Jump to content
Гость

Жития Святых...

Recommended Posts

Остальные фото и прочитать о монастырях можно по ссылкам. Кстати, Скальный монастырь Пештере на территории музея-заповедника Старый Орхей в Молдавии  включает в себя и село в котором очень красивый ресторан национальной молдавской кухни. Очень вкусная еда))

 

Монастырь Кондрица

 

Кондрица, мужской монастырь святого Николая Чудотворца. Расположен он примерно в 30-40 километрах от Кишинева.

Добраться до него можно, поймав любую маршрутку, едущую в сторону Леушен (с центральной автостанции), либо на машине.

Часто сюда ездят на велосипедах – дорога хорошая, асфальт практически идеально ровный. Есть и еще одна дорога – через леса.

Путь в Кондрицу пролегает по живописным местам – через Яловенское водохранилище, холмы, поля и могучие молдавские леса – Кодры.

По пути в Кондрицу расположен монастырь св. Георгия в селе Суручены, а чуть дальше есть монастыри Каприяна и Хынку.

 

Посещая монастырь, ожидаешь определенной торжественности, даже, пожалуй, некоторой пафосности – как от обитателей сего пристанища, так и от самого места. Кажется, даже птицы должны замирать в благоговении, и вместо щебета лишь безмолвно парить вокруг церковных куполов.

Многие стараются включить в одну поездку посещение всех этих монастырей, однако, на Кондрицу лучше потратить целый день. Монастырь не такой раскрученный и шикарный, как Каприяна, здесь нет пышных свадеб и праздно шатающихся иностранцев, зато есть тишина, чистый воздух и необыкновенное умиротворение.

Мужской Кондрицкий монастырь во имя святого Николая Чудотворца имеет длинную историю. Его возникновение, как, впрочем, и зарождение большинства молдавских монастырей, связано с легендой. По преданию, гайдук Кондря, погубивший немало душ в боях и сражениях, решил вернуться к мирной жизни полностью очистившимся. Нашел он монаха, который наказал ему во искупление грехов поливать сухой пень, пока на нем не вырастут ветви. Видно, высоко оценил монах прегрешения старого гайдука, ведь задание осложнялось тем, что воду для полива надо было носить во рту. Впрочем, Кондря не отчаялся и рьяно взялся за дело. Вы понимаете, что если бы у него ничего не вышло – не было бы легенды? Правда, история умалчивает, сколько дней заняло сотворение этого чуда, однако, пень зацвел. В благодарность измаявшийся Кондря заложил на этом месте церковь. На этом легенда заканчивает свое повествование, начинаются факты.

Согласно документам, монастырь Кондрица был основан в 1783 году в качестве скита иеромонахом Иосифом из монастыря Каприяна.

 

Конец XVIII века, а точнее 1783 год. На молдавской земле уже стоит Каприянский монастырь, на земле которого иеромонах Иосиф основал скит. Видно, не устроила иеромонаха спокойная жизнь обители, решил он удалиться в глушь Кодр и провести остаток своих дней в постах и моленьях. Вскоре к нему присоединилось еще несколько монахов, которые общими усилиями заложили первую деревянную церковь.

1820 год ознаменовался возведением первой каменной церкви во имя св. Николая Чудотворца, через несколько десятков лет, в 1891-95гг. возводится вторая церковь Успения Божьей Матери.

 

Места в районе Кондрицы были на редкость благодатными: густой лес, озеро, где можно было разводить и ловить рыбу, обширные поляны, подходящие для земледелия. Поэтому есть подозрение, да простят меня святые отцы, что жизнь обитателей скита проходила не только рядом с алтарем. Обширное хозяйство требовало своего, поэтому день, начинавшийся в молитве, продолжался во вполне мирских трудах. Это себя оправдывало: скит постепенно расширялся, появлялись новые кельи, трапезная, хозяйственные постройки, пасеки.

 

С переменой власти, в 1918 году, скит отделился от Каприянского монастыря, стал независимым. Это мало что поменяло в жизни обители, разве что хлопот прибавило. К сожалению, ХХ век принес мало хорошего, Кондрицкий монастырь стал одним из первых, закрытых советской властью. Монастырские крепкие стены пригодились для организации складов. А в конце 50-х годов здесь даже открыли пионерлагерь. На фоне общей атеистической пропаганды юные пионеры спокойно воспринимали забитые двери церкви и могилки монахов. С тоской поглядывали, пожалуй, только на крепкую монастырскую ограду: больно высока была, в «самоволку» не сбежишь. Зато детскому начальству было вполне уютно – постоянно запертые ворота спасали от беспокойства по поводу местонахождения особо шустрых пионеров.

В своем возрождении монастырь опять-таки не уникален. В 1993 году обитель вновь открыта, назначен настоятель – архимандрит Филарет. Сейчас в монастыре 18 обитателей, и, конечно же, жители окрестных сел приходят на воскресные службы. Приехав в монастырь, вы сможете отведать несколько сортов меда с монашеских пасек. «Сад Пресвятой Богородицы» - так назвал свою обитель нынешний настоятель Кондрицкого монастыря.

 

https://mold.su/monastyri-moldovy/

 

https://locals.md/2017/6-skalnyih-monastyirey-moldovyi/

Share this post


Link to post

Монастырь Хынку (дополнено)

 

Здесь находится частица мощей преподобной Параскевы Сербской, очень почитается в Молдавии.

Житие преподобной Параскевы

 

image.png.23897bbfe7c97e80e4268c70a9934452.png

Память 14 октября (27) н.ст.

Святая Параскева родилась в Сербии, вблизи города Каллиократия, в селении Епиват. Родители ее были благочестивые люди: они неуклонно исполняли все заповеди Божии и славились всюду своими благотворениями и милостынями. Кроме дочери Параскевы был у них сын. Его отдали они в училище, а дочь воспитывалась в доме своих благочестивых родителей. Брат Параскевы, когда достаточно научен был Священному Писанию, с согласия родителей, принял пострижение под именем Евфимия. Евфимий впоследствии был епископом в Мадите, где прославился добродетельною жизнью и при жизни и по смерти сотворил множество преславных чудес.

Скрытый текст

 

По смерти своих родителей Параскева стала проводить жизнь, полную скорбей и лишений. Подражая усердно жизни святых, она умерщвляла постом и бдением свое тело и порабощала его духу. Воспламеняясь Божественным желанием жить для Господа, Параскева не пожелала долго жить в многомятежном мире сем, но, покинув все мирское, скрылась от мира и, достигнув пустыни Иорданской, стала проводить здесь равноангельскую жизнь. Подражая Боговидцу пророку Илии и Иоанну Крестителю, она питалась только пустынными злаками, употребляя их притом лишь в малом количестве, и то по закате солнца. Постепенно истаевая, то от жара, то от холода, она обращала свои взоры только к Единому Богу, могущему спасти смиренных сердцем «от вихря, от бури» (Пс.54:9). Кто в состоянии поведать о том, сколько слез пролила преподобная? Кто расскажет о частых и неумолкаемых стенаниях ее? Кто подробно передаст об ее коленопреклонениях непрестанных и различных подвигах телесных? Один Всевидящий Бог взирал на подвиги преподобной. У нее не было там забот о мирской суете: она заботилась только лишь об очищении души, об ответе на будущем суде и встрече с Небесным Женихом. «Тебе, женише мой, ищу» – говорила преподобная Параскева и постоянно держала в уме изречение из книги Песни песней: «Скажи мне, ты, которого любит душа моя» (Песн.1:6).Она о том больше всего заботилась, как бы украсить свой светильник и вместе с мудрыми девами выйти навстречу Небесному Жениху, услышать сладкий Его глас и насладиться лицезрением красоты Его. «Когда приду и явлюсь пред лице Божие!» (Пс.41:3) – непрестанно говорила святая.

Когда, таким образом, преподобная Параскева пребывала в пустыне, лукавый враг позавидовал ее добродетелям и пытался мечтаниями и призраками устрашить ее. Многократно превращаясь в различных зверей, он устремлялся на святую, дабы создать для нее препятствие на пути подвигов. Но добрая Христова невеста Параскева «Всевышнего избрал ты прибежищем твоим» (Пс.90:9) и при Его помощи, – знамением святого креста Его, – отгоняла врагов и разрывала, как бы паутину, все козни диавола, и совершенно низложила его. Святая, при своей женской природе, имела поистине мужской разум и победила диавола, как Давид – Голиафа. Украсив свою душу такими подвигами и добродетелями, Параскева сделалась возлюбленной невестой Христовой, так что на ней исполнилось пророческое слово: «И возжелает Царь красоты твоей» (Пс.44:12). Итак Сей Царь вселился в нее со Отцом и Святым Духом и пребывал в ней, как и в святой Своей церкви, ибо святая Параскева, сохранив свою душу от греха и осквернения, соделалась церковью Живого Бога.

Однажды ночью Параскева, после долговременного уже пребывания в пустыне, по обыкновению своему, с умилением простирая руки к небу, стояла на молитве. Внезапно, в образе пресветлого юноши, она увидела ангела Божия, который, подойдя к ней, сказал:

– Оставь пустыню и возвратись в свое отечество, ибо там подобает тебе оставить тело на земле, а душою прейти ко Господу.

Преподобная, проникнув в смысл видения, уразумела, что в нем сказывается Божие повеление; она радовалась тому, что близко время разрешения ее от тела, но ей жаль было расставаться с пустынным уединением, – ибо ничто так не очищает души и не приближает ее к Первообразу, как пустыня и безмолвие. Однако, повинуясь воле небесной, преподобная оставила пустыню и отправилась в отечество.

Прибыв в царствующий град Константинополь, она вошла там в прекрасный храм Премудрости Божией, равно также побывала и во Влахернской церкви и, поклонившись пред чудотворной иконой Богоматери, пошла на свою родину в Епиват, где прожила некоторое время, не изменяя своего обычного пустынного подвига, – поста и молитв. Когда же наступило время ее отшествия к Богу, Параскева помолилась усердно о самой себе и обо всем мире и во время молитвы предала Богу свою блаженную душу. Тело ее было погребено верующими, по христианскому обычаю, но не на общем кладбище, – как тело странницы, никому не сказавшей о себе, откуда она.

Бог, восхотевший прославить Свою угодницу, по прошествии многих лет, открыл мощи ее при следующих обстоятельствах.

Близ того места, где была погребена преподобная, в подвигах безмолвия на столпе подвизался некий столпник. Случилось что туда же было выброшено волнами тело какого-то корабельщика, заболевшего во время плавания тяжкой болезнью и скончавшегося. От трупа сего начал исходить удушливый смрад, так что по той дороге невозможно было и проходить; смрада сего не мог стерпеть даже и столпник, подвизавшийся около того места, и он принужден был сойти со столпа. Посему он приказал выкопать глубокую яму и закопать в ней смердящий труп. Когда рабочие копали яму, то, по Божественному смотрению, они обрели лежащее в земле нетленное тело и сильно удивились сему. Но так как рабочие были люди неопытные и несведущие, то на случившееся не обратили никакого внимания, как на малозначительное и ничтожное дело. Они рассуждали так между собою:

– Если бы сие тело было святое, то Бог открыл бы его посредством каких-либо чудес.

С сими мыслями они вновь засыпали нетленное тело землею, бросив туда же и смрадный труп, а затем ушли домой. С наступлением ночи, один из них, некто Георгий, человек благочестивый, молился Богу в своем доме. Заснув под утро, он увидал во сне некую царицу, сидящею на пресветлом престоле, а кругом нее стоит великое множество светлых воинов. Объятый страхом и, будучи не в силах взирать на сие царское величие и славу, Георгий упал на землю. Тогда один из светлых воинов, взяв Георгия за руку, поднял его и сказал:

– Георгий! Зачем вы так презрели тело преподобной Параскевы и вместе с ним похоронили смердящий труп? Немедленно возьмите тело преподобной и положите его в достойном месте, ибо восхотел Бог прославить на земле рабу Свою.

Также и та светлая царица сказала ему:

– Поспеши вынуть мои мощи и положить их в достойном месте, потому что я не могу больше терпеть смрада от того трупа. Ибо я человек, и родина моя Епиват, где ныне и вы живете.

Тою же ночью было такое же видение и одной благочестивой женщине, по имени Евфимии. По утру они оба рассказали всем о том, что увидели. Услышав сие, благочестивый народ отправился с возжженными свечами к мощам преподобной Параскевы и, с благоговением вынув их из земли, радовался как бы о некоем многоценном сокровище. Святые мощи с торжеством положены были в церкви святых и всехвальных апостолов Петра и Павла, в селении Епиват, где, по молитвам святой Параскевы, от ее мощей подавались многие исцеления болящим: слепые прозревали, хромые начинали ходить и все недужные и бесноватые получали здравие.

В 1238 году, во время владычества крестоносцев (католиков) в Царьграде, благочестивейший Иоанн Асень, король Болгарский и Сербский, получил известие о месте, где почивают святые мощи преподобной Параскевы. Тогда он поручил блаженному Марку, – бывшему тогда митрополитом Переяслава Болгарского, – со многими епископами и священниками, перенести те честные мощи в престольный город Болгарской земли – Тернов. Там св. мощи были с почетом положены в придворной церкви, где, нетленно почивая, источали различные исцеления всем, с верою к ним притекающим.

По прошествии значительного времени, по Божию попущению, мусульмане постепенно завоевали всю Греческую империю, а вместе с ней покорили и царства Болгарское и Сербское. Сие завоевание происходило, в XIV веке, во времена турецкого султана Баязета. Когда султан Баязет взял Болгарский город Тернов, то все церковные драгоценности и царские украшения были разграблены. Тогда святые мощи Параскевы, одетые в одно рубище, были перенесены в Валахию. По завоевании Турками и Валахии, в 1396 году, святые мощи, по ходатайству Сербской царицы Милицы пред султаном, перенесены в Сербию в Белград.

 

В 1521 году султан Сулейман II-й, взяв Белград, похитил оттуда также честные мощи преподобной Параскевы; привезя затем в Константинополь, он поставил их здесь в своих палатах. Но многоценное сие сокровище не затерялось и здесь, ибо многочисленные чудеса от мощей преподобной способствовали к прославлению ее не только у христиан, но даже и среди мусульман. Последние, смутившись сим обстоятельством и убоявшись, как бы вера в чудодейственную силу мощей святой Параскевы не распространилась еще шире, – а больше всего по усердию и заботливости христиан, – передали сии святые мощи Константинопольским христианам, а те с честью положили их в патриаршей церкви.

В 1641 году благочестивый Василий-Лупул, воевода и господарь Молдавский, получив известие о том, что в Константинопольской патриаршей церкви находятся мощи святой Параскевы, усердно желал, чтобы они были перенесены оттуда с честью в его славный господарский округ. Его желанию споспешествовал прославляемый во святых Своих Господь, желавший и в Молдавии прославить преподобную Параскеву. Тогда Константинопольский патриарх Парфений, с согласия всего своего освященного собора и соизволения иных честнейших патриархов, отправил честные мощи преподобной Параскевы благочестивому государю, воеводе Василию, в первопрестольный город его, Яссы. Здесь, в храме трех святителей, с великими почестями, при большом веселии и радости жителей всей Молдавии, святые мощи и были положены в 1641-м году по Рождестве Христовом, октября 14-го дня

Edited by inna d

Share this post


Link to post

Инна, как Вам пение в храмах, если были на службах?  Однажды была группа паломников из Молдовы в Оптине. Служили панихиду в Воскресенской Часовне убиенным братиям. На русском и молдавском языках. Очень впечатлило. 

Спаси Господи за такие подробные изложения Житий и описаний. ))

Share this post


Link to post

Оля, была в кафедральном соборе Кишинева на воскресной службе Апостола Фомы. Пение на два хора или клироса. Вы лучше знаете)

Очень хорошо пели и на молдавском и на русском. Служба тоже на двух языках. Все понятно. Монастыри только экскурсии и поклонение святыням. 

Еще была в Криковских подвалах очень знаменитых. Вина Молдавии. Купила кагора Патриарх, сказали, что освятил эти вина сам митрополит Владимир Молдавский. Они идут для Евхаристии. Так я поняла.))

  • Like 1

Share this post


Link to post

Встреча 7. Опыт духовной жизни святого праведного Иоанна Кронштадтского

Православные просветительские курсы. Цикл «Практический опыт жизни выдающихся пастырей XIX–XX века»

 

Очень интересная беседа. Где-то после 1:10 

советы по борьбе со страстями и стяжанию добродетелей,

советы по семейной жизни и воспитанию детей

 

https://azbyka.ru/otechnik/Ioann_Kronshtadtskij/dnevnik/

 

И дневники святого, о которых упоминается в беседе.

  • Like 2

Share this post


Link to post
11 часов назад, sibiryak сказал:

Че­ты­рех­днев­ное бде­ние вен­ча­ла по­гре­баль­ная служ­ба. Про­во­див­шие служ­бу епи­ско­пы не мог­ли сдер­жи­вать ры­да­ний, сле­зы стру­и­лись по ще­кам, бле­сте­ли в све­те бес­чис­лен­ных све­чей под­ле гро­ба.

Помню, когда умер патриарх Алексий II и проводились панихиды в нашей церкви, все тоже плакали. Священники, диаконы, семинаристы, прихожане. Слезы сами текли и текли. Но тяжести на душе не было. А ведь для таких прихожан, как я, например, патриарх при жизни был где-то далеко, и, вообще говоря, был совершенно неизвестен (хоть я его один раз видела на службе в Троице-Сергиевой Лавре  у мощей преподобного Сергия Радонежского).

  • Like 1

Share this post


Link to post
4 часа назад, Вечно в пути (Светлана) сказал:

А ведь для таких прихожан, как я, например, патриарх при жизни был где-то далеко, и, вообще говоря, был совершенно неизвестен (хоть я его один раз видела на службе в Троице-Сергиевой Лавре  у мощей преподобного Сергия Радонежского).

А я, когда узнал по радио, что патриарх Алексий II умер, почувствовал, что осиротел.

 

Цитата

Память свт. Иоа́нна (Максимо́вича), архиепископа Шанхайского и Сан-Францисского (1966).

Хорошая беседа о свт. Иоанне Шанхайском (Максимовиче), была в Сретенском монастыре.

 

Edited by Юрий Кур
  • Like 2

Share this post


Link to post

Поздравляю с днем тезоименитства! Святые мученики Инна,Пинна,Римма молите Бога о нас!

 

  • Like 4

Share this post


Link to post

преподобный Парфений Киевский (Краснопевцев) (1790/3–1855)

Дни памяти: 25 марта (7 апреля), 15(28) июля (в Соборе Киевских святых)

Преподобный Парфений, в миру Петр Краснопевцев, родился в с. Симоново Алексинского уезда Тульской губернии (1792), в семье пономаря. Будущий подвижник рос в бедности, с детства познав, что на земле нет всеобщего благоденствия – а, следовательно, к земным благам не следует прилепляться душой.

В 1805 г. Петр окончил Тульское духовное училище и был переведен в семинарию. Однажды, еще во время училищных каникул, заночевав на пути домой, он смотрел в открытое небо и ощутил в сердце неизъяснимую радость, а затем увидел белоснежного голубя, который парил над ним, то поднимаясь, то опускаясь, но не уклоняясь в сторону; на рассвете голубь не улетел, а стал невидим. «С этой поры в сердце мое запала какая-то сладость и желание чего-то нездешнего, и я уже ни на что земное не прельщался», – говорил впоследствии прп. Парфений об этом случае. Другой раз, задремав под деревом, Петр очнулся и увидел старца-монаха, который сказал: «Странен монах и земен мертвец» («Монах есть странник и мертвец для земного»), – а затем удалился в лесную чащу; юноша побежал следом, но не смог найти старца, однако слова его крепко запомнил. В каникулы 1814 г. Петр побывал в Киево-Печерской Лавре и пожелал остаться здесь навсегда. Чтобы исполнить благое намерение, ему следовало получить увольнение от общества. В 1815 г. Петр уволился из семинарии, но родители настояли, чтобы он занял освободившееся место пономаря в Симонове, а затем попытались найти для его невесту; видя, однако, что сердце юноши не лежит к мирской жизни, они приняли выбор Петра, и в 1819 г. он поступил в Лавру. «Я вовсе не раздумывал о подвигах монашеских, о том, чтобы установить себе такое или другое правило, избрать такой или другой образ жизни; я думал только о том, как бы молиться да молиться непрестанно, и трудиться, сколько есть сил, слушать во всем, как Бога, начальника, никого не оскорбить и не осудить; да мне и некогда было смотреть за поступками других, я только себя знал», – вспоминал прп. Парфений о начале своей жизни в Печерской обители. Первые послушания он исполнял на монастырском винограднике и в саду, затем – на просфорне. Уже в это время подвижник был предельно скромен в быту, избегая, чтобы хоть одна мысль о себе отвлекла его сердце и силы от молитвы: так, после немалых трудов он мог дать телу отдых, лежа просто под лавкой; в его келье царило полнейшее нестяжание; когда однажды зимою какой-то странник украл у него тулуп и затем был пойман другими послушниками, Петр сказал: «Не троньте его: он, бедный, и в тулупе трясется; нам ведь хорошо здесь в тепле сидеть, а он без покрова день и ночь на морозе… Не скорби, брате, возьми себе этот тулуп; вот тебе и денег на пропитание, только вперед не бери чужого». Видя усердие послушника, его назначили начальником просфорни. Раз, борясь с нашедшим унынием, Петр увидел явившегося ему прп. Никодима Просфорника, который держал в руках Псалтирь. После этого Петр стал ежедневно прочитывать Псалтирь целиком и запомнил ее наизусть.

Скрытый текст

 

Избранный Богом сосуд пламенной молитвы, он не познал брани с плотскими помыслами: единственный раз, задумавшись, «да как же люди грешат, что же за приятность в грехе плотском», он на следующий день был вызван наместником и извещен, что по неопытности погрешил в помыслах – свт. Антоний (Смирницкий; будущий архиеп. Воронежский) имел откровение об этом свыше; «Этот случай, – вспоминал позже прп. Парфений, – указал мне, до какой степени должно хранить себя даже от приближения к нечистым помыслам, и как тщательно должны мы блюсти чистоту не только телесную, но и умственную».

В 1824 г. Петр принял монашеский постриг с именем Пафнутий; за ним последовало рукоположение в иеродиакона. Вскоре о. Пафнутия посетила болезнь: его стали мучить сильные головные боли. Он безропотно нес это бремя более 30 лет: из его высказываний и записей, полных любви к Господу, не видно и тени смущения по поводу недуга – единственным следствием было то, что в периоды крайнего обострения болей подвижник просил освобождать его от некоторых послушаний; так, после принятия иеродиаконства он был временно переведен из просфорни на служение в храмах Дальних пещер.

В 1826 г. о. Пафнутий смог вернуться к начальствованию в просфорне, в 1828 г. вновь попросил перевода и был направлен в Китаевскую пустынь, оттуда, после скорой поправки, назначен на Дальние пещеры.

