Jump to content

sasha

Пользователи
  • Content Count

    1905
  • Joined

  • Last visited

  • Days Won

    34

Everything posted by sasha

  1. как это?!?! "реально умер"?!? он вот ту еще "живее-всех-живых" - Лежебока (снимок сделан 7 мая 2015 г.)
  2. С Красной площади стартует пеший поход к Соловецкому монастырю Пеший ход к Соловецкому монастырю стартует с Красной площади столицы 1 июня, сообщает Интерфакс. "Мы должны проложить этот путь как богомольный путь для паломников. Второе - этот путь важен для тех, кто является поклонником здорового образа жизни", - рассказал участник похода, путешественник Дмитрий Сагалаков в понедельник на пресс-конференции в Москве. Маршрут похода повторит Великий русский северный путь, которому больше тысячи лет. Протяженность похода составит 1,5 тыс. километров. "На Соловецких островах я узнал, что этот путь существует, огромное количество людей - самолетов тогда не было - шли пешком для того, чтобы изменить свою судьбу", - заявил путешественник. Из Москвы стартуют около 40 человек, которые пройдут по семи российским регионам. По пути к основной группе присоединятся другие участники из местных жителей. Великий русский северный путь представляет собой древний маршрут на север от Москвы до Соловецких островов. Из его истории известно, что он начал свое существование еще до Крещения Руси, являлся торговой и политической артерией между Москвой и Северным морским путем, имел также большое значение как богомольный путь. 25 мая 2015 года
  3. Монах – дар Божий Архимандрит Мелхиседек (Велник) «Если сколько-нибудь можешь веровать, всё возможно верующему» (Мк. 9: 23), и «без Него [Бога] ничто не начало быть, что начало быть» (Ин. 1: 3), – говорит наш Спаситель Иисус Христос. Верить ли в жизнь после смерти, верить ли в творческую силу вечного Бога, верить ли, что Бог жив и действует в мире и по сей день, верить ли, что Он управлял и управляет миром, – вот вопросы, в ответах на которые современный человек сомневается. Трудно говорить сегодня великие слова о монахах и монашестве в целом, поскольку многим монахи всё еще кажутся людьми, находящимися на периферии общества, отсталыми или неграмотными, которые не нашли своей цели в жизни или, возможно, пережили некое разочарование. Но для того, кто верит и имеет в себе хотя бы небольшую частичку сияния образа Божия, для тех, кто не исказил в себе образ Божий, мы решительно утверждаем – в духе со всеми теми, кто был пронизан лучом Пресвятого Духа, – что без монахов и монашества пропал бы мир, «пропало бы христианство в мирянах»[1]. Такие императоры, как Феодосий, Юстиниан, Алексей Комнин, издавали законы, защищающие монашество. «Монашеская жизнь как созерцание, которому в ней предаются, есть священная вещь», полезная всем гражданам, «из-за чистоты их и заступничеств», молитв, совершенных монахами для всеобщего блага, – говорил Юстиниан в 133-й новелле. Алексей Комнин (1081–1118) писал: «Не думаю, что я когда-либо исполнял волю Божию, и поэтому убежден, что всё то, что Бог дал мне в этой жизни, было дано мне по благочестивым молитвам моих святых монахов и моему доверию к ним»[2]. Такое же высокое осознание монашеской жизни мы находим и у славного господаря Стефана Великого, который называл монахов «молитвенники мои», а Путну считал своим «любимым монастырем»[3]. Монашество, основанное и прочно стоящее на учении Христа Спасителя и святых отцов, а также на 2000-летнем опыте своего существования, доказало, что этот образ жизни является «искусством из искусств», «наукой из наук», точно так же, как истинно христианская жизнь есть «духовное искусство»[4]. Что преследовала и что преследует монашеская жизнь? Мы можем ответить одним словом: совершенство. Его тяжело понять, но еще сложнее следовать ему и достичь его. Слова Христа Спасителя ясны. «Хочешь быть совершенным?» – спросил однажды Иисус юношу, желавшего спастись. Затем сказал: «Продай имение твое… приходи и следуй за Мною» (Мф. 19: 21). Иисус также сказал: «Итак будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф. 5: 48), а в другом месте: «Вы – боги» (Пс. 81: 6). Совершенство! Глубокая и высокая цель! И всё же многие, очень многие достигли этой высокой вершины. Высоты принадлежат орлам, только они могут восхищаться красотой горы, над которой летают. У человека, именуемого Златоустом, мы находим особые слова о том, кто такие монахи, как они проводят свою жизнь и какова их цель. Они «Христово воинство и царственное стадо, и образ жизни их свойственен горним силам»[5], «равны ангелам»[6], а для нас они «свет наш» и «яркое олицетворение небесных вещей»[7]. «Всё же это происходит от доброго настроения души. Они поистине святые – ангелы между людьми»[8]. Для святого Иоанна Златоуста монах – это «предавший себя Богу и избравший монашескую жизнь; тот, кто властвует над гневом, и завистью, и сребролюбием, и сладострастием, и прочими пороками, постоянно имея в виду и заботясь, как бы не допустить душу подпасть под власть гнусных страстей и не предать разум в рабство этой тяжкой тирании, но всегда соблюдать ум выше всего, поставив над страстями страх Божий»[9]. Монахи являются «людьми, которые не могут причинить кому-нибудь вреда, будучи духовно готовы только страдать»[10], а их «песни плодотворны и исполнены любви к Богу»[11].
