Jump to content
Olqa

ТВОРЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ Ф.М ДОСТОЕВСКОГО

Recommended Posts

30 минут назад, LarisaFot сказал:
Скрытый текст

 

Наш Фёдор Михайлович опасен в пропаганде христианства)

На книжной ярмарке в Кувейте запретили «Братьев Карамазовых» https://fedordostoevsky.ru/news/2018/083/

 

 

Так он и для всего запада сегодня "вреден" )) 

 

  • Like 1
  • Thanks 1

Share this post


Link to post
В 16.11.2018 в 12:45, ALEXANDR сказал:

Простите, вспомнился рассказ В.Шукшина про баню "Алеша Бесконвойный". Если не интересно, удалите. 

 

Вспомнила, что отложила на потом открыть этот рассказ. Вот пришло " потом", открываю, а там 7 (!!!!!!!!!!) часов целых !:o

1 час назад, ALEXANDR сказал:

Так он и для всего запада сегодня "вреден" )) 

 

" Вы телескоп купите...":rofl0000:

Share this post


Link to post
1 час назад, ALEXANDR сказал:

Так он и для всего запада сегодня "вреден" )) 

 

Даже не верится, что еще чуть более 100 лет назад, так современно это звучит уже и мысль закрадывается, а не режиссеры ли с режиссировали слова Ф.М., а может, это все плод фантазии?.., и тут же, сам себе отвечаю: ну, допустим, это плод фантазии сценаристов, но как глубока мысль и сильно слово в устах актера сыгравшего Ф.М.! Говорил или не говорил это Ф.М., не столь важно, но насколько эти слова врезаются в ум, сердце, душу нам, к простому русскому человеку, пока еще, до конца не прогнившем в процессе своего современного облика.... 

Трудно поверить, что Ф.М. был картежником и азартным игроком в казино, а может, это все в биографию всунули все те же, либералы, а на самом деле Ф.М. пророк, так ясно удививший все то, что сейчас происходит не только в мире, но куда глубже, смотрящим в душу людскую!

  • Like 3

Share this post


Link to post

 

 

ФЁДОР ДОСТОЕВСКИЙ. Старцы и русская литература.

  • Like 3

Share this post


Link to post

Село Даровое Зарайского района Подмосковья в 1831 году купил московский врач (1828 году Михаил Андреевич Достоевский получил звание потомственного дворянина) - отец Ф. М. Достоевского. Семья проводила здесь летние месяцы. Однако имение, о котором так мечтали Достоевские, оказалось трагической страницей в их судьбе.

На территории усадьбы сохранился флигель, в котором расположился отдел музея «Зарайский кремль». В нем собран богатый материал о детских годах маленького Феди в Даровом, о роде Достоевских. Бережно сохраняются деревья в парке, многим из них более 250 лет, а некоторым дубам - по 500 лет.
Знатоки утверждают, что в усадьбе сохранился ландшафт в том виде, каким его видел и любил Федор Михайлович. Туристы приходят на пруд, вырытый по распоряжению матери писателя, любуются старыми липами, под которыми семья пила чай из самовара. Здешние места так или иначе отразились во всех романах классика. Это имение называют колыбелью творчества писателя.
В «Дневнике писателя» Федор Михайлович утверждал: «…Дети людей должны родиться на земле, а не на мостовой. Можно жить потом на мостовой, но родиться и всходить нация… должна на земле, на которой хлеб и деревья растут».
В последний раз Достоевский посетил это место в 1877 году. При входе в усадьбу установлен памятник писателю (автор Юрий Иванов, народный художник СССР).

