Jump to content
Guest Женские монастыри

Женские монастыри: что хочет душа от монашества и какова реальность?

Recommended Posts

Guest Женские монастыри

Воля Божия к монашеству может свидетельствоваться, как мне кажется, несколькими вещами:
1) Если человек видит себя исключительно в монашеском состоянии, причём это видение не сиюминутно, а проверено хотя бы несколькими годами.
2) Если у человека есть явная склонность к одиночеству.
3) Если для человека монашество - это не пребывание в монастыре только лишь, а прежде всего внутренняя жизнь.
4) Если у человека есть некая, скажем так,"евангельская гибкость" и здоровое чувство юмора, - чтобы, придя в монастырь, и столкнувшись с тем, о чём не написано в книжках, и о чём не говорят наши замечательные духовники, - быть в состоянии здраво всё воспринять.
5) Если у человека есть своя голова на плечах, чтобы не покупаться с лёгкостью на различные действия начальства, прикрытые "духовностью" (это вовсе не значит, что нужно препираться с начальством, не слушаться и т.д., а значит лишь - видеть, откуда ветер дует, и не принимать за духовность то, что ею вовсе не является).
6) Ну и, конечно, нужно хорошо знать Св. Писание, догматику, нравственное учение Церкви, и многое другое, некую "технику духовной безопасности", ибо монах - это человек, который в одиночку пересекает океан.
А также многое, многое другое, что познается, к сожалению, лишь в процессе монашеской жизни.
Что касается моего личного опыта, то я думаю так: хорошо, когда ты попал в хороший монастырь. Но это, особенно в ситуации с женскими монастырями, почти нереально. Лучше всего быть частным лицом в нашей сегодняшней церковной действительности. Устроиться на какую-нибудь нейтральную работу, а монастырь устроить себе дома. Найти хоть нескольких единомысленников. Конечно, это почти утопия, - но это в сто раз более реально, чем обрести в современных монастырях то, что хочет душа от монашества. Увы! печальное время! На моисеевом седалищи сели книжники и фарисеи, а то и просто своекорыстные жестокие "новые церковные русские", а то и просто сумасшедшие. В Церкви, между прочим, власть начальства над подчинёнными абсолютная. Попадётся хороший начальник - аллилуия! Но это редкость. Чаще бывает, когда люди мучаются (особенно, повторю, в женских монастырях), а ничего сделать не могут...
Так что, рассуждая о монашестве, нужно испытывать себя: сможешь ли всё это понести? Если да - то вперёд! А если нет - то лучше семь, семьдесят семь, семьсот семьдесят семь раз отмерить... и не отрезать ничего.
иг.Пётр(Мещеринов)

Воистину так!
Что скажите, братие и сестры?

Share this post


Link to post

А когда это было написано? И как я могу написать - "воистину так", если я только лишь ночевала в монастырских гостиницах? Это же только сами монашествующие могут сказать, как там им живется...И хорошо бы ссылочку на источник.

Share this post


Link to post

Так что, рассуждая о монашестве, нужно испытывать себя: сможешь ли всё это понести? Если да - то вперёд! А если нет - то лучше семь, семьдесят семь, семьсот семьдесят семь раз отмерить... и не отрезать ничего.

иг.Пётр(Мещеринов)

 

скажу что пока такую статью за авторством игумена Петра (Мещеринова) отыскать не удалось - пришлите пожалуйста ссылку

Share this post


Link to post

Лучше бы уж и не продолжать. Когда так видится священнику - Господь ему судья. Только лишний раз убеждаюсь, что лучше все же Святых отцов читать и их советам следовать, про них уж точно в интернете не наткнешься на разоблачающие статейки. И пошла круговерть - сказал, не сказал, не то имел ввиду...Как жаль, что все чаще в интернете можно всякую далекую от православного христианства мнению вычитать, да еще и от кого! Да уж! Велика битва за души православные! А если так плохо в женских монастырях - откуда же там благодать и сила молитвы? От угнетенных сестер? Ну как не рассуждай - к одному придем - к промыслу Божию во всем и всегда! Чем громче ругаете - тем сильнее прилипаем!

Share this post


Link to post

Ругать нашу Церковь, ее начальствующих, ее монастыри- очень большой грех. Наша Русская Церковь-Святая.

