Jump to content
fezalis

Как выбрать монастырь?

Recommended Posts

Ещё раз спасибо всем, кто не остался равнодушным!

Из Шамордино мне ответили. Всё хорошо.

 

Я иногда пишу запутанно, сказать хотелось много, мысли слова опережали. Видимо и про крещение детей объяснила плохо. Что это огромная ответственность – быть крёстным, я в курсе. Иначе бы выбрала в крёстные мамы для дочери не ту, которая ближе к Господу, а ту, которая попрактичнее в социуме. :)

 

Не детей я хочу крестить в монастыре. Пример привела, потому, что знаю об этой войне между христианскими направлениями, и в очередной раз столкнулась с этим.

Детишки мои покрестились.

 

Тот священник, который сначала отказался быть крёстным для сына, потом , расспросил про будущую крёстную православной веры (ту самую подругу, которая и открыла для меня христианство). И сказал, что препятствий не видит к тому, чтобы она была и крёстной и крёстным в одном лице.

Нужно было видеть лицо бедной будущей мамо-папы, когда я ей об этом сообщила, потому как она - девушка очень ответственная и богобоязненная)))

 

А когда пришли уже на само таинство, вышел другой священник. (В глубине души, как раз надеялась, что будет он. От него чувствовался свет ещё в 2003ем, когда я сама стала крёстной для племянника, именно он проводил обряд крещения. ) Сказал, что возьмёт ответственность… Вот так мои дети стали православными христианами.

 

Милая Ольга! Не обиделась бы, даже если бы совсем отказали. Пошла бы в другой городской храм. Всё по Его Воле. У меня нет никаких причин обижаться на людей :)

Помоги и Вам Господь!

Share this post


Link to post

И я, по большому счёту, вот этим шагом, уходом в монастырь, пытаюсь исправить… услышать/увидеть… найти…. надеюсь что там мой Господи вложит мне в сердце, как Он сможет очистить и использовать мою греховную плоть . И ничего другого пока на сердце нет.

 

Вспомнилась мне одна байка, как две мышки попали в кринку с молоком и одна из них утонула, а вторая барахталась, барахталась и сбила масло. Думается мне, что Ольга N не барахтается, а ждет, когда придет Господь и спасет ее. Чтобы подняться, надо сначала упасть, сильно удариться и начать барахтаться, чтобы выплыть.

 

И не поможет ей монастырь, потому что нет четкой картины, чего она хочет. В православие - не хочет, а в православный монастырь (Шамордино!!!) - хочет. Чувствительности много, а понятия борьбы со грехом - нет. Вы все простите меня за мою прямоту.

 

Человека можно пожалеть, но помочь ему, когда он сам не определился - невозможно. Ей не в монастырь нужно, а срочно пройти "ликбез" по православию. Узнать все, чего она не знает как протестантка про православие, перейти в православие не "душой", а духом. А пока она, Андрей и misha, вас не понимает. Вернее понимает, но по-своему, а не так, как вы пытаетесь ей объяснить. Пока она "не боец". а мы должны быть "воинами Христовыми".

 

Ольга N. очень хочется вам помочь, но даже совета не могу дать никакого, кроме одного - читайте святых православных отцов, апостолов, а потом и Евангелие. Станьте православной, поборитесь за себя сами, а потом и Господь, видя вашу решимость, придет на помощь. Спаси вас Господи! Не знаю, спасутся ли все Христиане, но точно знаю, что я без православия не спасусь.

Share this post


Link to post

Если у человека есть желание потрудиться во Славу Божию, то никто не может, да и не должен, разубеждать его в обратном. Может Ольге как раз и не хватает такого опыта, что бы все понять, сделать выводы и определиться раз и навсегда. Опять же она указала, что есть проблемы с зависимостью, которые тоже надо решать как можно быстрее.

Share this post


Link to post

Если у человека есть желание потрудиться во Славу Божию, то никто не может, да и не должен, разубеждать его в обратном.

Может и так... Спаси нас, Господи.

Share this post


Link to post

Были сегодня в Шамордино. Кратко спросила одну сестру - может ли женщина, имеющая вредные привычки, христианка, но не православная, приехать к ним? Ответ краткий, "монастырский" - надо встать, приехать и попробовать. Подышать воздухом (конечно, сестра имела в виду, я думаю, не только в физиологическом смысле, но воздух там особенный, очень многие говорят, это, конечно, женские заморочки))). Пусть, говорит, посмотрит, потрудничает и - как будет!

 

Я "слегка" сама в себе обсудила услашанное - все правильно. Мы можем сколько угодно говорить за и против, но это все слова. Честно сказать, когда прочитала Олино первое письмо и совет Миши, я немного напряглась. Мне понятна Олина беда, я ей сочувствую и можно только лишь просить, чтобы Господь помиловал и не посылал таких скорбей. Но с другой стороны, я напряглась в отношении сестер - а как им будет, не знаю поймете ли меня)) Простите! А вот когда сестра ответила, все стало на свои места - это, как всегда, мое маловерие. Да, еще немного побыла вместе с ними, и улыбнулась своему страху - воины Христовы они. Строгие Христовы воины.

Share this post


Link to post

"Да, еще немного побыла вместе с ними, и улыбнулась своему страху - воины Христовы они. Строгие Христовы воины."

Хорошо сказали Ольга! Спаси Господи!

Share this post


Link to post

Воин Христов – это моя мечта.

Зря… те, кто думают, что я протестант, зря так думают.

Я верю Тому, Кто меня ведёт уже 20 лет.

Но не верю в разделение между направлениями в христианстве.

Христос один. И Церковь – Его невеста – будет чиста по Его Слову.

И я так хочу, чтобы не было разделений!

Будет так, что никто не скажет: я протестант, или: я католик, или: я православный. Он очистит всех, и все будут славить в Его единстве. Все в единстве будут славить Господа! И я не только верю. По милости Божьей - вижу.

Все Его обещания в моей жизни исполнялись дословно, даже когда у меня не было веры. Он – Господь неба и земли. Он Владыка всего, земля, подножие Его Ног.