Достоевские жили в Москве, в казенной квартире Мариинской больницы, где отец писателя Михаил Андреевич работал врачом. В семье было семеро детей (четыре мальчика и три девочки). Детям нужен был свежий воздух. Тогда родители решили приобрести имение недалеко от Москвы. Михаил Федорович осмотрел много усадеб и вот отправился в Даровое (тогда деревня относилась к Каширскому уезду Тульской области), которое располагалось в 160 верстах от Москвы. С дороги вернулся за подорожной грамотой (документ давал право на выезд из города), которую забыл.  Но имение понравилось и было куплено. Оно насчитывало 11 дворов, 70 душ крепостных. В пятницу на Страстной неделе родители и дети собрались за столом, мечтали о летнем отдыхе на лоне природы.
Идиллию нарушило появление деревенского старосты. Он, всегда щеголеватый, явился в грязных лаптях, потрепанном армяке. Староста принес дурную весть - вотчина сгорела.
Крестьянин Архип Савельев палил соломой кабанчика. Был сильный ветер. Огонь переметнулся на крышу. Архип пытался спасти добро, бросился в огонь, а крыша рухнула. Погиб человек. И деревня вся сгорела. Услышав такую весть, Достоевские бросились на колени перед иконой, начали молиться. А Михаил Андреевич сказал: «Я сниму последнюю рубаху, а людей своих не брошу».
Когда Мария Федоровна с детьми приехала в Даровое, картину увидела печальную. Народ был в жутком унынии. Все жили в подвалах, погребах под своими сгоревшими домами, в шалашах. Матушка собрала крестьян, сказала, что никого в беде не оставит. Каждой семье выдала по 50 рублей. Это была достаточная сумма для того, чтобы построить крепкий дом. И уже к осени деревня была отстроена заново.
Алина, дочь крестьянина Архипа, осталась сиротой. Ее Достоевские взяли к себе в дом. Девушка много лет помогала им по хозяйству.

Хозяйство в усадьбе вела Мария Федоровна. Она умела дружить с соседями. Из Москвы привозила окрестным помещикам отрезы на платья, шляпки, ленты. Ее часто приглашали быть крестной матерью. Сохранилась большая переписка родителей писателя.
Мария Федоровна из Дарового сообщала: «Душа моя, жары у нас стоят непрестанные. Воды нет. Гусенята бывают синими». Или: «Дорогой, посылаю тебе восемь бутылочек наливки, закрытой сургучом». Михаил Андреевич отвечал: «Любезная моя, посылку твою получил. Но из восьми бутылочек наливки одна оказалась распечатанной… Дознаний не проводил, сама она распечаталась или ей кто помог». Или: «Посылаю Вареньке башмачки. Поцелуй ее от меня. Скажи, что папа ее крепко любит». В другом послании хозяин советует: «Ежели мужики будут там баловать, надо их посечь отечески».
Чем же занимались молодые барчуки в Даровом летом? Старшие дети в то время учились в пансионе. Экзамены у них кончались в июне. Мальчики проводили в деревне всего два месяца. Писатель здесь бывал с 1832 по 1836 год, то есть пять лет по два месяца. Меньше года он прожил в Даровом - не так уж много. Но сам Федор Михайлович признавался: «Это маленькое незамечательное место оставило во мне самые сильные впечатления в жизни».
Например, он запомнил, как ездил на зарайский рынок вместе с матушкой покупать скот. В деревне был большой специалист по скоту – Марей. Вместе с ним и с детьми матушка отправлялась за покупкой скота. Как-то приглядела корову, но Марей отговорил ее от покупки: «Нет, нет, мы эту корову не берем. Ты на ее хвост посмотри. Короткий. Чем она слепней отгонять будет?». Потом Достоевский напишет рассказ «Мужик Марей».

