан энергии: столько в нем жизни. У нас дома покоя нет: он не ходит, а только прыгает и скачет! А я рад: пусть будет такой, я живой и вижу живого сына!

 

Немного задумавшись, мужчина продолжил свой рассказ:

 

- Вроде все было хорошо, но мама никак не могла успокоиться и посылала меня в больницу провериться. «Такой страшный диагноз, - говорила она. - Живу каждый день как на пороховой бочке, жду самого страшного». Я ей: «Ма- ма, врачи меня лечить отказались. Ну сколько раковый больной без лечения может прожить?! Два с половиной года прошло - я живу, Господь действует!». А она: «Может Господь тебя исцелил. И я успокоюсь. Сходи, пожалуйста, проверься. Ради меня сходи». Я пошел. Когда врач меня увидел, удивился: «Ты разве живой? Я думал, что ты давно покойник». Вы бы знали, каково это про себя слышать! А у меня ведь сын. Ему только полтора годика. Стали меня проверять, брать анализы. Когда за результатами мы с женой пришли, врач мне сказал: «У тебя все то же самое: рак легких. По всему организму - метастазы. Как ты живешь? Так не бывает!». Я выслушал и вышел из кабинета - по стенке. Жена еле до дома довела. Плохо мне, батюшка. Хотел маму успокоить, а теперь жить не могу, работать не могу. Почва из-под ног ушла. Опять - отчаяние. Что Вы мне скажете?

 

- Ничего не скажу нового: ты все уже знаешь. Молишься? - спрашивает батюшка.

 

- Каждую субботу все дела откладываю и молюсь - «Акафист великомученику и целителю Пантелеимону» читаю.

 

- Ну вот видишь: молишься, и Господь «консервную баночку-то за-крутил». Живешь и будешь жить. Не ходи-ка ты к врачам. Ты не исцелишься, болезнь останется, но законсервируется. Врачи про болезнь будут говорить - будешь расстраиваться. Молись и живи. С Богом будешь жить - поживешь. Сын у тебя, порадуйся. И его растите с Богом. Для Бога ничего невозможного нет. Все дается нам по вере в Него.

Share this post


Link to post

На многое замахиваешься...

 

Из Димитровграда приехала девушка, лет двадцати с небольшим - молоденькая. Задала банальный, часто встречающийся вопрос. Сказала так:

 

- У меня есть желание вступить в брак. Но я бы хотела, чтобы у меня был муж, который будет по духу, как брат во Христе, чтобы вместе нам идти по жизни временной и вечной. Чтобы детей родить и воспитывать в духе Христовом, и дела все совершать вместе перед Богом, чтобы идти к Любви, которая в Боге.

 

Я, помню, ответил:

 

- Доченька, ай на многое замахиваешься... Ну, слава Богу, кто не ходит солдатом, тот не ходит генералом. Давай, моя радость, будем молиться в понедельник в 20.30 Ангелу Хранителю.

 

И она уехала, но молиться стала. А потом у неё возникло желание попасть в Италию к Николаю Угоднику в Бари. И у неё получилось. К тому времени она где-то год уже молилась. А паломнический маршрут у них проходил через всю Италию, были, в частности, во Флоренции. Там есть русский храм, старинный. И в этом храме познакомилась она с молодым человеком, алтарником. И он нечто почувствовал, и она нечто почувствовала. А потом дело техники: интернеты, скайпы и прочее, стали переписываться. В результате переписки он почувствовал, что душа его горит. Он хотел быть священником по жизни, но в браке, а второй половины ни в ком не чувствовал. Вокруг хорошие девушки, верующие, но не того духа... И вот, она ему и говорит: «А я молюсь, чтобы Бог мне такого мужа дал... » И рассказала, как молится, как была в Болгаре. Он написал письмо в Болгар в стихах, где он обращается к Господу и благодарит Его за то, что Он дал ему половину, с которой он служить Христу сможет.

 

Он приехал из Италии официальное предложение сделать, с родителями её познакомиться и их благословения получить. У себя в Италии он уже переговорил с духовенством, его уже ждут для рукоположения там. За ней приехал. И они в воскресенье к нам в церковь приехали: она вся сияющая, он сдержанный такой, но тоже радостный. И у них счастье: они нашли друг друга! И не просто так, а через молитву Господь дал им друг друга - это, конечно, очень важно. Она спросила:

 

- Батюшка, я уеду в Италию, кем я там работать-то буду?

 

Я говорю:

 

- Женой, потом матерью.

 

- А он говорит, на хору петь, на клиросе буду...

 

Как Господь являет Свою силу, изумительно! Пример очень интересный и необыкновенный. Она ведь хотела не просто, и он, оказывается, искал себе нечто такое же. И Дух Святой этих двоих столкнул. И Ангел Хранитель.

Share this post


Link to post

Боже, в помощь мою вонми!..

 

Для приобретения непрестанной памяти о Боге вам предлагается такой образ молитвы: «Боже, в помощь мою вонми, Господи, помощи ми потщися» (Пс. 69; 2). Этот стишок прилично прилагается ко всякому состоянию и всем случаям; он находящихся в унынии и смущении духа, или угнетаемых печалью или какими-нибудь помыслами, не допускает отчаиваться в средствах к спасению, показывая, что Тот, Кого призывают, всегда призирает на нашу борьбу и слышит наши мольбы. А когда мы имеем веселие сердца, то Он увещевает, что вовсе не должно превозноситься счастливым состоянием, которое мы не можем удержать без покровительства Божия. Этот, говорю, стишок всякому из нас необходим и полезен во всяком состоянии.