Даже, когда мне казалось, что обещанное - невероятно, что я недостойна, что нет выхода – он был со Мной, и все исполнилось так, как было Обещано.

Детей, в первую очередь, учу, как искать Господа. И когда я это делаю, знаю, ЧТО Он со мной.

Я была крещена в православной церкви в сознательном возрасте.

И с тех пор искала Его во всех направлениях, куда бы ни приходила.

И Его не нашла - ни в одном. Ни в православии, ни в протестантизме… к католикам не ходила, но они ничего живого не предлагают, все приблизительно так же, только с уклоном в свои традиции.

Нет, я вру! Я видела, что в каждом из направлений есть свет. В каждом из направлений нашла путь, шла и искала, и увидела - все направления христианства дают путь к Нему! Но мне, наркоманке с отклонениями, так хотелось больше, чем сухая теория и советы о правильном. Была жажда, которую не утолили разговоры о том, что если постараешься – очистишься, или – смиряй плоть во славу Господу, увидишь плод.

Живую воду дал только Он. И Он разбудил эту жажду, потребность искать только Его. Его воли, Его благословения… Потребность слышать Его Сердце.

И, Его я нашла, сидя дома, наедине с библией. Я читала Его Слово запоем. Без оглядки на правила и свою греховность. И знала, не просто знала, чувствовала, что Он со мной. Может потому и коряво, на взгляд людей придерживающихся строгих правил, пишу.

Моя церковь - очень нечистая. Моя церковь – люди. Ни один из этих сосудов не очищен так, как написано в слове. Включая меня. Но все они – это моя церковь. Их не много, на пальцах двух рук можно… может чуть больше. Но за любого - пойду на всё. Кто-то из этих людей колеблется между православием и протестантизмом. Кто-то просто хочет любви и изранен, и хотел бы войти в какую-нибудь по духу близкую церковь, но везде осуждение и непомерный груз обязательств пред …

 

Важно!

Ни мизинца не смею поднять в сторону какого бы то ни было христианского направления. Ни мизинца! Ни в сторону католиков, ни в сторону православных, ни в сторону протестантов. Это мне показал Тот, перед Кем я преклоняюсь безгранично. Все они – Божьи Светильники. Он так сказал, а я только внимала.

Я верю. И знаю, что без этой веры моя жизнь – прах.

Верю и жду. Раз, исполнились все Его Обещания, значит в силе и самое долгожданное.

Я буду служить. Я буду чиста.

Я ищу церковь. До сих пор ищу. И уже знаю, сколько в ответ может полететь стрел обвинения.

Он меня защитит.

 

Мир всем читающим и Божье благословение.

Благослови мой Господи тех, кого моя история затронула в сердце. И всех, кто ответил.

Мечтаю быть рабой Божьей во всех областях. И жду этого больше чем всех земных благ.

Если по библии - Бог сотворил человека, как сосуд. Для Себя. И это – моя мечта. Принадлежать Господу и умом и сердцем и плотью.

Да, это моя мечта. Моя сумасшедшая сказка.

И так будет. Потому что верен Обещавший.

Share this post


Link to post

 

совета не могу дать никакого, кроме одного - читайте святых православных отцов, апостолов, а потом и Евангелие. Станьте православной, поборитесь за себя сами, а потом и Господь, видя вашу решимость, придет на помощь. Спаси вас Господи! Не знаю, спасутся ли все Христиане, но точно знаю, что я без православия не спасусь.

 

Сначала Евангелие. Потом все остальные человеческие труды. Через них говорит Господь так же, как и через труды всех остальных направлений христианства.

Share this post


Link to post

Воин Христов – это моя мечта.

Зря… те, кто думают, что я протестант, зря так думают.

Я верю Тому, Кто меня ведёт уже 20 лет.

Но не верю в разделение между направлениями в христианстве.

Христос один. И Церковь – Его невеста – будет чиста по Его Слову.

И я так хочу, чтобы не было разделений!

Будет так, что никто не скажет: я протестант, или: я католик, или: я православный. Он очистит всех, и все будут славить в Его единстве. Все в единстве будут славить Господа! И я не только верю. По милости Божьей - вижу.

Все Его обещания в моей жизни исполнялись дословно, даже когда у меня не было веры. Он – Господь неба и земли. Он Владыка всего, земля, подножие Его Ног.

Даже, когда мне казалось, что обещанное - невероятно, что я недостойна, что нет выхода – он был со Мной, и все исполнилось так, как было Обещано.

Детей, в первую очередь, учу, как искать Господа. И когда я это делаю, знаю, ЧТО Он со мной.

Я была крещена в православной церкви в сознательном возрасте.

И с тех пор искала Его во всех направлениях, куда бы ни приходила.

И Его не нашла - ни в одном. Ни в православии, ни в протестантизме… к католикам не ходила, но они ничего живого не предлагают, все приблизительно так же, только с уклоном в свои традиции.

Нет, я вру! Я видела, что в каждом из направлений есть свет. В каждом из направлений нашла путь, шла и искала, и увидела - все направления христианства дают путь к Нему! Но мне, наркоманке с отклонениями, так хотелось больше, чем сухая теория и советы о правильном. Была жажда, которую не утолили разговоры о том, что если постараешься – очистишься, или – смиряй плоть во славу Господу, увидишь плод.

Живую воду дал только Он. И Он разбудил эту жажду, потребность искать только Его. Его воли, Его благословения… Потребность слышать Его Сердце.

И, Его я нашла, сидя дома, наедине с библией. Я читала Его Слово запоем. Без оглядки на правила и свою греховность. И знала, не просто знала, чувствовала, что Он со мной. Может потому и коряво, на взгляд людей придерживающихся строгих правил, пишу.

Моя церковь - очень нечистая. Моя церковь – люди. Ни один из этих сосудов не очищен так, как написано в слове. Включая меня. Но все они – это моя церковь. Их не много, на пальцах двух рук можно… может чуть больше. Но за любого - пойду на всё. Кто-то из этих людей колеблется между православием и протестантизмом. Кто-то просто хочет любви и изранен, и хотел бы войти в какую-нибудь по духу близкую церковь, но везде осуждение и непомерный груз обязательств пред …

 

Важно!

