Jump to content

Olqa

Пользователи
  • Content Count

    6401
  • Joined

  • Last visited

  • Days Won

    231

Everything posted by Olqa

  1. Дорогие братья и сестры! Прошу Ваших молитв о упокоении новоприставленной рабы Божией Анастасии. Сегодня ночью нашей Настеньки не стало. Благодарю всех, кто молился о ее здравии. Ваша молитвенная помощь очень чувствовалась. Она не унывала и с терпением переносила физические мучения. Еще прошу помолиться о ее маме Наталии. Стоит ли писать, как ей тяжело. Спаси Господь!
  2. В одно сообщение не поместилось, поэтому еще немного материала: ..."Знакомство Николая Евгеньевича Емельянова с Петром Дмитриевичем Барановским - Расскажите о знакомстве Николая Евгеньевича с П.Д.Барановским - С Петром Дмитриевичем Барановским Николая Евгеньевича связывала очень нежная дружба, он был ему очень предан и без конца его вспоминал. Он утверждал, что Петр Дмитриевич был героем российской культуры. Папа говорил, что Петр Дмитриевич был верующим человеком, хотя другие люди в разных воспоминаниях зачастую его описывают как человека, равнодушного к религии. Папа вспоминал, что в его доме всегда была икона, и – он это воспринимал как символ – лампада перед этой иконой всегда была потушена. Может быть, её зажигали ночью, когда уже никого не было. В те годы открыто стоящая икона была знаком, открыто стоящих икон не было, их прятали. Например, я помню, как прятали иконы в нашем доме. Особенно яркой я бы назвал историю взрыва Вознесенского монастыря. Она описана у папы в воспоминаниях. Однажды Пётр Дмитриевич пришёл к себе домой на Софийскую набережную, окна его комнаты выходили прямо на Кремлёвский холм. Он тогда был ещё молодым человеком, весь день физически трудился, был на реставрируемых объектах, и когда приходил, буквально падая с ног от усталости, то отключался в кровати мгновенно. В эту ночь он почему-то не мог заснуть, встал, прошел в полной темноте к окну. Вдруг на его глазах весь Вознесенский монастырь в тишине поднялся над холмом, а в следующую секунду грянул ужасный гром, и он, упав, рассыпался! Это воспоминание не давало покоя Петру Дмитриевичу и моему папе, он рассказывал об этом неоднократно. Господь за великую любовь к русской архитектуре и за его подвиг по спасению этого культурного наследия дал Петру Дмитриевичу возможность лицезреть кончину Вознесенского монастыря. В этом монастыре хоронили русских великих и удельных княгинь, а затем и цариц. Первой там была похоронена строительница Вознесенского собора преподобная Евфросиния Московская, вдова князя Дмитрия Донского. Перед уничтожением монастыря гробницы оттуда вынесли в крипту под Архангельским собором. – А Николай Евгеньевич рассказывал, как Барановский спас храм Василия Блаженного? ? Про храм Василия Блаженного подробности были неизвестны, возможно, он на эту тему предпочитал не распространяться. Известно только, что Пётр Дмитриевич поплатился ссылкой, за то, что он организовывал дежурства около храма. Конечно, чудо, что он сумел это все приостановить.... Моя ссылка ..."Еще в 1925 году Петр Дмитриевич начал реставрацию Казанского собора на Красной площади, и отдал этому делу три года. Работал как обычно - то есть самоотверженно. Каждый день из Александрова он едет в Москву, на Красную площадь, и - фотографирует, обмеряет, делает чертежи. В тридцатых годах собор был снесен, но почти полвека спустя Барановский торжественно передаст молодому архитектору О. Журину материалы по собору и благословит его на воссоздание этой святыни. Петр Дмитриевич работал не только в Москве. При его самом активном участии были подняты из руин монастыри и храмы в Александрове, Пскове, Новгороде. Он работал в Троице-Сергиевой Лавре, во Владимире, Ярославле, Смоленске, Витебске, Киеве, Полоцке и Чернигове. В 30-е гг. Барановский в течение многих лет изучал памятники Азербайджана, обследовал горы и ущелья Большого Кавказского хребта, провел раскопки, консервацию и реставрацию ряда обнаруженных памятников. И - действительно - много работал в Москве. Умер Петр Дмитриевич 12 июня 1984 года, 92 лет отроду. Похоронили его в Донском монастыре за алтарем Большого собора.