 

Докучает ли мне страсть чревобесия, требует пищи, какой нет у меня, и навевает мне запах царских кушаний, то надобно мне говорить: «Боже, в помощь мою вонми, Господи, помощи ми потщися!»

 

Подстрекает ли меня мысль вкушать пищу прежде времени, со стенанием мне надобно взывать: «Боже, в помощь мою вонми, Господи, помощи ми потщися!»

 

Когда имею нужду в более строгом посте для укрощения плоти, а слабость желудка не дозволяет мне, — мне надобно молиться: «Боже, в помощь мою вонми, Господи, помощи ми потщися!»

 

Когда хочу заняться чтением Писаний Божественных, а беспокоящая болезнь головы не дозволяет, и сон склоняет лицо мое к священной книге и заставляет меня прервать положенное по Уставу богослужение и псалмопение, также надобно мне вопиять: «Боже, в помощь мою вонми, Господи, помощи ми потщися!»

 

Вижу ли, что я крайне ослабел от того, что, по наваждению диавольскому, отлетел от очей моих сон, —с воздыханием мне надобно молиться: «Боже, в помощь мою вонми, Господи, помощи ми потщися!»

 

Опять, когда я нахожусь в борьбе со страстями, то, чтобы разгорающийся чуждый огонь не сжег благовонные цветки целомудрия, надобно мне взывать: Боже, в помощь мою вонми, Господи, помощи мы потщися!

 

Чувствую ли, что грешные пожелания утихли во мне, то, чтобы благодать Божия не оставляла меня, с усердием надобно мне говорить: «Боже, в помощь мою вонми, Господи, помощи ми потщися!»

 

Беспокоит ли меня страсть гнева, сребролюбия, или же печали, принуждая меня нарушать любезную для меня кротость, то, чтобы возмущением гнева не увлечься в желчную раздражительность, с глубоким стенанием мне надобно взывать: «Боже, в помощь мою вонми, Господи, помощи ми потщися!»

 

Искушает ли меня уныние, тщеславие, гордость и дух мой обольщается грешным помыслом о нерадении или холодности других, то, чтобы не возобладало надо мною это гибельное внушение врага, со всем сокрушением сердца мне надобно молиться: «Боже, в помощь мою вонми, Господи, помощи ми потщися!»

 

Благодать ли смирения и простоты, по отвержении гордости, приобрел я постоянным сокрушением духа, то, чтобы опять не потерпеть мне большого поражения от возношения своею победой, всеми силами мне надобно восклицать: «Боже, в помощь мою вонми, Господи, помощи ми потщися!»

 

Возмущаюсь ли непостоянством своего сердца или не могу удержать рассеяние помыслов и самую молитву свою не могу изливать без перерыва, без мечтаний, суетных образов, и чувствую себя стесненным такой сухостью, то, чтобы мне освободиться от этой нечистоты души, необходимо буду взывать: «Боже, в помощь мою вонми, Господи, помощи ми потщися!»

 

Чувствую ли, что посещением Святого Духа я опять владею помыслами, то, чтобы мне удостоиться дольше пребывать в этом, заботливо и часто надобно мне взывать: «Боже, в помощь мою вонми, Господи, помощи ми потщися!»

 

Тревожат ли меня ночные ужасы демонов, окружающие меня, беспокоят ли мечтания нечистых духов, самая надежда спасения и жизни у меня исчезает от страшного трепета, всеми силами я буду взывать: «Боже, в помощь мою вонми, Господи, помощи ми потщися!»

 

Опять, когда утешением Господа буду ободрен, буду чувствовать, что как будто я огражден бесчисленными тысячами Ангелов, так что кого я прежде боялся больше смерти, того вдруг осмеливаюсь вызывать на борьбу, то, чтобы, по благодати Божией, дольше продлилась во мне сила такой стойкости, всеми силами мне надобно взывать: «Боже, в помощь мою вонми, Господи, помощи ми потщися!»

 

Итак, молитва этого стишка с неослабным постоянством должна быть изливаема, чтобы избавиться от несчастий, а в счастии сохраниться от превозношения. Во всяком деле или служении, или в пути не переставай воспевать его и размышлять о нем и во время сна и во время обеда, и во всех случаях. Это размышление сердца не только сохранит тебя невредимым от всякого нападения демонов, но и, освободив от всех пороков земной нечистоты, сообщит неизреченную и не многими испытанную горячность молитвы.

 

(Из творений преподобного Иоанна Кассиана Римлянина)

http://www.duhovnik.com/node/2971

Share this post


Link to post

"Ледяные массы “возвышались горными уступами на 5 и даже 8 сажен высоты”, что в переводе на метрическую систему составляет 10,5 и 17 метров соответственно. Для примера: стандартная высота пятиэтажного дома – 11-12 метров.

 

Самым странным при этом являлось то, что не было никаких объективных причин для движения льда на берег, для появления ледяных гор столь фантастической высоты. Стояла спокойная зимняя погода, дул тихий северо-западный ветер. Изучавшие впоследствии этот факт исследователи так и не нашли вразумительного объяснения причин того небывалого явления.