Ни мизинца не смею поднять в сторону какого бы то ни было христианского направления. Ни мизинца! Ни в сторону католиков, ни в сторону православных, ни в сторону протестантов. Это мне показал Тот, перед Кем я преклоняюсь безгранично. Все они – Божьи Светильники. Он так сказал, а я только внимала.

Я верю. И знаю, что без этой веры моя жизнь – прах.

Верю и жду. Раз, исполнились все Его Обещания, значит в силе и самое долгожданное.

Я буду служить. Я буду чиста.

Я ищу церковь. До сих пор ищу. И уже знаю, сколько в ответ может полететь стрел обвинения.

Он меня защитит.

 

Мир всем читающим и Божье благословение.

Благослови мой Господи тех, кого моя история затронула в сердце. И всех, кто ответил.

Мечтаю быть рабой Божьей во всех областях. И жду этого больше чем всех земных благ.

Если по библии - Бог сотворил человека, как сосуд. Для Себя. И это – моя мечта. Принадлежать Господу и умом и сердцем и плотью.

Да, это моя мечта. Моя сумасшедшая сказка.

И так будет. Потому что верен Обещавший.

------------------------------------------------------

:14:

Share this post


Link to post

Воин Христов – это моя мечта.

простите, а Вы считаете, что достойны стать таковой?

Я верю Тому, Кто меня ведёт уже 20 лет.

как 20-то? дольше... гораздо... у Вас дети уже взрослые вполне... Господь Вас ведёт от рождения, но было это ведь не 20 лет назад? ;)

Зря… те, кто думают, что я протестант, зря так думают.

конечно, зря, по Вашим словам, Вы - экуменист... но Вы правы, будет "восьмой вселенский собор" и провозглашение экуменизма... это всё предсказано Богом через святых... что будет тогда с православием только Богу ведомо...

Но мне, так хотелось больше, чем сухая теория и советы о правильном. Была жажда, которую не утолили разговоры о том, что если постараешься – очистишься, или – смиряй плоть во славу Господу, увидишь плод.

 

 

 

наверное, нужно было попробовать последовать советам "сухой теории" на практике... потому, что хирурга долго-долго учат "сухой теорией", а потом через многие годы "сухой теории" и "сухих тренировок на манекенах" ему доверяют великую ответственность - лечить живого человека...

а как Вы? ляжете на стол хирургу жаждущему практики и не знающему теории?

и к моей скорби, я ничем не лучше этого хирурга - пытаюсь Вам что-то сказать, но знаний не имею... однако же душа у меня за Вас болит и только потому пишу...

И, Его я нашла, сидя дома, наедине с библией

 

 

 

Сначала Евангелие.

Библию, Евангелие надо ещё понять... правильно понять, а то ведь есть самые простые вопросы - об иконопочитании, например, и те трактуют по разному, а все читают одну и туже Библию...

Кто-то из этих людей колеблется между православием и протестантизмом. Кто-то просто хочет любви и изранен, и хотел бы войти в какую-нибудь по духу близкую церковь, но везде осуждение и непомерный груз обязательств пред …

 

Вы правильно писали выше, Господь основал одну церковь, а то о чём Вы пишете в этой цитате, смысл этих слов я вижу вот в чём: "каждый хочет в церковь которая ему удобна т.е. мне - одна церковь, тебе - другая, ему - третья... и т.д. сколько хотящих столько и церквей..." а Господня церковь, та за которую Он пролил Свою Святую Кровь - только одна. А то что кому-то она не близка, не по душе... об этом можно только скорбеть...

простите, наверное мне стоит удалиться из тему, тем более, что сообщения уже далеко вышли за её рамки...

Share this post


Link to post

Здравствуйте! Мне 17 лет,и я хотел бы поступить в монастырь,возможно ли это в моем возрасте? Заранее спасибо за ответ!

Share this post


Link to post

Да можно конечно, в Оптиной есть ребята, которые тут с 12-13 лет. Но во первых, до наступления совершеннолетия требуется согласие родителей. Потом неизбежно встанет вопрос с армией. Монастырь отсрочку от армии дать не может. Эти вышеупомянутые ребята и в армию уже сходили, вернулись опять в монастырь.

 

В общем, особых проблем не будет.

Share this post


Link to post

Женский монастырь в Киеве кто может посоветовать, чтобы пойти на послушание? Знаю, что это мой путь и очень хочу!

Share this post


Link to post

Женский монастырь в Киеве кто может посоветовать, чтобы пойти на послушание? Знаю, что это мой путь и очень хочу!

Если точно знаете, что Ваш путь то чего ждать-то? Вот собирайтесь завтра (на праздник как раз ;) ) и ступайте в ближайший монастырь и там оставайтесь, Пресвятая Богородица и Господь управят :80:

Share this post


Link to post

Если точно знаете, что Ваш путь то чего ждать-то? Вот собирайтесь завтра (на праздник как раз ;) ) и ступайте в ближайший монастырь и там оставайтесь, Пресвятая Богородица и Господь управят :80:

Спасибо за ответ!

Share this post


Link to post

Ptica

 

Простите, у вас указан пол мужской, а собираетесь в женский:)

Share this post


Link to post

Я девушка) Да в Женский, а что делать если мирская жизнь в тупик зашла(

Share this post


Link to post

Я девушка) Да в Женский, а что делать если мирская жизнь в тупик зашла(

 

Милая сестра помните, что - "И в монастыре можно погибнуть, а в миру спастись" Нелегка жизнь монашеская, еще тяжелее мирской, если она у вас в миру уже "зашла в тупик", то что в монастыре может случиться!? Там то лукавый искушает и мучает ещё сильней. А так конечно, поезжайте попроситесь для начала просто на послушание, поживите.

Спаси Господи!