  3. Вчера были в Донском монастыре. На кладбище этого монастыря похоронен Петр Дмитриевич Барановский. Захотелось поделится материалом, которого не так много в интернете, самые крохи: Петр Барановский. Фото: Альманах "Памятники Отечества" Лазарь Каганович возражений не терпел. Потому как хорошо знал: за невыполнение "сталинского" плана реконструкции Москвы можно было не только партбилет на стол положить, но и голову на плаху. Когда в сердце не утих пожар мировой революции, о каких потерях можно сожалеть? Ничего личного. Оттого и несокрушимая убежденность в собственной правоте. "Когда ходишь по московским переулкам, - писал столичный градоначальник Л. Каганович, - то получается впечатление, что эти улочки прокладывал пьяный строитель... Мы должны знать, где и как строить, проложив ровные улицы в правильном сочетании, выправлять кривоколенные и просто кривые улицы и переулки". Немногие осмеливались поднимать свой голос в защиту московской старины против современных геростратов. Когда замахнулись на храм Василия Блаженного - мешал, дескать, исходу парада и демонстрации с Красной площади, - против сноса шедевра древнего зодчества выступил лишь Петр Дмитриевич Барановский. У него произошел крутой разговор со всесильным Кагановичем. А потом Барановский направил еще и телеграмму на "самый верх" со словами протеста против разрушения храма. И - чудо! Василий Блаженный уцелел. Как уцелел и Кривогрузинский переулок, где прошли мои детство и юность. А ведь и впрямь удивляешься, когда спускаешься неспешно, всего-то за пять минут, от Воронцова Поля до Земляного Вала по родному переулку: какой же он жуткой дугой изогнулся по древнему холму?! А вот все бежит себе до нынешнего дня и душу радует... Не ищите фамилию Петра Барановского в энциклопедических словарях. Нет ее там! Человек, собственноручно восстановивший около сотни памятников культуры и на столько же оставивший проекты на реконструкцию, один из основоположников советской реставрационной науки, никогда и ничего не боявшийся, если речь шла о спасении древнего строения, остался только в памяти профессионалов - единомышленников и тех редких чудаков, кому интересна история Отечества. Кстати, после того жесткого разговора с Кагановичем Барановский получил срок. Жена вспоминала: пришла на свидание перед отправкой по этапу, а у Петра Дмитриевича один к ней вопрос: "Спасли?" "Я плачу, - рассказывала Мария Юрьевна, - а сама головой киваю: "Целый!" Потому и хочу представить читателям "СОЮЗа" еще одного подлинного героя из плеяды подвижников, защитников земли русской. Архитектор, художник, реставратор, историк, археолог, Петр Дмитриевич Барановский внес гигантский, под силу большим коллективам, вклад в сохранение архитектурных памятников Москвы, Смоленщины, Владимира, Ярославля, русского Севера, а еще Беларуси и Украины. В годы Первой мировой войны он служил начальником строительного отряда в инженерных войсках Западного фронта. И сочетал службу с исследовательской деятельностью - собирал материалы по уже не существовавшим в ту пору памятникам деревянного народного зодчества Беларуси - в Минском и Слуцком районах. Позже, в 1929 году, Петр Дмитриевич вернулся к изучению памятников в Витебске, проводил там обмеры, составлял планы реставрации. Выпускник Московского строительно-технического училища Петр Барановский уже в 20 лет был удостоен золотой медали Русского археологического общества. Награда - за проект восстановления Болдинского монастыря под Дорогобужем. Тут сошлись и интерес к истории с "младых ногтей", и географическая близость - Петр Дмитриевич родился на Смоленщине в селе Шуйском Вяземского уезда, неподалеку от Дорогобужа. Потому и выбор будущих занятий долго не мучил - Петр становится студентом искусствоведческого факультета Московского архитектурного института и одновременно постигает азы будущей профессии, служа помощником архитектора. Потом - экспедиции на русский Север, на Пинегу, где за постой, хлеб, транспорт и т.д. молодой ученый расплачивался... солью, таща на себе три пуда главной тогда "валюты" в провинции. Новгород, Карелия, Соловки, Владимир, Крутицкое подворье в Москве... Один лишь перечень адресов, где приложил свой опыт и золотые руки Петр Дмитриевич, занимает несколько десятков страниц. А сам уже в зрелые годы даже нормального жилья не обрел - Барановский с женой обитали в коммуналке, устроенной смекалистыми коммунальщиками в бывших больничных палатах Новодевичьего монастыря, по сути в келье...." Моя ссылка Еще одна ссылка, если есть время, почитайте. О ВРЕМЕНИ И МЕСТЕ ПОГРЕБЕНИЯ АНДРЕЯ РУБЛЕВА (Доклад П.Д.Барановского на объединенном заседании Сектора архитектуры и Сектора живописи Института истории искусств АН СССР, 11 февраля 1947 года) Сегодня мы впервые отмечаем годовщину — 517 лет со дня смерти Андрея Рублева. Эта дата до сих пор не была документирована и выявилась в окончательном виде благодаря моим научно-исследовательским поискам, которые служат темой настоящего доклада. Значение этой находки неоспоримо, учитывая то исключительное место, которое занимает Андрей Рублев в истории русского искусства, — художник, получивший самое высокое признание современников и близких поколений как «иконописец преизрядный, превосходный художник, всех превосходящий в великой мудрости», признанный, в связи с тем временем, святым, художник, которому предписывал подражать церковный Собор 1551 г. творчество которого справедливо превознесено над прочими и заслужило самые изысканные, полные восторга и преклонения эпитеты от ученых и художников нашего времени. Всеми признанное значение творчества Андрея Рублева, являющегося одним из высочайших достижений мирового искусства, делает его имя славой нашей родины, которое мы можем с гордостью поставить в ряд с величайшими гениями человечества. В нашу задачу не входит оценка творчества Андрея Рублева, что делали, делают и будут делать специалисты в области изучения древнерусской живописи, среди которых важнейшее место принадлежит И.Э.Грабарю, превратившему легенду о Рублеве в действительность. Задача сегодняшнего дня — рассказать о находках в биографии Андрея Рублева и раскрыть в общих чертах, что представлял собой и представляет ныне Андроников монастырь как архитектурный памятник и место деятельности и погребения Андрея Рублева. Как следствие и вывод этой стороны доклада является мысль и предложения о спасении от разрушения Андроникова монастыря, древнейшего памятника города Москвы...." Далее доклад П.Д.Барановского -надо обязательно прочитать!!!!
  4. Если тема закрыта - все? ничего не добавляем? Где-то читала про темы, не могу найти. Столько всего.....