 

Как только жители села осмыслили весь ужас происходящего, было решено срочно послать в Варзугу за священником. В это время настоятелем церквей обоих сёл – Варзуги и Кашкаранцев – был иерей Михаил Истомин. К слову сказать, могила его жены, матушки Анны Истоминой, – единственная, сохранившаяся до наших дней из всех многочисленных могил, что были рядом с варзугской Успенской церковью.

 

Все попытки спасти селения лишь сильнее выявляли страшную силу движущихся ледяных громад, ломавших брёвна, как спички. К этому времени ледяные горы уже превратили в деревянную пыль 41 карбас жителей села и два торговых судна.

 

К моменту прибытия в Кашкаранцы отца Михаила Истомина жители села пребывали в состоянии полного смятения и ужаса. Ледяные горы успели поглотить 27 амбаров со съестными припасами и рыболовными снастями, 11 бань и шесть дворов с хлевами. Лёд приступил к уничтожению жилищ поморов – два ближайших к морю дома вместе со скотными дворами превратились в труху. Ледяные громады уже нависали над церковью. Священник обратился к народу, призвав всех собраться в храме и всем миром вознести молитву ко Господу о спасении кашкаранцев.

 

Всё село устремилось в церковь, где начался слёзный молебен. Люди молились так, как не молились ещё никогда в жизни – всем сердцем. Из Тихвинской церкви жители вышли крестным ходом с иконами, крестами и хоругвями. Впереди несли главную надежду и святыню села – Тихвинскую икону Божией Матери, давнюю заступницу кашкаранцев и всего Русского Севера. Люди встали перед ледяными громадами. Впереди держали икону два помора – староста села и дьячок церкви. Священник запел, и люди горячо подхватили самую любимую народную песнь-молитву православных христиан ко Пресвятой Богородице: “Царица моя Преблагая, Надежда моя Богородице…”

http://www.pravoslavie.ru/smi/2075.htm

Share this post


Link to post

Алена Беляева

«В нас летели стекла, пластмасса, запчасти»

 

Два года назад мы семьей поехали отдыхать к морю на машине. Накануне вечером мама попросила взять с собой икону Николая Чудотворца, которую привезла с места явления св. Николая на реке Великой. Я взяла с собой венчальную икону, а икону св. Николая Чудотворца брать не хотела из-за того, что она в киоте со стеклом (боялась случайно разбить). Мама настояла, и я, аккуратно ее завернув, положила в чемодан. Прочитав перед поездкой молитву св. Николаю Чудотворцу, мы (у нас трое деток) отправились в путь. Было 6 утра.

 

От Москвы мы отъехали км 100, как вдруг на идущую перед нами машину со «встречки» на скорости вылетела другая машина, и они, ударившись «лбами», начали перед нами крутиться... В нас летели стекла, пластмасса, запчасти, да и сами машины летели на нас... Я понимала, что молитву прочесть уже не успею. В это время муж крутил (или это были не его руки?) руль в разные стороны так, что нас бросало из стороны в сторону. Мы очнулись метров через 200, когда поняли, что искореженные машины остались позади, а на нашей машине не осталось ни царапины. Муж сказал, что когда он пытался уйти от столкновения, время замедлилось, как в кино. Так нам помог Николай Чудотворец. Это было чудо. Описать все, что мы испытали, здесь не получится.

Share this post


Link to post

Ольга Брянцева

«Перед путешествием обязательно нужно помолиться святителю Николаю»

 

Хочу рассказать удивительную историю, которая произошла с моей семьей. Три года назад мы совершали путешествие по Европе на автомобиле: супруг за рулём, я рядом в роли штурмана и сынишка на заднем сидении. Переезжали из страны в страну: днем ехали, а на ночь останавливались в гостиницах.

 

И вот подъезжаем мы к итальянскому городу Вероне, где и планировался ночлег — номер в гостинице был забронирован заблаговременно. Время было уже позднее, где-то часов 11 вечера. Въехали в город и видимо куда-то не туда свернули. Темно — хоть глаз выколи и ни души. Спросить не у кого, указателей не видно, по карте сориентироваться не можем. Говорю мужу: поезжай прямо, что ли. Сама тихонько, про себя взмолилась святителю Николаю: «Святой Николай, помоги нам найти дорогу!» Едем мы прямо, вдруг смотрим — вроде какая-то гостиница, но по названию — не наша. Говорю мужу: зайди, узнай, может, у них есть свободные комнаты, а то поздно уже, — или хоть спроси, в какой район города мы попали. А он, кроме мизерных знаний французского, никаких языков больше и не знает, и вероятность того, что он вообще что-то поймет, минимальна, тем более, что итальянцы, как правило, кроме родного других языков тоже не знают. Прошло буквально три минуты: смотрим — бежит наш папа. Говорит: представляешь, портье в этой гостинице на удивление французский знает! И он сказал, что наша гостиница здесь за углом!

 

Вот так вот, услышал молитвы нас, грешных, святитель Николай. И так всю дорогу он нам помогал, вел, как по компасу, и никаких накладок в нашем долгом путешествии не было. Перед путешествием обязательно нужно помолиться святителю Николаю и заказать молебен. Он обязательно поможет. Святитель Николай, моли Бога о нас!