В 1829 г. состоялось рукоположение о. Пафнутия в иеромонаха. Накануне он имел видение, в котором предстал в алтаре перед Архиереем и Царственной Женой; Архиерей повелел ему: «Пафнутий, возьми Евангелие и священнодействуй»; «Возьми, Пафнутий, Я поручаюсь за тебя», – молвила Жена, и при этих словах иеродиакон узнал в Ней Пречистую Деву. Вскоре иеромонах Пафнутий был назначен духовником братии. «Грех сам по себе мерзок так, что человек не может его любить и с намерением творить; но, удалившись от Бога небрежением, человек попадает в когти диавола, а диавол уже играет им, как мячиком: и не рад бы человек творить, да творит. Потому-то всякому хотящему спастись надо всем сердцем взыскать Господа», – назидал подвижник кающихся. Через 3 года его назначают на служение в Успенский собор, в 1833 г. – на послушание книгопродавца при лаврской типографии.

В 1838 г. он принял схиму. Келейное молитвенное правило иеросхимонаха Парфения было весьма велико и разнообразно (молитва Иисусова, «Богородице Дево», Евангелие, Псалтирь, акафисты); «Паче меда и сота сия молитва мне приятна; она мне охотна, помогательна, спасительна и врагов отгнательна», – говорил подвижник. Господь, Пресвятая Богородица и святые многократно укрепляли о. Парфения благодатными посещениями; на его молитвенное вопрошание, верно ли он идет к цели схимнического подвига, Пречистая ответила ему: «Схимничество есть – посвятить себя на молитву за весь мир». Некоторое время о. Парфения тревожила мысль: не познав гонения от людей, может ли он идти путем истинных подвижников? На это свт. Филарет (Амфитеатров), который в молодости прошел через гонение, отвечал: «На что тебе гонение? Ты сам себя гонишь; кто ныне пожелает жить твоею жизнию». И действительно – свой подвиг прп. Парфений нес не без страданий: помимо сильных головных болей и иссушающего недуга в груди (в конце жизни его мучили удушье и кашель), пламенного молитвенника терзали демоны («Какое же от бесов нападение терплю я за мое правило келейное уже двадесять лет, то аще не бы со мною присутствовала сила Божия помогающая, давно бы мне надлежало во гроб вселитися от таковаго мучения несказанного и человеком неисповедимаго. Но слава Богу о всем!» – признавался он). Весну и лето о. Парфений проводил в Голосеево, где после утренней Литургии уходил в лес на молитву; «Здесь носится дух преподобных отец наших Печерских», – говаривал подвижник. Стремясь к уединению, он решил было однажды прекратить прием посетителей, во множестве стремившихся к нему для назидательной беседы, но увидел во сне зверя, которого его духовные чада отогнали от него палками. «Его нельзя было узнать в беседе общей со многими, или приходящим к нему с сухим и недоверчивым сердцем. Перед холодным умом и он был холоден, и казался обыкновенным человеком; а перед чувством простым, но горячим и верующим, душа его с младенческим доверием изливала все сокровища свои в огненном слове. Часто он изумлял некоторою прозорливостию и чрезвычайною меткостию своих замечаний, которые как раз приходились к внутреннему состоянию приходивших к нему для беседы и наставления. Эта меткость особенно видна была при исповеди. Сам он объяснял сие опытностью и встречею со множеством однородных случаев, но виной было нечто более… – отмечали современники прп. Парфения. – Изможденная и истонченная плоть его была, так сказать, прозрачною оболочкою его чистой, светлой, как день, души. Высокое, иссохшее чело, впалые щеки и виски составляли какую-то дивную противоположность с его большими, блестящими, как молния, глазами, которые проникали, казалось, в душу до самой глубины ее и одним беглым воззрением заглядывали во все изгибы человеческого сердца». Назидательное воспоминание о встрече с прп. Парфением приводит журнал «Домашняя беседа» за 1874 г. (№ 38, с. 965–972): «28 июля 1843 года… против всякого ожидания моего, ездил я в Голосееву пустынь. Там я представлялся знаменитому подвижнической жизнью схимонаху Парфению. Я не мог налюбоваться светлым взором этого праведника, тихой ласковой его речью. Жаль, что свидание наше было коротко! «Ты кто такой?» – спросил он меня ласково. Я ответил. Он попросил меня сесть, и сам сел. «Так ты уже вдовец?» – сказал он после того, как я объяснил ему желание покойной жены моей принять у него благословение. Я отвечал утвердительно. «Может быть, – заметил он, – ты обещал когда-нибудь быть монахом?» «Никогда», – отвечал я. «И теперь не думаешь?» – «Нет». – «Спастись, друг мой, везде можно, – начал он говорить, устремив на меня проницательный взор, от которого было мне как-то неловко. – Только бойся мира: он не привлекает, а отвлекает от Бога. Молись, чаще молись… Думай о спасении души твоей: хоть думай только, а дело придет само собою… Бойся чужих жен: в твоем положении это – беда… Как твое имя?» Я сказал. «Бог же благослови тебя», – произнес Парфений, перекрестив меня. Я поцеловал его руку и удалился. Отчего это – размышлял я, уходя от старца, у таких людей, как Парфений, то же слово, да не то же? Кажись, что мудреного в его советах? И вы, и я, и все мы наговорим их кучу, да еще замысловатее, еще красноречивее, ан нет – все не то. Сто раз приходилось мне читать и слышать такие предостережения; а тут, ей-ей, я как будто в первый раз их услышал. Да как мягко ложатся на душу. Не это ли то помазание от святого, перед которым вся наша мудрость есть глупость и юродство?»

Последние годы о. Парфений жил в блюстительских кельях на Ближних пещерах, откуда спускался служить Литургию в пещерной церкви прп. Антония Печерского. Когда старец крайне ослабел, для служения им Литургии устроили домовую церковь в самих блюстительских кельях; так как о. Парфений готовился к скорой встрече с Господом, храм назвали Сретенским. Готовя церковь к очередному богослужению, утром 25 марта 1855 г. пономарь услышал, как старец тихо направился из своей кельи в преддверие храма; войдя туда, послушник увидел о. Парфения сидящим с поникшей головой и попросил благословения. Старец не отозвался. Прикоснувшись к его руке, пономарь понял, что земное странствие подвижника завершилось.

Погребение прп. Парфения было совершено в голосеевском храме Иконы Божией Матери «Живоносный Источник».

В 1930-е годы храм был взорван и гробница святого разрушилась. В настоящее время его святые мощи находятся под спудом.

 

 

Тропарь преподобному Парфению Печерскому, Киевскому, Глас 8

 

Постом душу твою просветил еси, / молитвами непрестанными сердце твое сосуд Духа Святаго соделал еси, / преподобне отче наш Парфение; / темже вся вражия ополчения крепко посрамил еси / и, яко победоносец истинный, / воздаяние получил еси от Христа Бога. // Тому помолися о душах наших.

 

Кондак преподобному Парфению Печерскому, Киевскому, Глас 2

 

Чистотою душевною божественно вооружився, / и непрестанные молитвы, яко копие, вручив крепко, / пробол еси бесовская ополчения, / Парфение, отче наш, // моли непрестанно о всех нас.

 

Наставления

Крайне опасно последовать своим мыслям и рассуждению в деле спасения. Наш ум – ограниченное око плоти, которое может только видеть и распределять дела внешние и вещественные; а пути высшие должны мы предавать Самому Богу через Отца нашего и Наставника и во всем следовать его рассуждению.

Наша человеческая воля есть только пожелать доброго и изыскивать на то средства, а совершитель и делатель всякого доброго есть Бог, а злое – от нас.

Берегись осуждать ближнего, а чтобы не впасть в сие искушение языка, не присматривайся к чужим поступкам.

Человек всеми своими усилиями, без содействия Божия, не может располагать ни внешнею жизнию своею, ни состоянием души своей. Без Бога – ни до порога.

Нищелюбие и нестяжание великие сокровища уготовляют душе.

Неизреченная польза проистекает от уединения, но с ним неразлучна должна быть молитва.

Гнев, тщеславие или высокоумие и осуждение ближнего отгоняют благодать Святаго Духа.

Чистоту телесную и мысленную можно стяжать только молитвою и устремлением ума к Богу; пришествие Святаго Духа попаляет и истребляет все страсти.

Хранение чистоты телесной должно сопровождаться хранением чистоты мысленной.

Скрытый текст

 

Изречения

Потеря благодати страшнее всех потерь.

Чем ближе приближаешься ты к Богу, тем сильнее враг ухватится за тебя.

Никогда не должно последовать своему помыслу, хотя бы он и благ являлся, но испытывать его временем.

Пути высшие должны мы предавать Самому Богу чрез отца нашего и наставника.

Наши желания и намерения рассеиваются, как прах. Итак, всеконечно, должны мы предаться воле Водителя нашего.

Неизреченная польза проистекает из уединения.

Кто стяжал страх Божий, для того нет на земле ни скорби, ни радости.

Чтобы уклониться от смущения и сохранить дух молитвы, уклоняйся от всякого рода бесед и посещений, всему предпочитай уединение и чаще размышляй о смерти.

Пришествие Святого Духа попаляет и истребляет все страсти.

Честь, от человеков бываемая, должна быть ненавистна душе, ищущей спасения и познающей свою немощь.

Для достижения совершенной чистоты не имей привязанности, даже духовной, ни к человеку, ниже к вещи; люби всякого любовью совершенною, как самого себя, но без пристрастия, т. е. не желай присутствия или видения любимого человека и не услаждайся мыслью о нем.

Кто сам не достиг в меру совершенства и начинает учить других, – погубляет и то, что имел.

Будет только то, что определил Господь.

Делай все вопреки хотения плоти: хочется лечь покойнее – принудь себя на противное; хочется облокотиться, сидя – воздержись; и так во всем.

Должно нудить себя и не хотяща к молитве и ко всему благому.

Для принятия Святого Духа необходимо изнурить плоть: даждь плоть и приими Дух.

Всякая благословенная душа есть проста, справедлива, милостива, любезна, не горда, не злобива, не величава, не прозорлива, воздержна и боящаяся Бога.

Зло пристает к нам, как заразительная болезнь. Если будешь часто обращаться с язычным, с клеветником, с миролюбцем, – и сам незаметно впадешь в те же пороки. И наоборот, обращайся часто с мужем духовным и молитвенником, – в тебя перельются те же добродетели.

У человека нечистого и страстного и вещи его заражены страстями; не прикасайся к ним, не употребляй их.

Не должно рассказывать другим о своих подвигах и молитвенном правиле. Хотя бы это было и не из тщеславия, но у тебя отнимется дар, который ты обнаружил.

Монах должен жить один, а другой с ним – Господь. Монах любит всех людей, но скучает с ними, потому что они отлучают его от Бога.

Без молитвы нельзя снести уединения, без уединения нельзя стяжать молитвы. Молитва истинная есть та, которая вросла в душу и совершается духом.

Никто не возвращался в келлию свою таким, каким вышел из нее.

Святые скорбями совершаются.

Хорошо с Богом везде, а без Него очень скучно и в раю, и в аде.

Чтение Псалтири укрощает страсти, а чтение Евангелия попаляет терние грехов наших, ибо слово Божие «огнь поядаяй есть». Однажды в течение сорока дней читал я Евангелие о спасении одной благотворившей мне души, и вот вижу во сне поле, покрытое тернием. Внезапу спадает огонь с небесе, попаляет терние, покрывавшее поле, и поле остается чистое. Недоумевая о сем видении, я слышу глас: «Терние, покрывавшее поле, грехи благотворившей тебе души; огнь, попаливший его, – слово Божие, тобою за нее чтомое».

Страстные Евангелия прочитывайте, когда прилучится, наипаче в скорбное время.

Молчание собирает, а глаголание расточает.

Буди на тебе благословение Божие, чадо мое духовное, покров несомненной нашей надежды Богородицы и помоществование чудотворцев печерских.

 

Молитва ежедневная иеросхимонаха Парфения Киевского

 

Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, не попусти, чтобы суетность, самолюбие, чувственность, нерадение, гнев господствовали надо мною и похищали меня у любви Твоей. О Господи, Создатель мой, все Упование мое! Не остави меня без удела во блаженной вечности; соделай, да и я последую святому примеру Твоему. Даруй мне сию чистоту духа, сию простоту сердца, которые делают нас достойными любви Твоей. К Тебе, о Боже мой, возношу душу и сердце мое, не попусти погибнуть созданию Твоему, но избавь меня от величайшего и единственного настоящего зла – греха. Соделай, Господи, да переношу с таким же терпением беспокойства и скорби душевные, с какой радостью приемлю удовольствия сердечные.   Если Ты хочешь, Господи, – можешь  очистить  и  освятить меня. Вот я предаю себя Твоей благости, прося истребить из  меня все противное Тебе и присоединить к сонму избранных Твоих. Господи! Отними от меня праздность духа, погубляющую время; суетность мыслей, мешающих Твоему присутствию и развлекающих внимание мое в молитве; если же, молясь, я уклоняюсь от Тебя моими помыслами, то помоги мне, дабы отвращая ум, не отвращал сердца от Тебя. Исповедаю Тебе,  Господу Богу моему, все грехи моего беззакония, ныне и  прежде содеянные пред Тобою: отпусти мне их ради имени Твоего святого и спаси душу мою, которую Ты искупил драгоценною Кровию Твоею. Вручаю себя милосердию Твоему, предаюсь в волю Твою, твори со мной по благости Твоей, а не по злобе и беззаконию моему. Научи меня, Господи, располагать дела свои так, чтобы они содействовали прославлению имени Твоего святого. Умилосердись, Господи, о всех христианах, услыши желания всех вопиющих к Тебе, избави от всякого зла и спаси рабов Твоих (имена): пошли им отраду, утешение в скорбях и милость Твою святую. Господи! Молю Тебя особенно о тех, которые меня чем-либо обидели и опечалили, или какое-либо зло сделали: не наказывай их меня ради грешного, но пролей на них благость Твою. Господи! Молю Тебя о всех, которых я, грешный, опечалил, обидел или соблазнил словом, делом, помышлением, ведением или неведением. Господи Боже! Отпусти нам грехи наши и взаимные оскорбления; удали, Господи, из сердец наших всякое негодование, подозрение, гнев, злопамятность, ссоры и все, что может препятствовать любви и уменьшать братолюбие. Помилуй, Господи, тех, которые поручили мне, грешному и недостойному, молиться о них! Помилуй, Господи, всякого просящего Твоей помощи. Господи! Сотвори сей день днем милосердия Твоего, подай каждому по прошению его; буди пастырем заблудших, вождем и светом неведущих, наставником немудрых, отцом сирых, помощником угнетенных, врачом больных,  утешителем умирающих, и приведи нас всех к желанной цели – к Тебе, Пристанищу нашему и блаженному упокоению. Аминь.

 

Предсмертная молитва иеросхимонаха Парфения Киевского

 

1. Когда я, удрученный болезнью, восчувствую, приближение кончины земного бытия моего: Господи, помилуй меня.

2. Когда бедное сердце мое при последних ударах своих будет изнывать и томиться смертными муками: Господи, помилуй меня.

3. Когда очи мои в последний раз орошатся слезами при мысли, что в течение моей жизни оскорблял я Тебя, Боже, грехами моими: Господи, помилуй меня.

4. Когда частое биение сердца станет ускорять исход души моей: Господи, помилуй меня.

5. Когда смертная бледность лица моего и холодеющее тело мое поразит страхом близких моих: Господи, помилуй меня.

6. Когда зрение мое помрачится и пресечется голос, окаменеет язык мой: Господи, помилуй меня.

7. Когда страшные призраки и видения станут доводить меня до отчаяния в Твоем милосердии: Господи, помилуй меня.

8. Когда душа моя, пораженная воспоминаниями моих преступлений и страхом суда Твоего изнеможет в борьбе с врагами моего спасения, силящимися увлечь меня в область мрака мучений: Господи, помилуй меня.

9. Когда смертный пот оросит меня, и душа с болезненными страданиями будет отдаляться от тела: Господи, помилуй меня.

10. Когда смертный мрак закроет от мутного взора моего все предметы мира сего: Господи, помилуй меня.

11. Когда в теле моем прекратится все ощущение, оцепенеют жилы и окаменеют мышцы мои: Господи, помилуй меня.

12. Когда до слуха моего не будут уже доходить людские речи и звуки земные: Господи, помилуй меня.

13. Когда душа предстанет лицу Твоему, Боже, в ожидании Твоего назначения: Господи, помилуй меня.

14. Когда стану внимать праведному приговору суда Твоего, определяющего вечную участь мою: Господи, помилуй меня.

15. Когда тело, оставленное душею, сделается добычей червей и тления и, наконец, весь состав мой превратится в горсть праха: Господи, помилуй меня.

16. Когда трубный глас возбудит всех при втором Твоем пришествии и раскроется книга деяний моих: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного раба Твоего (имя). В руце Твои, Господи, предаю дух мой. Аминь.


 

https://azbyka.ru/otechnik/Parfenij_Kievskij/molitvy-i-nastavlenija/

  • Like 2

Share this post


Link to post

В Московском Сретенском монастыре проходят встречи на тему: "Практический опыт жизни выдающихся пастырей XIX-XX века". Эти встречи - продолжение проекта "Православие. Просветительские курсы для мирян". Первая лекция, которую читает архимандрит Мелхиседек (Артюхин), посвящена Оптинским старцам - преподобным Моисею, Антонию, Льву, Амвросию.

 

 

  • Like 3

Share this post


Link to post

Пророк Божий Илия.

 

2 августа - День памяти пророка Божия Илии (IX до Р. Х.)

Святой пророк Илия — один из величайших пророков, родившийся за 900 лет до пришествия в мир Христа Спасителя. Пророк Илия видел славу Преображения Христа на горе Фавор (Мф. 17:3; Мк. 9:4; Лк. 9:30). Святой пророк первым в Ветхом Завете совершил чудо воскрешения мертвого (3 Цар. 17:20–23) и сам был живым взят на Небо, прообразуя этим грядущее Воскресение Христово и всеобщее разрушение владычества смерти.

 

Библейская энциклопедия архимандрита Никифора.

 

Илия (мой Бог - моя крепость, или Бог есть Господь), Фесвитянин, из Галаадского селения Фесвы, в колене Неффалимовом, замечательнейший после Исаии из ветхозаветных пророков, и глава общества сынов пророческих в царстве Израильском (3 Цар. 17:1). В первый раз мы встречаем Илию в 3 Цар. 17:1 перед Ахавом с грозных предвестием ему трехлетнего с половиною бездождия и вследствие сего голода. "Жив Господь Бог Израиля, пред которым я стою, вещал он Ахаву, в сии годы не будет ни росы, ни дождя, разве только по моему слову" (Сравн. Лк. 4:25, Иак. 5:17). Из древнейшего повествования видим, что вскоре за посещением царя пророк Илия должен был удалиться на поток Хораф, где оставался некоторое время, чудесно питаемый хлебом и мясом, приносимыми ему ежедневно утром и вечером воронами (3 Цар. 17:5, 6). Когда поток от засухи иссяк, пророк удалился в Сарепту - селение на Финикийском берегу, почти в средине между Тиром и Сидоном. При Иерониме на этом месте находилась башня, а в позднейшие времена на месте дома вдовы стояла церковь, в которой показывалась комната, где жил пр. Илия, называемая по Гречески: χηρειόν (Acta Sanctorum). Здесь он поместился в доме одной бедной вдовы, мука и масло у которой чудесно не истощались во все время пребывания у нее пророка. В это время единственный сын вдовы умер и Илия своими молитвами возвратил его к жизни. После сего он в первый раз называется человеком Божиим (3 Цар. 17).

 

Спустя три года, когда бедствие голода в Самарии достигло высшей степени и когда сам Ахав, с начальником своего дворца Авдиею, искал где либо пастбищных мест для своего скота, пр. Илия явился сначала Авдии, а потом и самому царю. "Ты ли это смущающий Израиля?" воскликнул Ахав при виде пророка. - "Нет, отвечал Илия, не я смущаю Израиля, и ты и дом отца твоего тем, что вы презрели повеления Господни и идете в след Ваалов" (3 Цар. 18:17-18), и затем предложил царю собрать весь народ царства Израильского и жрецов Ваала и Астарты, находившихся под особым покровительством Иезавели, на гору Кармил, для молитвы об окончании голода. Предложение это Ахавом было принято, и вот пред идольским жертвенником стали 850 жрецов Ваала и Астарты: но тщетно они с утра и до полудня бесновались и просили Ваала низвести огонь на их жертвенник. "Кричите громким голосом, говорил им Илия, ибо он бог; может быть он задумался, или занят чем либо, или в дороге, а может быть и спит, так он проснется" (3 Цар. 18:27).


 

Скрытый текст

 

Вечером же он сам соорудил жертвенник из 12-ти камней и, призвав имя Господа своего, молитвою низвел огнь с неба от Господа, истребивший и всесожжение, и дрова, и камни, и прах и поглотивший даже воду, бывшую во рве. Пораженный этим чудом, народ воскликнул: "Господь есть Бог! Господь есть Бог!" Отведенные к потоку Кисон, лжепророки идольские были закланы Илиею, согласно с законом Моисеевым, повелевавшим поступать так со всеми совратителями в идолопоклонство (3 Цар. 18:1-40). После истребления жрецов, сказал Илия Ахаву: пойди, ешь и пей, ибо слышен шум дождя: сам же вошел на вершину Кармила и преклонил лицо свое к коленям в молитве к Господу. И действительно, по молитве его небо со всех сторон покрылось дождевыми тучами и полились потоки дождя. Ахав сел в колесницу, заплакал и поспешил отправиться в Изреель; Илия, же, подкрепленный силою Божию, опоясал чресла свои и бежал пред колесницею Ахава, даже до самых ворот города (3 Цар. 18:41-46). Так, окончив дело пророка, он воздал царю подобающую честь, как его подданный (Лк. 4:25, Иак. 5:17-18, Евр. 11:35). Когда Ахав сообщил своей жене, идолопоклоннице Иезавели, о том какая судьба постигла жрецов Вааловых, то она сильно разгневалась и грозила Илии. немедленною смертью. Узнав об этом, Илия, чтобы спасти жизнь свою, пошел в г. Вирсавию, находившийся в царстве Иудейском, где он мог считать себя безопасным от преследований Ахава и Иезавели. Вирсавия находилась в расстоянии около 90 миль от Изрееля, но он не удовольствовался своим прибытием в этот город, а оставив здесь своего слугу, сам удалился далее на ю, в пустыню.