Светским людям, которые не способны справиться со своими личными искушениями, грешно заглядывать за стены монастыря и судить тех, кто там подвизается.

Что касается женских монастырей, то они прекрасны. И ни одна сестра-послушница, и тем более монахиня не станет жаловаться, а, наоборот, расскажет Вам как счастлива она от того, что живет в монастыре. Хотя условия там очень могут быть тяжелыми.

В народе считается, что жертва человека на женский монастырь более угодна Богу, чем на мужской. И это понятно. Сестры физически слабее своих братьев-монахов, а значит их подвиг для Христа наиболее ценен.

Спаси всех Господь! Очень интересная дискуссия.

Share this post


Link to post

И хорошо бы ссылочку на источник.

Я точно не уверена от куда ее взял Гость , но такая статья есть на сайте для паломников и путешественников: Моя ссылка, еще есть ссылка на форум, но она не открывается у меня Моя ссылка (искала на Googl)

Share this post


Link to post

А я , малодушная, утром прочла сообщение Гостя, и весь день опечаленная ходила, с гнетущим настроением, а Вы Ольга и Юлия - молодцы !

Share this post


Link to post

Монашество

 

Дорогу осилит идущий…

Монастырь – не тихая гавань, не место отдыха, а поле боя. Духовная, невидимая брань протекает здесь обострённо. Все скрытые недостатки, тёмные стороны души со временем проявляются, выходят на поверхность, становятся заметны. Начинает казаться, что ты сам стал хуже и в целом люди вокруг – ещё хуже, чем в миру. На самом деле это не так, хотя, как и на всяком поле боя, здесь ход битвы может быть разным. Однако, кто победитель, а кто побежденный, определится в конце каждой индивидуальной битвы, т.е. в конце жизни. «В чём застану, в том и сужу», – говорит Господь.

Внешняя жизнь здесь тоже далека от тишины. Сегодня к монастырю, как к месту, предназначенному для спасения души, сторонними наблюдателями выдвигается множество различных требований, доходящих до жёстких предписаний. Но уместно ли выдвигать такие требования, хотя бы и на основании высказываний тех или иных святых? В современном мире, в современной России – разрыв с православной традицией, болезни дореволюционной Церкви. Сейчас – болезни роста в Церкви, другой уклад жизни всего общества. Затеплилась жизнь и начались болезни роста – и в российской Церкви в целом, и, конечно, в монастырях. Кто идёт в монастыри? Люди, может только недавно, пришедшие к вере. Поняли, что есть Бог, а как жить по-Божьему толком никто себе не представляет. Как-то собрались вместе, как-то стали стараться жить для Бога. Опыт постепенно накапливается, и можно надеяться, что с годами выработаются другие, более совершенные формы монастырской жизни. А пока – спасибо тем, кто хоть что-то делает.

«Если бы св. Иоанн Лествичник жил в наше время, он бы написал свою «Лествицу» иначе», – так передаёт еп. Варнава Беляев слова старца Гавриила (Зырянова). Мы живём в изменчивом мире – меняется время, меняется общество, как картинка в калейдоскопе: элементы, вроде бы, всё те же, а картинка совсем другая. Сам Господь ныне присно и во веки тот же, заповеди Его не меняются, дух закона важно понять и соблюсти. А внешнее воплощение может быть очень и очень различным – в зависимости от конкретной эпохи, страны, господствующего в обществе мировоззрения, от конкретной ситуации и многих других причин. Традиционная форма общения в монастыре, сводимая к формуле «Простите-благословите», уместна ли в наше время и нашем обществе? Суть важно сохранить, а формальное следование этой схеме поведения может как раз таки этому препятствовать. Только живое, творческое отношение к жизни и закону Божиему позволяет сохранить этот закон и исполнить.

Share this post


Link to post

А мне всегда больно когда стараются кого то обидеть особенно монашествующих наших молитвенников

Share this post


Link to post

71609100.jpg

Грузинская княжна и схиигумения Фамарь (Марджанова)

Несколько страниц из жизни грузинской княжны-красавицы, а затем игумении. До и после революции.

 

источник: Православие и Мир

Share this post


Link to post

Что скажите, братие и сестры?

