Jump to content
Георгий.

Скоромное общение:

Recommended Posts

Терапия от НАТО

Сербские заметки

Петр Давыдов

Бомба с надписью «Happy Easter» на самолете НАТО

Иногда меня спрашивают, часто удивленно, особенно молодые, с какой такой стати вдруг появилось у меня особое отношение «к этой самой Сербии». Даже не особое отношение, а самая что ни на есть любовь. Те, кто постарше, не очень спрашивают, а, скорее, догадываются: «А-а, так тебя тоже тогда торкнуло, в 1999-м? Понимаем». Тем, кто младше 20, приходится, конечно, объяснять, вспоминать. Смотрят на тебя как на динозавра какого, а потом, и тут я очень рад, и сами не прочь побывать у братушек. Одного раза чаще всего хватает, чтобы потом не забывали дорогу.

Вспоминать…

Скрытый текст

 

В те годы не плевал в Россию разве что эскимос: слюни на морозе мерзли. Брезгливо-ненавистное отношение к русским у бывших братьев по периметру границ, высокомерно-чопорное у казавшихся небожителями партнеров и просветителей со «сникерсами» в блестящих на фоне серой убийственной действительности чемоданах. Мерзость привокзальных площадей. Шелуха с окурками на тротуарах. Шаверма эта несчастная, с капающим жиром. Инвалиды в метро, просящие милостыню. Радостные сообщения о привезенных из-за океана окорочках и очередном выделенном транше – не, правда, они зачитывались дикторами чуть ли не голосом Левитана.

Высокомерие и брезгливость со стороны сочетались с откровенной, какой-то патологической ненавистью изнутри. Россию ненавидели сами русские. И как! По-русски, с размахом, чтоб до конца, – в общем, все по Достоевскому. Не съязвить в приличной компании по поводу бедняги президента или очередной войны на Кавказе считалось навсегда лишить себя достойного общества.

Я предпочитал отсиживаться «в Европах». Оно и чище, и спокойнее как-то, да и языки подучить можно. Лениво и отчужденно смеялся вместе с друзьями-товарищами-геноссен над очередной курьезной телефишкой «про Россию»: то этот самый пьяный оркестром дирижирует, то рубль опять ниже плинтуса рухнул, то еще что-нибудь веселое. Заняться было чем, поэтому особого внимания на унизительные сообщения, комментарии, просто колкие фразочки не обращал. Старался не обращать, точнее. Ведь, признаться, понимал, что, несмотря на все заверения в моей личной цивилизованности, а то и гениальности, слова эти лично меня очень даже касаются. И не сказать, чтобы я сильно этому радовался, сильно перефразируя таможенника Верещагина.

Поэтому, когда вдруг выяснилось, что у варваров за Бугом появились конкуренты, обгадить которых нужно во что бы то ни стало, заинтересованному счастью не было предела: что за варвары-кровопийцы? А-а, сербы, значит. Нехорошие великодержавные шовинисты, которые притесняют борцов за свободу в каком-то там Косово.

Таким образом, о сербах и Сербии я не знал ровным счетом ничего и начал получать хоть какие-то о них знания из тех самых источников, откуда лилась известная субстанция на Россию. Если о странах цивилизованного мира говорилось с уважением и достоинством, то только о наших – именно с чувством превосходства и цивилизованной озабоченности. «Нашими» я сербов почувствовал инстинктивно.

Это как в драке или в дурном классе: если бьют или травят помимо тебя еще кого-то, то ты не можешь не испытывать сочувствия к собрату по несчастью.

Вот так, сидя с пивом на диване в каком-то Дюссельдорфе, смотря на победные реляции самых честных и объективных журналистов в мире, сообщающих с восторгом о большой тревоге миролюбивой организации НАТО за безопасность на Балканах, я вдруг увидел, что мы, оказывается, не одни.

Петр Давыдов с сербами

Оставил пиво, начал читать. Днями читал. Ого! Оказывается, где-то на Балканах есть страна, чей народ открыто говорит, что он – наш брат. Попробуй услышь такое от англичанина или кого другого. А сербы – те да, те верят в Россию, любят ее и страшно, уже по-настоящему переживают за то, что она впала в спячку. Даже не в спячку – в жуткий похмельный сон. Сопровождаемый хмурыми взглядами друзей, пошел на службу в сербскую церковь. С изумлением обнаружил, что практически все понимаю – и не только на Литургии, но и в разговорах с прихожанами, беженцами из Хорватии и Боснии. Первоначальные и неточные сведения о братском отношении к русским подтвердились.

Немецкие солдаты на Косовом поле Нет, не то чтобы я стал постоянным прихожанином сербских храмов или завсегдатаем встреч в эмигрантских клубах – чего-чего, а этого не было. Просто начал запоминать, записывать рассказы, истории из страны, чья судьба так похожа на нашу собственную. А сербы так и говорили: «Мы – это небольшая Россия. И будь уверен, что вас ожидает ровно то же самое, а то и хуже, чем Сербию. На нас обкатывают ваше будущее. Погоди, скоро бомбить будут». Вот этому-то уж я никак не мог поверить: чтобы мирная Европа да бомбить? – не, ребята, это уж точно перебор.

Это был какой-то дикий восторг, с которым показывали репортажи о «Милосердном ангеле»[1]; с какими глазами таращились в телевизор знакомые, узнавшие, что и объединенная Германия может принимать участие в операциях НАТО в Сербии. Куда делся весь этот вчерашний пацифизм, грозно осуждавший «Милошевича и его банду»! Какой хохот стоял, когда показали ракеты с надписью «Happy Easter». Ты сидишь внутри этого восторга и понимаешь, что смеются-то не только над сербами, которым «в очередной раз прилетело», но и над русскими, которые в постыдной спячке. И над Христом, Который – «Ну, и где Ты? Спас Ты своих сербов? Хе-хе». Вот эти слова на ракете сделали совсем не то, на что рассчитывали их авторы: на другом, правда, языке и в другой стране они когда-то звучали от проходящих мимо Голгофы тогдашних радостных зрителей.

Они смеялись, когда показали ракеты с надписью «Happy Easter» («Счастливой Пасхи»), – смеялись не только над сербами, но и над Христом

И вот тут – край. Перекресток. Крест. Или ты продолжаешь мямлить что-то о цивилизации, когда своими глазами видишь, как эта самая цивилизация с восторгом крушит средневековые монастыри, а также больницы, дома и кости людей, называющих себя твоими братьями; или ты признаешься себе, что в этом милом обществе что-то не так. Совмещать не получится – шизофреником станешь. А мне нельзя, у меня дел много.

В тот год, несмотря на все усилия, попасть в Сербию мне не удалось – сказались и зашкаливающая молодость, и необходимость доучиваться, и многое другое. Лишь лет через пятнадцать я стал приезжать в Косово. Видел, как быстро и самозабвенно там шло «окончательное решение» сербского вопроса. Познакомился с будущим крестным отцом своих детей. Своими глазами посмотрел на результаты «миротворческих операций» просвещенного Запада. Побеседовал с людьми, которые, забыв о всех своих бедах, встречают тебя как родного. Посидел немного за решеткой и получил статус персоны нон-грата.

Снова и снова возвращаюсь в Сербию – один, с семьей или друзьями. В общем, весело провожу время. Но именно тот, 1999-й, подвел к черте: или – или. Пора просыпаться, братушка. Наших бьют. Как я увидел позже, этот год стал крестным для всей России. Худо-бедно, но проснулись.

Именно тот, 1999-й, подвел к черте: или – или. Пора просыпаться, русский братушка!

А сербы, особенно оставшиеся в Косово, смеялись: «Понял? Нет худа без добра! Нас бомбили – вы просыпались. Дай Бог, окрепнете. Не, нам не страшно – потерпим. Лишь бы вы очнулись». Потом плакать начинали, правда. Особенно когда мы к кладбищу подходили. Детские могилы там есть. Такая вот терапия от НАТО. Не то чтобы благодарен, но воспользовался.

Петр Давыдов

28 июня 2019 г.

 

P.S. Мы продолжаем инициативу по организации поездок в Россию косовских сербов. В этот раз мы бы хотели пригласить учащихся старших классов гимназии села Шилово, что в Косовском Поморавье, съездить в Санкт-Петербург, посетить святыни Северо-Запада России. В этой гимназии изучению русского языка и литературы уделяют самое пристальное внимание, что в косовских условиях достойно и уважения, и почтения.

Если вы хотите и можете оказать помощь в организации таких поездок, вот номер карты Сбербанка, на которую можно перечислить пожертвование: 5469 0177 0923 5086, Петр Михайлович Давыдов Обязательна пометка: «Помощь Косово».

[1] Так назывались ракетно-бомбовые удары НАТО по Югославии.

 

https://pravoslavie.ru/122090.html

 

Не знаю, проснулись ли мы?

Share this post


Link to post

Золотопромышленник в схиме

Источник: Синодальный отдел по монастырям и монашеству Русской Православной Церкви

    

Богатый купец, золотоискатель, один из самых уважаемых людей своего времени принимает постриг в великую схиму… Не напоминает ли это нам житие одного из древних святых? Однако это было не в далекой древности, а в начале XX века. В феврале 2021 года исполнилось 115 лет со дня праведной кончины Михаила Ивановича Иванова, уральского золотопромышленника и благодетеля Екатеринбургской Ново-Тихвинской обители, незадолго до смерти принявшего схимнический постриг. Что же привело этого человека к монашеству?

Миллионер из крестьян

Родиной Михаила Ивановича была Симбирская губерния с ее величественными волжскими просторами. Родился он в 1837 году в простой крестьянской семье, и образование получил, конечно, самое скромное; с детства должен был много и тяжело трудиться. В середине 60-х годов он перебрался на Урал, где начал заниматься торговлей. Стоит дать должную цену трудолюбию, целеустремленности и остроте ума этого человека: нужно было иметь поистине железную волю и отвагу, чтобы из крестьянского сына к сорока годам стать именитым купцом!

В 1869 году на Главном проспекте Екатеринбурга появился первый магазин Михаила Ивановича – кондитерское и булочное заведение. Буквально через год Иванов стал владельцем не только кондитерского, но и бакалейного магазина, где продавались колониальные товары, привезенные из Индии и Китая. Чай, кофе, какао, мускат, гвоздика, перец и другие тропические продукты и даже редкие на Урале японские товары – все это было представлено в магазинах Михаила Ивановича.

Торговля была не единственным его занятием – со временем он стал владельцем около двадцати золотых приисков. Иногда сам участвовал в поисках золота. В феврале 1884 года Михаил Иванов лично во главе партии из трех человек искал золото на Серебрянском и Каменском приисках.

    

Скрытый текст

 

Приют трудолюбцев

Михаил Иванович был глубоко верующим человеком. Богатство и видное положение в обществе не изменили его доброго христианского нрава. Труды, тяготы и лишения, которые он, несомненно, должен был испытать в детские годы, укрепили в нем веру и нравственные силы, развили сострадание, любовь к ближним, сердечную доброту. Много времени Михаил Иванович посвящал делам милосердия. Он не только основал первый на Урале Дом трудолюбия, но и лично вникал во все дела этого учреждения и помогал ему до самой своей кончины. Также на его средства содержалась столовая при приюте трудолюбцев, в которой бесплатно питались нищие. Михаил Иванович ежегодно жертвовал на нее тысячу рублей.