 

Здесь он остановился, сел под кустом дрока (можжевельника) и стал просить себе у Бога смерти. "Довольно уже Господи, говорил он, возьми душу мою, ибо я не лучше отцов моих". Потом он лег и заснул. И вот ангел коснулся его и сказал ему: "встань, ешь и пей, ибо дальняя дорога пред тобою". Осмотревшись, Илия увидал в головах у себя хлебец, какие обыкновенно пекут на горячих камнях, и кувшин с водою. Подкрепившись чудесно посланною ему пищею, Илия встал и в продолжение 40 дней шел по дикой, каменистой и опасной пустыне Синайского полуострова, пока не достиг горы Хорив. Здесь он нашел себе убежище в одной пещере и провел ночь. И вот он слышит голос от Господа: "Что ты здесь Илия? - Возревновал я о Господе Боге Саваофе, отвечал Илия, ибо все сыны Израилевы оставили завет Твой, разрушили Твои жертвенники, и пророков Твоих убили мечем, остался я один, но и моей души ищут. чтобы отнять ее". Господь повелел ему выйти из пещеры и стать на гору, в ожидании откровения Божия. Начались страшные знамения. Сначала разразилась ужасная буря с грозным вихрем, раздирающим горы и сокрушающим скалы; за бурею последовало землетрясение, потом пронесся огонь. После огня веяние тихого ветра (и там Господь). Он сказался не в буре, не в землетрясении, не в огне, но в вечерней прохладе, - в веянии тихого ветра. "Возвратись, сказал Илии Господь, и поди к Дамаску, и когда придешь, то помажь Азаила в цари над Сириею, а Ииуя, сына Намессиина, помажь в цари над Израилем: Елисея же, сына Сафатова, из Авел-Мехочы, помажь в пророка вместо себя". При этом Господь утешил и Илию, сказавши, что Он оставил для себя между Израильтянами еще семь тысяч мужей, которые не преклонили колен своих пред Ваалом и уста, которых не целовали идола (3 Цар. 19:1-18). Услыхав волю Божию, Илия снова отправился в путь и нашел Елисея у селения Авел-Мехолы; помазал его в пророки, бросив на него милоть свою - символический знак посвящения в пророческую должность. Елисей тотчас же последовал за ним и стал служить ему (3 Цар. 19). Далее в 3 Цар. говорится об Илии, что он получил повеление от Бога снова предстать пред Ахавом и объявить ему грозный суд Божий, имеющий совершиться над ним и его домом, по случаю умерщвления Навуфея и отнятия у него виноградника. "Ты убил и еще вступаешь в наследство?", грозно сказал Илия Ахаву, явившись пред ним в Навуфеевом винограднике. "Так говорит Господь", продолжал он, на том месте, где псы лизали кровь Навуфея, псы будут лизать и твою кровь". Ахав сказал Илии: "Нашел ты меня враг мой! - Нашел, был ответ Илии, ибо ты предался тому, чтобы делать неугодное пред очами Божиими. Так говорит Господь: Я наведу на тебя беды... И поступлю с домом твоим так, как поступил Я с домом Иеровоама... И псы съедят Иезавель за стеною Изреели". Выслушав сие. Ахав раскаялся, разодрал свои одежды, возложил на себя вретище и постился... так что Господь отложил Свой праведный суд над домом его до дней царствования сына Ахава, Охозии (3 Цар. 21:17-29). По смерти Ахава, пр. Илия был послан к сыну его, царю Охозии, сказать ему, что он умрет вследствие своей нечестивой жизни. Здесь свящ. писатель кн. Царств сообщает несколько интересных сведений о наружном виде человека Божия.

 

"Каков видом тот человек, который вышел навстречу вам?" спрашивал Охозия у посланных им к Вельзевулу вопросить о своей болезни и встреченных на пути, по повелению Божию, пр. Илиею. - Человек, этот весь в волосах, и кожаным поясом подпоясан по чреслам своим, отвечали посланные. На это сказал царь: "это Илия Фесвитянин"! Два раза затем посылал царь своих пятидесятников схватить пророка, но оба раза они чудесно были попалены с своими отрядами огнем небесным. Третий пятидесятник с своим отрядом по своей усердной мольбе к пророку был пощажен, и Илия отправился с ним, и смело, перед постелью болящего Охозии, повторил ему смертный приговор от Бога (4 Цар. 1:1-17). Приближалось время взятия Илии на небо, Елисей и сыны пророческие по откровению Божию знали о том, что должно было совершиться, и Елисей не отходил от Илии ни на шаг. Они пришли к реке Иордану, Илия ударил своим плащом по реке; вода расступилась по обе стороны, и оба они перешли по сухому дну. "Проси, что сделать тебе прежде; нежели я буду взят от тебя? Сказал Илия. - Дух, который в тебе, пусть будет па мне вдвойне, отвечал Елисей. - Трудного ты просишь, сказал Илия. Если увидишь, как я буду взять от тебя, то будет тебе так, а если не увидишь, не будет". Они продолжали идти вместе и беседовали друг с другом. И вот огненная колесница и огненные кони разделили их друг от друга, и Илия в вихре понесся на небо. "Отец мой, отец мой, колесница Израилева и конница его!" - воскликнул Елисей, и не видел его более. И схватил он одежды свои и разодрал их на две части. И поднял милоть Илии, упавшую на него, и пошел назад и стал на берегу Иордана". По примеру Илии, он ударил его милотию по воде и воззвал: "Где Господь Бог. Илии - Он Самый?" и Иордан расступился туда и сюда, и Елисей перешел на западный берег реки. Тщетно сыны пророческие три дня искали тело Илии - его уже не было здесь, и он не являлся более на земле, до самого события Преображения Господня на горе Фавор, когда ученики Господа, Петр, Иаков и Иоанн, видели его вместе с Моисеем беседующим с Господом (Мф. 17:3-8). Замечательное указание на пр. Илию находится у пр. Малахии (Мал. 4:5-6). "Вот Я пошлю к вам Илию пророка, пред наступлением дня Господня, великого и страшного. И он обратит сердца детей к отцам их, чтобы Я, пришедши, не поразил земли проклятием". Из Нового Завета мы знаем, что в означенном месте под именем Илии разумеется Иоанн Креститель (Мф. 11:14, Мк. 9:11-13, Лк. 1:17).

 

 

В духе и силе Илии имел совершать служение свое Предтеча Господа, Иоанн Креститель, уготовлявший путь Господу, и вот евангельское повествование прямо и определенно называет его именем Илии (Мф. 17:10-12). Наконец, по верованию Православной Церкви, пр. Илия вместе с Енохом снова имеют придти на землю перед вторым пришествием Господа (Откр. 11:3-12). В заключение скажем, что Магомет в своем Коране относится с великою похвалою о пр. Илии. Магометане, как и Иудеи, считают его посредником между небом и землею, который является в человеческом виде людям благочестивым на земле, посещает их в мечетях и синагогах и сообщает откровения Божий, особенно благочестивым мужам и раввинам. В Православной Церкви, равно как и в других христианских восточных церквях, имя пр. Илии занимает весьма высокое место. Это имя часто нарекается детям при их рождении; в честь пророка Божия Илии у нас на Руси воздвигнуто много храмов, и память его, 20 июля, празднуется церковью, как большой праздник. В Ефиопской церкви. Коптской и некоторых других имя пр. Илии также внесено в их календари, как святого, а память его празднуется 8-го февраля и 1-го декабря.

 

Источник https://ekzeget.ru/dictonaries/enciklopediya-arhimandrita-nikifora/4924/

 

 

  • Thanks 2

Share this post


Link to post

Иосиф Муньос-Кортес, хранитель чудотворной мироточивой иконы Божией Матери "Монреальской-Иверской" ("Вратарницы"), убиенный после  продолжительных истязаний в ночь с 30 на 31 октября 1997 года в Афинах, спустя 13 дней погребен на кладбище Свято-Троицкого монастыря в Джорданвилле, в штате Нью-Йорк. Его могила стала чтимым местом паломничества и молитвы.Убиенный брат Иосиф еще не причислен к лику святых https://ru.eadiocese.org/josemuozcortes

https://stjohndc.org/ru/brother-munios/iosif-munos-kortes В этом году отмечается 36-я годовщина чудотворной Иверской «Монреальской» иконы Божией Матери,  22-я годовщина мученической смерти брата Иосифа и 11-я годовщина появления мироточивой Иконы Богородицы "Иверская Гавайская". Панихида на могиле убиенного брата Иосиф, в присутствии мироточивой Гавайской иконы. октябрь 2019:

brat Ioasif ikona.jpg

Brat Iosif.jpg

Ikona, miro.jpg

miro, ikona.jpg

Edited by Orchid
  • Thanks 3

Share this post


Link to post

Сегодня, кроме Отдания  праздника Введения Пресвятой Богородицы во храме еще и память священномученика Климента папы Римского. Когда была в Москве в этом году Божией милостью посетила храм, посвященный ему. Храм очень понравился, много святынь и поразила жизнь и мученический подвиг этого святого. Кто в Москве живет, если еще не были в этом храме, сходите. Там же недалеко от этого храма и церковь иконы Богородицы Всех скорбящих радосте.

 

http://www.klement.ru/news/812/

Edited by inna d
  • Like 4

Share this post


Link to post

Полное житие праведной Иулиании Лазаревской, Муромской

 

Ве­ли­кий хри­сти­ан­ский по­движ­ник Ма­ка­рий Ве­ли­кий († око­ло 390 го­да) в ми­ну­ту го­ря­чей моль­бы к Бо­гу услы­шал го­лос с неба: «Ма­ка­рий! Ты и до сих пор еще не срав­нял­ся с дву­мя жен­щи­на­ми, ко­то­рые жи­вут в го­ро­де неда­ле­ко от­сю­да».

Ста­рец немед­лен­но взял по­сох и по­шел, чтобы отыс­кать пра­вед­ниц, ко­то­рых ука­зал ему го­лос свы­ше. По­сле дол­гих ис­ка­ний он по­сту­чал­ся в две­ри од­но­го го­род­ско­го до­ма, и его лас­ко­во встре­ти­ли две жен­щи­ны. Ма­ка­рий ска­зал им: «Для вас толь­ко я при­шел из пу­сты­ни, чтобы узнать ва­ши де­ла, от­крой­тесь пре­до мною». «Че­ло­век Бо­жий! – от­ве­ти­ли стыд­ли­во жен­щи­ны, – мож­но ли че­го-ни­будь бо­го­угод­но­го тре­бо­вать от тех, кто бес­пре­стан­но за­нят до­маш­ни­ми хло­по­та­ми и дол­жен ис­пол­нять су­пру­же­ские обя­зан­но­сти?»

Скрытый текст

 

Но по­движ­ник неот­ступ­но про­сил жен­щин объ­явить ему, ка­кую они ве­дут жизнь. И они от­ве­ти­ли: «Мы две сно­хи, су­пру­ги род­ных бра­тьев; пят­на­дцать лет жи­вем вме­сте и за это вре­мя не ска­за­ли друг друж­ке ни од­но­го до­сад­но­го сло­ва; мы не име­ем де­тей, а ес­ли Гос­подь даст их, бу­дем мо­лить Его, чтобы по­мог нам вос­пи­тать ма­лю­ток в ве­ре и бла­го­че­стии; с ра­ба­ми по­сту­па­ем лас­ко­во. Неод­но­крат­но со­ве­то­ва­лись меж­ду со­бою всту­пить в об­ще­ство свя­тых дев, но не мог­ли по­лу­чить на то доз­во­ле­ния сво­их су­пру­гов. Ви­дя их лю­бовь к нам, мы ре­ши­лись не раз­лу­чать­ся с ни­ми и слу­жить им уте­ше­ни­ем. А чтобы на­ша жизнь хоть сколь­ко-ни­будь по­хо­ди­ла на жизнь свя­тых пу­стын­ниц, мы по­ло­жи­ли на серд­це сво­ем убе­гать шум­ных бе­сед, ча­ще быть до­ма и за­ни­мать­ся хо­зяй­ством».

На это пре­по­доб­ный Ма­ка­рий ска­зал: «По­ис­ти­не Бог не смот­рит, де­ва ли кто, или су­пру­га, инок или ми­ря­нин, но ищет толь­ко сер­деч­но­го рас­по­ло­же­ния к доб­рым де­лам: его Он при­ни­ма­ет и по нему нис­по­сы­ла­ет Свя­то­го Ду­ха каж­до­му, кто же­ла­ет спа­стись; Уте­ши­тель же Дух Свя­тый на­прав­ля­ет его мыс­ли и во­лю к небес­ной и веч­ной жиз­ни».

Ми­ло­сти­вая Иули­а­ния в на­шем оте­че­стве по­ка­за­ла та­кой же при­мер бла­го­че­стия и чи­сто­ты ду­хов­ной, ка­кой в глу­бо­кой хри­сти­ан­ской древ­но­сти на Во­сто­ке яви­ли жен­щи­ны пре­по­доб­но­му Ма­ка­рию. Ее жизнь по­уча­ет нас, что и в ми­ру, в се­мье, сре­ди за­бот о де­тях, му­же и до­мо­чад­цах мож­но уго­дить Бо­гу не мень­ше тех, кто по­ки­да­ет мир для мо­на­стыр­ской кел­лии: нуж­но толь­ко жить по тре­бо­ва­ни­ям хри­сти­ан­ской люб­ви и еван­гель­ской прав­ды.

Ми­ло­сти­вая Иули­а­ния ро­ди­лась в Москве в дво­рян­ской сре­де от бла­го­че­сти­вых и ни­ще­лю­би­вых ро­ди­те­лей Иусти­на и Сте­фа­ни­ды, по фа­ми­лии Недю­ре­вых. Ее отец слу­жил ключ­ни­ком при дво­ре ца­ря Иоан­на Ва­си­лье­ви­ча. Иустин и Сте­фа­ни­да жи­ли во вся­ком бла­го­ве­рии и чи­сто­те, име­ли сы­но­вей и до­че­рей, мно­же­ство ра­бов и боль­шое бо­гат­ство. В этой се­мье в 30-х го­дах XVI ве­ка и ро­ди­лась бла­жен­ная Иули­а­ния. Ше­сти лет от ро­ду она по­те­ря­ла мать, бы­ла взя­та на вос­пи­та­ние ба­буш­кой с ма­те­рин­ской сто­ро­ны Ана­ста­си­ей Лу­ки­ной, урож­ден­ной Ду­бен­ской, и уве­зе­на из Моск­вы в пре­де­лы го­ро­да Му­ро­ма. Но через шесть лет скон­ча­лась баб­ка пра­вед­ной Иули­а­нии и за­ве­ща­ла взять на вос­пи­та­ние две­на­дца­ти­лет­нюю си­рот­ку тет­ке ее, а сво­ей до­че­ри, На­та­лье Ара­по­вой, у ко­то­рой бы­ло мно­го сво­их де­тей: во­семь де­виц и один сын. Из­вест­но, что и род­ные бра­тья с сест­ра­ми да­ле­ко не все­гда жи­вут в ми­ре и доб­ром со­гла­сии; тем лег­че по­се­ля­ют­ся раз­до­ры и сва­ры меж­ду даль­ни­ми род­ствен­ни­ка­ми, ес­ли они жи­вут вме­сте. Пра­вед­ная Иули­а­ния по­чи­та­ла свою тет­ку, бы­ла все­гда во всем по­слуш­на ей и неиз­мен­но сми­ря­лась пе­ред сво­и­ми дво­ю­род­ны­ми сест­ра­ми, хо­зяй­ка­ми до­ма, мол­ча­ли­во сно­ся их оби­ды и уко­ры. Но по сво­ей жиз­ни Иули­а­ния не бы­ла по­хо­жа на се­стер: она не лю­би­ла игр, за­бав и ша­ло­стей, на ко­то­рые пад­ка бы­ва­ет юность, а от­да­ва­лась по­сту и мо­лит­ве. Эта раз­ни­ца в по­ве­де­нии меж­ду Иули­а­ни­ей и ее сест­ра­ми вы­зы­ва­ла не толь­ко у се­стер, но да­же у ра­бов из­де­ва­тель­ства и на­смеш­ки; под вли­я­ни­ем де­тей и тет­ка ча­сто ко­ри­ла си­ро­ту. «О безум­ная, – го­во­ри­ли ча­сто Иули­а­нии хо­зя­е­ва-род­ствен­ни­ки, – для че­го ты в та­кой мо­ло­до­сти из­ну­ря­ешь свое те­ло и гу­бишь де­ви­че­скую кра­со­ту?» Да­же на­силь­но и без вре­ме­ни при­нуж­да­ли си­ро­ту есть и пить. Но все­гда крот­кая, мол­ча­ли­вая и по­кор­ная Иули­а­ния ста­но­ви­лась твер­дой и на­стой­чи­вой, ко­гда шло де­ло о спа­се­нии ду­ши и бо­го­угод­ной жиз­ни. На­смеш­ки и уко­ры род­ных и ра­бов не дей­ство­ва­ли на Иули­а­нию: она по-преж­не­му ве­ла са­мую стро­гую и воз­держ­ную жизнь, иг­ры и ве­се­лые пес­ни сверст­ниц не при­вле­ка­ли ее, а вы­зы­ва­ли в ней толь­ко недо­воль­ство и недо­уме­ние. Чуж­да­ясь де­ви­че­ских по­тех и за­бав, Иули­а­ния за­то с удво­ен­ной си­лой пре­да­ва­лась тру­ду – тем ру­ко­де­ли­ям, ко­то­рые в ста­ри­ну про­цве­та­ли в дво­рян­ских до­мах, осо­бен­но пря­дью и ши­тью в пяль­цах. За этим за­ня­ти­ем пра­вед­ная про­си­жи­ва­ла но­чи.

Но не для се­бя ра­бо­та­ла Иули­а­ния: она об­ши­ва­ла и об­ря­жа­ла бес­при­ют­ных си­рот, вдов и ма­ло­силь­ных боль­ных, ко­то­рые бы­ли в той де­ревне. Для них-то она и тру­ди­лась, не по­кла­дая рук, не до­пи­вая, не до­едая, не до­сы­пая. Мол­ва о ее че­ло­ве­ко­лю­бии раз­нес­лась по окрест­но­стям и вы­зы­ва­ла удив­ле­ние к ее доб­ро­де­тель­ной жиз­ни. И что все­го по­ра­зи­тель­нее, – вы­со­кое сми­ре­ние и без­гра­нич­ную лю­бовь к ближ­ним Иули­а­ния до­бы­ла лишь из глу­би­ны сво­е­го чи­сто­го, хри­сти­ан­ски крот­ко­го серд­ца. У ней не бы­ло ру­ко­во­ди­те­лей и на­став­ни­ков; она не уме­ла чи­тать Свя­щен­но­го Пи­са­ния и брать от­ту­да уро­ки; за вре­мя сво­е­го де­ви­че­ства она да­же не по­се­ща­ла хра­ма Бо­жия, так как его не бы­ло по­бли­зо­сти.

На 16-м го­ду жиз­ни Иули­а­ния бы­ла по­вен­ча­на свя­щен­ни­ком По­та­пи­ем с бо­га­тым му­ром­ским дво­ря­ни­ном Ге­ор­ги­ем Осо­рьи­ным в се­ле Ла­за­ре­ве, вот­чине Осо­рьи­ных. По со­вер­ше­нии вен­ча­ния свя­щен­ник ска­зал но­во­брач­ным по­уче­ние о том, как они долж­ны жить меж­ду со­бой, как долж­ны вос­пи­ты­вать де­тей в стра­хе Бо­жи­ем, на­саж­дать доб­ро­де­тель меж­ду до­мо­чад­ца­ми и во­об­ще устро­ить из се­мьи ма­лую цер­ковь. Сло­ва свя­щен­ни­ка глу­бо­ко за­па­ли в ду­шу Иули­а­нии, и она свя­то сле­до­ва­ла им всю свою жизнь. Ее све­кор Ва­си­лий и све­кровь Ев­до­кия бы­ли лю­ди из­вест­ные при цар­ском дво­ре, бо­га­тые, име­ли мно­же­ство ра­бов и несколь­ко бла­го­устро­ен­ных по­ме­стий; кро­ме Ге­ор­гия, их един­ствен­но­го сы­на, у них бы­ло две до­че­ри. Иули­а­ния сво­им ти­хим, крот­ким ха­рак­те­ром, все­гдаш­ней лас­кой и при­ве­том ско­ро при­об­ре­ла лю­бовь не толь­ко све­к­ра и све­кро­ви, но да­же зо­ло­вок, ко­то­рые обыч­но не ла­дят с невест­ка­ми. По­лю­би­ли Иули­а­нию да­же и даль­ние род­ствен­ни­ки Осо­рьи­ных и близ­кие к ним лю­ди. Ее ис­ку­ша­ли раз­ны­ми во­про­са­ми, чтобы раз­уз­нать ее ха­рак­тер, но она по­сто­ян­ным при­ве­том и доб­ро­той, крот­ки­ми и мяг­ки­ми от­ве­та­ми обез­ору­жи­ва­ла со­во­прос­ни­ков и ма­ло-по­ма­лу при­об­ре­ла лю­бовь и да­же тех, кто вна­ча­ле не до­ве­рял ей. Так Иули­а­ния за­ня­ла са­мое вид­ное ме­сто в се­мье сво­е­го му­жа и ста­ла пол­ной хо­зяй­кой до­ма.

