Jump to content
Георгий.

Скоромное общение:

Recommended Posts

Терапия от НАТО

Сербские заметки

Петр Давыдов

Бомба с надписью «Happy Easter» на самолете НАТО

Иногда меня спрашивают, часто удивленно, особенно молодые, с какой такой стати вдруг появилось у меня особое отношение «к этой самой Сербии». Даже не особое отношение, а самая что ни на есть любовь. Те, кто постарше, не очень спрашивают, а, скорее, догадываются: «А-а, так тебя тоже тогда торкнуло, в 1999-м? Понимаем». Тем, кто младше 20, приходится, конечно, объяснять, вспоминать. Смотрят на тебя как на динозавра какого, а потом, и тут я очень рад, и сами не прочь побывать у братушек. Одного раза чаще всего хватает, чтобы потом не забывали дорогу.

Вспоминать…

Скрытый текст

 

В те годы не плевал в Россию разве что эскимос: слюни на морозе мерзли. Брезгливо-ненавистное отношение к русским у бывших братьев по периметру границ, высокомерно-чопорное у казавшихся небожителями партнеров и просветителей со «сникерсами» в блестящих на фоне серой убийственной действительности чемоданах. Мерзость привокзальных площадей. Шелуха с окурками на тротуарах. Шаверма эта несчастная, с капающим жиром. Инвалиды в метро, просящие милостыню. Радостные сообщения о привезенных из-за океана окорочках и очередном выделенном транше – не, правда, они зачитывались дикторами чуть ли не голосом Левитана.

Высокомерие и брезгливость со стороны сочетались с откровенной, какой-то патологической ненавистью изнутри. Россию ненавидели сами русские. И как! По-русски, с размахом, чтоб до конца, – в общем, все по Достоевскому. Не съязвить в приличной компании по поводу бедняги президента или очередной войны на Кавказе считалось навсегда лишить себя достойного общества.

Я предпочитал отсиживаться «в Европах». Оно и чище, и спокойнее как-то, да и языки подучить можно. Лениво и отчужденно смеялся вместе с друзьями-товарищами-геноссен над очередной курьезной телефишкой «про Россию»: то этот самый пьяный оркестром дирижирует, то рубль опять ниже плинтуса рухнул, то еще что-нибудь веселое. Заняться было чем, поэтому особого внимания на унизительные сообщения, комментарии, просто колкие фразочки не обращал. Старался не обращать, точнее. Ведь, признаться, понимал, что, несмотря на все заверения в моей личной цивилизованности, а то и гениальности, слова эти лично меня очень даже касаются. И не сказать, чтобы я сильно этому радовался, сильно перефразируя таможенника Верещагина.

Поэтому, когда вдруг выяснилось, что у варваров за Бугом появились конкуренты, обгадить которых нужно во что бы то ни стало, заинтересованному счастью не было предела: что за варвары-кровопийцы? А-а, сербы, значит. Нехорошие великодержавные шовинисты, которые притесняют борцов за свободу в каком-то там Косово.

Таким образом, о сербах и Сербии я не знал ровным счетом ничего и начал получать хоть какие-то о них знания из тех самых источников, откуда лилась известная субстанция на Россию. Если о странах цивилизованного мира говорилось с уважением и достоинством, то только о наших – именно с чувством превосходства и цивилизованной озабоченности. «Нашими» я сербов почувствовал инстинктивно.

Это как в драке или в дурном классе: если бьют или травят помимо тебя еще кого-то, то ты не можешь не испытывать сочувствия к собрату по несчастью.

Вот так, сидя с пивом на диване в каком-то Дюссельдорфе, смотря на победные реляции самых честных и объективных журналистов в мире, сообщающих с восторгом о большой тревоге миролюбивой организации НАТО за безопасность на Балканах, я вдруг увидел, что мы, оказывается, не одни.

Петр Давыдов с сербами

Оставил пиво, начал читать. Днями читал. Ого! Оказывается, где-то на Балканах есть страна, чей народ открыто говорит, что он – наш брат. Попробуй услышь такое от англичанина или кого другого. А сербы – те да, те верят в Россию, любят ее и страшно, уже по-настоящему переживают за то, что она впала в спячку. Даже не в спячку – в жуткий похмельный сон. Сопровождаемый хмурыми взглядами друзей, пошел на службу в сербскую церковь. С изумлением обнаружил, что практически все понимаю – и не только на Литургии, но и в разговорах с прихожанами, беженцами из Хорватии и Боснии. Первоначальные и неточные сведения о братском отношении к русским подтвердились.