Дом трудолюбия давал работу и средства к существованию обездоленным людям, в основном детям и женщинам. Они занимались шитьем, щипали перо, клеили коробки; потом появились столярная и картонажная мастерские, началось производство сумок, чемоданов и тому подобного. Детей в Доме трудолюбия обучали начальной грамоте.

Михаил Иванов был прост в общении и доступен всем, кто нуждался в его помощи. Люди часто обращались к нему в тяжелых ситуациях, и не было ни одного случая, чтобы он кому-либо отказал.

    

Храмоздатель Оптиной пустыни

Не только на Уральской земле Михаил Иванович был известен как щедрый благотворитель. В летописи скита Оптиной пустыни сохранились о нем многие благодарные свидетельства. А в 1899 году Михаил Иванович, серьезно размышлявший об избрании монашеского пути, приехал пожить в скиту. Его сердце жаждало духовного совершенства, он желал послужить Богу не только милостыней, но и самого себя сделать нищим ради Христа и, став смиренным послушником, создать в своей душе прекрасный храм Живому Богу [1]. Когда в 1900 году в скиту по благословению отца Иоанна Кронштадтского началась постройка нового храма, посвященного преподобным Льву Катанскому и Иоанну Рыльскому, Михаил Иванович с радостью пожертвовал средства на его возведение. Храм построили всего за два года. В подвальном этаже новой церкви был устроен нижний храм – в честь святого Архангела Михаила (небесного покровителя Михаила Ивановича) и братская усыпальница. Михаил Иванович построил для Оптинского скита и двухэтажный корпус. В верхнем этаже располагалась ризница, библиотека скита и две братские кельи. Внизу – две кельи для братии и келья для самого храмоздателя. Очевидно, он готовил себе здесь тихий и уединенный приют.

Однако, Господу было угодно, чтобы Михаил Иванович пока еще потрудился в миру и послужил ближним делами милосердия. Пожив некоторое время в Оптиной, он вернулся в Екатеринбург.

    

Ктитор монастыря

С годами Михаил Иванович все меньше занимался предпринимательством, а затем и вовсе передал дела сыну. Его душа искала Бога, и самой жизнью он исполнил слова Спасителя: «Ищите прежде Царствия Божия и правды его». Благотворительность стала единственным делом Михаила Ивановича. Он помогал бедным воспитанницам епархиального училища, нуждающимся ученикам и учителям в школах грамоты и многим другим. Михаил Иванович был попечителем церковно-приходской школы, на его средства в школе, например, устраивались детские елки. Одновременно он помогал храму при женской гимназии и лично вникал во все нужды гимназического храма: от капитального ремонта здания до снабжения его свечами. За свои многочисленные труды он получил орден Святой Анны II степени [2].

Для Ново-Тихвинского женского монастыря Михаил Иванович был особенно близким человеком. Он любил бывать в обители, и сестры также глубоко почитали его.

    

На средства Михаила Ивановича в монастыре был построен новый корпус, где позднее разместилась иконописная мастерская. Михаил Иванович пожертвовал средства и на строительство новой церкви Всех Святых – небольшой, но очень уютной. Сестры давно хотели, чтобы у болящих и престарелых монахинь была возможность молиться за богослужениями. С появлением нового храма эта мечта исполнилась: к церкви Всех Святых, также на щедрые пожертвования Михаила Ивановича, был пристроен корпус с кельями для болящих сестер. Во время каждого богослужения двери этих келий открывались, и сестры, не вставая с постели, могли слышать всю службу.

Осенью 1900 года газета «Уральская жизнь» писала: «22 октября в Ново-Тихвинском монастыре состоялось скромное, и, вместе с тем, редкое в монастырской жизни торжество освящения каменного двухэтажного здания, построенного для богадельни и больницы благотворителем екатеринбургским купцом М.И. Ивановым на собственные средства. Создателю богоугодного заведения М.И. Иванову была поднесена от сестер монастыря святая икона Тихвинской Божией Матери, покровительницы святой обители, изготовленная сестрами в шитой золотом ризе с украшением уральскими цветными камнями. От М.И. Иванова всем престарелым и убогим сестрам, переведенным из старых келий в нижний этаж, прекрасно устроенного во всех отношениях здания, был предложен чай и обед» [3].

Дар сестер – украшенный их старанием образ Божией Матери – был особенно дорог Михаилу Ивановичу.

    

Визит чудотворца

Одним из выдающихся дел Михаила Иванова было приглашение в Екатеринбург отца Иоанна Кронштадтского. Отец Иоанн был известнейшим в России священником, при жизни прославившемся чудотворениями. Когда 22 июня 1905 года отец Иоанн прибыл на Урал, именно Михаил Иванович встречал его в Перми и уже оттуда привез в Екатеринбург. Остановился высокий гость в его доме.

Отец Иоанн пробыл в Екатеринбурге всего три дня, и Михаил Иванович всюду сопровождал его. Для пожилого купца это было делом нелегким, так как отец Иоанн проводил время очень деятельно. Он каждый день совершал утреню и Литургию в одном из городских храмов, а потом служил молебны по домам.

В любую погоду за отцом Иоанном Кронштадтским следовали толпы народа. Храмы, в которых он совершал богослужения, всегда были переполнены богомольцами, которые стояли даже на подоконниках. Тысячи людей окружали церкви в эти дни. При появлении отца Иоанна приходилось сдерживать людей, рвавшихся к чудотворцу и просивших помолиться о них, благословить, «приложить руку». Многие горожане приводили и приносили к отцу Иоанну больных в надежде на их исцеление. Для каждого несчастного священник находил два-три слова утешения и ободрения. Неизменно его верным спутником был Михаил Иванов.

После отъезда отца Иоанна Кронштадтского имя Михаила Иванова уже не появлялось в Екатеринбургской прессе. И без того слабое здоровье Михаила Ивановича резко стало ухудшаться. Видимо, предчувствуя приближение смерти, незадолго до своей кончины купец и крупный общественный деятель Михаил Иванов принял постриг в великую схиму; имя в постриге у него осталось прежним. 26 января (8 февраля по н. ст.) 1906 года известный уральский благотворитель скончался. Перед смертью он просил, чтобы гроб был сделан самый простой, без украшений, и чтобы на похоронах не было пышных венков. Его желание было исполнено, а любовь людей выразилась по-другому: по городу до места погребения гроб с его телом благодарные горожане пронесли на руках. Отпевание схимонаха Михаила совершалось по монашескому чину в монастырском храме в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость», а совершал его правящий архиерей – епископ Владимир (Соколовский).

    

Погребен схимонах Михаил был на кладбище Ново-Тихвинского монастыря, которому он столько благотворил при жизни и в котором его глубоко почитали не только как мецената и общественного деятеля, но и как глубоко верующего, благочестивого человека, исполнившего Евангелие своей жизнью. В советские годы монастырский некрополь был стерт с лица земли, и могила Михаила Иванова была утрачена. Но в возрожденной обители живет о нем благодарная память как о ктиторе и благоукрасителе, и каждый день возносится молитва о том, чтобы Господь вселил его душу в селениих праведных.

Источник: Синодальный отдел по монастырям и монашеству Русской Православной Церкви

20 февраля 2021

 

https://pravoslavie.ru/137526.html

 

Один из храмоздателей скита в Оптиной Пустыни.

Share this post


Link to post

https://pravoslavie.ru/139296.html

 

Смысл земных страданий

Митрополит Калужский и Боровский Климент

Источник: Вечерняя Москва

 

Многим людям приходится преодолевать одно из тяжелейших испытаний в жизни, когда их душа уже готова разлучиться с телом. Дьявол, предпринимая последнюю попытку лишить умирающего вечного блаженства, внушает ему мысли, которые обвиняют Бога и клевещут на Него.

Многострадальный Иов прошел это испытание при жизни. Об этом мы узнаем из Ветхого Завета, одна из частей которого так и называется «Книга Иова». Страдания этого праведника были так велики и многообразны, что даже жена говорила ему: «Похули Бога и умри». То есть соверши самоубийство, ведь в таких муках жить невозможно. Как же праведный Иов смог выстоять и не утратить веру и любовь к Господу? Где он нашел силы сказать о своих потерях самые мудрые слова: «Господь дал, Господь и взял; да будет имя Господне благословенно» (Иов. 1, 21)?

Скрытый текст

 

О прежней благополучной жизни Иова сказано, что он растил детей и занимался хозяйством, не забывая молиться Богу и блюсти благочестие. На него указывает Бог как на лучший пример непорочного человека, справедливого, богобоязненного и удаляющегося от зла (см. Иов 1, 8). Но сатана не верит, что человеческая праведность может быть бескорыстной. Ему не ведомы внутренние расположения человека, однако он знает свою власть над ним и привык, что люди легко ропщут на Бога перед лицом лишений. Сердцеведец Господь попускает сатане испытать верность праведника, и это служит во благо многих поколений верующих с ветхозаветных времен до наших дней, укрепляя веру людей и сокрушая дьявольские козни.

На примере лишений праведного Иова имений, слуг, детей и даже здоровья Господь показывает мимолетность нашего земного благополучия: сегодня оно есть, а завтра нет. Напротив, отношения человека с Богом имеют непреходящую ценность: какими они будут во время краткой земной жизни, такими они останутся в вечности. Святые, которым хотя бы отчасти было дано знать, что ожидает их в вечности, ни во что вменяли богатство и все земные удовольствия. Мы держимся за земное благополучие, потому что не имеем живого опыта богообщения. А тот, кто его имеет, готов всего остального лишиться, лишь бы не разорвать связь с Богом. Об этом сказано в евангельской притче о жемчужине, которую купец нашел и продал все, что у него было, лишь бы обрести ее (см. Мф. 13, 45–46).

Иов богобоязнен, но его мучает вопрос несправедливости его страданий. В чем причина, что он получает так много боли? На его вопросы пытаются ответить друзья. Каждый на свой лад доказывает страдальцу: причина в грехе, за который Иов понес наказание. А Иов видит, что это не так. Он наказан пуще всякой вины. Конечно, он не считает себя безгрешным, но грехи живущих без скорбей не меньше. В речах друзей Иова, казалось бы, много правильного. Например, один из них, Софар, говорит: «Если бы ты видел грехи свои, то понял бы, что вдвое больше должен понести, чем ты понес» (ср. Иов. 11, 5–6). И мы, христиане, мыслим подобно: «Нас Господь еще милует. За наши грехи мы достойны более суровых кар, чем то, что получаем». Почему же они оказались неправы?

Иов имеет реальный опыт богообщения, а его друзья говорят исходя из формального знания о Боге. И у нас, к сожалению, есть такое: мы можем наговорить много правильных слов, привести цитаты из святых отцов, но, если наши слова лишены живого сочувствия, сопереживания, все сказанное не поможет страдающему человеку, а причинит ему дополнительную боль и ожесточит его сердце. Так и праведный Иов отвечал друзьям: «Я жду от вас милости, а не поучений. Просто пожалейте меня. Все, что вы говорите, я знаю. Мне не это нужно от вас. Свои вопросы я хочу решать с Богом, а не с вами».

Ведь вопросы, которые задает Иов, выше человеческого понимания: о страданиях невинных, о том, какой смысл быть праведным, если злой благоденствует и доживает до глубокой старости, а праведный изнемогает от скорбей. Он добивается справедливости в земном бытии. Этим же вопросом задаются многие: «Почему все так несправедливо устроено?». Но либо они не адресуют его Богу, либо неспособны расслышать Его ответ. Преподобный Антоний Великий услышал: «Антоний, внимай себе и не подвергай исследованию судьбы Божии». Человеку следует заниматься тем, что в его силах: трудиться над своим спасением. И праведный Иов услышал подобное.