Хло­по­ты по до­му и хо­зяй­ству не по­гло­ща­ли все­го вни­ма­ния бла­жен­ной Иули­а­нии, не на­пол­ня­ли всю ее ду­шу: ра­но встав утром или уста­лая от днев­ных за­бот и вол­не­ний пе­ред от­хо­дом ко сну, она по­дол­гу мо­ли­лась Бо­гу и кла­ла по сто зем­ных по­кло­нов и боль­ше; к этой по­сто­ян­ной и теп­лой мо­лит­ве при­уча­ла она и сво­е­го му­жа. Ге­ор­гия Осо­рьи­на ча­сто при­зы­ва­ли на цар­скую служ­бу в Аст­ра­хань и дру­гие даль­ние ме­ста, и он не бы­вал до­ма по го­ду, по два или по три. В раз­лу­ке с му­жем, под вли­я­ни­ем есте­ствен­ной скор­би, Иули­а­ния с осо­бен­ной си­лой пре­да­ва­лась тру­ду и мо­лит­ве. Ча­сто це­лые но­чи она мо­ли­лась, пря­ла или ши­ла в пяль­цах; из­де­лия рук сво­их – пря­жу и пя­лич­ное ши­тье – Иули­а­ния про­да­ва­ла и вы­ру­чен­ные день­ги раз­да­ва­ла ни­щим; впро­чем, как ис­кус­ная ру­ко­дель­ни­ца, бла­жен­ная вы­ши­ва­ла пе­ле­ны, чтобы жерт­во­вать их в хра­мы. Свои бла­го­де­я­ния со­вер­ша­ла она тай­но от све­к­ра и све­кро­ви. Ми­ло­сты­ню по­сы­ла­ла по но­чам с вер­ной слу­жан­кой, за­бо­ти­лась о вдо­вах и си­ро­тах, как род­ная мать, сво­и­ми ру­ка­ми омы­ва­ла, кор­ми­ла, по­и­ла и об­ши­ва­ла. Ра­бам она ука­зы­ва­ла де­ло, но бы­ла с ни­ми все­гда лас­ко­ва и крот­ка, не на­зы­ва­ла ра­бов по­лу­и­ме­нем, а все­гда пол­ны­ми хри­сти­ан­ски­ми име­на­ми. Услуг се­бе она не тре­бо­ва­ла от ра­бов: ни­кто не по­да­вал ей во­ды на ру­ки, не на­де­вал и не сни­мал са­пог, как то де­ла­лось у дру­гих дво­ря­нок. Ес­ли, по обы­чаю, при го­стях ей при­хо­ди­лось поль­зо­вать­ся услу­га­ми ра­бов, то с ухо­дом го­стей она ка­я­лась и го­во­ри­ла про се­бя: «Кто я та­кая, что мне слу­жат лю­ди, со­зда­ния Бо­жии?» На­про­тив, она са­ма все­гда бы­ла го­то­ва услу­жить дру­гим: на­блю­да­ла, чтобы у ее ра­бов бы­ла хо­ро­шая пи­ща и при­стой­ная одеж­да. Но од­ни­ми за­бо­та­ми о пи­ще и одеж­де слуг не до­воль­ство­ва­лась пра­вед­ная Иули­а­ния: она ста­ра­лась, чтобы меж­ду ее слу­га­ми не бы­ло ссор и бра­ни, чтобы в до­ме ца­ри­ли тишь, да гладь, да Бо­жия бла­го­дать. При ссо­рах ра­бов меж­ду со­бой Иули­а­ния ча­сто бра­ла ви­ну на се­бя и тем успо­ка­и­ва­ла враж­ду­ю­щих. При этом она неред­ко го­ва­ри­ва­ла: «Я ча­сто гре­шу пред Бо­гом, и Он, Ми­ло­сер­дый, про­ща­ет мне. Бу­ду тер­петь и я гре­хи мо­их слуг; хо­тя они и под­власт­ны мне, но в ду­ше, мо­жет быть, луч­ше ме­ня и чи­ще пред Бо­гом». Ни­ко­гда она не до­но­си­ла на про­ступ­ки ра­бов ни му­жу, ни све­к­ру со све­кро­вью, ко­то­рые бра­ни­ли пра­вед­ни­цу за из­лиш­нюю снис­хо­ди­тель­ность. Ко­гда не хва­та­ло ее уме­ния и сил спра­вить­ся с ис­пор­чен­ны­ми слу­га­ми и утвер­дить в до­ме мир и ти­ши­ну, она го­ря­чо мо­ли­лась Пре­свя­той Де­ве и чу­до­твор­цу Ни­ко­лаю, про­ся их по­мо­щи. В од­ну из та­ких тя­же­лых ми­нут Иули­а­ния ста­ла но­чью на мо­лит­ву; бе­сы же на­ве­ли на ее ду­шу ужас, и она, в бес­си­лии упав­шая на по­сте­ли, по­гру­зи­лась в креп­кий сон. Во сне она ви­дит, что к ней по­до­шло мно­же­ство нечи­стой си­лы с ору­жи­ем. «Ес­ли не бро­сишь сво­их дел, – го­во­ри­ли де­мо­ны, – немед­лен­но по­гу­бим те­бя». Бла­жен­ная Иули­а­ния взмо­ли­лась Бо­го­ма­те­ри и Ни­ко­лаю чу­до­твор­цу, и угод­ник Бо­жий явил­ся с боль­шой кни­гой и разо­гнал вра­гов, ко­то­рые рас­се­ялись как дым; по­сле то­го он бла­го­сло­вил ми­ло­сти­вую Иули­а­нию и ска­зал: «Дочь моя, му­жай­ся и кре­пись, и не бой­ся бе­сов­ских коз­ней! Хри­стос по­ве­лел мне за­щи­щать те­бя от бе­сов и злых лю­дей».

Проснув­шись, Иули­а­ния яс­но уви­де­ла свет­ло­го му­жа, ко­то­рый вы­шел в дверь из опо­чи­валь­ни и скрыл­ся. Она бро­си­лась за ним вслед, но за­со­вы и за­тво­ры те­ре­ма ока­за­лись все на сво­их ме­стах. Иули­а­ния по­ня­ла, что Гос­подь дей­стви­тель­но по­слал ей небес­но­го за­щит­ни­ка, укре­пи­лась в сво­ей ве­ре и на­деж­де на по­мощь Бо­жию и еще с боль­шим усер­ди­ем про­дол­жа­ла де­ла ми­ло­сер­дия и люб­ви к ближ­ним.

На­стал в Рус­ской зем­ле ве­ли­кий го­лод, и мно­же­ство лю­дей уми­ра­ло от недо­стат­ка хле­ба. (Это на­до ду­мать, го­лод 1570 г. Ис­то­рик Ка­рам­зин так изо­бра­жа­ет это ужас­ное вре­мя: «Ка­за­лось, зем­ля утра­ти­ла си­лу пло­до­ро­дия, се­я­ли, но не со­би­ра­ли хле­ба, и хо­лод и за­су­ха гу­би­ли жат­ву. До­ро­го­виз­на сде­ла­лась неслы­хан­ная: чет­верть ржи сто­и­ла в Москве 60 ал­тын, или око­ло 9 се­реб­ря­ных руб­лей. Бед­ные тол­пи­лись на рын­ках, спра­ши­ва­ли о цене хле­ба и во­пи­ли в от­ча­я­нии. Ми­ло­сты­ня оску­де­ла: ее про­си­ли и те, ко­то­рые до­то­ле и са­ми пи­та­ли ни­щих. Лю­ди ски­та­лись, как те­ни, уми­ра­ли на ули­цах и на до­ро­гах. Не бы­ло яв­но­го воз­му­ще­ния, но бы­ли страш­ные зло­дей­ства: го­лод­ные тай­но уби­ва­ли и ели друг дру­га. От из­ну­ре­ния сил, от пи­щи неесте­ствен­ной ро­ди­лась при­лип­чи­вая смер­то­нос­ная бо­лезнь в раз­ных ме­стах. Бед­ствие про­дол­жа­лось до 1572 г.»). Ми­ло­сти­вая Иули­а­ния бра­ла у све­кро­ви пи­щу се­бе на зав­тра­ки и пол­дни­ки и тай­но раз­да­ва­ла все го­лод­ным и ни­щим. Све­кровь удив­ля­лась это­му и го­во­ри­ла: «Ра­ду­юсь я, что ты ста­ла ча­сто есть, но удив­ля­юсь то­му, что пе­ре­ме­нил­ся твой обы­чай: преж­де, ко­гда бы­ло все­го вдо­воль, ты не бра­ла еды на утро и на пол­дник, и я не мог­ла те­бя за­ста­вить де­лать это. Те­перь же, ко­гда всю­ду недо­ста­ча в хле­бе, ты бе­решь и зав­тра­ки, и пол­дни­ки». Бла­жен­ная Иули­а­ния, чтобы не от­крыть сво­ей тай­ной ми­ло­сты­ни, от­ве­ти­ла све­кро­ви: «Ко­гда я не ро­жа­ла де­тей, мне не хо­те­лось так есть; те­перь же я от ро­дов обес­си­ле­ла, и мне хо­чет­ся есть не толь­ко днем, а и по но­чам, но я сты­жусь про­сить у те­бя пи­щи на ночь».

Све­кровь очень об­ра­до­ва­лась, что невест­ка ста­ла есть боль­ше, и на­ча­ла по­сы­лать ей пи­щу и на ноч­ное вре­мя. Ми­ло­сти­вая Иули­а­ния при­ни­ма­ла пи­щу и все раз­да­ва­ла тай­ком го­лод­ным. Ко­гда уми­рал кто-ни­будь из ни­щих в окрест­но­сти, бла­жен­ная Иули­а­ния на­ни­ма­ла об­мы­вать и уби­рать по­кой­ни­ка, по­ку­па­ла са­ван, да­ва­ла сред­ства на по­хо­ро­ны. Она мо­ли­лась о ду­ше каж­до­го из­вест­но­го ей или неиз­вест­но­го, ко­го хо­ро­ни­ли в се­ле Ла­за­ре­ве.

Вслед за го­ло­дом но­вое бед­ствие по­стиг­ло Русь: на­чал­ся силь­ный мор на лю­дей от бо­лез­ни «по­стре­ла» (один из ви­дов яз­вы, мо­жет быть, си­бир­ской, или чу­мы). По­ра­жен­ные ужа­сом жи­те­ли за­пи­ра­лись в до­мах и не пус­ка­ли к се­бе за­болев­ших, а так­же бо­я­лись при­ка­сать­ся к их одеж­дам. Но ми­ло­сти­вая Иули­а­ния тай­ком от све­к­ра и све­кро­ви сво­и­ми ру­ка­ми мы­ла в ба­нях боль­ных, ле­чи­ла их, как уме­ла, и мо­ли­ла Гос­по­да Бо­га об их вы­здо­ров­ле­нии. А ко­гда кто уми­рал из си­рот и бед­ня­ков, она сво­и­ми же ру­ка­ми об­мы­ва­ла их и на­ни­ма­ла от­но­сить их для по­гре­бе­ния.

Све­кор и све­кровь Иули­а­нии умер­ли в глу­бо­кой ста­ро­сти и, по обы­чаю на­ших пред­ков, на смерт­ном од­ре по­стриг­лись в мо­на­ше­ство. Му­жа Иули­а­нии не бы­ло в то вре­мя до­ма: он оста­вал­ся бо­лее трех лет на цар­ской служ­бе в Аст­ра­ха­ни. Бла­жен­ная Иули­а­ния чест­но по­греб­ла Ва­си­лия и Ев­до­кию Осо­рьи­ных, раз­да­ла за упо­кой их душ ще­д­рую ми­ло­сты­ню, за­ка­за­ла по церк­вам со­ро­ко­усты и в те­че­ние 40 дней ста­ви­ла по­ми­наль­ные сто­лы для мо­на­хов, свя­щен­ни­ков, вдов, си­рот и ни­щих, а так­же по­сы­ла­ла обиль­ные по­да­я­ния по тюрь­мам. И по­сле каж­дый год справ­ля­ла па­мять умер­ших све­к­ра и све­кро­ви и мно­го ро­до­во­го име­ния по­тра­ти­ла на это доб­рое де­ло.

Бла­жен­ная Иули­а­ния жи­ла с му­жем мир­но и ти­хо нема­ло лет, и Гос­подь по­слал ей де­сять сы­но­вей и три до­че­ри. Из них че­ты­ре сы­на и две до­че­ри умер­ли еще в мла­ден­че­ском воз­расте. Осталь­ных она вы­рас­ти­ла и ра­до­ва­лась на де­тей сво­их.

Но враг ро­да че­ло­ве­че­ско­го се­ял враж­ду меж­ду взрос­лы­ми детьми и слу­га­ми бла­жен­ной, несмот­ря на все же­ла­ние ее при­ми­рить враж­ду­ю­щих. И вот стар­ший сын ее был да­же убит ра­бом; вско­ре на цар­ской служ­бе уби­ли и дру­го­го ее сы­на. Горь­ко бы­ло ма­те­рин­ско­му серд­цу Иули­а­нии пе­ре­но­сить скор­би, но она не во­пи­ла, не рва­ла во­ло­сы на го­ло­ве, как де­ла­ли то­гда дру­гие жен­щи­ны: непре­стан­ная мо­лит­ва и ми­ло­сты­ня под­креп­ля­ли ее си­лы. Скор­бел и отец о по­те­ре де­тей, но бла­жен­ная уте­ша­ла его. Под вли­я­ни­ем се­мей­но­го го­ря Иули­а­ния ста­ла про­сить му­жа от­пу­стить ее в мо­на­стырь и да­же за­яви­ла, что уй­дет тай­ком, но Ге­ор­гий ука­зал ей на пре­крас­ные сло­ва Кос­мы пре­сви­те­ра и дру­гих учи­тель­ных от­цов: «Не спа­сут вас ри­зы чер­ные, ес­ли жи­вем не по-мо­на­ше­ски, и не по­гу­бят ри­зы бе­лые, ес­ли тво­рим Бо­гу угод­ное. Ес­ли кто ухо­дит в мо­на­стырь, не же­лая за­бо­тить­ся о де­тях, – не люб­ви Бо­жи­ей ищет, а по­коя. Де­ти же, оси­ро­тев­ши, ча­сто пла­чут и кля­нут ро­ди­те­лей, го­во­ря: “За­чем, ро­див­ши нас, оста­ви­ли на бе­ду и стра­да­ния?” Ес­ли ве­ле­но кор­мить чу­жих си­рот, сле­ду­ет и сво­их не мо­рить». Муж пра­вед­ной Иули­а­нии, че­ло­век гра­мот­ный, чи­тал ей и дру­гие ме­ста из ду­хов­ных пи­са­те­лей, по­ка не убе­дил ее, и она ска­за­ла: «Да бу­дет во­ля Гос­под­ня!»

По­сле это­го су­пру­ги ста­ли жить как брат с сест­рой: муж спал на преж­ней по­сте­ли, а же­на с ве­че­ра ло­жи­лась на пе­чи, под­кла­ды­вая се­бе вме­сто по­сте­ли дро­ва реб­ра­ми вверх, а под бок же­лез­ные клю­чи. Так она по­гру­жа­лась в сон на час или на два. Ко­гда все в до­ме за­ти­ха­ло, бла­жен­ная Иули­а­ния вста­ва­ла на мо­лит­ву и про­во­ди­ла в ней ча­сто це­лые но­чи, а по утрам от­прав­ля­лась в храм к за­ут­рене и обедне. Из церк­ви ми­ло­сти­вая Иули­а­ния при­хо­ди­ла в дом и за­ни­ма­лась хо­зяй­ством. По по­не­дель­ни­кам и сре­дам бла­жен­ная вку­ша­ла один раз, по пят­ни­цам со­всем не при­ни­ма­ла пи­щи и уда­ля­лась в от­дель­ную ком­на­ту на мо­лит­ву, устро­ив у се­бя до­ма по­до­бие мо­на­стыр­ско­го за­тво­ра. Она поз­во­ля­ла се­бе вы­пить од­ну ча­шу ви­на толь­ко по суб­бо­там, ко­гда кор­ми­ла ду­хо­вен­ство, вдов, си­рот и ни­щих.

Через де­сять лет по пре­кра­ще­нии су­пру­же­ской жиз­ни умер муж Иули­а­нии. По­хо­ро­нив и по­мя­нув его по обы­чаю, как све­к­ра и све­кровь, ми­ло­сти­вая Иули­а­ния вся от­да­лась слу­же­нию Бо­гу и ближ­ним. Так как де­ти силь­но го­ре­ва­ли об от­це, то она, уте­шая их, го­во­ри­ла: «Не скор­би­те, ча­да мои! Смерть от­ца ва­ше­го – на­зи­да­ние нам, греш­ным; ви­дя ее и по­сто­ян­но ожи­дая для се­бя кон­чи­ны, будь­те доб­ро­де­тель­ны, боль­ше все­го лю­би­те друг дру­га и тво­ри­те ми­ло­сты­ню».

Не толь­ко сло­ва­ми по­уча­ла дру­гих бла­жен­ная Иули­а­ния; она ста­ра­лась и жиз­нью под­ра­жать ве­ли­ким хри­сти­ан­ским по­движ­ни­цам, свя­тым же­нам, о ко­то­рых чи­та­ли ей муж и гра­мот­ные лю­ди. В сво­бод­ные от до­маш­них за­бот ми­ну­ты бла­жен­ная Иули­а­ния ста­но­ви­лась на мо­лит­ву, уси­лен­но по­сти­лась. Но боль­ше все­го за­бо­ти­лась она о де­лах ми­ло­сер­дия. Ча­сто у нее не оста­ва­лось ни од­ной мо­не­ты для раз­да­чи ни­щим; то­гда она бра­ла взай­мы и оде­ля­ла бед­ня­ков. По зи­мам она бра­ла у де­тей день­ги се­бе на одеж­ду, но все раз­да­ва­ла бед­ным, са­ма же хо­ди­ла без теп­лой одеж­ды и в са­по­гах на бо­су но­гу. Чтобы под­ви­зать­ся для Гос­по­да и, чув­ствуя боль, силь­нее пла­ме­неть мо­лит­вою к Бо­гу, По­да­те­лю ра­до­сти и уте­ше­ния, она под свои бо­сые но­ги в са­пог под­кла­ды­ва­ла би­тые че­реп­ки и оре­хо­вую скор­лу­пу и так хо­ди­ла.

Бы­ла необык­но­вен­но хо­лод­ная зи­ма, так что от мо­ро­за да­же трес­ка­лась зем­ля. Иули­а­ния неко­то­рое вре­мя по при­чине сту­жи не хо­ди­ла в цер­ковь, а мо­ли­лась толь­ко до­ма. Од­на­жды свя­щен­ник се­ла Ла­за­ре­ва при­шел ран­ним утром в храм и услы­шал го­лос от ико­ны Бо­го­ро­ди­цы: «Пой­ди и ска­жи ми­ло­сти­вой Иули­а­нии, от­че­го она не хо­дит в цер­ковь? И ее до­маш­няя мо­лит­ва угод­на Бо­гу, но не так, как цер­ков­ная. Вы же по­чи­тай­те ее: уже ей не ме­нее 60 лет, и на ней по­чи­ва­ет Дух Свя­той».

Свя­щен­ник в силь­ном стра­хе при­бе­жал к Иули­а­нии, пал к ее но­гам, про­сил про­стить его и рас­ска­зал при всех о быв­шем ему яв­ле­нии. Бла­жен­ная силь­но опе­ча­ли­лась и ска­за­ла свя­щен­ни­ку: «Ты впал в со­блазн, ко­гда так го­во­ришь. Как я, греш­ни­ца пред Гос­по­дом, мо­гу быть до­стой­ной та­ко­го по­зы­ва?» И взя­ла с него клят­ву и со всех, при ком он ска­зал, не раз­гла­шать о ви­де­нии ни при жиз­ни ее, ни по смер­ти. Са­ма же от­пра­ви­лась в храм, от­слу­жи­ла мо­ле­бен пред ико­ной Бо­го­ма­те­ри, об­ло­бы­за­ла ее и слез­но мо­ли­лась пред За­ступ­ни­цей Усерд­ной.

Бла­жен­ная про­жи­ла во вдов­стве де­вять лет; за это вре­мя она раз­да­ла бед­ным по­чти все свое иму­ще­ство. Она остав­ля­ла до­ма толь­ко са­мое необ­хо­ди­мое и рас­пре­де­ля­ла хо­зяй­ствен­ные за­па­сы так, чтобы они из од­но­го го­да не пе­ре­хо­ди­ли в дру­гой. Все, что оста­ва­лось от го­до­во­го оби­хо­да, она немед­лен­но де­ли­ла меж­ду ни­щи­ми, си­ро­та­ми и бед­ня­ка­ми.

На­ста­ло несчаст­ное цар­ство­ва­ние Бо­ри­са Го­ду­но­ва. Гос­подь на­ка­зал Рус­скую зем­лю необык­но­вен­ным го­ло­дом: го­ло­да­ю­щие ели вся­кую па­даль, да­же че­ло­ве­че­ским те­ла; бес­чис­лен­ное мно­же­ство лю­дей умер­ло от го­ло­да. Не ста­ло пи­щи и в до­ме Осо­рьи­ных, так как по­се­вы не взо­шли, скот гиб от бес­кор­ми­цы. Бла­жен­ная Иули­а­ния мо­ли­ла де­тей и ра­бов не брать ни­че­го чу­жо­го. Все, что оста­лось в до­ме из одеж­ды, ско­та и по­су­ды, она про­да­ла и на по­лу­чен­ные день­ги ку­пи­ла хле­ба, им она кор­ми­ла сво­их до­мо­чад­цев; несмот­ря на страш­ную ску­дость, по­мо­га­ла и бед­ня­кам; и ни­кто из них не ухо­дил от нее с пу­сты­ми ру­ка­ми. Ко­гда не оста­лось боль­ше хле­ба, ми­ло­сти­вая Иули­а­ния не упа­ла ду­хом, но все на­деж­ды воз­ло­жи­ла на по­мощь Бо­жию. Она вы­нуж­де­на бы­ла пе­ре­се­лить­ся в Ни­же­го­род­ские пре­де­лы, в се­ло Воч­не­во, где оста­ва­лась еще хоть ка­кая-ни­будь пи­ща. Но ско­ро и здесь раз­вил­ся го­лод во всей си­ле: Иули­а­ния, не имея средств кор­мить ра­бов сво­их, от­пу­сти­ла их на во­лю. Неко­то­рые вос­поль­зо­ва­лись сво­бо­дой, а дру­гие оста­лись вме­сте с сво­ей гос­по­жой тер­петь нуж­ду и го­ре. Остав­шим­ся при ней слу­гам она при­ка­зы­ва­ла со­би­рать ле­бе­ду, сди­рать с де­ре­ва илем (род вя­за) ко­ру и го­то­вить из них хле­бы, ко­то­ры­ми и пи­та­лась са­ма с детьми и ра­ба­ми. По ее мо­лит­вам хлеб, сде­лан­ный из ле­бе­ды с ко­рой, ока­зы­вал­ся до­ста­точ­но слад­ким, и ни­щие, ко­то­рых по при­чине го­ло­да бы­ло необык­но­вен­но мно­го, тол­па­ми при­хо­ди­ли за по­да­я­ни­ем к ми­ло­сти­вой Иули­а­нии. Со­се­ди ее спра­ши­ва­ли ни­щих: «За­чем вы хо­ди­те в дом Иули­а­нии? Она и са­ма с детьми чуть жи­ва от го­ло­да». Бед­ня­ки от­ве­ча­ли на это: «Мы хо­дим по мно­гим се­лам и ино­гда по­лу­ча­ем чи­стый хлеб, но не зна­ем хле­ба бо­лее слад­ко­го, чем у этой вдо­вы».

Со­се­ди, имев­шие до­воль­но чи­сто­го хле­ба, по­сы­ла­ли про­сить у Иули­а­нии хле­ба из ле­бе­ды с ко­рой и убеж­да­лись, что он очень сла­док. Но объ­яс­ня­ли это уме­ньем ра­бов Иули­а­нии го­то­вить те­сто. Ис­пы­ты­вая два го­да тя­же­лую нуж­ду, пра­вед­ная Иули­а­ния не сму­ти­лась, не под­ня­ла ро­по­та, не па­ла ду­хом, но бы­ла бла­го­душ­на и ра­дост­на, как все­гда. Од­но огор­ча­ло ее, что в Воч­не­ве не бы­ло хра­ма, по ста­ро­сти же она не мог­ла по­се­щать храм бли­жай­ше­го се­ла. Но, вспом­нив о Кор­ни­лии сот­ни­ке, как его до­маш­няя мо­лит­ва ока­за­лась угод­ной Бо­гу, бла­жен­ная го­ря­чо от­да­лась ей и ско­ро об­ре­ла ду­шев­ный по­кой.

26 де­каб­ря 1603 го­да ми­ло­сти­вая Иули­а­ния раз­бо­ле­лась; шесть дней про­дол­жа­лась бо­лезнь ее, но она толь­ко днем ле­жа­ла, но­чью же вста­ва­ла без вся­кой под­держ­ки и мо­ли­лась. Ее ра­бы­ни сме­я­лись над ней, го­во­ря: «Ка­кая это боль­ная! Днем ле­жит, а но­чью вста­ет и мо­лит­ся!» Но бла­жен­ная крот­ко от­ве­ча­ла на­смеш­ни­цам: «Че­го же вы сме­е­тесь? Раз­ве вы не зна­е­те, что Гос­подь и от боль­но­го тре­бу­ет ду­хов­ных мо­литв?»