Когда семья купила имение, здесь не было пруда. Протекал лишь ручеек. Вырыть плотину – это было одно из первых распоряжений, отданных хозяйкой крестьянам. А Михаил Андреевич прислал из Москвы живых карасей. Их выпустили в новый пруд. Потом совершили вокруг водоема крестный ход и объявили его заповедным. Через пару лет запустили невод, был большой улов. Рыбу отправили крестьянам, священнику церкви в Моногарово, раздали соседям, себе оставили. Остальных карасей выпустили обратно в воду.
Дети ловили рыбу удочкой. Каждый барчук имел денщика из крепостных мальчишек. Денщик не позже шести часов утра должен был прийти с накопанными червями. Много ловить не разрешалось, только по одному - два карася.
Семейная идиллия Достоевских в Даровом продолжалась до 1836 года. Осенью матушка серьезно заболевает. Болезнь прогрессирует. Михаил Андреевич, будучи врачом, не смог поставить диагноз. Приглашает к больной московских светил медицины. Они тоже оказались бессильны. В феврале Марии Федоровны не стало.
Отец впал в депрессию, подал в отставку и поселился в Даровом. В этот период Федор уезжает учиться в инженерное училище в Санкт-Петербург.
Достоевский-старший испортил отношения с окрестными помещиками. Иногда подолгу разговаривал с умершей женой. Стал выпивать. Он приближает к себе 15-летнюю деревенскую девочку Александру. Через год она родила сына, который был крещен под именем Симеон. Александру сразу прогнали со двора в соседнюю деревню Черемошню, чтобы не мешали хозяину криками и шумом. В годовалом возрасте малыш умер.
С крестьянами Михаил Андреевич был жестоким, нередко бил их палкой. Как-то крестьяне из Черемошни (эта деревня тоже принадлежала Достоевским) не вышли на работу. Барин поехал разбираться. Что там произошло, точно известно, но на обратном пути Михаил Андреевич почувствовал себя плохо. Приказал кучеру Давиду остановиться. Тот положил барина под дерево, а сам поскакал в соседнее Моногарово за священником. Священник принял глухую, то есть невнятную исповедь. Михаил Андреевич умер.
Была версия, что крестьяне, разозленные жестокостью хозяина, убили его. Работали следователи, но ничего не доказали. Все это происходило в 1839 году. По церковным документам известно, что все мужское население деревни в этом году на исповеди не было. Хотя в предыдущие годы мужики ходили на исповедь и в последующие годы тоже. Но это лишь косвенное свидетельство того, что люди приняли на себя грех убийства барина.
Несмотря на трагические события, о Даровом у Федора Михайловича остались самые добрые воспоминания.
После смерти отца село было разделено между детьми на доли. К тому времени Федор Михайлович отказался от своей части, продав ее родственникам за одну тысячу рублей серебром. В конце концов имение выкупила любимая сестра Достоевского Вера Михайловна.
Михаила Андреевича Достоевского похоронили в селе Моногарово на погосте храма Сошествия Святого Духа (построен в 1763 году), куда семья Достоевских ходила на богомолье. После Октябрьской революции этот храм оказался заброшенным и был приспособлен для хранения удобрений. Могила отца писателя была утеряна. Недавно археологи обнаружили ее.
Мать Достоевского была похоронена на Лазаревском кладбище в Москве. В советские годы это кладбище уничтожили. Останки Марии Федоровны извлекли. С 1934 года до недавнего времени они находились в институте антропологии в Москве. Недавно их передали Русской православной церкви и перенесли в собор Зарайска. Останки матери писателя планируют перезахоронить у церкви в Моногарово, где был похоронен его отец. С этим согласились потомки Достоевского, которые бывают в Даровом.

  • Like 1
  • Thanks 3

Share this post


Link to post

Про просьбе Ольги добавляю видео.

 

 

  • Like 2
  • Thanks 1

Share this post


Link to post

Ф.М.Достоевский . Прот.Андрей Ткачёв (08.04.2017г.)

  • Thanks 1

Share this post


Link to post

"...Но если складывается так, что вы едете туда, где вообще нет православного храма, то само по себе это не очень хорошо. Но тогда несите свет веры Христовой. Как это делать? Идите в любой книжный. Есть такие издания, если не ошибаюсь, «Азбука классики». Купите Достоевского. Упакуйте. В каждом отеле около ресепшена есть место, где люди оставляют книги. На разных языках. И я всегда оставляю Достоевского. Новый Завет можно поставить, но если это исламская страна  -  неясно, как отнесется администрация. А «Братья Карамазовы» можно спокойно читать. Когда книг нет, то и их человек прочитает. А ведь главный вопрос этого романа, существует ли Бог. И что Он значит для человека. Это главное в романе. Поэтому через классику мы до какого-то сердца достучимся..."

(Из ответа протоиерея Олега Стеняев на вопрос, где православному христианину проводить отпуск).