Скоро в храмах будет читаться евангельский рассказ о слепорожденном, которого исцелил Христос. Ученики спросили Его, почему этот человек родился слепым, кто согрешил — он или родители его? И Господь ответил: «Ни он не согрешил, ни родители, но да явятся дела Божии на нем» (Ин. 9, 3). Внешне тоже получается несправедливость: человек должен страдать, чтобы в его жизни явились дела Божии! Но иногда Господь попускает то, что человеку кажется горьким и мучительным, что нарушает его комфорт, для высших целей. Увидеть смысл в таких страданиях можно только с точки зрения вечности. С земной точки зрения эти Божии действия воспринимаются людьми как несчастье. Что Бог разъяснил Иову? То, что мы не можем здесь в полноте понять логику действий Божиих. Иов не роптал, не обвинял Господа в своих безмерных страданиях и постиг их духовный смысл. Они стали прообразом безвинных крестных страданий Сына Божия, которыми спасен весь человеческий род.

Иов укрепил свою связь с Богом и получил духовное утешение. А потом Господь вернул ему и земные блага: его болезнь прошла, у него родились дети, стада его умножились, годы жизни продлились, а сатана был посрамлен в клевете на праведника. Господь воздал Иову за его веру и стойкость в испытаниях благополучием в его дальнейшей жизни. Мы же, христиане, не ждем от Бога земных вознаграждений, но стремимся к духовному обогащению — к единой жизни с Ним здесь и в вечности. Для людей Ветхого Завета Господь использовал такой поучающий шаг, а для нас, познавших Христа и благодать Святого Духа, это свидетельство того, что Бог помнит все и воздаст сторицей всем любящим Его.

Так и нам в любых несчастьях и злоключениях, какие бы с нами ни происходили, не следует обвинять Господа в отсутствии любви и заботы о нас. Нельзя позволять себе отчаиваться, разочаровываться в Боге, требовать от Него земной справедливости, соблюдения юридических правил: согрешил — будешь наказан, сделал нечто хорошее — получи преимущество. Надо научиться во всех скорбных и тяжелых обстоятельствах искренне молиться: «Господи, ими же веси судьбами, спаси меня». И всеми силами сохранять доверие и любовь к Богу, чтобы не утратить, а, наоборот, установить, сохранить и упрочить живую и спасительную связь с Ним.

 

 

Сегодня память праведного Иова.

Святый и праведный отче, Иове, моли Бога о нас!

  • Like 1
  • Thanks 1

Share this post


Link to post
Posted (edited)

Странная история. Скорее всего, очередная псевдоблагочестивая выдумка. 

Христос заповедовал Своим ученикам любит друг друга, а не играть в садо-мазо игры с доминированием и подчинением. 

Это я про первую историю в теме. 

Edited by Мария Т.

Share this post


Link to post

Митрополит Иоанникий: Откроем Богу сердца, а не мобильные телефоны

Подгорица, 7 июня 2021 г.

Митрополит Черногорско-Приморский Иоанникий во время своей беседы на Божественной литургии 6 июня в церкви Святой Троицы в Нижнем Остроге обратил внимание молящихся на вошедшее в норму постоянное использование камер мобильных телефонов во время богослужения, призвав относиться к этому серьезней и ответственней.

    

– Благословенно, когда один фотоаппарат или одна камера снимает непосредственно во время богослужения, хотя бы самые важные моменты службы. Но то, что сейчас стало для нас обычным, превосходит всякую меру. Приходим на какую-нибудь службу, на какой-нибудь большой церковный собор: все держат поднятые мобильные телефоны и снимают. Это действительно уже слишком. Эти люди участвуют в богослужении как подобает? Сейчас каждый вытягивает мобильный телефон и снимает. Может ли самое главное на богослужении схватить мобильный телефон? Не может. Самое главное на службе нельзя схватить никакой камерой и никакой техникой. А этому уделяется слишком много внимания, и поэтому народ удаляется от службы. Мы должны открыть свои сердца, а не мобильные телефоны, – подчеркнул митрополит.

– Откроем свои сердца, примем Божественную милость и благодать, которая невидимо и неуловимо входит в открытые сердца, открытые души и открытые умы, – призвал владыка Иоанникий, – Уклонитесь от безделушек и мелочей! Мы все стали слишком поверхностными, переборщили, мы должны вернуться на правый путь. Это ни к чему не ведет. Не говоря уже о том, какие искушения потом случаются со всеми этими снимками, как их умело используется против Церкви, против христиан, против нашей веры, против священников. Оставьте бессмысленное занятие. Когда приходите в Церковь оставьте телефон в машине или выключите его и положите в карман.

7 июня 2021 г.

https://pravoslavie.ru/139774.html

  • Like 3

Share this post


Link to post
В 24.05.2021 в 16:45, Мария Т. сказал:

Странная история. Скорее всего, очередная псевдоблагочестивая выдумка. 

Христос заповедовал Своим ученикам любит друг друга, а не играть в садо-мазо игры с доминированием и подчинением. 

Это я про первую историю в теме. 

История первая в теме и в правду выдумка, но взята из одного примера. 

 

Share this post


Link to post
22 минуты назад, Георгий. сказал:

История первая в теме и в правду выдумка, но взята из одного примера. 

По-моему, так эта история вполне в оптинском духе. Помните, как к старцу Леониду (Льву) ходил один новоначальный, просил благословения на вериги. Наконец, старец говорит: "Пойди к кузнецу, скажи я благословил тебе вериги". А кузнецу сказал: "К тебе придет такой-то за веригами, наподдай ему". Естественно, произошла потасовка, и на разборе батюшка сказал тому новоначальному: "Куда тебе вериги, когда ты обиду от брата потерпеть не можешь..."

  • Like 2
  • Thanks 1

Share this post


Link to post
Posted (edited)
7 часов назад, Юрий Кур сказал:

По-моему, так эта история вполне в оптинском духе. Помните, как к старцу Леониду (Льву) ходил один новоначальный, просил благословения на вериги. Наконец, старец говорит: "Пойди к кузнецу, скажи я благословил тебе вериги". А кузнецу сказал: "К тебе придет такой-то за веригами, наподдай ему". Естественно, произошла потасовка, и на разборе батюшка сказал тому новоначальному: "Куда тебе вериги, когда ты обиду от брата потерпеть не можешь..."

Нечто подобное в конце 90_ых одна р.Б. сидя рядом со мной на лавочке, возле ближних печер в Свято Успенской Киева Печерской Лавре. Женщина на вид за 60_ят и явно многолетняя прихожанка в Лавре. Детали рассказывать не стану, ведь не мой опыт, только по сути. 

Дух. чадо старца по благословению смирял ее, много было потом пересудов, а что, а как, да как такое могло быть и т.д. и т.п. 

И попутно вспоминаю цикл фильмов "Причти", думаю, многие эти фильмы посмотрели.

Помните, там одному послушнику старец сказал пойти на кладбище и встретить похоронную процессию. По моему, первая процессия была, когда хоронили БОМЖИ своего собрата. И как сказал старец послушнику что бы тот хвалил почившего как только мог, в процессе послушник получил фингал под глазом. Вторая процессия, хоронили богатого бизнесмена или уголовного авторитета уже не помню, и вот от ужаса послушник не знал как быть? Одно дело хвалить почившего БОМЖА, а другое дело ругать почившего авторитета, и как результат второй фингал под глазом. И подобные истории читал в житиях святых. Вот от сюда и родилась эта история в начале темы.

 

 

Edited by Георгий.
Опечатка

Share this post


Link to post

Может, кто в курсе - биткоины - это новая эпидемия в виде разновидности МММ? Или это узкая специализация? Не вникать? В том смысле, чтобы быть немного в курсе и иметь контраргументы, если следующее за нами поколение захочет стать "миллионерами", не сходя с дивана? Вещают о пострадавших, о уже создавшейся мафии в этой области и прочих страстях...

Тот же казанский убийца 19-ти лет вроде как на винтовку и полтысячи патронов заработал в  виртуальных заморочках (не биткоины, но азартное что-то). 

Share this post


Link to post
12 минут назад, Olqa сказал:

Может, кто в курсе - биткоины - это новая эпидемия в виде разновидности МММ? Или это узкая специализация? Не вникать? В том смысле, чтобы быть немного в курсе и иметь контраргументы, если следующее за нами поколение захочет стать "миллионерами", не сходя с дивана? Вещают о пострадавших, о уже создавшейся мафии в этой области и прочих страстях...

биткоины - это серьезно, но не для нас. Можно не вникать.  

 

 

  • Like 2

Share this post


Link to post
3 часа назад, Юрий Кур сказал:

не для нас

Это понятно. О нас с Божией помощью не пекусь. Но все чаще встречаю новости о том, что люди вкладывают деньги, наподобие пирамиды, потом все рассыпается. Или пропадают без вести сами владельцы  биткоинов или члены их семей - жены, как правило, так как мужи целыми днями у компа на заработках, близкие, знакомые, Одним словом, нормальные, если эту ситуацию вообще можно назвать нормальной, заработки заканчиваются, начинаются проблемы. При чем  размах всероссийский - каких только городов не называли, где теперь есть пострадавшие. Или это все же частные случаи и пирамид и одержимых ими не будет? 

Share this post


Link to post
2 минуты назад, Olqa сказал:

Это понятно. О нас с Божией помощью не пекусь. Но все чаще встречаю новости о том, что люди вкладывают деньги, наподобие пирамиды, потом все рассыпается. Или пропадают без вести сами владельцы  биткоинов или члены их семей - жены, как правило, так как мужи целыми днями у компа на заработках, близкие, знакомые, Одним словом, нормальные, если эту ситуацию вообще можно назвать нормальной, заработки заканчиваются, начинаются проблемы. При чем  размах всероссийский - каких только городов не называли, где теперь есть пострадавшие. Или это все же частные случаи и пирамид и одержимых ими не будет? 

Если лично вы ничего не можете изменить, то и не стоит тратить время на то, чтобы разобраться во всех этих механизмах. 

Достаточно самой не влипать в неприятности и знакомых предупреждать. 

  • Like 1

Share this post


Link to post
2 часа назад, Olqa сказал:

Но все чаще встречаю новости о том, что люди вкладывают деньги, наподобие пирамиды, потом все рассыпается

Это не связано ведь с биткоином как таковым. Точно так же можно потерять деньги, просто покупая какие-нибудь ценные бумаги.

  • Like 2

Share this post


Link to post
15 часов назад, Юрий Кур сказал:

Это не связано ведь с биткоином как таковым

"Минимум усилий, максимум прибыли. Очередная инвестиционная компания сулит своим вкладчикам сказочные проценты. На слуху она уже почти год и за это время в нее вступили многие жители Бурятии. Но насколько реальны обещания? И не станут ли люди участниками финансовой пирамиды? Схему разобрал наш корреспондент.

- На словах все неплохо, есть товарищи, которые реально заработали и получили свои деньги!

- Вы измените свою жизнь, получите дополнительный доход!

- Сайт приумножил во всех продуктах мой баланс на x2.