Share this post


Link to post

Милая сестра помните, что - "И в монастыре можно погибнуть, а в миру спастись" Нелегка жизнь монашеская, еще тяжелее мирской, если она у вас в миру уже "зашла в тупик", то что в монастыре может случиться!? Там то лукавый искушает и мучает ещё сильней. А так конечно, поезжайте попроситесь для начала просто на послушание, поживите.

Спаси Господи!

По крайней мере можно спросить настоятельницу и духовного отца женского монастыря они то точно знают мой это путь или не мой! Попробую спросить меня же не будут выгонять или есть такие случаи?

Share this post


Link to post

Разочарование в мирской жизни это повод купить домик в глухой деревне, но этого совершенно не достаточно для вступления в подвиг иночества. В монастырь идут к Богу, это жертвование себя на служение Ему. Тяжёлый труд непрестанной молитвы и безропотного послушания.

Уход в монастырь только лишь от грехов и суетности мирской жизни это бегство от трудностей, дарованных Богом в испытание и исправление.

 

В конце первого тома трудов Игнатия Брянчанинова есть его глава, которую он назвал "Плач мой" - это по сути краткая автобиография его становление в вере, его духовные ощущения этапов жизни в вере. Большую часть этого короткого рассказа о себе занимает его иноческое становление - как и почему он пошёл в иночество, что познал через это, и в чём цель и смысл жизни монаха. Вот прочтите отрывок из главы про это -

 

"Охладело сердце к миру, к его служениям, к его ве­ликому, к его сладостному! Я решился оставить мир, жизнь земную посвятить для познания Христа, для ус­воения Христу. С этим намерением начал рассматри­вать монастырское и мирское духовенство. И здесь встретил меня труд; его увеличивали для меня юность моя и неопытность. Но я видел все близко, и, по вступ­лении в монастырь, не нашел ничего нового, неожи­данного. Сколько было препятствий для этого вступле­ния! — Оставляю упоминать о всех; самое тело вопияло мне: «Куда ведешь меня? Я так слабо и болезненно. Ты видел монастыри, ты коротко познакомился с ними: жизнь в них для тебя невыносима и по моей немощи, и по воспитанию твоему, и по всем прочим причинам». Разум подтверждал доводы плоти. Но был голос, голос в сердце, думаю, голос совести или, может быть, Анге­ла хранителя, сказывавшего мне волю Божию: пото­му что голос был решителен и повелителен. Он говорил мне: «Это сделать — твой долг непременный!» Так силен был голос, что представления разума, жалостные, основательные, по-видимому, убеждения плоти, казались пред ним ничтожными. Без порыва, без горячности, как невольник, увлекаемый непреодолимым сердечным чув­ством, каким-то непостижимым и неизъяснимым призванием, вступил я в монастырь.

Вступил я в монастырь, как кидается изумленный, закрыв глаза и отложив размышление, в огонь или пу­чину — как кидается воин, увлекаемый сердцем, в сечу кровавую, на явную смерть. Звезда, руководительница моя, мысль благая, пришла светить мне в уединении, в тишине, или правильнее, во мраке, в бурях монас­тырских. По учению отцов, жительство иноческое, единственно приличествующее нашему времени, есть жительство под руководством отеческих писаний с советом преуспевших, современных братий; этот со­вет опять должно поверять по писанию отцов. Отцы первых веков Церкви особенно советуют искать руко­водителя боговдохновенного, ему предаться в совершенное, безусловное послушание, называют этот путь, каков он и есть, кратчайшим, прочнейшим, боголю­безнейшим. Отцы, отделенные от времен Христовых тысячелетием, повторяя совет своих предшественни­ков, уже жалуются на редкость боговдохновенных на­ставников, на появившееся множество лжеучителей, и предлагают в руководство Священное Писание и оте­ческие писания. Отцы, близкие к нашему времени, называют боговдохновенных руководителей достояни­ем древности и уже решительно завещавают в руко­водство Священное и святое Писание, поверяемый по этим Писаниям, принимаемый с величайшею осмот­рительностью и осторожностью совет современных и сожительствующих братий. Я желал быть под руковод­ством наставника, но не привелось мне найти настав­ника, который бы вполне удовлетворил меня, который был бы оживленным учением отцов. Впрочем, я слышал много полезного, много существенно нужного обратившегося в основные начала моего душеназида­ния. Да упокоит Господь в месте злачном, в месте про­хлады, в месте света и блаженства, почивших благо­детелей души моей! Да дарует большее духовное пре­успеяние и кончину благополучную текущим еще по поприщу земного странствования и труженичества!

Скажу здесь о монастырях российских мое убогое слово, слово — плод многолетнего наблюдения. Может быть, начертанное на бумаге, оно пригодится для кого-нибудь! — Ослабела жизнь иноческая, как и вооб­ще христианская; ослабела иноческая жизнь потому, что она находится в неразрывной связи с христиан­ским миром, который, отделяя в иночество слабых христиан, не может требовать от монастырей силь­ных иноков, подобных древним, когда и христиан­ство, жительствовавшее посреди мира, преизобилова­ло добродетелями и духовной силою. Но еще монас­тыри, как учреждения Святаго Духа, испускают лучи света на христианство; еще есть там пища для благочестивых; еще есть там хранение евангельских заповедей; еще там — строгое и догматическое и нрав­ственное Православие; там, хотя и редко, крайне ред­ко, обретаются живые скрижали Святаго Духа. Заме­чательно, что все духовные цветы и плоды возрос­ли в тех душах, которые, в удалении от знакомства вне и внутри монастыря, возделали себя чтением Писания и святых отцов, при вере и молитве, оду­шевленной смиренным, но могущественным покая­нием. Где не было этого возделывания, там — бес­плодие.

