Jump to content

Olqa

Пользователи
  • Content Count

    6355
  • Joined

  • Last visited

  • Days Won

    227

Everything posted by Olqa

  1. Идем по Святой Канавке. В Книжных лавочках можно купить маленькую книжечку с правилом чтения молитв при прохождении Святой Канавки. Или можно 150 раз прочитать "Богородице Дево, радуйся!" Медленно-медленно идут люди по Канавке и читают молитву. Кто в слух, кто про себя, кто в сопровождении "умеющих читать". Вечером, примерно в 22 часа выходят на Крестный ход насельницы монастыря. К ним присоединяются паломники. Вечером 9 апреля было очень холодно, лил сильный дождь. Мы дождались и пошли с сестрами во главе с настоятельницей монастыря. Никаких слов не хватит, чтобы передать состояние человеческой души. Все фотографии сделаны утром 10 апреля во время прохождения Канавки ( это уже мой третий поход по Канавке в эту поездку, специально, чтобы сделать фотографии для тех, кто пока еще не может приехать
  2. У Казанского храма, под старой березкой похоронен Н.А. Мотовилов — “служка Божией Матери и Серафимов”, питатель и благотворитель обители. Именно по этой причудливой формы березке и установили место захоронения Н.А. Мотовилова, а вместе м ним - и преподобных жен Дивеевских, после страшных лет разрушений и гонений. Сбоку на березке образовался нарост - напоминает мордочку или медведя или собачки. Святой источник Первоначальницы Александры Дивеевской Дальше по дорожке Святой источник в честь Иверской иконы Пресвятой Богородицы. Еще дальше - источник Великомученика Пантелеймона Целителя. До него не дошли - 10 апреля, снег уже мокрый, тропинка к источнику - по сугробам.
  3. Казанский собор монастыря, где покоятся мощи преподобных жен Дивеевских Александры, Марфы и Елены. Относительно Казанской церкви о. Серафим говорил: «Казанская церковь, радость моя, такой будет храм, какого и нет подобного! При светопреставлении вся земля сгорит, радость моя, и ничего не останется. Только три церкви со всего света будут взяты целиком неразрушенными на небо: одна-то в Киевской Лавре, другая... (сестрами забылось), а третья-то ваша Казанская, матушка. Во, какая она Казанская-то церковь у вас! Все место, освященное подвигами матушки Александры и прочих, взойдет в этот храм, а теперешняя-то церковь останется лишь как бы ядрышком». Троицкий собор, где покоятся мощи преподобного Серафима Саровского Преображенский храм (сфотографировано ближе к вечеру).
  4. Отрывок из рассказа Аллы Константиновой "Ромашковое поле. Кладбище Георгиевских кавалеров" ..."Шла Первая Мировая война. Государыня Императрица Александра Федоровна организовала в Царском Селе под Петербургом лазареты и Сама служила в них операционной сестрой раненым героям вместе со старшими дочерьми. Попадали в царскосельский царский лазарет люди самые обычные, те, кого было сподручно подвезти сюда с фронта на санитарных поездах. Уход и забота были здесь чрезвычайные. Кто-то, выздоровев, возвращался на фронт, а кто-то умирал от ран. Вот за оградой городского царскосельского кладбища и устроили новое – воинское. Назвали его Братским. Поставили маленькую деревянную церковь, освященную в честь иконы Божией Матери "Утоли моя печали". И стали здесь хоронить. А кладбище разрасталось. К 1917 году там покоилось более тысячи только Георгиевских кавалеров. Церквушка становилась тесной. Государыня собиралась заменить ее на каменную, да не успела. Грянул в России кровавый государственный переворот, втоптавший в грязь многие духовные и нравственные ценности России. А Государыня в эти военные дни до своего ареста, до революционных событий приезжала на кладбище ночами, чтобы творить тайный молитвенный подвиг, вымаливая властью, данной ей как Помазаннице Божией, души, вверенных Ей подданных, прошедших Ее царскосельский лазарет. Там Ее застал за молитвой и узнал один из офицеров, пришедший на панихиду по умершему в лазарете от ран другу. Служба еще не началась, но публики в церкви собралось так много, что в маленькой церкви стало душно и тесно. Офицер вышел на воздух. Темнело. В сумраке уходящего