Все эти отзывы о компании «Финико». Эта скатерть-самобранка развернулась в России больше года назад. Официальная деятельность – инвестиции и торги на фондовых биржах. Правда, вкладываться клиентов просят криптовалютой, зато куш обещают внушительный.

- У меня друг - он получает хорошие деньги ежедневно.

- Ежедневно прямо?

- Ну, в рабочие дни, когда биржа работает, он получает..." (Статья частично).

В числе неприятных историй ушедший из дома в неизвестном направлении отец 4-рых детей, заработавший за 4-ре года  17 млн.руб. на биткоинах, полгода числится без вести пропавшим. И это не единичная история. Ради заветного кода, открывающего флэшку со всеми этими богатствами, быстро сориентировавшаяся преступность чего только не делает с самими владельцами и их окружением. Если верить прессе...

Но, как понимаю, из ответов, пока ещё не накрыло, как с предыдущими фин.пирамидами. 

Share this post


Link to post

Нет, это просто очередной виток качелей, связанных с двуличием и двойными стандартами человека.

 

Биткоины позволяют быть владельцу достаточно анонимным. Это приводит к тому, что при смене владельца один аноним меняется на другого. В случае криминала, это очень удобно.

 

Человек, накапливая деньги, хочет остаться анонимом. А вот если деньги копит кто-то другой, то тут никакой анонимности быть не должно.

 

Поэтому качели все время качаются из стороны в сторону - то что-то сделают, увеличивающее контроль и уменьшающее анонимность, то наоборот, увеличивают анонимность и уменьшают контроль.

 

Когда анонимность увеличивается, растет криминал. Когда уменьшается - криминал падает.

 

Ничто не ново под луной.

 

Но названия меняются, и технологии тоже немного развиваются.

  • Like 1
  • Thanks 1

Share this post


Link to post
1 час назад, Иерей Алексей сказал:

Биткоины позволяют быть владельцу достаточно анонимным

Почти всегда есть тот, кто учит  зарабатывать  на биткоинах. "Ведёт", как понимаю, контролирует процесс.  Поэтому полнотью  анонимности быть не может, скорее всего. 

Share this post


Link to post

2/3 Сената США проголосовали за финансирование исследований по скрещиванию абортированных человеческих эмбрионов с животными

 

 

8 июня Сенат США проголосовал за принятие «Закона США об инновациях и конкуренции»[1], согласно которому Национальные институты Здоровья (NIH)[2] получат миллиарды долларов на научные исследования. 68 сенаторов одобрили законопроект, 32 проголосовали против.

Хотя законопроект поддержали обе партии, жаркие дискуссии разгорелись при его обсуждении в Сенате. Многие сенаторы-республиканцы выступали с осуждением норм научной этики, которыми руководствуются NIH, указывая на то, что таких норм попросту нет, сообщает сайт LifeSiteNews.

В апреле NIH объявили об отмене распоряжения экс-президента Дональда Трампа 2019 года, запрещавшего финансирование научных исследований с использованием тканей человеческих эмбрионов, получаемых из абортивного материала[3]. А в прошлом месяце Международное общество исследования стволовых клеток (ISSCR) выпустило новые рекомендации, содержащие прямое разрешение на проведение исследований по химерным гибридам и руководящие указания по методам работы с ними.

«Думал, нам не нужно разъяснять в законе, что создание гибридов человека и животных, или “химер”, немыслимо с этической точки зрения. Но, к сожалению, такая необходимость возникла», - сказал сенатор от штата Оклахома Джеймс Лэнкфорд, который в январе провел 20-минутную лекцию по биологии сторонникам абортов из числа демократов, демонстрирующую, что нерожденные младенцы являются людьми.

Вместе с сенаторами Майком Брауном (республиканец от Индианы) и Стивом Дэйнсом (республиканец от Монтаны) Лэнкфорд предложил поправку к законопроекту, которая установит уголовную ответственность за создание гибридных организмов путем скрещивания эмбрионов человека и животных.

«Насущно необходимо провести четкую грань дозволенного, за которой останутся этически недопустимые виды исследований, не видящие необходимости подходить к экспериментам над людьми иначе, чем к экспериментам над животными», - заявил Дэйнс.

Хотя NIH пока напрямую не финансируют создание химер, частные исследования активно развиваются в американских университетах. В мае 2020 года ученые из государственного научно-исследовательского Университета штата Нью-Йорк в Буффало создали эмбрион, гены которого состоят из 96% генов человека и 4% - генов мыши. А в апреле этого года калифорнийский Институт биологических исследований Солка создал химерные эмбрионы человека и обезьяны.

«В настоящее время NIH не проводят эти исследования, и надо продолжать в том же духе, - сказал сенатор Лэнкфорд. - Исследователи, пытающиеся осуществить эти, как будто сошедшие со страниц научно-фантастического романа, эксперименты, обязаны задуматься над ценностью человеческой жизни и не направлять свои усилия на манипулирование людьми и животными с целью создания организмов, несущих гены и человека, и животных».

Однако поправка сенаторов была отклонена (49 голосов «против», 48 «за»). Без нее «Закон об инновациях и конкуренции», переданный на одобрение в Палату представителей, разрешит эксперименты с абортированными младенцами за счет налогоплательщиков.

Источник: https://orthochristian.com/139981.html

Перевод: Дмитрий Лапа

13 июля 2021 г.

 

https://pravoslavie.ru/140491.html

Share this post


Link to post

«Быть русским – это постоянное терпение и неумирающая надежда достичь света»

Сергей Арутюнов

Источник: Портал «Правчтение»

 

Из детской литературы, почти автобиографической, тонкой, наблюдательной, притечь к исторической прозе удаётся далеко не каждому. Области эти почти не смежны, а если и сливаются, то в неукротимом стремлении к правде и жизни, и мечты…

В гостях у Правчтения – номинант Патриаршей литературной премии Владислав Бахревский

 

- Владислав Анатольевич, расскажите, пожалуйста, как, чем росло сознание маленького мальчика, родившегося в Советской России. Как оно ширилось, и однажды, посреди уже послевоенной действительности, не располагавшей к особенным сантиментам, пришло к тому, что советское может быть временным этапом, а не концовкой русской истории, и чтобы действительно понять Россию, стоит смотреть в сокровенную глубь её веков.

- Летом, когда началась война, на Веселый кордон нагрянули цыгане. Женщины и парни заполонили большую комнату: смотрелись в зеркало.

Потом у нас ночевали перегонщики скота – гнали в тыл коров.

Осенью дезертиры унесли улей. Два оставили. Отца дома не было: он собирал по деревням женщин и стариков пилить лес. Немцы заняли Донбасс. Дровами топили паровозы и трехтонки. Бензина не было.

Над моей головой что ни день, пролетали самолеты с крестами на крыльях. Однажды отец снял со стен лесничества портреты товарища Сталина, и маршалов Ворошилова, Тимошенко, Буденного. Аккуратно сложил, и – в печь. Я ужаснулся, но мама шепнула: «Так нужно». Мне было пять, и только через тридцать лет отец рассказал: его, сына священника, и нашу семью с ним, оставляли служить немцам, а военные тайны передавать своим.

Я готовился встречать немцев по-своему. У меня была армия: злобный коршун – он пытался утащить курицу, моя сова, собака Ральда, ящерицы, медянки, колючие ежи, мышки-норушки, и два улья пчел. Кусучих.

Неделями рассказывал себе, лесу, и белому свету о сражениях нашего Терема-теремка с немцами.

Перед сном я обязательно слушал сводки «Последнего Часа». Наутро бежал в лес, к моим зверям, и мы гнали немцев из городов, оставленных вчера Красной армией.

Скрытый текст

 

Господь знает, кто из нас вырастет. В феврале 44-го переехали в Кораблинский леспромхоз, а там школа. Взяли вольнослушателем. В деревенских школах 1 класс сидел с третьим, 2-й – с 4-м. В ту пору со второго полугодия третьеклассники изучали историю. Меня горько поразила судьба князя Игоря. Зато щит Олега на вратах Царьграда был великой гордостью. Вот так же и с немцами будет. Маршал Жуков водрузит над из

Рейхстагом свою маршальскую звезду. Друг у меня был один – Славка Золотов. У нас дома три книги и один номер «Мурзилки», а у Золотовых вокруг стен большой залы стелажи с книгами. Особо ценные – в шкафах. А еще у Славки было семь папок с нарисованными, вырезанными из бумаги воинами: Англия, Германия, Рим и Древняя Греция, гунны Аттилы, войско Чингизхана и хана Батыя, и папка русичей. В ней дружина князя Олега, богатыри великого князя Владимира Красное Солнышко, войска Святослава, и в отдельных конвертах половцы, печенеги, псы-рыцари, запорожцы. Современные войска и войска Суворова, Кутузова хранились в отдельной коробке.

Историческое образование я получил в первом классе. И политическое тоже. За какую-то провинность отца Золотова арестовали на фронте. К Золотовым приехал следователь. На лошаде леспромхоза, в телеге он вывез все книги – конфисковал. Драгоценное чудо долго валялось на полу конторы леспромхоза и в сенях.

В 10 лет, в Сабурове, в 20 км от Тушино, всю весну, все лето я пас корову. Отца по доносу уволили с работы. Он устроился в совхоз, который разводил белых мышей, морских свинок и лошадей для ученых опытов. Взяли его сторожем. Мама устроилась в этот же совхоз, выращивала мышек. Зимой в катух, где стояли коровы и годовалая телка, забрались бандиты. Телку зараезали, унесли через крышу.

В лесу корова – легкая добыча, но я говорил Богу не о страхе, не просил защиты. Сабуровский друг, мы с ним верили: все сказки – правда, отдал мне библию и жития святых иноков Киево-Печерской Лавры. Я хотел как Прохор Лебядник превращать лебеду в пшеницу, как Исаакий Затворник вставать на щели рассохшейся печи, и не давать огню волю. Они были моими: святой Кукша, летописец Нестор, врач Агапит, святой Илья Муромец. Я хотел быть пионером и святым. Святые отцы меня благословили. Мне, девятикласснику, мама купила путевку в Киев. Я, тимуровец, был в Каневе на могиле Гайдара, возле памятника Шевченко, обстрелянного немцами. Но главное – Господь привел меня в подземные, земляные пещеры монастыря преподобных Антония и Феодосия. Здесь я поклонился могилам, святых, которых любил с детства.

- Когда пришла к вам тема православия как определяющего фактора русской истории? Вас увлекли биографии протопопа Аввакума, патриарха Никона, боярыни Морозовой, преподобного Саввы Сторожевского, Иосифа Волоцкого и патриарха Тихона, и вы начали догадываться о том, что все эти коллизии – никакая не седая древность, а живые струны национальной души?

- Молитвам «Отче наш» и «Богородица, Дево, радуйся» меня научила старшая сестра мамы, тётя Поля. С тетей Дусей и трёхлетней Зойкой они приехали в наши рязанские леса после освобождения от немцев Воронежа. Из оккупации.

В нашем доме уживались две тайны. Мне запрещали спрашивать что-либо о дедушке, Евгении Порфирьевиче, отце моего папы. И в разговорах с ребятами помалкивать о мамином отце, Алексее Потапыче. Он был мельник. Умер до революции. Бабушка Анна мельницу остановила, но пришел народ из окрестных деревень и сел:

- Без мельницы пропадем.

Вот и оказались совсем молодые дядя Сеня и дядя Тиша в концлагерях. Семен Алексеевич пилил лес в Мордовии. Тихон строил Беломорканал.