Скажу, что написана правда. Что ж поделать? На войне как на войне.Ситуация с женским монашеством (говорю только про бывш.СССР) действительно не оченью И не удивительно. Преемственности нет, духовного руководства тоже. Издержки женской природы: истерики, склоки, сплетни и т.д и т.п, вобщем, дурь всякая. В основном в женских монастырях исповедуют так называемые белые священники, а как они могут быть руководителями у монашествующих? Или еще, например, матушка, начитавшись Древнего иноческого устава решит поиграть в древнее монашество (со всеми вытекающими последствиями). И все же, вот именно преодолевая все это, весь бред и неурядицы, можно и стать настоящим монахом. Если захотеть, конечно.

Share this post


Link to post

Что скажите, братие и сестры?

 

Все люди - разные, разные и монастыри. Как нет хороших или плохих людей, так нет хороших или плохих монастырей. Мы чаще склонны видеть прежде пороки, нежели добродетели. Поэтому в первую очередь замечаем плохое. По моим ощущениям, женские и мужские монастыри разные по духу. В мужских более развито миссионерство, женские же больше ориентированы "во внутрь".

Share this post


Link to post

ТЕМА СЛОЖНАЯ.

ХОРОШО,что она обсуждается правдиво.

Share this post


Link to post

Лучше бы уж и не продолжать. Когда так видится священнику - Господь ему судья. Только лишний раз убеждаюсь, что лучше все же Святых отцов читать и их советам следовать, про них уж точно в интернете не наткнешься на разоблачающие статейки. И пошла круговерть - сказал, не сказал, не то имел ввиду...Как жаль, что все чаще в интернете можно всякую далекую от православного христианства мнению вычитать, да еще и от кого! Да уж! Велика битва за души православные! А если так плохо в женских монастырях - откуда же там благодать и сила молитвы? От угнетенных сестер? Ну как не рассуждай - к одному придем - к промыслу Божию во всем и всегда! Чем громче ругаете - тем сильнее прилипаем!

Не осуждайте отца, он знает о чем говорит.

Share this post


Link to post

Беседа архимандрита Ефрема, игумена Афонского Ватопедского монастыря, с сестрами Ново-Тихвинского монастыря Екатеринбурга.

 

Архимандрит ЕФРЕМ:

 

vm2427.jpg
– Я приехал по благословению Владыки в Екатеринбургскую епархию и рад посетить ваш монастырь, приветствовать отца Авраама, матушку Домнику. Я всегда с радостью бываю в монастырях, потому что монашество – это нервы Церкви, монашество – это сила Церкви, монашество – это слава Церкви… И поэтому, как говорил преподобный Иустин (Попович), если хочешь понять, любит ли человек Православие, – узнай, любит ли он монашество.

Великое благословение, сестры, что Бог нас призвал в монашеское житие. И наш блаженный старец Иосиф Ватопедский говорил даже, что нас повлекла за собой, притянула благодать, то есть мы привлечены благодатью в благословенное ангельское монашеское житие, и ссылался на цитату из Евангелия, на слова Христа: «Никто не может прийти ко Мне, если не привлечет его Отец, пославший Меня». И если человек почувствовал эту тягу к ангельскому житию, то самое лучшее, что он может сделать, – это покориться во всем Божественной благодати.

Жизнь наша – святая, но очень многие претыкались на этом пути, потому что дьявол очень сильно борет монахов. Мы здесь должны стать из грешников праведниками. И это путь не короткий и не легкий, потому что монах – это человек, который пришел из мира, и у него есть остатки нерадения и греха. По этой причине послушание – то, без чего нельзя обойтись в монашестве. Старец Иосиф Исихаст, который для нас сокровище и наша хвала, хотя и был совершенным безмолвником, но делал большой акцент на послушании. Потому что послушание – тот фундамент, на котором монах строит свое обожение. Поэтому молюсь, чтобы вы следовали истинному святоотеческому Преданию, и в таком случае ваш монастырь может стать маяком для всей Церкви, чтобы те, которые посещают вашу обитель, уходили отсюда изменившимися к лучшему.

У вас немало сестер, и это – благословение Божие. Как было бы прекрасно, если бы монахини преуспевали в смирении и послушании. Монах – это настоящий человек, который живет истинной жизнью.

И я от нашей Ватопедской обители хочу преподнести вашему монастырю дискос как символ того, что нас объединяет жизнь во Христе.

Если у вас есть вопросы, я с радостью постараюсь на них ответить.