2 ян­ва­ря, на рас­све­те, ми­ло­сти­вая Иули­а­ния при­зва­ла сво­е­го ду­хов­но­го от­ца свя­щен­ни­ка Афа­на­сия, при­ча­сти­лась Свя­тых Та­ин, се­ла на сво­ем од­ре, при­зва­ла к се­бе де­тей, слуг и сель­чан. Она мно­го по­уча­ла сто­яв­ших око­ло нее бла­го­угод­ной жиз­ни и, меж­ду про­чим, ска­за­ла: «Еще в мо­ло­до­сти я силь­но же­ла­ла ве­ли­ко­го Ан­гель­ско­го об­ра­за, но не удо­сто­и­лась его по гре­хам мо­им... Но сла­ва пра­вед­но­му су­ду Бо­жию!»

Она при­ка­за­ла за­го­то­вить на свое по­гре­бе­ние ка­ди­ло и по­ло­жить в него ла­да­ну, про­сти­лась с детьми, при­слу­гой и зна­ко­мы­ми, вы­пря­ми­лась на по­сте­ли, пе­ре­кре­сти­лась три­жды, об­ви­ла чет­ки око­ло рук и про­из­нес­ла по­след­ние сло­ва: «Сла­ва Бо­гу за все! В ру­це Твои, Гос­по­ди, пре­даю дух мой!»

Ко­гда по­чи­ла в Гос­по­де бла­жен­ная, все ви­де­ли, как око­ло ее гла­вы об­ра­зо­ва­лось си­я­ние на­по­до­бие зо­ло­то­го вен­ца, что пи­шут на ико­нах свя­тых. Ко­гда об­мы­ли те­ло по­чив­шей и по­ло­жи­ли в от­дель­ной кле­ти, ви­де­ли но­чью го­ря­щие све­чи (хо­тя их ни­кто не за­жи­гал) и чув­ство­ва­ли бла­го­уха­ние, ко­то­рое стру­и­лось из ком­нат, где ле­жа­ла бла­жен­ная. В ночь, сме­нив­шую день успе­ния, ми­ло­сти­вая Иули­а­ния яви­лась од­ной ра­быне и при­ка­за­ла от­вез­ти се­бя из Воч­не­ва в Му­ром­ские пре­де­лы и по­ло­жить в церк­ви пра­вед­но­го Ла­за­ря воз­ле му­жа. Мно­го­труд­ное те­ло бла­жен­ной по­ло­жи­ли в ду­бо­вый гроб, от­вез­ли в се­ло Ла­за­ре­во, в че­ты­рех вер­стах от Му­ро­ма, и по­греб­ли 10 ян­ва­ря 1604 г.

Позд­нее над мо­ги­лой ми­ло­сти­вой Иули­а­нии ее де­ти и род­ные воз­двиг­ли теп­лую цер­ковь во имя Ар­хи­стра­ти­га Ми­ха­и­ла. Ко­гда 8 ав­гу­ста 1614 го­да умер сын бла­жен­ной Ге­ор­гий, и в усы­паль­ни­це Осо­рьи­ных, под цер­ко­вью, ста­ли го­то­вить ме­сто для его по­гре­бе­ния, на­шли гроб ми­ло­сти­вой Иули­а­нии невре­ди­мым, но не зна­ли, чей он. 10 ав­гу­ста, по со­вер­ше­нии от­пе­ва­ния над Ге­ор­ги­ем, ко­гда участ­ни­ки об­ря­да по­шли в дом Осо­рьи­ных по­мя­нуть по­чив­ше­го, лю­бо­пыт­ные жен­щи­ны се­ла от­кры­ли гроб и уви­де­ли, что он по­лон бла­го­вон­но­го ми­ра. По­сле то­го, как го­сти ушли с по­ми­но­ве­ния, жен­щи­ны объ­яви­ли о ви­ден­ном ими се­мье Осо­рьи­ных; де­ти ми­ло­сти­вой Иули­а­нии при­шли ко гро­бу и уви­де­ли то же, что и жен­щи­ны. В бла­го­го­вей­ном стра­хе они на­бра­ли в неболь­шой со­су­дец ми­ра и от­вез­ли его в му­ром­скую со­бор­ную цер­ковь, ве­ро­ят­но, для осви­де­тель­ство­ва­ния; и бы­ло оно днем по­доб­но све­коль­но­му ква­су, а но­чью ста­но­ви­лось гу­стым и по­хо­ди­ло на мас­ло баг­ря­но­го цве­та. Но все­го те­ла ми­ло­сти­вой Иули­а­нии от ужа­са не мог­ли до­смот­реть: ви­де­ли толь­ко, что невре­ди­мы но­ги и бед­ра ее; гла­вы не ви­да­ли по­то­му, что на крыш­ку гро­ба на­лег­ло брев­но, под­дер­жи­вав­шее цер­ков­ную печь. В ту же ночь мно­гие слы­ша­ли звон в церк­ви пра­вед­но­го Ла­за­ря и при­бе­жа­ли к хра­му, ду­мая, что бьют в на­бат, но по­жа­ра ни­ка­ко­го не бы­ло. При­бе­жав­шие чув­ство­ва­ли, как от гро­ба ис­хо­дит бла­го­во­ние. Мол­ва об этом со­бы­тии быст­ро раз­нес­лась по окрест­но­стям; мно­гие при­хо­ди­ли ко гро­бу, ма­за­ли се­бя ми­ром и по­лу­ча­ли ис­це­ле­ние от раз­ных бо­лез­ней.

Ко­гда ми­ро все бы­ло разо­бра­но, боль­ные на­ча­ли брать пе­сок из-под гро­ба ми­ло­сти­вой Иули­а­нии, об­ти­ра­лись им и по ве­ре сво­ей по­лу­ча­ли об­лег­че­ние в нуж­дах. Так, му­ром­ский граж­да­нин Иере­мия Чер­вев при­был ко гро­бу ми­ло­сти­вой Иули­а­нии с же­ной и дву­мя боль­ны­ми детьми: у сы­на Ан­дрея и до­че­ри из рук, ног и лок­тей тек­ла бо­лее двух лет кровь, и они не мог­ли да­же под­не­сти ру­ки ко рту. От­пев мо­ле­бен и па­ни­хи­ду у гро­ба Иули­а­нии и отер­ши де­тей пес­ком, ро­ди­те­ли вер­ну­лись до­мой; их де­ти про­спа­ли весь день и ночь, по про­буж­де­нии мог­ли сво­бод­но кре­стить­ся, а через неде­лю со­всем вы­здо­ро­ве­ли.

Кре­стья­нин из де­рев­ни Ма­ка­ро­вой страш­но бо­лел зу­ба­ми и дол­го не мог ни есть, ни пить, ни ра­бо­тать. По со­ве­ту же­ны он один в пол­день при­шел ко гро­бу ми­ло­сти­вой Иули­а­нии, по­мо­лил­ся бла­жен­ной, вы­тер пес­ком зу­бы и вер­нул­ся до­мой здо­ро­вым.

Но­чью в се­ле Ла­за­ре­во по­жар охва­тил че­ты­ре из­бы, кры­тых со­ло­мой; дул необык­но­вен­но силь­ный ве­тер, и уже огонь на­чал при­бли­жать­ся к церк­ви. Свя­щен­ник вбе­жал в храм, то­роп­ли­во на­хва­тал в обе ру­ки зем­ли из-под гро­ба Иули­а­нии и стал бро­сать в огонь. То­гда ве­тер пе­ре­ме­нил­ся, по­жар на­чал ма­ло-по­ма­лу ути­хать и на­ко­нец со­вер­шен­но пре­кра­тил­ся.

Кре­стья­нин из де­рев­ни Ко­ле­ди­на, по име­ни Кли­мент, имел на но­ге язву, под на­зва­ни­ем «по­стрел», от ко­то­рой мно­гие уми­ра­ли. Боль­ной, на­слы­шав­шись о чу­де­сах Иули­а­нии, ве­лел от­вез­ти се­бя к ее гро­бу, со­вер­шил мо­ле­бен, отер пес­ком язву и ско­ро вы­здо­ро­вел.

Жив­шая в Му­ро­ме на по­са­де ра­ба бо­яри­на Мат­фея Чер­ка­со­ва, име­нем Ма­рия, ослеп­ла. Ее при­ве­ли к ра­ке Иули­а­нии, от­слу­жи­ли мо­ле­бен и па­ни­хи­ду, и она по­чув­ство­ва­ла се­бя зря­чей, так что на воз­врат­ном пу­ти уже мог­ла со­би­рать гри­бы и яго­ды.

Один 10-лет­ний от­рок впал в рас­слаб­ле­ние и ослеп. Его при­нес­ли к церк­ви Ар­хан­ге­ла Ми­ха­и­ла, со­вер­ши­ли мо­ле­бен у гро­ба пра­вед­ной Иули­а­нии, и боль­ной вдруг уви­дел го­ря­щую све­чу, а спу­стя немно­го вре­ме­ни и со­всем про­зрел.

У Ага­фии, же­ны Фе­о­до­ра, слу­жив­ше­го при церк­ви Ар­хан­ге­ла Ми­ха­и­ла кли­ри­ком, от­ня­лась ру­ка, так что боль­ная не мог­ла и дви­нуть ею. Несчаст­ной яви­лась во сне ми­ло­сти­вая Иули­а­ния и ска­за­ла: «Иди в цер­ковь Ар­хан­ге­ла Ми­ха­и­ла и при­ло­жись к иконе Иули­а­нии». За­тем на­зва­ла ме­сто, где ле­жат у боль­ной две мо­не­ты, и ве­ле­ла ей от­дать их свя­щен­ни­ку, чтобы при­ло­жил к иконе. Боль­ная ис­пол­ни­ла все, от­слу­жи­ла мо­ле­бен и па­ни­хи­ду, ис­пи­ла свя­той во­ды, отер­лась пес­ком и ис­це­ли­лась.

Мос­ков­ский дво­ря­нин Иосиф Ков­ков был страш­но бо­лен и уже не ча­ял остать­ся в жи­вых. То­гда ему при­шло на мысль по­слать сво­е­го слу­гу Ани­кия к ра­ке пра­вед­ной Иули­а­нии: слу­га со­вер­шил мо­ле­бен за здра­вие бо­ля­ще­го гос­по­ди­на, взял свя­той во­ды и пес­ку, и ко­гда Ков­ков окро­пил се­бя при­не­сен­ной во­дой и отер пес­ком, тот­час вы­здо­ро­вел. Ис­це­лен­ный пеш­ком из Моск­вы при­шел в се­ло Ла­за­ре­во воз­бла­го­да­рить ми­ло­сти­вую Иули­а­нию за да­ро­ва­ние здра­вия и по­жерт­во­вал в храм Ар­хан­ге­ла Ми­ха­и­ла свя­щен­ни­че­ские ри­зы.

8 мая 1649 г. жен­щи­на из Вяз­ни­ков­ской об­ла­сти Еле­на Ва­си­лье­ва во мла­дых го­дах ста­ла сле­пой и хо­ди­ла ко мно­гим чу­до­твор­цам и свя­тым ме­стам с моль­бой об ис­це­ле­нии. На­ко­нец, ей при­шло на мысль пой­ти в се­ло Ла­за­ре­во и при­ло­жить­ся ко гро­бу ми­ло­сти­вой Иули­а­нии. От­слу­жив мо­ле­бен, боль­ная на­ча­ла ви­деть; она про­бы­ла в Му­ро­ме два го­да и неустан­но при­хо­ди­ла мо­лить­ся к мо­щам ми­ло­сти­вой Иули­а­нии во дни ее па­мя­ти и по­гре­бе­ния

 

 

 

Тропарь праведной Иулиании Лазаревской, Муромской, глас 4

Просвети́вшися Боже́ственною благода́тию,/ и по сме́рти све́тлость жития́ твоего́ яви́ла еси́:/ источа́еши бо ми́ро благово́нное всем боля́щим на исцеле́ние,/ с ве́рою приходя́щим к моще́м твои́м,/ пра́ведная ма́ти Иулиани́е,/ Христа́ Бо́га моли́// спасти́ся душа́м на́шим

 

15 января еще празднуется память праведной Иулиании Лазаревской, Муромской.

 

https://azbyka.ru/days/2020-01-15

Edited by inna d
дополнено
  • Like 2
  • Thanks 2

Share this post


Link to post

Сегодня Русская Православная Церковь чтила память преподобного Иринарха, Ростовского Затворника.

"...

О жизни преподобного Иринарха мы узнаем из жития, составленного сразу после смерти святого в 1616 году учеником его иноком Александром. Корифеи исторической науки обращались к житию преподобного Иринарха, называя его одним из самых достоверных источников по истории Смутного времени. Н.И. Костомаров в своем труде «Смутное время Московского государства», упоминая о посещении князем Д.М. Пожарским затворника Иринарха в Борисоглебском монастыре, пишет: «Прозорливый старец предсказал успех князю и тем самым, конечно, ободрил его дух». Но что стоит за этой короткой фразой? И разве не великое дело – ободрить дух великого русского полководца? Это случайный малоизвестный эпизод или поворотный момент в истории Смуты?

В житии преподобного Иринарха открывается путь русского спасения, тремя составляющими которого являются воинская доблесть, смирение и подвижничество. Сам русский народ понимал причину Смуты правильно. Смута воспринималась им как наказание Божие за грехи. В Смуту сам народ управлял собой и сам себя спасал в отсутствие государственной власти. И, четко разделяя для себя подвиг духовный и подвиг ратный, русский народ выдвинул из своей среды двух героев-освободителей – Кузьму Минина и преподобного Иринарха. Из 38 лет монашеской жизни 30 преподобный пребывал в затворе. Повсюду дивились в Русской земле борисоглебскому затворнику, потому что он сумел подчинить плоть душе, являя пример добровольного мученичества. В годы страшных людских бедствий, в разгар погибельной Смуты прибавлял себе преподобный Иринарх оков и железных тяжестей. Эти вериги носил он до конца дней своих.

Одно из важных событий земной жизни Иринарха – хождение святого к царю Василию Шуйскому. В 1608 году было преподобному Иринарху видение, будто Москва вся посечена и пожжена от Литвы и все Московское царство разграблено. Пошел старец в Москву сообщить государю об этом. Царь одарил преподобного подарками, но старец, отказавшись от царских даров, сказал: «Не за подарками я к тебе шел, но возвестить Правду. Ты же царь православный, стой в вере твердо!»

 

Еще задолго до начала Смуты в монастырь к преподобному Иринарху заходил московский юродивый Иоанн по прозвищу Большой Колпак. Он сказал тогда преподобному: «Не дивись тому, что будет с тобою. Устами человеческими невозможно вымолвить всего. Нашлет Господь за грехи на Русскую землю иноплеменников, но они подивятся твоему многому страданию. Меч их тебя не повредит, и прославят они тебя более верных».

 

И когда разгорелась Смута, поляки хозяйничали в Ростовской земле, приходил в монастырь в 1609 году знаменитый польский воевода Ян Петр Сапега. Зачем приходил в монастырь Сапега, сказать сейчас трудно. Возможно, он знал о том, что с 1606 года в Борисоглебском монастыре находился католический монах, миссионер Николай де Мело, имеющий переписку с женой Лжедмитрия I Мариной Мнишек. За миссионерскую деятельность царь Василий Шуйский отправил его в Борисоглeбский монастырь. Но в обиходнике монастыря под 1607 годом значится запись: «Латинянин Николай поп услан в пустынь Спасскую». Видимо, монахи, зная о приближении польских войск, спрятали пленника в более укромном месте.

«За какого царя Бога молишь?» – спросил Иринарха Сапега. «За русского – другого не знаю», – отвечал старец

 

Не для вызволения ли Николая де Мело шел грозный пан Сапега к обители? Но вместо иностранного пленника он нашел в монастыре добровольного затворника, «сокровище русское, неоскудное и неокрадное». «Как, старец, веруешь и за какого царя Бога молишь?» – спросил Иринарха Сапега. «В Русской земле рожден, за русского царя и Бога молю – другого царя не знаю», – без страха отвечал старец. Сапега, обратившись к своим панам, сказал: «Я такого батьки нигде не видел, ни здесь, ни в иных землях, крепко зело и небоязливо», и, обернувшись к старцу, поклонился и тихо промолвил: «Прости меня, батько».

 

В то время в монастыре «стояла печаль великая, монастырь и вотчинка были разорены еси». В 1608 году «приходили в монастырь литовские люди, и те де литовские люди монастырь разорили, образы окладные ободрали, казну поймали, а старцов и слуг много посекли…» Перед уходом Сапега не велел своим воинам разорять более обитель и дал затворнику 5 рублей золотом на милостыню.

Без страха обличал преподобный жестоких поляков, противостоял им твердой верой и чистым сердцем. А народных вождей благословлял на подвиг. Так, в 1610 году к Переславлю, в Александрову слободу и Димитрову, посылал старец просфору и крест народному герою – князю Михаилу Васильевичу Скопину-Шуйскому с наказом: «Дерзай, княже, Бог поможет тебе врагов победить!».

 

Старец послал князю Пожарскому просфору, наказывая: «Не бойся, княже, иди на Москву и узришь славу Божию»

 

В 1612 году в Ярославле был с ополчением князь Д.М. Пожарский, на Москву не спешил идти. Старец же, узнав о замешательстве князя, послал ему просфору, повелевая выступить с ополчением: «Не бойся, княже, иди на Москву и узришь славу Божию». Вскоре сам князь приходил к старцу в келью благословиться. А в 1615 году пришла в монастырь грамота от нового царя Михаила Федоровича Романова: «Пожаловал есмь Государь на поминание отца своего Филарета 5000 листов белого немецкого железа и пуд олова, 150 рублей, 24 алтын и 4 денги и грамоту утвердихом по прежде и ловли и покосы по реке Ковже игумену Петру да затворнику Иринарху, ради трудов его по Бозе». Даже сам государь признавал заслуги старца перед Отечеством.

 

Простой русский народ всегда имел благоговейное преклонение перед величием нравственного подвига. Преподобные, юродивые были ходатаями перед Богом за русский народ. А народу было дорого их стремление открыто обличать и искоренять людскую ложь. Вот и преподобный Иринарх избрал для себя подвиг затвора и обратил его на служение Отечеству. Ярославский краевед И.А. Тихомиров в начале XX века назвал преподобного Иринарха драгоценным ростком на ниве Русской.

 

«Память о нем – это питательная среда для народа, в ней его корни. Оторвите народ от нее, и он завянет, как скошенная трава»."

 

Полностью статья на Прааослааие. Ру  https://yandex.ru/turbo?text=https%3A%2F%2Fpravoslavie.ru%2F89988.html

 

  • Like 3
  • Thanks 1

Share this post


Link to post
Posted (edited)

Сегодня 27 апреля Церковь празднует память святителя Мартина исповедника , папы Римского.

 

Святитель Мартин Исповедник, папа Римский, был уроженцем Тосканской области в Италии. Он получил хорошее образование и поступил в клир Римской Церкви. После смерти Папы Феодора I (642 - 649) пресвитер Мартин был избран на престол.

В то время мир Церкви был нарушен ересью монофелитов, получившей широкое распространение.

Бесконечные споры монофелитов с православными происходили во всех слоях населения. Император Констанс (641 - 668) и Константинопольский Патриарх Павел II (641 - 654) также были приверженцами ереси монофелитов. Император Констанс издал еретический "Образец веры" (Типос), обязательный для всего населения. В нем запрещались всякие дальнейшие споры.

Скрытый текст

 

Этот еретический "Образец веры" был получен в Риме в 649 году. Святой Папа Мартин, твердый поборник Православия, созвал в Риме Поместный Собор, который осудил монофелитскую ересь. Святитель Мартин одновременно послал Константинопольскому Патриарху Павлу послание с увещанием вернуться к Православному исповеданию. Разгневанный император приказал военачальнику Олимпию доставить святителя Мартина на суд. Но Олимпий, прибыв в Рим, побоялся духовенства и народа, сошедшегося на Собор, и подослал воина, чтобы тайно убить святого Папу. Когда убийца приблизился к святителю Мартину то неожиданно ослеп. Испуганный Олимпий поспешно уехал в Сицилию и вскоре был убит в сражении.

В 654 году император послал в Рим с прежней целью другого военачальника, Феодора, который предъявил святителю Мартину тяжкие обвинения в тайном общении с врагами империи - сарацинами, хулении Пресвятой Богородицы и неканоническом вступлении на папский престол. Несмотря на предъявленные римским духовенством и мирянами доказательства полной невинности святого Папы, военачальник Феодор ночью с отрядом воинов схватил святителя Мартина и отправил его на один из Цикладских островов (Наксос) в Эгейском море. Целый год томился святитель Мартин на этом почти безлюдном острове, терпя лишения и оскорбления от стражи. Затем измученного исповедника направили на суд в Константинополь.

Больного старца принесли на носилках, но судьи грубо приказали ему подняться и отвечать стоя. Пока шел допрос, воины поддерживали ослабевшего от болезни святителя. На суде выступили лжесвидетели, оклеветавшие святого в изменнических связях с сарацинами. Пристрастные судьи не стали даже слушать оправданий святителя. В глубокой скорби он сказал: "Господу известно, какое великое благодеяние окажете вы мне, если скоро предадите смерти".

После такого суда святителя в разодранной одежде выставили на издевательство толпы, которую заставляли кричать: "Анафема Папе Мартину!" Но те, кто знал, что святой Папа страдает невинно, со слезами уходили. Наконец сакелларий, посланный императором, подошел к военачальнику и огласил приговор - лишить Папу сана и предать смертной казни. Полунагого святителя заковали в цепи и поволокли в темницу, где заключили с разбойниками. Они были более милосердны к святителю, чем еретики.

 

Между тем император пришел к умиравшему Константинопольскому Патриарху Павлу и рассказал ему о суде над святым Мартином. Тот отвернулся от императора и сказал: "Горе мне! Еще новое деяние к моему осуждению", - и просил прекратить мучения святителя Мартина. Император опять послал к святителю в темницу нотария и других лиц для дополнительного допроса. Святитель отвечал им: "Если даже и раздробят меня, не буду в общении с Константинопольской Церковью, пока она пребывает в зловерии". Мучители были поражены мужеством исповедника и заменили смертную казнь ссылкой в отдаленный Херсонес Таврический.

Там святитель и скончался, изнуренный болезнью, нуждой, голодом и лишениями (+ 16 сентября 655). Он был погребен вне города во Влахернской церкви во имя Пресвятой Богородицы.

Ересь монофелитов была осуждена на VI Вселенском Соборе в 680 году. Мощи святого исповедника папы Мартина были перенесены в Константинополь, а потом в Рим.

 

Вспомнила об этом, так как была в Москве в храме, посвященном ему.  http://st-martin.moseparh.ru/main-page/

 

Тропарь святого Мартина Исповедника, папы Римского

глас 4

Истинных повелений устне распространил еси, / зловерие низложил еси, Богомудре Мартине, / святителю всечестне, / поминай нас, угодниче Христов, / еже к Нему ходатайствы твоими, / да в мире устроиши живот наш.