Старожиловская мельница на реке Истье была меня местом таинственным и родным. Там же, в Старожилове, я узнал, кем работал дедушка Евгений: тётя Поля, рассердившись, укоряла меня:

- Ты Богу ленив молиться, а твой дедушка был священник.

Учеником третьего класса я решил для себя: как только вырасту – напишу правду о нашей жизни, и всю правду о дедушке.

Закончив третий курс института, я поехал к сестре отца Серафиме, в Чувашию. Она, выпускница Ардатовской гимназии, всю жизнь жила в глуши. А я приметил: отец боится общения с родственниками. Тут он и открыл мне кое-что из своих секретов. Фамилия наша Бахаревские. Писарь пропустил букву при смене паспорта. И я родился у студента. Маме бы такого писаря! Александре Алексеевне Родионовой, раскулаченной, учиться в институте воспрещалось. Продолжить учебу она могла. Маме предложили на выбор любой ВУЗ Воронежа, но чтобы учебу она совмещала с должностью сексота (секретного сотрудника). Мама перепугалась, учиться в институте не захотела, и всю жизнь работала бухгалтером.

Побывал я и на родине отца, в Диянове, Нижегородской области. Мой дедушка дружил, не помню точно, то ли с братом, то ли с дядей Льва Толстого. В Диянове до сих пор стоит барский дом. Моего отца водили к Толстым на елку.

Евгений Порфирьевич в семье слыл неудачником. Пять его братьев – священники. Василий, старший, был настоятелем главного собора Ульяновска, а Евгений даже в семинарии не учился. Делал ружья в Ижевске, стал революционером. Спасаясь от ареста, бежал в Дияново. Здесь его женили на дочери диакона, и наша семья породнилась с великим протодиаконом Константином Васильевичем Розовым. Это самый знаменитый русский бас. Служил в Успенском Соборе Кремля, пел «Многая лета» Святейшему патриарху Тихону в день интернизации. Оказывается, и Петушках, где я теперь живу, пел на освящении Свято-Успенского храма. Для моего отца он был дядя Костя.

Когда большевики взяли власть, они предложили моему деду должность комиссара по образованию. Евгений Порфирьевич был псаломщиком, замечательно звонил в колокола, учил детей в церковно-приходской школе. От комиссарской должности он не только отказался, но принял сан иерея, и погиб в концлагерях. Служил отец Евгений в селах Нижегородчины и Мордовии, был тихоновцем, а в этих краях церковь захватили обновленцы.

Так, что я собирался писать правду и о дедушке, и о святейшем Тихоне. С Тихоном у меня получился конфуз. Пришел к Орехово-Зуевскому батюшке: «Я – писатель. Собираю материалы о патриархе Тихоне». – Дверь – бабах – перед носом, и защелка лязгнула. И в Елоховской церкви иеромонах ушел от меня, услышав имя Тихона. Священники боялись провокации: Тихон проклял большевиков. Куда деваться? – В ЦК КПСС. Там работал знакомый мне по городу Гаю, Виктор Поляничко. Поляничко тоже призадумался:

- Сталина у нас с ног до головы обделали, а тут – Ленин…

- Не собираюсь я гадить своим словом! Горько мне было. – слово свет, любовь.

Позвонил Поляничко в Комитет по религиям:

- Вы собираетесь разоблачать церковников?

- Я напишу о том, что было, и как было.

А теперь о 17 веке. Вы правы, Сергей Сергеевич, 17 век тянул меня к себе личностями. Аввакум и Марковна… У нас церковь Петра и Февронию поминает, а вот государству воспитывать народ, семьянина надо бы на примере этих подвижников.

Царь Алексей, царь Федор Алексеевич, Ртищевы, Ордин-Нащекин, Артамон Матвеев, патриарх Никон, Семен Дежнев… Вот оно, сокровище русское! Неугасимое.

Книги о Савве Сторожевском и об Иосифе Волоцком написал по заказу детской редакции Издательского совета.

Почему многие годы я отдал 17 веку? Передо мной стояли две задачи: подготовить себя к работе над книгой о Святейшем Тихоне, и о моем дедушке – надо было знать жизнь Церкви. Заодно я познавал историю России, и глубины православной веры. Вторая задача – мечтал донести до народа истину: кто у нас великий царь, создатель необъятной России.

Я не стал разоблачать деяния Петра Великого, идти наперекор немецкой пропаганде, пропаганде династии Романовых. На самом деле, их род пресекся на самом Петре. Это Петр, создатель окаянного 18 века в России. Убил сына, Екатерина – мужа, Александр – отца. Морские победы на Балтике добыты Петром не парусным флотом, его парусники сгнили без дела, - гребными судами.

Величайшее в мире государство русских создано за годы правления царя Алексея. Получили территорию от Белого моря до Чукотки, Камчатки, Охотского моря, Амура. Без нашествий, армий. Без крови. Крошечный коч добыл нам Великую Россию. Говорят, Петр создал России международный авторитет. Это пустословие. А дело сотворено его отцом. Алексей Михайлович принял под свою руку Белую Русь, завоевал Литву (Ригу взять не удалось), присоединил Кавказ, побережье Каспийского моря, и Малороссию. За Малороссию, спасая народ и казаков от истребления поляками и крымскими татарами, Россия выдержала 13-летнюю войну с Речью Посполитой.

- Из книг серии «ЖЗЛ» для вас оказались значимыми две фигуры – великий Васнецов и великий же – он действительно велик – Савва Мамонтов. Один – творец настолько безбрежный, что дух при созерцании его полотен так и остаётся на вдохе, другой же – замечательный, добрейший помощник творцов. Я рос в Абрамцево, видел, вдыхал душу имения каждый день… так что же, может быть, эти два лика и есть гармоническая, вечная Русь?

- Люблю картины Нестерова. Пришел в ЖЗЛ, предложил себя в авторы. «О Нестерове у нас книга есть, - ответили мне, - а вот о Васнецове устарела. Напишите о Васнецове».

В Абрамцеве впервые был студентом первого курса пединститута, а потом 2-3 раза в год обязательно. Тем более, рядом Троице-Сергиева Лавра.

О Васнецове и Мамонтове, Сергей Сергеевич, вы говорите: великие. Такую задачу я тоже ставил перед собой. Был в Турции, встречался с художниками, а турки и армяне знают французов, итальянцев, и никого из русских.

В книге о Мамонтове у меня много редких сведений. Изучил весь архив. Изучая творчество Васнецова, ездил в Киев, во Владимирскую церковь. Когда наша Патриархия праздновала свое 400-летие, я смог подарить книгу о Викторе Васнецове киевскому митрополиту Филарету. Вы говорите, что мы не пророки, Сергей Сергеевич, и, конечно, мы не пророки. Между заседаниями, посвященными истории Русской Патриархии, нас возили обедать в гостиницу «Украина». В автобусе я сидел рядом с руководителем Православной Церкви Чехословакии, а по двору, со скучающим видом, ходил возле своего зима, митрополит Филарет. И я тогда вдруг подумал: он, высший иерарх, обедать едет в какое-то особое место, и, ради этой машины, пожертвует многим. Это были кощунственные мысли, но сбылось самым горчайшим образом.

Савва Мамонтов это сказ об искусстве России конца 19 века. Репин, братья Васнецовы, Нестеров, Серов, - он жил у Саввы Ивановича с 10 лет, Коровин, Поленов, Врубель. Новое сценическое искусство – это Абрамцево. Создание русских опер – это Савва Мамонтов. Если говорить об исполнении опер, вспомним Рахманинова, Федора Шаляпина, ставшего великим певцом, после уроков Саввы Ивановича. Новый театр 20 века, созданный Станиславским, истоками уходит в театральный кружок Саввы Мамонтова. А еще ведь железные дороги. Савве Ивановичу приписывалось открытие Севера, его несметных богатств. Узкоколейная дорога Мамонтова связала Архангельск с Москвой. Между прочим, в кабинете Мамонтова написаны две великие картины. Поленов писал «Христос и грешница», Врубель – «Демона поверженного».

- О чём ваша повесть «Долгий путь к Богу», не обо всех ли нас, и верующих, и ещё не верующих?

- Название двух томов книги об Александре Ксаверьевиче Булатовиче (иеросхимонахе Антонии) – даны редакцией. Первый том «Долгая дорога к Богу», второй – «Искания на Святой горе» - на Афоне.

У меня есть роман «Долгий путь к себе» - о присоединении Малороссии к России. А.К. Булатович – потомок потешного царя Симеона: Касимовский государь Бек Булат, венчанный Иваном ΙV на престол России. Александр Булатович – гусар лейб-гвардии – открыл горный хребет в Эфиопии, был другом и советником негуса Менелика, спас Эфиопию от рабства Великобритании, командир особых казачьих отрядов во время «Боксерского восстания» в Китае. Вернувшись с войны, постригся в монахи, спасался на Афоне. Невольно стал идеологом имяславцев. Участвовал в войне с Германией, как священник. Убит бандитами в 1919г. в Луциковке – имении матери. В конце 1916г. Антоний, близко знавший царя, написал ему два письма. Просил об одном: прекратите поругание имени Бога, иначе потеряете престол, а мы – Россию. Николай ΙΙ не ответил на письма, и через 3 месяца подписал отречение от России. В том же 17-м исчезла с лица земли Российская империя.

Мы виним в развале великого государства масонов Временного правительства, Ленина, Троцкого, американскую закулису – отправили в Питер 500 революционеров-евреев. Революционеры захватили власть в Зимнем, привели к послушанию всю Россию.

А я первые признаки развала империи нахожу в канонерке, направленной Николаем ΙΙ на Афон: 11 пушек, 20 пулеметов, 3 роты солдат. По приказу русских офицеров, православные солдаты более часа поливали молящихся старцев из брандспойтов ледяной горной водой. Не безбожники-большевики – русские офицеры разбивали иконы в руках молящихся. Солдаты били старцев прикладами винтовок, кололи штыками. И это в 1913 году, во дни трехсотлетия Дома Романовых.

Тысячу афонских монахов морем доставили в Одессу. Здесь со старцев сдирали одежды, заставляли покупать у евреев и платье, и ермолки на голову.

Ученые мистическую историю не приемлют, но Божье наказание было скорым: в 1914 грянула мировая война, несчастная для России, а там уж свержение царя, выборы! – во время военных действий – генералов и командиров! Умолкшие заводы и фабрики – вспомните 1991-й – разворованная казна, лишенный работы народ, как и в наше время.

Я взялся за книгу о Булатовиче в конце 70-х. Издательство дало мне 12 авторских листов. Побывал в Эфиопии. Видел удивительные церкви Лалибеллы, не сложенные из камня, но в камне высеченные. Поразил меня негус Менелик, мечтавший водить паровоз. А весь мир был поражен победой его босоногих воинов над итальянской, новейшего образца, армией. Кстати, победе негуса помогла русская берданка. Удивляет и церковь Эфиопии, великие подвиги ее святых. Обо всем этом я написал в повести «Страна тринадцатого месяца». О Булатовиче написано всего одна строка, причем, с ошибкой. У меня «Поручик Булатович едет в Эфиопию». Он был только корнет.

Замыслов было много, я понимал: рассказать о гусаре-путешественнике, иеросхимонахе, скорее всего, не удастся. Но Булатович сам позвал меня в Луциковку. Выкопали из могилы. Я опознавал. Бандиты стреляли в монаха в упор, в голову. Отец Владимир поднял крышку гроба. Я стоял перед Булатовичем, перед отцом Антонием.