Немецкие солдаты на Косовом поле Нет, не то чтобы я стал постоянным прихожанином сербских храмов или завсегдатаем встреч в эмигрантских клубах – чего-чего, а этого не было. Просто начал запоминать, записывать рассказы, истории из страны, чья судьба так похожа на нашу собственную. А сербы так и говорили: «Мы – это небольшая Россия. И будь уверен, что вас ожидает ровно то же самое, а то и хуже, чем Сербию. На нас обкатывают ваше будущее. Погоди, скоро бомбить будут». Вот этому-то уж я никак не мог поверить: чтобы мирная Европа да бомбить? – не, ребята, это уж точно перебор.

Это был какой-то дикий восторг, с которым показывали репортажи о «Милосердном ангеле»[1]; с какими глазами таращились в телевизор знакомые, узнавшие, что и объединенная Германия может принимать участие в операциях НАТО в Сербии. Куда делся весь этот вчерашний пацифизм, грозно осуждавший «Милошевича и его банду»! Какой хохот стоял, когда показали ракеты с надписью «Happy Easter». Ты сидишь внутри этого восторга и понимаешь, что смеются-то не только над сербами, которым «в очередной раз прилетело», но и над русскими, которые в постыдной спячке. И над Христом, Который – «Ну, и где Ты? Спас Ты своих сербов? Хе-хе». Вот эти слова на ракете сделали совсем не то, на что рассчитывали их авторы: на другом, правда, языке и в другой стране они когда-то звучали от проходящих мимо Голгофы тогдашних радостных зрителей.

Они смеялись, когда показали ракеты с надписью «Happy Easter» («Счастливой Пасхи»), – смеялись не только над сербами, но и над Христом

И вот тут – край. Перекресток. Крест. Или ты продолжаешь мямлить что-то о цивилизации, когда своими глазами видишь, как эта самая цивилизация с восторгом крушит средневековые монастыри, а также больницы, дома и кости людей, называющих себя твоими братьями; или ты признаешься себе, что в этом милом обществе что-то не так. Совмещать не получится – шизофреником станешь. А мне нельзя, у меня дел много.

В тот год, несмотря на все усилия, попасть в Сербию мне не удалось – сказались и зашкаливающая молодость, и необходимость доучиваться, и многое другое. Лишь лет через пятнадцать я стал приезжать в Косово. Видел, как быстро и самозабвенно там шло «окончательное решение» сербского вопроса. Познакомился с будущим крестным отцом своих детей. Своими глазами посмотрел на результаты «миротворческих операций» просвещенного Запада. Побеседовал с людьми, которые, забыв о всех своих бедах, встречают тебя как родного. Посидел немного за решеткой и получил статус персоны нон-грата.

Снова и снова возвращаюсь в Сербию – один, с семьей или друзьями. В общем, весело провожу время. Но именно тот, 1999-й, подвел к черте: или – или. Пора просыпаться, братушка. Наших бьют. Как я увидел позже, этот год стал крестным для всей России. Худо-бедно, но проснулись.

Именно тот, 1999-й, подвел к черте: или – или. Пора просыпаться, русский братушка!

А сербы, особенно оставшиеся в Косово, смеялись: «Понял? Нет худа без добра! Нас бомбили – вы просыпались. Дай Бог, окрепнете. Не, нам не страшно – потерпим. Лишь бы вы очнулись». Потом плакать начинали, правда. Особенно когда мы к кладбищу подходили. Детские могилы там есть. Такая вот терапия от НАТО. Не то чтобы благодарен, но воспользовался.

Петр Давыдов

28 июня 2019 г.

 

P.S. Мы продолжаем инициативу по организации поездок в Россию косовских сербов. В этот раз мы бы хотели пригласить учащихся старших классов гимназии села Шилово, что в Косовском Поморавье, съездить в Санкт-Петербург, посетить святыни Северо-Запада России. В этой гимназии изучению русского языка и литературы уделяют самое пристальное внимание, что в косовских условиях достойно и уважения, и почтения.

Если вы хотите и можете оказать помощь в организации таких поездок, вот номер карты Сбербанка, на которую можно перечислить пожертвование: 5469 0177 0923 5086, Петр Михайлович Давыдов Обязательна пометка: «Помощь Косово».

[1] Так назывались ракетно-бомбовые удары НАТО по Югославии.

 

https://pravoslavie.ru/122090.html

 

Не знаю, проснулись ли мы?

Share this post


Link to post

Золотопромышленник в схиме

Источник: Синодальный отдел по монастырям и монашеству Русской Православной Церкви

    

Богатый купец, золотоискатель, один из самых уважаемых людей своего времени принимает постриг в великую схиму… Не напоминает ли это нам житие одного из древних святых? Однако это было не в далекой древности, а в начале XX века. В феврале 2021 года исполнилось 115 лет со дня праведной кончины Михаила Ивановича Иванова, уральского золотопромышленника и благодетеля Екатеринбургской Ново-Тихвинской обители, незадолго до смерти принявшего схимнический постриг. Что же привело этого человека к монашеству?