весеннего дня кое-где белели кресты могил. Вдруг у ограды кладбища остановилось элегантное авто и из него вышла дама вся в черном, по облику принадлежащая к высшему свету. Войдя в ограду кладбища, она остановилась у ближайшей могилы и стала молиться, осеняя себя крестным знамением. Из деликатности офицер отошел подальше, полагая, что, помолившись, дама вернется в авто или пройдет в церковь. Каково же было его удивление, когда она, отойдя от могилы, подошла к следующей, а за ней к другой, и еще, и еще, останавливаясь с молитвой у каждой могилы, осеняя себя крестным знамением перед каждым крестом. Так она обошла все кладбище. Силуэт ее был почти не виден в сумраке кладбищенских могил, но вот, продолжая молиться, она снова стала приближаться к кладбищенской церкви. Это все настолько заинтриговало офицера, что он решил никуда не уходить и дождаться, когда неизвестная молитвенница снова приблизится к нему из глубины кладбища. И вот он снова увидел вблизи даму, которая, молясь и осеняя себя крестным знамением, все так же медленно продвигалась к выходу из кладбища, переходя от могилы к могиле. Теперь офицер желал разглядеть эту даму получше. И когда она достаточно приблизилась, он с изумлением узнал хорошо ему знакомую Государыню Императрицу, которая одна здесь в ночной тишине совершала свой личный молитвенный подвиг у могил своих подданных. Эту историю мы узнали от дочери лейб-медика Царской Семьи Евгения Боткина, которая была хорошо знакома с этим офицером. Государыня Императрица заботилась о своем госпитальном кладбище и, как мы уже говорили, строила планы, как со временем заменить маленькую деревянную кладбищенскую церковь на более просторную каменную. Но не успела. Начались революционные беспорядки, и судьба Царской Семьи, как и судьбы многих лучших людей России, вступивших в противоборство с темными силами, захватившими страну, подошла к трагическому концу. Трагически сложилась и судьба кладбища Георгиевских кавалеров..."
  5. Священник Иоанн Яковкин "Великие дни. Беседы на Страстной и Светлой седмицах" (напечатано по изданию 1858 г.СПб) "Любовь к ближним, простирающаяся до любви к врагам, поклонение Богу Духом и истиной, т.е. состоящее не в одних богослужебных обрядах, а главным образом в правоте мыслей, в чистоте души, - вот самые главные, отличительные требования христианской нравственности и вместе с тем лучшие доказательства ее святости и благочестия! В самом деле, судите сами: чем более можно соблюсти свое и общее спокойствие, как не взаимной любовью друг к другу? А в особенности, если нам, естественно, не хочется испытывать на себе злобу врагов, то чем надежнее всего можно достигнуть этого? Неужели тем, что и мы в свою очередь станем питать злобу и стараться вредить им? Но это значило бы только более раздражать их - подливать масла в огонь. Это значило бы только более радовать древнего всеобщего врага нашего. Ибо не он ли, виновник всякой злобы, сеет между нами все раздоры, восставляет нас друг против друга, вопреки собственному благу нашему? А потому не благотворением ли враждующим против нас, не молитвою ли за них можно и себя успокоить, и их обезоружить, исторгнуть и у себя, и у них самые сладкие слезы сердечного умиления, и из заклятых противников обратиться в преданнейших друзей?"... 150 лет назад написаны эти слова! От себя лично добавлю. Если бы мне похожую историю рассказала моя дочь (хотя чего там - если бы, обе каждый день рассказывают про плохих "теть" и "дядь"), я бы ответила:"Постарайся пожалеть от всей души этого человека,Господь смиряет нас, за наши грехи или просто для нас все так устраивает. Постарайся не называть ее "мадам", "тетка", это не по-христиански. А уж если она (или он) про тебя расскажет- наверняка найдется за что покраснеть!" Но это лишь мое мнение - "постбальзаковское". И в небольшое оправдание - да, с возрастом меняется характер, одолевают болезни, выглядеть начинаем "так себе", путаемся в словах и мыслях. Но ведь куда от этого кто-то денется? Все такими будете. Пример "вредин" - самому таким не стать со временем.