 

Как научиться молиться

 

Вопрос: Я читала Ваши беседы, и Вы говорили о том, что Святая Гора – это не просто место, но образ мысли, и я хотела бы попросить Вас объяснить, что это значит, чем отличается именно святогорский образ мышления, образ жизни?

 

Ответ: Конечно, и место имеет значение для монахов, поэтому отцы отдалялись от мира и находили безмолвные, тихие места, чтобы всецело посвятить себя Богу. Но все-таки место остается второстепенным фактором. Первое, на что мы, монахи, должны обращать внимание – это образ жизни. Мы должны всегда жить по Преданию святых отцов и не придумывать сами чего-то нового. Хочу сказать, что главное – найти человека, который передал бы вам из первых рук святоотеческую традицию и научил бы вас духовной жизни. И поэтому много игуменов и игумений из России связались с греческими монахами, и это приносит им духовную пользу. Одному игумену, греку, который только читал святых отцов, я сказал, что, читая святых отцов, очень хорошо делаешь, но ты поступаешь как больной, который хочет вылечиться, только читая медицинские книги. Очень большое значение имеет живое общение духовных людей. У Святой Горы есть одно большое преимущество как у единственного действующего монашеского государства: Святая Гора ни на минуту не прекращала своего существования. Это очень важно.

 

В.: Геронда, старец Иосиф Исихаст сразу обучал Иисусовой молитве или сначала другим каким-то добродетелям?

 

О.: В первую очередь он учил монахов послушанию и потом молитве. Сестры должны хорошо понять, что православное монашество не йога, сперва человек должен умертвить греховные свои желания, и затем молитва рождается сама – молитва как дар Божий, как говорится в Священном Писании: «Господь дает молитву молящемуся». То есть мы-то трудимся, сколько можем, но Бог дает молитву как дар, это не результат только наших трудов.

 

В.: Сколько времени отводится в Вашем монастыре на послушания?

 

О.: Приблизительно четыре часа в день. В четыре ночи мы начинаем службу, к восьми заканчиваем, сразу идем в трапезную, где-то с полдевятого до часа мы на послушаниях, с часа до пяти отдыхаем, в пять служим вечерню, затем ужин и потом сразу повечерие. Часто, особенно летом, после трапезы бывают общие работы. Например, вся братия идет на кухню рыбу чистить – у нас есть рыбаки, которые ловят для нас рыбу. И уже после общих работ повечерие. После повечерия по послушанию делают только самое обязательное – например, садовники идут поливать огород и цветы. В 12 часов по византийскому времени, то есть где-то в девять часов вечера, бьет «колокол молчания». С этого времени и до полуночи – у монахов духовные занятия в келье, потом три с половиной часа спим и в четыре – служба. Конечно, монахи могут отдыхать и днем.

 

Дверь не открывается? Не взламывайте ее

 

В.: Сестры нашего монастыря довольно хорошо знают биографию старца Иосифа Исихаста, но гораздо меньше нам известно о старце Иосифе Младшем. Не могли бы Вы рассказать о нем кратко.

 

О.: Старец с шестнадцати лет был в монашестве. Такую деталь рассказывал, кстати: когда ему было 16 лет, посмотрел он один фильм и увидел, как там убивают людей. Тогда он подумал: как же легко человека убить и уйти из жизни. И так без наставника пришло к нему желание позаботиться о своей душе больше, чем о своем теле. Он ушел в монастырь на Кипре, и там постригли его в рясофор, назвали Софронием. Но, к сожалению, тогда был период, когда Кипрская Церковь переменила календарь на новый стиль. Монастырь разделился, так что даже служили две службы: по новому стилю и по старому, разделились братия, и старостильники с новостильниками не здоровались – понимаете, какая в нем была атмосфера... В то время жил там один старец – человек Божий, иеромонах Киприан. Этот старец однажды сказал ему: «Подойди ко мне. У тебя есть будущее в духовной жизни, есть тебе мое благословение поехать на Святую Гору». И так он пришел на Святую Гору. Кстати, когда он ехал на Святую Гору, то приехал в Афины. И когда он с несколькими монахами был на пристани, им сказали, что скоро отправляется корабль в Салоники. А там, где они должны были проходить контроль, главный проверяющий был коммунист, он монахов обругал, всячески обозвал их, что-то еще из своей идеологии высказал и не пустил на корабль. Его стали просить, но он их не пустил и выругал еще больше. Других людей, мирян, он пропускал спокойно, даже без паспорта. Братия, которые были со старцем, стали негодовать и хотели пожаловаться начальнику пристани, но старец говорил им: «Нет, никуда не пойдем, мы дважды пытались и ничего не вышло, каждое препятствие нам во благо». Они настаивали, но старец им не уступил. Если бы они пожаловались, то их, конечно, посадили бы на борт, потому что они были правы. Так корабль отплыл, но по дороге он потонул, никто не выжил. Это нам часто напоминал старец и говорил: «Когда стараетесь открыть какую-то дверь, если она не открывается, не взламывайте ее, а то пожалеете». И еще говорил, что часто даже за страстями людей для нас непонятным образом скрывается Промысл Божий.