  5. Я своим дочерям ничего не навязываю (теперь уже, когда взрослые, и я пожинаю плоды своих трудов). Я не знаю, как правильно. На днях прочитала, а потом уяснила и постаралась, насколько можно, помнить, что в любой ситуации житейской самое главное сохранять мир души. Чтобы никто не смутился, не раскричался, сама чтоб не впала в уныние, обиду... Ну вообщем понятно. Как же этого добиться? Промолчать ( читала проповеди священника, дальше у него совет такой: промолчали, а в голове продолжаете спорить, значит читаем Иисусову молитву, пока не прекратится спор в голове). В детстве я им часто могла так сказать:"Вот сегодня мы проснулись - и вы, и я, и это новый день в нашей жизни - и в вашей, и в моей.Я его, этот день, проживаю вместе с вами первый и единственный раз в жизни. Как правильно поступить - я не всегда знаю. Со дня вашего рождения каждый день в моей жизни новый и единственный. Но я знаю только одно - правильно или нет я поступаю, даже если вам больно и плохо, я думаю только о том, чтобы вам было хорошо, чтобы вы уцелели, чтобы сохранились. В меру того, как я себе это представляю. Мне казалось, они начинали что-то понимать. Всякое было. Старшая в Страстную пятницу заехала с приятелем перекусить куда-то там, на обратной дороге попали в аварию. Синяки огромные были, машина на списание. Разве я так могла бы вразумить? Хотя повторяла и повторяла - Великий пост, смотрите, постарайтесь потерпеть! А она, оказывается, все равно забыла. Вот такие плоды моих трудов. Все вложила, но только так, как сама смогла. Теперь вот и остается только плакать в душе о них, на Господа уповая. И молится. Ну, а помоложе когда была - это да, советами закидаю, кого хочешь. Знаю, не знаю, но все равно закидаю. Хотя может не от возраста это, а от отсутствия страха Божия. Это же смелость надо великую иметь, чтобы вмешаться не в свои дела, даже если цели благие (как нам кажется). Т.к. очень часто найдется человек такой, который всю мою уверенность и самоуверенность с ног на голову поставит легко.
  6. Катя, вот еще. Мы же все очень разные. Я, например, слышала от одной женщины:"Ну подумаешь, согрешила! Вот делов то! А исповедь на что? Для того и грешим, чтоб на исповедь ходить!" Вот такая вот разновидность бывает. Другой раз мне показалось, что человек конкретный знает, что исповедуется и ему простится. Поэтому он так дерзко поступает. Т.е. наоборот для него - все равно пойду на исповедь, там и покаюсь. Видимо для таких людей (не только конечно для них) нужны какие-то скорби, возможно, они помогут осознать. Хотя не обязательно. Сегодня на "Союзе" (я думаю) есть немного на эту тему. Там не про скорби, а про... Лучше самим послушать. Моя ссылка
  7. Биография Богданова-Бельского (ученика С.А.Рачинского) По всем признакам, среда, условия, в которых он от рождения находился, должны были его поглотить, он должен был потонуть, потеряться, исчезнуть навсегда в омуте беспросветной тьмы и нищеты. Он, внебрачный сын батрачки, родился в селе Шопотове Смоленской губернии. При крещении его записали Богдановым, т. е. — богом данным. А Бельским он стал впоследствии, присоединив к фамилии название родного уезда. Детство было суровым, так как жили они с матерью в доме дяди, где терпели их из милости. Первые два года он проучился в селе Шопотове. В школе преподавал священник. При его содействии мальчик и попал к С. А. Рачинскому. Это была легендарная личность. Профессор биологии, богатый человек, имевший поместье, он оставил кафедру и организовал в селе Татево Смоленской губернии образцовую народную школу, куда принимал на обучение обездоленных ребят. Чтобы попасть в эту школу, мальчику пришлось выдержать экзамен. Экзамен для маленького Николя, как его впоследствии будет уважительно называть С. А. Рачинский, состоял в том, что он должен был нарисовать одного из преподавателей школы в профиль. Профессиональные художники знают, что такое портрет в профиль. Похожести добиться, на первый взгляд, легко, а объем передать в этом случае всегда труднее обычного...читать далее и смотреть картины (На доске (картина "Устный счет" написан пример, состоящий из суммы нескольких цифр в квадрате в числителе, в знаменателе - 365). В уме детки считали...) ("Воскресное чтение в сельской школе" вчера сравнили (в шутку) с нашими курсами. Почти тоже самое, только сидели 15 женщин и один мужчина, а выражения лиц очень похожие).
  8. Хочется поделиться ссылками на материалы о Рачинском Сергее Александровиче. ..."Современники о Рачинском рассказывали: «Спросишь, бывало, какого-нибудь мужичка, так, при случае, к слову: «А ты разве знаешь, дядя, Сергея Александровича из Татева?» -- «Да кто ж его не знает, батюшка? -- ответит мужичок. -- Этакие люди у всех на виду, их немного, -- продолжает мужик. -- И то сказать, что за барин! О себе ему некогда и подумать: целый день в школе с ребятами, а то и больших поучает разуму. Да, -- закончил мужик, -- этого барина послушать -- настоящим человеком будешь». Необыкновенная доброта во взгляде, простота, мягкость и сердечность в обращении производили обаятельное действие на собеседников, которые чувствовали благоговение и уважение к его личности. Людям этот человек служил самоотверженно и бескорыстно. Недаром князь А.Н. Мещерский в своих воспоминаниях о Сергее Александровиче эпиграфом поставил отрывок из стихотворения А.С. Пушкина «Пророк». Беседуя с ним, современники испытывали от его беседы какое-то душевное спокойствие, внутреннюю теплоту, подъем, как будто в тебя невидимо вливается новая живительная сила. Будучи сам глубоко верующим человеком, Сергей Александрович и в других зажигал чистый светильник искренней веры и любви к Богу и к ближнему. Каждое лето в Татеве собиралось много гостей, почитателей и бывших учеников Сергея Александровича, а среди них и такие выдающиеся личности, как историк князь С.Д. Шереметев, философ В.В. Розанов и даже сам владыка Николай Японский (Касаткин), глава миссии Русской православной церкви в Японии, основатель множества православных училищ и братств среди островного населения. .." читать далее Неизвестный Рачинский (Из цикла "Подвижники благочестия"). Зарождение и развитие трезвенных традиций в России. Сегодня мало кому из педагогов известно имя Сергея Александровича Рачинского. А между тем, по отзывам современников, "Рачинский - это имя мирового значения". Он был не педагог - переводчик западных идеалов на русскую почву, а творец самобытных русских идеалов просвещения. Русская школа возникла и 7 веков существовала как церковная школа. С.А. Рачинский явился воссоздателем русской школы, он утверждал, что истинно народное воспитание и обучение возможно лишь на религиозно-нравственной и национальной основе. Ему удалось создать такую школу в селе Татево Смоленской губернии, в деятельности которой были реализованы сформулированные им цели и задачи. читать далее Портрет Рачинского С.А.