  6. Путь на Голгофу Голгофа. Кувуклия (состоит из двух частей - Предел Ангела, где лежит камень, затворявший вход в Гроб, и Гроб, куда было положено Тело Господа
  7. Московская область, Истринский район, Новоиерусалимский монастырь. Вербное воскресение 2009 года. Воскресенский собор Ротонда Храма Гроба Господня Церковь Святых Константина и Елены В Храме Гроба Господня Камень Миропомазания (в праздник Святого Христова Воскресения весь был усыпан лепестками розовых роз)
  8. Свято-Тихонова пустынь. Святой источник (Калужская область) Икона Пресвятой Богородицы "Живоносный источник" (При входе на территорию)
  9. К святым, которые на земле, и к дивным Твоим – к ним все желание мое. (Пс. 15,3) Как-то я узнала, что в доме знакомого нам священника гостит весьма почтенный старец. Я поехала к Шатовым с сильным желанием увидеть еще раз в жизни избранный сосуд Божией благодати. Иной раз мы хоть встречаемся где-то, среди суеты мирской, со святыми людьми, но высота их духовная не открывается нашим очам. Как сквозь грязные, тусклые очки смотрим мы на человека. Он кажется нам ничтожным, порочным, подобным всем другим, окружающим нас. Увидеть же Божий огонь, согревающий душу ближнего – это дар от Господа. Получив же этот дар, узрев огонь Духа Святого в сердце другого человека, хочется показать людям этот Свет, сказать: «Смотрите, в наш век родился и вырос этот человек, в век общего отступления от Бога, от веры. Находясь долгие годы среди падших людей, среди воров, бандитов, в концлагере, без церкви, в тяжелом труде, человек этот сумел сохранить в чистом сердце своем Любовь к Богу, Любовь к людям – то есть святость своей души».Всего два раза по часу сидела я у постели уже слабого и больного отца Павла, но то, что я от него услышала, образно осталось в моей памяти. Постараюсь красочно описать это, да святится в душах наших Имя Господне. (из воспоминаний Н.Н.Соколовой, сайт "Православие и мир"): ...«А мне хотелось получить хоть какую-то весточку о своих, – рассказывал отец Павел. – И вот, как придет в лагерь новый этап заключенных, я бегу и спрашиваю: нет ли среди них ярославских. Однажды я увидел среди вновь прибывших молодую девушку, которая горько плакала. Я к ней подошел и с сочувствием спросил, о чем она так убивается. А она просто очень кушать хотела, ослабела от голода, и очень ей обидно было, что какой-то хулиган вырвал у нее из-под мышки буханку хлеба и скрылся в толпе. И никто ее не пожалел, никто не осмелился выдать вора, никто не поделился с нею хлебом. А этих людей долгие дни везли из Белоруссии и последние три дня в пути не выдавали им хлеба. Вот все и отощали, обозлились, окаменели сердцами. Я побежал в свою каморку, где у меня был спрятан кусок от недоеденного пайка, принес и подал хлеб девушке. А она не берет: «Я, – говорит, – честь свою за хлеб не продаю». «Да я от тебя ничего не требую», – говорю я. Но она – ни в какую! Жаль мне ее до слез стало. Я отдал хлеб знакомой женщине, от которой девушка и приняла его. А сам я упал на свою койку и долго-долго рыдал. Я ведь монах, я не знал чувства к женщине, но кто в это верил!». А несчастная девушка была среди заключенных, прозванных «колоски». В начале 30-х годов колхозные поля убирались техникой. Нуждающиеся голодные крестьяне после уборки урожая снова приходили на пустые поля. Они подбирали в пучки случайно упавшие по сторонам от машины колосья с зернами, несли их домой. В селе крестьян этих арестовывали как «посягнувших на колхозное добро». Сгнили б колосья на поле, так никто бы о том из властей не пожалел. Но сердца властей были настолько очерствелые, что за пучок колосьев мать отрывали от детей, детей забирали от родителей, бедных старух сажали в тюрьмы и потом всех «провинившихся на поле» везли в далекие края, в ссылку на долгие годы. Вина этих людей состояла в том, что они от голода готовы были собрать спелые зерна из колосьев и, размолов их, испечь себе хлебные лепешки. Отбывая срок своего заключения в лагере, Павел помогал заключенным, чем мог. Впоследствии он рассказывал нам: - Пути, которые я обходил, шли