Jump to content
Георгий.

Скоромное общение:

Recommended Posts

Презентация книги Джорджии Бриггс «Икона»

https://pravoslavie.ru/133902.html

Повесть рассказывает о новом мире, в котором летоисчисление ведется уже не от Рождества Христова. Время обнулилось, наступил 0000 год Эры толерантности. Двенадцатилетнюю девочку Евфросинью Мэфьюз, как и всех остальных, лишили христианского имени и назвали Хиллари. В первую пасхальную ночь новой эры ее родители погибли от рук тех, кто истребляет христиан. (foma.ru)

  • Thanks 3

Share this post


Link to post

Господь снизойдет и во ад моей души

Игумен Петр (Мажетов)

Можем ли мы формулу: «Держи ум твой во аде и не отчаивайся» – применить на собственном опыте? Есть ли риск? Как она вообще «работает»? Об откровении, данном Господом преподобному Силуану Афонскому, чью память ныне отмечаем, – рассуждает игумен Петр (Мажетов), настоятель Свято-Косьминской мужской пустыни Екатеринбургской митрополии.

 

Так мыслят святые души

Скрытый текст

 

Это очень яркое, сильное внушение – многие духовники его приводят в проповедях, беседах. Оно заряжено энергией глубокого покаяния, смирения, решимости. Его смысл близок известным святоотеческим максимам – например Пимена Великого: «Поверьте, чада, где сатана, там и я буду», – или сапожника из Александрии, у коего Бог преподобного Антония Великого поучиться отправил: «Все спасутся, один я погибну», – повторял этот богоугодивший ремесленник… И это всё не просто какие-то эмоциональные, ничего не значащие причитания! Нет, так мыслят святые души.

Явно понимая, что ты проклят, ничего, кроме ада, за свои грехи не наследуешь, ты тем не менее не теряешь надежды, что Господь по Своей великой милости, благости и любви к роду человеческому снизойдет и во ад твоей души. Сам ты трезво осознаешь, что ты своими грехами себе уже изработал, – так что полностью себя лишаешь даже права быть человеком, и не то что человеком, а вообще живым существом, – согласен на то, чтобы тебя ввергли в преисподнюю. И отдаешь себе отчет в том, что это значит. Всецелое лишение радости быть.

Но грех – это и есть небытие. Вот так прочувствовать, что он сделал с твоей жизнью при твоем ранее соизволении, и при этом уповать на Создателя как Владыку всех и всяческого, Сына Своего Единородного не пожалевшего, чтобы нас спасти, – разве это ни есть уже залог спасения?

Господь наш Иисус Христос добровольно пошел на муки и смерть и даже во ад сошел за любой душой, жаждущей Спасителя, – неужели же я не возжелаю исповедовать своей жизнью: «Господи! Смерть Твоя не напрасна. Я недостоин жизни. Но Ты меня Своей смертью уже спас! Я Тебя, Господи, исповедую! Подвиг Твой и на мне не тщетен». Только вот так, из глубины ада, может быть, и возможно всецело – неуничтожимыми, что бы ни случилось, – всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем разумением твоим, и всею крепостию твоею (Мк. 12: 30) возлюбить Господа Бога.

 

«Не в тебе дело»

 

Что толку предаваться черной маниакальной депрессии: «Я – конченный грешник…» – «Не в тебе дело!» – как говорили псково-печерские старцы. И диавол – не владыка всего! Сколько бы тебя лукавый ни наущал, а ты ни разрушал сам себя, внимая «человекоубийце искони», – в основе тебя образ Божий. А значит, способность любить.

Помните, у Ф.М. Достоевского в романе «Преступление и наказание» как тонко проведена эта интуиция: люди, даже находясь в самой топкой пучине греха, молясь друг за друга, тем самым высвобождаются – точно вспыхивает в них эта способность любить, быть любимыми, и она оказывается живительной. Но ухватиться за этот подчас и слабый лучик той любви, что мы, люди, еле-еле, бывает, впускаем в этот мир, сможет только тот из нас, кто «держит ум твой во аде». Для кого желанна эта хотя бы толика Света. И кто не отчаялся.

Надо прежде всего иметь смирение. И помнить: всё – милость Божия

А тут надо прежде всего иметь смирение. И малому обрадоваться – а нас попробуй сейчас чего-нибудь лиши: взгляда даже доброго, привилегии какой-нибудь, вещички-безделицы, комфорта… – и мы уже разобижены дальше некуда, разгневаны, негодуем, ропщем, проклинаем, возмущены! Любой даже не самый страшный диагноз – для нас жуткое потрясение. И сразу мы вспоминаем о правах своих на «медицинское обслуживание», врачей осуждаем: не так посмотрел, не заинтересовался, не выслушал, не объяснил! А сказано: «Держи ум твой во аде…» Ничего-то мы на самом деле не достойны, и жизни самой… А всё это – милость Божия. «Вся пища мира – это любовь Божия, которая стала съедобной». Точно так же и воздух, и вода, и – всё, всё, всё. Я – ничто. Я – во аде. Только не надо при этом и вскипать в квазивеличии своей гордыни: «я – ТАКОЙ грешник…» «Не в тебе дело».

 

Три опасности

 

Вот преподобный Силуан Афонский, аки один из древних, мог это острие откровения, посланного ему, удержать – никуда не уклоняясь: ни вправо, ни влево. Эта фраза, оставленная нам святым, – духовный Эверест. Пусть на самый пик мы и не взберемся, но она уже нам открывает путь наверх, который парадоксальным образом в духовной жизни всегда пролегает по низинам смирения.

Иначе могут быть три опасности. Во-первых, сорваться в бездну своего же воображения (через которое мы, кстати, связаны, как говорят святые отцы, с миром демонов-живописателей) – уйти в некое такое смакование адских мук, саможаление в завороженности ими. Ум и воображение – это все-таки разные вещи, это надо иметь в виду.

Не смакуй муки адские, и не сочиняй про себя: мол, ничего-то я из себя не представляю

Во-вторых, так можно и смирение себе в этом своем чувственном трансе насочинять: «Ничего-то я из себя не представляю, и вот что со мной из-за этого происходит…» А тут можно так нахлебаться этой горечи тоски и печали самобичевания, что человек уже и не выберется потом из этого нагромождения над самими собой кругов ада. Так и психически повреждаются.

В-третьих, нельзя успокоиться констатацией: «Да, я грешник, достоин ада, но я и не отчаиваюсь, потому как и не рассчитываю на большее», – и тем самым плотоугодливый миролюбец, наплевав на необходимость подвизаться, еще и исполнителем формулы преподобного Силуана Афонского глумливо себя может почитать: «Прям про меня сказано!»

Это всё какие-то прельщенные состояния. Может быть, и не прелесть, потому как она подстерегает уже в сфере духовной, а посему и угодить в нее могут люди только духовные. Но вот на уровне душевном и уж тем более плотском это откровение: «Держи ум твой во аде и не отчаивайся», – данное титану духа, лучше не применять это точно.

 

Как стяжать немечтательные покаяние и смирение?