 

Игорь Якубович

«Два с половиной года жил я с мечтой вернуться»

 

Это было много лет тому назад, на эстонской земле, в городе Раквере. У меня была любимая работа. Но однажды, проработав не один год, я потерял ее по своей вине.

 

Два с половиной года жил я с мечтой вернуться, обивал все пороги этого предприятия, но мой бывший мастер наотрез отказывался брать меня обратно.

 

Как-то, по совету моей пламенно верующей православной тетушки Нины (дай Бог ей здоровья), я пошел в наш православный храм Рождества Пресвятой Богородицы и молился усердно св. Николаю Чудотворцу пред иконою его и просил об одном только: чтобы быть мне вновь на своей работе любимой...

 

Через неделю моего бывшего мастера уволили за воровство, а еще через неделю меня позвали обратно на мою любимую работу. И это только один из множества чудесной помощи св. Николая Чудотворца мне, грешному. Слава Богу!

Share this post


Link to post

Повесть афонского монаха о видении во время панихиды

Была родительская суббота, кончилась Литургия. Одни из присутствующих уже выходили из церкви, а другие остались и стали подходить к общему кануну (стоящему, по обыкновению, посредине церкви).

 

Я же, пишет монах, стоял на клиросе. Вышли из алтаря священник и диа­кон. Священник провозгласил: «Благословен Бог наш, всегда, ныне и присно и во веки веков. Аминь». Диакон зажег свечи, стал раздавать их присутствующим. И в это время я увидел, что много народа стало входить в дверь храма с улицы, а затем проникать сквозь стены и окна. Храм наполнялся множеством прозрачных теней. В этой массе я увидел женщин, мужчин, юношей и детей. Определил я по внешнему виду священников, императоров, епископов и между ними простого чернорабочего, дряхлого солдата-поселянина, бедную женщину и нищих вообще.

 

После возгласа священника они бесшумно, но чрезвычайно быстро заполнили собой весь храм, становясь тесно друг с другом. Все они как буд­то стремились к кануну, но почему-то не могли подойти к нему. Я не мог оторвать глаз от этой удивительной картины.

 

Наконец их набралось так много, что реальные молящиеся казались мне фигурами, ярко нарисованными на фоне этих удивительных теней. Они (тени), подходя в безмолвии, становились у священного алтаря. Некоторые из них как будто бы преклоняли колени, другие нагибали головы, точно ожидая произнесения приговора. Дети протягивали руки к свечам, горящим на кануне, и к рукам молящихся живых.

 

Но вот диакон вынул записки и начал читать написанные на них имена. Удивлению моему не было конца, когда я заметил, что порывистым, радостным движением выделялась то одна, то другая фигура. Они подходили к тем, кто помянул их, становились рядом с ними, глядели на них глазами, полными любви, радостного умиротворения. Мне даже казалось, что в руках духов появилась какая-то духовная горящая свеча и они сами, молясь вместе с молящимися за них, сияли необыкновенно радостными лучами.

 

По мере того как прочитывалось каждое имя, из толпы безмолвных теней все более выделялось радостных фигур. Они бесшумно шли и сливались с живыми молящимися. Наконец, когда записки были прочитаны, осталось много неназванных - грустных, с поникшей долу головой, как будто пришедших на какой-то общий праздник, но забытых теми, кто бы мог пригласить их на это великое для них торжество. Некоторые из душ тревожно посматривали на дверь, словно ожидая, что, быть может, придет еще близкий им человек и вызовет их в свою очередь.

 

Но нет, новые лица не появлялись, и неназванным оставалось только радоваться радостью тех, которых призвали пришедшие для единения с ними.

 

Я стал наблюдать за общей группой молящихся, которая как бы смешалась с дрожащими в светлых лучах призраками из потустороннего мира, и увидел еще более чудную картину.

 

В то время, когда произносились слова «Благословен еси, Господи, научи мя оправданиям Твоим» или слова «Сам, Господи, упокой души усопших раб Твоих», видно было, как лица живых озарялись одинаковым светом с лицами отошедших, как сердца сливались в одно общее сердце, как слезы не уныния, а радости, текли из глаз тех, кто носил телесную оболочку, и в то же время какой горячей любовью, беспредельной преданностью горели глаза помянутых.

 

При облаке дыма благовонного кадила, при струях дыма от горящих свечей раздался дивный молитвенный призыв: «Со святыми упокой...», и я увидел, что вся церковь как один человек стала на колени и духи, имена которых были помянуты, молились и за присутствующих, и за себя, а те, о которых забыли, молились лишь за себя.

 

Когда окончилось молитвенное песнопение, затухли свечи и священник прочитал последний возглас, а диакон закончил общим поминовением отошедших, стоящие передо мной тени стали исчезать, и оставались только люди, пожелавшие отслужить еще частную панихиду за своих усопших. Тогда я увидел на лицах такой покой, такое удовлетворение, такое обновление, которое не в силах передать.

 

Велик, свят и отраден для усопших обряд поминовения Православной Церковью. И как грустно бывает тем, кого предают забвению, лишая их не только радости видеть себя не забытыми, но и замедляя тем их духовное обновление и прощение их согрешений у Господа как во время панихиды, так тем более во время Литургии. Потому что с каждым разом, когда священник вынимает частицы за упокой душ, души эти получают милость, при­ближаясь к Царствию Божию.