12 лет отдал работе над романом. Оценки моей работы налицо. Жюри Издательского отдела Патриархии на конкурсе Достоевского мою книгу отсеяли. Жюри Государственной премии более достойными нашли труды митрополита Иллариона. Я прочитал сочинение лауреата высшей премии государства о Булатовиче – это пересказ доступных сведений. Современному государству художественная литература не надобна. Тираж моей книги о Булатовиче, изданной «Вече» - 500 штук. Ни я, нищий писатель, никому не нужен в нынешней России, ни Булатович, подвижник, разведчик, замечательный офицер, сохранивший Эфиопии свободу от колонизаторов.

- Что для вас – сказка? Жанр, почти утерянный в связи с урбанизацией, секуляризацией, зовущий к вечерам долгим и таинственным, без телевизора и планшета, а только при голосе старшего, повествующего о волшебных краях и делах? Или нечто немного иное – кодирующее сознание нерушимыми представлениями о добре и зле? Чем западноевропейская сказка отлична от русской?

- Сказка – ключ к сокровищнице, где у Бога Творца непознаваемая суть неповторимости народов, и нашего, русского «я тоже». Это суть явлена в сказках. В чем она – в мелодии речи, в слове, в величии духа или истинной простоте и обыденности его – неведомо. Но если нас лишат этой сути, племя русских иссякнет.

Разве случайно горе-перестройка началась с убийства великого Детгиза в 1989 году. Потом ликвидировали профессию «писатель», и вот уже тираж книг издательства «Детская литература» - 1000. «Мурзилка», ограниченная в СССР тиражом в 5 млн 800 тыс., скоро растеряет оставшиеся 15 тыс.

Сегодня для детей издают и «Красную шапочку», и «Дюймовочку», но без имени авторов. Сами сказки же искалечены вдоль и поперек. В 1945 г. моими любимыми сказками были «Мастер Мартин Бочар, и его подмастерье» Гофмана, сказки братьев Гримм, «Маленький Мук» и «Карлик Нос» Гауфа. А воевали-то с немцами!

В детстве я искал ребят, которые верили: сказка не выдумка, а правда о древней жизни. Все, о чем рассказывают сказки, было, и есть! Я находил таких ребят. Своих.

Нынче сказку уничтожают, понимая, что творят. Множество изданий русских сказок пересказано канцелярским языком. Вот я и создал «Общество хранителей русской сказки». Нас опекал сначала институт «Наследие», но сменился директор, а мой сын, бывший заместителем директора, тоже поменял работу.

А ведь сказки надо издавать, сказочников растить. Для такой работы нужны не случайные гранты, а постоянное финансирование. Сказка вернет народу его великий язык. Она должна быть с ребенком с детского сада, с первого класса. Я сотни раз говорил: язык на языке, а сказка, прочитанная вслух, пережитая, пересказанная, - это сладчайшая русская речь, это наше слово, умение мыслить образно, афористично, и, главное, это русская суть в человеке, называющим себя русским.

Затраты на сказку не превзошли бы денег, выплачиваемых футболисту, забивающему по 3-4 гола в год. Однако, хозяева газа и нефти – народного достояния – осыпают деньгами бездарный «Зенит» - футбольные задворки Европы. А почему бы с помощью «Единой России» не взять из этих бешеных футбольных денег хотя бы 10% на сказку? Ради детей, ради русской литературы, народа читающего, образованного. Или такой подачки от капиталлистов не дождешься? И ведь не дождешься! Но какую мы получили цензуру! Это при полной-то свободе быть безобра́зным, хаять русскую жизнь, народ, измываться над историей, цензура рынка уничтожает литературу светлую, растящую в детях великих тружеников, удивительных творцов, писателей, художников.

В 1989 году, когда уничтожали издательство «Детская литература», рассыпали набор моей сказки «Златоборье». Напечатать ее удалось только в 2008 году. Издательство Московской области выпустило красивую книгу, куда вошли первые 2 части «Златоборья». Дальше случилась кража денег министром Николаевым, и Московская область, богатейшая, с высоким интеллектуальным уровнем, прекратила издание книг. Четыре года моя сказка пылилась на складах. Ее собирались сжечь: бюджетная. Продавать нельзя, раздать по библиотекам – какого-то закона не было. И все-таки, до библиотек она дошла. Тираж 3000. Полностью, все 4 книги сказки были изданы в двух томах в 2015-м. Тираж 2000.

Слава Богу, первую книгу я напечатал в «Пионерской правде» - 13 миллионов. И в 2021 году газетный вариант издал бывший читатель. Обращались с просьбой издать книгу к президенту по «горячей линии». Ответ пришел положительный, но издевательский. Так как я живу в Петушках, если пройду конкурс во Владимире, напечатают 500 штук для библиотек области. Разумеется, книгу в 24 авторских листа, никто бы печатать не стал.

Мои сказки издавались миллионными тиражами в СССР. Они и теперь иногда выходят тиражами 5-7 тысяч. Сказки пишутся для народа, для детей, ради жизни нашего русского слова, а имеем вот что.

И об отличии от западной сказки. Русская сказка – торжество языка, образности. Наше сказочное общество создано для возвращения русскому народу русского языка. Ныне наш народ, утративший деревню, утративший сказку, и уже разучившийся читать, - носитель мертвого языка.

- Книга ваших статей так и называется – «Быть русскими дана нам воля». Что – в вашей версии – значит быть русским? Какую ноту вносим мы в мировой ансамбль цивилизаций? Какие качества определяют в России, свой ты ей или сердцем иностранец?

- Русский человек лишен обывательского европейского кайфа. Во все времена. А сегодня, так особенно, народ выдюживает жизнь. Быть русским – это постоянное терпение и неумирающая надежда достичь света. Недаром, наши землепроходцы, пробиваясь сквозь льды, стремились встречь солнцу.

- Что для вас Крым? Вы прожили на полуострове одиннадцать лет в пору ещё безмятежную, советскую. Не правда ли, Евпатория (я отдыхал там в 1977-м с родителями) – ещё одна модель «плавильного котла народов»? Русские, украинцы, греки, болгары… слышались ли уже тогда далеко не бравурные нотки в тогдашних людских разговорах, отголоски трагедий и прошлых, и будущих?

- Крым похож на сердце. Мы этого не понимаем, но Крым – это наше сердце. Весь мир ополчился на Россию, и, прежде всего, Украина, за то, что Крым – снова русский. В наше время закон жизни – бесстыдство. А жить надо по совести, так считают русские. Советским Союзом и Россией правили, явно и тайно, враги русского народа, ненавистники русского государства. Предатель Хрущев, будто царь, взял и подарил Крым Украине. Предатель Ельцин, который готов был оставить себе пятачок Москвы, лишь бы называться президентом, позволил обкорнать русское государство. О редчайшем из алмазов мира – Крыме – он даже не задумывался. Партийные руководители Украины чаще всего были тайными националистами, пытались заселить Крым переселенцами с Украинских земель. Все время шло переселение украинцев на крымские земли. Когда государство рухнуло, я каждый год приезжал в Евпаторию, и мои соседи, украинцы, которые сначала очень даже высоко держали головы, задавали мне один единственный вопрос: когда вы возьмете нас обратно?

Крым вместил в себя историю множества народов, ибо он – любовь Бога. Вот сатана и не оставляет Крым ни на мгновение.

- Изменились ли на ваших глазах дети, книгам для которых вы отдали столько ума и таланта? Детский писатель, как иконописец, постится ли перед новой книгой, чтобы вступить в мир чистый и свежий, как утренний росистый луг, безгрешным, малым, будто только что родившимся? Не выйдет же вторгнуться туда напрямую, без подготовки, из мира взрослого, испорченного, цинического?

- Семилетний Суворов читал книги об Александре Македонском. Для советских детей компасом была песня.

Улетают герои-пилоты,

В океан голубой высоты,

И на крыльях несут самолеты

Пионерские наши мечты.

Мы росли для дел самых великих. Мы считали себя защитниками всех обиженных землян. Сегодня дети мечтают покинуть скудную Россию, уехать в Америку, во Францию. Но главное – иметь деньги. Причем, деньги хотят не за какие-то великие открытия, редкостное мастерство, а вот, чтоб были, и точка.

Детство всегда со мной. Работая над большими романами, за месяц перед днем рождения, я оставлял тяжкие труды, и писал счастливую сказку. Прийти к читателю сегодня задача, но я пишу свои счастливые сказки, потому, что они, прежде всего, для самого себя. Они – служение Слову.

- Никто из нас не пророк, но что различаете вы в ближайших годах России? Для меня поражение наше в территориях начала 1990-х гг. так и остаётся поражением, а не избавлением от бремени заботы о «бывших республиках». Что в нас такого сегодня содержится, от чего пространство, собранное под единую руку царями, не собирается вновь во имя общей правды? В чём корни духовного раскола?

- Давайте вспомним историю Руси, России, РСФСР, СССР, и снова России.

Князь Святослав – на вершине власти с трех лет, Дмитрий Донской – с девяти, Иван ΙΙΙ – с 10, Иван ΙV – с трех, Федор Годунов – с 16, Михаил Романов – с шестнадцати, Алексей Михайлович – с пятнадцати, Федор Алексеевич – с четырнадцати, Петр Ι – с десяти, Петр ΙΙ – с 12-ти, Иван Антонович – с двух месяцев. Среди названных государей есть для России выдающиеся.

Но какие утраты понесла Россия и ее народ в молодые годы таких государей! Если брать последнее время, то, что ни государь – всенародная трагедия. Николай утратил царство. Временное правительство служило не народу, а масонам. Троцкий ставленник Америки. Еврей по национальности, он служил идеалам мировой революции. Ленин ответственен за уничтожение Церкви. Народ был нужен Сталину, но для него – превыше социализм. Повернуться к людям заставила война. Хрущев показал себя мужицким царем, но по сути своей, был предателем русского народа. Беда Крыма – его деяния. Здесь надо сказать вот о чем: у руля государства зачастую стояли тайные агенты вражеских государств. Так скажем, министр иностранных дел Шеварднадзе одарил Америку шельфом на Ледовитом океане. Горбачев и Ельцин разоружили страну, раздали военные базы, уничтожили промышленность, позволили американцам осуществить их мечту – отобрать у России республики, а, если что не удалось, - пока что, - так развалить и саму Россию на десятки государств.

Вроде бы у нас могучая армия, в норме атомный щит, но мы послушно уничтожаем образование народа. Мы лишили народ творческой работы. Наши сильные мужчины, замечательные профессионалы и труженики, работают охранниками, или пьют. Другого дела для них не сыскалось. Если народ не сумеет постоять за себя, он обречен. А пророчество тут одно: мы знаем, как росчерк пера прекратил существование Российской империи. Как закулисные разговоры Горбачева на Мальте закончились утратой Советского Союза. Вчера был, а сегодня не стало. Хочется верить, Господь возблагодарит Россию за ее бесконечное терпение, и позволит, наконец, быть хозяевами на русской земле – русским.

Владислав Бахревский

 

https://pravoslavie.ru/140528.html

 

Вот где надо приложить свои возможности. Теряем своих детей. Сказки... Помню до дыр зачитывали детям сказки народов мира, русские сказки.

  • Like 3

Share this post


Link to post
Posted (edited)

Петр Мамонов: «Только бы успеть приготовиться!»