через лес. Летом ягод там было видимо-невидимо. Надену я накомарник, возьму ведро и принесу в лагерную больницу земляники. А черники и по два ведра приносил. Мне за это двойной паек хлеба давали – плюс шестьсот граммов! Запасал я на зиму грибы, всех солеными подкармливал. Я спросила батюшку: - А где Вы соль брали для грибов? Он ответил: - Целые составы, груженые солью, шли мимо нас. Соль огромными комьями валялась вдоль железнодорожного пути, в соли нужды не было. Выкопал я в лесу яму глубокую, обмазал ее глиной, завалил туда хворосту, дров и обжег стенки так, что они у меня звенели, как горшок глиняный! Положу на дно ямы слой грибов, солью усыплю, потом слой жердей из молодых деревьев обстругаю, наложу жердочки, а сверху опять грибов, так к осени до верху яму набью. Сверху камнями грибы придавлю, они и дадут свой сок и хранятся в рассоле, закрытые лопухами да ветвями деревьев. Питание на долгую зиму! Так же и рябину припасал – это витамины. Слой веток рябины с ягодами, слой лапника – так целый стожок сделаю. Грызуны – зайцы, суслики – боятся иголок ели и не трогают моих запасов. А вот плоды шиповника хранить было трудно: в стогах шиповник гнил, а на воле его склевывали птицы, грызуны уничтожали. Но я и шиповника много собирал для лагерных, и голубики, и брусники, только малины в том лесу не было. Окончилась война, окончился и срок ссылки отца Павла. Его привезли в Москву, но свободы он не получил. Отец Павел был снова отправлен в ссылку, но уже в Казахстан. В вагоне для заключенных, называемом «душегубка», отец Павел ехал в течение двух месяцев до города Павловска. Среди бандитов и воров, озлобленных, больных, голодных, терпя то холод, то жару, грязь и смрад, время для отца Павла тянулось мучительно долго. Отрадой была только сердечная молитва да общество двух священников, которые ехали в одном вагоне с отцом Павлом. Наконец поезд остановился. Заключенных выпустили, выстроили, начали проверять по спискам. Их строили в колонны и под конвоем уводили. Куда – никто не знал, кругом простирались голые бесконечные степи. К вечеру вокзал опустел, на перроне осталось три человека, которые в списках преступников не числились. То были два священника и отец Павел. Они обратились к начальству с вопросом: - Куда нам деваться? Документов у нас нет, кругом чужие места. - Идите сами в город, там в милиции спросите, – был ответ. Отец Павел рассказывал так: «Настала ночь. Кругом тьма непроглядная, дороги не видно. Усталые от двухмесячной тряски в вагоне, опьяненные свежим воздухом после духоты и смрада в поезде, мы шли медленно и вскоре выбились из сил. Мы спустились в какую-то ложбину, упали на душистую траву и тут же заснули крепким сном. Я проснулся до рассвета и увидел над собой звездное небо. Давно я его не видел, давно не дышал свежим воздухом. На востоке показались яркие полоски зари. «Господи! Как же хорошо! Как прекрасно душе среди природы», – возблагодарил я Бога. Оглянулся вокруг: вдали еще ночной туман все застилает, а рядом блестит полоска реки. На пригорке отец Ксенофонт стоит на коленях и Богу молится. А другой мой спутник к воде спустился, белье свое стирает. А уж какие мы были грязные и оборванные – куда страшнее нищих! С радостью вымылись мы в речной воде, выстирали с себя все, разложили сушить на травушке. Взошло солнце и ласкает нас своими горячими лучами. «Наступит день, тогда пойдем в город искать там милицию, – думаем мы, – а пока еще все спят, Богу помолимся». И вдруг слышим мы: «Бум, бум!» – плывут по реке звуки колокола. - Где-то вблизи храм! Пойдемте туда, ведь мы уже столько времени без Святого Причастия! Рассвело. Мы увидели поселок, а среди него небольшой храм. Радости нашей было не передать! У одного из нас оказалось три рубля. Мы их отдали на свечи и за исповедь, больше у нас ни гроша не осталось. Но мы ликовали: «Мы с Богом, мы в церкви!». Отстояли мы обедню, причастились, к кресту подошли. На нас обратили внимание. Как стали все выходить, то нас окружили, расспрашивают. Народу было много, ведь был большой праздник. Нас пригласили за стол, стали угощать, с собой надавали пирожков, фруктов… Кушали мы дыни и плакали от радости и умиления: все кругом были такие ласковые, приветливые. Они нас ободряли, они узнали, что мы ссыльные, и жалели нас, так трогательно все было…