В чем состоит упражнение иноков, для которого — и самое иночество? Оно состоит в изучении всех запо­веданий, всех слов Искупителя, в усвоении их уму и сердцу. Инок соделывается зрителем двух природ чело­веческих: природы поврежденной, греховной, которую он видит в себе, и природы обновленной, святой, ко­торую он видит в Евангелии. Десятисловие Ветхого Завета отсекало грубые грехи; Евангелие исцеляет самую природу, болезнующую грехом, стяжавшую падени­ем свойства греховные. Инок должен при свете Еван­гелия вступить в борьбу с самим собою, с мыслями своими, с сердечными чувствованиями, с ощущениями и пожеланиями тела, с миром, враждебным Еванге­лию, с миродержителями, старающимися удержать че­ловека в своей власти и плене. Всесильная Истина ос­вобождает его (см.: Ин.8:32); освобожденного от рабства грехов­ных страстей запечатлевает, обновляет, вводит в потомство Нового Адама, всеблагой Дух Святый. Со­вершенство христианства достигается в иночестве, и иноки служат светом для братий своих, живущих по­среди мира, занятых, развлеченных попечениями и служениями его, не могущих ни глубоко вникнуть в Евангелие, ни оживить его в себе в должном развитии и полноте. Тот только может легко или с презрением думать об иночестве, кто, именуясь христианином, имеет понятие о христианстве самое поверхностное, мертвое.

Чтоб окрепли и возмужали в иноке евангельские свойства, нужны непременно скорби и искушения. Кротость его должна быть испытана; смирение его должно быть испытано; терпение и вера — испытаны. Должно быть испытано — дороже ли ему Евангелие, слова и заповедания Христовы, в которых жизнь веч­ная, дороже ли они преимуществ, удобств и обычаев мира, дороже ли самой жизни? Тяжким сначала представляется вступление в искушения, но без них невоз­можно научиться прощению всех обид, любви к вра­гам, зрению во всем промысла Божия, этим высочайшим, окончательным, по отношению к ближнему, за­поведям Евангелия. Если же внутренний человек не будет образован всеми заповедями, то он не может со­делаться жилищем Святаго Духа. Привлекох Дух, говорит святой Давид, яко заповедей Твоих желах (Пс.118:131). Без низше­ствия Духа нет христианского совершенства. Скорби и искушения признаются Священным Писанием и отца­ми величайшим даром Божиим, служат предуготови­тельным обучением к безмолвию, в котором инок дос­тигает точнейшего очищения, а потому и обильнейше­го просвещения. Отцы сравнивают скорби инока, предшествующие вступлению в безмолвие, с предкрест­ными страданиями Христовыми, а безмолвие — с рас­пятием на Кресте и погребением, которому последует Воскресение.

Это узнал я благовременно из писаний отеческих. Священный порядок, Священная система, которые Бо­жественный промысл начертал для служителей Божи­их, поражали меня удивлением. Привлекался я сердеч­ной любовью к созерцанию чудной системы. Особенно нравилось мне учение об этом предмете Варсонофия Великого. Мне казалось, что оно произносилось ко мне: оно само собою усваивалось душе моей. «Внимая словам апостола: о всем благодарите» (1Сол.5:18), приготовься «к благодарению за все, — писал Великий одному из уче­ников своих, которого он приготовлял в горниле об­щежития к жительству в затворе, — и будешь ли в скор­бях или нуждах, или в утеснениях, или в болезнях и трудах телесных, за все, постигающее тебя, благодари Бога. Надеюсь, что и ты достигнешь в покой Его (Евр.4:3): ибо многими скорбьми подобает нам внити во Царствие Бо­жие (Деян.14:22). Итак, не сомневайся душою твоею, и не рас­слабляйся сердцем твоим ни по какой причине, но вспоминай апостольское слово: аще и внешний наш чело­век тлеет, обаче внутренний обновляется по вся дни (2Кор.4:16). Если не претерпишь страданий, то не возможешь взой­ти на крест. Когда же перенесешь сперва страдания, то войдешь и в пристанище покоя и будешь безмолв­ствовать без всяких забот, имея душу утвержденную в Господе и всегда прилепляющуюся к Нему» (Ответ 2). Другой брат выразил пред Великим свое желание безмолвия. Отвечал ему Великий: «Брат! Человек, имеющий на себе долги, если прежде не заплатил долгов, пребыва­ет везде должником, куда бы он ни пошел, где бы ни поместился на жительство, в городе ли то будет или в селе. Нигде не имеет он возможности жить спокойно. Когда же по причине своих долгов, он подвергнется ос­корблениям от человеков, и, устыдившись, откуда бы то ни было достанет денег и уплатит долги, тогда, сде­лавшись свободным, смело, со многим дерзновением он может или пребывать среди человеческого обще­ства, или жить в уединении. Так и монах, когда по­тщится по силе своей понести оскорбления, поноше­ния, убытки, тогда научается смирению и подвигу ду­ховному. За смирение его и подвиг прощаются ему согрешения его, как свидетельствует Писание: Виждь смирение мое и труд мой и остави все грехи моя (Пс.24:18). Помыс­ли, сколько оскорблений и поношений потерпел Вла­дыка наш Иисус Христос прежде Креста: претерпев их, Он взошел уже на Крест. Подобно этому никто не мо­жет достичь истинного и плодоносного безмолвия, никто не может взойти в святой покой совершенства, если прежде не постраждет со Христом и не претер­пит всех страданий Его, памятуя наставление апосто­ла: аще страждем с Ним, и прославимся с Ним (Рим.8:17). Не прельстись: иного пути ко спасению, кроме этого, — нет. Господь да поможет тебе, по воле Своей, положить прочное основание твоему зданию на твердом камени, как Он заповедал в Евангелии. Камень Христос» (1Кор.10:4; Отв. 342). Вскоре, по вступлении в моем в монастырь, полились на меня скорби, как вода очистительная. То были и внутренние брани, и нашествия болезней, и угнетение нуждою, и потрясения от собственных неведения, неопытности, неблагоразумия; скорби от человеков были умеренные. Чтобы испытать их, нужно было особен­ное поприще. Непостижимыми судьбами Промысла я помещен в ту обитель, соседнюю северной столицы, которую, когда я жил в столице, не хотел даже видеть, считая ее по всему не соответствующей моим целям ду­ховным. В 1833 году я был вызван в Сергиеву пустынь и сделан ее настоятелем. Негостеприимно приняла меня обитель — Сергиева пустынь. В первый же год по прибытии в нее я поражен был тяжкой болезнью, на другой год другою, на третий — третьею: они унесли остатки скудного здоровья моего и сил, сделали меня изможденным, непрестанно страждущим. Здесь подня­лись и зашипели зависть, злоречие, клевета; здесь я подвергся тяжким, продолжительным, унизительным наказаниям, без суда, без малейшего исследования, как бессловесное животное, как истукан бесчувственный; здесь я увидел врагов, дышущих непримиримой злобою и жаждой погибели моей; здесь милосердый Господь сподобил меня познать невыразимые словом радость и мир души; здесь сподобил Он меня вкусить духовную любовь и сладость в то время, как я встречал врага мо­его, искавшего головы моей, — и соделалось лицо это­го врага в глазах моих как бы лицом светлого ангела. Опытно познал я таинственное значение молчания Христова пред Пилатом и архиереями иудейскими. Какое счастье быть жертвой, подобно Иисусу! Или нет! Какое счастье быть распятым близ Спасителя, как был некогда распят блаженный разбойник, и вместе с этим разбойником, от убеждения души, исповедовать: достойная по делам моим приемлю: помяни меня, Господи, во Царствии Твоем (Лк.23:41,42). Достигший сорокалетнего возраста, уничтожен­ный болезнями, потрясенный многими скорбями, рас­слабленный, не способный по самому истощению те­лесных сил к жизни деятельной, что скажу об участи моей? — Не вижу пред собою человека, которого участь была бы для меня вожделенна и завидна. Я — грешник, достойный казней, и временных, и вечных, но не за­виден мне жребий никого из человеков. Когда воззрю на грехи мои, они наводят на меня ужас, но и для ужас­ных грешников есть Искупитель. — Владыки земли, пас­тыри Церкви, отцы и братия! Я уже более негоден в служение вам. К какому служению способен окованный недугами, прикованный ими к одру, держимый безвы­ходно в келье? Извергните меня, извергните, как раба непотребного, служащего только отягощением для вас! Я не потревожу вас никакими просьбами, никакой забо­тою о мне. Мне не нужен сад с роскошной тенью и бла­говонными цветами; не нужны многие слуги; послужит мне ради имени Христова инок смиренный, пришлет мне на пищу и одежду христолюбец; не нужны мне по­кои обширные, не нужно мне никакое увеселение, ни­какое развлечение земное. Отпустите меня, отпустите больного, ни к чему не способного! Обрету себе удален­ный от шума столичного, удаленный от градов и весей, малоизвестный приют, уединенный и тихий: там, в оди­ночестве, довлачу до гроба дни мои. Болезненность моя делает тишину уединения необходимой для меня. Вы захотите знать, неужели в душе моей не таится никако­го желания? — Могу удовлетворить ваше любопытство. Я — грешник: жажду покаяния."