 

Это наставление подобно, как и всякое слово Божие, мечу обоюдоострому: оно проникает до разделения души и духа, составов и мозгов и судит помышления и намерения сердечные (Евр. 4: 12).

Но актуальным оно может быть все-таки и для нас. Если мы как раз будем учитывать свою меру и не штурмовать Эверест без снаряжения и инструктажа. А получить таковые можно в писаниях святых отцов, таких, например, как святители Игнатий (Брянчанинов) и Феофан Затворник – кому кто ближе. Они очень подробно описывают то, как стяжать немечтательные покаяние и смирение. У них нет излишнего пафоса, они и исходят из понимания того, что мы, современные люди, к высокодуховным подвигам не способны. Но это не значит, что нам не надо двигаться вверх. Направление нашего пути здесь и дальнейшую траекторию наших душ уже в вечности определяет. Вот святители-просветители и показывают нам крепкие – там, где не сорвешься, – хорошо исхоженные подвижниками тропы вверх. Можно также афонских старцев наших дней читать: поучения, например, великого, но так по-отцовски нежно снисходящего к нашим немощам преподобного Иосифа Исихаста. А наши Глинские старцы, Оптинские старцы, Псково-Печерские какие нам наставления оставили! Нам же всё это открыто. Просто надо читать с рассуждением, которое они и прививают своим ведомым и неведомым чадам-читателям.

И вот если так подходить, то подсказка, оставленная нам через преподобного Силуана Афонского, просто возгревает в наших душах ревность достичь смирения и упования на Господа. Не на свои заслуги – а только на исцеляющие смертные раны Христа. Что может быть в этом мире ценнее их? Крови Христовой, за нас изливаемой во оставление грехов, Тела Господня, за нас ломимого (ср.: Мф. 26: 26–28)…

 

Корабль тонет, когда вода внутри

 

Этот мир гремит, и блестит, и сверкает, и пахнет, и крутит – похоти разжигает, гордость взбеленить норовит и тем самым увязать, бедных, в этот свальный клубок страстей… Чтобы здесь, в мире сем, всё сокровище свое полагали (см.: Мф. 6: 21) и себя проявляли, но тут-то нас враг и хватает, свивает по рукам и ногам. Антоний Великий видел воочию эти сети диавола. Мир этот точно выворачивает человека наизнанку, заставляя жить чревом, внушая, будто жизнь духа безлика, скучновата и пуста. Но это-то очередной обман лукавого! Человек, кто хоть в малом старается держаться правды, просто говорить правду, какой бы они ни была, и всё! – уже прочувствует козни бесов. Там что-то не сойдется, там… Главное, чтобы в тебе самом не было лжи. Это, знаете, как говорят: корабль тонет, когда вода внутри.

Всё-то мирское на самом деле проходит, разрушается, сгнивает – не дайте себя затянуть в этот тлен. Сквозь призму духовного ориентира – «Держи ум твой во аде…» – мы и можем опростаться от этого суетного водоворота – словно спустившись на самое дно и оттолкнувшись от него ногами, чтобы нас вытолкнуло на свободу! Что нам стоит взять да и не пойти на поводу ни обольщений врага, ни взвинчиваемой им же ярости вследствие желания или невозможности их достигнуть.

Но, с другой стороны, нам сказано: «…и не отчаивайся». Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его (1 Кор. 2: 9). Подожди немного. Что бы тут ни происходило, как бы мир этот и его миродержец ни соблазнял или не гнал – терпением вашим спасайте души ваши (Лк. 21: 19).

У меня вот был в самом начале моего монашеского пути такой случай. Как-то раз прихожу после богослужения – великий праздник был, возможно, даже после поста, Рождество или просто какой-то Господский: Вознесение или Преображение, – трапеза изобилует… А я присел за стол. Братия еще не вся собралась. Думаю: «Дай-ка я помолюсь (что я тут сижу, облизываюсь)». И ушел я в молитву, буквально на пять минут, – просто четку тяну с Иисусовой… Поднимаю глаза: тот же стол, те же яства…

Но у меня вдруг пропала эта тянущая знакомая всем истома предвкушения – еда просто стала едой, такой, какой она на самом деле и является, когда мы ее уже начинаем есть. Знаете же это чувство во время особенно Великого поста: «Вот сейчас пост закончится, и я наемся!!» А потом ешь и думаешь: «Ну и что?!!»

В этом тоже, может быть, одна из целей поста (как и молитвы – в моем случае): развеять эти псевдочары чрезмерного обаяния этого мира. Еда как еда. Для меня точно выключили эту частоту заманивания. Я внезапно ощутил себя свободным!

Пять минут назад я был оглушен видом праздничной трапезы – а теперь видел просто еду: молитва развеяла чары

Вот пять минут назад я был оглоушен этой сочной пленяющей перспективой стола (для кого-то эта экспрессия может особо проявляться в каких-то вожделенных утехах плоти, что рисуются бесами в случае прелюбодеяния или блуда чуть ли не как предстоящие небесные восторги, а на деле они оказываются низостью и пошлостью; или в плане какого-то карьерного тешащего тщеславие роста…) – и вдруг это всё исчезло! Именно вот это всё художество соблазна. Осталась еда как еда. Но и ею пренебрегать не надо, покуда мы еще в теле.

 

Бодрствуйте

 

Это другая крайность, в которую тут же, поняв, что ты вышел из-под его гипноза, сбивает тебя враг. Он начинает нагнетать это отвращение к милости Божией, являемой нам, например, и через пищу, подкрепляющую нас. Знаете же, это определение нашего тела как того самого осленка: недокормишь, перестегаешь – упадет, и не доедешь до Царствия Небесного; а перекормишь – взбесится, и тоже ему уже будет не до твоих целей да направлений пути.

И вот, помню, стал меня враг искушать какой-то апатией, я уже точно с неприязнью за стол садился. Мне как-то и есть в общем-то не хотелось – совершенная какая-то потеря аппетита. Я стал худеть, а это в целом истончение этой нашей дебелости, защищающей нас, духовно незрелых, и от мира падших духов, чревато – что известно из писаний святых отцов. Слава Богу, я находился под руководством моего духовника, и отец Авраам (Рейдман), ныне схиархимандрит, уже тогда просто, помню, брата напротив меня сажал, и тот следил за тем, чтобы я ел как следует.

Так что завещание преподобного Силуана можно только с рассуждением, под руководством кого-то духовно опытного в своей жизни воплощать. «Держи ум твой во аде…» – то есть не поддавайся прелестям мира сего, умей сбивать спесь обольстителя, противостоять ему покаянием, помыслом о вечном воздаянии за гробом: те, кто живут здесь в сластях да в гордыне, в аду и окажутся. Но в то же время: «и не отчаивайся»! Потому что ловушка отчаяния тут же – зазеваешься, а она расставлена рядом, – готова тебя поглотить: лишить и мира, и радости, и покоя, и бодрости духа.

Итак, бодрствуйте, потому что не знаете ни дня, ни часа, в который приидет Сын Человеческий (Мф. 25: 13).