 

Эту жажду усопших - чтобы помнили - испытывает каждый из нас. Оттого нередко они и напоминают о себе в наших снах накануне их дней рождения или смерти, накануне родительских суббот.

 

Каждое наше слово, мысль, воспоминание об усопшем моментально отзывается на нем, причем воспоминание добром - отрадно, воспоминание же злом - мучительно, ибо вызывает у него угрызение совести. Можно себе представить, как ужасны загробные муки для людей, которых трудно вспомнить добром.

 

Вот почему законы народного милосердия требуют не говорить ничего дурного об усопших, чтобы не растравлять их душевные раны. Все сие должно служить нам предостережением: в жизни поступать так, чтобы после смерти своей не заслужить чувства презрения к нам, укора и ненависти или, еще того хуже, проклятия, и этим бы лишиться молитв наших близких.

 

http://www.pravzhurnal.ru/Preobrazhenie/Azi_pravoslaviya/Povest_afonskogo_monaha.html

Share this post


Link to post

Таня,а чей это митрополит,какой епархии?

Молитва о спасении Русского народа. Митрополит Виталий. Проповедь. Обращение к Русским людям, с которым стремится всей душой в Россию Блаженнейший митрополит Виталий, ныне почивший в Боге, Первоиерарх Русской Православной Церкви заграницей. Кадры из документального фильма "Русская тайна". РПЦЗ.

http://www.diveevo.ru/2/0/1/3269/

На усмотрение администрации,оставить или удалить.Буду благодарна.

Share this post


Link to post

Молитва о спасении Русского народа. Митрополит Виталий. Проповедь. Обращение к Русским людям, с которым стремится всей душой в Россию Блаженнейший митрополит Виталий, ныне почивший в Боге, Первоиерарх Русской Православной Церкви заграницей. Кадры из документального фильма "Русская тайна". РПЦЗ.

http://www.diveevo.ru/2/0/1/3269/

На усмотрение администрации,оставить или удалить.Буду благодарна.

Известно,что по поводу этого иерарха ЗРПЦ и его окружения имеется в России неоднозначное мнение,но Вы правы,на усмотрение администрации....

Share this post


Link to post

Молитва друга.

Случай на чеченской войне

 

Перед тем, как принять сан, будущий священник Николай Кравченко успел проявить себя как доблестный защитник Родины.

Служа в воздушно– десантных войсках, как их называют, «крылатой пехоте», он не раз принимал участие в боевых действиях на Северном Кавказе. И здесь ему не раз приходилось испытывать на себе действие Вышних сил. В самые опасные моменты сражений эти силы незримо хранили его. С отцом Николаем беседует корреспондент Валерий Духанин.

 

– Отец Николай, вы рассказывали, как участвовали в военных действиях на территории Чечни. Были ли в Вашей жизни или жизни других солдат и офицеров такие случаи, когда Господь проявлял Себя?

– Были, а как же! Допустим, наступил боец на мину – а она не взорвалась. И лишь только отошел на сто метров – раздался взрыв. Или еще. Когда ходили в разведку – лицом к лицу столкнулись с «духами». Славка, мой товарищ, не успел выстрелить. «Дух» стоял, целился. Славка выстрелил раньше: у «духа» в автомате перекосило патрон. В итоге Славка живой, а «дух» – нет.

Самый яркий пример с нашим командиром бригады полковником Николаем Баталовым. У нас после Абхазии появилась традиция перед боевым выходом, броском читать «Отче наш». Это успокаивало, и появлялась значимость правильно выполняемого дела. Однажды – это было в Грозном – перед нами была поставлена задача контролировать подземный гараж. Ее выполнять было трудно, т.к. не было простора для движения. «Духи» вынуждали нас уйти с позиции. А нам надо было обеспечить выход на площадь «Минутка», контролировать огневые точки на другой стороне улицы. Мы стояли, читали молитву, в это время вышел комбриг. Говорит: «Ребята, я с вами». Мы захватили гараж, зачистили его и стали вести огонь по точкам на другой стороне улицы. Он опять: «Я с вами».Командиром группы был я. Комбриг в данном случае был постороннее лицо. Он не имел права находиться среди нас. Если бы он погиб – мне трибунал светил бы по полной программе. Тогда он стал рассказывать, что он видел: «Когда вы начали читать молитву – я увидел, как на вас сверху такой прозрачный колокол опускается. И я почувствовал, что под этим колоколом буду в безопасности». Глядя на него, мы поняли, что он говорит правду. С тех пор он эту молитву читал всегда, когда была возможность.

Продолжение...http://www.pravoslav...u/smi/50075.htm

Share this post


Link to post

Господь соединил

 

Интересный факт был вот какой. Один молодой человек приезжает в нашу церковь. У него бизнес какой-то. Высокий, красивый, стройный. И такой у него пытливый ум, штуки разные придумывает... Какое-то он изобретение придумал и в промышленное производство его продвигает: вещь нужная - откликаются, но не совсем получается так, как ему хотелось бы, чтобы копеечка хорошая пошла.

