Jump to content

Recommended Posts

Обсуждение приговора. Архимандрит Тихон на телеканале «Дождь»

 

Решение суда в отношении участниц группы Pussy Riot телеканал «Дождь» обсудил с архимандритом Тихоном, искусствоведом и куратором выставки «Осторожно, религия!» Адреем Ерофеевым, писателем и литературоведом Мариэттой Чудаковой, а также с журналистом и публицистом Денисом Драгунским.

Текст можно прочитать здесь

 

http://youtu.be/06TQWua9ViU

Share this post


Link to post

Владимир Соловьев: истинные причины нападок на Церковь и Патриарха

 

http://dl.dropbox.com/u/14775724/forum/utro_-_2_-_8-9_-_sayt2.mp3

 

original.jpg
Я скажу вам то, что никто и никогда еще не говорил. Простите меня за это, граждане. Предлагаю 5 минут подумать: почему все говорят только о Русской Православной Церкви, почему сконцентрировались в своих атаках на Святейшего Патриарха Кирилла, сконцентрировались в атаках на Храм Христа Спасителя? Откуда это все? Почему никто не атакует нас, евреев? Почему нет общественного наезда на братьев мусульман?

Ведь и раввины и муфтии поддержали Путина. На том же самом совещании, где Патриарх Кирилл высказывал свое отношение к выборам, ту же самую консолидированную позицию выразили представители всех остальных монотеистических религий. Но никто не публикует разоблачительные статьи об образе жизни Берл Лазара и Шаевича, никто не публикует разоблачительные статьи о муфтиях: какие у них часы, на чем они ездят, какие бизнес-схемы вращаются? Какие дивиденды от этих бизнес схем в виде пожертвований попадают к религиозным структурам, не имеющим отношения к Православию? Почему так интеллигентно молчим?

 

А потому что попробовали бы Адагамов и Рынска, попробовали бы Гельман и Гозман сказать что-нибудь по поводу иудеев и по поводу мусульман. Вот хоть бы что-то попробовали… И вот тогда бы выяснилось, что международное влияние как иудейских, так и мусульманских организаций настолько велико, что и деньги из-за границы перестали бы идти, и тихо-вежливо политические контакты куда-нибудь испарились, потому что попробуй пойти против замечательно работающей системы взаимопомощи иудейских сообществ, знаю не понаслышке, о чем говорю, и правильно делают. Поробовали бы хоть что-нибудь, вот, например, в хоральную мечеть заскочить, устроить в главной мечети Москвы – концерт Pussy Riot. Страшно. Хотя что, разве чем-то отличается позиции по отношению к светской власти мусульманства, православных христиан и иудаизма в России? Нет, все поддерживают, никто не находится в оппозиции. Но почему никто об этом не говорит?

 

В том-то и дело. Потому что оказалось, что РПЦ самая беззащитная структура, у которой нет мощной лоббистской сети за рубежом, как у нас, иудеев, у которой нет более чем пугающего международного опыта борьбы за чистоту убеждений против наездов, который есть у наших братьев-мусульман, что я не поддерживаю в их проявлениях. Но после истории с карикатурами и многих других, хочу я посмотреть на людей, которые попытаются что-то квакнуть. А на РПЦ можно! Можно! Несмотря на свое этническое происхождение, несмотря ни на что, на источники получения денег, РПЦ – можно. Ату! По башке-то ведь не получат, в том числе и заказчики. А попробовали бы кто-нибудь из «болотной» от Мамута до Капкова, да кто угодно, попробовал бы кто-нибудь из издателей разнообразных журналов только чего-нибудь…

Попробовали бы кто-нибудь из «Эха Москвы» - от Альбац и до Сорокиной что-нибудь квакнуть протии иудеев и иудаизма…

 

Так вот, попробовали бы они хоть что-то сказать… Я еврей и я иудей, и я хорошо знаю многое и многое и о деятельности многих, очень хорошо знаю. Но я что-то ни разу не видел, чтобы наша прогрессивная общественность где-нибудь бы что-нибудь написала. Ни разу не видел, чтобы что-нибудь написала о мусульманах, я имею в виду о муфтиях. То есть так очень аккуратненько… Что такое, ребята? Пришла статистика, по которой (кстати, немногие это понимают) количество религиозных учреждений на душу населения меньше всего у христиан в России. Не у иудеев, у нас, по-моему, синагог больше чем ортодоксальных иудеев. Не у мусульман – а у православных. Москва, которая когда-то была городом сорока сороков и над которой малиновый звон стелился, плыл… Сейчас вот принят программа, которой сопротивляются как только могут, о строительстве двух сотен церквей. Без копейки государственных денег. Вы не представляете, какое дикое сопротивление этому идет, какая дикая ненависть. То есть борются как могут.

 

Когда у себя Гозман размещает размещает: а вы знаете, что по данным ВЦИОМа, на самом деле людей, которые посещают церковь и которые соблюдают пост, крайне мало. Ну, так, конечно. В этом и трагедия. Ни одна религия не пострадала так страшно, как православие русское. Почему? Сначала 300 лет уничтожали православие цари, начну с момента, когда Петр I запретил выборы патриарха, и де-факто православие превратилось в такую хитрую форму англиканской церкви, когда управлял синод и обер-прокурор, а главой церкви – предстоятелем – был государь-император. То есть, конечно, это не русская православная традиция. После этого, только восстановили – пришли большевики, которые уничтожали все, каленым железом пытались выжечь веру, дискредитировать служащих, уничтожить их. Притом большевики действовали хитро: ведь тогда же появились параллельные структуры к РПЦ, ну, много чего было. То есть активная работа КГБ - уничтожение непосредственно священнослужителей, и дикая пропаганда антирелигиозная, и разрушение храмов, было же все. И создание квазиверы, которым был коммунизм. Все было, чтобы разрушить у русского человека представление о его душе.