Игумен Петр (Мажетов)
Записала Ольга Орлова

24 сентября 2020 г

 

https://pravoslavie.ru/134137.html

  • Like 1
  • Thanks 3

Share this post


Link to post

Упал – вставай. Болит – терпи. И не называй грех нормой, а болезнь – необходимостью. Выгорание елея происходит у всех без исключения. Все рискуют потерять огонь в светильнике веры – так елей мало-помалу расходуется. Но весь вопрос в том, что подливать нужно регулярно масло в светильник, и накапливать запас, и держать его при себе. Выгорание будет катастрофическим и необратимым, если не заботиться о запасе масла. Это значит: твори добро во Христе, умножай молитвы, запасайся елеем Святого Духа сегодня – во дни изобилия веры. Потом неизбежно наступят дни скудости, дни сухости и тяжких испытаний. В те дни выживут те, у кого был запас.
Протоиерей Андрей Ткачев

Скрытый текст

 

Упавшего, опустившегося человека можно и нужно жалеть и миловать. Вместе с тем крайне опасно внушать павшему и опустившемуся человеку, что мы всем миром обязаны его миловать, а он имеет полное право требовать любви к себе и уважения. Так мы, чего доброго, на выходе получим какой-то собирательный персонаж из произведений Достоевского. Это будет нищий с апломбом или калека с претензией. Это будет грешник, не желающий каяться, но вооружившийся христианской риторикой. Если хотите – Мармеладов, который гордо скажет: «Да, господа, я падший. И вы не лучше, просто вы одеты чище. Да-с. Однако извольте меня любить таким, каков я есть, да поискренней любите и посострадательней. И права никакого нет у вас не любить меня, ибо я существо, глубоко страдающее». И прочее, и прочее. Нет. Жить и думать надо иначе. Упал – вставай. Болит – терпи. И не называй грех нормой, а болезнь – необходимостью. Милость – она есть именно милость, то есть незаслуженная любовь, а не официально заслуженная пенсия. Это я говорю в тему о падших, кающихся, уставших и этих… как их? Выгоревших.

В том, что человек устает, нет никакого сомнения. В том, что человек может упасть, да так, что и не поднимется, тоже сомнений нет. Но в том, что мы должны мягко сдвинуть сознание в сторону падения как неизбежности, я совсем не уверен. Придумали слово «выгорание» и согнали в эту категорию всех подряд. Кто-то трижды женился, кто-то зело осквернился, кто-то просто устал служить и решил переквалифицироваться, как Остап, в управдомы, а мы всю эту разношерстную армию дезертиров пометили добрым словом «выгоревшие» и дружно их жалеем. Что-то здесь не так. Во времена оные некоторые фронтовики протягивали руку к прохожим со словами: «Я в танке горел. Дай рубль на водку!» Не приведи Бог увидать расстриг, гордящихся своим «выгоранием на производстве». Мол: «Я Богу служил и перенапрягся. Теперь за скобки выпал, но вы уважать меня обязаны, ибо я жертва». А жертвы ведь разные. Вот попутал монашку бес, и она замуж вышла. А теперь живет в вечном страхе и с мыслью, что она Богу на Суде скажет? Или свалил с ног хитрый сатана какого-нибудь доброго игумена и подбил его влюбиться и детей наплодить. Но теперь тот тихо и со стыдом живет, и только Бог знает, какие молитвы из его сердца временами рвутся. Это одно. Здесь есть место и страху, и жалости. Но если такая же монашка, такой же игумен скажут, подбоченясь: «Ну и что? Выгорели мы. Понятно? Нас жалеть надо», – а мы скажем: «Да-да. Мы вас жалеем. Бедненькие вы», – то это какая-то ложь и подмена смыслов, которую я понимать отказываюсь.

Во-первых, не надо никуда спешить. Ни с постригами, ни с хиротониями. Пусть лучше женатый мечтает о монашестве, нежели монах – о женитьбе. А то хотел, положим, ребенок в монахи (уж больно поют красиво и одежды черные на ходу так мистически развеваются). Его взяли и постригли с поспешностью. Потом он иеродиаконом стал, потом – иеромонахом, потом игуменом. Всё быстро – за пару лет. Уже мечтать осталось только что об епископстве, а ему всего-то лет 25 от роду. И вдруг скучно стало молодому человеку, а потом сильно захотелось ему жениться. Вот тебе один из сценариев выгорания. Службы надоели, романтика улетучилась, естество о своих правах заявило. А ведь парнишку просто не стоило постригать и посвящать раньше возраста канонической зрелости и без искуса. Вот и всё. И таких сценариев много. Всюду на изнанке «выгорания» вы найдете поспешность, сырость, неосновательность стремлений, мечтательность. Со временем мечты рассеиваются, просыпаются страсти, нападает враг, и неосновательный человек, стоящий на песке, а не на камне, оказывается неготовым нести крест. Он думал, что в солдаты идут, чтоб на параде в красивой форме маршировать, а его на войну отправили. Вот он и сбежал с фронта под предлогом «выгорания». Осудим его? Нет, воздержимся по заповеди. Но скажем ли, что это норма? Ни в коем случае. Не норма это, а грех, требующий покаяния, а не извинения.

Всех людей жалко, потому что у каждого в груди не видная глазу дымящаяся рана. Но сентиментальные слюнки по теме выгорания пора вытирать. Евангелие говорит: положил руку на плуг – вспять не оборачивайся. Еще говорит: поминайте жену Лотову. Да и мудрость народная говорит: семь раз отмерь – один отрежь. Думай крепко прежде принятия решения, а когда решение принял – сомнения прочь. Время служения, а не сомнения настало. Основатель ВДВ генерал армии Маргелов (дядя Вася, как называет его десантура) так сказал: «Сбит с ног – сражайся на коленях. Идти не можешь – лежа наступай». Неужели Церковь не достойна ждать от своих служителей такой же стойкости, верности и храбрости? Скажите десантнику, что есть «выгорание» и можно по этой причине оружие бросить. Сами знаете, что он вам ответит. Так чего же мы должны духовное оружие бросать? Ладно бросать – оправдывать скопом всех тех, кто оружие бросил? И из-за чего бросил? Бабские прелести, зеленые доллары, ночные фантазии и физическая усталость. Кажется, список полный.