 

Говорит:

 

- Вижу, дело движется, но благословите, батюшка, молиться, чтобы Господь помог. Может, я что не так думаю, или делаю... Может, людей Бог пошлёт, которые поймут, как это важно.

 

В общем, Николаю Угоднику стал молиться. У него дело двигается, но опять не с такой отдачей, как он хочет. Он приезжал ещё, не один раз был. И раз приезжает и говорит:

 

- Батюшка. Я молюсь, а того, что жду нет. Господь вроде идёт навстречу, но и не идёт... И у меня такое чувство, что что-то как будто мешает, а что не пойму.

 

Я ему говорю:

 

- Сынонька, ты вот скажи, если всё как ты хочешь получилось бы, ведь денежки приличные пошли бы?

 

- Ну да.

 

- А что бы ты сделал с этими деньгами, скажи мне, пожалуйста?

 

(А мужики все до 70 лет в машинки играются).

 

- Я бы машину купил новую, новую иномарку.

 

- А ещё куда?

 

- Ну не знаю.

 

- Вот видишь, тебе поэтому Господь не даёт. Тебе не для чего. Ты хочешь большего, а не для чего... Вот ты сам говоришь, что ты чувствуешь будто чего-то не хватает. Тебе нужно, чтобы для кого жить было - семья. Ты православный, теперь молишься, ты в таком возрасте...

 

А он жил как все. Раз приехал, два... Покаялся.

 

- Я ведь греха-то не боялся. А теперь молюсь, и я понял, если молюсь, надо жить по-другому...

 

И стал перекраивать свою жизнь по Евангелию. Только сказал:

 

- Тяжело батюшка в миру по Божьему жить.

 

- А как же, милый? Это и в пустыни будет тяжело по Божьему жить... Ты помнишь, говорил какие искушения были? Тебе нужно, сынонька, в браке быть. Раз ты уже большие дела делаешь: не хватает того ради кого и ради чего всё это делать.

 

- Батюшка, благословите меня молиться Ангелу Хранителю что ли.

 

- Да конечно.

 

Он как бы нехотя: сказали надо, надо значит. Стал молиться. А потом приехал не один: вдвоём. Но подошёл один. Говорит:

 

- Батюшка, вот был я у вас, вы мне сказали тебе надо молиться.

 

Не то, что он сам осознал, что это ему надо, сердцем загорелся, нет: сказали надо, значит, надо. И вот нечто произошло после этих молитв, что его потрясло! Он приехал с изумлением:

 

- Вы сказали, мне надо в брак... А я про себя подумал: ну, и на ком жениться?.. Я ведь теперь без Бога не смогу жить. А такая, чтобы меня поняла ещё, тоже не каждая. И я не такой, как те, кто в монастыри идут, например, нет... Где же найти такую, чтобы она была и в Боге благочестивая, и одновременно ей бы ничто земное, современное не чуждо было?.. Я подумал, что молиться мне придётся долго. Ну, и ладно: надо, значит, надо. Стал молиться: в понедельник читать акафист Ангелу Хранителю. И вот буквально, может, раза два прочитал только. Был на работе, сижу и смотрю на одну девушку, тысячу раз её видел. Хорошая. Коллега. А посмотрел на неё и думаю: интересно, а какая она? И думаю, почему не замечал раньше её? Как очки снял или, наоборот, очки одел... Я к ней подошёл, заговорил: и голос у неё такой... Почему не замечал этого раньше? Сразу мысль: а не Господь ли это?.. Может, правда, пора мне... Только я не думал об этом. Пригласил её вечером в кафе. Она сразу согласилась с желанием: значит, и я ей не безразличен... Пришли в кафе, получился разговор о том о сём и, в частности, и о Боге, и о молитве. Сказал, что молюсь, и у меня в жизни изменения... Она говорит: «Правда? Как здорово! И я тоже начала молиться». А такая современная девушка - модная, красивая: и мирское, и духовное не чуждо! Я посмотрел на неё: какая она хорошенькая!.. Я два года рядом работал и не видел, что она такая хорошенькая, надо же... Мы стали общаться по-особому. Приехали в Болгар вместе. Батюшка, я правильно думаю?..

 

- Правильно, сынонька, ты думаешь.

 

- Что нам обвенчаться что ли тогда?

 

- Ты же сам говоришь и сердцем чуешь. И родство душ какое... Как ты и хотел: и в благочестии, и современная.

 

Он улыбается, поворачивается, рукой машет ей, она тоже улыбается.

 

- Батюшка, она ведь догадалась, о чём мы говорили.

 

И ей говорит:

 

- Батюшка говорит, венчаться надо.

 

Она смеётся и он. Вот уникально как: два года вместе рядышком бок о бок и он её не замечал. Стал молится - и увидел! А она тоже начала молиться. Как Господь устраивает!