  4. Таинство монашеского пострига Сайт Синодального отдела по монастырям и монашеству Русской Православной Церкви предлагает вашему вниманию часть лекции, прочитанной в Саратовской Духовной семинарии в 2003 году тогда еще кандидатом педагогических наук протоиереем Евгением Шестуном. Через год после этого по благословению архиепископа Самарского и Сызранского Сергия отец Евгений принял монашеский постриг с именем Георгий. Таинство брака возвращает человеку полноту бытия. Ева была взята от Адама, и тем самым была нарушена полнота его бытия. Человек чувствует себя в истинном браке полноценным: «две плоти» становятся едиными (Ср. Быт. 2: 24), если говорить народным языком, «две половинки нашли друг друга, соединились в целое». В связи с этим я много думал о том, что же такое монашество, почему монахи не ищут этой полноты, чем она у них восполняема. К тому же, говорят, что нет различий между мужским и женским монашеством. Для меня все это было тайной и загадкой, пока я с этим очень близко не встретился. Следуя мирской логике, восполнение обязательно должно быть, оно необходимо. С этой точки зрения монашество рассматривается как восполнение своего бытия Богом, то есть как особая разновидность брака. Такое мнение достаточно распространено, и для примера приведем слова игумена Илариона (Алфеева), ныне митрополита: «Есть нечто существенно общее между браком и монашеством. Это не два противоположные пути, но два пути, которые во многом близки один другому. Человек как индивидуум — существо не вполне полноценное, он реализуется как личность лишь в общении с другим. И в браке восполнение недостающего происходит через обретение второй “половины”, второго “я”, через обретение “другого”. В монашестве этим “другим” является Сам Бог. Тайна монашеской жизни заключается в том, что принявший монашество целиком ориентирует свою жизнь на Бога. Человек сознательно и добровольно отказывается не только от брака, но и от многого другого, доступного обычным людям, чтобы максимально сосредоточиться на Боге и посвятить Ему всю свою жизнь, все свои помыслы и дела. И в этом смысле монашество близко к браку». Когда я стал читать творения старцев о монашестве, то убедился, что монашество — на самом деле великая тайна. Если вы возьмете «Книгу для монашествующих и мирян», составленную архимандритом Иоанном (Крестьянкиным), то в предисловии прочтете первые строки: «Монашество — великая Божия тайна. И для тех, кто дерзает вступить в эту святую тайну и приобщиться к истинному духу иночества, на все времена сохранил Господь в писаниях опыт Отцов, которые прошли этим путем в радость Вечности». В письме к брату «О монашеском постриге» архиепископ Серафим (Звездинский) попытался выразить невыразимое: рассказать, что происходит с человеком, когда совершается монашеский постриг. Прочтем начало этого письма: «Дорогой, родной мой брат! Христос посреде нас! Только что получил твое теплое, сердечное письмо, спешу ответить. Та теплота, та братская сердечность, с которыми ты пишешь мне, до глубины души тронули меня. Спасибо тебе, родной мой, за поздравления и светлые пожелания. Ты просишь, чтобы я поделился с тобой своими чувствами, которыми я жил до времени пострижения и последующее святое время. С живейшей радостью исполняю твою просьбу, хотя и нелегко ее исполнить. Как выражу я то, что переживала и чем теперь живет моя душа, какими словами выскажу я то, что преисполнило и преисполняет мое сердце?! Я так бесконечно богат небесными, благодатными сокровищами, дарованными мне щедродарительною десницею Господа, что, правда, не в состоянии сосчитать и половины своего богатства. Монах я теперь! Как это страшно, непостижимо и странно! Новая одежда, новое имя, новые, доселе неведомые, никогда неведомые думы, новые, никогда не испытанные чувства, новый внутренний мир, новое настроение, все, все новое, весь я новый до мозга костей. Какое дивное и сверхъестественное действие благодати! Всего переплавила