Про выгорание в слове Божием притча есть. Притча о десяти девах. У тех пяти, что остались без елея, елей в лампадах выгорел. У мудрых тоже выгорел (ибо что еще делать елею в лампаде, как не выгорать?). Но у мудрых был запас, и они, подлив масла, пополнили светильники. У глупых же запаса не было. Следовательно (вонмем!): выгорание елея происходит у всех без исключения. Все рискуют потерять огонь в светильнике веры – так елей мало-помалу расходуется. Но весь вопрос в том, что подливать нужно регулярно масло в светильник, и накапливать запас, и держать его при себе. Выгорание будет катастрофическим и необратимым, если не заботиться о запасе масла. Это значит: твори добро во Христе, умножай молитвы, запасайся елеем Святого Духа сегодня – во дни изобилия веры. Потом неизбежно наступят дни скудости, дни сухости и тяжких испытаний. В те дни выживут те, у кого был запас. Некто из отцов сказал: «Умножай молитвы, когда ты помнишь Господа, чтобы, когда ты забудешь Его, Он вспомнил тебя». Мы живем сегодня ради добра, сделанного вчера. И если вчера мы не сделали ничего ради Христа, то сегодня чувствуем себя оскудевшими, а назавтра – выгоревшими. И кто не озаботился заранее о том, чтобы разбогатеть плодами Духа, тот будет наблюдать, как догорают последние капли его веры. Потом лампада закоптит, вспыхнет и угаснет. А человек отвернется от ворот Иерусалима и понуро пойдет в Иерихон. Так исполняется слово: имеющему дано будет, а у не имеющего забрано будет то, что он думает иметь.

Нет ни злорадства, ни осуждения по отношению к тем, кто пал. Есть только страх и жалость. Но есть усиливающееся неприятие от болтовни про выгорание. Есть чувство, что не от любви эта болтовня, а от лукавства. Приобретайте запас масла, возлюбленные, и пусть горит елей, но пусть не гаснут лампады у мудрых дев.

Протоиерей Андрей Ткачев

 

 

https://pravoslavie.ru/75597.html

  • Like 2
  • Thanks 1

Share this post


Link to post

Александр Щипков: формирование «общества риска» ослабляет нашу конкурентоспособность

Москва, 29 сентября 2020 г.

    

Народ, пребывающий в состоянии постоянного страха и чувствующий себя беспомощным, априори отказывается от своих конкурентных преимуществ, заявил в эфире телеканала «Спас» заместитель главы Всемирного русского народного собора, первый заместитель председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ, политический философ А.В. Щипков, передает Патриархия.ru.

Аналитик полагает, что мировая тенденция ослабления либерализма, спровоцировала реакцию — появление либерального фундаментализма, одной из ключевых идей которого стала идея создания так называемого общества риска. «Суть этой идеи проста: современный человек якобы постоянно живет в условиях риска – экономического, экологического, информационного. Жизнь в условиях риска представляется нормой. Однако само понятие "риск" — в данном случае эвфемизм страха. Нам предлагают жить в обществе страха, нас учат жить в страхе, нас тренируют бояться», — отметил эксперт.

Страх порождает неуверенность общества в собственных силах и в способности что-либо изменить. В конечном счете страх приводит к унынию, которое в христианской аскетике считается смертным грехом. А.В. Щипков напомнил слова святого апостола Павла: «Печаль ради Бога производит неизменное покаяние ко спасению, а печаль мирская производит смерть» (2 Кор. 7:10).

По словам эксперта, находиться в состоянии постоянного страха для общества крайне опасно. «Весной 2020 года мы пережили состояние пандемиальной самоизоляции: вымершая Москва, повергающая людей не просто в состояние тревоги, а невероятного страха, паники. Именно поэтому Президент России остановил эти меры, почувствовав, что еще немного — и ими можно серьезно повредить общественное здоровье россиян», — считает А.В. Щипков.

Аналитик подчеркнул, что «выученный» страх и беспомощность заставляют не только конкретного человека, но и общество в целом отказываться от своего цивилизационного призвания. «Народ, который избавится от страха, навязываемого либеральными фундаменталистами, будет обладать конкурентным преимуществом, в том числе и в экономической сфере, поскольку ситуация в экономике напрямую связана с эмоциональным, культурным и религиозным состоянием общества», — заключил эксперт

Запись 152-го выпуска передачи «Щипков» доступна по ссылке  https://youtu.be/4jzYcszrGec.

Программа «Щипков», которая выходит на телеканале «Спас» с октября 2017 года, посвящена анализу актуальных церковно-общественных событий и дискуссий.

https://pravoslavie.ru/134280.html

  • Like 1

Share this post


Link to post
2 часа назад, inna d сказал:

Нам предлагают жить в обществе страха, нас учат жить в страхе, нас тренируют бояться, — отметил эксперт.

Ну вот... эксперт только заметил. А это называется словом "терроризм" (terror - англ. страх), уж больше ста лет этим целенаправленно занимаются определенные структуры в мире. И совсем уж разгулялись в последние лет двадцать. Народ должен быть качественно напуган, тогда у него не останется и мысли сопротивляться всяким нововведениям.

 

Уговаривать бесполезно, терроризм это типа как овчарка, которая сгоняет народ в будущее "большое стадо" антихриста. Кроме как страхом, ничем либерального человека не проймешь, а потому это все продолжится и будет только нарастать.

  • Like 1
  • Thanks 1

Share this post


Link to post
2 часа назад, inna d сказал:

Аналитик полагает, что мировая тенденция ослабления либерализма, спровоцировала реакцию — появление либерального фундаментализма

Не знаю, можно ли сказать, что это либеральная диктатура? Ведь другого мнения они тоже не могут слышать и не хотят. Какая уж тут демократия.! Но больше всего о ней и кричат.

Edited by inna d
ошибка

Share this post


Link to post
1 минуту назад, inna d сказал:

Не знаю, можно ли сказать, что это либеральная диктатура?

Можно сказать, что это все та же "тайна беззакония". Про демократию вообще забудьте, ее нет и никогда не было ни в одной стране мира. Возможно, в рамках какой-нибудь отдельно взятой древнегреческой деревни, не более того...

 

Либерализм по идее свобода, однако же, чем дальше, тем меньше это напоминает свободу, даже чисто внешне. Или как тот же коммунизм у коммунистов, уже давно про него никто и не упоминает.

  • Like 1
  • Thanks 1

Share this post


Link to post
12 часов назад, inna d сказал:

Аналитик полагает, что мировая тенденция ослабления либерализма, спровоцировала реакцию — появление либерального фундаментализма

 

Цитата

Не знаю, можно ли сказать, что это либеральная диктатура? Ведь другого мнения они тоже не могут слышать и не хотят. Какая уж тут демократия.! Но больше всего о ней и кричат.

 

Что самогон, что водка одна и другая приносит вред.

Всегда был против любой формы либерализма и демократии и пр. философских доктрин, которые одним словом определяют конечную цель человека, это все продукты дьявола. 

Если так рассуждать, то, так можно и учение Христа определить одним определением как либеральное учение, и к чему это нас приведет....

Нет!.., сам против любого вида либерализма и демократии и пр. продуктов сатаны подменяющих учение Господа нашего Иисуса Христа!

 

9 часов назад, A Lost Sheep сказал:

*Кроме как страхом, ничем либерального человека не проймешь, а потому это все продолжится и будет только нарастать.

Цитата

*Можно сказать, что это все та же "тайна беззакония". Про демократию вообще забудьте, ее нет и никогда не было ни в одной стране мира. Возможно, в рамках какой-нибудь отдельно взятой древнегреческой деревни, не более того...