  • Like 2

Share this post


Link to post

... "Есть люди, как тигры жаждущие лизнуть крови. Кто испытал раз эту власть, это безграничное господство над телом, кровью и духом такого же, как сам, человека, так же созданного, брата по закону Христову; кто испытал власть и полную возможность унизить самым высочайшим унижением другое существо, носящее на себе образ божий, тот уже поневоле как-то делается не властен в своих ощущениях. Тиранство есть привычка; оно одарено развитием, оно развивается, наконец, в болезнь. Я стою на том, что самый лучший человек может огрубеть и отупеть от привычки до степени зверя. Кровь и власть пьянят: развиваются загрубелость, разврат; уму и чувству становятся доступны и, наконец, сладки самые ненормальные явления. Человек и гражданин гибнут в тиране навсегда, а возврат к человеческому достоинству, к раскаянию, к возрождению становится для него уже почти невозможен. К тому же пример, возможность такого своеволия действуют и на все общество заразительно: такая власть соблазнительна. Общество, равнодушно смотрящее на такое явление, уже само заражено в своем основании. Одним словом, право телесного наказания, данное одному над другим, есть одна из язв общества, есть одно из самых сильных средств для уничтожения в нем всякого зародыша, всякой попытки гражданственности и полное основание к непременному и неотразимому его разложению"...

"Записки из мёртвого дома"

  • Like 2

Share this post


Link to post
8 минут назад, Olga сказал:

. А как с напряженной жизнью духа? Это только монашеское? )

В миру это сложно, да. Нужно постоянное внутреннее сосредоточение.

Но, кажется, бывает. Особенно, когда скорби. Вот тогда она и появляется, эта внутренняя собранность. И молитва проясняется, становится похожа на разговор с Богом, а не детский лепет заученных слов. И слезы настоящие, и ум ясный.

А когда все более-менее тут же как кисель становишься.

Силы нужны для этой напряженной жизни духа. А они только благодатию Божией подаются, как и о.Нил объясняет в своих беседах.

Вот, Великий Пост поэтому гениальное установление!

  • Like 4

Share this post


Link to post

Вот думаю: мы все  "человеки Достоевского"? Или есть Пушкина, Толстого, Шекспира, например ?))

  • Like 1

Share this post


Link to post
58 минут назад, Olga сказал:

Вот думаю: мы все  "человеки Достоевского"? Или есть Пушкина, Толстого, Шекспира, например ?))

Подозреваю, что есть и Дарьи Донцовой) шутка.

 

Оля, я думаю что все мы такие, как писал ФМ.

" Широк человек, я бы сузил ". Т.е. в каждом из нас заложена и глубина падения, и высота святости. 

И то и другое - вектор в бесконечность. 

  • Like 3

Share this post


Link to post
11 часов назад, Olga сказал:

Вот думаю: мы все  "человеки Достоевского"? Или есть Пушкина, Толстого, Шекспира, например ?))

Несомненно, прежде всего наши старцы были человеки Божьи, но очень любили басни Крылова, на главной есть статья об этом, https://www.optina.ru/19_dedushka_krylov/  Особенно батюшка Амвросий любил цитировать басни. Я даже не знал, хотя со школы они мне как то нравились тоже :)

 

Один раз батюшка Амвросий велел одной посетительнице, монахине из Шамординского монастыря, прочесть вслух басню с названием «Ручей». Это басня о ложном смирении, которое ведет к осуждению и греху. Ручей, маленький и прозрачный, осуждал реку, в которую впадал, за то, что она «алчно поглотила» многие «жертвы»… Но вот разразился ливень, ручей разлился, закипел и наделал бед еще более, чем река. Вот мораль басни:

 

Как много ручейков текут так смирно, гладко
И так журчат для сердца сладко
Лишь только оттого, что мало в них воды!

 

Видно, той монахине необходимо было прочесть именно это…

 

Назвать же себя человеком Пушкина, Крылова или Достоевского и т.д - я уж  точно не смогу, мало их читал. Пушкин нравится тоже. Наверно так назвать себя могут только те, кого привел к Богу один из этих писателей.

 

Я к Богу пришел через скорби и болезни, за что слава Ему во век!

 

 

 

 

  • Like 3

Share this post


Link to post
12 часов назад, Olga сказал:

А как с напряженной жизнью духа? Это только монашеское? ))

 

12 часов назад, ~ Весна ~ сказал:

Особенно, когда скорби. Вот тогда она и появляется, эта внутренняя собранность. И молитва проясняется, становится похожа на разговор с Богом, а не детский лепет заученных слов

Да, вот в подобных периодах жизни и просыпается душа, и наступает на плоть и держит внимание к Богу.