 

https://pravoslavie.ru/140621.html

 

Думала, может не надо еще одну статью на сайт добавлять, но прочитав,решила, что надо.Там есть очень интересные размышления Петра Мамонова.

Edited by inna d
ошибка
  • Like 2
  • Thanks 1

Share this post


Link to post

Что это было?! 

 

Письмо из Киева о русских на Украине 1918г

Георгий Гребенщиков

Русские люди расплачиваются теперь за бесправное положение "инородцев". Конечно, старые самодержавно-полицейские порядки, казалось бы, не должны служить ни примером для молодой свободной Украины, ни тем более поводом для сведения счетов с русскими людьми.

Не приходится замалчивать, что отношение к русским людям ухудшили те русские "социалисты", которые на Украину вместо освобождения и блага принесли ужас и порабощение... Никогда русский человек не был так рабски покорен и холопски терпелив, как в эти месяцы террора и позора. А на Украине недавние правители-социалисты в своем парламенте, если таковым можно назвать бывшую Малую Раду, вели себя по отношению к русским прямо-таки неприлично, изобличая в себе совершенно полицейские вожделения, благодаря которым зафиксировано несколько случаев ареста в кафе и на улицах за "русскую речь".

А о том, как оскандалилось это правительство со своей украинизацией правительственных учреждений, ходит много анекдотов, оканчивающихся всегда трагически для русских людей.

Анекдоты эти подхватили даже и друзья Украины -- немцы, которые говорят:
"Впервые встретили мы государство без границ, народ -- без языка, армию -- без солдат, правительство -- без головы".

Что бывшее "республиканское" правительство действительно было без головы, это оно доказало с логической последовательностью, зафиксировав все в собственных стенограммах, опубликованных печатно. Всякому правительству культурные слои способны простить ошибки, несправедливость, даже жестокость, но только не глупость, какой отличалось правительство Грушевского и Голубовича, увековечившее память о себе внешним маскарадом, насильственной украинизацией. Последний "исторический" закон об уничтожении памятников в Киеве, слава Богу, не успели привести в исполнение.

На пасхальной неделе в Киеве был устроен цикл вечеров под названием "Русские дни". В один из этих вечеров, именно 10 мая, в Купеческом собрании был дан блестящий "Русский раут", явившийся как бы генеральным смотром русской культурной интеллигенции в Киеве. Раут удался как внешне, так и по содержанию.

Выступившие ораторы с достоинством и обоснованно, без тени шовинизма или неприязни к Украине, доказывали, что Украина действительно без русских людей, без русской культуры, всосавшейся в плоть и кровь самих украинцев, была бы обречена на полное одичание или же в течение доброго столетия должна была бы "германизироваться"...

Коснувшись в своей речи международных отношений России и Украины, профессор Бугаевский, между прочим, сказал: "Горе тому государству, которое забывает все то, что живит народную душу и делает ее бессмертной. Мы, русские, вправе высоко нести свою голову даже в позорные 1917 и 1918 годы, потому что в наших бескорыстных жертвах всегда главной побудительной причиной была идея освободительная, идея мира и справедливости... Если в условиях переживаемой нами вражды и трудно это оценить, то при беспристрастной исторической работе там, на всеобщем мирном конгрессе, заслуга России будет учтена, и мы, русские, вновь вступим в семью народов, сильных духом и славных делами, -- народов, с которыми мы кровью запечатлели наши надежды на лучшее будущее..."

С. Н. Луначарская (жена брата советского деятеля Луначарского) в своей прекрасной речи о русском слове на Украине подчеркнула следующие характерные положения:
"В то время, когда нас угнетает русская действительность, одна лишь мысль служит утешением -- это мысль о великом, сильном и свободном русском языке. И этому языку стала угрожать опасность в той стране, где русский язык был языком мысли и чувства. В начале революции мы думали, что украинский народ никогда не пойдет путем насилия, но прошел год, и украинские правящие круги поставили насилие своим лозунгом, забыв, что насильственная украинизация не укрепляет государство, а, наоборот, расслабляет его".

Не менее яркой была и речь С. Г. Крупнова, который говорил о том, что мы, русские, имеем право требовать от Украины:

"Так как мы располагаем силами физическими, духовными, техническими, которые и даем правительству Украины, то оно не может с нами не считаться. Никакое государство не может существовать без служилого сословия -- правительственный механизм является тем, без чего государство жить не может. Если прибегнуть к упрощенному сравнению русской культуры с украинской, то можно сказать, что если бы мы сегодня задались украсить стены, где происходит наш праздник, портретами всех русских деятелей не меньшей ценности, чем почти единственный на Украине Шевченко, -- стен этого здания не хватило бы. Итак, наши силы неисчислимы, и они могут поступить на пользу разумного правительства при исполнении некоторых условий, вполне исполняемых и естественных для обладающего государственным разумом правительства. Эти условия немногочисленны.

Во-первых, право русского языка, дабы мы не получали ответа, какой недавно получило одно учреждение от одного правителя: "Мы этого языка не понимаем". Мы имеем право требовать, чтобы правительство Украины русский язык знало и понимало!

Во-вторых, мы должны требовать, чтобы никто из нас не мог подвергаться преследованию только за свое русское происхождение.

В-третьих, мы имеем право молится на обычном церковном языке, ибо недавно была сделана попытка украинизации богослужения.

В-четвертых, неотъемлемое наше право -- духовная связь с Москвой, подобно магометанину, который, где бы он ни был, считает Мекку источником своей духовной жизни".

Последний из ораторов г. Ефимовский, сравнивая в образах сказок и легенд течение русской истории, воскрешает богатыря Микулу Селяниновича, говорящего Турчину: "Мне чужой земли не надо, но и мне не мешай вести мою борозду".

"Посмотрите, -- говорит далее оратор, -- как устанавливалась связь между великорусским и малорусским народами: русский богатырь Илья Муромец едет к киевскому князю Владимиру Красну Солнышку. А впоследствии, наоборот идет, идет к Москве Богдан Хмельницкий, чтобы вместе творить дело русской культуры и государственности".

В самом деле мы, ныне живущие на Украине русские люди, видим и чувствуем на каждом шагу, что без русских людей и без русского слова и дела Украина обойтись не сумеет, и поэтому русское слово и дело на Украине умереть не могут, а если умрут, то только тогда, когда умрет сама Украина

  • Like 1

Share this post


Link to post
1 час назад, Olqa сказал:

Что это было?! 

 

Скрытый текст

 

Письмо из Киева о русских на Украине 1918г

Георгий Гребенщиков

Русские люди расплачиваются теперь за бесправное положение "инородцев". Конечно, старые самодержавно-полицейские порядки, казалось бы, не должны служить ни примером для молодой свободной Украины, ни тем более поводом для сведения счетов с русскими людьми.

Не приходится замалчивать, что отношение к русским людям ухудшили те русские "социалисты", которые на Украину вместо освобождения и блага принесли ужас и порабощение... Никогда русский человек не был так рабски покорен и холопски терпелив, как в эти месяцы террора и позора. А на Украине недавние правители-социалисты в своем парламенте, если таковым можно назвать бывшую Малую Раду, вели себя по отношению к русским прямо-таки неприлично, изобличая в себе совершенно полицейские вожделения, благодаря которым зафиксировано несколько случаев ареста в кафе и на улицах за "русскую речь".

А о том, как оскандалилось это правительство со своей украинизацией правительственных учреждений, ходит много анекдотов, оканчивающихся всегда трагически для русских людей.

Анекдоты эти подхватили даже и друзья Украины -- немцы, которые говорят:
"Впервые встретили мы государство без границ, народ -- без языка, армию -- без солдат, правительство -- без головы".

Что бывшее "республиканское" правительство действительно было без головы, это оно доказало с логической последовательностью, зафиксировав все в собственных стенограммах, опубликованных печатно. Всякому правительству культурные слои способны простить ошибки, несправедливость, даже жестокость, но только не глупость, какой отличалось правительство Грушевского и Голубовича, увековечившее память о себе внешним маскарадом, насильственной украинизацией. Последний "исторический" закон об уничтожении памятников в Киеве, слава Богу, не успели привести в исполнение.

На пасхальной неделе в Киеве был устроен цикл вечеров под названием "Русские дни". В один из этих вечеров, именно 10 мая, в Купеческом собрании был дан блестящий "Русский раут", явившийся как бы генеральным смотром русской культурной интеллигенции в Киеве. Раут удался как внешне, так и по содержанию.

Выступившие ораторы с достоинством и обоснованно, без тени шовинизма или неприязни к Украине, доказывали, что Украина действительно без русских людей, без русской культуры, всосавшейся в плоть и кровь самих украинцев, была бы обречена на полное одичание или же в течение доброго столетия должна была бы "германизироваться"...

Коснувшись в своей речи международных отношений России и Украины, профессор Бугаевский, между прочим, сказал: "Горе тому государству, которое забывает все то, что живит народную душу и делает ее бессмертной. Мы, русские, вправе высоко нести свою голову даже в позорные 1917 и 1918 годы, потому что в наших бескорыстных жертвах всегда главной побудительной причиной была идея освободительная, идея мира и справедливости... Если в условиях переживаемой нами вражды и трудно это оценить, то при беспристрастной исторической работе там, на всеобщем мирном конгрессе, заслуга России будет учтена, и мы, русские, вновь вступим в семью народов, сильных духом и славных делами, -- народов, с которыми мы кровью запечатлели наши надежды на лучшее будущее..."

С. Н. Луначарская (жена брата советского деятеля Луначарского) в своей прекрасной речи о русском слове на Украине подчеркнула следующие характерные положения:
"В то время, когда нас угнетает русская действительность, одна лишь мысль служит утешением -- это мысль о великом, сильном и свободном русском языке. И этому языку стала угрожать опасность в той стране, где русский язык был языком мысли и чувства. В начале революции мы думали, что украинский народ никогда не пойдет путем насилия, но прошел год, и украинские правящие круги поставили насилие своим лозунгом, забыв, что насильственная украинизация не укрепляет государство, а, наоборот, расслабляет его".

Не менее яркой была и речь С. Г. Крупнова, который говорил о том, что мы, русские, имеем право требовать от Украины:

"Так как мы располагаем силами физическими, духовными, техническими, которые и даем правительству Украины, то оно не может с нами не считаться. Никакое государство не может существовать без служилого сословия -- правительственный механизм является тем, без чего государство жить не может. Если прибегнуть к упрощенному сравнению русской культуры с украинской, то можно сказать, что если бы мы сегодня задались украсить стены, где происходит наш праздник, портретами всех русских деятелей не меньшей ценности, чем почти единственный на Украине Шевченко, -- стен этого здания не хватило бы. Итак, наши силы неисчислимы, и они могут поступить на пользу разумного правительства при исполнении некоторых условий, вполне исполняемых и естественных для обладающего государственным разумом правительства. Эти условия немногочисленны.

Во-первых, право русского языка, дабы мы не получали ответа, какой недавно получило одно учреждение от одного правителя: "Мы этого языка не понимаем". Мы имеем право требовать, чтобы правительство Украины русский язык знало и понимало!

Во-вторых, мы должны требовать, чтобы никто из нас не мог подвергаться преследованию только за свое русское происхождение.

В-третьих, мы имеем право молится на обычном церковном языке, ибо недавно была сделана попытка украинизации богослужения.