Цитата

**Либерализм по идее свобода, однако же, чем дальше, тем меньше это напоминает свободу, даже чисто внешне. Или как тот же коммунизм у коммунистов, уже давно про него никто и не упоминает.

 

*Полностью согласен, конечно, если правильно вас понял.

** Да, свобода от собственной души ведущая к вседозволенности.

 

Edited by Георгий.

Share this post


Link to post

Созерцатель небесной любви

Александр Богатырев

 

Он стоял на паперти и кого-то высматривал. Я заметил его еще во время службы. Он дважды прошел по храму, слегка припадая на правую ногу, оглядываясь на прихожан. Левое плечо его было приподнято. Волосы забраны в жидкую косичку.

Я хотел пройти мимо, но он сделал шаг навстречу:

– Я тебя жду, – сказал он тихо, не глядя на меня. Может быть, и глядя. Широко расставленные глаза смотрели в разные стороны.

И именно о глазах заговорил он, заговорщицки понизив голос:

– Я тебя выбрал. У тебя глаза добрые.

Он тихо засмеялся и оглянулся, словно боясь потревожить выходивших из храма.

С минуту он молчал: то ли ждал моей благодарности за то, что он меня выбрал, то ли входил в роль перед тем, как начать конючить и рассказывать о том, что не на что ехать домой и что его обокрали местные бомжи.

– Для чего вы меня выбрали? – спросил я, не выдержав долгой паузы.

– Пойдем покупаемся. Лето прошло, а я ни разу на море не был.

Предложение было неожиданным. Я сослался на то, что не беру с собой в храм плавок, и предложил позавтракать в ближайшем кафе. Он засмеялся:

– Да ты не бойся. Я у тебя ничего просить не стану. Сам могу тебя угостить. Хочешь, могу ножницы тебе дать?

– Зачем?

– Будешь ногти стричь.

– Да у меня есть ножницы.

Я машинально посмотрел на ногти. Все в порядке. Позавчера подстриг.

– А у меня нет ничего другого, чтобы тебе подарить. А знаешь, что такое глаза?

– Догадываюсь.

– Нет, ты думаешь, что это орган зрения, а это такие дырочки в голове, через которые душа выглядывает. Посмотри, какие души на нас смотрят.

Я послушно стал вглядываться в глаза прохожих.

– Ну и что видишь?

Скрытый текст

 

Я неопределенно хмыкнул. А он стал рассказывать, о чем ему говорят «дырочки в голове».

– У этой бабушки тревога. За внуков страдает. Наверно, хулиганы и наркоманы. У этого длинного в шортах, видишь, как сверкают. Ему нужна новая доза. У девушки с наколками на ногах желание найти парня темпераментного и богатого. Эта бабуся зятя своего пилит и не дает жизни своей дочери. А эти подружки-полустарушки мечтают найти себе любовников. Как говорили отцы, «по поднятию век узнается блудница».

Он громко вздохнул.

– Ну, хватит об этом. Главное – никто не тоскует по небесной любви. А ты тоскуешь по небесной любви?

Я улыбнулся:

– Как вы мудро и красиво излагаете.

– Я мудрость скрываю. Тебе вот немного открыл. Только давай «на ты». Не люблю выкать. Мы с Самим Господом «на ты». Тебя как звать?

– Александр.

– А я Серега.

– А почему Серега, а не Сергий?

– Куда мне до Сергия… Сергий был преподобный Радонежский… А я так, Серега.

Мы добрели до небольшого открытого кафе. Я предложил позавтракать, но он замотал головой.

– Сначала искупаемся, а то я так и не увижу моря.

– А что мешает?

– Работа. Меня хозяин только иногда в воскресенье в храм отпускает. До обеда могу помолиться. Я ведь и сторож у него, и садовник, и все, что нужно делать, делаю. А когда у тебя огромный дом да еще и для гостей поменьше, и сад, и гараж… У меня там на втором этаже келья. Очень хорошая. А работа – круглый день. И ночью кое-что приходится делать. Я не обижаюсь. Хозяин хороший. Он мне паспорт сделал. Только прописывать не хочет. А меня и без прописки никто не тронет. У него всё начальство – друзья. Хороший человек…

Мы спустились по широкой лестнице к морю. Чтобы попасть на пляж, прошли вдоль рядов магазинов, ресторанов и лавочек с сувенирами, мастерицами плетения африканских косичек на головах русских барышень и нанесения татуировок на все части тела бедолагам обоего пола. В небольшом павильоне сидели, опустив ноги в стеклянные аквариумы, пожилые женщины. Было видно, как крошечные рыбки кружат стайками, то ли целуя, то ли покусывая конечности любительниц экзотической процедуры. В тире мальчишка стрелял по пустым пивным банкам. С лавкой пляжных товаров соседствовал магазин меховых шуб. Желающих утеплиться мы не заметили. Продавщицы стояли в дверях и курили, тоскливо глядя поверх голов людей, не хотевших в тридцатиградусную жару соблазняться манто и накидками из соболей и песцов. Повсюду сновали торговцы мороженым, чурчхелой, вареной кукурузой, сладкой ватой и прочими кулинарными соблазнами. Сергей странно поводил головой, и было непонятно, то ли он все это рассматривал, то ли отводил глаза.

«Нужно на небо смотреть всегда, как можно больше…» – он остановился, запрокинул голову и долго стоял не шевелясь

Когда мы обошли ряды и оказались на галечном пляже, он остановился, запрокинул голову и долго стоял не шевелясь.

– Нужно на небо смотреть всегда, как можно больше. Хоть одним глазом, хоть в полглаза. А ты мало смотришь на небо.

Оправдываться я не стал. Действительно, мало.

Сергей довольно долго снимал штаны, опершись спиной о столб аэрария, потом молча вручил их мне вместе с рубашкой и пошел, прихрамывая, к воде. Народу было очень много: одни на лежаках, другие – сидя и лежа на гальке. Сергей пробирался между лежавшими, через некоторых перешагивал. В воду он не нырнул, а упал и на удивление довольно быстро поплыл, широко взмахивая руками. Проплыв метров двадцать, повернулся на спину и громко, на весь пляж, засмеялся. Смеялся он долго, лежа на спине и глядя в небо. Несколько раз закашлялся (видно, вода попадала в рот). Потом снова смеялся. Купальщики оплывали его за несколько метров, с опаской оглядываясь. Море кишело телами, а вокруг Сергея образовалась зона свободной воды.

Когда он вернулся, я спросил, над чем он так долго смеялся.

Сергей улыбнулся, склонил голову и пристально стал смотреть на меня правым глазом. Потом несколько раз повел головой, очевидно, пытаясь обозреть все население пляжа, и сказал:

– Я, когда даже не хочу, слушаю, о чем говорят вокруг. Сейчас стали говорить разные слова, а я в них вижу суть отношения к жизни. Иду купаться и слышу: «Надо хорошо расслабиться». Прошел два метра, мужчина говорит женщине: «Да расслабься ты». Потом в той компании, что вон там играют в карты, один игрок говорит: «А не слабо мы вчера расслабились». А я тут вспомнил притчу о расслабленном. Вот уж кто расслабился! Он ведь 37 лет страдал. Мечтал все эти годы, чтобы ангел его избавил от расслабленности. А теперь мечтают расслабиться…

Говорят: «Надо расслабиться», «хорошо расслабились»… Я и вспомнил притчу о расслабленном. Вот уж кто расслабился!