Вот стих о том, как мирской человек, в скорби, душой становится монахом - только Бог и молитва. Всё мирское не важно, не нужно....

 

 

Молитва за мать.

 

Боль режет остро, резко, смело…

Душа молитвой – в пепел тело…

Мир разделение имеет роковое –

В секунду эфемерно всё мирское…

На пепле сердце – суть молитва.

Она кричит, она излита!

«Господь, в чём промысел открой?!» -

Крик шепота, молю, услыши мой…

Молитвы чище вряд ли отыскать,

Чем молится дитя за свою мать:

Смиренно, тихо и не чувствуя земли,

Иль так, что руки сжаты до крови…

Со страхом и не смея глаз поднять,

Дрожа, немея, через раз дышать.

Иль криком сердца дерзостно взывать:

«За что ж, Господь, так хочешь испытать?»…

Ах, дети всех болящих матерей –

Незримо их душа под мантией.

Душа монахом стала, что в пустыне.

Мольба за мать веками не остынет!

Сжав руку мамы на коленях у кровати,

С горячей верой: милостив Создатель.

«Мне самый тяжкий крест дай!», - немотою завопить.

«Но, только б маме, Боже, дольше жить!»…

«Внегда призвати ми, услыша мя –

Услыша мя – Бог правды моея»

«По Твоей воле, Бог наш, будет всё», – вторим.

«Ты только милостив будь, Господи! Аминь!»

  • Like 3
  • Thanks 1

Share this post


Link to post
12 часов назад, Olga сказал:

"человеки Достоевского"? Или есть Пушкина, Толстого, Шекспира, например

павлов, аполлосов, кифин, Христов. Кому что созвучно. Мне ближе "тихие" авторы, чтобы не выворачивали бездну наизнанку. "таков мой организм"- как аспушкин сказал. Но если какой писатель не близок - не означает , что вовсе чужд. Толстой, Шекспир свое сказали, хотя первый говорил, что второй плохо писал. В одном супе варимся)

  • Like 3

Share this post


Link to post
20 минут назад, Мария Ш сказал:

павлов, аполлосов, кифин, Христов. Кому что созвучно. Мне ближе "тихие" авторы, чтобы не выворачивали бездну наизнанку. "таков мой организм"- как аспушкин сказал. Но если какой писатель не близок - не означает , что вовсе чужд. Толстой, Шекспир свое сказали, хотя первый говорил, что второй плохо писал. В одном супе варимся)

Маша, а какие тихие, например?

Share this post


Link to post

Да хоть Чехов, Чичибабин, и даже Пушкин со всей своей африканской страстью - есть в нем тишина. Просто плохо переношу, когда из произведения назидательный перст торчит. Тихие не вышибают слезу коленом. А за душу берут чем-то трудно уловимым

  • Like 4

Share this post


Link to post

https://www.fedordostoevsky.ru/research/creation/027/

 

Антоний (Храповицкий), митрополит. Ф.М. Достоевский как проповедник возрождения

 

https://www.fedordostoevsky.ru/around/

 

очень познавательный сайт. Много интересного о Достоевском, его окружении, его сочинения и прочие. 

Share this post


Link to post

Как умирал Достоевский.