  10. ЛЕГКО ЛИ БЫТЬ ПОСЛУШНИКОМ Очень много духовенства окормлялось у о. Павла, и с годами все больше и больше, так что в Верхне-Никульском образовалась своя "кузница кадров", или "Академия дураков", как шутил о. Павел. И это была настоящая духовная Академия, по сравнению с которой меркли Академии столичные. Духовные уроки архимандрита Павла были просты и запоминались на всю жизнь - "Как-то раз я задумался, мог бы я быть таким послушником, чтобы беспрекословно выполнять все послушания, — рассказывает батюшкин воспитанник, священник. - Ну а что, наверное, смог бы! Что скажет батюшка, то я бы и делал. Приезжаю к нему - а он, как вы знаете, частенько на мысли отвечал действием или каким-нибудь рассказом. Он меня, как обычно, сажает за стол, тут же Марья начинает что-то разогревать. Он приносит щей, наливает. Щи были удивительно невкусные. Из какого-то концентрата - а я только что причастился - и сверху сало плавает. И огромная тарелка. Я с большим трудом съел Он. "Давай, давай-ка еще!" И несется с остатком в кастрюле - вылил мне все - ешь, доедай! Я думал, меня сейчас стошнит. И я исповедал собственными устами: "Такого послушания, батюшка, я выполнить не могу!" Так он меня обличил. Отец Павел умел дать почувствовать человеку духовное состояние - радость, смирение... "Однажды накануне "Достойной" - было много духовенства у него - он мне говорит: "Батюшка, ты сегодня будешь ризничий!" - вспоминает один из священников. - "Вот эта риза - самая красивая, надень, и другим выдашь". И, наверно, все-таки какое-то тщеславие у меня было:"Вот, какая риза красивая!" И буквально через несколько минут - отец Павел был дома, а я в церкви, он как-то почувствовал мое состояние - летит - "Ну-ка, снимай ризу!" И отец Аркадий из Москвы приехал, к нам заходит "Отдай отцу Аркадию!" Меня как молнией с головы до пят прошибло - я так смирился. И в этом состоянии чувствовал себя как на небесах - в каком-то благоговении, в радостном присутствии чего-то важного, т.е. он дал мне понять, что такое смирение. Я надел самую старенькую ризу, но был самый счастливый в эту службу". Моя ссылка
  11. КОЛЫБЕЛЬНАЯ (которую пели монахини в Тутаеве. Ее текст также есть в книге "Дорожная сума бывалого монаха (Из дневников архимандрита Павла (Груздева) . Второе стихотворение из этой же книжечки) Бог, дитя, тебя создал, ты подобен Ему стал Бай, бай, лю, лю, лю, лю, лю, лю, бай Иерей тебя крестил, трижды в воду погрузил. Бай, бай, лю, лю, лю, лю, лю, лю, бай Во имя Троицы крестился, чадом Божьим ты явился. Бай, бай, лю, лю, лю, лю, лю, лю, бай Ангел дан тебе хранитель, жизни всей твоей водитель. Бай, бай, лю, лю, лю, лю, лю, лю, бай Он хранит тебя всегда, избавляя от врага. Бай, бай, лю, лю, лю, лю, лю, лю, бай В храм святой начнешь ходить, имя Божье будешь чтить. Бай, бай, лю, лю, лю, лю, лю, лю, бай А научишься читать, будешь Бога прославлять. Бай, бай, лю, лю, лю, лю, лю, лю, бай Целомудренно живи, Богу сердце подари. Бай, бай, лю, лю, лю, лю, лю, лю, бай Почитай отца и мать, будешь благом обладать. Бай, бай, лю, лю, лю, лю, лю, лю, бай День-деньской в трудах ты весь, с медом хлеб ты будешь есть. Бай, бай, лю, лю, лю, лю, лю, лю, бай Бог труды благословляет, людям счастье посылает. Бай, бай, лю, лю, лю, лю, лю, лю, бай *** Дед-старик в избушке бедной чинит ветхий невод свой, На постели рядом внучек весь в жару лежит больной. -Все ненастье, да ненастье! Скоро ль кончатся дожди?- Говорит ребенок деду. –Скоро, друг, повремени! -Скоро ль с удочкой, как прежде буду я сидеть в тени На пруду под тополями? –Скоро, друг, повремени! -Да когда же, вот и маму, говорил ты тоже, дед, Скоро к нам отпустят с неба? А ее все нет и нет. И ребенок недовольный замолчал. И дед-старик Над разорванною сетью головой седой поник. И по старческим морщинам тихо катиться слеза. Горе деда разглядели внука зоркие глаза.