она меня, всего преобразила... Пойми ты, родной: меня, прежнего Николая (как не хочется повторять мирское имя!) нет больше, совсем нет, куда-то взяли и глубоко зарыли, так что и самого маленького следа не осталось. Другой раз силишься представить себя Николаем — нет, никогда не выходит, воображение напрягаешь до самой крайности, а прежнего Николая так и не вообразишь. Словно заснул я крепким сном... Проснулся — и что же? Гляжу кругом, хочу припомнить, что было до момента засыпания, и не могу припомнить прежнее состояние, словно вытравил кто из сознания, на место его втиснув совершенно новое. Осталось только настоящее — новое, доселе неведомое, да далеко будущее. Дитя, родившееся на свет, не помнит ведь своей утробной жизни, так вот и я: пострижение сделало меня младенцем, и я не помню своей мирской жизни, на свет-то я словно только сейчас родился, а не 25 лет тому назад. Отдельные воспоминания прошлого, отрывки, конечно, сохранились, но нет прежней сущности, душа-то сама другая...» Стали принимать монашество мои духовные чада, которых я знал помногу лет. Сам я не монах и, присутствуя на постригах, только со стороны мог наблюдать, что происходит с людьми, которых я хорошо знаю и люблю. Я увидел, что на самом деле происходит великое Таинство: в монашестве умирает человек, но рождается Ангел. И один из первых вопросов, который задается при постриге, звучит так: «Желаешь ли сподобиться ангельскому образу иночествующих?» Монах — это Ангел во плоти. Ангел — существо бесполое, а раз он бесполый, то может жить вне брака, он не требует земного восполнения. Поэтому монашество не следует уподоблять браку. Это великое Таинство. Афонский старец Ефрем Катунакский говорил, что монахи восполняют число Ангелов, заменяя Ангелов падших. В «Слове, произнесенном Старцем на постриге монахини...» он сказал: «Как назвать то, что мы видели сегодня? Ни перо, ни земной язык не могут выразить этого таинства. Велико и не исследовано честное таинство монашеского пострига... Сестра наша Никифора! Возрадовались Ангелы на твоем сегодняшнем постриге, потому что увидели тебя входящей в их лик. Опечалились демоны, возрыдались плачем великим, потому что ты заняла то место, на которое до падения были поставлены они... О! Никифора, Никифора, велика твоя благодать, земной Ангеле Никифора!»
  5. Игумения Митрофания: «В Суру? Пешком пойду!» Матушка Митрофания наотрез отказалась ехать из храма в обитель на машине: «После всенощной мне очень хочется пройтись пешком. Ничего, что мне 75 лет, что холодно и что до обители километр. Мне нравится смотреть на звездное небо Суры. Пойдемте вместе – заодно и поговорим». Игуменья Митрофания (Миколко), настоятельница Сурского Иоанновского женского монастыря Небольшая прогулка под ясным северным небом, до которого, кажется, действительно рукой подать: звезды – вот они, рядом, хоть рукой хватай. А можно просто смотреть, созерцать, восхищаться и впитывать в себя эту мощь Русского Севера. Созерцать – и славословить. Матушка Митрофания вспоминает слова любимого святого – праведного Иоанна Кронштадтского: «Душа невольно порывается к славословию, когда смотришь на звездное небо; но еще более она порывается к славословию, когда, смотря на небеса и на звезды, яже Бог основал, представишь себе помышление Божие о людях, как Бог бесконечно любит людей, заботится о их вечном блаженстве, не пощадив и Сына Своего Единородного для спасения нашего и упокоения во Царствии Небесном. Нельзя не славословить Бога, когда вспомнишь, что ты из ничего создан, что ты предназначен от сложения мира к вечному блаженству совершенно туне, даром, не по заслугам, когда вспомнишь, какая благодать Божия подается тебе от Бога для спасения во всю жизнь твою, какое бесчисленное множество грехов тебе прощается не раз, не два, а неисчетное число раз, какое множество естественных даров тебе подается, начиная со здоровья тела до струи воздуха, до капли воды. Невольно возбуждаешься к