"...В цикле «Смерть замечательных людей» поговорим о смерти Федора Михайловича Достоевского. В 1881 году обрел покой этот человек. Интересно в его смерти то, что он был один из тех немногих, кому перед смертью читали Евангелие. По разным источникам - разные тексты. В одних книжках из серии ЖЗЛ я видел, что супруга Анна Григорьевна читала ему «Притчу о блудном сыне». А в других источниках - Евангелие от Марка, крещение Иисуса Христа.
Но так или иначе, он умер под звуки Евангелия, сказал жене очень важные слова: «Анечка, я тебе даже в мыслях не изменял». К нему пришли дети под благословение, он благословил их и отдал Богу душу, этот чахоточный бывший каторжник, высохший, измученный, о котором критики говорили, что он в посконной рубахе стоит на коленях перед Богом за все человечество.
Потом начались интересные вещи. Его хотели похоронить в лавре, но Митрополит Санкт-Петербуржский и наместник лавры сказал: «С чего это какого-то писателишку возле монахов хоронить, нечего, понимаешь!»
Но благо, Победоносцев Константин Петрович, всесильный обер-прокурор, стукнул тощим кулачком по столу и привел всех в жуткий трепет. И Достоевского похоронили не только в лавре, а еще и за деньги лавры. Все взяли на себя. Потому что Победоносцев понимал, кого хороним. А митрополит тогдашний не понимал.
Сегодня в пантеоне знаменитых людей XIX века, по дороге к лавре, с правой стороны дорожка протоптана только к нему. Там и Баратынский лежит, и дедушка Крылов, и Жуковский, и Чайковский, и Бородин, и Мусоргский. Однако дорожка всегда к Достоевскому протоптана. И засыпанная цветами могила, написан эпиграф из Евангелия от Иоанна к роману «Братья Карамазовы»: «... зерно, падши в землю, не умрет, то останется одно».
В общем, Достоевский умер. Его положили в Святодуховскую церковь Александро-Невской лавры, ныне не действующую, занятую Культурным Центром. И там он лежал. К нему пришли псалтырь почитать. Лежит покойник, в головах стоит аналой, на аналое лежит псалтырь, приходили люди и читали по кафизму. Потом пришли другие - «я тоже хочу помолиться, и я, и я», и читают по кафизму, потом по псалму, потом по три строчки, потом по одной строчке, потом по одному слову.
Слово прочел и в сторону, прочел и в сторону. Потому что желающих прочесть псалтырь у гроба Достоевского оказалось несколько тысяч. Люди вдруг почувствовали, кого же они потеряли. Приходили молиться разночинцы, студенты, окончившие и не окончившие курс. Приходили дамы, приходили священники, приходили офицеры, приходили интеллигенты.
Впервые робко крестились те, кто уже забыл креститься давно. Потому что безбожие прошло по России широкой волной, многие вообще перестали ходить в церковь. И вдруг они стали снова молиться над гробом покойника, который всю жизнь только о том и говорил: «Веруйте, кайтесь, Христос есть, и Бог есть, и бессмертие души есть, все есть, кайтесь, веруйте».
Когда его выносили из храма, чтобы обнести вокруг церкви под пение тропарей за упокоенных «Волной морскою», то обнести не получилось, потому что был битком набит людьми весь церковный двор. Нужно было гроб передавать буквально по головам. То есть гроб шел, а люди не двигались. Не могли. Так много было народу. В окрестных домах были открыты настежь окна, в окнах стояли люди с зажженными свечами.
И когда его несли к месту упокоения, пели «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный, помилуй нас». Весь город пел, казалось, весь Петербург сошелся.
Таких похорон Россия не знала, кроме разве что двух. Подобного рода масштабные похороны были у генерала Скобелева, Белого Генерала. Того самого, который бил турков в Болгарии, и в Туркистане воевал. И потом похороны Иоанна Кронштадского, которые тоже собрали к себе всю Россию, это было нечто грандиозное.
Похороны праведника - это подтверждение того, что Бог есть. Похороны праведника - это праздник. Это событие, которое  рождает в людях не страх и трепет, а радость и умиление, и странные слезы благодарности и любви.
Вот так умер Федор Михайлович, и жизнью и смертью подтвердил весь путь своей жизни, он вел и ведет нас, по сути тащит за руки сквозь петербуржские подворотни, сквозь прокуренные кухни, где спорят о жизни, ведет нас к Иисусу Христу. И смерть его была еще одним доказательством, что он не ошибся."

  • Like 1
  • Thanks 1

Share this post


Link to post

Из воспоминаний об экскурсии в советское ещё время на кладбище Александро-Невской Лавры. Нам рассказывали, что в семье на момент смерти Федора Михайловича не было денег вообще, ни копейки. И жена металась, не могла никак взять в займы, чтобы организовать все нужное для похорон. Везде, куда она стучалась, ей отказывали. Целая трагедия разыгрывалась. Дословно не помню, но смысл был такой, советско-пропагандистский: какие люди были недобрые. Как было на самом деле ?

Share this post


Link to post

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.
Note: Your post will require moderator approval before it will be visible.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Restore formatting

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.


  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...