  9. Храни Вас, Анна, Господь! Что-то мне показалось, что Вам ответ не нужен, да Вы и не спрашиваете. Вы просто протестуете. Надеюсь, что Вам откроется промысел Божий, зачем так это обострилось в Вас.
  10. «Прости, благослови, помолись (обо мне)» Первое, что беспокоит каждого в дни поста, — это раздражение или гнев по отношению к ближнему. Множество причин вызывают эту страсть, и нам бывает крайне трудно с ней бороться. Но если мы будем внимательны в первые минуты возникновения этой страсти, то заметим, что часто она начинается из-за такого, казалось бы, не смертного греха, или, скажем, из-за такого незаметного греха, как самооправдание. Что такое самооправдание? Это один из видов проявления гордости: человек хочет отстоять свою собственную правоту; или хочет, чтобы о нем думали лучше, чем он есть; или, по крайней мере, думали именно то, что он собой представляет на самом деле. Когда человека обижают или говорят то, что ему не нравится, его гордость страдает. И в этот самый момент вступает в силу самооправдание. Вот, обращается муж к жене, делает ей справедливое замечание о том, что у нее не накормлены дети или не убрана квартира. Что он слышит в ответ? «А ты на себя-то посмотри! Кто ты такой? Много ли денег приносишь в семью? Куда ставишь свои ботинки? Во что превращаешь свои носки?» А дальше он скажет что-то, и опять получит подобное в ответ. Говорит начальник подчиненному: «Почему ты недобросовестно выполнил то-то и то-то?» — «А вы сами забыли мне вчера об этом сказать!» Что возникает в душе начальника? Неприязнь к подчиненному. Он старается что-то тому доказать, а получает тысячу слов в ответ. Самооправдание — это мостик, который ведет дальше, к развитию гнева, к ссорам, баталиям и ненависти. Святые Отцы оставили нам много драгоценных советов, и один из них касается как раз самооправдания — того, как пресечь ненависть или раздражение, которые, может быть, справедливо, а может быть, несправедливо возгораются по отношению к другому человеку. Согласно святоотеческому совету в подобной ситуации человек должен сказать три слова, достойных христианина: «Прости, благослови и помолись (обо мне)». Они духовным образом воздействуют на того, кто вам что-либо доказывает. Этих трех слов достаточно для того, чтобы заградить уста всякому гневу, и тут же, в зачатке, погасить любые неприязнь и раздражение. Вдумайтесь в эти три простых слова. Прости, благослови и помолись (обо мне). «Прости» — значит, человек испрашивает прощения. Вот первый показатель смирения. Он не говорит: я сейчас буду разбираться с тобой, кто из нас прав. Он говорит: «Прости». Подтекст этого «прости» — неважно, прав я или не прав, но все равно прости, если я огорчил тебя. Дальше человек говорит: «Благослови». Это значит, что он призывает на помощь благодать Божию. Ту, которая действительно управит, которая умирит брата или сестру, умирит ситуацию, разрушит все козни диавольские в отношении того, чтобы человек с человеком рассорился. И когда он добавляет: «Помолись (обо мне)», — это третий признак смирения. Человек просит молитв о себе, чтобы благодать Божия споспешествовала ему действительно творить дела правды. Эти три слова смирения ставят человека обвиняющего на свое место. Он бы и рад что-то сказать, но что? Его правота признана, мало того, человек, которого он хочет смирить, признает себя смирённым и, мало того, еще более смиряется — смиряется до зела (см. Пс. 37, 9; 118, 107), — и просит молитв о себе, как о человеке ошибающемся. Поэтому, когда произносятся эти три слова смирения: «Прости, благослови, помолись (обо мне)», — в этот самый момент между людьми наступает мир. А как же быть человеку, который пытается вразумить, донести правду? Для него тоже есть соответствующий святоотеческий совет. Гласит он следующее: внушай ближнему не более двух раз. Святыми Отцами это выверено. Если человек что-то повторит более двух раз, в его душе появится неприязнь, потом раздражение, потом гнев. Как же быть в ситуации, когда ближний не слушается? Когда требуется донести до сознания человека очень важное жизненное обстоятельство — объяснить что-либо ребенку, члену семьи, сослуживцу — а не получается? Святые Отцы говорят: скажи два раза и остановись. Иначе в твою душу придет раздражение, гнев, и ты будешь вразумлять ближнего со страстью, с напором, с неприязнью, и может получиться ссора. А ссора кому выгодна? Человекоубийце диаволу. Богу ссора не нужна. Лучше худой мир, чем добрая ссора. Лучше семья, которая сохраняется, чем развалившаяся семья. Лучше друзья, которые поддерживают отношения, чем друзья, которые сторонятся друг друга. Лучше сообщество людей, среди которых царит мир, пускай худой, слабый, но мир, чем то, где вражда и неприязнь друг ко другу. Это нужно понимать всегда и беречь то, что дает нам Господь. Поэтому вот вам два святоотеческих совета — для вразумляющего и для вразумляемого. Повторим их еще раз. Первый совет: не вразумляй более двух раз, не пытайся насиловать волю другого своей волей. Скажи два раза, а дальше положись на волю Божию. Жди, когда Господь вразумит человека, когда Он откроет его сердце и душу для того, чтобы твои слова легли на благую почву. Будешь дальше настаивать на своем — встретишь гнев, раздражение, получишь ссору, и, мало того, будешь воспитывать гордыню в собственной душе. И второй совет — для вразумляемого: ни при каких обстоятельствах не старайся оправдываться. Кому нужны твои оправдания? Никому. Ими ты только отталкиваешь от себя ближнего, вызываешь в нем уныние, ссоришься с ним, отдаляешься от него, теряешь ближнего. Поэтому никогда не нужно оправдываться. Прав ты или не прав, — никого не интересует. Скажи три простых слова смирения: «Прости, благослови и помолись (обо мне)», — и ограничься этим. (Протоиерей Сергей Филимонов)
  11. Я думаю, мы все братья и сестры во Христе. Мы не можем быть плохими, созданные по образу и подобию Божиему. Плохими иногда случаются наши слова и поступки, которые надо сказавшим исправить, а услышавшим - потерпеть смиренно. Думаю, никто никого не хочет здесь обидеть, просто мы все очень разные.