Share this post


Link to post

Разочарование в мирской жизни это повод купить домик в глухой деревне, но этого совершенно не достаточно для вступления в подвиг иночества. В монастырь идут к Богу, это жертвование себя на служение Ему. Тяжёлый труд непрестанной молитвы и безропотного послушания.

Уход в монастырь только лишь от грехов и суетности мирской жизни это бегство от трудностей, дарованных Богом в испытание и исправление.

 

В конце первого тома трудов Игнатия Брянчанинова есть его глава, которую он назвал "Плач мой" - это по сути краткая автобиография его становление в вере, его духовные ощущения этапов жизни в вере. Большую часть этого короткого рассказа о себе занимает его иноческое становление - как и почему он пошёл в иночество, что познал через это, и в чём цель и смысл жизни монаха. Вот прочтите отрывок из главы про это -

 

"Охладело сердце к миру, к его служениям, к его ве­ликому, к его сладостному! Я решился оставить мир, жизнь земную посвятить для познания Христа, для ус­воения Христу. С этим намерением начал рассматри­вать монастырское и мирское духовенство. И здесь встретил меня труд; его увеличивали для меня юность моя и неопытность. Но я видел все близко, и, по вступ­лении в монастырь, не нашел ничего нового, неожи­данного. Сколько было препятствий для этого вступле­ния! — Оставляю упоминать о всех; самое тело вопияло мне: «Куда ведешь меня? Я так слабо и болезненно. Ты видел монастыри, ты коротко познакомился с ними: жизнь в них для тебя невыносима и по моей немощи, и по воспитанию твоему, и по всем прочим причинам». Разум подтверждал доводы плоти. Но был голос, голос в сердце, думаю, голос совести или, может быть, Анге­ла хранителя, сказывавшего мне волю Божию: пото­му что голос был решителен и повелителен. Он говорил мне: «Это сделать — твой долг непременный!» Так силен был голос, что представления разума, жалостные, основательные, по-видимому, убеждения плоти, казались пред ним ничтожными. Без порыва, без горячности, как невольник, увлекаемый непреодолимым сердечным чув­ством, каким-то непостижимым и неизъяснимым призванием, вступил я в монастырь.

Вступил я в монастырь, как кидается изумленный, закрыв глаза и отложив размышление, в огонь или пу­чину — как кидается воин, увлекаемый сердцем, в сечу кровавую, на явную смерть. Звезда, руководительница моя, мысль благая, пришла светить мне в уединении, в тишине, или правильнее, во мраке, в бурях монас­тырских. По учению отцов, жительство иноческое, единственно приличествующее нашему времени, есть жительство под руководством отеческих писаний с советом преуспевших, современных братий; этот со­вет опять должно поверять по писанию отцов. Отцы первых веков Церкви особенно советуют искать руко­водителя боговдохновенного, ему предаться в совершенное, безусловное послушание, называют этот путь, каков он и есть, кратчайшим, прочнейшим, боголю­безнейшим. Отцы, отделенные от времен Христовых тысячелетием, повторяя совет своих предшественни­ков, уже жалуются на редкость боговдохновенных на­ставников, на появившееся множество лжеучителей, и предлагают в руководство Священное Писание и оте­ческие писания. Отцы, близкие к нашему времени, называют боговдохновенных руководителей достояни­ем древности и уже решительно завещавают в руко­водство Священное и святое Писание, поверяемый по этим Писаниям, принимаемый с величайшею осмот­рительностью и осторожностью совет современных и сожительствующих братий. Я желал быть под руковод­ством наставника, но не привелось мне найти настав­ника, который бы вполне удовлетворил меня, который был бы оживленным учением отцов. Впрочем, я слышал много полезного, много существенно нужного обратившегося в основные начала моего душеназида­ния. Да упокоит Господь в месте злачном, в месте про­хлады, в месте света и блаженства, почивших благо­детелей души моей! Да дарует большее духовное пре­успеяние и кончину благополучную текущим еще по поприщу земного странствования и труженичества!