В-четвертых, неотъемлемое наше право -- духовная связь с Москвой, подобно магометанину, который, где бы он ни был, считает Мекку источником своей духовной жизни".

Последний из ораторов г. Ефимовский, сравнивая в образах сказок и легенд течение русской истории, воскрешает богатыря Микулу Селяниновича, говорящего Турчину: "Мне чужой земли не надо, но и мне не мешай вести мою борозду".

"Посмотрите, -- говорит далее оратор, -- как устанавливалась связь между великорусским и малорусским народами: русский богатырь Илья Муромец едет к киевскому князю Владимиру Красну Солнышку. А впоследствии, наоборот идет, идет к Москве Богдан Хмельницкий, чтобы вместе творить дело русской культуры и государственности".

В самом деле мы, ныне живущие на Украине русские люди, видим и чувствуем на каждом шагу, что без русских людей и без русского слова и дела Украина обойтись не сумеет, и поэтому русское слово и дело на Украине умереть не могут, а если умрут, то только тогда, когда умрет сама Украина

 

 

Ни чего нового в нынешних реалиях на укр., все тоже самое.....

На укр. русских по новому закону принятом и подписанным Зе* уже считают не коренным населением, следовательно русский гр. укр. уж ущемлены в правах и конституция укр. уже не для русских, а письмо выше очередное этому доказательство "русский угнетатель"....... Теперь, как не для коренного населения русских все это обернется боюсь даже предугадывать..........


Зеленский подписал закон о коренных народах.

 

Share this post


Link to post

Циничное милосердие.., отсылка <...> 

Возвращаясь домой, присел на лавочке перевести дыхание. Тяжело в последнее время передвигаться да и погода не радует жара, духота.

В общем, к сути дела.

Проходит мимо дедушка и его внучок лет так семи, мальчуган "сердобольный" заметил жука, который не мог переползти по асфальту в полисадник. Мальчуган наклонился и говорит своему деду: жуку надо помочь переползти, дед носком туфля хочет отбросить жука в полисадник, но жук зацепился за туфлю и дед едва не раздавил его, скинув с туфли жука пошел дальше. И что вы думаете, "сердобольный" мальчуган побрезговал взять жука и отнести в полисадник, разочаровавшись мальчуган поднялся и со словами да ну его, прихлопнул жука своей ногой и побежал догонять своего деда ни разу не по сожалевши о своем поступке. 

Не ожидал, такого поворота, поднялся и подошел к раздавленному жуку, а он, едва лапками шевелит, поднял его и отнес в полисадник.

 

  • Sad 2

Share this post


Link to post

Доброта за чужой счет

Инокиня Наталья (Каверзнева)

    

Давно хотела написать этот материал. Лет с десяти. Прочла «Приключения Тома Сойера» и, как сейчас понимаю, засобиралась. И вот наконец пишу.

Тогда озадачил мое детское нравственное чувство один эпизод в книге. Рассказывая о похоронах местного хладнокровного убийцы – индейца Джо – автор добавил рассуждение о слезливых экзальтированных дамах, которые готовы просить милости хоть сатане. Едко так добавил, вполне в своем духе.

Не оправдывая в целом мировоззрение Марка Твена, могу всё же понять истоки его сарказма: острый ум должен был сильно раниться о те формы прелести, которые сплошь и рядом приобретало неправославное христианское благочестие.

У меня ум далеко не такой острый, но ведь и отсутствие трезвения среди православных людей выглядит куда хуже.

Жалеть виноватых – опасное занятие, прелестное

Жалеть виноватых за счет пострадавших – опасное занятие, прелестное. И жестокое. Притом довольно распространенное. Имею в виду призывы прощать, доходящие до осуждения тех, кто не может простить. Такое, знаете: «Ну что, вам жалко, что ли, простить? Фу, какие вы мелочные!»

Прощать, конечно, надо. И есть аскетические механизмы, помогающие прощать, – самоукорение, покаяние… Вопрос в том, как расставлены акценты. На себя должно обращать эти механизмы решительно, а на других – поостеречься.

Мы не знаем, почему человек не может простить. Даже там, где обида на первый взгляд небольшая. Возможно, она небольшая, но тысячная по счету. А может быть, у человека давнее депрессивное расстройство, и каждая пылинка на его нервах превращается в убийственный груз. Большую же обиду простить вообще крайне трудно. Настолько трудно, что Господь обещал нам Царство Небесное за одно только это делание.

***

Скрытый текст

 

Большинство людей в той или иной мере любит пожаловаться, и большинство в какой-то мере заблуждается относительно своей доброты. Поэтому ситуации, когда мы жалеем за чужой счет, – довольно обычные. Но, как говорил товарищ Гегель, большее количество имеет свойство переходить в иное качество. Этот материал написан из-за случаев, доведенных до логического конца.

Об одних ситуациях, когда кто-то прямо обижен, а его попрекают нежеланием простить и забыть, мы уже заговорили. Вместо того чтобы посочувствовать человеку, разделить и облегчить его боль и таким образом помочь ему простить, мы любим, по сути, заявить, что боль его надуманная и пустячная.

А о чужой боли надо бы рассуждать поосторожнее…

Другие ситуации имеют видимость прямо противоположную: когда некто жалуется, что жертва как раз таки он, и «защитник» на белом коне бросается в атаку на предполагаемого обидчика. Совершенно упуская из виду, что тот может быть прав в своей реакции на «бедную жертву».

В монастыре, особенно небольшом, подобные вещи диагностируются довольно легко. Если насельник начинает жалеть кого-то, переходя на осуждение тех, кто, как кажется, обижает и притесняет, то игумен/игумения легко может понять, с чем имеет дело, – с несколько горячным состраданием или с прелестью в ее частном проявлении. Для этого достаточно поселить жалеющего и жалеемого вместе или поставить их на одно послушание. Несложно догадаться, что любитель жалеть за чужой счет вскоре начинает злиться на «жертву» сильнее, чем прежние «обидчики». И это способно отрезвлять, причем и того, и другого.

В монастыре – это даже не как в семье; из семьи люди уходят на работу или в гости и там могут раскрыться / отдохнуть / сорваться… а в дом принести себя – другого. В небольшом же монастыре всё время все вместе, здесь не скроешь своей внутренней гнили, не замаскируешь.

И потому, если монашествующий со спасительного пути самоукорения неудержимо сползает на прелестный путь самооправдания и ропота, то он обычно находит лишь один выход: заводить знакомства на стороне и рассказывать свои басни мирянам.

Выход этот нелегальный – о нем подробно писал еще святитель Игнатий (Брянчанинов), говоря о том, что монаху неполезно заводить самочинные знакомства среди мирян. И еще о том, что такой монах при случае «не остановится сделать всевозможное зло обители при помощи своих непотребных связей в миру». И да – так и бывает: сперва насельник среди духовно-неопытных мирян собирает своими жалобами «группу поддержки», а потом натравливает ее на монастырь, преимущественно на настоятеля.

Если же не нарушать этого правила, то нормальный монастырь, повторюсь, относительно легко выявляет и лечит подобные заблуждения. Но вот если в миру человек сам над собой не потрудится для выявления такого самообмана, то со стороны вытрезвить его почти невозможно.

На работе обычно ни задачи, ни формат производства не позволяют руководству проводить рокировки в воспитательных целях. А вне работы человек вообще ничем не сдерживается – в наш век общения без границ он может сколько душеньке угодно плескаться в океане своих иллюзий и представлять себя хоть мучеником за правду, хоть патентованным защитником обиженных и угнетенных.

Особенность этого заблуждения в том, что при воцерковлении ему сподручно лишь усиливаться. Мы ведь слышим, что надо прощать обиды, что ближнего надо любить и жалеть, надо защищать, надо творить добрые дела… Так почему бы не постараться? За чужой счет нетрудно, а душу греет чувством исполненного долга.

Кстати, о добрых делах: еще одна разновидность этого странного делания – благотворительность за чужой счет. По той же самой схеме: «Ну что, вам жалко, что ли, помочь нуждающемуся? Фу, какие вы жадные…»

Или сразу переходя к делу:

– Павлик, мама дала нам по сырку, но я встретил бедного голодного котенка – и отдал ему твой сырок…

– Почему же ты не отдал свой?

– А свой я уже съел.

Реальное положение дел упрекаемых людей не рассматривается: раз жалеющий решил, что эти люди могут помогать, значит, так и должно быть. И не учитывается предыдущий опыт благотворительности у этих людей. Вообще. А ведь он бывает очень и очень печальным, и в любом случае – это опыт. Которого у «добрячка» частенько просто нет.

Как тут не вспомнить ситуацию, с неподражаемой иронией описанную у того же Марка Твена от лица беспризорного мальчишки! Два ответственных человека, зная отца Гека Финна как агрессивного пропойцу и вора, пытаются спасти от него мальчика, а городской судья отказывает им в опеке, начитывает мораль и напоследок еще решает дать городу урок человеколюбия, показав, как исправить Финна-старшего.

Он поселяет его в своем доме в лучшей комнате, одевает в лучшую одежду и говорит проникновенную речь о добродетели и вере в человека. В ответ слышит не менее пафосный монолог о раскаянии и исправлении. Как результат все умиляются, плачут и расходятся по комнатам, крайне довольные собой и друг другом. А через несколько часов папаша Финн продал новый костюм, упился до невменяемости и обгадил всю гостевую комнату.

Судья после этого сказал, что исправить Финна-старшего способна разве что хорошая пуля. И над этим можно посмеяться, можно поскорбеть, а можно рассудить, что лучше уж завышенный скепсис, чем мечтания о своей доброте.

Единственно правильный способ жалеть – это самому решать проблемы человека. И тогда мы поймем не только обиженного, но и «обидчиков»

Вывод тут один: единственно правильный способ жалеть – это самому решать проблемы человека. В результате реального труда по решению проблемы и более тесного общения мы, возможно, убедимся, что понять можно не только обиженного, но и «обидчиков», не только нуждающегося, но и тех, кто не желает ему помогать… Это, повторимся, славно вытрезвляет.

Если же мы от слов не переходим к делу, то умудряемся не вытрезвляться даже при явной и вопиющей своей неправоте. Примером тому служат бесчисленные дебаты в интернете. Тут один и тот же человек может без всякой милости накинуться на того, кто дал нравственную оценку чьему-то поступку, и тут же призвать: «Мы должны давать нравственную оценку поведению других людей, но помнить, что суд без милости не сотворшим милости!» И ничего за собой не заметить и прекрасно себя потом чувствовать.

Потому иногда такие «добрые» бывают самыми злыми – могут еще и икону «Умягчение злых сердец» подарить тому, кто в сто раз великодушнее их. А иногда это просто инфантильные мечтатели вроде героини Чехова из рассказа «Княгиня». Но общее у доброты за чужой счет одно – она ужасно досаждает людям, которые реально трудятся над благоустройством жизни, терпят чьи-то недостатки, прощают обиды и сознательно пытаются творить добрые дела.

Не будем забывать, что зло не может быть объединяющим началом – бесы ведь и друг друга ненавидят. Если наши жалость и сострадание к людям выливаются в гнев, осуждение или самолюбование – это не жалость и не сострадание, а либо прельщение, либо какая-то иная форма потери реальности.

Инокиня Наталья (Каверзнева)

26 июня 2020 г

 

https://pravoslavie.ru/132171.html

  • Like 1

Share this post


Link to post

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.
Note: Your post will require moderator approval before it will be visible.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Restore formatting

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.


  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...