  12. Ой, Саша, Саша! А Вы эти замечательные слова, Вами приведенные, всегда ли помните?
  13. Я прошу прощения, если не совсем точно ответ на вопрос получится. Вернее, совсем не ответ. Но за сегодняшний день такое надумала. Я верю в безконечную милость Божию и верю, что мучения этих малых крох не были так ужасны, как ужасно мы себе все представляем, разсуждая о таких преступлениях. Я верю, что Господь не позволил им сильно мучиться. И выбрал для них единственный возможный способ спасения. Еще вспомнилось, что рассказывала наша медсестра, которая была на практике в Доме малютки в этом году. Там, когда плачут дети, их никто не берет на ручки и не жалеет, не утешает. Сидят крошечки-ползунки в кроватках и горько плачут. Рядом взрослые. Почему-то этих деток мне еще жальче, чем тех, которые уже с Господом. Мучения которых Господь уже прекратил. Как там поживает эта мама - не насильница, не убийца, которая родила и оставила свое дитя плакать без утешений всю жизнь? И прощальная картина перед глазами нашей медсестры - шесть хорошо одетых сироток годиков двух от роду на прогулке с хорошей, доброй воспитательницей - при виде любого незнакомого человека вцепляются в подол своей государственной мамы и с недетским недоверием разглядывают незнакомца - никакого детского любопытства, ни улыбок... Еще думаю часто - почему позже всех из нашего детского садика всегда забирают детей из самой младшей группы? 31 декабря (рабочий день) - почти не было деток в саду, а самая младшая -в полном составе. Вот это мне интересно. Я знаю, что это любимые дети, семьи хорошие, но почему же хорошие родители именно самых малых оставляют надолго. Не смогут еще сказать родителям, что я-то как раз быстрее всех устаю и больше всех хочу к маме - я ведь еще такой маленький. И еще. Какие же трудные теперь стали дети детсадовского возраста!!!! Все, без исключения, воспитатели нашего садика говорят - работать очень и очень стало трудно. Очень многих детей никак не удается приравнять к безгрешным младенцам. С каждым годом все больше и больше разновидностей необъяснимого поведения детей. И почему сейчас многие маленькие дети так странно кричат - совершенно дикими голосами, воплями душераздирающими? Чем можно объяснить их такую потребность? Случались даже неприятности с привлечением сотрудников "Детской комнаты" милиции. В детском саду. Вот так вот.
  14. Уж очень категорично заявлено "очень много описок..." Бывает со всеми. Больше смущает наше нетерпение и отношение к ближнему. Замечание ведь по разному можно сделать, правда же? А телевизор вообще вредно смотреть.
  15. Сегодня прочитала на сайте телекомпании "Союз": "Малый собор Донского ставропигиального мужского монастыря стал вновь доступен для прихожан Великий пост – хорошее время для уединенной молитвы, посещения святынь и храмов. И, иногда, при наличии свободного времени это можно сделать индивидуально и во вне богослужений, помянуть новомучеников Российских, вспомнить о минувшей церковной истории, когда во дни известных революционных событий произошло и возрождение патриаршества в России Донской монастырь – место святое для каждого москвича, для каждого верующего человека. Его сооружение началось в конце 16-го века, после памятного и чудесного события спасения Москвы Божией Матерью от нашествия крымских татар через святой богородичный Донской образ. Тогда после горячей молитвы царя Федора Иоанновича перед иконой Царицы Небесной, во время жестокой битвы у московских пределов, хана Казы-Гирея и его войско охватил необъяснимый ужас и он бежал от стен Москвы. Вокруг собора и на его территории находится некрополь видных духовных и государственных деятелей минувших веков. А в 1992 году, после пожара и последующей реставрации, в трапезной части Малого собора были обретены нетленные мощи Патриарха Тихона. Кроме главной святыни храма - Донской иконы Божией Матери, здесь находятся особо чтимые образы Богородицы - Знамение и Федоровская. Легко на сердце и душе, во вновь обновленном после реставрации храме. Хорошо в пост побывать в намоленных местах. Постоять, подумать, помолиться о том, чтобы стать хоть чуточку лучше". От себя добавлю - больше всего хочется побывать в Оптине! Но если дальняя поездка пока невозможна - можно в Донской монастырь. Можно много куда. Вчера услышала новость: икона "Богоматерь Одигитрия", которую называют иногда "Эфесской", "Полоцкой", "Корсунской" или "Торопецкой" ( ее появление относят к XII-XIV векам) до конца этого года останется в храме Святого Благоверного князя Александра Невского, что в Княжьем Озере. Храм (очень красивый!!!) находится рядом с поселком, никаких ограничений (я имею ввиду пропускной режим) для входа в храм нет. В следующем году эта икона скорее всего переедет в Тверскую область. Поэтому советую москвичам, и не только, побывать у такой святыни. От метро "Щукинская" туда едет маршрутки № 480 ( стоимость проезда 80 руб). В пути примерно 30 минут. Кстати, маршрутка едет через "Павловскую Слободу" - обязательно надо побывать и там. В интернете есть информация об этих местах. Адрес - Московская область, Новорижское шоссе, 24-й км, Истринский р-н, Павлослободский сельский округ, пос. "Княжье озеро".