На Святой Горе старец не мог сначала найти единодушных братьев и духовного наставника и очень молился, чтобы Господь послал ему старца. И когда наш старец встретился с великим старцем Иосифом Исихастом, то сразу понял: «Вот кого я искал». И просил оставить его в скиту Малой Анны. Старец Иосиф Исихаст ответил, что он никого без молитвы, без извещения свыше не оставляет. Помолимся, говорит, если Бог пожелает, то мы тебя оставим. «Когда мне подойти, чтобы узнать?» – «Давай через неделю». И, в конце концов, его приняли. Наш старец говорил, что самое великое благословение в его жизни, что он нашел этого великого старца и жил с ним. Старец Иосиф Исихаст учил их сперва послушанию, потом Иисусовой молитве и особенно обращал внимание на самоукорение и плач как духовное состояние.

 

В.: Святые отцы говорят, что в монастыре между насельниками должно быть такое единство, как между членами одного тела. Но в то же время монахам заповедуется быть странниками, ни к чему на земле сердцем не прилепляться. Как возможно это сочетать?

 

О.: И странничество, и воздержание, и молчание – все это очень хорошо, но монах должен сам понять и своим сердцем искать эти добродетели. Видите ли, послушание и в армии есть (дисциплина, лучше сказать), и все слушаются. Внешне-то слушаются, но внутри могут и грубыми словами ругать лейтенанта, который приказывает. Но в монастыре не дисциплина, а послушание – это очень отличается.

К нам пришел один келиот, монах. И сказал, что начальник их келии хочет, чтобы братья не говорили между собой, а молились. Монах говорил: «Я просто не умею много молчать». И он был прав, потому что мера в этом зависит от того, какие силы, вера, добродетели есть у каждого человека. Духовнику на Исповеди никогда не предписывается накладывать епитимью из-за того, что кто-то не видит нетварного света, не обожился, и так далее. Он наложит епитимью, если ему исповедуют какой-то серьезный грех. У каждого своя мера. Мы должны просто стараться постоянно стяжевать благодать Божию.

Странничество означает, что чем больше мы отстраняемся, отдаляемся от мира, тем большую дружбу завязываем с Богом. И чем ближе мы становимся к Богу, тем больше приобретаем дух единства и между собой. Монах должен очень внимательно относиться к сентиментальности и к душевным отношениям. Вы здесь не подруги, вы здесь сестры. Одно дело – подруга, другое – сестра. И игумению мы слушаемся не потому, что любим ее по-человечески, а потому что игумения – «законодательный орган» благодати, и, угождая ей, мы угождаем Богу. Наша жизнь должна быть абсолютно Христоцентричной, не антропоцентричной.

 

Как узнать свою меру подвига?

 

В.: В наше время много говорят о немощи современного человека, о том, что он не может подвизаться так, как древние отцы. И вот, с одной стороны, человек старается себя беречь, то есть подвизаться по силам, но, с другой стороны, есть опасность впасть в другую крайность – саможаление. Как узнать свою меру подвига?

 

О.: Как святые отцы сказали, и недостаток, и избыток – от дьявола. Во-первых, каждый должен понять, какие у него физические, душевные силы, какие у него умственные способности. Сегодня встретил одного мальчика, у которого больная нервная система. Почему так случилось? Он хотел стать круглым отличником, понуждал себя учиться только на пятерки, и, в конце концов, произошло нарушение в его нервной системе. Поэтому правильно осведомляйте своих духовных руководителей о своем состоянии, чтобы они давали вам правильные указания в духовной жизни.