Скажу здесь о монастырях российских мое убогое слово, слово — плод многолетнего наблюдения. Может быть, начертанное на бумаге, оно пригодится для кого-нибудь! — Ослабела жизнь иноческая, как и вооб­ще христианская; ослабела иноческая жизнь потому, что она находится в неразрывной связи с христиан­ским миром, который, отделяя в иночество слабых христиан, не может требовать от монастырей силь­ных иноков, подобных древним, когда и христиан­ство, жительствовавшее посреди мира, преизобилова­ло добродетелями и духовной силою. Но еще монас­тыри, как учреждения Святаго Духа, испускают лучи света на христианство; еще есть там пища для благочестивых; еще есть там хранение евангельских заповедей; еще там — строгое и догматическое и нрав­ственное Православие; там, хотя и редко, крайне ред­ко, обретаются живые скрижали Святаго Духа. Заме­чательно, что все духовные цветы и плоды возрос­ли в тех душах, которые, в удалении от знакомства вне и внутри монастыря, возделали себя чтением Писания и святых отцов, при вере и молитве, оду­шевленной смиренным, но могущественным покая­нием. Где не было этого возделывания, там — бес­плодие.

В чем состоит упражнение иноков, для которого — и самое иночество? Оно состоит в изучении всех запо­веданий, всех слов Искупителя, в усвоении их уму и сердцу. Инок соделывается зрителем двух природ чело­веческих: природы поврежденной, греховной, которую он видит в себе, и природы обновленной, святой, ко­торую он видит в Евангелии. Десятисловие Ветхого Завета отсекало грубые грехи; Евангелие исцеляет самую природу, болезнующую грехом, стяжавшую падени­ем свойства греховные. Инок должен при свете Еван­гелия вступить в борьбу с самим собою, с мыслями своими, с сердечными чувствованиями, с ощущениями и пожеланиями тела, с миром, враждебным Еванге­лию, с миродержителями, старающимися удержать че­ловека в своей власти и плене. Всесильная Истина ос­вобождает его (см.: Ин.8:32); освобожденного от рабства грехов­ных страстей запечатлевает, обновляет, вводит в потомство Нового Адама, всеблагой Дух Святый. Со­вершенство христианства достигается в иночестве, и иноки служат светом для братий своих, живущих по­среди мира, занятых, развлеченных попечениями и служениями его, не могущих ни глубоко вникнуть в Евангелие, ни оживить его в себе в должном развитии и полноте. Тот только может легко или с презрением думать об иночестве, кто, именуясь христианином, имеет понятие о христианстве самое поверхностное, мертвое.

Чтоб окрепли и возмужали в иноке евангельские свойства, нужны непременно скорби и искушения. Кротость его должна быть испытана; смирение его должно быть испытано; терпение и вера — испытаны. Должно быть испытано — дороже ли ему Евангелие, слова и заповедания Христовы, в которых жизнь веч­ная, дороже ли они преимуществ, удобств и обычаев мира, дороже ли самой жизни? Тяжким сначала представляется вступление в искушения, но без них невоз­можно научиться прощению всех обид, любви к вра­гам, зрению во всем промысла Божия, этим высочайшим, окончательным, по отношению к ближнему, за­поведям Евангелия. Если же внутренний человек не будет образован всеми заповедями, то он не может со­делаться жилищем Святаго Духа. Привлекох Дух, говорит святой Давид, яко заповедей Твоих желах (Пс.118:131). Без низше­ствия Духа нет христианского совершенства. Скорби и искушения признаются Священным Писанием и отца­ми величайшим даром Божиим, служат предуготови­тельным обучением к безмолвию, в котором инок дос­тигает точнейшего очищения, а потому и обильнейше­го просвещения. Отцы сравнивают скорби инока, предшествующие вступлению в безмолвие, с предкрест­ными страданиями Христовыми, а безмолвие — с рас­пятием на Кресте и погребением, которому последует Воскресение.