славословию, когда в удивлении видишь бесконечное разнообразие сотворенного на земле, в царстве животном, царстве растительном и минеральном. Какое мудрое устройство во всем – в великом и малом! Невольно славословишь и говоришь: “Чудны дела Твоя, Господи, вся премудростию сотворил еси, слава Ти, Господи, сотворившему вся”». Сурский Иоанновский монастырь. Современный вид Сурский Иоанновский монастырь. Дореволюционная фотография Только ради одного этого напоминания, произнесенного тихим голосом игуменией, поверьте, стоило преодолеть сотни верст, чтобы сюда добраться. А когда оно сопровождается действительным подтверждением той дивной красоты, такой кроткой, что ли, но непобедимой мощи северной природы, скромно, настойчиво, ежедневно выступающей в качестве «дидактического материала» на уроках благочестия, то не обращаешь уже никакого внимания на усталость и начинаешь смотреть во все глаза и слушать внимательно идущего рядом наставника. Матушка Митрофания опирается на руку сестры Нины – верной своей помощницы; они идут по разбитой дороге неспешно, мы разговариваем. Академический питерский выговор игумении звучит в этих северных широтах, может, несколько неожиданно, но тем достойнее и доступнее. Она рассказывает о своих чувствах, когда узнала, что ей предлагают поехать из Иоанновского монастыря, что на Карповке в Санкт-Петербурге, сюда, в далекую Суру, на Крайний Север. На берегу Суры – Это было три года назад, в 2012-м. Священный Синод постановил открыть Сурский женский монастырь, а меня назначили игуменией этой обители. Меня спросили, поеду ли я в Суру, в Архангельскую область, на Крайний Север. Я ответила: «Не только поеду – я пешком пойду!» И, признаюсь, что за всё это время я ни разу – ни часа, ни минуты – не пожалела о том, что оказалась здесь. И дело тут не только в красоте северной природы, конечно. Думаю, что, несмотря на бедность нашей обители, ее недостаточное по сравнению с другими материальное обеспечение, гораздо большее значение имеет то, что все сестры, которые живут здесь, приехали в Суру по зову сердца. Нас всего шесть человек – пять сестер и я, игумения. – Матушка, вы говорите, что Иоанновский монастырь не богат и не велик, всего шесть человек в нем молятся и трудятся. Как же вы справляетесь с многочисленными трудностями? – Во-первых, нужно знать, что в монастырь не идут от чего-то – от уныния, от неустроенности личной или семейной жизни. В обитель идут к чему-то, точнее, к Кому-то – к Христу, Его святым. Я уже говорила, что наши сестры пришли сюда по зову сердца, по любви к Богу и к Его святому – праведному Иоанну Кронштадтскому. Если человек не имеет в себе таких качеств, то сами условия жизни в Суре помогут ему быстрее и честнее взглянуть в собственное сердце – долго он здесь не выдержит. А если есть в его сердце любовь и упование на помощь Христову и святого праведного Иоанна, то, поверьте, он будет воспринимать любые трудности спокойно. Сколько раз мы убеждались, что Батюшка не оставляет своих сестер без благодатной помощи! Это происходит практически ежедневно, таких «обычных чудес» неисчислимое количество. И мы на собственном опыте убеждаемся: Бог нас не оставляет Своей помощью, отец Иоанн Кронштадтский всегда рядом с нами. Св. прав. Иоанн Кронштадский – Расскажите, пожалуйста, о прошлом Иоанновской обители. – Сурский женский монастырь был детищем Всероссийского пастыря, как называют святого праведного Иоанна Кронштадтского. Батюшка нашел немалые средства на его строительство, участвовал и в составлении устава монастыря, направлял сестер в обитель, наставлял первых послушниц. Иоанновская обитель в начале XX века занималась благотворительностью: оказывала большую помощь нуждающимся и страждущим, поддерживала родственников погибших на войне воинов, собирала средства на благотворительные цели, а также подавала милостыни.
  6. Фото Спасо-Преображенского Соловецкого ставропигиального монастыря ... далее смотреть тут = > Тюлени...