Edited by inna d
ошибка

Share this post


Link to post

 

  • Thanks 2

Share this post


Link to post

«Без этой скорби жизнь моя была бы не полна»

Жизненный путь преподобного Рафаила Оптинского, исповедника

 

Собор всех святых, в Оптиной пустыни просиявших, включает в себя имена тридцати двух святых: преподобных, преподобноисповедников, преподобномучеников и мучеников. К числу преподобноисповедников, засвидетельствовавших свою веру в годы лихолетья ХХ века, принадлежит оптинский иеромонах Рафаил, чью память Церковь чествует ежегодно 19 июня.

Иеромонах Рафаил (в миру Родион Иванович Шейченко) поступил в Оптину пустынь перед самым закрытием монастыря, в мае 1918 года. Уже тогда он понимал, в какое непростое время решил встать на монашеский путь. По собственному признанию, об иночестве он мечтал с детства и после окончания земского училища неоднократно посещал Оптину. В монастыре нес послушание певчего и ветеринара. В 1923 году монастырь закрыли, а монахов выселили. С великой скорбью покидали иноки обитель. Большинство, в том числе и отец Рафаил, поселились в Козельске и старались служить, где было только возможно. Это продолжалось до 1928 года. Братии становилось все меньше, одни уезжали, других арестовывали, а в 1930 году были арестованы все оставшиеся монахи Оптиной, среди которых был отец Рафаил, возведенный уже тогда в сан архидиакона.

    

Скрытый текст

 

В лагерях и ссылках отец Рафаил провел 21 год. Начал свой каторжный путь в 1930 году с Вишерского исправительно-трудового лагеря в Пермском крае; был переведен в 1934 году под Москву и отбывал срок в Дмитлаге. В лагере работал ветеринарным фельдшером при животноводческой ферме, жил в загоне для свиней, и от недостатка пищи пропитанием ему было то, что давалось свиньям. В отдельном свинарнике у него была возможность беспрепятственно совершать молитву и приглашать иногда на нее других заключенных. В 1936 году начальство Дмитлага сделает вывод, что «зек Шейченко» не скрывает своей веры и более того – старательным трудом и нравственным обаянием своей личности вызывает лишь расположение и уважение у других заключенных. Отца Рафаила вновь осудят и добавят 6 лет северных лагерей – Мурманск и Усольлаг в городе Соликамске Пермской области.

Из лагеря отец Рафаил вышел в 1943 году. Он поселился недалеко от Оптиной пустыни (освобожденный заключенный должен был назвать точное место, куда он поедет, и отец Рафаил назвал город Козельск, но не сразу ему разрешили там поселиться, около полугода он жил в Кирсанове Тамбовской области). Приехав в Козельск в 1944 году, он нашел там полную разруху. Действующего храма в городе не было. Он поехал в Москву к митрополиту Крутицкому и Коломенскому Николаю (Ярушевичу), который в день празднования иконы «Утоли моя печали» в московском храме Успения в Гончарах, что на Таганке, посвятил его в иеромонахи и благословил хлопотать об открытии храма. Разменявший уже шестой десяток и оставивший здоровье в лагерях священник в условиях войны и послевоенного времени, ненависти властей берется за пастырские труды и восстановление Благовещенского храма Козельска. После восстановления храма он был назначен настоятелем.

Отец Рафаил был человеком великой любви и жалости к людям. Приехав в Козельск, он стал заботиться о состарившихся и немощных сестрах Шамординского монастыря, многие из них тоже вернулись из ссылок. Душа его вмещала всех, кто нуждался в помощи. Все шли к нему, как к родному отцу, и всех он согревал своей любовью. Много было и не монашествующих, но просто исстрадавшихся от многообразных трудностей, и для каждого в его душе находилось тепло.

В апреле 1948 года в Благовещенский храм в Козельске назначили священника Сергия (многие считали его тайным агентом Госбезопасности), который стал служить с отцом Рафаилом. Всеобщая любовь, которой пользовался отец Рафаил, видимо, возбудила в сердце отца Сергия зависть, и он уговорил старосту храма Наталью написать ложный донос на отца Рафаила. Батюшку снова арестовали и в 1949 году приговорили к 10 годам заключения в Вятском исправительно-трудовом лагере.

В том месте, что ближе всего к району, где когда-то располагался Вятлаг, принявший в свои стены многих исповедников и новомучеников Церкви Русской, в числе которых 5 лет и 8 месяцев в заключении провел преподобноисповедник Рафаил, находится теперь колония Верхнекамского района Кировской области ИК-27 (поселок городского типа Лесной). 16 июня 2016 года нынешний наместник Введенского ставропигиального мужского монастыря Оптина пустынь епископ Можайский Леонид (тогда – Уржумский и Омутнинский) освятил и установил поклонный крест с табличкой в память об отбывании срока за исповедание православной веры в 1949–1955 годах в Вятлаге преподобного Рафаила Оптинского, исповедника. Крест изготовили сами заключенные колонии.

    

Перед тем как отправиться тогда в новый крестный путь в Вятлаг, отец Рафаил написал своим духовным чадам:

«Слава Богу за все! Дорогие, родные мои!

Земно кланяюсь и целую… Братски сердечно приветствую вас и всех прочих ближних и дальних, ненавидящих и обидящих мя. Прощаю чад перед Господом в сердце моем…

Слава Богу за все! Грешный Рафаил. Без этой скорби жизнь моя была бы не полна».

Без него в Козельске был освящен Благовещенский храм. В письмах из лагеря отец Рафаил умолял своих духовных чад «простить Наташу» (которая прислала ему покаянное письмо о своем грехе доносительства) и говорил о том, что без воли Божией «ни влас с головы не пропадет», что «нужно смиряться перед волей Божией, в какой бы тяжелой форме она ни выражалась».

Выйдя из заключения, отец Рафаил стал служить в восстановленном им храме, в котором настоятельствовал отец Сергий, и поэтому отец Рафаил смиренно стал вторым священником. Еще в ссылке отец Рафаил как-то писал о храме своему чаду: «Если судит Господь живу мне быти и возвратиться, то одной милости буду просить у всего народа – быти ми сторожем святого храма Божия и дома Матери Божией и только …»

Несмотря на слабость здоровья отца Рафаила, дверь к нему, как и до ссылки, никогда не закрывалась, и он принимал всех нуждающихся.

    

Весна 1957 года выдалась холодная и затяжная. Троицкую родительскую субботу, 8 июня 1957 года, он дотемна провел на кладбище, совершая из любви ко всем просящим многочисленные панихиды. После возвращения с кладбища отец Рафаил заболел воспалением легких и скончался 19 июня. Похоронен он был на старом кладбище Козельска.

Подвиг исповедника и пастыря не укрылся от Церкви – его имя включено в Собор новомучеников и исповедников Российских для общецерковного почитания. 22 июня 2005 года по благословению Святейшего Патриарха Алексия II были обретены мощи преподобноисповедника Рафаила и перезахоронены на некрополе монастыря, а 14 июня 2007 года святые мощи были перенесены в Преображенский храм Оптиной пустыни.

Преподобноисповедник Рафаил, являясь прямым наследником неисчерпаемого Оптинского богатства, мужественно перенесший множество скорбей, выпавших на его многотрудную жизнь, и как никто другой обильно облагодатствованный от Господа даром утешения, оставил в своих письмах тот драгоценный опыт подлинно православного отношения к страданиям, бо­лезням и жизненным тупикам, который приводит нас к осознанию смысла всей нашей христианской жизни – к встрече с Христом в нашем сердце и в Вечности.

    

Слова утешения и любви в письмах преподобного Рафаила несут еван­гельский дух, осолены его правдой, истиной и красотой, «ибо как Сам Он претерпел, был искушен, то может и искушаемым помочь» (ср. Евр. 2:18). Вот одно из его писем. 10 ноября 1951 года отец Рафаил писал духовной дочери:

«В ночь под 10 нового стиля во сне сладко-пресладко воспевал: “Величай, величай, душе моя, Честнейшую и Славнейшую горних воинств Деву Пречистую Богородицу!” И слышу глас некоего духовного мужа: “Аще хощеши спастися – возлюби страдания!”

Чадо Любовь, слышишь! Не только терпи, но возлюби страдания.

Господи, ниспосли всесильную благодатную помощь Твою нам, немощным, возлюбити Тя такою жертвенною любовию, с какою святые мученики шли, радуяся, на все виды мучений и смерть для получения вечной жизни во Царствии Твоем... Живу верою и упованием, яко да не до конца отринул мя Господь, но дарует мне радость увидеть всех вас, вознести свое убогое благодарение за вся, яже сотвори мне Господь купно с вами в дому Царицы Небесной...»

    

 

В один из дней памяти преподобноисповедника Рафаила, обращаясь к верующим со словом проповеди, епископ Можайский Леонид выразил искреннюю надежду на то, что описание жизненного пути, а также проникновенные строки писем преподобноисповедника благодатно коснутся сердец читающих людей и дадут пример в исполнении евангельских заповедей, как некогда коснулись и его сердца, и подкрепили в трудные минуты жизни. Ссылаясь на многотрудный путь святого, владыка наместник отметил, что «в жизни человека бывает много скорбей, страданий и притеснений, справедливых и несправедливых. Самое главное – удерживать свое сердце от зла, ни в коем случае не унывать, всё принимать, как из милующей руки Божией нам на пользу и очищение души».

Источник: Синодальный отдел по монастырям и монашеству Русской Православной Церкви

19 июня 2020 г.

 

http://pravoslavie.ru/132023.html

  • Like 1
  • Thanks 1

Share this post


Link to post

Бескомпромиссный миротворец

Екатерина Иванова

Источник: Православие и современность

    

29 июня — день мученической кончины священномученика Гермогена, епископа Тобольского и Сибирского. Большая часть его архипастырского служения связана с Саратовской епархией. В памяти саратовцев остались и просветительские проекты владыки Гермогена, и его дела милосердия, и его стойкая консервативная позиция противления любому культурному явлению, если оно развращает народ.

Священномученик Гермоген (в миру Георгий Ефремович Долганев) с детства отличался глубокой религиозностью и выдающимися способностями в области светских наук. Перед тем как окончательно сделать выбор монашеского пути, он окончил юридический факультет Новороссийского университета, а затем прослушал дополнительно курс математического и историко-филологического факультетов, после чего поступил на историческое отделение Санкт-Петербургской Духовной Академии. В 1890 году, в возрасте тридцати двух лет, он принял монашеский постриг и через два года был рукоположен в сан иеромонаха.

Кто выгнал Джугашвили?

Скрытый текст

 

После окончания академии святитель Гермоген был назначен инспектором, а затем, в 1898 году, — ректором Тифлисской духовной семинарии с возведением в сан архимандрита. Это было нелегкое место служения: семинаристы в Тифлисе в то время вовсе не отличались ни кротостью, ни набожностью.

В Тифлисской семинарии произошел малозаметный инцидент, который имел далеко идущие последствия для истории нашей страны: будучи ректором, архимандрит Гермоген отчислил нерадивого семинариста Иосифа Джугашвили, не явившегося на экзамены.

Конечно, святитель не ограничивался «полицейскими» мерами для наведения порядка. Он широко развернул миссионерскую работу — в частности, основал епархиальное миссионерское духовно-просветительное братство, члены которого шли с проповедью в самые запущенные в религиозно-нравственном отношении места города Тифлиса.

Среди отпадения

Время, проведенное святителем Гермогеном на Саратовской кафедре, пришлось на суровые годы Первой русской революции и на время, когда интеллигенция в Российской империи всё больше и больше отпадала от Бога. Владыка Гермоген сделал всё для того, чтобы вернуть народ в лоно Православной Церкви. В борьбе с секулярным духом века сего святитель не жалел себя и не шел ни на какие компромиссы с совестью, вследствие чего прослыл жестким консерватором.

Основой его церковной деятельности была Божественная литургия. Она начиналась в половине восьмого утра и заканчивалась иной раз около двух часов пополудни. Архипастырь молился так благоговейно и трепетно, что многие прихожане не могли сдержать слез. Владыка служил строго по уставу и к тому же призывал саратовское духовенство. Он знал по опыту, что благоговейное служение у престола Божия само по себе, помимо проповедей и душеполезных бесед, может помочь многим его пасомым сохранить веру Христову в дни испытаний.

А уже после Литургии начинались труды строителя и проповедника. За десять лет служения Преосвященного Гермогена на Саратовской кафедре было построено свыше пятидесяти храмов. Среди них — церковь во имя преподобного Серафима Саровского. Свято-Серафимовский храм был построен на народные средства и считается одним из первых в мире храмов, освященных во имя этого святого.

Особое внимание владыка уделял миссионерской деятельности среди сектантов и старообрядцев, а также миссии среди простых людей, формально не порвавших связи с Православием, но дезориентированных пропагандой атеизма и разврата. При нем открывались воскресные школы для детей и взрослых, регулярно проводились христианские беседы, которые предварялись кратким молебном и перемежались духовными песнопениями. Они были настолько популярны, что часто зал, где они проходили, не мог вместить всех желающих.

Много трудился Преосвященный Гермоген и на ниве дел милосердия. В 1903 году он основал Христо-Рождественское братство взаимопомощи ремесленников и фабрично-заводских рабочих. В начале 1906 года при редакции «Братского вестника» святителем был учрежден Комитет по оказанию помощи голодающим Саратовской епархии.

Этот архипастырь был истинным миротворцем. Когда в Саратове в 1905 году начались революционные волнения, он каждый день совершал Божественную литургию и горячо молился о том, чтобы народ одумался, чтобы прекратилось кровопролитие. А потом — встречался с рабочими, беседовал с ними, вникал в их проблемы. Усилия владыки Гермогена не пропали даром: беспорядки в городе сошли на нет.

Низвержение кумиров

В 1908 году вся так называемая прогрессивная общественность с невероятной помпой отмечала 80‑летие Льва Николаевича Толстого. В Саратове власти решили назвать именем писателя общеобразовательную школу. Этому начинанию со всей свойственной ему энергией воспротивился владыка Гермоген. Да, Лев Толстой литературный гений, но он еретик, а любое восхваление еретика, как бы высоко он ни стоял на общественной лестнице, было для святителя равносильно отречению от Христа во имя идола земного. С такой же бескомпромиссностью он выступал против кощунственных театральных постановок пьес Леонида Андреева — кумира тогдашней молодежи, против яркой, но чуждой духу христианства публицистики Д. С. Мережковского и других апологетов «нового религиозного сознания», которые свободно жонглировали именем Господа, но не хотели иметь ничего общего с «официальной Церковью», как они с презрением называли Православную Церковь.

Власти Саратова боялись прослыть мракобесами, а потому на все попытки святителя Гермогена остановить поток кощунств, который исходил от деятелей искусства Серебряного века, блистательного и прельстительного в прямом церковном смысле этого слова, отвечали отказом.

«Прогрессивная общественность» за выступления владыки против культурных кумиров возненавидела его лютой ненавистью. Саратовская журналистика обрушила на него потоки гнусной клеветы, прямой лжи, безумных слухов, которые нервировали людей, приводя в смущение и клир, и паству.

Дух века сего неумолимо вел Россию к той черте, за которой она просто переставала быть. Святитель Гермоген был одним из немногих, кто видел, как далеко уже пройден этот путь погибели.

Распутин и диакониссы

В 1912 году Преосвященный Гермоген впал в немилость у императора Николая II, был смещен с Саратовской кафедры и помещен, если не сказать заточен, в Жировицкий монастырь.

Формальным поводом к отставке стала непреклонная позиция святителя в вопросе присвоения сестрам Марфо-Мариинской обители права именоваться диакониссами, а также введения чина заупокойного богослужения для инославных христиан — он был против и того, и другого, видя в первом подражание протестантизму, а не возрождение древнего чина, а во втором — урон чистоте веры. Но многие исследователи его жизни полагают, что истинной причиной его отставки стал острый конфликт с Григорием Распутиным, в котором святитель Гермоген видел угрозу для монархии в России.

В Жировицком монастыре будущий священномученик пробыл вплоть до Первой мировой. Потом он был переведен в подмосковный Николо-Угрешский монастырь, где его застала революция.

Претерпевший до конца

Новая власть — Временное правительство — увидела в сосланном архиерее жертву царского режима. Его освободили и спешно поставили на Тобольскую кафедру. Надо ли говорить, что человек, не боявшийся ни Толстого, ни Распутина, не склонился перед безбожной властью узурпаторов? В то время, когда многие будущие мученики за Христа ликовали от падения монархии и начала «новой небывалой эры», владыка Гермоген сохранял трезвость рассудка.

На Тобольской кафедре он делал то же, что и всегда: молился, миссионерствовал, помогал страждущим. Здесь же он примирился с бывшим императором и будущим страстотерпцем Николаем Романовым. Они взаимно испросили друг у друга прощения за все обиды, вольные и невольные.

Особое попечение святитель имел о фронтовиках, которые были «распропагандированы», как тогда говорили, большевиками в духе атеизма. Забота епископа о духовном состоянии солдат приводила советскую власть в бешенство — как, впрочем, и всё, что он делал для своей паствы.

15/28 апреля 1918 года бесстрашный архипастырь возглавил крестный ход, в котором участвовало всё городское духовенство и тысячи мирян. Сразу же после шествия владыка был арестован. Начался его путь на свою Голгофу: заточение в Екатеринбургской тюрьме, смерть от рук большевиков его ближайших друзей — все, кто хлопотал об освобождении архиерея, оказались под арестом, и через несколько дней брат владыки протоиерей Ефрем Долганев, священник Михаил Макаров и присяжный поверенный Константин Минятов были расстреляны. Затем — этапирование в Тюмень, мрачный трюм парохода «Ермак», пароход «Ока», на котором его повезли обратно в Тобольск. Но ступить на твердую землю святителю было уже не суждено. Большевики утопили его в реке, привязав к шее тяжелый камень.

До последней своей минуты священномученик творил молитву. Несмотря на старания безбожников, останки святого не были утрачены. Они оказались выброшены на берег и 3 июля 1918 года были обретены и погребены крестьянином села Усольского Алексеем Маряновым. Затем, после прихода войск адмирала Колчака, тело святого было доставлено в Тобольск. Останки подвижника были встречены многотысячным крестным ходом. Пять дней они пребывали в кафедральном Софийско-Успенском соборе, после чего были погребены в склепе, устроенном в Иоанно-Златоустовском приделе этого храма.

В Свято-Троицком соборе города Саратова находится ковчег с частью мощей священномученика Гермогена, к которому могут прийти помолиться верующие саратовцы и гости нашего города.

 

Газета «Православная вера» № 13 (609), июль 2019 г.

Екатерина Иванова

Источник: Православие и современность

29 июня 2020 г.

http://pravoslavie.ru/132230.html

  • Thanks 1

Share this post


Link to post

30 ИЮЛЯ - день памяти СВЯТОЙ ВЕЛИКОМУЧЕНИЦЫ МАРИНЫ (МАРГАРИТЫ)
Тропарь, глас 4
Агница Твоя, Иисусе, Марина/ зовет велиим гласом:/ Тебе, Женише мой, люблю,/ и, Тебе ищущи, страдальчествую,/ и сраспинаюся, и спогребаюся крещению Твоему,/ и стражду Тебе ради,/ яко да царствую в Тебе,/ и умираю за Тя, да и живу с Тобою,/ но яко жертву непорочную приими мя, с любовию пожершуюся Тебе./ Тоя молитвами,/ яко Милостив, спаси души наша.
Кондак, глас 3
Девства добротами преиспещренна, дево,/ нетленными венцы венчалася еси, Марино,/ кровьми же мученичества обагрена,/ чудесы просветившися исцелений,/ благочестно, мученице, прияла еси почесть победы твоего страдания.


СВЯТАЯ ВЕЛИКОМУЧЕНИЦА МАРИНА (МАРГАРИТА) АНТИОХИЙСКАЯ


Автор Александр Трофимов
Великомученица Марина является одной из наиболее чтимых святых Церкви Христовой. Ее прославляют, ей молятся восточные и западные христиане. Тому есть особые причины, ибо слава ее и подвиги превосходят славу многих великих святых мужей и жен Вселенской Церкви. Богу было угодно, чтобы юная дева, которая «могуществом силы Его» (Еф. 6, 10) изумила мир явлением удивительной силы веры, и до сего дня изумляет своим житием всякого, кто познакомится с ним.
Любовь святой Марины к Богу, ее вера и дерзновение столь велики, что после жесточайших пыток, когда все тело страдалицы было истерзано мучителями, пятнадцатилетняя отроковица умолила Бога подвергнуть ее неслыханному испытанию: она упросила Бога дать ей сразиться с диаволом и одолеть его с помощью Божией.
И все это совершилось: надменный и лукавый князь мира сего был попран девической стопой и вынужден был открыть правду о том, как губит он человеческие души: от самого духа тьмы люди узнали, как овладевает он человеком. Голос юной невесты Христовой донес нам через многие столетия свидетельство огромного, непреходящего значения. Свидетельство великомученицы и ее подвиг особенно важны в наши дни для утверждения веры в Истинного Бога и укрепления православных христиан в духовной брани.
О подвигах великомученицы Марины нам известно из подлинных древнейших мученических актов, дошедших до наших дней. Кроме того, страдания ее описал очевидец событий блаженный Феотим. Феотим стал свидетелем славного мученичества святой Марины и ее казни. Ему удалось купить у скорописцев (тахиграфов) протоколы суда – дословные записи допросов и приговора святой Марине. Используя эти ценнейшие документы, а также по личным своим воспоминаниям Феотим продиктовал писцу Евфимию все, что он видел и слышал о святой мученице, так что его свидетельство стало основой для последующих житий. Великомученица Марина совершила свой подвиг во времена гонений, бывших при правлении императора Диоклетиана (284–305) и его соправителя императора Галерия (285–311).
При составлении жития великомученицы Марины древние греческие агиографы в X–XI веках исключили подробности беседы святой Марины с диаволом, и в течение тысячелетия они были забыты. Сегодня житие великомученицы раскрывает нам ее поистине великий и неповторимый подвиг. Открытая брань и победа святой девы Марины над сатаной – единственное из дошедших до нашего времени подобных свидетельств.


