Jump to content

Recommended Posts

43 минуты назад, Olga сказал:

Может, взять благословение и заснять  на видео этот процесс?

Снимал уже для себя, удалил)))

 

Нее у нас настоятель нормальный во всех отношениях. Мы с ним друзья)

Скажу я ему так тихонечко потом, выберу моментик.

Share this post


Link to post
55 минут назад, Olga сказал:

Ну не знаю, на слова отцы Настоятели иногда могут неожиданно отреагировать )). Мы-то видим и понимаем в СВОЕМ уме, что происходит, а вот как (каким тоном, какими словами, смиренно ли) расскажем - от этого зависит реакция. Они-то не видят, и представление свое у них. Может, взять благословение и заснять  на видео этот процесс? Исключительно для отца Настоятеля.

 

У нас в основном сейчас обучение ведётся где? На т/к Спас, Союз  и на нескольких радиостанциях. О том, что такое Литургия, ее основные моменты, желательное наше поведение - сто лет ничего и нигде не слышала. Видимо, думают, что мы  все узнали давно. Может и так, и теперь уже пошел обратный процесс, упрошенка такая. Вот припомнилось, как впечатлило стихотворение из записей архимандрита Павла Груздева. На Литургике  объясняли, что Литургия не должна прерываться ни при каких обстоятельствах. Многие из нас - да, вот как те, что покинули храм.  

 

Из записной книжки архимандрита  Павла Груздева

(из преданий Северо-Западного края)


Праздник престольный настал на селе
, Богоявленье честное.
В церковке малой еще в полумгле
слышится пенье святое.
Храм деревянный и рядом костел
полны нарядного люда -
с хутора, с ближних деревен и сел,
праздник-то чтится повсюду.
 

  Скрыть содержимое

 

Вот загорелся огнем небосклон,
льются лучи золотые,
в воздухе гулко разнесся трезвон,
и началась Литургия.
Вместе со старым духовным отцом
служит священник соседний,
стройно поет за искусным дьячком
хор прихожан за обедней.
Час наступил возношений святых...
Трепетом сам исполняясь,
старец священник: «Твоя от Твоих»
молвил, над Чашей склоняясь.
В это мгновенье нестройный набат
вдруг с колокольни раздался,
слышно: «Ратуйте, ратуйте!»
кричат, ой, и костел уж занялся!
Словно пчелиный встревоженный рой,
ринулись вон клирошане,
в ризе приезжий священник чужой,
староста, дьяк и миряне.
Храм опустел, лишь остались в углах
три позабытых старухи,
их не объяли смятенье и страх —
слепы уж были и глухи.

Но настоятель и дьякон вдвоем,
помня отцов наставленье,
жарко молились, забыв обо всем,
и продолжали служенье.
Звуки несутся: «Тебе мы поем»,
дьякон сначала дивился,
впрочем, подумал: «Должно быть,
совсем попусту люд всполошился.
Певчие снова вернулись». И он,
к жизни тревогам привыкший,
начал мольбы возносить к небесам,
чин исполняя обычный.

Жертва свершилась. Завесу отъяв,
с чашею старец выходит.
Праведный Боже! То сон или явь,
что перед ним происходит?
Храм его взорам, как прежде, предстал,
полн богомольцев толпою,
только на лица их будто упал
легкий туман пеленою.
Глянул на клирос при южных дверях,
дымкой прозрачной повиты,
юноши видны в златых стихарях,
лица ж сияньем сокрыты.
Вот пред Дарами повергся старик,
имя свое называет —
в душу священника ужас проник,
скрылася мгла неземная.

И перед ним прихожанин стоит,
сорок уж лет погребенный,
что за алтарной стеною лежит,
ветхим крестом осененный.
Следом к причастью Святейших Даров
двинулась вся вереница,
вмиг испарился туманный покров,
и показалися лица.
Прежде знавал их священник, когда
этот же храм посещали,
всех приводил он молитвой туда,
где не бывает печали.

Ныне живые из страха огня
праздник забыли престольный,
спавшие в гробе до Судного дня
встали на зов колокольный.
После слыхали, что старый отец
чуть не утратил сознанье.
Он позабыл, как служил до конца,
помнил одно окончанье.
Отпуст замолк, и один за другим
жители сени могильной,
Крест лобызая, исчезли, как дым
в куполе тает кадильный.
Также певцы ко кресту подошли,
Троицу славя Святую,
стали незримы, и только вдали
хор прозвучал: «Аллилуйя!»
Еле от страха оправившись тут,
бледны, как выходцы гроба,
ризы сложивши, на паперть идут,
церкви служители оба.

Господи Боже! На улице всей
не уцелело ни вешки!
Рухнул костел, и среди кирпичей
курятся лишь головешки.
Там пожирает хибарку огонь,
слышатся вопли и стоны,
здесь промелькнул перепуганный конь,
с криком кружатся вороны.
Древняя церковь однако цела,
нет и досок обгорелых,
тут же поодаль, в начале села
видны два домика белых.

Сколько вокруг ни стояло дворов,
грозным пожаром спалило.
Пламя же веры духовных отцов
домики их защитило.
Чуду дивяся, проходят они,
силы исполнены новой.
«Отче,— промолвил диакон, — взгляни:
краешек ризы парчовой».
Старец нагнулся, и что же? Пред ним
подле развалин заезжей
хаты обуглен лежит, недвижим
в ризе священник приезжий.

 


Видно, когда прибежал за конем,
уж подгорели стропила,
пали, и был он охвачен огнем...
С нами Господняя сила!

 

 

Сегодня день Ангела о.Павла (Груздева)

  • Like 3

Share this post


Link to post
3 часа назад, Инна В. сказал:

Сегодня день Ангела о.Павла (Груздева)

Надо же, не знала. Спаси Господи! Он и преподобного Варлаама Хутынского почитал. Сегодня и его память была.

  • Like 2

Share this post


Link to post

Создам отдельно тему о Литургии, как то в шутки она не клеится :)

  • Like 2
  • Thanks 1

Share this post


Link to post
В 14.06.2019 в 20:59, LarisaOptina сказал:

Это всего лишь наш отец Илиодор Честнейшую кадить вышел..

Есть у меня подозрение, что в этот момент службы в своём храме я теперь всегда буду вспоминать эту добрую шутку. :-)

  • Like 1

Share this post


Link to post

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.
Note: Your post will require moderator approval before it will be visible.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Restore formatting

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.


  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...