  7. кисыч очень симпатичный.... а Мурза, конечно, жалко....
  8. милейший, драгоценственный Мурз о Виталий, спасибо и за фото и за рассказ
  9. Не загорать, не песни петь, а трудиться ​Понятие «волонтёр» пришло в наш обиход сравнительно недавно – каких-нибудь лет двадцать назад. С тех пор добровольных помощников, лёгких на подъём, готовых оказаться в нужное время в нужном месте, становится с каждым годом всё больше и больше. В монастырях они послушаются бескорыстно, во славу Божию, словно видят и знают что-то, недоступное остальным. Может быть, в путь их толкает вера в Бога, в людей или в светлое будущее нашей большой и прекрасной страны, а может быть, это поиски себя, своего пути, призвания, предназначения?... Вот уже 10 лет с мая по конец октября, Спасо-Преображенский Валаамский монастырь принимает до 700 мирян из разных уголков России и зарубежья. Съезжаются они на архипелаг не как паломники и даже не как туристы. Каждые три недели люди самых разных возрастов, профессий и вероисповеданий прибывают на далёкий северный остров поднимать сельское хозяйство огромной обители. Рассказывает эконом Валаамского монастыря монах Ефрем (Мухин): – Как только нам были возвращены основные сельскохозяйственные угодья, возник ряд проблем, связанных с тем, что их нужно было привести в порядок. Мы с отцом Георгием (Ивановым), в то время несшим послушание начальника фермы, пытались привлечь к этим работам паломников, сотрудничали со студенческими стройотрядами, так постепенно и стало возникать волонтёрское движение. В 2005 году на сайт Валаамского монастыря пришло предложение от группы добровольцев в количестве 20 человек, желавших потрудиться у нас во славу Божию. Обитель, со своей стороны, должна была обеспечить проживание, питание и доставку этих людей на остров. Руководила той первой группой Александра Балуева. Сравнив работоспособность стройотрядовцев, паломников и волонтёров, мы с отцом Георгием пришли к выводу: наиболее полезным для монастыря оказалось именно волонтёрское движение, где основной принцип набора людей – добровольный труд. Первая бригада приехала на остров всего на месяц. А уже со следующего года программу расширили. Помогали в этом обычные люди – волонтёры по зову сердца: Ирина Харченко, Светлана Гордеева, Ольга Егодурова и другие. В 2007-м движение заработало в полную силу. С тех пор так и повелось: волонтёры на Валааме помогают братии поднимать сельское хозяйство. – Естественно, что добровольность эта была основана не только на желании ребят потрудиться во славу Божию на благо нашего монастыря, но и на том, что практически у всех них накопились духовные вопросы, у каждого свои, – продолжает отец Ефрем. – Мы старались помогать им, чем могли, что-то советовать – ну а если не находили ответы, то направляли в храмы, к священникам, на исповедь или на беседы. Таким образом, люди, побывав на Валааме, не только делали вклад в возрождение обители, но и находили поддержку в своих внутренних нуждах; чувствовалось, что они покидали остров с определённым духовным и жизненным зарядом». PS: Трудник - это человек, который приехал познакомиться с монастырем, поработать во Славу Божию, то есть бесплатно, не за деньги. Он не берет на себя никаких обетов, он всегда может вернуться в мир, и в этом не будет никакого греха. Трудник просто живет согласно распорядку монастыря, выполняет послушание, то есть работает там, где его благословит монастырское начальство. Монастырь соответственно предоставляет ему жилье (общежитие) и питание. Приемом трудников занимается - Гостиничная служба Валаамского монастыря. » подробнее
  10. какая красота... сегодня в Москве целый день метель... но (!) вчера (25/03/2015) было "Мариино стояние" ... какая служба.... спасибо!!! только сейчас увидела эту солнечную, теплую, яркую красоту
  11. ирис!!!!!!! о Виталий!!!!!! очень красиво! спасибо!