Share this post


Link to post

Ходить по врачам в вашем случае бесполезно

 

В нашей с Антоном совместной жизни самое большое чудо - рождение нашей Машеньки. Мы 12 лет мечтали о детях, я никогда не предохранялась от беременности или, упаси Боже, не прерывала её. Но детей не было, хотя мы не раз обследовались и врачи не находили у нас никаких отклонений. Я молилась, верила, старалась не унывать, но все равно плакала: годы шли, мне исполнилось 38 лет. Антон в тот момент всё больше склонялся к тому, чтобы уйти со сцены, поселиться в деревне около Сергиева Посада. За советом поехали к священнику . Накануне у нас был концерт в Татарстане в другом городе - Набережных Челнах. Антон был настолько уверен, что получит благословение уйти со сцены, что сказал : «Это наш последний концерт». Мы прождали в очереди 8 часов и уже ночью попали к батюшке. Переступив порог, ещё ничего не спрашивая, услышали обращение к Антону: « Ты на своем месте. Иди! Радуй людей». Мне сказал одно слово: «Пой!» И нам обоим: «Перестаньте ходить по врачам, это бесполезно в вашем случае! Скоро у вас будет ребенок, исповедуйтесь, причащайтесь, читайте каждое воскресение акафист Пресвятой Богородице перед Её иконой «Нечаянная Радость».

 

По возвращению в Москву удивительные вещи продолжились. Нам позвонила женщина, которая представилась матушкой Евсевией, игуменьей Свято-Троицкого монастыря в Симферополе, где хранятся мощи Святителя Луки (Войно-Ясенецкого). Сказала: «За вас постоянно молятся приезжающие паломники, просят, чтобы Господь послал вам ребенка, делают пожертвования. Я спросила у старца нашего о вас, он сказал, что надо вам срочно посылки высылать, что скоро будет у вас ребенок». И стали приходить большие посылки с целебными настойками, травами, мазями, орехами, маслом, хлебом. С 9-ти летним умирающим от рака в больнице ребенком я поделилась всем, что мне присылали - несмотря на скептический настрой врачей, которые мне сказали, что жить мальчику осталось не больше месяца. Его маме я дала акафист Святителю Луке, попросила мазать постоянно сына освященным маслом, дала мальчику хлебушек из монастыря со словами: «Каждое утро ешь этот хлеб, запивай святой водичкой, Боженька вылечит тебя, даже не сомневайся». Через два месяца ребенка выписали домой здорового! А когда я приехала опять в эту больницу с большой посылкой из монастыря для всех больных ребят, даже мусульмане просили меня дать их детям то же, что я давала выздоровевшему . Отец ребенка из Азербайджана со слезами громко объявил на все отделение: «Лука - Великий Святой!». Прочтитав житие Святителя Луки, я заплакала, когда описывали его похороны - его весь Крым хоронил. За его гробом шли и раввин, и местный мулла, и люди других конфессий.

Синеглазая девочка

 

То, что я беременна, первым почувствовал Антон. Мы летели с гастролей, и он сказал: «Ты стала ещё красивее, светишься изнутри». Я не поверила, но оказалось, что муж прав. Тест дал положительный результат. Позвонили в Болгар сообщить отцу Владимиру радостную весть. А он мне: «Лети на Святую Землю, в Израиль». - «Не могу, у меня же концерты, съёмки - вся работа в России. Не могу я улететь!» Батюшка успокоил: «Не переживайте, работы потом станет еще больше». Во время беременности я много времени проводила в русском православном Горненском монастыре под Иерусалимом, каждое воскресение там причащалась.

 

Машенька родилась на Святой Земле 9 сентября. Дочка такая же синеглазая, как и девочка, которая приснилась мне, когда мы с Антоном только познакомились. Девочка эта стояла в полумраке около дубовой кафедры в монашеских одеждах, и просила назвать ее Мария, когда родится. По благословению отца Владимира, дочку мы крестили на 4-ый день после родов. Будущий крестный Маши, иеромонах Зотик, привёз нас в храм напротив Золотых Ворот Иерусалима, заходить в храм женщине после родов 40 дней нельзя, но из притвора я увидела ту самую дубовую кафедру из своего сна. Я спросила у монахини: « Где мы находимся?» - «Храм святой Марии Магдалины, построен в память об императрице Марии Александровне. Как девочку назовете?» - «Мария!»

 

Вика рассказывает, что уже полтора года каждые выходные они с мужем и дочкой стараются посетить храм, исповедаться и причаститься: «Если не были в храме - неделя не удалась. Антон у святых отцов прочитал: «Если Бог на первом месте, всё остальное - на своём». Мы так и стараемся жить. И своей сестре на свадьбе я пожелала жить богато в том смысле, чтобы жить с Богом. И в достатке - чтобы им всего было достаточно. Вот светит солнце - достаточно, чтобы радоваться! Сделал пюре картофельное с солёным огурчиком - достаточно. Всё прекрасно. Не надо страдать: «Ах, нет у меня дома каменного!»

 

Как сказал Игнатий Брянчанинов: «Никогда не было, нет и не будет беспечального места на земле. Беспечальное место может быть только в вашем сердце, когда Господь в нем». Какие же мы глупые были, когда не понимали этого и надеялись только на себя. Страшно вспоминать то время, когда слово «гордость» произносилось исключительно в позитивном смысле. А ведь гордыня - первый смертный грех! Если бы я раньше знала и понимала, как регулярная исповедь и причастие меняют ум, душу, они по-настоящему образовывают человека - от слова образ Божий! Люди даже выглядеть начинают по другому. Меня, беременную, один журнал попросил сфотографироваться и прислать эту свежую фотографию. Послала. Звонок: «Вика, вы что пластику сделали?» - «Нет. Я у косметолога год не была».- «А что вы делаете?» - «Каждую неделю причащаюсь!» Но это, конечно же, мелочи по сравнению с внутренними переменами».