ЖИТИЕ СВЯТОЙ ВЕЛИКОМУЧЕНИЦЫ МАРИНЫ

 

Скрытый текст

Святая Марина родилась в Антиохии Писидийской или Галатийской. Это был пограничный город между Фригией и Писидией. Ко времени св. апостола Павла город был отнесен к римской провинции Галатии. Он располагался в самом сердце Малой Азии, в маловодной горной местности северо-восточней гор Тавра. Святая Марина происходила из знатной семьи, ее отец Эдесий был языческим жрецом. Мать Марины умерла, когда девочке исполнилось двенадцать лет. После этого отец отдал свою единственную дочь на воспитание кормилице, которая жила в поместье его жены в пятнадцати семеях (семея – греческое название римской мили, равной 1478,17 метрам) от города. От своей кормилицы Марина впервые услышала о Христе. Юная дева была прекрасна телом и еще прекраснее душой. Она всем сердцем восприняла то, что посеяла кормилица, и искала любого случая, чтобы услышать новые свидетельства о Христе. Во время начавшихся тогда гонений многие христиане скрывались в пещерах и небольших селениях, но проповедь христианства не прекращалась. Марине удалось встретиться с одним из таких христиан-проповедников. От него узнала она о спасительном учении Христа и жизни вечной. С тех пор Марина помышляла только о том, чтобы побольше узнать о Христе и научиться жить по Его заповедям. Она скорбела, что не может немедленно принять крещение, так как ни в городе, ни в окрестностях его, ввиду гонений, не было ни одного священника, который мог бы совершить Таинство. К пятнадцати годам любовь ко Христу так пламенела в ее сердце, что она желала только одного – причаститься мученичеству и пролить свою кровь во имя этой любви. Вскоре Эдесий с ужасом узнал, что его дочь уверовала во Христа, и отрекся от нее. Это было тяжелым испытанием для Марины, но она осталась твердой в исповедании веры и возложила все надежды на Господа, испрашивая сил и благословения, чтобы послужить Ему. В течение трех лет юная дева укреплялась в вере и любви к Богу. Она слышала о многих святых мучениках, положивших души свои за Господа, и ей хотелось подражать им. В своих молитвах, которые сохранил описатель ее подвига, есть такие слова: «Владыко Человеколюбче, Ты знаешь мою слабость и немощь человеческой природы. Укрепи меня против супостата, дабы я попрала его и прославила Тебя во веки. Аминь». И Господь услышал эту молитву, избрав юную деву для прославления имени Своего. Как-то Марина вышла с подругами из города посмотреть на пасущихся в поле овец. В это время по дороге из Асии в город Антиохию ехал епарх (правитель) провинции Олимврий. Согласно указам императора Диоклетиана, епарх объезжал писидийскую область для розыска и казни христиан. Увидев Марину, он был очарован красотой девушки и решил взять ее себе в жены, если она дочь свободного гражданина, а если рабыня, то выкупить ее у хозяина и сделать своей наложницей. Олимврий приказал воинам привести девицу к нему.
Марина поняла, что пришло время ее страданий за веру и стала молиться:
«Господи Иисусе Христе, Боже мой! не оставь меня и не дай погибнуть душе моей! Да не одолеют меня враги мои, да не осквернится слух мой их лукавыми речами, да не уступит ум мой их скверным соблазнам, да не устрашится сердце мое их страшных угроз. Не попусти вере моей быть вверженной в грязь и в тину, чтоб не порадовался диавол, ненавидящий добро, но пошли мне помощь с высоты Своего Престола, дай мне премудрость, дабы я укрепилась силой Твоей и без страха отвечала на вопросы мучителя. Ей, Господи мой, призри милостию в этот час на меня; вот я теперь как овца среди волков, как птица среди ловцов, как рыба в сетях; прииди и избавь меня от козней вражиих!»
Воины вернулись к правителю и сообщили, что девица молится Христу. Олимврий приказал подвести к нему девушку и спросил:
– Как твое имя, красавица, где твоя родина и какой ты веры?
Марина рассказала епарху о себе и о своем происхождении. Отбросив боязнь, она смело объявила, что верует во Христа, Единого Бога, Творца Неба и земли, что соединена с Ним сердечной любовью и иного жениха не желает. Тогда Олимврий приказал своим слугам вести девушку в город, надеясь отвратить ее от Христа и склонить к вступлению в брак. Прибыв в Антиохию, Олимврий по языческому обычаю принес жертвы богам и торжественно воздал хвалу императорам, державшим скипетр Римской державы. На следующий день правитель повелел жителям города собраться на главную площадь. Сам он прибыл в сопровождении отряда копьеносцев и воссел на судейском месте (трибунале). По его приказу первой привели на допрос Марину. Олимврий со сладострастием смотрел на девушку, все более разгораясь к ней плотским чувством. Он предложил ей принести жертву богам, обещая сделать ее богатой и знатнейшей из женщин города. Когда Марина отказалась, епарх стал угрожать:
– Если ты послушаешься моего совета, то тотчас на глазах у всех граждан удостоишься великой чести: я возьму тебя в жены, все тебя будут уважать, как мою возлюбленную супругу, и я дам тебе почет и славу, а ты принесешь мне радость и усладишь мою жизнь! Если же ты не послушаешь меня и отвергнешь любовь мою к тебе, то знай, что испытаешь много зла: ты заставишь меня, хоть я и не хочу этого, мучить тебя и погубить твою редкую красоту, здоровье и сладостную жизнь, ты подвергнешься жестоким, нестерпимым мукам и погибнешь от огня и железа!
Святая отвечала:
– Не надейся, епарх, переменить мою веру во Христа на ваше безверие – ни ласками, ни угрозами: я верная раба моего Владыки, пострадавшего добровольно за меня. Если Он за меня претерпел распятие на Кресте и смерть, не щадя Своего пресвятого тела, принятого от Пречистой Девы Марии, то и я должна за Него пострадать и умереть, нимало не щадя своего грешного тела и здоровья. Не думай испугать меня своими угрозами: я готова на всякие муки и на смерть. Укрепит меня Тот, на Кого надеюсь. А что ты мне говоришь о супружестве, почете, славе и богатстве, то все это для меня противно и мерзко. Неужели я оставлю Бессмертного Жениха моего Христа, Царя Небесного, и вступлю в брак с тобой?.. Никогда!
Услышав такие слова, епарх оскорбился, разгневался и тотчас приказал воинам сорвать с девушки одежды, растянуть ее на скамье и бить палками. Палачи привязали Марину и долго били ее, так что тело разрывалось от ран, и кровь текла на землю. Глашатай во время пыток повторял:
– Марина, принеси жертву богам…
Но святая, укрепляемая Божественной благодатью, просила Господа: «Не остави меня, Господи, Иисусе Христе, пошли целебную росу и исцели мои раны. Помоги мне, ибо ради Тебя я претерпеваю эти страдания».

Многие горожане проникались жалостью, наблюдая, как жестоко мучают такую красивую девушку, и говорили Марине:
– Исполни повеление епарха, и он избавит тебя от смертоносных пыток. Мы видим, что ты невинное дитя. Твой Бог простит тебя, ибо ты уже немало за Него пострадала.
Марина с укором отвечала им:
– Лукавые советники и злые помощники, вы стараетесь соблазнить меня. Как древний змей подал Еве лукавый совет в раю, так вы теперь советуете мне отступить от Бога моего. Пусть тело мое погибнет, зато душа упокоится со святыми девами, уневестившимися Христу. Многие люди познают через меня Истинного Бога и Спасителя. А вашим богам, глухим и немым, я не верю и жертв им не принесу!
Обращаясь к Олимврию, святая Марина сказала:
– Делай дела отца твоего сатаны, пес бесстыдный. Я же исполню заповеди моего Владыки Жениха Христа. Видя мою женскую немощь, ты напрасно надеешься сломить меня силой. Я готова на любые муки, ибо мне помогает Христос.
Слова Марины еще более уязвили самолюбие отвергнутого епарха, и он приказал прибить клинками к столбу тело мученицы и строгать его железными крюками. Палачи обступили агницу Христову и начали рвать ее тело железом. Страдалица подняла глаза к небу и обратилась к Богу: «Окружили меня враги мои, замышляя зло против меня, но Ты, Господи мой, призри на меня и помилуй меня, пошли мне помощь Животворящего Твоего Духа. Пусть Он умудрит меня исповедать пресвятое имя Твое до последнего издыхания, пусть даст мне крепость мужественно противиться диаволу и слугам его, чтобы я одолела и посрамила их; удостой меня быть образцом для любящих Тебя и хранящих свое девство ради Тебя, чтоб стать мне вместе с ними по правую сторону во время праведного суда Твоего!»
Тем временем мучители продолжали терзать тело святой. Даже епарх не мог смотреть на эти кровавые истязания: он закрыл лицо плащом и отвернулся. Все присутствовавшие изумлялись терпению Марины. Уставшие от своей кровавой работы палачи удалились в седьмом часу, так как по римским законам запрещено было допрашивать и пытать заключенных после шести часов вечера.
Епарх снова обратился к Марине:
– До каких же ты пор будешь упорствовать, Марина? Вот уже и тело твое растерзано; хоть теперь согласись принести жертву богам, или завтра я прикажу казнить тебя.
– Мерзкий убийца,– ответила Марина,– ты пожираешь человеческое мясо и притворяешься, будто жалеешь меня! Я сама себя не жалею ради Христа, не пощадившего Себя, но отдавшегося за меня на бо́льшие муки. Если я послушаю твоего безумного совета и пощажу свое тело, то как же увенчается моя душа в Царстве Небесном?
После этих слов епарх велел отнести Марину в темницу для осужденных на смерть. Других заключенных там не было. Но в ту ночь ее навестил Феотим, будущий описатель подвига святой. (В латинском тексте жития Codex Casinensis указано, что вместе с Феотимом Марину навестила и ее кормилица). Он передал Марине через окно хлеб и воду. Это было промыслительно, потому что Феотим стал свидетелем поединка святой Марины с диаволом и смог поведать о нем людям.
В темнице Марина обратилась к Богу с молитвой:
«Боже Вышний, Тебе предстоят со страхом все Небесные Силы, и все Начала и Власти трепещут пред лицом Твоим, и всякое создание Твоей всемогущей Силой сохраняется, изменяется и обновляется. Ты – Надежда ненадежных, Отец сирот и Праведный Судия. Ты, Владыка, призри с небесной высоты, с престола славы Своей на меня, смиренную, непотребную и недостойную рабу Твою: на Тебя надеюсь, к Тебе прибегла я и страдаю Твоего ради имени. Призри, Благоутробный, и исцели мое тело, израненное, как разорванное одеяние, обнови мою душу и сохрани ее для Твоего Царства. Дай мне увидеть врага рода человеческого, воюющего против меня. Пусть он лицом к лицу станет предо мной. Ты Судия и Властитель живых и мертвых – так суди между мной и диаволом. Избавь меня от погибели. Помоги мне одолеть его Твоей непобедимой Силой и отправь сатану в преисподнюю. Ты – Бог, Хранящий надеющихся на Тебя, Благословенный во веки. Аминь».
Господь исполнил молитву святой Марины и показал ей противника всех людей – диавола. В первый раз диавол явился Марине в темнице, в ночь после первого дня пыток, когда она молилась,– как уточняет коптская версия жития – сложив руки крестообразно. После сильного землетрясения здание темницы покачнулось. Внезапно перед Мариной появилось чудовище пестрой окраски, похожее на дракона. Из ноздрей его выходило пламя и густой дым. Зубы чудовища сверкали, а язык был кровавого цвета. До самой шеи дракона обвивало множество змей. Чудовище стало кружиться вокруг Марины, шипело, свистело, наполняя темницу нестерпимым зловонием. Девушка затрепетала от ужаса, но скоро опомнилась, преклонила колени и обратилась к Богу:
«Боже Невидимый, от Твоего взгляда высыхает море и разверзается бездна. Ты смирил силу ненавидящего добро змея; Ты поставил пределы аду и освободил заключенных в нем. Не попусти, Господи, ныне одолеть меня злому бесу, бешеному зловонному чудовищу. Помоги мне победить это исчадие ада. Пусть снизойдет на меня сладость и милость Твоего Святого Духа».
Слова Марины привели чудовище в бешенство. Дракон пытался проглотить Марину, но святая осенила себя крестным знамением: чудовище рванулось и с великим шумом упало, а чрево его расселось. Дракон лежал мертвым на полу темницы, а святая Марина осталась целой и невредимой. В это мгновение Марина увидела самого сатану – Вельзевула, который сидел в левом углу темницы и был черным как ночь. Святая снова обратилась к Богу:


«Воспеваю и славлю Тебя, Господа Вседержителя и Всемогущего Творца. «Буду радоваться и веселиться о милости Твоей» (Пс. 30, 8). О Царь царей, правителей, властей и неисчислимых сил, Ты возвысил мой крест. Благодарю Тебя, Господи, за то, что Ты дал мне, рабе Твоей Марине, воочию увидеть врага рода человеческого, воюющего против меня, и посрамить нечистого. Силой Святого Твоего Духа Ты укрепил мою веру, попрал дерзкого и надменного беса, явившегося в образе дракона. Ныне Ты явил мне самого сатану. Дабы низвергнуть миродержца в преисподнюю, я призываю Тебя – Святой, Бессмертный, Мудрый и Кроткий Христос. Ты – Краеугольный Камень, прибежище и твердыня Твоих рабов; Ты – моя несокрушимая Крепость и Надежда на вечную жизнь. Ты – Жезл мой и Лествица, возводящая меня к Отцу. Ты Милостивый и Человеколюбивый Бог, да будет имя Твое прославлено во веки. Аминь».

 

 

4.jpg

1.jpg

2.jpg

 

Все наших сестренок форумчанок Марин с наступающими именинами!

  • Like 2

Share this post


Link to post

«По чистоте души своей он был подобен прекрасной жемчужине»

К 20-летию обретения мощей святителя Николая (Могилевского)

 

Иеромонах Иаков (Воронцов)

image.png.023f4c3a4f636e11631b8a4dfcd3904b.png

 

Для каждого из нас познакомиться со священноисповедником Николаем (Могилевским) – точно получить сокровище. Сегодня, в день 20-летия обретения его святых мощей, об этом архипастыре Божием рассказывает секретарь Комиссии по канонизации святых Казахстанского митрополичьего округа, клирик Вознесенского кафедрального собора Алма-Аты иеромонах Иаков (Воронцов).

 

Господь слышит тех, кто других слышит, или евангельская наука в действии

Скрытый текст

 

Владыка Николай (Могилевский) С детства я помню, как среди многих других алмаатинцев мы приходили на центральное городское кладбище, под сень над двумя могилами, молились нашим казахстанским святителям – митрополиту Николаю (Могилевскому) и митрополиту Иосифу (Чернову), – и всегда была такая радость – пасхальная, чудесная. Особенно когда так соборно служилась панихида, и весь народ, как то и любил владыка Николай, пел.

– Пойте, други мои, пойте! Пойте всегда, умеете или не умеете. Прислушивайтесь, у каждого человека есть слух, только он не разработан. Ведь не глухие же вы, разговор же слышите, так и пение будете слышать, если станете постоянно петь и прислушиваться к пению. Если сначала плохо получается, пойте тихо, но пойте, – наставлял владыка и объяснял: – Пока вы поете – вы и молитесь внимательнее. Вот, обратите внимание, как трудно поначалу удержать в уме молитву. А когда молитву поете, она всегда с вами. Перестали петь – сразу мысли заполнили ум, и он пошел гулять по белу свету. Да и как можно не петь, когда душа поет во время богослужения![1]

Священноисповедник Николай ныне уже прославлен – Церковью засвидетельствовано, что Господь являл в этот мир Себя через служителя Своего. Оттого-то и радость такая еще до прославления была во время панихид, даже на кладбище, точно в храме…

Сам владыка Николай хотел, чтобы его похоронили на территории Никольского кафедрального собора в Алма-Ате. Безбожники в свое время надругались над этой святыней, там при советской власти чего только не было: и музей атеистический, и заведения всякие, а потом даже коней загоняли в храм, – уж не знали, как поглумиться. Росписи, внутреннее убранство – всё это было уничтожено. Владыка Николай восстанавливал храм в честь своего небесного покровителя, чье имя он носил в монашестве, с большой любовью, многие годы служил в нем. А когда был уже тяжко болен, подал прошение на погребение его здесь, но уполномоченный по делам религии в Казахстане отказал.

Архиепископ Николай в Джамбуле. Крайний справа — сидит отец Савва Котляров (папа будущего Санкт-Петербургского архиерея), в центре стоит мать владыки Гликерия Ефимовна, а справа подросток — предположительно, это Володя Котляров, будущий митрополит

Святость владыки Николая не только в его исповедничестве, это еще и великий молитвенник наших дней

Власти выделили место на обычном кладбище и обещали владыке, что потом, после, дадут-де разрешение на постройку часовни над захоронением (свое обещание они не сдержали). Только уже много лет спустя была установлена сень. А ровно 20 лет назад, в этот же день – 8 сентября, желание владыки Николая было исполнено – Сам Господь благоволил, чтобы его честные мощи были обретены и перенесены в Никольский собор, где сегодня в украшенной раке он и почивает.

Алмаатинцы, гости города – а поклониться нашему святому архипастырю приезжает множество паломников, в том числе и издалека, – посещают прежде всего два места, связанные с памятью священноисповедника: Никольский собор, где он служил и почивает сейчас мощами, и могилку на кладбище.

Святитель и сейчас – как при жизни: всех слышит. Святость владыки Николая не только в его исповедничестве, это еще и великий молитвенник наших дней. Удивительный дар молитвы дан ему от Бога за всё, что он так кротко, во образ Господа, претерпел, за то, как он твердо следовал узким путем заповедей евангельских и вел за собой духовенство и паству.

Многие и сейчас рассказывают, какое утешение в скорбях получают у раки его мощей, как быстро приходит ответ.

 

Пришел на место расстрелянного предшественника

 

При том, что владыка Николай имел очень кроткий характер, он понес огромные апостольские труды на казахстанской земле. Его имя – в ряду с именем архиепископа Софонии (Сокольского), первого здешнего архиерея, который прибыл сюда во второй половине XIX века, когда епархии здесь еще и не существовало: было, конечно, немного приходов, но все-таки владыка практически с нуля, как миссионер, поднимал епархию.

Так же как в свое время святитель Софония учил здесь пению поставляемых им священнослужителей, певчих – выбирая и тех и других из собираемых прихожан, – так и владыка Николай, выросший в священнической семье, где особо чтились традиции церковного пения, а потом как учитель приходской школы, еще у себя, на родной ему Украине, занимался пением с детьми, молодежью, тем самым отвлекая их от пагубных увлечений и распутства, и здесь, в Казахстане, тоже разучивал с народом тогда мало кому известные кондаки, тропари праздников, другие церковные песнопения, объяснял их литургический смысл, много беседовал с людьми, как-то ненавязчиво тем самым катехизируя.

Время-то тогда было оголтелое, безбожники ставили себе целью нравственно разложить народ. Непосредственного предшественника владыки Николая по кафедре – священномученика Тихона (Шарапова), не дав ему прослужить и полгода, расстреляли на расстрельном полигоне Жаналык в 1937-м году. Вот на какое место был назначен владыка Николай.

Как таковой Казахстанской епархии тогда уже вновь не существовало, храмы не действовали. Наверняка, конечно, и верующие молились, и духовенство тайно по домам совершало литургии, Крещения, Венчания, отпевания… Но всё это было катакомбно. И как это всё при тех временах легализовать?..

 

Как Бог, действуя через Своих подлинных учеников, спасает многих

 

Здоровье владыки Николая было подорвано тюрьмами, ссылками, голодом-холодом, жизнью без крова, на подаяние. Как-то он уже даже в обморок от истощения упал. Так бы и умер, если бы его не подобрал татарин. Это происходило в Челкаре – казахстанском городке, куда владыку отправили после очередного ареста, – просто вытолкнули ночью из поезда в нижнем белье и рваном ватнике. Местные старушки сжалились, кто что принес: латаные валенки, шапку, старые штаны. Одна – в сарае с коровой и свиньей приютила. О том, что он епископ, владыка никому ни слова не сказал... Помните, ведь и будущий вселенский святитель Николай Чудотворец тоже одно время жил буквально на улице, никому не открывая, кто он.

Да вот и тут Господь Сам уже вмешался, в данном случае повелев иноверцу-мусульманину выходить этого лежащего посреди улицы без чувств человека.

В замечательной книге-жизнеописании владыки Николая, на которую мы уже ссылались, приводится такой диалог, когда этот татарин приехал в больницу, куда он ранее без сознания отвез архиерея, а теперь вернулся, чтобы забрать его:

– Почему вы решили принять участие в моей жизни и так милостиво отнеслись ко мне? Ведь вы меня совсем не знаете, – спросил владыка.

– Надо помогать друг другу, Бог сказал, что мне надо помогать тебе, надо спасать твою жизнь.

– Как сказал вам Бог?

– Не знаю как, когда я ехал по своим делам, Бог сказал мне: «Возьми этого старика, его нужно спасти»…

Так татарин и забрал его к себе. Выхлопотал, чтобы к нему его духовную дочь Веру Афанасьевну Фомушкину перевели, отбывавшую тоже, правда, в другом месте, срок в ссылке за то, что она, кстати, и ранее заключенному владыке Николаю даже кагор и просфоры в заточение для совершения литургий передавала. Она уж и не стала скрывать от челкарцев, кто у них побирался всё это время.

Кстати, владыку Николая вытолкнули на заснеженный полустанок городишки Челкар буквально через несколько дней после того, как там в 1942-м году в татарской семье, у женщины в крайней степени истощения из-за голода, поскольку всё тогда отдавали на фронт, у Нагимы Хасановны, родился мальчик, которого при рождении назовут Шамиль. Потом, в Крещении, он получит имя Афанасий, станет православным священником. А после и примет монашество в московском Сретенском монастыре с именем Иов. Ныне это архимандрит Иов (Гумеров). Двое его сыновей тоже стали священниками, дочь выбрала служение милосердия.

В житии Николая (Могилевского) много пересечений со святителем Николой, которому наш архипастырь тезоименит

«Может быть, и моя сердобольная мама подавала ему милостыню, – пишет отец Иов о Высокопреосвященнейшем земляке[2], – а он молитвенно желал ей и ее семье спасения. …убежден: присутствие в городке святого угодника Божия, регулярное совершение им Божественной литургии, совместное моление других благочестивых православных людей благодатно действовало не только на молившихся, но и на всех, кто жил в этом маленьком городке. Известно, что праведники хранят град. Потому, размышляя с благодарностью к Богу о своем пути в Православие, считаю святителя Николая (Могилевского) одним из своих благодетелей. Возможно, уже тогда Божественная благодать коснулась моего младенческого сердца».

Владыка Николай сразу же, оказавшись под кровом, стал действительно служить, крестить, исповедовать, причащать на дому. Тогда как раз война шла, люди о родных не знали, вернутся ли они живыми, похоронки получали, – скольких тогда владыка утешал. Без конца к нему народ шел со своим горем.

А он всегда и везде был в служении, – даже, когда еще скрывал свой сан, даже в больнице, когда чуть-чуть окреп, стал уже подниматься: кому судно принесет, другому воды подаст, третьему постель поправит, – и так вокруг него всегда тихо, радостно, тепло было. Так его и там еще все «добрый дедушка» прозвали, не понимая толком, кто перед ними… В чем-то в житии и образе священноисповедника Николая (Могилевского) много пересечений со святителем Николой, которому наш архипастырь тезоименит.

Опыт святителей, что Мирликийского чудотворца Николая, что нашего Алма-Атинского священноисповедника Николая, свидетельствует, что если человек принимает от Бога свой крест и достойно несет его, то и Господь его не оставляет. Может быть, кому-то этот на все времена универсальный урок пригодится и в наш многомятежный век.

 

И владыка в «Бессмертном полку»

 

А потом владыку Николая архиереем именно на нашу 8 лет пустовавшую или, как говорят, вдовствующую Казахстанскую кафедру назначили. Это было уже в 1945-м году. А до этого он со всем народом крест тягот и скорби пронес. Он еще до своего архиерейства в доме у женщины, потерявшей на войне всех своих родных, молельную комнату устроил, там и исповедовал, беседовал, утешал.