  12. милейший! драгоценственный Мурз наконец-то... очень хочется, чтобы поубавилось ран и испытаний у него... все-таки возраст уже пенсионный... можно "наставничество" осваивать - не обязательно все самому
  13. sasha

    Солнечная ночь

    Четыре истории о Патриархе Илии (+Видео) Дмитрий Менделеев: Патриарх Илия настолько необычный в наше время человек, что очень хочется о нем безостановочно говорить. Святейший и Блаженнейший Католикос-Патриарх всея Грузии Илия II пишет музыку, картины, по его проекту был построен собор. Но главное – он настоящий пастырь. Тепла и любви в нем столько, что хватает на всю страну, как минимум. На всю Грузию. Каждый грузин – это его ребенок. Что бы ни случилось, с какими бы проблемами люди не столкнулись – бегут к Патриарху. Если у него именины или какое-то другое торжество, двери Патриархии открыты с утра и до вечера, идет очередь людей, как в Мавзолее. Идут с цветами, с какими-то подарочками, чтобы просто поцеловать руку и взять благословение. Он сколько есть сил, стоит. Если нет сил, все-таки он плохо себя сейчас чувствует, сидит в кресле, но он абсолютно всех благословит, и это происходит целый день, а теперь уже и два дня. Когда Патриарх недавно приезжал в Москву, все грузины, которые живут здесь, у него были. Было ощущение, что сам Патриарх не спал, потому что все к нему шли так, как если бы отец приехал. Это было так же естественно, как пойти встретиться с папой или дедушкой в большой семье. Патриарх участвует в научных конференциях, он и богослов, и профессор. Автор удивительных проповедей и книг. При этом он может в одно и то же время сначала беседовать с послом Грузии в Израиле о ситуации на Ближнем Востоке, а вслед за этим сразу обсудить с рабочими из Ирана, потомками вывезенных при шахе Аббасе грузин, технологические трудности производства персидских ковров. Солнечная ночь Патриарх Илия II сам свое служение называет «солнечной ночью». В декабре 1977 года после интронизации Патриарха во Мцехте люди вышли из собора и увидели удивительное явление – с одной стороны солнце еще не село, а с другой стороны была видна луна. Патриарх говорил, что действительно служение такое получилось. Ночь – на тяжелые времена для Грузии выпало время его патриаршества, но ночь солнечная, потому что она всегда была освещена светом веры. Каждое воскресенье Святейший придумывает небольшое послушание для духовных чад. Начало 90-ых годов. Голодные годы, зарплаты и пенсии по 13 долларов, да и те не платят по году. Гражданская война. Совсем недавно произошла трагедия 9 апреля 1989 года на площади Руставели, где Патриарх был и призывал собравшихся укрыться в храме, но его, увы, не послушались… У людей страшная депрессия. И тут Святейший придумывает вроде бы простое послушание – просит писать другу другу записочки и рассказывать о человеке все самое хорошее. И это сработало — люди каждое утро получали эти конвертики с очень теплыми словами, и у всех поднялось настроение. Однажды он дал «задание» всем тем, у кого в живых родители, несмотря ни на какие саны, звания и положения, при каждой встрече с ними просить у них благословение. Говорят, что это что-то невероятное — от такого простого, казалось бы, внешнего действия меняются отношения внутри семьи. В другое воскресенье, еще в советские времена, в начале 1980-ых гг., предложил разобрать древние грузинские иконы из Сионского собора по домам на неделю. Правда, было поставлено условие – принимающая семья должна была обеспечить открытый доступ к святыне любому желающему. Получилось невероятное паломничество – люди ходили друг к другу в гости помолиться у икон из собора. По воспоминаниям матери митрополита Николая (Пачуашвили), когда к ним в дом принесли огромную икону Божьей Матери, ей, почти неверующей женщине, показалось, что в дом вошла сама Дева Мария. Молитва о Грузии На Синае Патриарх поднимался пешком по монашеской тропе, взошел босиком на святую гору, молился о Грузии. И там Господь ему дал интересный пример, который он смог использовать тоже для объединения грузинского народа. Увидев воочию мусульманский намаз, Патриарх стал думать о том, что должен быть в Библии какой-то источник, почему его так часто совершают. И нашел. В псалме царя Давида: «Семь раз в день буду прославлять Тебя, Господи». И семь раз в день теперь вся Грузия читает псалмы Давида по часам. Это передается по радио. Короткая молитва, буквально пять минут. Передают по радио, чтобы вся страна могла одновременно ее услышать, все знают по часам. «Это мой ребенок, будьте повнимательнее» Недавно Патриарх нашел решение для непростого в современном мире