Ко всему надо подходить с рассуждением. Одного брата послал привратник монастыря, чтобы он принес мешок муки братьям в пекарню. Но мешок был очень тяжелый. Брат говорит: «Чтобы не преслушаться, отнесу». Другой брат ему говорит: «Если не можешь, скажи отцу игумену, что не можешь». – «Это же преслушание, как не взять». – «Нет, это не преслушание». И, к счастью, тот, другой брат позвонил мне и сказал: «Если он этот мешок сейчас поднимет, у него сразу будет грыжа». И, к счастью, не позволил ему это сделать, а то потом нужно было бы оказывать медицинскую помощь. У этого монаха была ревность не по разуму, как мы говорим, благоговение с неполадкой.

 

В.: Посоветуйте, пожалуйста, как бороться с рассеянностью при молитве.

 

О.: Все рассеиваемся. Ум – это бродяга. Будьте особенно осторожны, иногда неопытные новоначальные пытаются сверх сил понуждать себя к чистой нерассеянной молитве. Понуждают, понуждают, и потом уже не могут больше вынести и совсем оставляют молитву. Молитесь спокойно, мирно, старайтесь, чтобы ум был в словах молитвы. Вот и все. Я и по своим монахам вижу, что у современного человека нет таких духовных сил, какие были у древних отцов. Ослабели силы человека. Очень быстро братья устают, даже и очень ревностные – «дух бодр, плоть же немощна». Поэтому сейчас время икономии, снисхождения.

 

В.: Расскажите, пожалуйста, о современных старцах Афона. К сожалению, мы знакомимся со старцами Святой Горы только после их смерти, через книги. Хотелось бы услышать что-либо о тех, кто еще жив.

 

О.: (отец Ефрем смеется) У монахов есть такое правило: не говорят о преуспеянии монаха, пока он жив. Старец Паисий говорил: «У меня один большой враг. Это мое имя». Не нравилось ему, что он был таким известным. И старец Ефрем Катунакский тоже говорил: «Молитвой дьявола и проклятием Бога у меня хорошее имя».

Добродетельные люди всегда есть на свете. Церковь – это фабрика по производству святых; как один святогорец говорил, фабрика по производству святых мощей. И монашество очень важно для мира не потому, что мы хотим омонашить весь мир, но потому что современный человек так загружен, столько слышит и видит, что привести в храм его можно только через опытное духовное слово. А это достояние прежде всего монахов.

 

В.: Есть ли у Ватопеда подворья в виде женских монастырей, как у монастыря Симона Петра?

 

О.: К счастью, нет (смеется). Вы, женщины, очень ревнивые. Есть один монастырь, в котором я исповедую и вижу, что женщины легче каются, но у них есть вот эта женская ревность. Десять монахинь – как один монах. Но если монахиня внимательно живет, то она очень утешительно действует на мир. У женщины есть врожденное материнство, оно остается и в монахине, только освящается, и благодаря этому она может принести много пользы.

В.: Как братья борются со сном во время богослужений и своего правила? Какие советы об этом давал Ваш старец, Иосиф Младший?

О.: Один монах печалился из-за того, что спал в храме, пошел к своему старцу и говорит: «Я в отчаянии, все время сплю». «Чадо, – сказал ему старец, – когда Христос плыл на корабле, была буря, мир рушился, а Он спал. А в храме печка есть, тепло, поют… Как же тут не заснуть?».

Иногда сонливость бывает от усталости, но бывает и от демонов. Если есть такая брань, выходите из храма, умойтесь, прогуляйтесь немножко во дворе – и назад.

 

Миряне бывают послушнее монахов

 

В.: Много ли паломников принимает Ваш монастырь? Общаются ли братья с паломниками?

 

О.: Паломников много, потому что монастырь большой. У нас и сто человек, и сто пятьдесят, и двести ежедневно остаются на ночь. И старец Иосиф хотел, чтобы мы заботились о паломниках. Знаете, когда паломник приходит в монастырь, он должен ободряться. Как понять, правильная ли атмосфера в монастыре? Если мирянин, посещая монастырь, уходит не с угрызением совести, что он не стал монахом, а с большей верой в свой брак.