 

Виктория говорит, что их с мужем воцерковление шло очень постепенно и началось 12 лет назад, когда они встретили своего духовника: «Антон крестился в 14 лет, я крестилась в 19 лет, потому что почувствовала в этом огромную потребность. Но после первого причастия 7 лет не заходила в храм, потому что батюшка мне сказал, что быть певицей - бесовское занятие. Это теперь я понимаю, что надо было пойти ко второму, третьему батюшке... Меня спасла неожиданная встреча. Опаздывая на репетицию, ловила машину, водитель Александр рассказал, что по наговору отсидел 10 лет в тюрьме, но это было прекрасное время, потому что он прочитал Библию, уверовал в Бога. Он рассказал об удивительном батюшке Алексии, своём духовнике, к которому можно прийти с любым вопросом. Вместо репетиции мы поехали прямо храм Успения Пресвятой Богородицы, что недалеко от Ленкома. Я услышала от батюшки: ««Поешь для людей, радость несешь? Пой так, чтобы после твоих концертов жить хотелось!» Потом мы пошли к батюшке вместе с Антоном. Через полгода он нас повенчал. К слову, свидетелями у нас были тот самый Александр, который рассказал мне про батюшку, и его жена Татьяна, которая все годы верно ждала его из тюрьмы.

«Если ссорились, бежали молиться к иконе Петра и Февронии»

 

Если бы не венчание, мы бы, наверное, расстались. Первый год отношений у нас был очень сложным, стыдно и страшно вспоминать, как мы могли ссориться, обижать и оскорблять друг друга.

 

А батюшка он нас не ругал, он нас исправлял. Готовил к этому таинству. Я не понимаю отношения некоторых пар к венчанию - мол, это панацея от всех бед. Да, оно даёт колоссальную защиту, но ты и сам должен много делать: работать над собой, научиться терпеть, прощать, не обижать супруга. Как раз после венчания и начинается огромная работа по защите своего брака. Враг рода человеческого никогда не дремлет. Вот тебе кажется, что всё в этой жизни понял, а на самом деле дурак дураком. С одной проблемой разобрались, а враг найдёт еще 98 проблем и 98 экзаменов устроит. Уже так друг друга поняли, а потом раз - и такой фортель, такое искушение, что диву даёшься. И к этому надо быть готовым.

 

Мы, бывало, если начинали с Антоном ссориться, сразу бежали в храм к иконе святых Петра и Февронии молится. Я потом всегда спрашивала: «Антох, а ты помнишь из-за чего мы ругались?» - «Нет».

 

Храм Успения Пресвятой Богородицы в Путинках, где настоятелем служит духовник пары, отец Алексий Гомонов, единственный в Москве, где больше десяти лет каждое воскресение в 17 часов служится Акафист перед чудотворной иконой с частицей мощей святых Петра и Февронии, покровителей семьи. Здесь же существует клуб Петра и Февронии, где за традиционным чаепитием после службы знакомится и общается молодежь и люди постарше. Отец Алексий обвенчал десятки пар. И у каждой - своя история, своё чудо.

 

Интервью Антона и Виктории Макарских газете "Аиф"

(материал представлен на сайте http://www.aif.by/ru/freetime/item/23151-makar.html)

Share this post


Link to post

Недвижимые ноги пошли

 

Вот очень сильный пример.

 

После проповеди в церкви, руку подняла женщина, лет 60-ти: «Можно я расскажу?» Она с мужем приехала. Сидели впереди. Она повернулась лицом к народу и говорила при всех. В эту церковь они первый раз приехали четыре с половиной года назад. Причина была такая: у них внучка родилась с повреждёнными во время родов ножками. И она росла, а ножки были недвижимы. Они обращались ко многим врачам, в Москву её возили, но никто ничем не помог. Повреждение кардинальное. Ей было уже два годика, она на локтях ползала, а они смотрели на неё и казнились: родное дитя, как червячок ползает... Это она маленькая сейчас, а вот большая будет... Отчаяние у неё - горе такое - и, когда узнали про Болгар, приехали. Получили благословение молиться по субботам в 20.00 акафистом великомученику и целителю Пантелеимону, и кто будет молиться (а лучше, чтобы человек по крови родной) своей рукой освящённым маслом на ножках крестики рисовать на суставах: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа». Они стали делать так. Причём молиться стали все - не кто-то один - и мама, и папа, и бабушка, и дедушка... И у девочки началось изменение - ноги начали крепнуть и оздоравливаться настолько, что... Прошло четыре с половиной года и в этом году ей в школу идти, а её тренер просил не снимать её с секции. Господь её поднял, исцелил: она ходит в секцию фигурного катания. И настолько у неё хорошо получается, что она берёт призовые места - в соревнованиях выступает, выигрывает. И тренер о ней сказала интересную фразу: «Пожалуйста пусть она занимается, у неё такие способности, такая пластика...» У неё какая пластика была-то? Червяком всю жизнь ползать безножным. А теперь? Но тут получилось так, что не сразу Господь исцелил её, а как бы поступательно, медленно, в течение нескольких лет. Но так, что теперь она в фигурном катании, берёт призы и у неё «потрясающая пластика». Как Господь действует изумительно!

Share this post


Link to post

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...