демографического вопроса. Он пообещал каждой грузинской семье крестить третьего ребенка. И он сам крестит действительно всех детей и всем родителям говорит: «Это мой ребенок, поэтому будьте поосторожнее, повнимательнее». Действительно, у него есть все имена, он настоящий крестный отец, все знает обо всех. Рождаемость выросла невероятно. Это даже стало модным — грузинские папы и мамы, живущие в рассеянии, в Европе, в Америке, в России, приезжают специально рожать в Грузию, чтобы крестил детей Патриарх. И это действительно работает – показатели рождаемости растут: по сравнению с 2005 годом рождаемость в Грузии увеличилась на 25%, а количество абортов сократилось на 50%. Массовые крещения начались в 2008 году, на сегодняшний день у Патриарха Илии уже более 11 000 крестников. Забота о каждом Но помимо решения «глобальных» проблем, Святейший принимает активное участие и в жизни отдельных людей. На ужин в Патриархию может прийти, кто угодно. Кого-то Патриарх специально приглашает, а кто-то, если захочет, может прийти и сам в Большой приемный зал Грузинской Патриархии, где выносятся всем какие-то конфетки, ягоды, звучит музыка, которую Святейший написал, или то, что ему нравится. Раньше он сам просто играл на рояле. Люди сидят, общаются, приходят какие-то интересные люди, деятели искусств, и совсем простые люди, рабочие. Это такая большая семья, которой он каждый вечер рассказывает что угодно, вплоть до своих сновидений. Очень много рассказывает из истории, о своих предшественниках, постоянно передает духовный опыт. Однажды приходит заплаканная студентка. Ее ведут к Патриарху, она плачет, что-то говорит. Ее Святейший утешает. Она плачет, рассказывает Патриарху, что у нее дома такая ситуация, что пришлось работать очень много, поэтому она не ходила на занятия, но она учила, готова сдавать экзамены. И Патриарх тут же звонит по телефону: «Да, да, я все понимаю, да, надо учиться, но я, как ректор академии, прошу Вас, примите у нее экзамены». Он решил этот вопрос на месте. Такая маленькая радость для человека. . Однажды, еще в советские годы, в Тбилиси случилась трагедия. Родители пошли на какую-то вечеринку, оставили дома двоих детей, мальчика и девочку. Произошла утечка газа, они задохнулись. Родители договорились между собой, что они похоронят детей, а потом вернутся домой и покончат с собой. Но после похорон мама перед тем, как наложить на себя руки, решила позвонить в Патриархию и спросила, можно ли поговорить с Патриархом, можно ли к нему прийти? Святейший сам примчался к ним домой и говорил с ними всю ночь. Наутро это была уже верующая семья, теперь мама работает в Патриархии, они возглавляют комитет родителей, которые потеряли своих детей. Одна женщина, учительница, которая в голодные годы хотела что-то приятное сделать Патриарху, каждое утро вставала рано, шла в булочную, и как только выпекался свежий хлеб, покупала баточник и приносила в Патриархию. Патриарх ее знал. Больше ничего она не могла сделать, единственное, на что у нее хватало, это батончик хлеба. Но это внимание, тепло. Она заболела раком, у нее была опухоль в голове, очень большая. Врачи ее уже не брали, дома не могли за ней родные ухаживать. Патриарх взял ее в Патриархию к себе. Но войти было очень сложно к ней в комнату, он один ходил к ней. Ему матушки что-то давали, он каждый вечер приходил к этой женщине, которую он едва знал — кроме того, что она ему просто булочку приносила. Рассказывал ей о житиях святых, рассказывал ей о своей жизни, о Церкви, обо всем. И так потихоньку проводил ее в последний путь. Часто к Патриарху на покаяние везут, например, человека, который совершил очень тяжелый грех. Один раз матушка, которая везла человека, говорила, что, наверное, невозможно об этом рассказать. Грех такой, что нельзя вслух об этом сказать. Но человек, который его совершил, согласен был покаяться только перед Патриархом. Когда он приехал и рассказал обо всем Патриарху, Святейший вдруг засмеялся. Это была такая реакция, которая, с одной стороны, окружающим показалась странной, но с другой стороны, человек этот так был тронут, что это единственное, возможно, было в этой ситуации, что мог сделать для спасения этой души пастырь. Он очень любит цветы и другие растения. Все, что растет в Патриархии, выращено его руками, он сам знает каждый цветок. У многих его близких такое ощущение, что он с растениями разговаривает. Как-то к нему приходили представители партии «зеленых». Сидели в этом саду прекрасном. Святейший сказал: «Конечно, я не могу быть членом никакой партии, но если бы я когда-то вступил в партию, это была бы партия “зеленых”».