  16. Я не знаю, отпускаются или нет забытые грехи, но вспоминаются (а может осознаются?) после соборования - это точно. Может, это даже важнее - вспомнить и покаяться. Может, не сразу, а по прошествии некоторого времени, вдруг "УДАРИТ МОЛНИЯ" - в голову, в сердце, в душу. Только бы не задохнуться!
  17. Личного опыта нет. На сайте нашего храма задавали вопрос похожий: "Юлия 07 December 2010 23:43 | Москва Здравствуйте, батюшка! Можно ли православному человеку выполнять некоторые упражнения из йоги? Исключительно в целях здоровья позвоночника (кстати, некоторые из этих упражнений в детстве на физкультуре выполняли, не зная ни о какой йоге).Ответ: Дорогая Юля!Выполняйте упражнения,читая ИИсусову молитву"
  18. Светлая память рабу Божиему Александру! Царствие Небесное! Скорблю....
  19. Спаси Боже! Думаю, что это про икону Пресвятой Богородицы Черниговская-Гефсиманская, которая и сейчас находится в Гефсиманском скиту. В нескольких километрах от Сергиева Посада. Также там находится рака с мощами преподобного Варнавы Гефсимансого - духовника всея Руси, как называли батюшку.Так же, как писал преподобный Амвросий, и сегодня лечатся там тело и душа.Моя ссылка
  20. Наташа, старайтесь сейчас! Пенсия и внуки, да и сама жизнь - в руках Божиих. Уж не говоря о том, как способности и возможности с годами преобразуются...
  21. Я постараюсь. Подумала еще, что всегда находится ответ, может не сразу, а вот так - подвернулась книжка неожиданно, или кто что сообщил, или еще как - и ответ находится.
  22. Olqa

    Имена

    ..."Святцы вот смотрю, как имена наши переводятся...с греческого, латинского, еврейского, даже персидские есть. И какие же нам имена даются красивые. Светлые. Послушай только. Добрая...Благопобедная...Благоцветная...Благодать. ..Верная...Мир...Врачующая...Тишина...Свет...Спокойствие. ..Дар Божий...Прямо какой-то цветущий сад! -Да-а-а...- лежащий на печи закончил протирать очки и аккуратно одел их на нос. - Жаль только, что мы таких авансов не оправдываем.... - А теперь представь. - развивал свою мысль Валера. - Если б имена мы получали при конце, по итогам жизни? А? Были бы, наверное, такие: злой... жадный...вредный...лживый...обманщик...предатель. ..истерик...вор......... поросенок обожратый..." (из книги Михаила Веселова "Метельный звон") Да.....
  23. Катя, благодарю! Именно на эту книгу ссылался наш преподаватель, но еще не озвучил, сказал - в нужное время (эту неделю не учимся - 1-я неделя поста, обязаны в храм ходить). Еще есть "Инструкция для ловца человеков" отца Даниила Сысоева - достойная книга, но в инете только к продаже предлагают. На многие вопросы ответ.
  24. Olqa

    Подарок

    "Что заставило меня писать рассказы? Единственно любовь к Богу и человеку, желание помочь людям через чудо познать величие и власть Творца, познать истину, которая делает человека свободным от плена страстей и примиряет нас с Богом. А началось все с того, что однажды мне в руки попала книга Л.Запариной "Непридуманные рассказы", которые понравились мне правдивостью и глубиной содержания. В подражание я стал вести дневниковые записи чудес Божиих, которым был свидетелем сам и о которых мне рассказывали простые русские люди, имеющие детскую веру и горячую любовь к Богу...."Читать далее
  25. Olqa

    Подарок

    ИСПОВЕДЬ 1963-й или 64-й год. Литургия в храме Знамения Божией Матери, что у Рижского вокзала. Лето... Жарко и душно с самого утра. В боковом приделе, где образ мученика Трифона, о. Александр проводит исповедь. Исповедники стоят томные, безучастные, мысли их, по всей видимости, витают где-то далеко за пределами храма, а о. Александр проникновенно говорит им об их грехах, о любви к Богу и людям. Состав исповедников пестрый, большей частью это пожилые домашние хозяйки, горсточка молодежи, несколько мужчин интеллигентного вида и две-три дамы, смиренно повязанные платочками поверх модных причесок. Уже два раза приходили из алтаря от о. Клеоника и напоминали, что пора кончать затянувшуюся исповедь, но о. Александр не кончал. Он силился, но безуспешно, сдернуть с нас липкую сеть равнодушия. Он волновался, горел, а мы даже не тлели. Почему так получилось – не знаю! Жара ли нас разморила, бес ли попутал или просто все мы легкомысленно, не подготовив себя внутренно, пришли к великому Таинству. И вдруг о. Александр шагнул к самому краю амвона и, глядя на нас большими скорбными глазами, сказал: – Слушаете вы меня сейчас, а сами думаете: вот разболтался старик о наших грехах и удержу ему нету – и такие вы мол, и вот этакие, а сам-то ведь тоже не святой. Правильно вы думаете, потому что я величайший грешник и обличаю вас только по долгу своего священства, не больше. Простите же меня, Христа ради! И, закрыв руками лицо, о. Александр зарыдал горестно и громко. Народ дрогнул, все как бы очнулись, ожили, бросились к нему. Впереди стоящие хватали о. Александра за руки, целовали их, плакали, задние напирали на передних и, перебивая