Миллионер из крестьян

Родиной Михаила Ивановича была Симбирская губерния с ее величественными волжскими просторами. Родился он в 1837 году в простой крестьянской семье, и образование получил, конечно, самое скромное; с детства должен был много и тяжело трудиться. В середине 60-х годов он перебрался на Урал, где начал заниматься торговлей. Стоит дать должную цену трудолюбию, целеустремленности и остроте ума этого человека: нужно было иметь поистине железную волю и отвагу, чтобы из крестьянского сына к сорока годам стать именитым купцом!

В 1869 году на Главном проспекте Екатеринбурга появился первый магазин Михаила Ивановича – кондитерское и булочное заведение. Буквально через год Иванов стал владельцем не только кондитерского, но и бакалейного магазина, где продавались колониальные товары, привезенные из Индии и Китая. Чай, кофе, какао, мускат, гвоздика, перец и другие тропические продукты и даже редкие на Урале японские товары – все это было представлено в магазинах Михаила Ивановича.

Торговля была не единственным его занятием – со временем он стал владельцем около двадцати золотых приисков. Иногда сам участвовал в поисках золота. В феврале 1884 года Михаил Иванов лично во главе партии из трех человек искал золото на Серебрянском и Каменском приисках.

    

Скрытый текст

 

Приют трудолюбцев

Михаил Иванович был глубоко верующим человеком. Богатство и видное положение в обществе не изменили его доброго христианского нрава. Труды, тяготы и лишения, которые он, несомненно, должен был испытать в детские годы, укрепили в нем веру и нравственные силы, развили сострадание, любовь к ближним, сердечную доброту. Много времени Михаил Иванович посвящал делам милосердия. Он не только основал первый на Урале Дом трудолюбия, но и лично вникал во все дела этого учреждения и помогал ему до самой своей кончины. Также на его средства содержалась столовая при приюте трудолюбцев, в которой бесплатно питались нищие. Михаил Иванович ежегодно жертвовал на нее тысячу рублей.

Дом трудолюбия давал работу и средства к существованию обездоленным людям, в основном детям и женщинам. Они занимались шитьем, щипали перо, клеили коробки; потом появились столярная и картонажная мастерские, началось производство сумок, чемоданов и тому подобного. Детей в Доме трудолюбия обучали начальной грамоте.

Михаил Иванов был прост в общении и доступен всем, кто нуждался в его помощи. Люди часто обращались к нему в тяжелых ситуациях, и не было ни одного случая, чтобы он кому-либо отказал.

    

Храмоздатель Оптиной пустыни

Не только на Уральской земле Михаил Иванович был известен как щедрый благотворитель. В летописи скита Оптиной пустыни сохранились о нем многие благодарные свидетельства. А в 1899 году Михаил Иванович, серьезно размышлявший об избрании монашеского пути, приехал пожить в скиту. Его сердце жаждало духовного совершенства, он желал послужить Богу не только милостыней, но и самого себя сделать нищим ради Христа и, став смиренным послушником, создать в своей душе прекрасный храм Живому Богу [1]. Когда в 1900 году в скиту по благословению отца Иоанна Кронштадтского началась постройка нового храма, посвященного преподобным Льву Катанскому и Иоанну Рыльскому, Михаил Иванович с радостью пожертвовал средства на его возведение. Храм построили всего за два года. В подвальном этаже новой церкви был устроен нижний храм – в честь святого Архангела Михаила (небесного покровителя Михаила Ивановича) и братская усыпальница. Михаил Иванович построил для Оптинского скита и двухэтажный корпус. В верхнем этаже располагалась ризница, библиотека скита и две братские кельи. Внизу – две кельи для братии и келья для самого храмоздателя. Очевидно, он готовил себе здесь тихий и уединенный приют.

Однако, Господу было угодно, чтобы Михаил Иванович пока еще потрудился в миру и послужил ближним делами милосердия. Пожив некоторое время в Оптиной, он вернулся в Екатеринбург.

    

Ктитор монастыря

С годами Михаил Иванович все меньше занимался предпринимательством, а затем и вовсе передал дела сыну. Его душа искала Бога, и самой жизнью он исполнил слова Спасителя: «Ищите прежде Царствия Божия и правды его». Благотворительность стала единственным делом Михаила Ивановича. Он помогал бедным воспитанницам епархиального училища, нуждающимся ученикам и учителям в школах грамоты и многим другим. Михаил Иванович был попечителем церковно-приходской школы, на его средства в школе, например, устраивались детские елки. Одновременно он помогал храму при женской гимназии и лично вникал во все нужды гимназического храма: от капитального ремонта здания до снабжения его свечами. За свои многочисленные труды он получил орден Святой Анны II степени [2].