  14. да уж)))) милейший драгоценственный Мурз
  15. Чтобы не уйти..... Протоиерей Андрей Ткачев 18 ноября 2014 «Умеешь побеждать, Ганнибал, но не умеешь пользоваться победой». Так говорили римляне о заклятом своем враге и гении войны – Ганнибале Карфагенском. Тот, как известно, сражения выигрывал, и при Каннах нанес Риму неслыханное поражение, и вообще покрыл себя славой великого полководца, но… Войну Риму всё же проиграл, потому и дал повод для подобных пословиц. И сказанное о нем не его одного касается. Можно выигрывать сражения и проиграть войну. Можно выиграть войну, но бездарно распорядиться плодами победы. И далее вглубь жизни по нисходящей линии: жениться, но не создать прочную семью; выучиться, но никогда не пользоваться полученными знаниями; построить дом, но не обжить его. Список велик. И нам, как людям верующим, интересна такая ситуация: человек в Церковь пришел, но в Церкви не остался. Вымыло человека из Церкви, выбросило, словно пробку из шампанского. Это случается сплошь и рядом. И у этого явления есть масса субъективных характеристик, знать которые мы не в силах, следовательно – оценивать не вправе. Но у этого явления есть и стандартные черты, которые можно описывать и наносить на карту местности в качестве заминированной территории. Итак, по какому минному полю, или шире – полям, ходить не стоит, ступив на землю Церкви? Дурная эсхатология Немало людей вошли в церковную ограду с тревогой о конце света. Это не предосудительно и даже неизбежно. Сама вера наша устремлена к будущему веку, то есть видит конец века нынешнего. Христос, как пишет апостол Павел, «когда пришла полнота времени… родился от жены и подчинился закону» (Гал. 4: 4). Полнота наступила с момента Рождества, и под знаком ожидаемого конца проходит вся история человечества. Более того, именно когда будут говорить: «мир и безопасность», тогда-то и близок конец (см.: 1 Фес. 5: 3). То есть когда ожидание конца и ощущение его близости отойдет, придет на их место ложная уверенность в стабильности – тогда близок конец. Но сказанное как раз означает, что в отношении конца времен христиане должны быть, я бы сказал, напряженно-спокойны. Они не должны быть взвинченны и нервозны. Именно взвинченность и нервозность характерна для некоторых недавно пришедших, недавно воцерковившихся. Они не знакомы с историей. Им кажется, что сегодняшние события совершенно уникальны, тогда как на деле всё уже было не раз: и массовая тревога, и ропот против церковной власти, и умножившиеся грехи, и беды, вплоть до не погребенных трупов вдоль дорог. И всё это повторяется в духе, меняясь лишь в пропорциях и количествах, до тех пор, пока не протрубит последняя Архангельская труба. И о дне и часе том нам заповедано даже не испытывать, но в целом вести жизнь бодренно. Эсхатологическая взвинченность опасна с нескольких сторон. Во-первых, те, кто не разделяет крайних взглядов, кажутся «ожидателю конца света» либо изменниками, либо людьми мирского духа. Ревностный язык не щадит тогда и патриарха с митрополитами, и духовников в монастырях и приходских храмах. Всюду мнится если и не заговор, то по крайней мере непростительное охлаждение. Дружественные связи рвутся. Из всех тем для разговоров остаются только темы масонов, кодов, знаков и близкого суда. Не только радость, но элементарное спокойствие уходят из жизни. И можно смело считать «закодированным» человека, всюду говорящего только на тему кодов. А каково разочарование «ожидателя», когда Суд медлит и времена оттягиваются! На Самого Господа, думаю, некоторые злятся, что Он не спешит прийти. Огорчаются, как Иона, даром ждущий разрушения Ниневии. И как было уже в истории, так бывает и на наших глазах. Ждавшие, но не дождавшиеся конца христиане склонны вместе с потерянной надеждой на скорое завершение истории утратить саму веру. Времена напряженного ожидания Суда часто сменяются временами плотского разгула, скепсиса, словно компенсирующего былые эсхатологические лишения и ожидания.
  16. очень красиво просто "нереально красиво" спасибо! еще фото есть?!
×
×
  • Create New...