один другого, кричали: – Грешны, батюшка, простите! Вытирая непросохшие слезы, о. Александр гладил склоненные перед ним головы и сдавленным от волнения голосом говорил: – Чего я от всех вас хочу? Искреннего покаяния. Ведь вы сейчас на суд Божий пришли, для этого надо собрать все силы своей души и молить о прощении. Надо кричать к Небесам так, чтобы они дрогнули, а не благодушно слушать, как я буду перечислять ваши грехи. РАССКАЗ ОТЦА ГЕОРГИЯ Чтобы тебе был понятен мой рассказ, я должен сделать небольшое отступление. Когда-то я был игуменом Мещенского монастыря, который находился в Калужской губернии. По монастырским делам мне частенько приходилось бывать в Калуге. В один из таких приездов иду я по улице и вижу: возле хорошего большого дома стоит женщина в небрежно накинутой теплой шали и кого-то поджидает. Увидев меня, быстро подошла и поклонилась. Лицо бледное, и такая скорбь на нем, что я сразу со всем вниманием воззрился на нее, а она мне говорит: – Батюшка, муж умирает, отойти от него далеко не могу, а его напутствовать скорей надо. Не откажите, прошу вас, зайдите к нам! На счастье, у меня были с собой Святые Дары. Ввела она меня в дом, посмотрел я на ее мужа: совсем плох, недолго протянет. Исповедал его, причастил. Он в полной памяти. Благодарить меня начал со слезами, а потом сказал: – Горе у меня большое: я ведь купец, но подошло такое дело, что дом пришлось заложить, а выкупить не на что, и его через два дня с аукциона продавать будут. Вот теперь умираю, и семья неустроенной остается. Жалко мне его стало. – Не горюйте, – говорю, – может быть, Господь даст, и я вам как-нибудь помочь сумею. А сам скорей вышел от купца, да на телеграф, и вызвал к себе в гостиницу одного духовного сына, тоже купца. Тот вечером уже у меня в номере сидел, смекнул, в чем дело, и когда аукцион был по продаже дома, сумел нагнать за него цену до 25 тысяч. Дом купил город, из полученных денег 7 тысяч пошло на погашение залога, а 18 внесли в банк на имя жены умирающего купца. Тут уж я с отъездом с монастырь позадержался и после всех денежных операций пошел к больному рассказать об удачном окончании дела. Он еще жив был, благодарил меня, что я спас его семью от бедности, и к вечеру умер. Хоронить его я не остался, а поспешил в обитель, да за разными событиями так про него и забыл. Прошло много лет... Был я арестован, и пришлось мне сидеть в камере смертников, вместе со мной находилось 37 человек. Почти каждую ночь к нам приходили и забирали на расстрел 5–6 человек. Таким путем осталось нас семеро. Как-то днем подошел ко мне сторож тюремный и шепнул: "Готовьтесь, батюшка, сегодня я получил на всех вас список. Ночью увезут". Я передал своим соузникам слова сторожа. Нужно ли говорить, что поднялось в душе каждого из нас? Хотя мы знали, что осуждены на смерть, но она все стояла за порогом, а теперь собиралась его переступить... Не имея сил оставаться в камере, я надел епитрахиль и вышел в глухой, без окон коридор помолиться. Я молился и плакал так, как никогда в жизни, слезы были до того обильны, что насквозь омочили шелковую вышивку на епитрахили, она слиняла и растеклась разноцветными потеками. Вдруг я увидел возле себя незнакомого человека. Он участливо смотрел на меня, а потом сказал: – Не плачьте, батюшка, вас не расстреляют. – А кто вы? – удивился я. – Вы, батюшка, меня забыли, а у нас здесь добрые дела не забываются, – ответил человек. – Я тот самый купец, которого вы в Калуге перед смертью напутствовали. И только этот купец из моих глаз ушел, как вижу, что в каменной стене коридора брешь образовалась, и я через нее увидел опушку леса, а над ней в воздухе свою покойную мать. Она кивнула мне головой и сказала: – Да, Егорушка, вас не расстреляют, а через 10 лет мы с тобой увидимся. Видение окончилось, и я опять очутился возле глухой стены, но в душе моей была Пасха! Я поспешил в камеру и сказал: – Дорогие мои, благодарите Бога, нас не расстреляют, верьте слову священника (я понял, что и купец, и матушка говорили о всех нас). Великая скорбь в нашей камере сменилась неудержимой радостью: мне поверили, и кто целовал мои руки, кто плечи, а кто и сапоги. Мы знали, что будем жить! Прошла ночь, и на рассвете нас перевезли в пересыльную тюрьму. Оттуда я попал в Б-ки, а вскоре по амнистии был освобожден и жил последние годы при Даниловском монастыре. Шестеро же моих соузников стали моими духовными детьми. Через несколько лет меня вновь арестовали и выслали сюда, в Каратюбу, где мы сидим сейчас с тобой вместе с беседуемПРОЩЕНИЕ Выйдя на пенсию, я начал каждое лето проводить в Печорах. Снимал в городе комнату, где только ночевал, а весь день не выходил из монастыря. Среди монахов у меня появились большие друзья, кроме того, я старался в меру своих сил быть полезным обители. Как-то вечером я уже собрался к себе на квартиру, как меня по дороге к Святым вратам остановил знакомый иеромонах и попросил: – Виктор Сергеевич, не могли бы вы взять к