  12. МАТУШКА КНЯГИНЯ (сл. Прот.А.Логвинова) Было, Вы смотрелись как богиня. Рамки света сделались малы. Матушка Великая княгиня! Где же Ваши пышные балы? Что ж Вы всё в монашеской одежде Ходите еще в расцвете лет? Видывал ли это где-то прежде Царский и дворцовый этикет? Что же не в парадном тронном зале С той поры, как пальчики в золе Князя по кусочкам подобрали, Взорванного бомбою в Кремле? Разве не сестра императрицы? Как же это – без обиняков? Деньги все на нищих и больницы. Силы – на больных и бедняков Были ведь богаты в самом деле. Что же не в шелках и соболях? Руки от работы огрубели, Ночи напролет в госпиталях. Где же Ваши слуги и кареты? Отчего не в злате, серебре? Но не все бездомные согреты, И толпа голодных во дворе… Разве правда Нового Завета Только в древних ризах, образах? Матушка для всех Елизавета, Раз за всех в молитвах и слезах. Это мы не доглядели – ах ты! Русь втянули в зло и черноту. Матушку швырнули в пропасть шахты За ее любовь и доброту… Только где предел добра и ласки? Умирая в темной глубине, Делала княгиня перевязки, Таяла в молитвенном огне. Вы Святая и тогда, и ныне Со Спасителем на небеси! Матушка, игуменья, княгиня Нашей в шахту сброшенной Руси.
  13. РИЗА ГОСПОДНЯ И в старину, и вчера, и сегодня Наша земля - это риза Господня. Благословенна земная плоть - В тело земное облекся Господь. Благословенно реки теченье - В реке совершалось Господне Крещенье. Радуйся, поле зерна золотого, - Хлебом является Тело Христово. Радуйся, сок виноградной кисти, - Вином изливается Кровь Евхаристии. Благословен синеокий лен - Изо льна соткан Господень хитон. Благословенны земные цветы - В них виден Христос венец красоты. Благословенны малые дети - Им первым обещано Царство в Завете. Благословенны земные дороги - По ним проходили Господни ноги. Радуйтесь, птиц пернатые стаи, - Сам Дух Святой голубкой витает. И в мысли, что Дух проникает материю, Нет ни язычества, ни суеверия. Недаром Господь, исцеляя слепого, Использовал брение праха земного. И тяжко больных посылал не к врачам - А только умыться водой в Силоам. Доныне в тоске по целительной силе Старушка песочек берет на могиле И, глядя на лик чудотворной иконы, Кладет с воздыханьем земные поклоны. А мы припадаем к священным мощам - От них как-то ближе к безсмертию нам. Так будь же свята и блаженна земля - Долины и горы, моря и поля! И в старину, и вчера, и сегодня - Земля наша - светлая риза Господня! автор Александр Александрович Солодовников Александр Солодовников ДВЕ ЗАУТРЕНИ Светлая заутреня в отрочестве В домовой церкви тлеет золото, Поблескивая в полумраке. На грудь сестры сирень приколота, Вся в белом мать, отец - во фраке. Мучительно волнуясь внутренне, Гляжу я на входные двери. Не так, не так светла заутреня Без кружевного платья Мэри. Вдруг, по таинственному голосу Переступив, я вижу сбоку Ее распущенные волосы, Ее зардевшуюся щеку. И в тот же миг паникадилами Зажглись и города, и веси, И полетело легкокрылое Блаженное Христос Воскресе! 1914 Светлая заутреня в старости По небу темному волокнами Несутся тучи... Блудный сын У храма я стою под окнами В большой толпе, как перст, один. Там свет, заутреня пасхальная, Там пир, там Отчий дом родной Для всех, кому дорога дальняя, И кто закончил путь земной. За возносящимися дымами, В сиянии паникадил Мне мнится - полон храм любимыми, Которых я похоронил. Там мама празднично лучистая, Отец с улыбкой доброты, Головка дочки шелковистая И братьев милые черты. Но, отделен решеткой кованой От мира тайны и чудес, Молюсь: да будет уготовано Обнять их мне... Христос Воскрес! 1960
  14. ВОИСТИНУ ВОСКРЕСЕ!!! Как сладостно с другими единенье! И вправду мы — огромная семья! И Светлое Христово Воскресенье Есть смысл всего земного бытия. (из стихотворения протоиерея Андрея Логвинова)
  15. Вот уж радость - почитать о батюшке Павле. На сайте Предание.ру можно послушать голос отца Павла (Живое слово). Он там как раз рассказывает о "Комплексном обеде", ну и не только. Моя ссылка Рассказы о.Павла за столом
  16. Да, еще, где же еще и спасаться, как не в монастыре - вот старец Ефрем и заботится о будущем православных христиан. Только ли этот старец? Где еще научиться пост соблюдать, послушания, смирению учиться? Всему тому, что поможет от таких мерзких мирских грехов отучиться. Не на сайте же. И чего это Вас так, не могу понять причину - что Вас так задело? Это моя точка зрения, мое восприятие, грешное, немощное, но мое, Вашей сестры. Катюш, если бы все так "рубали с плеча" - на многие Ваши посты можно было бы "собак спускать", но это же не моего ума дела, как и за что Господь попускает такое Вам, мне, еще кому. Только и можно - помолиться друг за друга, а не...