 

Вот совратить душу. Иудеи, которые страшно пострадали от советской власти, притом больше всего они пострадали от тех евреев, которые отказались от иудаизма и стали большевиками. Немногие знают, что первые при советской власти еврейские погромы были инициированы вчерашними выходцами из местечек, которые ненавидели своих стариков и ненавидели свои традиции. Но евреям повезло больше потому, что иудаизм не был территориально привязан к России. Поэтому он ушел за границу, выжил за границей, расцвел и потом вернулся в Россию. Мусульманство – тоже отдельная тема. Мусульманство не было и не есть привязано исключительно к России. А с православием не так. А русское православие тем и отличается и от иудаизма, и от мусульманства, что оно коренится именно здесь. И поэтому все 90-е годы шли попытки уничтожения русского православия уже другим путем, через внедрение сюда чуждых сект и религий псевдохристианских или реально христианских. Активное привнесение.

 

Ведь де-факто мы сейчас являемся с вами свидетелями очередного "крестового похода" против русской души, русской веры. Только в отличие от времени крестоносцев… Напомню, что часть этого похода это было противостояние с Александром Невским, если кто-то забыл, то напомню, что когда псы-рыцари, когда тевтонцы шли на земли наших предков (я имею в виду не себя – еврея, а Россию), то здесь надо очень четко учитывать, что тогда была Папская булла, объявлявшая это крестовым походом. Так вот, тогда Александр Невский отстоял Русь и отстоял русскую веру. И сейчас же происходит то же самое. Идет тяжелейший, массированный, мощнейший крестовый поход против сути русского человека, русской веры.

 

При этом как ни странно ощущение русского понимания бога, ощущение веры во многом в России, хотя и в отраженном виде, существовало в образовании. Интеллигентные люди несли этот свет, яркий пример – отец Александр Мень, который, кстати тоже был евреем по национальности, он, унаследовал религиозное чувство благодаря русской литературе: Достоевскому и даже богоборцу Толстому, не говоря уже о Лескове. Но тут приходят Фурсенко сотоварищи и уничтожают вот эту традицию. Поэтому и образование ушло, и рухнул один из столпов русской ментальности. Поэтому я считаю, что все это неслучайно, да, ряд людей просто искренне распространяют ложь и клевещут или пытаются свои, крайне наивные представления о вере о Боге, о сути учения распространить на весь мир, потому что у нас победило описанное у Достоевского «тварь я дрожащая или право имею». Поэтому когда Марат Гельман спрашивает у меня в твиттере: «И что это получается, что им нельзя спорить, дискутировать с Патриархом? Кому «им»? Тварям дрожащим? Да до всего в жизни надо дойти, надо просто соответствовать. Исповедоваться, конечно, можно, просить совета можно, а вот дискутировать подразумевает, что ты равен, хотя бы в интеллектуальном плане. Иначе нет дискуссии. Может ли пятилетний ребенок дискутировать с академиком? Дискуссии не получится, ответов не поймет. Беседовать может, а дискуссии не будет.

 

Не на Патриарха идет удар, и не агнцы небесные предъявляют ему претензии. Но заметьте, как грамотно действовали с позиции PR. Пытались приклеить ему все подряд, пытались приклеить табачные акцизы – а не он этим занимался, он как раз с этим бороться. Пытались приклеить к нему блуд, и то не угадали: вот не блудник он, сестры… Нет на нем блуда, хотя все эти намеки… Пытаются приклеить: «А фамилия у него Гундяев!». Не, ну у вас-то конечно у всех благозвучные светские фамилии, вам-то не страшно, главное, нашли, в чем обвинить человека… «А вот квартира у него – Пентхауз!». Серьезно? Это Пентхауз? Ну-ну, Видели бы вы эту настройку и то состояние, в которое ее привели. Грязь, грязь, грязь. Ссылки, ссылки, ссылки. Можно сказать всегда: «ну я-то что, вот же ссылки». И тут же фраза: «Ну дыма-то без огня не бывает». Еще как бываает...

 

Полная версия передачи - на сайте ВестиFM

Share this post


Link to post

Владимир Соловьев: истинные причины нападок на Церковь и Патриарха..

Впечатляет и трогает, что это говорит иудей о православии. Он видит в нём необходимость как главное условие существование страны в которой он живёт и которой он видимо дорожит, о правильности и праведности нашей веры. Складывается такое впечатление, что он сам без пяти минут православный... Воистину - "каждая душа по природе своей христианка". Не обозначено чётко только лишь одно - кому нужны эти нападки и гонения, от кого происходят подвижки и раздражения душ. Соловьёвым в сравнение и сопоставление были приведены другие веры, и как же на этом фоне замечательно видно, что более всего беспокоит силы зла, на что у них направлен основной удар. Вот она и есть наша борьба - нас будут подозревать, уличать, очернять, надумывать, осмеивать, поносить и хулить, осквернять, оплёвывать, пытаться унизить, низложить, уничтожить, а мы должны кротко, смиренно отвечать, как отвечал Иисус - "Ты говоришь." Наша сила в бессилии отвечать злом на зло. Наша собоживание в неумении и недопустимости причинить боль другому, даже когда тебя через боль понуждают к этому, в невозможности поднять руку и ударить бьющего тебя человека. Наша сила в способности на зло отвечать добром и через это побеждать зло. Причём принимать нападки и побои не с обидою, не терпеть их, а принимать как должное, как необходимую борьбу со злом для очищения себя и нападающего и всего мира от всякия скверны, с жалостью и любовью к обижающему. Терпение подразумевает отсутствие любви - крик малыша для матери не должен быть как не нужный и раздражающий звук, который нужно по неволе терпеть, а желанный сигнал к обращению внимания, к проявлению заботы и любви.

 

Знаю, что совершенно невозможно, что бы все до единого человека на земле перестали творить зло даже в малейшем его проявлении, перестали говорить неправду, обижаться и обижать, начали жить в основном для других, а не для себя; отдавать, а не брать.... Утопия, конечно, коммунистический идеализм, рай на земле.... Но ведь и правда же ведь рай, сатана бы издох от голода - ведь питаться ему было бы нечем - зла то нет... Тьмы то самой по себе вообще не существует - тьма это же просто отсутствие света, а ведь свет тогда бы был везде...