Так что, когда в этом юбилейном 75-м году Победы мы готовили фотовыставку портретов, кто из священнослужителей и верующих в войну особо постарался, мы, конечно, включили и нашего владыку-священноисповедника Николая. Он, кстати, проскомидию совершал, когда пришло известие:

– Война началась.

В центре – архиепископ Николай

Так он вышел и сразу народу так и сказал:

– Не в силе Бог, а в правде, – повторил слова святого благоверного князя Александра Невского, 800-летие со дня рождения которого мы также отмечаем в этом году.

Так с самого начала веру в победу архипастырь своей пастве и внушал. Владыка Николай всю свою жизнь так и возился с людьми. Был доступен для всех. Так что, когда его на большую Казахстанскую кафедру уже официально назначили, он даже заробел. Сохранилась такая запись в его дневнике:

«Указом Патриарха я назначен в Алма-Ату с титулом ‟Алма-Атинский и Казахстанский” – в город зелени, фруктов, красивый город – столицу всего Казахстана.

Слово ‟столица” смущало мой немощный дух, я просился в маленький городок родной матушки-России, но Господу, видится, угодно увеличить тяжесть архиерейского омофора. Буди тако, яко изволися!»

 

У него даже аксакалы за сыновей-наркоманов помолиться сейчас просят

 

К владыке Николаю и иноверцы шли за благословением, за советом, с просьбой о молитве

И вот этот старец, который столько уже всего пережил, неутомимо ездил по огромной Казахстанской епархии, в самые отдаленные ее районы, уголки, всюду безотказно общался со всеми, сам, лично каждого из всей своей паствы постоянно благословлял. А на его службы со временем уже тысячами народ стекаться стал, – в храмах, разумеется, все не помещались, люди молились на улице. Потом и провожать владыку в последний путь около 40 тысяч съедется.

К владыке Николаю и иноверцы шли за благословением, за советом, с просьбой о молитве. И он, разумеется, всех с любовью принимал. У него и сейчас у раки постоянно мусульман видишь. В Казахстане много с наркотой всякого рода соблазнов – в горах мак, конопля растут, – так вот, аксакалы и приходят, как к последней надежде, за сыновей своих просить пред Богом ходатайства.

 При владыке Николае епархия точно из ничего воскресла. Я помню слова архимандрита Исаакия (Виноградова), это сподвижник митрополита Николая, его ближайший духовный сын, преемник, – в надгробной речи он сказал:

– По чистоте души своей он был подобен прекрасной жемчужине.

Владыка Николай действительно для всех, кто так или иначе узнает о нем, даже через публикации, – драгоценность.

При жизни к нему уже относились как к живому святому. Это воплощенная кротость и любовь. Нам иногда сложно напрямую воспринять и применить в своей жизни Евангелие, – а через опыт святых нам эта наука и открывается.

Владыка был и остается миротворцем (Мф. 5, 9). Время тогда было такое, – хотя когда оно простым бывает? – народ настрадался столько, многие ожесточены были. Кто-то, конечно, тюрьмы да ссылки, как владыка Николай, проходя, только укреплялся духом, но не у всех есть столько внутренних сил, люди ломались. Много было озлобленности, подозрения. Надо было как-то всё улаживать, ко всем подход находить, врачевать души.

Казахстанская епархия в свое время полностью уклонилась в обновленчество, – многие священники, кто и возвращался в Церковь, были из раскольников. Даже секретарь у владыки – протоиерей Анатолий Синицын – ранее в обновленчестве женатым архиепископом значился, потом его приняли обратно в Православие просто как мирянина, после уже рукоположили, – но до конца жизни он так и оставался чрезвычайно сложным человеком. Сколько с ним владыка Николай намучился. Терпел. Не отталкивал.

Владыка вообще всегда радовался, когда ему человека примирить с Богом или людей между собою удавалось. Пока все находились под молитвенным покровом святого архипастыря, в его присутствии всё как-то сглаживалось, а после его смерти опять, по немощи человеческой, многое обострилось...

Владыка Николай с духовенством и паствой в Алма-Ате весной 1955 года, предположительно, на праздник Пятидесятницы

 

Отводящие угрозу, или дело не в высших образованиях и знаниях новомодных научных теорий

 

Память о владыке Николае жива, его народ очень любит, почитает. Практически в каждом храме на земле Казахстана есть его икона, и часто с частицей мощей, хотя люди и в Алма-Ату поклониться специально его мощам выбираются. На дни памяти владыки все, как и при его жизни, в храм не вмещаются, – до 15 тысяч молящихся бывает. О владыке Николае и книги изданы, и фильм снят, и медаль, и орден его имени есть.

Приведем стихотворение архимандрита Исаакия (Виноградова), литературно, может быть, оно и не выверено, но выражает ту любовь, – да простую, неискусную, но какую-то по-детски доверительную, что казахстанцы испытывают к двум своим святителям – к митрополиту Николаю (Могилевскому) и митрополиту Иосифу (Чернову), последний еще не прославлен. Именно своей любовью, такой же принимающей и не надмевающейся, и архипастыри к своей пастве относились. Дело ведь вовсе не в высокоумии и высших образованиях… Не в знании новомодных научных теорий. Что наука?..

У нас даже считается, что по их молитвенному заступничеству в нашем сейсмически опасном регионе с тех пор, как эти два святителя прибыли на эту землю, освятили ее своими молитвенными подвигами, христианскими трудами, верой в Господа Распятого, ни одного разрушительного землетрясения или селя не стряслось, хотя ранее это была реальная угроза.

 

О княжении не от мира сего

 

Для меня самого митрополит Николай с детства был большим духовным авторитетом, хотя тогда он еще и не был канонизирован. Мое первое церковное послушание было связано с его памятью – мне поручили следить за подсвечником у Козельщанской иконы Божией Матери. А мой друг Роман ухаживал за свечами перед иконой святителя Николая Мирликийского. Это два больших образа слева и справа от царских врат в Никольском кафедральном соборе Алма-Аты. Оба в итоге мы стали иеромонахами. А Роман в монашестве еще и имя Николай носит – его постригли в честь как раз священноисповедника Николая (Могилевского).

Недавно мне рассказала одна из старейших прихожанок Никольского собора – Татьяна Александровна Клочкова, как Козельщанская икона Пресвятой Богородицы попала в наш собор. История такова: одна семья переехала в Алма-Ату из Пензенской области, и привезла с собой этот образ. Это огромная икона, – она явно была из храма, которые тогда всюду по стране закрывались, люди что-то из убранства церковного разносили по домам, многие, конечно, так старались сберечь святыни. Но когда к этой семье зашла как-то старенькая старушка-соседка и увидела у них этот образ, она им так и сказала, что икона храмовая, а к нам владыку назначили, храм открылся, а икон в церкви нет…

– Отдайте икону в храм!

А те деньги большущие сразу же запросили. Она пришла к владыке, как назвала сумму…

– Да откуда же у меня такие деньги? – ответил он.

Всю оставшуюся жизнь он так и прожил, привыкший к скитаниям, более чем скромно. И ел всего понемногу и самую простую еду. Подрясники сам себе шил из холстины, – преподобным Сергию Радонежскому, Серафиму Саровскому, Нилу Столобенскому, в чьей обители он принял монашество, подражал. «Неудобно как-то, – говорил, – нашим преподобным службу самому разодетому в парчу править. Они-то в простых облачениях служили, а какой святости достигли!» Да и паства-то у владыки Николая – все люди простые, работяги были, кто какую копеечку в храм принесет, и то слава Богу.

Кстати, владыка Николай часто вспоминал своего дедушку, тоже священника, как тот, прослужив на одном месте 60 лет, никогда ни на какое более хлебное место не стремился. Наставлял ради Иисуса, а не хлеба куса служить и отца владыки:

– Сын мой, никогда не гонись за деньгами! Если спросят тебя, сколько нужно за требу, ты скажи: «Копеечку». И никогда ты не будешь знать нужды, народ сам оценит твое бескорыстие и поддержит тебя.

Так и дед владыки поступал, и отец, и сам архипастырь. Как Господь наш – Царь не от мира сего (Ин. 18, 36), и Царство Его Небесное да внутрь нас есть (ср. Лк. 17, 20–21), так и владыка княжил – известно же, что архиереев «князьями Церкви» называют, но княжество это тоже не от мира сего, внутрь есть.

Так этой бабульке-прихожанке, назвавшей ему астрономическую сумму, озвученную соседями, владыка Николай тогда и сказал:

– Давай я буду Богу молиться, а ты каждый день ходи и проси...

В итоге эти люди икону сами, без всяких денег взамен, в храм принесли.

А дело в том, что история Козельщанской иконы связана с Украиной, откуда родом владыка Николай, где он в свое время служил, был инспектором в Полтавской семинарии. Это святыня для него, конечно, была большим утешением на далекой от родины Казахстанской земле.

 

Как укротить потенциальных революционеров?

 

Сам владыка происходил из очень благочестивой семьи, у него и дед и отец, как мы уже отметили выше, были священниками, мама глубочайшей веры, бабушка, хотя была даже не особо грамотной, наизусть знала огромное множество житий и рассказывала их по памяти внукам так, что те потрясающе живо представляли себе подвиги святых, их внутреннюю борьбу. То есть это была не просто начетническая эрудиция… Так вот будущему архипастырю с самого малого детства евангельскую чистоту да простоту и привили.

Представляете, вот он в Полтаве в семинарии инспектором был. Это же административная должность, – молодежь таких не любит. А тем более время предреволюционное, все на взводе. Украина вообще всегда была сложный эпицентр. Страсти накалены. Бунты, угрозы, расправы. Однажды, в силу обостренной обстановки, ректорат решил семинаристов на Рождество домой не отпускать. Так будущему владыке Николаю те, разгневанные, записочку подсунули: «Умоешься кровью, если не отпустишь на Рождество!» Он не растерялся, просто пошел в класс с этой запиской и стал вызывать одного за другим:

– Читай вслух…

Владыка, по чистоте своей, обладал с самой молодости этим навыком души преображать

Один покраснел: не могу, мол, прочесть, неразборчиво написано… Другого вызвал, – то же самое. Третьего… Так и обратил их к покаянию.

А то еще в карты пошла мода «резаться». А у владыки какая-то такая смекалка была, что он мог раскусить хитрости – те на шухере кого-то выставляют: мол, на тему книги, которую якобы читаешь, с проходящим сразу заводи разговор, мы и поймем… А владыка возьми да и зайди к ним через черный ход. Хлопцы в азарте там орут: «у меня пики!!», «а у меня трефы!!!»

– А у меня бубны, – владыка доверительно сообщил.

Те оборачиваются: немая сцена, потом паника явно нарастает… Сейчас взорвется… «Исключат же теперь из семинарии!» Он их не выдавал. Умел как-то при этом к раскаянию расположить. В итоге его полюбили. Но он был все-таки в их же интересах строг.

Владыка, по чистоте своей, обладал с самой молодости этим навыком души преображать, – тянулся к такому священнослужителю-пастырю народ. Так что и к нему эта известная присказка относится: «Если бы все попы были такие, то и революцию не надо было бы устраивать».

 

Что для пастыря да архипастыря важнее «научных целей»?

 

А все его архипастырство пришлось уже на годы просто закипания всех тех противоречий, что время от времени прорываются наружу общественного бытия, – и на Украине уже тогда раскол был и движение за автокефалию, и потом, на Тульской кафедре, ему с обновленцами пришлось столкнуться, и на Орловщине, и далее – в Казахстане.

Но он всю жизнь, как воин, на страже Православия стоял! За единство Церкви Христовой, как и все подлинно святые той же Украины. За жизнь в святоотеческом предании!

Характерен отзыв на квалификационную выпускную его работу «Учение аскетов о страстях», написанный епископом Феодором (Поздеевским), тогдашним ректором Московской духовной академии, которую по настоянию всей братии Нило-Столобенской пустыни, постригшей владыку Николая в монашество, он и заканчивал. Владыка ректор там цитирует мнение автора о задаче исследования:

«Мы не задаёмся научными целями <…> задача наша проще и конкретнее, – поучиться в целях назидания у св. отцов-аскетов столь жизненному вопросу».

И далее преосвященный рецензент продолжает:

«Автор остался вполне верен своему заявлению и дал в сочинении действительно назидательное чтение для всякого, кто хотел бы научиться у святых отцев делу борьбы со страстями и содеванию своего спасения».

Владыка Николай так и жил потом всю жизнь – по-евангельски да в духе святых отцов. Не высокомудрствовал да других вразумлял:

«Вне Церкви нет спасения. Вне Церкви нет и истины, только в Церкви Господь Своей благодатью кающихся спасает».

Иеромонах Иаков (Воронцов)
Подготовила Ольга Орлова

8 сентября 2020 г.

 

https://pravoslavie.ru/133815.html

  • Like 2
  • Thanks 2

Share this post


Link to post

Наталии, поздравляю с днём Ангела!

 

Перечитывая Страдание святых мучеников Адриана и Наталии, ещё раз убедилась, насколько актуально это бесценное чтение, сколько полезного в нём для нас не только с точки зрения познания подвига святых мучеников, но и даже для оценки происходящего вокруг нас именно сейчас и в Церкви, и в миру.

 

«…Один из слуг Адриана, побежав поспешно в его дом, возвестил госпоже своей Наталии, жене Адриановой, о том, что господина его заковали в цепи и отправили в темницу.

Услыхав о сем, Наталия пришла в великий ужас, горько, горько заплакала и, разорвав на себе одежды, спросила слугу:

- За какую же вину господина моего посадили в темницу?

- Я же сказал тебе, - отвечал слуга, - что их мучили за некоего Христа и за то, что они не послушались царского повеления поклониться богам.

Тогда Наталия весьма возрадовалась духом, перестала плакать, сбросила с себя разорванные одежды и, надев самые лучшие, отправилась в темницу.

Дочь верующих в Бога и святых родителей, Наталия боялась ранее открыть кому-либо свою веру во Христа, которую хранила тайно, так как видела, какому лютому гонению и мучению подвергаются христиане со стороны нечестивых; теперь же, услыхав о том, что муж ее верует во Христа и записан в число осужденных на мучение, и она твердо решила объявить себя христианкой.

Войдя в темницу, блаженная Наталия припала к ногам мужа своего и, облобызав его оковы, сказала:

- Блажен ты, господин мой, Адриан, так как нашел такое сокровище, которого не наследовал от своих родителей... какого не приобрел бы даже и на старости лет, оставаясь в еллинском заблуждении. Теперь без печали пойдешь ты в будущую жизнь и найдешь такое сокровище, которого не получат там те, которые собирают себе большое богатство и приобретают имения.

Там уже не будет им времени на то, чтобы приобретать что-либо... когда никто не может избавить от вечной смерти во аде и от мук геенских; там никто не поможет друг другу - ни отец сыну, ни мать дочери, ни великое земное богатство - собравшему его, ни рабы - господину своему, но каждый понесет свое наказание.

Твои же все добродетели, господин мой, пойдут с тобою ко Христу, чтобы воспринять тебе от Него блаженство, уготованное любящим Его. Иди же к Нему с дерзновением... Молю же тебя, господин мой, твердо пребыть в том звании в которое ты призван Божиим милосердием. Да не возвратит тебя с оного доброго пути ни сожаление о юной красоте, ни любовь к родным, ни друзья, ни богатство ...ничто земное: всё это придет в ветхость и истлеет; но имей пред очами своими только то одно, что - вечно, и не взирай на тленные и временные блага мира сего. ... Не бойся ярости мучителя и различных его мук, всё это скоро окончится, а от Христа на небе Его рабам, страждущим за Него, будет вечная награда».

 

адриан и наталия1.jpg

  • Like 1
  • Thanks 2

Share this post


Link to post

Немного из истории храма в честь Наталии и Адриана, с сайта Православие ру. Столько всего переплелось, созвучного дню сегодняшнему, но совсем а другом измерении...

"...Мало кто знает, что появление в Москве Мещанской слободы с ее знаменитыми улицами и приходской церковью Адриана и Наталии было результатом успешной борьбы Москвы за присоединение Украины. Когда гетман Малороссии Богдан Хмельницкий обратился к московскому государю с просьбой принять его в подданство, чтобы защититься от Польши, просьбу обсуждал Земский собор, поскольку в этом случае России грозила война с Польшей. И все же 1 октября 1653 года Земский собор принял историческое решение о воссоединении Украины с Россией. В начале января 1654 года Богдан Хмельницкий обратился к раде с предложением принять подданство у русского государя, и народ единогласно воскликнул: «Волим под царя московского!» В мае 1654 года началась длительная война России с Польшей, трудная, но успешная для русской короны. Именно тогда были возвращены и вошли в состав России малорусские и белорусские земли и такие города как Смоленск, Ростиславль, Дорогобуж, Полоцк, Мстислав, Орша, Гомель, Витебск, Минск, Гродно, Вильно, Ковно и многие другие. В 1667 году было заключено Андрусовское перемирие, по которому за Россией оставалась Левобережная Украина с Киевом.

А уже в 1671 году в Москве была создана целая слобода для переселенцев из этих городов, получившая название Мещанской слободы. Земли им выделили довольно почетные – часть Троицкого тракта за Сретенскими воротами и частично земли соседней дворцовой Напрудной слободы (где стояла знаменитая церковь мученика Трифона), причем дворцовые земли были предоставлены безвозмездно. Интересная особенность: тем, кто селился ближе к центру Москвы, давали относительно небольшие участки, а к окраине они увеличивались вдвое – под традиционные огороды и благоустроенные палисадники с цветами. Имя же слободы «Мещанская» возникло от польского miasto, означавшего «город» и mieszczanin – «горожанин», поскольку новые московские жители были переселенцами именно из городов. В основном это были мирные горожане, ремесленники и торговцы, добровольно переселившиеся в Россию с семьями, но среди них было и множество военнопленных, не пожелавших вернуться на свою родину.

Так слобода оказалась многонациональной: здесь жили и поляки, и белорусы, и литовцы, и украинцы. Есть версия, что власти намеревались создать Мещанскую слободу по этнографическому принципу, наподобие Немецкой слободы, где жили бы только переселенцы их этих присоединенных западнорусских городов. Действительно, на первых порах они были явно обособлены от других московских слобод: находились в ведении Посольского приказа, имели собственную школу, выборное самоуправление, которое возглавлял царский наместник. Однако уже к концу XVII века там жили и русские – выходцы из Ярославля, Углича, Владимира, – что в итоге превратило Мещанскую слободу не в отдельное этническое поселение, а просто в новый московский район. Мещанская слобода оставила четыре Мещанские улицы, и все они сохранились до сих пор, но под другими именами.

Традиционным для Москвы было и сооружение собственной слободской церкви. Уже в 1672 году жители Мещанской слободы выстроили себе приходской храм во имя святых Адриана и Натальи, освященный по именинам царицы Натальи Кирилловны Нарышкиной, только что обвенчавшейся с царем Алексеем Михайловичем. Первый храм был деревянным и однопрестольным, но столь богато украшенным, что когда в него забрались воры, то унесли множество драгоценностей; значит, прихожане были не бедными. В начале 1680-х годов церковь сгорела, и было решено строить на ее месте новый каменный храм, что опять свидетельствовало об относительном достатке его прихожан, хотя они и обратились за небольшой помощью к казне. И тогда государи-соправители Петр и Иван Алексеевичи велели выдать на новоустрояемый храм много хорошего железа для затворов на окна и двери, которое было снято с кровли здания Посольского приказа, находившегося в Кремле.

Строилась церковь недолго, с 1686 по 1688 год. Главный престол каменного храма уже был освящен во имя святых апостолов Петра и Павла, по тезоименитству государя Петра Алексеевича, а во имя святых Адриана и Натальи устроили придел. Достопримечательностью храма стали поливные изразцы, сделанные белорусскими мастерами. Надпись, выложенная на изразцовом поясе, гласила, что церковь сооружалась повелением государей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича и царевны Софьи, – это подчеркивало статус Мещанской слободы.
Жители Мещанской слободы занимались отнюдь не только огородами, ремеслом и хозяйством. Многие из них состояли на государевой службе, занимали должности в Посольском приказе, мастера серебряных дел выполняли патриаршие заказы на изготовление богатых окладов для икон. Среди жителей слободы были и лекари, и живописцы, и меховщики, которые заведовали особой соболиной казной – старинной «валютой» России.

В XIX веке 1-я Мещанская была уже сугубо торговой улицей, где наряду с мелкими дворянами селилось и торговало купечество. Появлялись новые прихожане, заботившиеся о храме Адриана и Наталии. Главными его хранителями стали «чайные короли» Перловы, те самые, что оставили Москве знаменитый чайный домик на Мясницкой. Задолго до того, еще в 1836 году, Перловы поселились на 1-й Мещанской, 5. 

Новые хозяева, братья Василий и Иван Перловы, открыли свой фирменный чайный магазин. Он был не первым (первый открылся еще в 1823 году на Ильинке), но главным перловским магазином в Москве до появления чайной пагоды. 
Приходским храмом Перловых был храм Адриана и Наталии, стоявший рядом с их домом, и Семен Васильевич Перлов состоял его ктитором на протяжении 27 лет. Оттого храм стал главным центром всемосковских торжеств 1 января 1887 года: под его сводами праздновали 100-летие чайного дома Перловых. За эти 100 лет, начиная с того дня, когда московский купец, православный уроженец Рогожской слободы Алексей Перлов открыл свои первые чайные лавки в Торговых рядах на Красной площади, и до празднования юбилея, Перловы успели стать «чайными королями» России, сопоставимыми по уровню с магнатами Рябушинскими, Морозовыми, Прохоровыми, Боткиными, Абрикосовыми. По указу Александра III в год 100-летия фирмы Перловых им было пожаловано дворянство (немногие купеческие фамилии удостаивались такой чести) и звание поставщика двора его императорского величества.

Торжества 1 января 1887 года начались с праздничного богослужения в церкви Адриана и Натальи с участием знаменитого хора из Чудова монастыря. Из церкви духовенство отправилось в дом Перловых на Мещанской, где в помещении магазина перед иконами был отслужен благодарственный молебен. Настоятель храма протоиерей Петр Казанский в своем слове отметил заслуги Перловых, сказав, что они соединяли «честное и ревностное служение своему делу с исполнением заповедей Божиих и обязанностей общественных», и призвал благословение Божие на их добрые начинания и на служение Господу в исполнении Его святых заповедей. Здесь имелась в виду широчайшая благотворительность Перловых, связанная как с социальной помощью, оказываемой под патронажем преподобномученицы Елисаветы Феодоровны и Императорского человеколюбивого общества, так и с деяниями на благо Церкви. Перловы, не считая многолетнего ктиторства в храме Адриана и Наталии, помогали Шамординскому монастырю, устраивали храм и памятники на севастопольском кладбище и создали храм в честь Донской иконы Божией Матери в родовом имении Перловка..."

  • Thanks 3

Share this post


Link to post

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.
Note: Your post will require moderator approval before it will be visible.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Restore formatting

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.


  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...