себе на два-три дня этого молодого человека? В городской гостинице нет мест, а из печорских жителей он никого не знает. Возьмите, юноша хороший. Я согласился, и молодой человек (его звали Павлом), длинный и неуклюжий, в модных брюках и остроносых башмаках, пошел ко мне. За ужином он рассказал, что живет в Ленинграде, учится в институте и работает лаборантом в "ящике". Семья неверующая. – Отец – слесарь и человек некультурный, – юношеским баском повествовал Павел, – он со мной из-за религии до драки доходит. А как-то напился и пошел в милицию жаловаться, что я в Бога верую. Там народ умный, и его выставили. С матерью тоже трудно, она одно твердит: "И в кого ты такой псих уродился, лучше бы с девушками в кино ходил, а не по церквам бегал". Икону у меня со стола убирает, лампадку зажечь не дает. Брат есть, монтером работает, он меня и за человека не считает. Сестренка, та еще маленькая, только в школу пошла. Иногда про Бога спрашивает. Я ее даже причастил один раз. А сейчас я в отпуске. Своим сказал, что на взморье в Ригу еду, а сам по монастырям. В Загорске был, в Почаеве, а под конец сюда приехал. Очень нравится. Все три дня, которые Павел провел у меня, он или жадно читал духовные книги, или был в монастыре. Вечерами мы с ним подолгу беседовали и ели картошку в мундире. Перед отъездом Павел мне озабоченно сказал: – Одна здешняя женщина, эстонка, продает очень красивые вещи своей вязки, хотел всем своим купить у нее что-нибудь в подарок, но денег надо рублей двадцать пять, а у меня только на обратный билет. Я подумал и сказал: – У меня есть деньги, но тоже только на обратную дорогу, я ведь через неделю возвращаюсь домой в Ленинград, но о. Иоанн дал мне 50 рублей на покупку красок, я могу дать вам из них, а вы мне по приезде вернете. – Не задерживая! – обрадовался Павел. – Дома у меня деньги есть, я ведь прилично получаю. – Ну и прекрасно, а то у меня пенсия небольшая, и, кроме того, я каждый месяц сестре посылаю, так что мой денежный вопрос стоит остро, задерживать же о. Иоанна с получением красок мне не хочется. Павел еще упросил меня дать ему на прочтение одну из моих книг. – Как приедете в Ленинград, сейчас же мне позвоните, и я мигом принесу вам и деньги, и книгу. Мы дружески распрощались, и Павел уехал, а я прожил еще неделю и тоже вернулся в Ленинград. Человек я вдовый и живу один. Приехав, привел свою комнату в порядок, получил пенсию, сделал покупки и спустя два дня позвонил Павлу. Он пришел немедленно, вручил мне с благодарностью книгу и выпросил еще две, которые я дал с условием не задерживать. Прощаясь, Павел небрежно сказал: – А денежки не принес, нет сейчас. Меня покоробило: ведь я предупреждал Павла о своей материальной несостоятельности, а ему хоть бы что! Но потом упрекнул себя за излишнюю строгость к молодому человеку и успокоился. Прошло два месяца, от Павла ни слуху ни духу. Позвонил ему, спросил, как живет и когда думает вернуть книги. Отвечал Павел очень беспечно, сказал, что книги "читают", и высказал неудовольствие по поводу того, что я его тороплю. Прошло еще полтора месяца, я давно отправил о. Иоанну краски, купленные на мои деньги, и, не получая от Павла вестей, начал беситься: "Пользовался моим гостеприимством, взял книги, чужие деньги и... сгинул". Мое раздражение на юношу дошло до того, что я начал мысленно составлять ему едкое письмо, но письма не написал, а чтобы успокоиться, решил прибегнуть к самому верному средству – говению. Проходил пять дней в храм и вечером пятого дня остался после всенощной исповедоваться. Собралось нас несколько человек. Священник, мой духовный отец, проникновенно читал молитвы перед исповедью. Я стоял смущенный и неспокойный, перебирая в памяти свои грехи, и волновался от того беспорядка, который царил в моем сердце. В голову приходил Павел. И вдруг острая мысль пронзила меня: "Пришел просить о прощении, а сам не можешь простить Павла". "Но он виноват!" – завопил кто-то в моем сознании. "А как я его поношу все время, – ответило сердце, – он ведь еще мальчишка, борец за веру в своей семье. Деньги отдаст потом, а не отдаст, Бог с ним, я его прощаю. Спаси его, Господи, и помилуй, а меня прости, что осуждал Павла так мерзко и так жестоко". Я стал на колени, прижался лбом к холодному полу, и на сердце у меня стало тихо и так хорошо, что не могу рассказать. Утром я причастился и умиротворенный пошел домой. Вечером я открыл входную дверь, чтобы выйти на лестницу и вынуть из ящика почту, и вижу: на пороге Павел собирается нажать кнопку звонка. Шея обвязана толстым шарфом, лицо красное, голос хриплый. – Виктор Сергеевич, простите, что я так долго не приносил вам ни книг, ни денег. Вот, пожалуйста, возьмите, – он протянул и то и другое. – А зайти, спасибо, не могу! У меня сейчас очень высокая температура, я на бюллетене, но не мог лежать, очень хотелось отнести вам долг. Не сердитесь на меня, а если что нужно, звоните, я к вашим услугам.Моя ссылка
×
×
  • Create New...