 

В одном старом советском фильме, он вроде называется "Инспектор ГАИ", на вопрос: - "Ну вот откуда ты такой взялся, слишком правильный? Зачем тебе всё это? Чего ты хочешь добиться то своей правдой? И в дерьмо тебя окунули, и должности тебя лишили, и сестра твоя работу не получила, а ты всё ни как не угомонишься." Инспектор ГАИ (его играет Сергей Никоненко) отвечает: - "Я не знаю зачем мне это нужно, но я знаю, что нужно обязательно. Потому, что если я, и Вы, и кто ни будь другой, и все будут говорит правду и делать всё как положено, то тогда может и настанет порядок и справедливость."

Share this post


Link to post

Андрей,а где Вы увидели,что автор статьи решил стать православным христианином?Это лишь Ваша восторженная догадка. Автор уточнил в статье,что является иудеем. Да и вообще, я бы не была так радостна от появления этой статьи,судя по брожению в обществе,ее цель может быть вполне далека от истины.

Share this post


Link to post

Андрей,а где Вы увидели,что автор статьи решил стать православным христианином?Это лишь Ваша восторженная догадка. Автор уточнил в статье,что является иудеем. Да и вообще, я бы не была так радостна от появления этой статьи,судя по брожению в обществе,ее цель может быть вполне далека от истины.

ИннаАнна, а Вы где увидели, что я восторжен и радостен от того, что Соловьёв решил стать православным? Это лишь Ваша догадка. Я же лишь только предположил (написано - складывается впечатление), что он склоняется в сторону православия. Это не статья, а беседа в радиоэфире, радости она ни какой не доставляет - чему радоваться, если человек просто правильно, что то сказал? Скажите, что именно в Вас вызывает осторожность и опасение?

 

Вас как зовут Инна или Анна? Мне не удобно обращаться к человеку по псевдониму,тем более здесь на православном форуме.

Share this post


Link to post

Простите, Андрей, видимо показалось. Я высказала свое мнение.

Меня зовут и Инна и Анна,так бывает:)

Share this post


Link to post

"Времена не выбирают, в них живут и умирают..." Нам не ведомо как лучше, и как бы то ни было, всем правит Бог и нужно полагаться на Его промысел. И сатану Он не только не терпит, так как Он беспристрастен и по сути не может терпеть, а попускает его по Великому Своему Божественному Промыслу. Святитель Игнатий Брянчанинов, являясь отцом современного монашества, увидел постепенное искажение, уничижение и самоуничтожение монашества. За долго до сегодняшнего дня предсказал его настоящее пагубное состояние, и даже то, что этого узреть далеко не каждый сможет. И то, что с развалом монашества совершенно очевидно уничтожение православной веры, которая и стоит то на монашестве и существует только за счёт его... Вот где бр-рр то!

Как известно за 7 лет до второго пришествия всем миром будет править сатана в лице единого правителя и властелина, то есть полная централизация мировой власти в руках сатаны. Так и чего ж принюхиваться то к теомонизму?

 

"У каждой религии, направления, секты - свои откровения, основатели, особое историческое время и место возникновения... Но последнее откровение может быть только одним и общим для всего мира, иначе оно не было бы последним. Как Бог-Творец един перед лицом первочеловека Адама, так Он един и перед лицом человечества, завершающего мировой процесс. От монотеизма - к теомонизму, от веры в единого Бога - к единству вер в Боге. "Один Господь, одна вера, одно крещение, один Бог и Отец, и над всеми, и чрез всех, и во всех нас." (Евр. 4: 5-6). Как бы ни разнились представления и предположительные сроки конца мира, очевидно, что с каждым часом исторического существования мир становится ближе к концу, чем к началу, и это выражается в постепенном, колебательном усилении объединительных движений, в частности, в росте христианского экуменизма. Начала у всех религиозных традиций - разные, а конец может быть только общий. Единоверие - отказ от веропоклонства, ибо поклонение разным верам и их уставам вместо единого Бога может рассматриваться как один из видов идолопоклонства..." - Михаил Эпштейн

Share this post


Link to post

За долго до сегодняшнего дня предсказал его настоящее пагубное состояние, и даже то, что этого узреть далеко не каждый сможет.

 

Предсказали это еще отцы-пустынники египетские в 4 веке, а свт. Игнатий этот распад уже наблюдал своими глазами... И что этому удивляться, конец света неизбежен, а это процесс один и тот же по сути. Монахи ведь происходят из того же самого общества, что и все остальные люди.

 

Правда отцы еще предсказали что последние монахи подвигов иметь не будут, но некоторые из них будут увенчаны наряду с древними подвижниками, только за то что сохранят веру.

 

"Святые отцы скита пророчествовали о последнем поколении, говоря: что сделали мы? И, отвечая, один из них, великий по жизни, по имени Исхирион, сказал: мы сотворили заповеди Божии. Еще спросили: следующие за нами сделают ли что-нибудь? Сказал же: достигнут половины нашего дела. - А после них что? - И сказал: не будут иметь дел совсем люди рода оного, придет же на них искушение, и оказавшиеся достойными в оном искушении окажутся выше нас и отцов наших". (Древний патерик. 18.10)

Share this post


Link to post

Александр Щипков. Стыдно мне за други своя

Есть у церковных либералов одна черта, которую трудно не заметить. Иногда она прямо бросается в глаза. Они очень часто стыдятся своей Церкви. Осуждают её не за реальные грехи реальных личностей или не только за них. А так, в целом. За то, что "несовременная", "замшелая", "не соответствует" требованиям времени. Не станем продлевать список – здесь может быть очень много разных "не". Лишь замечу, что время не может иметь требования само по себе, что "дух времени" делают люди, их ежедневный выбор. А люди могут быть разными. Тогда как метафизика современности (назовем так вышеназванную позицию) – просто типичное, и по-своему милое суеверие людей рационального склада. Такая разновидность стыда – не за себя, а за других, которые что-то должны "времени", как и ощущение себя в статусе доверенного лица современности – это в чем-то очень детские умонастроения. Дело только в том, что умонастроения эти исторически свойственны немалой части российской интеллигенции.