– Да, но ведь эти люди вкладывают другой смысл. Они не хотят быть парализованными, а просто отдохнуть. Чтобы нервы от напряженной работы расслабились…

– Ничего ты не понял. Для этого есть слово, которое ты сказал: «отдохнуть». Вот и надо отдыхать, а не расслабляться. А сейчас, может, уже и не до отдыха… Надо напрягать духовные силы, чтобы излечиться от расслабленности, а не мечтать о ней. Надо быть как советский пионер: «всегда готов!» А так вражина может нас голыми руками взять.

– Уж больно ты строг. Люди приехали на юг после долгой принудительной изоляции. Среди них есть и верующие, и те, кто думает о спасении души. Не надо придираться к словам.

– Помнишь, я спросил тебя, тоскуешь ли ты по небесной любви? Я лежал на воде и смотрел в небо. Думал, много ли здесь людей, тоскующих по небесной любви. И понял, что очень мало, если вообще есть. Я не осуждаю людей. Мне их жалко. Я был готов расплакаться, так мне всех жалко. Но очень часто, когда хочется плакать, начинаю смеяться. И ничего не могу с собой поделать. Я уже почти заплакал, и вдруг рядом проплывают два мужика, и один другому говорит: «Надо сегодня хорошенько расслабиться». Как тут не смеяться?! Вот я и рассмеялся…

Когда мы шли обратно, он рассказал о своем детстве, проведенном в сибирском детском доме: постоянные издевательства, голод, побои. Ему не в чем было выйти на улицу в морозные дни: не было ни пальто, ни шапки, ни свитера. Но больше всего он страдал оттого, что никто никогда не называл его «сынком». Родители, узнав, что ребенок родился больным, отказались от него еще в роддоме. Когда он произнес слово «сынок», лицо его исказилось и он засмеялся. Но было понятно, что это не смех, а плач…

Возвращаться мимо ларьков и бойких торговцев не хотелось. Мы вышли на дорожку, проложенную в сквере среди кипарисов, олеандров, магнолий и пышных кустов пампасов с красивыми серебристыми метелками. Я решил вернуться в открытое кафе: сам проголодался, да и спутник, похоже, нагулял аппетит после купания. Неожиданно пошел дождь. На небе было единственное облако – казалось, не дождевое, но задождило изрядно. Я, по глаголу моего спутника, всю дорогу поглядывал на небо. Он же все время шел с задранной головой.

– Пойдем поскорее, – предложил я и ускорил шаг.

– Куда?

– Вон там кафе. Спрячемся от дождя и заодно позавтракаем. Можно ведь и здесь поесть.

Сергей остановился и удивленно чуть ли не вскрикнул:

– От дождя прятаться? Да ты что?! Это ведь небесная вода. Радуйся! Она грехи твои смоет. Только попроси у Господа, чтобы смылись грехи.

«От дождя прятаться? – удивился он. – Да ты что?! Это ведь небесная вода. Она грехи твои смоет»

Я хотел объяснить, что боюсь простудиться после недавней болезни, что придется долго ехать в мокрой одежде и наверняка простужусь (уж больно сильны в местных автобусах кондиционеры). Но вдруг почувствовал сильное раздражение. Да с какой стати я должен извиняться перед этим чудаком!

Я кивнул ему:

– Пошли. Там поговорим о небесной воде, – и пошел быстрее.

– Так ты боишься. Не хочешь смывать свои грехи. Будешь продолжать грешить. А ты знаешь, что нельзя. Знаешь…

Он семенил за мной, тяжело дыша. Я пошел медленней. Потом поравнялся с ним. Он вздохнул и вдруг рассмеялся:

– Я думал, ты праведник, а ты просто неплохой человек. И всё.

– Ты прав. Я не праведник. И человек я плохой.

Я хотел еще что-то сказать, но в это время дождь ливанул с такой силой, что даже мой обличитель постарался прибавить шагу. Я не выдержал и побежал к вожделенному навесу над столиками кафе. Обернулся и крикнул ему:

– Скорей, Серега! Все грехи смылись. Завтрак ждет.

Я посмотрел на небо. И когда оно успело сплошь затянуться тучами! Глухой раскат грома недовольно проворчал где-то вдалеке.

Я вбежал под навес и оглянулся. По дорожке текла вниз целая река дождевой воды. По ней в наше убежище бежала толпа людей в плавках, купальниках, летних платьях, прилипших намертво к загорелым телам.

Сергея среди них не было.

Александр Богатырев

2 октября 2020 г.

 

https://pravoslavie.ru/134178.html

 

Вроде простенький рассказ. сначала прочитала и все. Потом поняла, что зацепило. Слова о тоске по небесной любви, про небо, про дождь... Ведь часто смотрю на небо, люблю фотографировать восходы и закаты, облака.. Но вот никогда не думала почему так. А слова о небесной любви тронули душу. И поняла, что это правда. От умиления можно расплакаться.И басня Крылова И.А. вспоминается"Свинья под дубом". Это как две противоположности. И все о нас, человеках...

 

  • Thanks 1

Share this post


Link to post

«Это кино о тебе»

Беседа с Александром Запорощенко, режиссером фильма «Где ты, Адам?»

Олег Карпенко

«Где ты, Адам?». Афиша фильма Двор Вознесенского храма на Демеевке в Киеве был идеальным местом для разговора с режиссером фильма «Где ты, Адам?» Александром Запорощенко. В калитке нас встретила веселая компания во главе с женихом и невестой, ставшими несколько минут назад мужем и женой. Мы подошли к приходскому ларьку с напитками, и Александр предложил: «Жарко, нужно взять чего-нибудь попить». С бутылкой церковного кваса в руках мы устроились на скамейке возле входа в храм. Слева возле нас дремал приходской кот, а справа крутился местный пес. Квас оказался вкусным, а мы с Александром мысленно улетели на Афон. Но вскоре пришлось вернуться в Киев – на минуту нас поглотила волна гостей следующего Венчания и оглушил колокольный звон. Беседа оказалась похожей на съемки фильма «Где ты, Адам?» – длинной, захватывающей и с препятствиями.

Скрытый текст

 

– С чего началась история создания вашей ленты?

– Покойный архимандрит Лонгин (Чернуха) познакомил меня с будущим продюсером фильма – протодиаконом Александром Плиской. Они вместе учились в Киевских духовных школах. Я знал, что он часто ездит на Афон, и случилось так, что наши желания совпали. Мне давно хотелось там побывать, ну, а поснимать на Святой Горе было вообще несбыточной мечтой. И вот однажды отец Александр мне именно это и предложил. «На Афоне есть старец в преклонном возрасте, и хорошо было бы его запечатлеть. Неизвестно, сколько времени он еще проживет», – сказал он. Я ответил: «Мне нужно поехать и посмотреть».