Для Ново-Тихвинского женского монастыря Михаил Иванович был особенно близким человеком. Он любил бывать в обители, и сестры также глубоко почитали его.

    

На средства Михаила Ивановича в монастыре был построен новый корпус, где позднее разместилась иконописная мастерская. Михаил Иванович пожертвовал средства и на строительство новой церкви Всех Святых – небольшой, но очень уютной. Сестры давно хотели, чтобы у болящих и престарелых монахинь была возможность молиться за богослужениями. С появлением нового храма эта мечта исполнилась: к церкви Всех Святых, также на щедрые пожертвования Михаила Ивановича, был пристроен корпус с кельями для болящих сестер. Во время каждого богослужения двери этих келий открывались, и сестры, не вставая с постели, могли слышать всю службу.

Осенью 1900 года газета «Уральская жизнь» писала: «22 октября в Ново-Тихвинском монастыре состоялось скромное, и, вместе с тем, редкое в монастырской жизни торжество освящения каменного двухэтажного здания, построенного для богадельни и больницы благотворителем екатеринбургским купцом М.И. Ивановым на собственные средства. Создателю богоугодного заведения М.И. Иванову была поднесена от сестер монастыря святая икона Тихвинской Божией Матери, покровительницы святой обители, изготовленная сестрами в шитой золотом ризе с украшением уральскими цветными камнями. От М.И. Иванова всем престарелым и убогим сестрам, переведенным из старых келий в нижний этаж, прекрасно устроенного во всех отношениях здания, был предложен чай и обед» [3].

Дар сестер – украшенный их старанием образ Божией Матери – был особенно дорог Михаилу Ивановичу.

    

Визит чудотворца

Одним из выдающихся дел Михаила Иванова было приглашение в Екатеринбург отца Иоанна Кронштадтского. Отец Иоанн был известнейшим в России священником, при жизни прославившемся чудотворениями. Когда 22 июня 1905 года отец Иоанн прибыл на Урал, именно Михаил Иванович встречал его в Перми и уже оттуда привез в Екатеринбург. Остановился высокий гость в его доме.

Отец Иоанн пробыл в Екатеринбурге всего три дня, и Михаил Иванович всюду сопровождал его. Для пожилого купца это было делом нелегким, так как отец Иоанн проводил время очень деятельно. Он каждый день совершал утреню и Литургию в одном из городских храмов, а потом служил молебны по домам.

В любую погоду за отцом Иоанном Кронштадтским следовали толпы народа. Храмы, в которых он совершал богослужения, всегда были переполнены богомольцами, которые стояли даже на подоконниках. Тысячи людей окружали церкви в эти дни. При появлении отца Иоанна приходилось сдерживать людей, рвавшихся к чудотворцу и просивших помолиться о них, благословить, «приложить руку». Многие горожане приводили и приносили к отцу Иоанну больных в надежде на их исцеление. Для каждого несчастного священник находил два-три слова утешения и ободрения. Неизменно его верным спутником был Михаил Иванов.

После отъезда отца Иоанна Кронштадтского имя Михаила Иванова уже не появлялось в Екатеринбургской прессе. И без того слабое здоровье Михаила Ивановича резко стало ухудшаться. Видимо, предчувствуя приближение смерти, незадолго до своей кончины купец и крупный общественный деятель Михаил Иванов принял постриг в великую схиму; имя в постриге у него осталось прежним. 26 января (8 февраля по н. ст.) 1906 года известный уральский благотворитель скончался. Перед смертью он просил, чтобы гроб был сделан самый простой, без украшений, и чтобы на похоронах не было пышных венков. Его желание было исполнено, а любовь людей выразилась по-другому: по городу до места погребения гроб с его телом благодарные горожане пронесли на руках. Отпевание схимонаха Михаила совершалось по монашескому чину в монастырском храме в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость», а совершал его правящий архиерей – епископ Владимир (Соколовский).

    

Погребен схимонах Михаил был на кладбище Ново-Тихвинского монастыря, которому он столько благотворил при жизни и в котором его глубоко почитали не только как мецената и общественного деятеля, но и как глубоко верующего, благочестивого человека, исполнившего Евангелие своей жизнью. В советские годы монастырский некрополь был стерт с лица земли, и могила Михаила Иванова была утрачена. Но в возрожденной обители живет о нем благодарная память как о ктиторе и благоукрасителе, и каждый день возносится молитва о том, чтобы Господь вселил его душу в селениих праведных.

Источник: Синодальный отдел по монастырям и монашеству Русской Православной Церкви

20 февраля 2021

 

https://pravoslavie.ru/137526.html

 

Один из храмоздателей скита в Оптиной Пустыни.

Share this post


Link to post

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.
Note: Your post will require moderator approval before it will be visible.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Restore formatting

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.


  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...