72266.b.jpg

Вместо гражданского долга ими овладевает гражданский стыд.

Стыд может быть только личным – за свои поступки, а не за несоответствие чьих-то мнений. Митрополит Антоний Сурожский, когда был жив, неоднократно касался этого вопроса. Он говорил: я принадлежу к поколению, которое избрало верность Русской Православной Церкви Московского Патриархата в момент ее гонения. В момент, когда быть верным Московскому Патриархату в эмиграции считалось неприличным, едва ли не политической изменой. Именно поэтому митрополит Антоний не мог позволить себе уйти под другую юрисдикцию. Он чувствовал себя частью Церкви, и как бы плохо ей не было, этой частью оставался. Антонию не было стыдно за своих единоверцев. Обидно – могло быть, но эта боль души требует не осуждения, а помощи. Точно так же благодарные дети не стыдятся своих родителей, а помогают им в беде. Именно это качество берегут в себе русские церковные люди. Даже позор по причине неблаговидных поступков клириков они готовы разделить и пережить. А уж вопрос об императивах современности, о требованиях светского общества и вовсе не может быть причиной стыда. Как сказал кто-то из классиков, прогресс сиюминутен, он сам себя отрицает. Его требования меняются как перчатки. Церковь же говорит о вечном – в этом ее основание. Быть министерством по духовным делам она, разумеется, не должна и не может. Движение в эту сторону наблюдалось в синодальный период – и опыт оказался не слишком удовлетворительным. Стыд очень важное и нужное чувство для христианина – но когда он возникает по отношению к себе.

Однако либерализм требует все время предъявлять Церкви требования не изнутри, а со стороны. Соблюсти идейный и политический дресс-код, уступить политкорректности и прочим "правилам хорошего тона". Поскольку эти настойчивые требования невыполнимы (да и попросту не по адресу), либерал мучительно краснеет и терзается. Он не знает, как ему совместить свою совесть и критерии гражданского вкуса. Он готов верить и искренне верит. Но чтобы вера была, так сказать, от кутюр – с томиком Улицкой в руках. И он верит несмотря ни на что – и испытывает вечное внутреннее раздвоение. Неготовность разделить с Церковью поношение – это, конечно, серьезная трагедия для души христианина. Но таков уж исторический код русской интеллигенции. Об этом ложном стыде не раз говорил Достоевский. Например, описывая людей, подобных Степану Верховенскому, который полюбил "гражданскую роль" и жил "воплощенной укоризной" отчизне. Этим людям трудно преодолеть раздвоенность, но рано или поздно они делают свой выбор между религиозным и политическим. Выбор этот на самом-то деле прост. Ведь Христос сказал: "Ибо кто постыдится Меня и Моих слов, того Сын Человеческий постыдится, когда приидет во славе Своей и Отца и святых Ангелов" (Лк 9.23-27).

Share this post


Link to post
Он не знает, как ему совместить свою совесть и критерии гражданского вкуса. Он готов верить и искренне верит.

 

А следующий шаг духовного самоопределения - "я верю в Бога и в истинную церковь, но она не здесь, во всяком случае, это не РПЦ, за которую так больно"...

Share this post


Link to post

9 сентября 2012 года на телеканале «Россия» было показано интервью Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла журналисту Дмитрию Киселеву.

 

— Ваше Святейшество, Церковь столкнулась с настоящей агрессией. На мой взгляд, это проявление более широкого явления — аномии. Аномия — термин, который ввел французский философ, основатель социологии Эмиль Дюркгейм еще в позапрошлом веке. Это ценностный вакуум, отсутствие точек опоры. Вам не кажется, что наше общество стоит на пороге этого явления либо частично уже погрузилось в такое состояние?

— Если в двух словах сказать о том, что происходило и еще происходит в плане агрессии против Церкви, то явление это, конечно, не случайное. Меня не покидает мысль о том, что это некая разведка боем. Надо проверить, насколько все-таки глубока вера и приверженность людей Православию в России. Многие ведь уже давно похоронили всякую способность нашего народа, по крайней мере, большинства народа к самоорганизации, к защите каких-то ценностей, к защите своей позиции. Не буду цитировать оскорбительные заявления в адрес нашего народа некоторых людей, которые считают себя креативным классом, но это пренебрежительный взгляд сверху вниз. Вот, наверное, и наступило такое время, особенно после того, как все вы видели то, что произошло в связи с принесением в Россию Пояса Богородицы. Мы же помним, какая была реакция на эти миллионы людей, что пришли в храм. Видимо, пришло время проверить: а действительно ли наш народ привержен вере? А способен ли он ее защитить? А способен ли он вообще что-то защищать? Вот и произошли эти провокации.

Сегодня, я думаю, все те, кто затевал эти провокации, убедились в том, что перед ними не безликая масса тихого, аморфного большинства, а народ, который способен защищать свои святыни.

 

— Но ведь эта агрессия не только против Церкви. Это агрессия против любых ценностей вообще. Церковь — не ценность. Жертвы НКВД — не ценность. Человеческая жизнь — не ценность. История — не ценность. Вообще, антиценностный протест. Вот что не просто огорчает, возмущает, но приводит кого-то в уныние, а кого-то в ярость…

— Совершенно верно. Но еще следует добавить, что это агрессия против нашего культурного ядра, против нашего цивилизационного кода. Понятие святыни всегда занимало центральное место в жизни народа. Отсюда же пошло понятие Святая Русь — не потому, что у нас храмов было много, а потому что доминантой жизни была святость и понятие священного. Именно в это сердце, в эту доминанту нанесен удар.