Если к вам в монастырь приходят гости, с ними должны общаться сестры, которые назначены на это послушание. Мне иногда жалуются паломники, что они в какую-то каливу пошли, а их не принимают. Но они же члены Церкви. И я из своего маленького опыта скажу: хотя совершенство в добродетелях заповедуется монашеству, я видел много мирян, которые имели большее духовное преуспеяние, чем монахи. Поэтому нужно уважать и правильно общаться с мирянами, тогда они очень большую пользу получат.

Надеюсь, что наша встреча – не последняя, и прошу вас молиться обо мне, я нуждаюсь в этом.

 

1 августа 2011

Share this post


Link to post

Гость, открывший тему, находился под впечатлением от недавнего ухода своего близкого друга (в дан.случае-сестры во Христе)из монастыря.

Выводы, к которым приходят духовники нашей современности, имеют под собой основание, не на пустом месте возникают их мнения. Маленькие монастыри, остающиеся за пределами паломнических марушрутов, живут много проблематичнее, нежели крупные-те, что у всех на виду. Сам гость (гостья) как раз насельница одного из провинциальных российских монастырей.

Share this post


Link to post

Увы, данные Патриархии неутешительны. Очень многие уходят из монастырей обратно в мир. В чем же кроется причина?..

Share this post


Link to post

Очень многие уходят из монастырей обратно в мир. В чем же кроется причина?..

 

Сегодня в целом духовно-нравственный уровень людей является катастрофически низким. Мы в основном не имеем того мощного духовного стержня, какой был у наших предков еще несколько сотен лет назад. А монахи же не с неба сваливаются - они тоже приходят в монастыри из народа. Поэтому, к сожалению, не каждый выдерживает. В то же время и раньше кое-кто возвращался в мир, но ведь были и настоящие подвижники, которые претерпевали до конца. Что касается монастырей, то я категорически не согласна, что в России отсутствуют хорошие женские монастыри. Сама бывала в некоторых монастырях, у меня есть несколько подруг-насельниц монастырей. Конечно, в каждом монастыре (как и в любом сообществе людей) существуют свои проблемы, но это неизбежно. А спасаться, наверное, возможно везде - было бы желание.

Share this post


Link to post

Никто и не утверждает, что все женские монастыри обречены. Проблемы схожи с мужскими. Нет преемственности. Откуда ж ей быть после 70 лет безбожия?.. Но остались книги, слава Богу, о прошлых подвижниках. Хорошее подспорье.

Share this post


Link to post

Мое аппелирование относительно женских монастырей было вовсе не к Вам, Иулиания, а к фразе выше: "хорошо, когда ты попал в хороший монастырь. Но это, особенно в ситуации с женскими монастырями, почти нереально". Простите, что не очень корректно выразилась :) А что касается преемственности, то все же кое-где не все ниточки обрывались. Например, Пюхтицкий монастырь, насколько я помню, не закрывался в советские годы (хотя это уже не совсем Россия, конечно, но многие игуменьи нынешних русских монастырей именно оттуда). Ну а святоотеческое наследие - это, безусловно, наше сокровище неиждеваемое :to_take_:

Share this post


Link to post

Автор темы высказался, имея в виду свою собственную ситуацию, неизвестно почему сложившуюся. Всегда две стороны, как минимум, имеют место быть в любом конфликте. Получился суд одной стороны. Хорошо бы выслушать вторую.

И кто поверит, что только о плохом можно говорить? Даже не хочется впустую сотрясать воздух. Последнее время только в монастыре и встретишь настоящую человеческую любовь без всякой корысти. Где еще пожалеют и помогут так, по-настоящему, навсегда, а не на время. Недавно общалась с двумя женщинами, которые летом в отпуске трудничали всего 5 дней в женском монастыре. У них была жизнь до монастыря - это были одни люди. Теперь на них приятно смотреть и разговаривать с ними. Все в душе и голове встало на свои места. А всего-то целыми днями мыли посуду и ходили на службы. Разве такие перемены возможны там, где плохо?

Или вот пример моего "сочувствующего" мужа. Минут 5 поговорили с матерью Ф. А он сказал, что ее доброта просто окутала его всего, хотя она больше со мной разговаривала, он рядом стоял. "Я вновь почувствовал рядом мою маму, ее любовь и заботу, я снова ребенком побыл." В каких условиях можно быть мамой всем приходящим?

Share this post


Link to post

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...