Взял свою камеру и отправился на Афон. Эта поездка стала прорывом в моей жизни и принесла духовное озарение

Впервые я посетил монастырь Дохиар в 2015-м году на Страстной седмице. Взял свою камеру, микрофон и отправился на Афон. Эта поездка стала прорывом в моей жизни и принесла духовное озарение. С одной стороны, меня очень подкупила простота братии монастыря. Они ходили в старой, потертой одежде, но в этом не было ничего нарочитого. А с другой стороны, древняя архитектура, великолепные храмы и росписи поражали своей гармоничностью. И еще, конечно, удивительные афонские службы.

После той поездки я смонтировал небольшой видеоролик, и мы с отцом Александром начали показывать его разным людям, начали искать единомышленников, готовых поддержать проект. Но все только махали руками и говорили: «Какой Афон, вы видите, что происходит в стране?» А я для себя в тот момент понял, что моя позиция другая – жизнь менять нужно изнутри, и начинать с себя. Вот это я и хотел показать своим фильмом.

– Почему в вашем кино нет четкой структуры? Ведь это мешает зрителю освоиться в пространстве фильма, приводит его в недоумение.

Александр Запорощенко – Я сразу для себя определился, что не буду делать альманах о Святой Горе, которых уже снято множество. Не хочу начинать кино словами: «Это Афон. Монашество появилось здесь тогда-то. Это удел Божией Матери». Все знают эту историю, или при желании могут ее найти. Хотя в фильме есть несколько кадров, образно передающих историю Дохиара.

Мне больше хотелось не рассказывать, а показывать, создавать образы. Поэтому первые 12 минут в фильме нет ни единого слова. Длинные кадры, долго идет дождь... И это нужно смотреть именно в кинотеатре, на большом экране. Почему именно там? Потому, что была проделана большая работа не только с изображением, но и со звуком. Мне хотелось добиться эффекта погружения в атмосферу афонского монастыря. Поэтому мы полностью отказались от дикторского текста, чтобы ее не разрушать.

Нас еще упрекали за то, что у фильма нет сюжета, нет конфликта, за двойной финал и драматургические ошибки. И я вполне допускаю, что они есть, ведь фильм-то, по сути, дебютный. Но в фильме есть конфликт, хоть и скрытый на первый взгляд. Есть и сюжет – история поиска человеком Бога. Фильм «Где ты, Адам?» – о тебе. Этот вопрос звучит для каждого в конце картины. Афониты из Дохиара полностью посвятили себя служению Богу и нашли свое место. А где ты? Где твое место? Нашел ли ты его?

Монастырь Дохиар. Кадр из фильма «Где ты, Адам?»

– Такая идея была у вас изначально или пришла в процессе работы над фильмом?

– Она появилась позже. Я долго искал подходящее название. И однажды к нам в Киев приехал иконописец из Дохиара. Мы с ним гуляли по Ботаническому саду, и он меня спросил: «О чем твой фильм? Что ты хочешь им сказать?» Я ответил, что мы – люди, живущие в миру – как Адам, продолжаем прятаться в кустах, изобретаем множество одежд, чтобы прикрыть душевную наготу. А монахи Дохиара – они как новый Адам, живут пред Богом без стыда и говорят: «Господи, прими нас такими, какие мы есть, обнаженными, в наших грехах. Мы хотим с Тобой встретиться». Вот из таких размышлений и родилось название «Где ты, Адам?» Потом его одобрил и геронда Григорий.

 

После этого, в один из приездов, я услышал, как в монастыре кто-то играет на пианино. Оказалось, что это монах Авель. Родом из России, лауреат музыкальных конкурсов. Я с ним познакомился, и вот, он открывает крышку пианино, а там надпись «GerhardAdam». Вы представляете?

– А как игумен монастыря отец Григорий (Зумис) смотрел на то, что в его обители снимают фильм?

Протодиакон Александр Плиска – Геронда был благосклонен к нам и снимать благословил. Меня сразу принял за своего. Была даже такая история. Когда я впервые приехал, на мне были немного поношенные, но очень удобные ботинки. Перед отъездом я решил их покрасить, но краски хватило только на один. Так я и отправился на Афон: на одной ноге черный ботинок, на другой – желтый. И вот, я иду с камерой, а геронда Григорий спрашивает у отца Александра Плиски: «А чего это у него ботинки разные?» – «Это у него такое творческое кредо», – отвечает отец Александр. «Ну, ясно», – говорит геронда. То есть наш человек.

– В финале фильма есть потрясающие съемки с высшей точки Святой Горы, но видно, что камера у вас дрожит. И я догадываюсь, почему…

– Я там снимал с рук, без штатива, условия были экстремальными. За долгие годы в Греции не выпадало такого количества снега, как тогда. Я не знал, кого мне взять с собой, и пошел на вершину Афона один. Мне для фильма как раз не хватало кадров этого сезона, символизирующего забвение, одиночество, бесславие. Как раз того, ради чего уходят в монастырь. Вот этого состояния мне не хватало. Ну, думаю, попробую дойти.

Снега было очень много, тропы замело, и я чуть было не заблудился. Пока добрался до вершины, очень устал и немного замерз. Снимать там долго было нельзя – ветер буквально сбивал с ног. Кромка снега превратилась в лед, и я стоял на краю горы как на катке. Одно неосторожное движение, и можно было улететь вниз. Хотя все-таки я жалею, что мало тогда поснимал на вершине Афона.

 

– А какие еще сложности возникали в процессе создания фильма?

– Для меня было важно не испортить репутацию этого места на Афоне. На мне лежала огромная ответственность – люди нам открылись, и я не мог их подвести. У нас в фильме есть небольшая потасовка монахов на стройке. И к этому эпизоду были большие вопросы. Можно ли его ставить в фильм?

Я хотел показать, что это мужской коллектив, и они, конечно, могут повздорить

На самом деле там было просто небольшое недопонимание между монахами. Причиной этому послужило психическое заболевание одного из послушников. И я хотел показать, что это мужской коллектив, и они, конечно, могут повздорить. В тот же день вечером я спросил у пекаря отца Нила: «Как вы считаете, то, что сегодня произошло, – это нормально? Такое здесь бывает часто?» И он ответил: «Да, бывает. Но это жизнь. Главное, попросить прощения после этого, тогда конфликт сглаживается».

И я понял – нельзя этот эпизод вырезать из фильма, прилизывая нашу историю. Об этом и геронда Григорий потом сказал в интервью: «Не бойтесь наших ошибок. Если бы мы сказали, что их у нас нет, то были бы лицемерами. Мы такие же люди, точно так же боремся с нашими грехами и с искушениями».

 

– Одна из самых трогательных сцен в фильме – постриг духовного сына геронды Григория. Как вам удалось так точно передать то, что совершилось в кадре?