Вместе с тем Вы правы. Речь идет о вызове ценностному измерению жизни. Вот Вы вспомнили Дюркгейма, но ведь он обращал большое внимание на нравственное состояние общества, он говорил, что нравственность — это обязательный минимум и это суровая необходимость. Это некий хлеб жизни для общества, без чего общество распадается, и он ведь совершенно прав. Нельзя считать — а ведь многие сегодня на этом настаивают, отрицая важность нравственного измерения в общественных отношениях, — что главным является право, что право удерживает людей в некоем сообществе. А что стоит за правом? Угроза наказания. Мы все вместе, потому что если мы будем нарушать правила общежития, — накажут. А нравственность — это внутренний посыл к общежитию. Это духовная скрепа, соединяющая людей. Это действительно ценностное фундаментальное понятие, без которого распадается человеческое сообщество.

И здесь вот о чем я хотел бы сказать. Люди, которые вообще отрицают Бога, считают, что нравственность — это привходящее явление, культурное явление. Меняется культура, меняется контекст, в котором живут люди, — меняется нравственность. На самом деле это не так. Вот сегодня — кажется, уж все силы брошены на то, чтобы раскачать нравственные основы жизни народа, а ведь не получается. Посмотрите, что говорит статистика, причем разные социологические организации утверждают: абсолютное большинство наших людей не принимает кощунство. Процент людей, которые одобряют кощунство, — в рамках социологической погрешности. Абсолютное большинство нашего народа выступает за законы, которые ограничивали бы распространение греха. О чем это говорит? О том, что нравственное чувство живо в людях.

— Ваше Святейшество, одна из точек агрессии — это обвинения Церкви в сращивании с государством. Как Вы отвечаете на подобные выпады?

— Отвечаем одним словом — это миф. Миф, созданный специально. Ведь Церковь нужно атаковать с какой-то мировоззренческой позиции и эту мировоззренческую позицию нужно создать. Вот сегодня и создается миф о сращивании, о клерикализации нашей жизни. Для чего? А для того чтобы показать, что через это сращивание Церковь претендует на управление вашим сознанием, вашей волей. Это некая псевдоидеология, которая приходит на место коммунистической идеологии. А из этого делается вывод: Церковь опасна с точки зрения свободы, она будет порабощать ваше сознание.

А теперь перейдем к «разбору полетов». Итак, сращивание. У нас ведь есть Основы социальной концепции Русской Церкви. Журналисты, перед тем как распространять этот миф, просто взяли бы эту книжечку и посмотрели, что говорится на тему отношений Церкви с государством. Церковь защищает свою автономию. Церковь считает, что только свободная Церковь имеет возможность духовно влиять на людей, что всякое сращивание, всякая клерикализация архиопасна для проповеди. Мы же проходили через все это в дореволюционное время. Там было сращивание, но не по вине Церкви, а по вине государства, которое оккупировало Церковь. Итак, нет ни одного документа, ни одного заявления, ни одного слова Патриарха, на основании которых можно было бы сделать вывод о сращивании.

Откуда же все это возникло? А вот откуда. За последние двадцать лет та самая Церковь, которую обвиняли в бездействии, в неспособности осуществлять миссию в современном мире, достигла очень больших результатов в просвещении нашего народа. Наш народ становится православным. Сегодня перед нами в храмах, даже чисто визуально, во время пасхальной службы, во время больших праздников, — другой народ. Это люди среднего возраста, мужчины и женщины, с детьми на руках, это молодежь, это дети, это пожилые люди — это наш народ.

Так вот, теперь давайте скажем, как должен себя вести верующий политик, член Православной Церкви, если он вступает в диалог с Церковью. Он что, должен всячески дистанцироваться от своих убеждений? Он разговаривает с Церковью как сын Церкви. Он вступает в доброжелательный диалог с Церковью. Почему мы должны из одного факта, что президент или премьер-министр один или два раза в год молятся вместе с Патриархом, делать вывод о сращивании? И почему мы должны лишать этих людей, которые являются верующими, права помолиться, в том числе вместе со своим Патриархом? А ведь одна это картинка возбуждает нездоровые чувства у тех, кто не желает усиления Церкви в нашем обществе.

Еще одна картинка, которую представляют наши противники, чтобы доказать сращивание: Патриарх на базе атомных подводных лодок в Вилючинске. И что? А почему не делается вывод о сращивании Церкви с американским государством, когда нам показывают капелланов в Афганистане? Почему не возникает вопрос о сращивании, когда в регулярных войсках почти всех европейских стран на профессиональной основе работают капелланы? Патриарх приехал по приглашению военных моряков, чтобы сказать им слова признательности. Он приехал к своей пастве, потому что большинство моряков — верующие люди. Какое же здесь сращивание? Это, если хотите, пастырский, миссионерский визит. А народу представляют картинку и говорят: «Посмотрите, какое сращивание».

Здесь подмена понятий. Не сращивание, а христианизация нашего общества — вот что пугает наших оппонентов. Вот откуда, как говорится, рога растут. Страх перед тем, что Православие, которое было практически разрушено в советское время, за 20 лет сумело вернуться в жизнь своего народа. Конечно, еще не так, как нам бы хотелось, но, может быть, вся эта шумиха и поднимается для того, чтобы нас остановить. Хочу сказать: не остановит.

 

 

Источник

Share this post


Link to post

Прот. Владимир Вигилянский: О Хаме, о заказчике информвойны и предварительных итогах (+ Видео)

 

В клубе при Московской финансово-юридической академии и Донском монастыре «Живой уголок» состоялась встреча с протоиереем Владимиром Вигилянским. Бывший глава пресс-службы Патриарха Московского и всея Руси, а ныне — настоятель храма святой мученицы Татианы и духовник гимназии имени святителя Василия Великого поделился своими размышлениями о последних «информационных войнах» — ряда медиаскандалов, в которые оказалась вовлеченной Церковь. Этой теме отец Владимир уже посвятил составленную из дневниковых записей недавно вышедшую книгу «Весеннее антихристианское обострение: Что это было?» и статью «Предварительные итоги».

В «Живом уголке» отец Владимир отвечал на вопросы, анализировал ситуацию и давал осторожные прогнозы.