Это узнал я благовременно из писаний отеческих. Священный порядок, Священная система, которые Бо­жественный промысл начертал для служителей Божи­их, поражали меня удивлением. Привлекался я сердеч­ной любовью к созерцанию чудной системы. Особенно нравилось мне учение об этом предмете Варсонофия Великого. Мне казалось, что оно произносилось ко мне: оно само собою усваивалось душе моей. «Внимая словам апостола: о всем благодарите» (1Сол.5:18), приготовься «к благодарению за все, — писал Великий одному из уче­ников своих, которого он приготовлял в горниле об­щежития к жительству в затворе, — и будешь ли в скор­бях или нуждах, или в утеснениях, или в болезнях и трудах телесных, за все, постигающее тебя, благодари Бога. Надеюсь, что и ты достигнешь в покой Его (Евр.4:3): ибо многими скорбьми подобает нам внити во Царствие Бо­жие (Деян.14:22). Итак, не сомневайся душою твоею, и не рас­слабляйся сердцем твоим ни по какой причине, но вспоминай апостольское слово: аще и внешний наш чело­век тлеет, обаче внутренний обновляется по вся дни (2Кор.4:16). Если не претерпишь страданий, то не возможешь взой­ти на крест. Когда же перенесешь сперва страдания, то войдешь и в пристанище покоя и будешь безмолв­ствовать без всяких забот, имея душу утвержденную в Господе и всегда прилепляющуюся к Нему» (Ответ 2). Другой брат выразил пред Великим свое желание безмолвия. Отвечал ему Великий: «Брат! Человек, имеющий на себе долги, если прежде не заплатил долгов, пребыва­ет везде должником, куда бы он ни пошел, где бы ни поместился на жительство, в городе ли то будет или в селе. Нигде не имеет он возможности жить спокойно. Когда же по причине своих долгов, он подвергнется ос­корблениям от человеков, и, устыдившись, откуда бы то ни было достанет денег и уплатит долги, тогда, сде­лавшись свободным, смело, со многим дерзновением он может или пребывать среди человеческого обще­ства, или жить в уединении. Так и монах, когда по­тщится по силе своей понести оскорбления, поноше­ния, убытки, тогда научается смирению и подвигу ду­ховному. За смирение его и подвиг прощаются ему согрешения его, как свидетельствует Писание: Виждь смирение мое и труд мой и остави все грехи моя (Пс.24:18). Помыс­ли, сколько оскорблений и поношений потерпел Вла­дыка наш Иисус Христос прежде Креста: претерпев их, Он взошел уже на Крест. Подобно этому никто не мо­жет достичь истинного и плодоносного безмолвия, никто не может взойти в святой покой совершенства, если прежде не постраждет со Христом и не претер­пит всех страданий Его, памятуя наставление апосто­ла: аще страждем с Ним, и прославимся с Ним (Рим.8:17). Не прельстись: иного пути ко спасению, кроме этого, — нет. Господь да поможет тебе, по воле Своей, положить прочное основание твоему зданию на твердом камени, как Он заповедал в Евангелии. Камень Христос» (1Кор.10:4; Отв. 342). Вскоре, по вступлении в моем в монастырь, полились на меня скорби, как вода очистительная. То были и внутренние брани, и нашествия болезней, и угнетение нуждою, и потрясения от собственных неведения, неопытности, неблагоразумия; скорби от человеков были умеренные. Чтобы испытать их, нужно было особен­ное поприще. Непостижимыми судьбами Промысла я помещен в ту обитель, соседнюю северной столицы, которую, когда я жил в столице, не хотел даже видеть, считая ее по всему не соответствующей моим целям ду­ховным. В 1833 году я был вызван в Сергиеву пустынь и сделан ее настоятелем. Негостеприимно приняла меня обитель — Сергиева пустынь. В первый же год по прибытии в нее я поражен был тяжкой болезнью, на другой год другою, на третий — третьею: они унесли остатки скудного здоровья моего и сил, сделали меня изможденным, непрестанно страждущим. Здесь подня­лись и зашипели зависть, злоречие, клевета; здесь я подвергся тяжким, продолжительным, унизительным наказаниям, без суда, без малейшего исследования, как бессловесное животное, как истукан бесчувственный; здесь я увидел врагов, дышущих непримиримой злобою и жаждой погибели моей; здесь милосердый Господь сподобил меня познать невыразимые словом радость и мир души; здесь сподобил Он меня вкусить духовную любовь и сладость в то время, как я встречал врага мо­его, искавшего головы моей, — и соделалось лицо это­го врага в глазах моих как бы лицом светлого ангела. Опытно познал я таинственное значение молчания Христова пред Пилатом и архиереями иудейскими. Какое счастье быть жертвой, подобно Иисусу! Или нет! Какое счастье быть распятым близ Спасителя, как был некогда распят блаженный разбойник, и вместе с этим разбойником, от убеждения души, исповедовать: достойная по делам моим приемлю: помяни меня, Господи, во Царствии Твоем (Лк.23:41,42). Достигший сорокалетнего возраста, уничтожен­ный болезнями, потрясенный многими скорбями, рас­слабленный, не способный по самому истощению те­лесных сил к жизни деятельной, что скажу об участи моей? — Не вижу пред собою человека, которого участь была бы для меня вожделенна и завидна. Я — грешник, достойный казней, и временных, и вечных, но не за­виден мне жребий никого из человеков. Когда воззрю на грехи мои, они наводят на меня ужас, но и для ужас­ных грешников есть Искупитель. — Владыки земли, пас­тыри Церкви, отцы и братия! Я уже более негоден в служение вам. К какому служению способен окованный недугами, прикованный ими к одру, держимый безвы­ходно в келье? Извергните меня, извергните, как раба непотребного, служащего только отягощением для вас! Я не потревожу вас никакими просьбами, никакой забо­тою о мне. Мне не нужен сад с роскошной тенью и бла­говонными цветами; не нужны многие слуги; послужит мне ради имени Христова инок смиренный, пришлет мне на пищу и одежду христолюбец; не нужны мне по­кои обширные, не нужно мне никакое увеселение, ни­какое развлечение земное. Отпустите меня, отпустите больного, ни к чему не способного! Обрету себе удален­ный от шума столичного, удаленный от градов и весей, малоизвестный приют, уединенный и тихий: там, в оди­ночестве, довлачу до гроба дни мои. Болезненность моя делает тишину уединения необходимой для меня. Вы захотите знать, неужели в душе моей не таится никако­го желания? — Могу удовлетворить ваше любопытство. Я — грешник: жажду покаяния."

Спасибо Вам Большое, мне очень приятно)!

Share this post


Link to post

Андрей я прочла этот отрывок, будет о чем подумать вечер и ночь!!!)

Дай Бог Вам счастья!

Share this post


Link to post

Ptica

 

Не знаю может вам чем то тоже поможет, я сам скачал но еще не прослушал всего, тут в аудиоформате Письма Святителя Игнатия Брянчанинова

Письма мирянам

 

http://predanie.ru/audio/izdanija-deonika/svjatitel-ignatii-brjanchaninov/

 

Тут целый набор

 

http://predanie.ru/lib/aut/71584/

https://predanie.ru/audio/jitija_i_tvorenija_svjatih/svjatitel-ignatii-brjanchaninov/

Share this post


Link to post

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.
Note: Your post will require moderator approval before it will be visible.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Restore formatting

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.


  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...