  17. Катюша, да Вы просто в другом измерении находитесь. Можно попробовать себя смирить - на немного совсем, на время оставить свою такую уверенность во всем - вот представьте - а вдруг это Вы не правы. Никто не знает, когда чего наступит, но все точно знают, что не завтра, не через год, да и не в нашей жизни. Хорошо бы, конечно. Но еще раз повторю - посмотрите на свои силы, сколько и как Вы протянете сегодня, когда пока никто ничего не требует. Не пользуйтесь водой - не умывайтесь, не пейте, не стрирайте, отключите электричество. Ну не буду повторять. Вы правы - мы все уповаем на милость Божию, но Господь-то за Вас ничего не сделает, Вы должны будете потерпеть, только о том речь. Вы и сами еще раз подтвердили - там, на западе, все "хорошо" уже давно.Россия только вот хромает, а то все уже "готовы" были бы. Только снег вот неожиданно выпал на Европу - и караул, лопат обыкновенных не нашлось. Жизнь остановилась. Картой снег не почистишь. Промысел Божий я в этом разговоре посоветовала бы углядеть. Ведь для каждого человека бывает свой Конец Света. Пост заканчивается - самое тяжелое время. Вы вчера очень усталые были и еще какие-то непривычные. Вот о том и речь - что толку-то от этого западного прогресса - душевного покоя прогрессом не приобретешь.Помоги Вам Господь!
  18. Ольга, а когда в храм соберетесь - вот для Вас памятка (в одном храме в Московской области сфотографировала) :
  19. Tampy, не надо волноваться и молчать. Раз уж напортачили, надо исправить. А если просто и спокойно объяснить, по какой причине плохо себя вели. Что это не тот человек плохой, а Вы не сдержались. Ну уж от искреннего "Прости" кто же устоит? И сразу на будущие срывы предупреждение сделать. Вы же знаете причину, отчего так бывает у Вас. Надежно - всегда всегда жалеть, особенно тех, кто так дорог.
  20. На источнике Преподобного Серафима Саровского, 18 км от Дивеево. 10 апреля 2011 года Ну и водичка у Батюшки! Не понятно было - то ли вода, то ли огонь.
  21. Спаси Господь, Оленька! Это вообще-то песня, автор музыки и стихов А.Шипулина, думаю, не очень много людей знает ее, хотя как знать. Она из Борисоглебска, недалеко от Ростова Великого, где Борисоглебский, что на Устье, мужской монастырь. Они там самостоятельно трудятся музыкально и поэтически.
  22. Спаси Господь, дорогие мои! Завтра уже 9 дней. Так быстро! Я еще не написала, как много хороших и добрых слов было сказано в тот день, каким морем цветов проводили ее друзья. Теперь уже понимаешь - она торопилась жить. Мне особенно по душе, имея двоих дочерей, как Настя относилась к маме. Самое главное - жалела ее очень. Она не жаловалась, когда болела, не жаловалась ни кому - ни маме, ни друзьям. Она просто не понимала - чего это я разболелась? Строили планы - летом, в августе, к бабушке в Донецкую область, в следующем году закончит институт. Только сожалела, что детей можно иметь не раньше, чем через три года. Она поддерживала маму, веселила ее. Последний раз дома все показывала маме, как бегают. " Мам, я уже забыла как бегают. Так, смотри?" И на месте, смешно, стараясь побыстрее перебирать ногами. Упокой, Господи, душу рабы Твоей Анастасии!
  23. Портрет ( автор А.Шипулина) Время стерло портрет, лишь глаза проступают из рамы, Проступают на черни только крестик да сабли эфес. Вся Россия во зле, на пороге неслыханной драмы. Но в глазах голубых отраженье Российских небес. Мудрой Ольги глаза, как всегда молчаливы, безстрастны. У Марии в очах бесконечно презренье к врагу. Нежной Анастасии глаза словно Пасха, прекрасны. Благодати поток, но поток, что застыл на бегу. А глаза Алексея – лишь боль от предательской раны, В них – крушение счастья земного, немая мольба. Удивленье невинное, взгляд милосердный Татьяны. Боже мой и Господь! Отчего так жестока судьба? И глаза Александры, безконечным страданием полны От того, что душа за Россию готова страдать. У Царя Николая – бездонные, вечности полны И любви безпредельной, которая святости мать. Время стерло портрет, лишь глаза проступают из черни, Будто слезы Россия во тьму уронила, скорбя И сверкают они, отражая тот Свет Невечерний. Дай мне, Боже, такие, на миг, чтоб увидеть Тебя.