Последние времена?

Отец Владимир начал встречу с рассказа. Один его знакомый врач поинтересовался: правда ли, что когда-то наступят последние времена, за которыми последует Страшный Суд? Услышав утвердительный ответ, доктор спросил, не идут ли они уже сейчас — ведь во всех областях человеческой деятельности полный крах, даже в медицине утрачены нравственные основы.

 

-Когда я рассказывал об этом людям дела в своей области, — продолжал отец Владимир, — то выяснилось, что все то же самое люди говорят и в гуманитарных науках, и землепашцы, и экономисты, и ученые физики — к кому бы я ни обращался, все говорят одно и то же. С какой-то неимоверной скоростью все катится вниз.

«Как мы ненавидели советскую власть! — говорит мне бывший диссидент. — Но сейчас-то хуже!»

Что хуже? Что на нас наступило, что это за черная сила, которая все портит и заставляет нас думать, как думали люди в первом и во втором веке, что наступали последние времена? Какие основания у людей нецерковных думать то же самое?

«Оскудела любовь!» — раздалось предположение из зала.

-Золотые слова! — согласился священник. — Есть некая духовная основа, которая подпитывает силы, которые хотят встать вместо людей дела, людей, занимающихся созидательным трудом.

Отец Владимир напомнил, что до сорока пяти лет пребывал в среде творческой интеллигенции, в которой у него до сих пор остались друзья.

-Некоторые из них мне говорят: «Что у вас в Церкви, совсем съехали с катушек?! Что у вас происходит?» — и начинают рассказывать небылицы, которые печатаются в газетах и распространяет в интернете условно говоря Ксения Собчак.

Я говорю: «Ребята, вообще-то происходит с вами тоже. Проблема не только у нас, но и у вас».

Происходящее напоминает отцу Владимиру «Грядущего хама» Мережковского, созданного в преддверии революции и ставшего именем нарицательным. По его мнению, этот самый хам ныне стучится в каждую дверь — не только церковную, и его стук кажется нормой.

 

Святые ходят в консерваторию

Информационная война против Церкви ведется с привоза Пояса Богородицы в Россию, считает отец Владимир.

-Определенные люди с определенной идеологией и определенным мировоззрением увидели, что есть реальная сила — не абстрактная, обозначенная цифрами социологов, которые занимаются опросами общественного мнения, которая может ночь простоять на морозе для чего-то, чего они понять не могут.

За один месяц к святыне приложилось более трех миллионов человек. Если подсчитать количество вышедших на митинги рассерженных горожан во всех городах России за весь этот год, то не найдется и шестой части тех, кто приложились к Поясу Пресвятой Богородицы. Им еще лет пять ходить на митинги, чтобы добрать эту цифру!

Именно это, подчеркнул отец Владимир, подстегнуло протест против религиозного сознания как такового.

Священник не спорит с распространенной точкой зрения, будто Церковь дает повод для критики, но замечает, что Церковь является собранием грешных, а не сама грешит.

-Мы собираемся в храмах. А святые ходят в консерватории. Мы грешники, а не Церковь — она самодостаточна, ее врата ада не одолеют. Мы плохо свидетельствуем о Христе. Каждый должен со смирением понимать совершеннейшее свое недостоинство.

Собственно, книга отца Владимира, по его собственному утверждению, как раз и говорит не о гонителях, а о нас, людях Церкви.

 

Любовь: конца света не будет!

Свидетельство о Христе происходит через любовь, напомнил он очевидную, но, увы, слегка забытую истину.

-Любовь — это единственное, что объединяет всех людей, в том числе и тех, кто далеки от Церкви, мало того — тех, кто участвует в поношениях Церкви. Нет человеческой души, не жаждущей любви. Как только человек перестает жаждать любви, он умирает. Я говорю о грешниках. Это уже есть смерть. Всех людей объединяет только эта безудержная, ничем не останавливаемая, ничем не контролируемая жажда, без которой человек жить не может.

Мы должны быть свидетелями этой любви. От нашего свидетельства зависит, будет ли конец этого света. Если будет царить на земле любовь среди людей, конца света не будет. Никакие знамения не подойдут нам.

 

Кто организатор гонений?

Беспокоиться о возможности гонений не стоит, ибо, как справедливо напомнил отец Владимир, о гонениях и поношениях за имя Христово Он Сам и предупреждал. Сейчас кровавых гонений нет, но почва для гонений уготовляется, как было во времена Римской империи, после и незадолго до революции…

-В римские времена гнать христиан не было блажью императоров. Это само общество, в том числе, образованный класс, сейчас бы мы сказали: «Римская интеллигенция» — распространяли клевету на христиан, что они пьют кровь, устраивают оргии и приносят жертвы. Народ был возбужден против христиан, и императоры всегда опирались на общественное мнение.

 

Было то же самое в советские годы. Были специальные общества, которые возбуждали народ. Посмотрите на страшные фотографии антирелигиозных парадов! Есть хроника, как ходит молодежь по домам, сжигает иконы.

 

Это не сами власти гнали. Это возбужденный народ.

Отец Владимир напомнил, что официально Церковь гнали не за веру, а по политическим и экономическим причинам: говорилось о попах-стяжателях и о грешниках среди христиан — то же, что и сейчас, за агитацию за переворот и борьбу с советской властью.

-Люди, которые говорят, что сейчас нет никакой войны против Церкви, не только глубоко ошибаются, но и работают на тех людей, которые ведут эту войну и не собираются ее кончать, - жестко подытожил отец Владимир. По его убеждению, те, кто пытаются представить текущую ситуацию в качестве «здоровой полемики», находятся в плену у тех, кто устроил войну против Церкви.

 

Математическое доказательство информационной войны

-Чтобы понять, что происходит, вместо христиан надо подставить ту или иную нацию, — таким нехитрым способом священник предлагает доказать реальность информационной войны против Церкви. Если бы речь шла о поджигателях не храмов, а, например, синагог, никаких сомнений, в том, что это терроризм, не было бы.