– Того парня, которого постригали, звали Марк. Он приехал на Афон из Крыма. Был послушником в монастыре 8 лет. Так геронда его испытывал. В день пострига он поехал за дровами, и тут вдруг все в монастыре начали его искать. Даже меня спрашивали: «Ты Марка не видел?» И только он вернулся из леса, его сразу же отправляют к геронде. Сегодня у него постриг.

Вот, ты целый день бегал, а теперь на тебя наденут белую рубашку и похоронят. Ты к этому шел 8 лет, а теперь у тебя начинается новая жизнь. И игумен Григорий плачет оттого, что его послушник встал на тяжелый путь, на путь воина. Он оплакивает этого мирского человека, который теперь становится человеком духовным, новым Адамом.

 

Мне не только дали посмотреть на это таинство, но даже разрешили поснимать. И я должен был все это показать как можно аккуратнее и деликатнее. Ведь что ты чувствуешь сам в такие моменты? Однажды я попал в алтарь Крестовоздвиженского храма Киево-Печерской лавры. Там Блаженнейший Митрополит Онуфрий с другими архиереями совершал епископскую хиротонию. Вот, я стою среди них, и у меня такое чувство, что это рай и вокруг меня ангелы.

Трудно передать состояние человека, которого коснулась благодать

Чтобы передать такие моменты в фильме, нужно пропустить это через себя и прочувствовать. Иначе как показать вещи, которые происходят за кадром? Трудно передать состояние человека, которого коснулась благодать. Это необъяснимые вещи. Поэтому фильм идет с субтитрами. Я даже мысли не допускал, что какой-то диктор может говорить вместо геронды Григория.

– Если так сложно передать духовную реальность на видео, то имеет ли вообще право на существование православная документалистика?

– Понимаете, без света не будет кино. Потому что экспонирование пленки или матрицы происходит только с его помощью. А ведь Бог есть свет, как сказал апостол Иоанн Богослов, хотя это и о другом свете. И я считаю, что и в кинематографе, и в фотографии есть некое Божественное участие.

 

Кроме того, даже для самых строгих монахов в Дохиаре эти съемки были послушанием, на которое их благословил геронда Григорий. Ну, и я со своей стороны пытался поднять свою репутацию в глазах братии. Поэтому шел и работал вместе с ними. Однажды летом нужно было почистить печь. А это очень грязная и тяжелая работа. Я говорю: «Давайте почищу». Монахи удивились: «Да ладно, ты будешь печь чистить?» Но я полез туда и был потом черный с ног до головы. А монахи после этого стали относиться с уважением.

После работы над фильмом «Где ты, Адам?» мне не стыдно

– Ваш фильм уже посмотрели тысячи зрителей из разных стран. Со многими из них вы общались после просмотра. Православным близка эта тематика, а как реагировали на фильм инославные и неверующие?

– Люди самых разных религиозных традиций смотрели его с большим интересом и даже меняли свое отношение к христианству. Знаю примеры, когда картиной вдохновлялись атеисты.

Во всех моих предыдущих работах я не чувствовал полного внутреннего удовлетворения. Мне не хватало осознания того, что кино приносит пользу людям. Чтобы ты не просто получил деньги, а зритель развлекся и забыл. Но после работы над фильмом «Где ты, Адам?» мне не стыдно. Я думаю, что не зря потратил эти 4 года, и, надеюсь, оправдал доверие многих людей, которые мне поверили и поддержали этот проект.

С Александром Запорощенко
беседовал Олег Карпенко

21 октября 2020 г.

 

https://pravoslavie.ru/134713.html

 

Кто-нибудь смотрел этот фильм? У нас его не было((

  • Thanks 1

Share this post


Link to post
1 час назад, inna d сказал:

Кто-нибудь смотрел этот фильм? У нас его не было((

Он сейчас в Екатеринбурге. На страничке отца Александра в Вк о движении фильма по Российским городам. 

https://vk.com/id88040545

***

Мощный голос, непобедимый дух, любовь к молитве, печаль о трагедии славянского разделения - таким запомнился Василий Жданкин, талант и личность которого мы по-настоящему смогли оценить, только потеряв этого замечательного сына Русской земли. Потеряли на земле, обрели молитвенника на небе. Но и сегодня его песни продолжают жить, поднимать, волновать, бороться. Эта беседа записана Э.Жгутовой в декабре 2011 г, тогда Василий едва ли не впервые поведал историю своего воцерковления по молитвам известного старца Тимофея Прохорова.

https://radonezh.ru/radio/2020/10/20/20-01
 

Интересный рассказ о себе, своем воцерковлении. Из секты Порфирия Иванова в Православие.

Edited by Olqa
  • Thanks 1

Share this post


Link to post

В тоже время архиепископ Берлинский Марк говорит нечто другое о старце Тимофее Прохорове. Интересно, почему так?

http://www.pravoslavie.ru/43833.html

Почитала на другом сайте о старце и совсем другая информация. Не буду указывать сайт, кому интересно, тот найдет))

 

Edited by inna d
дополнено
  • Like 1

Share this post


Link to post
1 час назад, inna d сказал:

старце Тимофее Прохорове

В интераью Василий Жданкин говорит, что он не был священником, был мирянином. Старцем назыаает, но в смысле очень очень старенького. 

Share this post


Link to post

Молитва во время распространения вредоносного поветрия чтомая.

Господи Боже наш, не вниди в суд с рабы Твоими, и огради нас от губительнаго поветрия на ны движимаго. Пощади нас смиренных и недостойных рабов Твоих в покаянии с теплою верою и сокрушением сердечным к Тебе милосердному и благопременительному Богу нашему припадающих и на милость Твою уповающих.

Твое бо есть, еже миловати и спасати ны, Боже наш, и Тебе славу возсылаем, Отцу и Сыну и Святому Духу, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Вот такой вопрос. В этой молитве мы просим Господа от "смиренных и недостойных". Почему "смиренных",а не "грешных"? Прошу прощение,если кого-то смутила вопросом:blush000:

  • Like 1

Share this post


Link to post
Цитата

 

Господи Боже наш, призри с высоты святыя Твоея на молитву нас грешных и недостойных рабов Твоих, беззаконьми нашими Твою благость прогневавших, и милосердие Твое раздраживших, и не вниди в суд с рабами Твоими, но отврати страшный гнев Твой праведно на нас движимый, утоли губительное прещение, устави грозный Твой меч, невидимо безвременно секущий нас, и пощади нищих и убогих рабов Твоих, и не затвори в смерти души наша, в покаянии сокрушенным сердцем и со слезами к Тебе, Милосердому, Благоуветливому, и Благопременительному Богу нашему припадающих.

Твое бо есть еже миловати и спасати нас, Боже наш, и Тебе славу возсылаем, Отцу и Сыну и Святому Духу, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

 

https://www.pravmir.ru/molitva-vo-vremya-epidemii/

 

Нашла такую молитву. 

Share this post


Link to post

Очень интересная передача двух прекрасных священников о. Андрея и о. Димитрия о воспитании детей . И многое другое.

 

 

  • Like 1
  • Thanks 1

Share this post


Link to post

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.
Note: Your post will require moderator approval before it will be visible.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Restore formatting

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.


  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...