  24. Настина смерть была неожиданной. Диагноз, конечно, серьезный. Но врачи не пугали, настраивали на благополучный исход. Тем более, что теперь они не должны скрывать диагноз и положение дел. 17 марта она легла на 4 курс (сейчас это немного по-другому называется). Три раза ее возвращали домой по разным причинам. Перед самым отъездом она сказала знакомой, с которой вместе они снимают квартиру: "Я же хорошо выгляжу, правда?" "Да, Настенька, ты сейчас выглядишь даже лучше, чем до болезни. Ну ее, эту больницу. Оставайся дома!" "Нет, я поеду, надеюсь, может последний раз. Закрепим результат, может больше не надо будет лечиться". Провели лечение, она хорошо себя чувствовала сначала. Потом неожиданно поднялась температура до 40. В субботу, второго апреля. Мама работала, сменщица не согласилась меняться. Я видела маму в воскресение, 3-его. Она была очень встревожена. И вот 6-го рано утром вижу в мобильном от нее звонок. Немного резануло, что утром она звонила. Но ничего плохого не подумала. А Насти уже не было... Последние три дня были очень тяжелыми. Она говорила уже с трудом, но все равно: "У меня все хорошо!" После обеда 6-го узнала, что Настю будут кремировать. Я смалодушничала, не смогла сказать маме, что не надо бы так поступать. Но боялась, что ей будет еще больнее, хотя с трудом могла даже думать об этом. Своим дочкам не смогла сказать. Прощаться пригласили в морг больницы. Не смогла сказать и батюшке, который был у Насти, исповедовал ее и причащал, где-то за месяц до смерти. Хотели его еще раз приглашать...Вечерняя служба Благовещенская, радость должна быть. 7-го не созванивались, помощь физическая не требовалась, много помощниц было. 8-го поехали утром прощаться. Приехали. Почерневшая мама, много много молодежи, у всех боль, страх, вопрос. Мама мне говорит:"Поедите с нами на кладбище?" "На кладбище? На какое?" Называет кладбище, где лежит много моих. Но там нет крематория. Ничего не понимаю. Наташа объясняет, что в первый день с них только за место на кладбище запросили более 200 тысяч рублей, потом "скинули" до 100 тысяч. Но это только за место. А еще столько всего нужно. Вот они и согласились на кремацию, ведь до этого было долгое лечение. А утром 7-го случайно??? вспомнили давнишнего знакомого, который, не впадая в долгие расспросы, все устроил за совсем небольшие деньги. Нашлось для Насти место. И как все рассказывали, все хлопоты шли как по маслу, все получалось, все складывалось. Это я к тому, как важна молитвенная помощь людей в таких тяжелых случаях. Она очень и очень чувствовалась и чувствуется сейчас. Благодарю Господа за Его милосердие и помощь! И всех вас, кто помогал. Настя и в правду выглядела очень хорошо. Красивое, спокойное личико. Никаких следов, которые напоминают о диагнозе.Так уж нарядили ее в последний раз!! Весь день шел дождь, плакало небо вместе с нами. Как небольшое утешение мамины слова, что она знает, Насте будет хорошо. Еще мама сказала, что чувствует, как Настя целует и целует ее в щеки. А я чувствовала, что Насте немного страшно остаться одной. "Настенька, ты не бойся ничего, все будет хорошо, тебе помогут, обязательно помогут. Не бойся ничего, деточка!" Показалось, что Настя мне поверила. Еще мама утешила тем, что они вместе успели прочитать много книг духовных. И Настя очень быстро впитала в себя все самое важное, помудрела, как сказала мама. "Господь подарил мне последних пять месяцев, чтобы проститься с ней. Не забрал сразу. Я это поняла теперь". Ну вот, дорогие мои, мой рассказ. Хочется всем сказать - помогайте, молитесь, не оставляйте тех, кто в этом особенно нуждается. Я и сама совсем недавно поняла, как это важно молиться друг за друга. Это связь и помощь, невидимая, незримая, но очень очень действенная. Я это видела своими собственными глазами.
×
×
  • Create New...