-В 1990-м году я был на собрании писателей, общества «Апрель». Попал на акцию антисемитов, которые сорвали это собрание. Кто-то выкрикивал лозунги, кто-то вышел на сцену с громкоговорителем и кричал: «Уезжайте в Израиль!»

 

Главу этого антисемитского общества Константина Смирнова-Осташвили арестовали. Был суд, и его приговорили к двум годам строгого режима. Несколько наших либеральных писателей — Алла Гербер, покойный Юрий Черниченко — говорили, что это очень маленький срок и собирали подписи, чтобы срок за хулиганство увеличили. Хотя он не дотронулся ни до одного человека, не было никакого насилия, он только кричал в рупор — и не в храме, а в доме Литераторов.

 

Срок в колонии общего режима за то же самое, сделанное в храме, более подготовленное и более оскорбительное, вызывает обратные эмоции, подмечает отец Владимир двойные стандарты.

-Тем, кто говорит, что это «полемика», советую статьи, выступления, насмешки и издевательства обернуть от Церкви к какой-то нации — и обнажится весь ужас и кошмар,- настаивает отец Владимир.

 

Защищать — дело государства

«Почему бы не защищать Церковь самостоятельно, например, с помощью казаков?» — спросил из зала православный певец и композитор Петр Старчик. Отец Владимир не согласился.

 

-Когда государство не может защитить, начинается самосуд. Если государство не может защитить детей от насилия, родители берутся за оружие. Стихийные дружины — это упрек государству, которому мы платим из своего кармана на содержание полиции, системы безопасности. Они должны перед нами отчитываться.

Кстати, храм святой Татианы отец Владимир намеревается оснастить входы хотя бы видеонаблюдением, чтобы можно было зафиксировать хулиганство. И вообще, стоит передать дело профессионалам — против вооруженных преступников дружины все равно не помогут.

 

Некомфортное православие нашего времени

-Мы, безусловно, отмалчиваться не должны. Если при нас хулят Господа, Матерь Божью — мы не должны к этому относиться индифферентно. «Кто постыдится Меня в мире сем прелюбодейном и грешном — того и Я постыжусь».

Это серьезный выбор. Кончилось время комфортного православия. Никакого комфорта и быть не могло. Это вообще ложная вещь. Мы, верующие люди, вступили на опасный путь, на котором мы должны быть готовы к страданиям и поношениям.

Я не уверен, что если он должен с оружием, то и я должен быть с оружием. Я отношусь к той части людей, которая склоняется в сторону словесного, но не физического сопротивления.

 

Если я отмолчался, когда при мне мою Мать-Церковь поносят, то я подлец и негодяй. К великому сожалению, я видел в этот период священников, которые отмалчивались, которые хотели понравиться собеседникам в ток-шоу или круглом столе, которые сидели ради того, чтобы поносить Церковь.

 

Неуклюжая и глупая защита Церкви мне более мила, чем умное, расчетливое, логически доказанное отмалчивание и подхихикивание тем, кто хулили Бога, Церковь, Предстоятеля.

Недопустим физический ответ, считает священник. Рассеченную бровь можно зашить так, что останется маленький шрамик, а вот душу можно изранить уже бесповоротно.

 

Причина нападок

В чем причина нападок? На этот вопрос протоиерей Владимир Вигилянский ответил в своей книге. На встрече он сформулировал свой ответ кратко, по Достоевскому: «Если Бога нет, то все позволено».

-Эта идеология считает, что любые правила ограничивают свободу. С этим человеком договориться невозможно, потому что центр его находится в нем самом. Он является критерием истины, и истина не вне его, а в нем. Эта идеология считает, что даже государство является репрессивным орудием, а про Церковь и говорить нечего.

 

Эта идеология настолько проникла в мозги и сердце людей, что стала агрессивной. Эти люди стали собираться вместе, чтобы перекроить этот мир.

Вопрос, по мнению священника, сводится в конечном итоге к вопросу о природе зла, о падшей человеческой природе, о тщеславном нашем «эго».

 

-Если нет в голове царя, а в сердце Бога, то у нас нет ограничений в желании денег, власти, славы. Это безудержная вещь, без Бога, Церкви, таинств и благодати победить это нельзя.

Опасность исламизации?

Отцу Владимиру задали вопрос о притоке мигрантов из Азии — не пугает ли Церковь возможность исламизации? На это священник ответил, что до революции главным ходатаем за мусульман была именно Церковь.

 

-У нас очень хорошие, спокойные, без взаимных объятий, но уважительные взаимоотношения. У нас есть некая модель, апробированная несколькими веками. Были конфликты, когда Россия отвоевывала земли, занятые магометанами, но несмотря на это, все было преодолено, и мы, действительно, были друг ко другу терпимы больше, чем к представителям раскола. Эта модель, как ни странно, сохранилась до сих пор. У нас очень хорошие, по сравнению с тем, что происходит в мире, отношения с исламом.

 

В мире, действительно, количество мусульман растет, признал отец Владимир, что создает большие проблемы для их адаптации в Европе. За этим должно следить государство, потому что страшно именно отсутствие условий для интеграции приезжих в общество, в которое они вливаются.

 

Откуда социальные сироты в Церкви?

«А что делает в этой области Православная Церковь?» — спросили из зала.

-Да ей бы самой с собой разобраться, — вздохнул отец Владимир. — Мы занялись миссионерством среди рокеров-байкеров, а нам нужно заняться миссионерством среди тех, кто ходит в храмы. Мы их оставили сиротами. Их миллионы.

 

Отец Владимир привел небольшую статистику. Священников в России меньше, чем лицензированных колдунов, лекарей, экстрасенсов (около трехсот тысяч) — 16 000 человек. Столько же в России храмов.

Священники трудятся на нескольких работах (отец Владимир — на четырех). Рабочий день у них ненормированный: сам отец Владимир в шестьдесят лет иногда работает по пятнадцать — пятнадцать с половиной часов в день. В Москве священников — всего тысяча человек. «Вагоновожатых, учителей на костылях и банкиров больше», — с горечью признал выступающий.

 

-Нас очень мало. Говорят: «Почему Церковь ничего не делает?!» А КОМУ ДЕЛАТЬ??!

 

Сколько священников попадают в ДТП?

Очень близка к теме встречи оказалась одна из наиболее широко обсуждаемых новостей — о дорожно-транспортном происшествии с участием настоятеля московского храма Илии Обыденного.

 

-Мне вчера позвонили из одного автомобильного журнала по поводу несчастного отца Тимофея, который попал в аварию, где стукнулись три машины. Я говорю: «Прошло три недели. Сколько аварий в день происходит в Москве?» Отвечают: «Двести — триста. Если дождь — побольше». Я говорю: «Посмотрите: за две недели аварий уже прошло тысячи! В том числе погибли сотни людей. Здесь покорежены железки на сумму около трехсот тысяч рублей. А все новостные программы — про отца Тимофея! А что, сотрудники вашего журнала в аварии никогда не попадали? А если я, журналист, напишу, что убийцы за рулем — сотрудники этого журнала. Вы скажете, что это наезд и накат. Но ведь в данном случае — ни одной царапины, никто не пострадал, какие-то железки друг об друга побились. Уже три недели только об этом и говорят!»

 

Игумена Тимофея отец Владимир не оправдывает:

-Он наверняка виноват и наверняка должен ответить. Но я же не участвую в судебном процессе, я не адвокат, я ничего об этом деле не знаю. А мне задают вопрос: «Какое мнение Церкви?» Да никакого мнения у Церкви нет по этому поводу.

Другое дело — трагический, кошмарный случай с другим священнослужителем. Несчастный человек — убежал по малодушию с места происшествия, убив людей. Над ним будет суд. Я его очень жалею, как и любого человека, находящегося под стражей. Конечно, он виноват и должен ответить.

 

Но вертеть со всех сторон какую-то аварию! Дай Бог, чтобы весь грех Русской Церкви был в трех покореженных машинах. Я буду только счастлив.

 

Претензии с ограничениями

Вновь и вновь отец Владимир подводил основной итог: мы должны защищать Церковь, потому что она — наша Мать.

-Она — безгрешна. Она — Тело Христово. Она сотворена Господом ради нашего спасения. Если мы Церковь не защищаем, то грош нам цена. Зря мы вообще крестились и переступили порог храма.

 

Потому что — это же страшно. В Евангелии говорится, что тем, кто постыдятся Господа уготованы ад кромешный и скрежет зубовный. Лучше отсидеть в тюрьме, чем претерпевать в вечности то, что сказал Сам Господь. И мы сами себя своим отношением туда заталкиваем…

Претензии к Церкви должны быть с ограничениями.

 

Начнем с себя

-Я был как-то на одном круглом столе и читал доклад о двадцатилетии религиозной свободы. Были там и правозащитники. К Церкви они относятся плохо. А один был очень симпатичный. Он мне говорит: «Мне понравилось, как вы говорили, вы интеллигентный человек, с вами можно посидеть и обсудить проблемы. Давайте будем встречаться и обсуждать, позовем других священников на круглые столы!» Я говорю: «Голубчик, времени нет! Простите, ради Бога, не хочу вас оскорбить!»

 

Отец Владимир напомнил, что священники гораздо больше, чем правозащитники, занимаются благотворительностью, социальным служением — да только взявших на воспитание детей из детских домов он только в Москве знает пятнадцать человек!

 

-Церковь много делает. Мы просто не кричим об этом. Делать надо каждому человеку внутри себя — не вовне. Надо что-то делать с нами. Если нам не нравится кощунство, которое совершают другие люди, давайте посмотрим, насколько мы сами благоговейны. Можем ли мы позволить себе какое-то бесстыдство перед иконами, какие-то слова. И вообще наше отношение к Христу, к иконе. Каждый в себе найдет неблагоговейное отношение к святыне. Так чего ж мы других будем ругать? Давайте с себя начнем. Я точно знаю, если хотя бы один человек изменяется, то рождается свет, который другим людям освещает путь.

Потому что святость и вообще добродетельность — заразительна, как и грех. «С преподобным преподобен будеши, а с нечестивым развратишися» (Пс.17:26). Поэтому нам нести добро можно только внутренним преображением. А если другие лежат во зле, то это мы виноваты.

И это стало основным итогом встречи.

Share this post


Link to post
Guest мария

нет дыма без огня!молится надо за патриарха.а заблудших овец надо в стадо на путь истинный направлять а не карать у каждого свой путь к Богу.

Share this post


Link to post

Что означает ложь в церкви? Кто сам лжец тот видит всех и все лжецами, кто любит материальную сторону для тех все материально и священники на BMW гоняют и тому подобное, каждый думает в меру своей распущенности!

Share this post


Link to post

Случилось чудо! ©

Замироточили картины Pussy Riot ))

 

К сожалению, не открывается Ваш плагин :meeting0:, но прочла, что по прибытию на место свершения чуда, съёмочная группа ИА Русский Взгляд вместо аромата натолкнулась на нестерпимый резкий запах, что позволило находиться внутри помещения не более минуты, на что о.Дмитрий Смирнов прокомментировал ситуацию в центре современного искусства:

 

«Когда мавзолей Ленина был еще деревянный, в нём лопнула канализационная труба, и помещение наполнилось нечистотами… Весть о «чуде» дошла до Патриарха Тихона, на что он отозвался кратко и выразительно: по мощам и елей. И здесь это как раз проводит ниточку в наше прошлое», - провёл историческую параллель о. Дмитрий. :good2000:

Share this post


Link to post

Пытаюсь изменить слово "замироточили" ... Чё-то ... Ребята молодца! Повеселили ))) Хотя лучше бы не трогать в соответствии с доброй русской поговоркой )))

Share this post


Link to post

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.
Note: Your post will require moderator approval before it will be visible.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Restore formatting

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.


  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...